[Аниме это жизнь]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [Аниме это жизнь] » По Наруто » Саске/Хината


Саске/Хината

Сообщений 121 страница 140 из 141

121

Название: Притяжение несовместимого.
Автор: Хината Хьюга
Пейринг: Саске/Хината
рейтинг: PG - 13
Жанр: приключение, романтика
Статус: не закончен.
От автора: События происходят после возвращения Саске от Орочимару.

Глава 8.

Саске тут же посмотрел туда, куда был устремлен взгляд Хинаты.
- Пошли отсюда! – прошептала Хината, опустив голову.
- Поздно!
Хината подняла голову и увидела, что Неджи идет к ним. Подойдя совсем близко, парень остановился.
- Хината-сама!
- Неджи!
- Нам надо поговорить! – сказал Неджи, Хинате, чей взгляд смотрел прямо на него.
- Говори!
- Я имел в виду наедине! – Он перевел взгляд на Саске.
- У меня нет секретов от Саске! Говори что хотел!
- Я насчет вашей вчерашней ссоры с Хиаши-сама…
- Я не вернусь в тот дом! – перебила его Хината.
- Но Хината-сама…
- Нет, я сказала, я туда больше не вернусь! И если тебя отец послал, то так ему и передай!
- Он меня не посылал! Я сегодня утром всё от Ханаби-сама узнал! Хината-сама если бы вы извинились, ваш отец бы вас простил!
Девушка уже хотела возразить, но ее опередил Саске.
- За что она должна извинятся? За то, что отстояла свое мнение? За то, что говорила то, что думает? Что у вас там за правила такие?
- Не вмешивайся в наши семейные дела, Учиха! – прорычал Неджи.
Саске сверлил его ужасающим взглядом.
- Неджи, это уже не наши семейные дела, так как, мой отец сказал, что я ему больше не дочь, а значит и не член семьи! – перебила их «мирную» беседу, Хината.
- Хината-сама…
- Нам пора! Прощай Неджи!
Сказав это Хината и Саске развернувшись, пошли в сторону выхода с базара. Девушка всю дорогу молчала, крепко вцепившись в руку парня. Саске это беспокоило, и когда они были на улице, которая прямиком вела к его дому, Учиха спросил:
- Хината, ты как?
- Всё нормально! – безразлично ответила она.
- Я же вижу, что ты расстроена.
- Это просто из-за того, что Неджи мне ничего не сделал, а я почему-то больше сержусь на него, чем на моего отца.
- Ну что б это прошло нужно время. Подожди немного и всё наладиться!
- Ты прав!
Хината немного повеселела. День прошел быстро. Девушка уже не думала об Неджи и своем отце. Ну, вот опять настала ночь. Хината вышла из душа, и направилась в ту комнату, в которой спала прошлой ночью. Зайдя в нее, она повесила свои вещи на спинку стульчика. Присев на кровать, она боялась, что сегодня ей будут сниться кошмары. Ей они всегда сняться, когда она сориться с близкими людьми. Хотя странно, что вчера она спала спокойно. Через пару минут в комнату зашел Саске (в шортах с обнаженным торсом) вытирая волосы. После этой процедуры, он выключил свет и лег на диван.
- Спокойной ночи! – пожелал он ей.
Хината всё так же сидела на кровати.
- Саске, ты не хотел бы сегодня поспать со мной на кровати? – смущенно спросила она.
- Что? – удивился парень.
- Ну, я просто боюсь, что мне будут сниться кошмары, а если ты будешь рядом, то мне будет спокойнее. Поспишь?
Саске сначала был в легком затруднении.
- Ладно! – согласился он.
Учиха лег с краю, а Хьюга к стеночке. Как только они улеглись, Саске протянул руку под одеялом и, обняв, притянул к себе девушку. Она этого совсем не испугалась, она этого ожидала. Хината развернулась к нему лицом и положила голову на его мощную грудь. Парень облегченно вздохнул.
- Я люблю тебя! – прошептала Хината.
- Я тебя тоже! – ответил Саске.
****
Следующий день прошел спокойно. Пара гуляла по Конохе, наслаждаясь своим единством. Проходя мимо Ичираку Рамен, они увидели уже выходящего от туда Ируку-сенсея. Тот, увидев их, и подошел.
- Саске, Хината, давно не виделись! Как вы поживаете? – радостно спросил он.
- Отлично, вот недавно закончили миссию! – ответил Саске.
Ирука посмотрел на Хинату, держащую Саске за руку, и улыбнулся.
- А кстати, вас Наруто вызывал!
- Что бы это он хотел? – поинтересовалась девушка.
- Не знаю, но вроде бы это срочно!
- Ну тогда мы пойдем к нему прямо сейчас! – сказал Саске.
- До свидания! – попрощалась Хината.
- Пока!
«Да, что-то в Хинате изменилось, она что ли, увереннее стала. Да и Саске по добрее будет! Ох уж это парочка!» - думал Ирука идя домой.
Провернув ручку в кабинет Хокаге и войдя туда пара, увидела злющую до не узнаваемости Сакуру, которая трясла бумагами над головой Наруто.
- Каким же надо быть болваном, что бы перепутать двое совершенно разных, что по размеру, что по содержанию документов! – гремела Сакура.
- Было темно, да и спать очень хотелось! – оправдывался Хокаге.
- Идиот! – сказала девушка, ударив парня по голове документами.
Тут они, наконец, заметили Саске и Хинату, которые стояли у входа, тихо хихикая.
- О, приветик! – улыбнулась Сакура.
Наруто лишь помахал рукой.
- Наруто, вызывал? – спросил Саске.
- Ааа, да! Я уже и забыл! Мы завтра идём на миссию! – радостно воскликнул он.
- Что значит мы? – спросила Хината.
- Это значит, что вы с Саске, и я с Сакурой завтра идём на миссию.
- Но ты же Хокаге, тебе нельзя покидать пост! – возразил Саске.
- Даа, начёт этого я очень долго спорил с Цунаде, но она, в конце концов, согласилась ненадолго заменить меня! – объяснил Наруто.
- А что за миссия? – поинтересовалась Хината.
- Ранг А. Нужно защищать монаха, от Конохи, до Суны. Там уже эго под опеку возьмет Гаара.
- А чем он так важен, этот монах? – спросил Саске.
- У него находятся свитки с очень древними и сильными техниками. И очень много наемников хотят их заполучить.
- Понятно!
- Встречаемся на рассвете у главных ворот.
Пара махнула головами в знак согласия.
- А и еще одно! – сказал Наруто – Хината я знаю, что случилось у тебя дома, я нашел тебе квартиру недалеко от озера.
Хината только открыла рот, чтобы поблагодарить Наруто, как в место нее это сделал Саске.
- Спасибо, но это лишнее. Ей уже есть, где жить!
- Правда? Где? – поинтересовался парень.
- Она живет у меня!
Наруто и Сакура переглянулись.
- Ну ладно, тогда до завтра! Отдохните хорошенько, завтра у нас трудный день.
- Хорошо! – согласилась пара и вышла из кабинета.
- Похоже, у них всё серьезно! – промямлила Сакура.
- Да!

Глава 9.

Рассвет этим утром был прекрасен! Птицы щебетали, приветствуя солнце, а ветер нежно окутывал волосы Хинаты, уже стоявшей возле главных ворот вместе с Саске и Сакурой. Хьюга оглядела Харуно. «Сакура… совсем не краснеет в присутствии Саске. Она так долго его любила! Неужели можна так бистро отказаться от своей любви? Хотя, если подумать, то я такая же! Но что поделаешь? Сердцу не прикажешь! Кто бы мог подумать, что всё так сложиться?» - девушка перевела взгляд на Саске, тихо сидевшего под воротами и смотревшего куда-то вдаль. - «Он так прекрасен!» - подумала она. – «Его как смола черные волосы, развевающиеся на ветру, накаченное тело, характер. Он идеален!
- Где ходит этот идиот? – перебила мысли Хинаты, Сакура.
- Наверно как всегда проспал! – безразлично ответил Саске.
Тут хозяйка бьякугана заметила бегущую к ним фигуру. Это был Наруто. Подбежав к ним, он бистро восстановил дыхание.
- Извините за опоздание, я проспал!
- Мы это уже поняли! Ну, сколько можно, в самом деле? Ты же Хокаге! Будь по ответственнее! – отругала его девица с розовыми волосами.
- Хорошо, я постараюсь! – мягко ответил Наруто.
Сакура начала поправлять уголки его одежды, которые скомкались после бега, при этом оглядывая его ласковым взглядом. «Да, а ведь когда-то я хотела занять ее место! Так же на него смотреть, прикасаться и разговаривать с ним! Но всё это уже в прошлом! Они счастливы и это главное!» - думала Хината, смотря на пару.
- А где же тот монах, которого мы должны провожать в Суну? – спросил Саске, подходя ко всем.
Наруто озадаченно огляделся.
- Он сказал, что будет на рассвете!
- А это случайно не он? – спросила Хината, показывая в ту сторону от куда прибежал Наруто. Там спокойно шел мужчина средних лет, в коричневом балахоне, перебирая чётки. Сначала было не заметно, но когда он подошел чуть ближе, девушка разглядела за его спиной небольшую сумочку, предназначенную для хранения свитков.
- Он. – ответил Наруто.
Подойдя совсем близко, мужчина первым делом поздоровался с Наруто, проявляя уважение к его высшей должности.
- Доброе утро, Наруто!
- Доброе, Мао-сама!
Монах оглядел остальных членов временной команды и тоже поздоровался.
- Вы с Сакурой уже знакомы! Так что, это Саске, а это Хината! – объяснил Наруто.
- Здравствуйте! – одновременно произнесла пара.
- Ну что ж, нам пора выступать! Всем быть начеку! Нам предстоит трудный путь!
******
Наруто распределил команду так, что девчонки идут перед монахом, а парни за ним. Они шли сквозь лес. Дорога была травянистая и влажная от росы. По веткам весело прыгали белочки, срывая с них плоды. Саске шел сзади и наблюдал за этой красотой. Тут он перевёл взгляд на Хинату. Он оглядывал ее развевающиеся волосы, тонкую талию и стройные ноги. «Боже, похоже, что я ею никогда не налюбуюсь! Она прекрасна! Каждая клеточка на ее теле безупречна! Как же я хочу сейчас впиться в ее сочные губы и прижать ее к себе!» - думал Саске. Тут Хината как будто почувствовала, что на нее смотрят и обернулась. Парень улыбнулся и девушка ответив тем самым, отвернулась. Учиха почувствовал радость и тепло на душе от ее улыбки. Время не заставляло себя ждать, и настал вечер. Начало темнеть. Первые сверчки дали о себе знать, создавая дивную серенаду. Также начали появляться первые звезды. Саске и Наруто начали ставить палатку для Мао-сама, а затем росстелять спальники возле нее. Хината и Сакура готовили ужин. После трапезы Мао-сама сел, возле огня скрестив ноги, и начал медитировать, а Наруто и Сакура вызвались быть на чеку в лагере.
- Я пойду огляну окрестности! – сказал Саске.
- Я с тобой! – отозвалась Хината.
И пара скрылась в темноте леса.
- Ох, хоть бы не случилось ничего дурного! – хихикнул Наруто.
Сакура наградила его убийственным взглядом, и тяжело вздохнула.
- Не беспокойся, не случиться!
Тем временем Саске и Хината шли сквозь кромешную тьму, лишь луна немного освещала дорогу. Девушка, прислушивалась к каждому звуку. Через некоторое время, когда они почти закончили обход, внимание обладательницы бьякугана привлек странный силуэт, но спустя секунду она поняла, что это всего на всего куст. Резко развернувшись, Хината уткнулась в широкую грудь Саске.
- Извини! – улыбнулась она.
Тот улыбнулся в ответ и его руки обвели тонкую талию девушки. Хината потянулась к нему и страстно поцеловала, скользнув пальцами в его волосы. Несколькими секундами спустя, поцелуй стал более настойчивым, а руки парня всё сильнее прижимали девушку к своему пылкому телу. У Хинаты в голове сейчас творился непонятный хаос. «Господи, я так люблю его! Так не хочу выпускать его из объятий! Хочу, чтоб это мгновение длилось вечно!» - Хьюга заметила, что в низу живота у нее как будто разгорается пламя.- «Что это за чувство? Приятно… Но и немножко пугающе». Тут сама того не замечая девушка начала учащенно дышать. Саске услышав это, с еще большей страстью начал впиваться в ее губы. «Она идеальна! Господи, помоги мне сейчас не наделать глупостей! Ее запах… Боже, я не в состоянии сдерживаться!» - думал парень. Его руки скользнули под майку Хинаты, нежно гладя ее спину и еще больше прижимая к себе. Разум пары как по щелчку одновременно затуманился. Саске начал целовать Хьюге шею, оставляю влажные полоски, затем опять находил ее губы. Учиха осторожно накрыл своей ладонью грудь Хинаты и она глубоко вдохнула воздух, но никаких знаков протеста не подавала. Он начал легко массажировать ее и девушка в то же мгновение начала учащенно дышать. Парень немного поддал напор, Хината тут же выгнулась дугой. Учиха нагнулся, припал губами к ее уже затверделому соску и начал играть языком. Хозяйка бьякугана застонала. Саске еще немного поиграл с ее сосками, потом приподнялся отыскал ее губы и впился в них долгим поцелуем. Он потянул руку, вниз, к треугольнику между ее ног. Но Хината резко убрала его руку.
- Нет, Саске! Не надо! – тяжело дыша, прошептала она.
- Хорошо! – парень еще затуманенным взором смотрел на Хьюгу, а затем крепко обнял.
- Надо бы уже возвращаться в лагерь. – поправляясь сказала Хината.
- Да.
Когда пара вернулась, Наруто и Сакура сидели у костра и мило беседовали.
- Всё чисто! – доложил Саске.
- Хорошо! – вздохнул Наруто.
- А где Мао – сама? – поинтересовалась Хината.
- Уже спит! – отозвалась Харуно
- Нам пожалуй тоже пора. Завтра в полдень выступаем! – скомандовал Наруто.
- Почему в полдень? – спросила Хюьга.
- Мао – сама не успел сегодня утром по медитировать и считает своим долгом сделать это завтра.
- Понятно.
- Всё хватит болтать! Спать давайте! – сказала Сакура.
Все согласились. Каждый член команды лёг возле каждого угла палатки. Лежа в своем спальнике, Хината думала о том, что произошло в лесу. «Что это было? Такое неизвестное чувство. .. О Боже, мне так стыдно! Как я завтра посмотрю Саске в глаза? А если б было продолжение? Что б я тогда делала? Нет! Сейчас о продолжении не может быть и речи! Я еще не готова к таким отношениям». Девушка перевернулась на спину и посмотрела на самую яркую звезду, которая как раз находилась над ней. «Саске вёл себя так уверенно. Его руки, были такими нежными, такими страстными. Я чувствовала, что он хочет этого. Но ему прейдется подождать!» Хината закрыла глаза и заснула. Тем временем Саске тоже думал об этой ситуации. «И как я мог себя так расковано вести, да еще и зайти так далеко? Казалось, что в тот момент мой рассудок улетучился! Надо впредь себя лучше контролировать!

Отредактировано Бяка (2011-02-27 02:18:23)

0

122

Автор: Kernalind
Бета: -
Название: Понимание
Аниме: Naruto
Жанр: романтика
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Саске/Хината

Глава 1.

Лес, такой живой и таинственный, окружал ее со всех сторон своими огромными елями, могучими тополями, которые раскинули толстые ветки во все стороны и мерно покачивали мохнатыми макушками, словно головами, в такт какой-то странной и тихой мелодии, шумевшей в округе безмятежным ветерком.

- Хината-сама, как вы себя чувствуете?
Отвратительно. Но разве может она так ответить? Конечно, нет. Никогда не хотела, чтобы другие волновались за нее.
- Хорошо. – Девушка отвернулась к окну, размышляя над своей участью. Друзья ушли и оставили ее одну. Все решили помочь Наруто, помочь деревне, а она единственная, кто остался в Конохе. Это несправедливо! Может, все просто забыли про нее?
«Но я больше всех хочу помочь! Я тоже пойду искать Саске-куна!» - Хината собрала свои нехитрые пожитки, которые всегда брала на задания, оставила незамысловатую записку на столе, чтобы родные не волновались, и покинула деревню.
«И куда они направились?» - активировав Бьякуган, куноичи исследовала лес вокруг, пока не заметила движение в нескольких километрах от себя. Решив, что это ее товарищи, не успевшие далеко уйти от деревни, она направилась вслед за ними, надеясь нагнать со временем.

***
Ну вот. Уже несколько часов она преследует друзей, но никаких результатов - их догнать не удается, да к тому же, около часа назад она потеряла их след. Немного поразмыслив, девушка направилась туда, куда, по ее мнению, и исчезли ее товарищи.
Лес, такой живой и таинственный, окружал ее со всех сторон своими огромными елями, могучими тополями, которые раскинули толстые ветки во все стороны и мерно покачивали мохнатыми макушками, словно головами, в такт какой-то странной и тихой мелодии, шумевшей в округе безмятежным ветерком. Старые стволы скрипели, будто несмазанные ставни, и этот треск перемешивался с трелями птиц, сидящих в своих гнездах и явно обсуждающих странную посетительницу в их огромном доме, спешащую куда-то. Хината, наслаждалась этим путешествием, вспоминая, что уже давно не любовалась окружающим пейзажем, когда бывала на миссиях, как вдруг, лес резко прекратился, и перед ней раскинулись скалистые горы, с иссушенными на солнце желтыми слоистыми, словно пирог, боками, с кое-где торчащими, похожими на розочки из крема на торте, круглыми кустарниками, умудрившимися вырасти и не погибнуть на такой неблагодатной почве. Повсюду была эта каменная стена, изъеденная временем, и куноичи стояла в нерешительности, исследуя ее поверхность, пока, наконец, не наткнулась на небольшой разлом, как будто кто-то разрезал эти слои напополам, создавая длинный коридор. Девушка пыталась пройти по узкому проходу между скалами, когда сверху посыпался песок. Взглянув наверх, она замерла в ужасе, не в состоянии сдвинуться с места, голос не слушался, и даже закричать не получилось, когда гора камней завалила ее, придавив своей тяжестью.
«Наруто-кун! Помоги!»

***
- Черт! – Сакура со всего размаха ударила кулаком о землю, и огромная трещина, как безобразная змея, поползла по поверхности скалы. Кусок выступа не удержался и отвалился, раскрошившись в воздухе, на громадные тяжелые осколки с глухим стуком, падающие вниз.
- Сакура! А если там кто-то есть? – Ино укоризненно смотрела на подругу, не сумевшую сдержать эмоций.
- Да нет там никого! Черт! – опять все пошло не так! Снова Саске ускользнул от них, смог увернуться от всех хитроумных ловушек Шикамару и скрыться от всевидящего Бьякугана Неджи. Как ему удается все время проворачивать эти свои шуточки?! – Достало!
- Ладно, возвращаемся. – Шикамару дал отмашку своим товарищам, и все двинулись в обратный путь, даже не взглянув вниз, туда, где под завалом погибала их напарница, с единственной мыслью в голове: «Я так и не помогла Наруто-куну…»

***
Как уже достали эти идиоты, что пытаются его поймать. Но Саске был доволен – им это не удалось. И никогда не удастся. Слишком много незаконченных дел, чтобы он мог попасть в плен и вернуться в Коноху в качестве преступника. Смертная казнь пока не входила в список его приоритетов.
Саске, посмотрел на Карин, которая кивнула, давая понять, что они оторвались от группы шиноби Конохи. Отлично. Теперь они не будут мешаться. Но на сегодня их миссия выполнена, и можно вернуться, отдохнуть и проработать дальнейший план действий.
- Саске! Тут неподалеку кто-то есть!
Шпион? Команда Така устремилась в указанном направлении, но ничего, кроме груды камней вокруг не было.
- Ха! Карин изменила ее хваленая способность! – Суйгетсу ухмылялся, наслаждаясь раздраженным лицом напарницы.
- Ничего подобного! Он под камнями.
- Уходим. - Вряд ли кто-то мог выжить под таким завалом, и Саске решил оставить этого неудачника в каменной могиле. У них нет времени на достойные похороны.
- Ого! – Суйгетсу не слушал напарника и уже разгребал булыжники, обнаружив под ними изящную руку, всю покрытую ссадинами и царапинами. – Похоже девчонка!
Дальнейшие раскопки лишь подтвердили догадки – еле дыша, с побледневшей кожей, вся в синяках и кровоподтеках, лежала девушка, словно сломанная кукла, погребенная под завалом.
- Живая вроде еще.
Карин подошла к груде камней и скептически осмотрела находку, ощупывая тело незнакомки.
- Ей недолго осталось, если срочно не помочь.
- Ну, так помоги.
- Ты идиот! Тут нужно оборудование и сильные медицинские дзюцу!
- Значит, не можешь. Слабачка Карин, а я думал Саске в свою команду только уникумов набрал, но… видимо, в семье не без урода…
Карин заскрежетала зубами, борясь с искушением врезать этому наглому рыбочеловеку, и снова осмотрела девушку, размышляя, чем может ей помочь.
- Саске. Давай возьмем ее с собой, возможно, я смогу что-нибудь сделать?
Парень подошел ближе, оглядывая искалеченное тело куноичи. Протектор на шее говорил, о ее принадлежности к шиноби Конохи. Еще одна неудачница. Решила погеройствовать, и вот чем все это закончилось… В облике ее было что-то знакомое, но Саске никак не мог вспомнить, кто она. Да и какая разница? Все равно скоро умрет.
- Уходим. Она не наша проблема.
- Хватит строить из себя бездушную скотину. Хотя… ты такой и есть. Забираем ее. – Видимо, напарники придерживались иного мнения, совсем не думая о том, сколько проблем возникнет с появлением в их убежище вражеского шиноби.
Он промолчал. Пусть делают, что хотят. Сами же будут потом извиняться за то, что не послушали сразу. Девчонка умрет в любом случае.

***
«Где я? В раю? - Хината открыла глаза и осмотрелась по сторонам: - Если это рай, то как же тогда выглядит ад?..» Голые стены, треснувшие балки, паутина в углах и пыльный пол. Совершенно никакой мебели, кроме футона, на котором лежала Хината, и одежды, лежавшей аккуратной стопкой подле нее.
Что это за место? Комната? Но тогда, где хозяин? Девушка попыталась подняться, но руки плохо слушались и, задрожав, обрушили тело обратно на матрас.
- Ой! – Боль отдалась в спине, и Хината, глубоко вздохнула, чувствуя ее удушливые объятья.
Очередная попытка заканчивалась так же, как и предыдущая, но спустя некоторое время ей все-таки удалось сесть. Одеяло упало на колени, открывая вид на белые бинты, которыми было перевязано почти все тело. Что же такое с ней произошло? Где она?
- Проснулась, наконец… - Дверь бесшумно отодвинулась и в комнату прошла девушка, с ярко-красными волосами. Хината удивленно смотрела на нее, инстинктивно прикрывая почти нагое тело одеялом. – А уж думали - умрешь.
- С…спасибо… что спасли меня…
- Долг вернешь потом. – Девушка подошла ближе, деловито поправляя очки и ощупывая Хинату с серьезным видом.
- Э…это вы меня спасли?
- А кто же? Мы, конечно. Хм… Вроде бы все нормально. Сильных повреждений нет, только синяки. И нога сломана. Ты везучая. Выжила под таким завалом.
Хината не знала, что на это ответить, и продолжала молча смотреть на свою спасительницу.
- А… а где я?
- Проблем быть не должно, давай, помогу тебе встать. – Карин пропустила вопрос мимо ушей и подхватила девушку под руку, помогая подняться. «Какие добрые люди», - подумала Хината, оглядываясь вокруг. Несмотря ни на что, они помогли ей, вытащили из-под завала и даже оказали медицинскую помощь: «И девушка эта очень добрая и хорошая».
Встать было трудно, но вполне возможно, хоть и мешала накрепко перебинтованная нога, так, чтобы не беспокоить сломанные кости.
- Да… в таком состоянии мне домой не вернуться… - Осмотрев себя еще раз, Хината удрученно покачала головой. Хотелось поскорее вырваться из этого странного места и вернуться домой, к родным и близким. Однако, совесть тут же начала колоть девушку в своими маленькими противными иглами, говоря, что неприлично показывать свое недовольство людям, которые спасли совершенно незнакомую для них девушку, да еще и выходили ее.
Помня законы гостеприимства, Хината решила осмотреть весь дом, осторожно делая шаги по направлению к двери, но тут же зашаталась и начала падать, беспомощно размахивая руками, будто пыталась уцепиться за воздух. Карин еле успела подхватить горе-больную:
- Совсем с ума сошла? На вот. – Ей протянули что-то похожее на костыли, сколоченные из кривых палок.
- А… спасибо…
Странная девушка лишь кивнула, продолжая недовольно смотреть, как куноичи осторожно, все время шатаясь и спотыкаясь, пыталась добраться до двери. Уже у самой ниши из тонкой светлой древесины до Хинаты дошло, что она совсем не одета, и все, что прикрывает ее наготу – это тонкие бинты. Вся краснея от стыда, она заковыляла обратно и стала неуклюже пытаться натянуть на себя изрядно потрепанный костюм.
Вот теперь можно было спокойно последовать за своей спасительницей, предупредительно отодвинувшей дверь для подопечной.
Когда Хината оказалась за пределами комнаты, то раскрыла глаза от изумления: она предполагала, что дом большой, но чтобы настолько! Огромное поместье квадратной формы, с внутренним двором и множеством комнат раскинулось перед ней. Этот дом по размерам можно было сравнить с главным особняком клана Хьюга: резные деревянные колонны по с изображениями каких-то мифических животных, давно облупились и потрескались, но все равно не утратили своего величия; длинная веранда по всему периметру дома, двери с причудливыми, некогда богатыми узорами, двор с полуразрушенными статуями и разросшимися кустарниками говорил о явной разрухе и запустении, что не мешало особняку до сих пор внушать благоговейный трепет всякому, кто сюда приходил. Разглядывая рисунки на дверях, Хината увидела изображение веера, почти стертого, но точно указывающего на хозяина этого дома. Девушка в немом шоке смотрела на рисунок, боясь сделать еще хотя бы один шаг. Так вот куда она попала! И кто же тогда эта девушка, что стоит сейчас рядом с ней и смотрит как на полоумную.
- Что застыла? Дверей не видела никогда?
- Н…нет… А… а… скажите… - Хината хотела убедиться в правильности своей догадки, но тут услышала шорох за спиной и резко обернулась, повинуясь инстинктам ниндзя. Теперь не нужно было спрашивать, кто хозяин этого дома – он стоял в саду, о чем-то разговаривая с двумя другими шиноби.
- Черт! Саске он сейчас сорвется!
Один из незнакомцев – самый высокий и сразу же показавшийся Хинате очень страшным, как-то странно задергался, хватаясь обеими руками за голову, издавая холодящий душу рев, будто его рвали на части невидимые враги.
- Дзюго, успокойся. – Эти слова были сказаны тихо, но не утратили своей твердости, когда Саске заглянул в глаза своему напарнику, который тут же выпрямился, поблагодарив командира за помощь.
Хината стояла, не дыша в шоке от всего увиденного, размышляя, как бы уйти отсюда незамеченной и не попасться на глаза всем этим людям, как вдруг, девушка рядом с ней замахала руками и крикнула:
- Она проснулась!
Хината в оцепенении наблюдала, как молодые люди приближаются к ней, и испытывала только одно желание – убежать куда-нибудь подальше. Но сломанная нога и шок мешали ей двинуться. А Саске уже остановился напротив, пристально глядя в глаза девушки. Все было ясно без слов.
- Хьюга.
- Правда что ли? – Суйгетсу хитро оскалился, показывая свои острые зубы, при виде которых, девушка нервно шарахнулась в сторону.
- Д… да. Хьюга Хината.
- Хе. Суйгетсу.
- О…очень приятно… - конечно, у нее было много ощущений, но «приятно» в их число не входило. Однако она не могла не отдать дань приличиям, к которым была приучена с пеленок.
- А нам-то как… - Суйгетсу ухмыльнулся и покосился на Саске, - не всем, правда. Саске, она же из Конохи. Одна из «друзей», которые хотят тебя прикончить?
- Да.
Комок страха застрял в горле при этих словах, и Хината стояла молча, боясь даже пикнуть. Сейчас она одна в логове врага. Хоть Саске и жил когда-то в Конохе и даже учился с ней в одном классе, но теперь он преступник, а она одна из тех его бывших товарищей, которые решили устранить опасного шиноби. Значит, они враги… Но… но почему тогда Наруто до сих пор верит в него? Даже зная, что он состоит в Акацки, даже зная, что он предал его, он все равно верит, что Саске может вернуться, может измениться в лучшую сторону. Значит, и она должна верить? Конечно! «Это же мой шанс! Если я смогу убедить Саске-куна вернуться домой, то Наруто-кун будет мне благодарен! Он заметит меня!» - решив все для себя, Хината выпрямилась и так же, в упор, посмотрела на своего бывшего товарища. Однако, встречный, не менее строгий взгляд вмиг вернул ей прежнее нерешительное состояние, и девушка так и не смогла ничего сказать.
- Слушай, Саске, а кто она вообще?
- Наследница Хьюга.
- Даже так? Того самого клана с Бьякуганом?
- Да.
- Я… я… - Хинате совсем не нравилось, что ее обсуждают в третьем лице, будто ее вообще здесь нет. – Я хотела сказать спасибо, что спасли меня…
- Первый раз мне за спасение спасибо говорят. Саске, ты бы поучился вежливости. – Суйгетсу хмыкнул, оглядывая Хинату с ног до головы так, что от этого взгляда девушка вся покраснела.
- Чтобы завтра ее тут не было.
- Но почему? – Все ошарашенно смотрели на Саске, который уже развернулся, показывая, что разговор окончен, и решение не подлежит обсуждению.
- Мне некогда возиться с ней. Чтобы завтра здесь ее не было.
- И… извините, что причиняю неудобство… - сейчас Хината чувствовала себя брошенной. Никому она здесь не нужна, а семья и друзья так далеко, что до них не добраться просто так, особенно со сломанной ногой.
- Уходи.
«Да кем он себя возомнил?! Я извинилась, а он даже не отреагировал! Да очень надо мне сидеть в этом сарае наполовину развалившемся! В конце концов, я Хьюга!» - гордо подняв голову, Хината смерила Саске презрительным взглядом, хоть он и стоял к ней спиной, и поковыляла к воротам.
- Хината, - девушка обернулась, удивляясь, что могло понадобиться этому напыщенному грубияну, и поняла свою ошибку. Иллюзия сковала тело мгновенно. «Что такое? Что происходит? Выпусти меня!»
Саске смотрел, как девушка пошатнулась и упала без чувств, поднимая облака дорожной пыли. Гендзюцу сработало, как всегда, безотказно.
- Отнесите ее в город и оставьте там.
- Хватит командовать, - Суйгетсу передернуло. Он уже в который раз наблюдает холодную жестокость на лице своего напарника и каждый раз его коробит от этого зрелища. – Сделай то, сделай это. Возьми и сделай.
- Суйгетсу, придурок! Саске нельзя лишний раз высовываться!
- Вот сама и неси ее в город, раз такая заботливая.
- И отнесу! – Карин гневно протопала к тому месту, где лежала Хината и взвалила ее себе на спину. – А ты, гад, мне еще заплатишь за то, что твою работу выполняю.
- Ага. Разбежался. – Суйгетсу ухмылялся, забавляясь видом напарницы, согнувшейся под весом куноичи на ее спине. Та вышла за ворота, все еще ругаясь на своего товарища, и направилась в сторону города.

Глава 2.

Городок был маленький и казался каким-то очень ветхим. Редкие дома, с уже потрескавшимися стенами и отваливающейся краской, пыльные окна и тусклые крыши – все выдавало запустение.

- Тяжелая… И чем тебя кормят в этой Конохе?
Наконец, выбравшись из леса, Карин стояла в нерешительности, не зная, куда деть девушку. Та все еще не пришла в себя, повиснув мешком на спине куноичи - гендзюцу держит крепко и отпустит только через несколько часов, если ее не разбудить.
Маленький городок встречал новых гостей, лениво взирая на посетителей пыльными окнами домов. Он расположился в небольшой низине, окруженный лесом со всех сторон. А где-то там, вдали, в густой, темной зелени деревьев прячется убежище Учиха, в которое куноичи Конохи уже не суждено было вернуться.
Посадив девушку у стены старого, обветшавшего дома, Карин уже собиралась возвратиться к Саске, но еще раз бросив взгляд на бледную, похожую на призрака, девушку, вернулась и сосредоточив чакру в ладони, дотронулась до ее плеча.

***
«Выпустите!» - но красные глаза безответны к мольбам, а удушающая темнота давит на сознание. Хината попыталась вырваться из этой тягучей черной жижи, что обвилась вокруг тела, но никак не могла.
Мгновение… и все пропало. Девушка открыла глаза и с удивлением поняла, что сидит в какой-то подворотне на голой земле. Напротив - каменная стена, с осыпающимися кирпичами, серая кошка ест рыбу, видимо, украденную у какого-то зазевавшегося продавца.
Оглядевшись по сторонам, Хината вдруг вспомнила, что сломала ногу, и оказалась в каком-то странном доме, что встретила там Учиха Саске, и что он выгнал ее, заставив немедленно покинуть поместье, а еще применил гендзюцу, чтобы она потеряла сознание.
«И что мне теперь делать?» – страх вмиг сковал ее тело, как противный червь, заполз в мозг, заставляя мысли вертеться, как бешеные. Она одна, совершенно не имеет понятия, где находится, да еще и покалечена. Как же теперь добраться домой? Вокруг все было серо и мрачно: небо, словно чувствовало ее смятение и хмурилось все сильнее, надвигая все ниже свои густые брови-облака; дома, которые девушка успела увидеть из своего укрытия, были обшарпанными и тоже будто серыми, лишенными каких-либо красок. Она зажмурилась, пытаясь убедить себя, что все это сон, глупая фантазия и, вот сейчас, стоит только открыть глаза и снова окажешься в Конохе, среди родных и близких, среди друзей, что рядом Наруто с той же лучезарной улыбкой и сияющим взором. Но все тщетно… Реальность была сурова и жестока к ней – вокруг только незнакомый город, будто погрязший в унынии, и нет никого, кто бы мог помочь в беде. Но она сможет! Даже со сломанной ногой, даже при смерти, ползком, но доберется до дома!
С этой мыслью Хината пыталась подняться на ноги, тяжело опираясь о стену. Как же трудно… И как же она сможет преодолеть этот долгий путь, если, даже чтобы сделать один единственный шажок, она тратит столько сил?..
Оглядевшись по сторонам и исследовав территорию с помощью Бьякугана, Хината без труда нашла особняк, припрятанный среди леса, и довольно улыбнулась: «Значит, поместье недалеко. Когда вернусь домой, обязательно все расскажу Наруто-куну!» Вот только как добраться до родной деревни? Она даже не знает, что это за город. И вообще, может быть это даже не страна Огня?: «Где же я тогда нахожусь?» Однако размышления на эту тему были отложены, когда желудок подал сигналы голода. Девушка покраснела, услышав требовательный зов, и так же поковыляла вдоль стенки, касаясь руками шершавой поверхности. Деньги были в кармане куртки, и Хината радовалась, что не положила их в сумку с вещами, которая сейчас лежала в том странном доме.
Городок был маленький и казался каким-то очень ветхим. Редкие дома, с уже потрескавшимися стенами и отваливающейся краской, пыльные окна и тусклые крыши – все выдавало запустение. Рыночная площадь была практически безлюдной, и продавцы вяло смотрели по сторонам, следя за своим скудным товаром, отмахиваясь от назойливых насекомых, сновавших тут и там. Хината поразилась, как сильно это место отличается от ее любимой Конохи с ее жизнерадостными и никогда не унывающими жителями: «Здесь все как будто потеряли надежду на светлое будущее и просто существуют, доживая свой век…».
Маленькая чайная с покосившейся вывеской, притаилась рядом с таким же магазинчиком, который давно закрылся и грустно смотрел на прохожих забитыми окнами и дверями. В самой же чайной приятно пахло едой, и Хината, закусив губы, в нерешительности стояла у стены – вот ее спасение, рядом, только как добраться до противоположной стороны улицы, когда она даже шагу без опоры сделать не может?
- И…извините, – крикнула она двум мужчинам, шедшим мимо, нервно вздрогнув, когда они обернулись на шум.
Прохожие скучающим взглядом окинули юную куноичи, подмечая про себя ее необычно цветущий вид для этих мест:
- Чего тебе?
- М… не могли бы вы мне помочь… я бы хотела попасть в чайную, но не могу…
Мужчины переглянулись и снова окинули ее подозрительными взглядами. По сравнению с их лохмотьями, костюм девушки, хоть и весь в пыли и в некоторых местах порванный, выглядел царским нарядом, а раз она хотела попасть в чайную, значит, и деньги в ее карманах тоже водились.
- Заплатишь, поможем.
Впервые в жизни Хината сталкивалась с таким цинизмом. Все жители в Конохе были доброжелательны и помогали тем, кто нуждается в помощи подобного рода, бескорыстно. Но раз за то, чтобы перейти эту дорогу ей нужно заплатить… она пойдет на это:
– Хорошо…
Тут же ее подхватили под руки и отнесли к входу в чайную, протягивая грязные, испачканные в саже ладони.
- Э… этого хватит? – Хината достала несколько монет, раздав каждому провожатому равное количество денег.
Скептически оглядев свой заработок, мужчины хмыкнули и прошли внутрь маленького кафе, оставляя девушку стоять перед входом одну.
Оказавшись в помещении, Хината обнаружила такое же, находящееся в запустении заведение, как и все в этом городе. Барная стойка с отколотым краем, тусклые и пыльные бутылки со спиртным, грязный и немытый пол, старые, потрескавшиеся от времени столы и лавки. Хозяин такой же тощий, как двое ее помощников, уже сидевших за стойкой и заказывающих порцию саке на эти самые деньги, которые им заплатила Хината, протирал стаканы полотенцем, некогда белым, но посеревшим от многочисленных стирок.
Девушка аккуратно присела на край лавки, прямо у входа, зная, что пройти в центр маленького зала просто не состоянии. Локти на стол она ставить не решалась. Через несколько минут подошла такая же избитая жизнью официантка в потрепанном, но, на удивление чистом, кимоно. Ее волосы были собраны в низкий хвост, но, видно, от тяжелого труда, растрепались и падали на лицо слипшимися прядями.
- Сначала плата. – Хината удивилась. Никогда у нее еще не просили оплатить заказ заранее. Но, видимо, в этом городе все странное.
Она поймала взгляд все тех же двоих мужчин – единственных посетителей этого места, когда достала деньги и невольно съежилась – не очень ей нравилось находиться в центре внимания других людей. Ей здесь совсем не нравилось: «Я так хочу домой!»
Все та же официантка принесла еду на старых тарелках, уже гораздо любезнее обращаясь к девушке, увидев ее сбережения. Хината осторожно пробовала еду, показавшуюся ей королевским пиром, видимо из-за зверского голода, который грыз желудок, заставляя болезненно морщиться почти детское личико первой наследницы великого клана. Наслаждаясь первым обедом за три дня, что провела без сознания, она и не заметила, как подошли два ее помощника и сели с разных сторон лавки, отрывая ей пути к отступлению.
- Милашка, не хочешь провести время с двумя прекрасными мужчинами?
- Н…нет, спасибо… - Она лихорадочно соображала, что же теперь делать? Как отделаться от этих людей без лишних последствий?
- Эээ… так дело не пойдет. Мы вот думаем, что ты нам слишком мало заплатила за неоценимую помощь, красавица. Какие-то гроши не могут в полной мере вознаградить наши труды.
Хината молча переводила взгляд с одного человека на другого, нервно сжимая руки на груди. Что же делать?
- Так, ребятки. Какие проблемы? – на стол обрушилась чья-то ладонь с таким оглушительным стуком, что подлетели не только тарелки, но и Хината от испуга подскочила на лавке. Напротив стояла Карин, гневно взирая на двоих мужчин.
- Э?.. А ты еще кто?
- Случайная прохожая…Вы, мальчики, развлечься хотите? – вдруг ее взгляд изменился – стал томный и манящий. Губы приоткрылись, а на щеках появился легкий румянец. – Пойдемте со мной. Что вам эта замухрышка? Ни лица, ни фигуры… а вот я…
Мужчины быстро потеряли интерес к бледной и испуганной Хинате, сжимающей под столом руки, и последовали за Карин, призывно покачивающей бедрами. Она осталась одна в этом душном помещении, слушая только редкое жужжание мух и позвякивание посуды, где-то за ширмой в дальнем конце зала.
- Вот недотепы. – Карин плюхнулась на лавку, снова испугав Хинату своим появлением, и схватила с тарелки оданго.
- А… что ты с ними сделала? - Куноичи боязливо посмотрела на свою спасительницу, предполагая самое худшее. Все в Конохе говорили, что Саске собрал самых мерзких людей в свою команду. И еще неизвестно, на что они способны. Неужели она убила этих мужчин?
- Вырубила. Поваляются в подворотне и очухаются. Придурки.
Хината опустила голову, ощущая вину за то, что подумала плохо об этой девушке.
- Чувствую, вляпаешься ты серьезно, если не уйдешь отсюда.
- Я… простите… - Ну как она могла с этим поспорить? Только вот идти ей совершенно некуда, а как домой вернуться Хината тоже не знала.
- Дааа… теперь понятно, почему Саске сбежал от вас… с такими неудачниками ничего не добьешься…
- Неправда! Мы не неудачники! Все шиноби Конохи очень талантливые и сильные! И они схватят Саске-куна! Обязательно!
- Да-да… - Карин не обратила внимания на страстную браваду, продолжая наслаждаться сладостью оданго, равнодушно взирая на то, как надулась и покраснела от обиды куноичи рядом с ней, только сейчас сидевшая белая от страха. – Пока что-то не особо таланта в тебе видно…
- Я… - на это Хината ничего не могла ответить. Все-таки с малых лет она знала, что талантом шиноби обделена еще с рождения, в отличие от своего брата.
- Хорошо, что я решила за тобой понаблюдать… Все-таки без помощи ты тут сгинешь со своей наивностью и излишней добротой.
Хината удивилась, как этой девушке удалось, вроде бы обычную фразу, превратить в оскорбление.
- Я…
- Ладно, так уж и быть. Поживешь пока с нами… как только срастется нога, уйдешь.
Сказанное таким тоном, не было похоже на акт милосердия, но Хината все же решила, что Карин пытается ей помочь каким-то своим, странным способом: «Возможно, не такие уж они и отвратительные, как все говорят…»

***
Саске в очередной раз продумывал, как им подобраться к старейшинам, когда ворота открылись, и вошла Карин. Значит, Хьюга уже в городе. Можно спокойно заняться привычными делами… Но тут следом проковыляла Хината, держась за куноичи. Саске, мрачно воззрился на напарницу, уже виновато прячущую взгляд.
- Что она тут делает?
- Э… Саске… Она такая беспомощная… даже постоять за себя нормально не может.
- Это не наши проблемы.
- Ну, да… но… пусть поживет тут…. Какая разница… она будет тише воды, ниже травы… правда, ведь?
Ее пихнули в бок, явно настаивая дать правильный ответ.
- Конечно-конечно. – Хината уверенно кивнула, нервничая из-за того, что стала причиной волнения этой доброй девушки. Теперь у нее будут неприятности.
- Делайте, что хотите. – Как же все достало. Может быть, легче прибить ее ночью, и проблем никаких?
- С…спасибо, Саске-кун…
Но парень не обратил внимания ни на благодарный взгляд, ни на почтительны поклон, мгновенно направившись вглубь поместья и скрывшись в одной из комнат. «Нет. Все-таки один человек здесь мерзкий, отвратительный, грубый и злой!» - Хината вынесла свой вердикт, обижаясь на такое обращение со стороны парня. Ее многие считали неудачницей и слабачкой, особенно в семье, но никогда никто не относился к ней, как к пустому месту.
Саске смотрел в окно, разглядывая лес. Верхушки пушистых елей, казалось, касаются неба. Как он сам хотел коснуться его… Но это невозможно. Невозможно, как многое, в этом мире. Например, невозможно вернуть назад все, что было, невозможно оживить мертвых… зато возможно отомстить за них. За тех, кто не смог защититься, за тех, кто был невиноват и просто пал жертвой чей-то алчной натуры.
Волна гнева снова поднялась в нем, когда Саске подумал, что люди, из-за которых все это и произошло, все еще живы и здоровы, в то время, как их жертвы давно в могиле. Но ненадолго. Он сделает все, чтобы они поняли свою ошибку. Если хотели избавиться от Учиха, нужно было вырезать всех без исключения. Всех. Кто-то сказал - один в поле не воин. Чушь. Он докажет обратное. Он один остался в живых после той резни, и он один теперь может отомстить и имеет на это полное право.
Но как же до добраться до этих старых хрычей? Они слишком осторожны и хитры. Прекрасно знают, что за ними охотится Саске: осторожничают, продумывают каждый шаг, чтобы подобраться к нему и убить раньше, чем это сделает Учиха. Старые псы. Они еще посмотрят, чья взяла. Он жизнь отдаст, но отомстит. Сотрет с лица земли этих гадов. Навсегда.
Снаружи послышался шум. Значит, Суйгетсу и Дзюго вернулись - два часа назад они уходили на разведку - информацию необходимо обновлять как можно чаще. Мало ему АНБУ, выслеживающих их команду и любого другого шиноби пытающегося заработать славу на преступнике S класса, так еще и Наруто путается под ногами со своими проповедями.
- Все-таки оставил девчонку? – Суйгесу прошел внутрь комнаты, плюхаясь на ветхий и почти весь изорванный диван.
- Что слышно? – Саске не счел нужным обсуждать такие мелочи, как присутствие глупой куноичи. Сейчас самое важное – это дело.
- Поблизости никого, значит, нас еще не выследили.
Отлично. Им нужна небольшая передышка перед следующим шагом. К тому же нет смысла предпринимать что-то серьезное, пока здесь Хьюга. Чертова девчонка. Теперь даже в собственном доме нужно быть настороже. Хотя… он всегда настороже. В любой момент их могут обнаружить и напасть.
- Хорошо. Завтра проверите еще раз.
- Как это все скучно… Хоть бы кто появился для разнообразия. А то мой меч заржавеет…
Саске снова отвернулся к окну, намекая, что разговор окончен и, чтобы Суйгетсу шел по своим делам и оставил его одного.
- Может, пойдешь и поболтаешь с девчушкой? Вспомните былое? Повеселитесь? – он засмеялся, поймав взгляд Саске, явно говоривший, что ничего общего с шиноби Конохи у него нет уже давно. А о былом он вспоминает только с одной целью – отомстить. – Все-все. Ухожу. Ты слишком нервный стал в последнее время…

***
Хината медленно шла вдоль стен, останавливаясь напротив замысловатых узоров, пытаясь разглядеть в поблекшей и облупившейся краске рисунки, изображающие мифических существ и людей, видимо, представителей клана Учиха. Вот изображен человек, сражающийся с огненным драконом, а на следующей картинке он уже повелевает им, сражаясь с другим шиноби. Наверное, это история о том, как клан укротил чакру огня, сделав ее своей коронной техникой. Краски некогда яркие, сейчас потускнели, но все равно сверкали на солнце, каким-то таинственным блеском, будто кто-то рассыпал звездную пыль.
Ее так увлекло изучение всех этих тайн, что Хината, поддаваясь своему любопытству, заходила в комнаты, оглядывая скудный интерьер, видавший лучшие времена, а сейчас уже покрытый слоем пыли, изъеденный молью и термитами. Девушка прошла в пустое помещение, оставляя следы на пыльном полу и оглядывая некогда богатую обстановку. Было такое странное чувство, будто это дом с приведениями, будто здесь все дышало жизнью, и вдруг раз, в одно мгновенье, замерло на месте: и диван, и кресло, и кинутое сверху небрежно одеяло, будто забытое кем-то впопыхах, и разбитая ваза с осколками, осыпавшимися с резного стола на пол и так и оставленных здесь. Это немного пугало. В ее поместье всегда было какое-то движение. Так много родственников больших и маленьких - они все сновали туда-сюда по своим делам, и их поместье, такое огромное, казалось крошечным домиком от наплыва людей. Но здесь… огромное, незанятое никем пространство, и тишина, какая-то не такая, а будто могильная, будто все здесь мертво. Хотя так оно, наверняка, и есть.
Сердце наполнилось вдруг какой-то тоской, и Хината поспешила покинуть эту комнату, открывая дверь в следующую. Она казалась живее предыдущей. По крайней мере, пыль отсутствовала. Здесь была кровать, до странного большая, но наполовину не разобранная и тот край, что не использовался, видимо, уже не один год, был накрыт серым покрывалом. Такой же огромный шкаф стоял у противоположной стены, сверкая резными дверцами. А рядом, на тумбах, стояли катаны: большие и маленькие, в красивых, резных ножнах, некоторые из которых пустовали. Хината прошла вглубь комнаты, протягивая руки к мечу, и осторожно погладила его поверхность.
- Что тебе здесь надо?
Тихий голос, как удар током подействовал на девушку, и она резко отдернула руку, испуганно оглядываясь. У окна стоял Саске, глядя куда-то вдаль и даже не удостоив взглядом незваную гостью.
- Я… извини, что ворвалась вот так…внезапно… Я думала, тут никого нет…
- Теперь знаешь, что есть. Убирайся отсюда.
- Из…извини, что помешала. – Хината уже подошла к двери, но тут вдруг вспомнила что-то и резко развернулась, набрала в грудь побольше воздуха и быстро высказала, пока вся уверенность не исчезла. – Саске-кун! А… ты… вернешься в Коноху?
- Нет. – Как они уже достали со своим возвращением. Куда возвращаться? Туда где все тебя считают преступником, где никто тебя не понимает? Куда? К этим лицемерным, улыбающимся в лицо людям, а за глаза готовым разорвать тебя в клочья?
- П…почему? – она боялась задавать этот вопрос, но все-таки решила выяснить мнение Саске о собственной родине.
- Это не твое дело. Иди отсюда.
- Но Саске-кун! Наруто-кун! Он ждет, что ты вернешься… и Сакура-сан тоже, и все мы…
- Наруто может ждать сколько угодно. Его сказкам я не верю.
- Наруто-кун не врет! Он, правда, ждет тебя и даже готов простить за все то, что ты делаешь!
- Простить? – Саске обернулся, посмотрев на девушку, что с таким ярым упорством пыталась уговорить его вернуться. – Я не чувствую вину ни за один свой поступок. Я не собираюсь ни за что и ни у кого просить прощения.
- Да кому ты нужен со своими извинениями! – Хината разозлилась, понимая, что этому человеку безразличны любые ее уговоры, что ему наплевать на всех своих друзей, на всех товарищей и на Наруто, который до сих пор упорно верит в него. Один. – Только Наруто-кун продолжает тебя ждать! И больше никто!
- Я рад, что они перестали лицемерить.
- Лицемерить?! Никто из них не лицемерил! Мы все считали тебя своим другом. Почему ты до сих пор пытаешь мстить, ведь уже все завершилось?
- Ничего еще не завершилось. Я не собираюсь обсуждать с тобой все это. Убирайся.
- Ты… ты…
- Кажется, ты обещала вести себя тише воды, ниже травы. Так что заткнись и выметайся.
Хината моментально закрыла рот, вспомнив свое обещание. И зачем распиналась тут перед ним? Уговорить этого беглеца вернуться никому еще не удавалось, даже Наруто. А он мог убедить практически любого. Но только Саске не поддавался, и никакие разумные доводы на него не действовали. «Неужели ненависть так сильно поглотила его, что он готов убивать без разбора?» - Хината покачала головой. Нет. Если бы так было, то она сейчас была бы уже мертва. Но он оставил ее в живых и даже позволил остаться в своем доме, пока заживает нога. Значит, еще не все потеряно, и шанс есть. Девушка развернулась и вышла, тихо прикрывая дверь. Сегодня ей не удалось его переубедить. Но дней впереди много, даже, наверное, слишком много. И ради Наруто-куна она сделает все от нее зависящее. Все.

0

123

Автор: Twilight
Бета: Hinata Hyuga
Название: “Страсть ”/ ‘Passion’
Статус: пишется
Размер: миди
Жанр: Romance, Drame
Пейринг: Саске/Хината главный, разнообразие пейрингов, вплоть до Наруто/Саске
Саммари: Учиха Саске – гениальный юноша, восемнадцати лет , которому всё подчиняется. «Изящная сволочь», как его называют некоторые парни, а девушки же от него все без ума, почти все. В это понятие входит необычная девушка, которая совсем недавно перешла в их школу – Хьюга Хината… Что же произошло дальше, читайте!
Рейтинг: PG-R
Размещение: нельзя
Предупреждения: AU, ООС Наруто, ненормативная лексика, изнасилование
Дисклеймер: Naruto & oth by Кишимото

Глава 6.

По телу прошел разряд дрожи, и он почувствовал это кончиками пальцев, которыми касался шеи девушки. Хината, закусив губу, еле сдерживалась, чтоб не заплакать. Она резко рванула края накрахмаленной простыни на себя, скрывая наготу.
- О, детка, не бойся, я не смотрю на тебя… Саске, тебе бы поторопиться! – рассмеялся Узумаки, поворачиваясь спиной к паре. Что-то сжалось внутри парня. Казалось, девушка была такой несчастной, а в глазах такая грусть и боль, на теле он успел заметить многочисленные «метки» друга. Наруто привык к таким выходкам Учихи, он был собственником, но на её теле они выглядели просто ужасно.
Блондин с точностью сумел рассмотреть девушку. Широко распахнутые серые глаза, слегка вздрагивающие припухшие губы, высоко подымающаяся, от тяжелого дыхания, грудь, мягкая линия талии и чуть полноватые, но упругие бёдра. Она была просто вдавлена Учихой в кровать, прогнутую под тяжестью сотен людских тел. И, отчего-то, захотелось оказаться на месте друга, почувствовать жаркое дыхание брюнетки на своих губах…
Учиха Саске оставался безучастным к происходящему. Для него ситуация была проста как дважды два. Ну и что, что изнасиловал, ну и что, что их застали? Ну и что?! Хьюга Хината – пешка, ради которой, он не будет менять свои принципы. Ему достаётся всё, чего он хочет. Всё!
Саске медленно, иногда прикасаясь губами к холодной коже Хьюги, которая так и не осмелилась двинуться с места, слез с кровати, попутно натягивая узкие джинсы.
- Знаешь, нам действите…
- Что это значит? – резкий голос раздался за спиной брюнета, заставив его обернуться к хозяйке голоса. Его уже десятый раз за день перебивали и ему это не нравилось.
Узумаки, не ожидавший ничего от скромной Хьюги, тоже обернулся на её голос. Она стояла на холодном полу босая, укутавшись в белую простыню. Теперь её глаза были полны решимости, которая минутой ранее была отчаянием.
- Что ты хочешь зна… - восстанавливая сбившееся дыхание, проговорил Саске, но его вновь перебил голосок собеседницы. Подобная традиция начинала раздражать.
- Что ещё за спор?!
Узумаки показалось, что вопрос был больше адресован ему, чем Учихе, но решил промолчать, чего нельзя было сказать о втором парне. Ему явно было недостаточно того, что он сделал с Хинатой несколько минут назад.
- Ну, как тебе объяснить, Хината-чан? – его голос оставался спокойным, а взгляд холодным и непроницаемым, на лице абсолютно нельзя было разглядеть каких-либо эмоций - Знаешь, это когда два человека заключают между собой пари с конечным призом. В нашем же случае это машина.
- Теме, не стоит… - блондин, не сдержавшись, подошел к другу и положил руку ему на плечо. Подобные речи со стороны Саске ему показались слишком резки, Хьюге не следовало знать всех деталей сделки.
- Не тебе решать! Я сказал, что она будет моей? – властно проговорил Саске, искоса наблюдая за брюнеткой – Она моя!
Хината же предпочитала словам действия. Она должна быть сильной, и даже не смотря на то, что её цену, по меркам этих двух ублюдков, составляет какая-то жалкая машина.
Она пересекла расстояние между ней и Саске в несколько резких шагов и теперь пристально наблюдала за взглядом вороных глаз «друга».
Кто знал, какие эмоции бушуют внутри неё, Хинаты Хьюги? Обида, злость, ненависть и это только малая часть. А главное, тут, в этой комнате, находился предел её мечтаний – Узумаки Наруто!
«Как он мог?»
- Знаешь, Саске – откинув привычное «кун» проговорила девушка – Я действительно думала, что это всего лишь маска, всего лишь твоя игра! Я ошибалась, ты действительно тварь. Мне только остаётся догадываться, что настолько изменило тебя?
Девушка подняла руку на уровень своего лица, разглядывая узкие белые пальцы, Учиха же нахмурился, после сказанного собеседницей, а поднятие руки расценил как подготовку к пощёчине.
- Не смей! Ты не сможешь вечно жить в розовых очках наивности и доброты, Хьюга! Я вижу ты тоже не ангел. Кого же ты осчастливила своим телом, а?– Учиха чуть повысил голос, оборачиваясь на Узумаки, который наблюдал за каждым действием обоих. Он предпочитал остаться молчаливым зрителем – Давай, ударь меня! Я же это заслужил это?
Хьюга слегка усмехнулась, скорее это был нервный смешок, чем полноценная искренняя улыбка. Он так ничего и не понял. Она медленно убрала руку от лица и вновь посмотрела в глаза Саске.
- Я так и знал, ты такая же, как все… Будешь делать вид, что ничего не происходит, оставляя всё как есть! Тогда, когда я тебя поцеловал впервые, ты тоже так сделала… - тихо проговорил Учиха, прикрывая глаза и чуть улыбаясь – Я так и з…
Парню вновь не удалось договорить. Его речь остановил резкий и сильный удар в челюсть. Да, это была не пощёчина, а самый настоящий удар.
Брюнет чуть покачнулся, но всё-таки устоял на ногах, и после того как боль слегка поутихла, открыл глаза. Девушки уже не было, остался лишь слегка ощутимый аромат её волос.
- Мне очень жаль, что мы поспорили именно на неё, теме! Я жду тебя на улице…

Flashback
Она открыла глаза от упрямо бьющего солнечного луча. Девушке понадобилась пара секунд, чтобы полностью проснуться.
- Доброе утро, Хината! – такой знакомый и любимый голос послышался где-то неподалёку.
Хьюга перевернулась на другой бок, закутываясь в нежное шелковое одеяло. Воспоминания о прошедшей ночи нахлынули на брюнетку с огромной силой.
Первая ночь, первая их ночь вместе… Она была просто великолепна! Девушка, наконец-то, решилась полностью отдаться любимому, и, признаться, осталась довольна. Он был очень аккуратен с ней, пытаясь доставить как можно меньше боли - он приносил ей удовольствие. Хьюга ни о чём не жалела.
- Доброе утро, Киба! - потягиваясь, прошептала девушка.
Инузука сидел в плетёном кресле неподалёку и не отрываясь, смотрел на экран ноутбука, который держал на коленях. Через несколько минут ему пришлось отложить компьютер в сторону и посмотреть на девушку, которая нежно отвечала ему взглядом.
Он любил её искренне и преданно. Она была его идеалом, его мечтой. Она же отвечала взаимность на его чувства. Сегодня, этой ночью, соединились их сердца и тела.
Киба медленно поднявшись с кресла, последовал к кровати, где лежала любимая.
- Извини, что заставил проснуться тебя одну… - прошептал парень, садясь на краешек кровати .
Девушка, подвинувшись ближе к Инузуке, посмотрела в зелёные глаза.
- Я хочу тебе кое-что сказать, Хината… - как-то огорченно проговорил Киба, чувствуя близость девушки и закрывая глаза от наслаждения.
- Позже… - шепчет Хината и нежно прикасается к губам любимого.
Она знала, что делает всё правильно, знала, что он её любит. Она знает, что любит его и не может без него жить.
Парень вновь пытается что-то сказать, но брюнетка не даёт ему этого сделать, вновь целуя и увлекая за собой на мягкую поверхность кровати. Странно, но до сих пор на её щеках горел румянец смущения, хотя она и привыкла к нему.
Нежные, но вместе с этим страстные прикосновения сводят с ума, а горячее дыхание на разгорячённой коже возбуждают ещё больше. Но, отчего-то, в каждом действие парня читается неуверенность, и Хината это чувствует.
- Хина…та… - выдыхает шатен в губы Хинаты и чуть отодвигает ту за плечи – Остановись! Мне с тобой надо поговорить, это очень серьёзно!
Хьюга осторожно всматривается в глаза парня, пытаясь найти подвох или причину, из-за которой было прервано столь приятное занятие.
- Что-то не так, Киба? – хрипловатым голосом произнесла девушка, спуская ноги с кровати на пол и вставая. Это её первая ночь вне дома, а отец, видимо, даже и не беспокоился об утере дочери. Дорогой телефон, который подарил Хиаши, лежал на полке, не сообщая о каких-либо вызовах.
Брюнетка, пройдясь по комнате и собрав вещи с пола, аккуратно начала одеваться, изредка поглядывая на слишком напряженного парня.
- Не молчи, прошу тебя! – ситуация не нравилась девушке.
- Так получилось, что эта ночь последняя для нас … - на одном дыхание проговорил Киба, наконец, осмелившись поднять глаза на любимую – Родители посылают меня учиться в Лондон!
Хьюга замерла на месте, не веря его словам.
- Я сам узнал об этом только вчера… Я хотел провести эту последнюю ночь с тобой и не огорчать тебя – оправдывался шатен, наблюдая, как сильно закусывает нижнюю губу его девушка и сжимает руки в кулачки – Постарайся понять, пожалуйста!
На несколько секунд в комнате повисло неловкое молчание. После, девушка, резко схватив свою сумку, метнулась к двери, но Инузука опередив её, поймал её запястье.
- Стой! Хината, извини, пожалуйста,… Я идиот, знаю! Я не хотел тебя расстраивать, честно… - шептал парень, уткнувшись носом в изгиб шеи Хьюги – Будь моя воля, я бы не поехал!
- Я всё понимаю, Киба! Всё кончено, да? – прошептала брюнетка, не двигаясь в объятиях парня.
- Всё хуже, чем я предполагал! Они нашли мне невесту там, за границей.… Ненавижу их! – воскликнул парень, не отпуская Хинату из стальной хватки.
Опять молчание. Она не плакала и не кричала, лишь кусала губу и отчаянно металась по комнате взглядом, пытаясь найти утешения в этой комнате.
- Наверное, ты рад, что всё-таки переспал со мной? Я слышала, что о тебе говорила моя подруга, с которой ты встречался… - серьёзным тоном проговорила Хьюга, вырываясь из объятий и опять отходя к двери – Прощай, Киба! Желаю удачи!
-Постой! Всё не так… Я думал, ты поймёшь!
А потом она просто ушла, без слёз и без криков…
End of flashback

Сакура откинула прядь розовых волос и вновь застонала. Саске не мог поверить, неужели подобное занятие доставляет Харуно удовольствие? Хотя, ему было на самом деле плевать, ведь она доставляет ему удовольствие, а не он ей.
Вот сейчас они сидят, если так можно сказать, на заднем сидение его «ягуара», и она, с его членом во рту и с чуть прикрытыми красивыми зелёными глазами, растрепавшимися волосами. Какая ирония!
Как бы это не звучало странно, но он, Учиха Саске, относился к ней лишь как к игрушке для собственных животных потребностей, инстинктов. Хотя, была некая заинтересованность, но длилась она несколько дней до того, как появился Узумаки.
Все отношения Учихи делились на три этапа, и в каждом из них парень вёл себя отстранённо и холодно. Первым этапом было знакомство, тут Учиха был особенно безразличен и недоверчив, не подпуская к себе близко. Следующий - желание и возбуждение, самый короткий из этапов. Длился он от силы два дня. Если говорить проще, то ублюдок просто имел своих «жертв» и сразу же переходил к третьему этапу – расставание. Возможно, Саске имел природный дар расставаться со своими игрушками так, что они, игрушки, потом ещё долгое время прибывали в состояние эйфории и влюблённости к «Великому Я», коим был брюнет.
Розововолосая же продержалась на втором этапе дольше всех. Саске пришлось самому согласиться с собой, что несколько дней он прибывал в жажде по Харуно Сакуре. Но после… После всё прошло и стало как прежде.
Учиха закрыл глаза и выпустил из руки волосы девушки. Сегодня парень был напряжен, и даже Сакура это заметила. В голове вертелась эта несносная девица Хьюга, которая не выходила из головы Саске ни на секунду с того момента, как они «расстались».
Сакура отвлеклась от своего «дела», что заставило брюнета резко открыть глаза и наградить игрушку недовольным взглядом, которая в свою очередь ответила таким же.
- Почему ты остановилась?
Девушка явно собиралась покинуть его, так как торопливо начала собирать волосы в высокий хвост и поправлять одежду.
- Я тебя ещё раз спрашиваю, в чём дело? – после минутного молчания переспросил Саске, ожидая оправдания в ответ. Эта шлюха не довела дело до конца, он не кончил. И надо было этой дуре сделать это именно сегодня, когда ему так нужна разрядка!
- Извини, Саске-кун, я ухожу! – тихо произнесла девушка, которая уже поправила одежду и причёску, но никак не решалась выходить из машины.
- Причина? – коротко спросил брюнет, грубо хватая розововолосую за запястье.
- Мне, конечно, приятно, что ты получаешь удовольствие, но… - начала оправдываться девушка, пытаясь поймать взгляд Учихи – Но, почему ты только что назвал меня Хинатой?
Парень резко вдохнул воздух и тут же закашлял. Что? У него случайно вырвалось имя Хьюги, чёрт! Эта сука ещё поплатится за то, что он так часто о ней думает. Она в очередной раз помешала ему.
Сука!
- Тебе показалось.
- Нет, я точно слышала! Ты думал о ней! Об этой чёртовой Хьюге! Она же новенькая, да? – у Сакуры начиналась истерика, она явно ревновала, а это меньше всего нужно было Учихе, которого это всё сильно раздражало – А я - то не поверила Ино, а оказывается правда, да?
Саске вновь закрыл глаза, застёгивая ширинку джинс. День начинался просто «отлично»! Хотя… Вчера выписали Хьюгу, значит, сегодня она должна прийти в школу. По губам брюнета проскользнула едва заметная ухмылка.
- Заткнись, Сакура! Это не твоё дело, понятно? – прошипел «Великий Я», пропуская очередную реплику Харуно мимо ушей – Какая тебе разница? Раз мы вновь встретились, значит Хьюги мне мало, понятно?
Сакура ещё больше закусила губу, опасаясь заплакать. Она любила Саске, если это можно назвать любовью, но понимала, что он никогда не будет с ней одной, поэтому позволяла иметь себя. На жестокую правду она лишь закрывала глаза!
- Значит, ты всё- таки встречаешься с этой дрянью? – пропищала Харуно, открывая дверь и опуская ноги на землю – Приятно оставаться, Учиха! Надеюсь, твоя монашка тебя удовлетворит!
По большому счёту он мог её догнать, поставить раком прямо на школьном дворе и как следует поиметь за такие слова, но… Зачем ему это нужно? Одной девушкой меньше, одной больше! Ему всё равно, что там думаю известные на всю школу сплетницы Яманако и Харуно.
Саске вылез из машины и вдохнул свежий воздух. Он чуть не задохнулся там, в салоне, от резких духов Харуно. Один раз он спросил её, что за духи, а та решила, что ему очень понравились. Теперь она каждый день словно обливалась этим запахом.
Машины других учеников были припаркованы в двух-трех метра от машины Саске. Глупцы, боялись! Один раз, один из новеньких учеников, который не знал негласного правила о парковке, всё- таки припарковался рядом, и тут же, на отполированной поверхности ягуара, образовалась царапина. На следующий день того ученика уже не было в школе.
Саске любил свою машину, даже скорее больше, чем себя самого.
Учиха сделал пару шагов и оглянулся вокруг, ища взглядом в толпе учеников густую шевелюру тёмно-коричневых волос. Похоже, Хьюги ещё не наблюдалось в школе, но от этого и лучше, а иначе он бы её просто убил.
Он злился на неё из-за того, что он все эти дни не покидала его головы, все мысли были о ней, да и к тому же в речи Узумаки, как бы нечаянно, стало проскакивать имя этой девушки. Наруто было запрещено влюбляться в Хьюгу, и Саске верил, что друг сдержит обещание.
Парень медленно пошагал в сторону школы, собираясь найти блондинистого друга. Стоило ему сделать пару шагов, как позади раздался громкий шум мотора и противный визг шин. Учиха бы даже и не обернулся бы, не услышав через несколько секунд резкий и неприятный звук.
Брюнет резко обернулся и застыл на месте.
Воздух в лёгких сразу же испарился, а руки в кулаки сжались сами собой. Его вздору предстала ровная свежая царапина на левой задней двери его железного «коня». Позади его машины припарковался красный Кадиллак, который смутно что-то напоминал Саске.
Окружающие ученики замерли в ожидание «представления».
Из салона красной машины выскочила девушка и бросилась к Учихе.
- Извини, Саске-кун, извини, пожалуйста… - лепетала она, снимая широкие солнечные очки в белой оправе.
И только тут брюнет признал в незнакомке Хьюгу Хинату. Она совсем не была похожа на прежнюю девушку, которую он видел двумя днями ранее. Хината была одета в яркий красный плащ, волосы были собраны в длинный конский хвост, на шеи красовался платок, который, как сразу же догадался Учиха, успешно скрывал засосы, оставленные им самим. Хьюга, видимо, долго готовилась, ибо на лице красовался красивый макияж, который украшал девушку.
- Извини, извини… - продолжала брюнетка, смотря в глаза парню, однако, в её взгляде совсем не было раскаяния, наоборот, они смеялись над ним, издевались.
Как он был зол, если б кто знал! Он никогда в жизни так не злился, никогда так сильно никого не ненавидел, ну, кроме брата – Итачи.
- Я смогу оплатить, я отдам деньги…
- Заткнись, Хьюга! Я сейчас убью тебя… - тихо прошипел Учиха, но ученики, которые находились вокруг, захлопали в ладоши. Они все явно ждали представления, сцену унижения новой ученицы перед школьной звездой - Учихой Саске.
Действие не заставило себя ждать. Саске резко схватил девушку за горло и приподнял над землёй, благо для него это не составило труда, девушка была на удивление лёгкой. Так он пронёс её до своей машины и наклонил над ней так, что спина Хинаты коснулась холодного капота. Брюнетка взвизгнула и обеими руками попыталась освободить своё горло.
- Ну что, Хьюга Хината? Как тебя убить, а? – приблизившись к её уху и чуть ослабив хватку, зло проговорил Учиха – Может сказать им, чтобы разорвали тебя на кусочки?
- Я же извинилась, я могу отдать деньги… - как можно громче прохрипела Хьюга, дрожа от горячего дыхания в районе уха – Отпусти!
- А может мне тебя затрахать до смерти? – продолжал Саске, параллельно срывая платок с шейки девушки – Тебе, наверное, очень понравилось, да?
На коже Хинаты были чётко видны красные «метки». Парень вновь сжал горло подруги, пальцем свободной руки проводя по красным отметинам, заставляя тело пленницы содрогаться при каждом прикосновении.
- Я могу напомнить, каково это, быть в чужой власти, Хината?
Девушка резко открыла глаза и ясно посмотрела на Учиху, прожигая его взглядом полным презрения.
- Можешь иметь меня хоть сто раз, как этих тупых дурочек, но я буду бороться с тобой, Саске, буду! Как ты там говорил? «Я твоя!»? Так вот, ты глубоко ошибаешься! – быстро проговорила брюнетка, всеми силами пытаясь спихнуть с себя насильника.
«Я буду ждать тебя, буду!»
- Лучше тебе молчать, Хината! – прорычал парень, опуская подругу на землю, но, не отпуская её горло – Ты моя, ты клялась! Ты против меня ничтожество. Хочешь, я на твоих глазах поимею Узумаки? А что? Хорошая идея, ты же его так любишь… Или? Чего ты ещё боишься, Хината Хьюга?
Брюнетка опустила голову, набирая в лёгкие свежий воздух. Этот чёртов извращенец, наконец, отпустил её. И кем он себя возомнил? Богом? Тем, кто может просто играть людьми?
Её тело ещё дрожало, в памяти всплыла та самая палата, те ненавистные простыни, которые она пыталась забыть, как страшный сон.
- Проваливай, Саске! – приказным тоном озвучила своим мысли девушка, решительно смотря на своего бывшего друга, ныне врага.
Ей казалось, что и без того чёрные глаза парня, ещё больше чернеют от злости с каждой секундой, хотя внешне чёртов Учиха оставался непроницаемым.
- Ты помнишь, Хината, наше третье правило? – почти шепотом произнёс Саске, смотря, как его собеседница меняется в лице, бледнеет – Ты сидишь со мной и Узумаки…
- Иди на…
- Не ругайся, Хьюга! Ты же у нас скромная и добрая девочка! – Учихе явно нравилось издеваться над Хинатой, нервно сжимавшей руки в кулаки
- А тебе явно понравилось получать по роже, Учиха!
- Прощай, Хината-чан!- наклонившись к самому её уху, прошептал парень и, чувствуя, как проходит волна дрожи по телу девушки – А это я заберу себе…
Брюнет прокрутил в ладони пёстрый платочек девушки и развернулся спиной к Хинате.
- Думаю, тебе пойдут эти аксессуары на шее…
Учиха широкими шагами зашагал прочь от машин, крутя между пальцами шелковую ткань.
- Иди к чертям, Учиха Саске!

0

124

Автор: Kernalind
Бета: -
Название: Понимание
Аниме: Naruto
Жанр: романтика
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Саске/Хината
Предупреждение: присутствует некая доля ООС
от автора: знаю, что проду выставляю очень долго... но ничего не могу поделать.. обстоятельства сильнее нас...

Глава 3.
***
Громкий грохот, где-то вдали, как пушечная канонада, заставил ее проснуться, хоть так не хотелось отпускать это приятное видение – этот сон, где она видела своих друзей. Они вместе были в Конохе, смеялись и улыбались, много шутили, а еще там был Наруто, он даже предложил ей погулять - как это было прекрасно… Снова этот противный стук. Кто там все громит? Разлепив глаза и полежав на футоне еще минут пять, девушка, как могла, быстро оделась и, прихватив костыли, вышла во двор. Солнце слепило все еще сонные глаза, но Хинате удалось разглядеть в самом центре сада того странного великана, который напугал ее своим видом при первой встрече. Он сидел на коленях, весь как-то неестественно скрючившись, хватаясь огромными ладонями за голову, почти вырывая ярко-рыжие, спутанные волосы своими тонкими, длинноватыми пальцами. Видимо, стук костылей и тяжелые шаги привлекли его внимание – шиноби повернул голову, желая узнать, кто нарушил его уединение. Хината же, замерла в ужасе, увидев изуродованное лицо, наполовину покрытое черными разводами, будто выпачканное в грязи с ярко-желтым мерзким глазом, внимательно всматривающимся в незваную гостью.
- П…простите… Я… наверное… помешала… - Она уже хотела уйти, когда шиноби поднялся и направился к ней, что-то шепча. Одно мгновение и он рванулся вперед, молниеносно оказавшись прямо перед девушкой, протягивая руки к ее шее.
- Убью…
- П…простите… - Хината не знала, что происходит. Шок сковал ее так сильно, что она никак не могла пошевелиться, устремив испуганный взгляд на это лицо, будто воплощение самой смерти. Не убежать и не спрятаться. Она попыталась ускользнуть, но больная нога неуклюже подвернулась, задела костыль, и вот уже девушка на полу и в ужасе наблюдает за тем, как великан медленно приближается к ней, протягивая странную, будто каменную руку к ее шее.
- Убью…
Что делать? Хината активировала Бьякуган, готовясь к обороне, но то, что увидела, буквально лишило ее дара речи: каналы чакры этого человека были настолько расширены, что не представлялось возможным даже повредить их. «Как же быть?!» - Хината замерла в шоке, не в состоянии пошевелиться под этим яростным взглядом, лишь следя, как рука все ближе приближается к ее шее, как подрагивают его пальцы, в жажде услышать хруст тонкой кости.
- Дзюго. – Этот холодный голос, донесшийся откуда-то издалека, сейчас показался Хинате сладостной симфонией. Саске стоял на противоположной стороне двора, спокойно доставая катану, блеснувшую на солнце острым лезвием. Великан, увидев оружие, сразу же метнулся на своего врага, забыв о предыдущей жертве – сейчас им владело желание убивать – неважно кого. Всего один прыжок – Дзюго уже праздновал победу, когда на пути вдруг возникло препятствие: Суйгетсу.
- Саске, быстрее… я долго не продержусь…
- Дзюго, все нормально. Успокойся.
Хината удивленно смотрела, как несколько мгновений назад абсолютно невменяемый человек, вдруг как то расслабился и обмяк. Его лицо и рука пришли в норму, и, ухватившись за голову, он посмотрел на Саске.
- Спасибо…
Она уже хотела вздохнуть с облегчением, чтобы успокоить испуганно клокотавшее в груди сердце, как вдруг увидела, что великан идет в ее сторону, пристально наблюдая, за сидящей на полу девушкой, будто за жертвой. Хината нервно дернулась, и попятилась назад, пока не уперлась в деревянную стену за своей спиной. Глаза ее были похожи на два больших блюдца, полные ужаса, когда Дзюго подошел совсем близко и присел рядом.
- Извини, я напугал тебя.
Девушка удивленно воззрилась на великана, всего несколько мгновений назад собирающегося ее убить, но выражение его лица не излучало ничего, кроме доброты, а глаза были полны раскаяния и вины за содеянное.
Он протянул руку, чтобы помочь ей подняться, но Хината опять отодвинулась, повинуясь страху. Парень перед ней тут же поник, опуская голову, и девушка почувствовала уже свою вину за то, что расстроила этого странного человека.
- Я… я… - она уже хотела извиниться за свою нетактичность, когда к ним подошел Саске.
- Дзюго. Нам пора. – Великан кинул последний печальный взгляд на Хинату и направился вслед за своими напарниками, скрывшимися за воротами поместья.
Куда они идут? Снова убивать? Мстить? Возможно, там они снова встретятся с ее друзьями? Как же Хината хотела последовать за ними и вернуться домой. Здесь так одиноко, и как будто какая-то черная аура витает вокруг и пожирает любое проявление добрых человеческих чувств. Холодные лица, холодные слова, грубость, жажда насилия и убийства. Хината почувствовала себя абсолютно несчастной, скрючившись на полу веранды, не зная, что делать. Она должна выбраться отсюда, уйти добраться до Конохи и рассказать Наруто-куну обо всем. Они найдут этот дом и схватят Саске.
- Все нормально? Давай, поднимайся.
Хината вздрогнула, боясь, что кто-нибудь услышит ее мысли, и тогда домой ей уже никогда не вернуться. Карин протягивала ей руку, чтобы помочь встать, не проявляя никаких признаков подозрительности.
- Не обращай внимания, - девушка подала Хинате костыли, отряхивая ее куртку, уже изрядно потрепанную. – Дзюго у нас иногда выходит из себя и может убить любого. А так он очень добрый. Зверушек любит… особенно птиц. Спасу от них нет никакого…
Хината молча слушала все это и никак не могла поверить словам Карин. Как человек может любить животных и при этом безжалостно набрасываться на беззащитного человека? Хината скептически посмотрела на Карин, продолжавшую объяснять причину такой агрессии со стороны своего напарника.
- Я не верю.
- Хм… это твое дело. Но скажу, Дзюго самый добрый среди всех нас. Идем. Есть, наверное, хочешь?
Только сейчас Хината поняла, что действительно проголодалась. Она же еще не завтракала, а это потрясение с утра пораньше, только еще больше пробудило в ней голод. Они прошли по веранде почти через весь дом и зашли в темную комнату, с маленькими окошками. Видимо, здесь должна была быть кухня… Но за столько лет явного запустения, она пришла в полную негодность. Посередине стоял низкий стол, ржавая раковина ютилась у стены рядом с разделочными столами с покосившимися дверцами. Холодильника и плиты видно не было, но вместо них стояла большая печь, тоже давно не использующаяся.
- Что это за дом? – Наконец, удалось задать этот давно интересующий ее вопрос.
- Да кто его знает… Принадлежит Саске. Мы не спрашивали.
Хината немного разочаровалась. Она так хотела узнать историю этого странного поместья. И почему здесь никто не живет… Хотя. Как же тут кто-то может жить, если весь клан давно умер? Тут ей стало совсем не по себе. Как это так? Жить совсем без родственников. Страшно, наверное… Хинате вдруг стало жалко Саске, вынужденного в одиночку справляться со всем. У него нет поддержки, некому дать ему совет…
- Кстати. Я Карин.
- Ой! Простите… - Только сейчас она вспомнила, что до сих пор познакомилась только с парнем по имени Суйгетсу. – я Хината.
- Ага. Значит, наследница Хьюга, да?
- Д…да…
- Хм… отлично.
«И что отлично?» - Хината совсем не могла понять ход мыслей этой девушки. Странно все это. Все они здесь странные.

Саске с командой вернулись через два часа. Суйгетсу тут же принялся натирать свой меч, любуясь его блеском на солнце, Саске же скрылся в своей комнате, как уже успела понять Хината. Она сидела на веранде, свесив ноги на землю. Козырек защищал ее от ярких солнечных лучей, и она наблюдала за Суйгетсу, занятым своим делом на противоположной стороне.
- Извини за то, что произошло утром.
Дзюго сел рядом, замечая, как Хината нервно вздрогнула и отодвинулась подальше, пряча взгляд.
- Я напугал тебя, да?
- Да… простите…
- За что ты извиняешься? Это я виноват. Надеюсь, ты простишь меня… - Тут маленькая птичка залетела во двор и направилась прямиком к великану, садясь к нему на плечо и что-то чирикая. Лицо Дзюго тотчас стало настолько добрым, что Хината удивилась – действительно ли этот человек напал на нее сегодня утром? Дзюго осторожно погладил своей большой ладонью яркие перышки птички, улыбаясь, когда та прикрыла черные глазки-бусинки.
- Я иногда теряю над собой контроль…и тогда становлюсь неуправляемым… Мне самому это не нравится… но я ничего не могу поделать… Хорошо, что Саске с нами. Он один может меня остановить. – Теперь Хината еще более удивленно посмотрела на этого парня. Как? Саске способен на такие добрые поступки? Девушка недоверчиво смотрела на своего собеседника, явно не собираясь принимать его слова за чистую монету.
Тут она вспомнила свои собственные мысли о том, что Саске остался один, и почувствовала себя немного виноватой перед всеми этими людьми. Нельзя судить о человеке только по слухам. Девушка уже ругала себя за то, что сама составила мнение об этих людях только со слов своих товарищей. Но ведь она верила им… Их мнение считала верным… Как же быть? Совершенно запутавшись в себе, Хината все же посмотрела на Дзюго и попыталась улыбнуться, хоть и чувствовала, как поджилки все еще трясутся.
- И…извините меня за грубость…
- Нет… это ты меня извини… Кстати, я Дзюго…
- Хи…Хината… - девушка с опаской смотрела на руку, протянутую ей для перемирия, но все-таки подала свою.
- Очень приятно…
- Ох! Какие нежности! Что, заворожила прекрасная госпожа, а, Дзюго? – Суйгетсу, хихикая, подошел к молодым людям, вгоняя своими словами в краску девушку, которая тут же выдернула ладонь из крепких пальцев и отвернулась, вся краснея.
- Я просто извинился.
- Ага. Ладно, клеить девчонок будем потом. Идем. Там кажется, подарочек подоспел… - Дзюго тут же поднялся, отпуская птичку, но все же посмотрел еще раз, на все еще смущенную Хинату. – Извини нас, нам нужно идти.
- До… до свидания…
Шиноби исчезли за воротами поместья, а Хината осталась одна со своими противоречивыми чувствами. Как так получается? Она считала этих людей мерзавцами и негодяями, не способными на добродушие… Но они спасли ее, и даже предоставили жилье, пока не заживет нога… Она считала их безжалостными убийцами, и никак не предполагала, что их может мучить чувство вины за свои поступки… Как же так? Хината настолько неловко чувствовала себя, ведь была так уверена в своей правоте, тем более, что все ее друзья считали именно так, а никак иначе… Девушка так задумалась, что не заметила, когда на веранду вышел Саске. Сама же Хината очень хотела уйти и не видеть этого человека, так грубо разговаривающего с ней вчера, и тут же почувствовала себя виноватой. Повинуясь этому ощущению, она медленно поковыляла на встречу к бывшему товарищу, бесшумно ступающему по деревянному полу.
- Эээ… Саске-кун… Я…
- Если снова со своими нотациями, то не трать время попусту. Иди дальше.
Хината замерла на месте с открытым ртом. Она ведь действительно, снова хотела попытаться поговорить с парнем о Конохе и Наруто. Хотела по-хорошему. Но он снова вывел ее из равновесия своими жесткими словами.
- Да не собираюсь я читать тебе нотации! Кому ты нужен! Я просто хотела спросить… почему ты так нас всех ненавидишь?..
- Чтобы ненавидеть, я должен считать вас равными себе. Но вы… слабаки… И даже ненависти моей не стоите. Так что можешь не переживать.
- ЧТО?! – Она гордилась тем, что никогда не выходила из себя. Что всегда могла снести любую личную обиду. Но он задел ее друзей. Он назвал их слабаками! Недостойны. Да что он вообще думает о себе? Что он всесильный? – Да ты! Ты напыщенный хам!
Все же воспитание не позволило ей произнести более грубое оскорбление, и Хината почувствовала себя полной дурой, получив в ответ ледяную ухмылку, означавшую, что собеседник ничуть не обиделся на такие эпитеты.
- Саске-кун! Ты самый отвратительный человек на земле! Наруто-кун так хочет вернуть тебя! А ты! Ты продолжаешь мстить и убивать ни в чем неповинных людей! – Хината кричала и не заметила, как резко взгляд Саске изменился из холодного, в ужасающе угрожающий. – Ты стал преступником! Ты не видишь разницы между хорошим и плохим человеком! Ты просто убиваешь их всех!
Она даже не заметила, как молниеносно была прижата к стене. Саске стоял напротив, сжимая ее шею, вытянутой рукой. Только сейчас Хината заметила, как изменилось его лицо: жесткие складки залегли вокруг рта, брови сошлись на переносице… но больше всего ее пугал взгляд – лишенный каких-либо эмоций, но полный холодной решимости – убить.
- Разница? Почему тогда ты жива, маленькая дурочка? Я прямо сейчас могу свернуть тебе шею одной рукой. И все будет кончено - для тебя. Тогда почему я этого не делаю? Скажи? Я же не вижу разницы.
- Я… - Хината расширенными от ужаса глазами смотрела на Саске: «Как жестоко… Да я виновата, я обвинила его… но почему он прибегает к таким методам?» - И…извини.
- Твои извинения мне не нужны. Что они мне? Ты даже не поняла того, что я сказал. Ты уже обвиняешь.
Хината снова удивилась, вглядываясь в его лицо. Ведь он прав. Она уже обвинила его в жестокости, в том, что его методы слишком пугающи… Девушка виновато опустила голову, смирившись со своей участью, а Саске, лишь презрительно скривил рот и отпустил руку, будто ему противно даже касаться ее.
Снова опираясь на костыли, Хината посмотрела вслед, удаляющемуся шиноби. В чем-то он, безусловно, прав, но… девушка не могла принять его слова. Теперь она на собственной шкуре убедилась, что он преступник, и если она перейдет ему дорогу, то расстанется с жизнью. «Я так хочу домой!» - снова эта мысль посетила ее голову. Так захотелось оказаться в кругу близких, родных людей. Где нет сомнений в собственной правоте, где у всех точно такое же мнение, как и у тебя.

Глава 4.

Саске, зашел в комнату, чувствуя, как гнев в очередной раз начинает овладевать им. Достало! Только недавно он встречал Наруто, который чуть ли рубашку на груди не рвал, умоляя вернуться, готов был остановить его любой ценой. Вернись, я все прощу… Смешно даже… Кому нужно прощение, если он даже понятия не имеет о том, что творится в этой душе. Как и все они. Так легко повесили ярлык – преступник, убийца. Очень легко. А эта Хьюга? Святая нашлась. «Ты не видишь разницы», - отличное высказывание. Даже не поняла, что жива, только благодаря ему и его команде. Живет здесь, и еще умудряется обвинять во всех смертных грехах… Хотя, чему тут удивляться? Он всегда знал, что никто его не поймет. Мотивы его поступков для других просты и прозрачны, как они сами считают - месть и ненависть. Они правы, но не во всем.
Саске хлопнул ладонью по стене, силясь унять клокотавшую ярость. Не видит разницы! Да - он убивал и невиновных. Но ему нужно было защищаться! Что он должен был делать? Стоять и смотреть, как его убивают точно также без зазрения совести. И почему они невиновные? Они хотели напасть, они хотели уничтожить… его. Это, значит, они не виноваты? Интересное суждение… Ладонь на стене сжалась в кулак. Какого черта он вообще ищет себе оправдание? Он знает все лучше, намного лучше этой девчонки. Она-то даже представить себе не может, что творится внутри у него. Плевать он хотел на ее слова.
Еле слышный шорох прервал стремительный поток мыслей в голове шиноби, он снова выпрямился в ожидании, когда его товарищи приоткроют нишу двери и тихо ступят на татами.
- Дело сделано.
- Хорошо.
- Саске. Ты не думаешь, если два АНБУ пропали здесь, это вызовет подозрение? Они скоро пришлют сюда еще одну команду, только большим числом.
- Не важно. Барьер установлен?
- Да. – Суйгетсу покосился на Дзюго, будто желая узнать, что с их напарником? Волны злости исходили от него с такой силой, что Дзюго хотел скорее покинуть комнату, боясь снова поддаться безумию.
- Все. Идите.
Шиноби поспешили последовать приказу, оставляя Саске одного со своими не самыми приятными мыслями.

***
Хината готовила на кухне вместе с Карин, когда вошли Суйгетсу и Дзюго, садясь за стол.
- Карин, это ты опять приставала к Саске так, что он рассвирепел, как бешеный кабан?
- Что? Суйгетсу, закрой пасть, а то вышибу тебе последние мозги! – девушка, угрожающе подняла кулак, вызвав смех у своего напарника.
Хината же отвернулась при первых словах парня. Это ведь она виновата в таком настроении Саске. Наговорила ему обидных слов, а теперь от этого страдают все они. Пусть эти люди и не друзья ей вовсе и даже не товарищи, но они не должны страдать по ее вине. Уверенная в том, девушка поднялась со своего места и, опираясь на костыли, вышла на веранду.
Перед дверью в комнату, из которой ее один раз уже выгнали самым грубым образом, Хината все же осторожно отодвинула створку, проходя внутрь. Саске стоял у окна. Точно так же, как и прошлый раз.
- Саске-кун… я… хотела извиниться за свои слова.
- Развернулась и вышла.
Ноги сами сделали шаг назад, будто исполняя приказ - с таким явно угрожающим тоном он был сказан. Нет. Она не будет обращать внимание на его грубость. Она пришла извиниться, и сделает это!
- Не выйду! – упрямо вздернув, подбородок, Хината вошла в комнату, громко стукая костылями. – Я, правда, хочу попросить прощения! Я была не права, когда говорила все это. Прости меня, пожалуйста, Саске-кун!
Она замерла в низком поклоне, ожидая, когда парень скажет хоть слово.
- Выйди.
Хината, сцепила кулаки. Нет. Она не будет реагировать. Главное, что извинилась, искренне попросила прощения. Если он его не принял, она не виновата.
- Саске-кун… Я, правда, хочу понять. Почему ты не хочешь возвращаться? Почему ты убиваешь, мстишь?
- Даже если я объясню тебе, это не поможет. Уходи.
- Нет. Почему ты не хочешь простить этих людей, которые... которых считаешь виноватыми? Ведь если простишь, то сможешь жить спокойно. Тебе будет легче…
- Оставь эти проповеди для Наруто. И катись отсюда.
- Именно Наруто-кун и научил нас этому! Он научил нас прощать даже тогда, когда это невозможно! – Хината так всплеснула руками, что костыли пошатнулись, и она чуть не упала. Однако девушка совсем не обращала внимание на это. Она продолжала доказывать Саске свое мнение, боясь упустить момент. – Он поможет тебе вернуться обратно в деревню! И все будет как раньше!
- Глупое мнение. В моем случае - «как раньше» не существует. И эти слова о всепрощении и милосердии не для меня. Я не собираюсь ни прощать, ни возвращаться. Уходи уже. Ты достала.
Хината готова была зарычать или кинуть в него костыль. Ну, что за твердолобый человек. Однако пришлось сдержаться – Учиха Саске опасен, и, разговаривая с ним, необходимо соблюдать незримое правило, чтобы его гнев не обрушился на нее. Она глубоко вздохнула и снова посмотрела на спину парня.
- Я уйду. Но ты не прав. – Девушка удалилась так гордо, как только позволяла ей сломанная нога и постоянно разъезжающиеся костыли, оставляя Саске обдумывать ее слова.
«Как раньше». Глупо. Как же все это глупо. Неужели они считают, что все так просто? Они, словно все еще дети. Как будто можно просто вернуться и сказать: «Извините, я больше так не буду». Никто по головке не погладит и не простит. Все шиноби мира ищут его, хотят убить как самого опасного преступника, пытавшегося напасть на Каге. Наруто. Поможет вернуться? Что за чушь? Наруто сам в довольно шатком положении в Конохе. Джинчуррики, его будут использовать, как единственного оставшегося в живых, а он даже не заметит. До чего же глупая эта девочка… Неужели всех, кто живет в Конохе, так нагло обманывают? Что все будет хорошо? Всех простят? Или только она одна видит такое розовое будущее? И даже, если бы ни это, «как раньше» навсегда исчезло много лет назад. В тот самый день, когда клан Учиха перестал существовать, и все говорили только одно: единственный выживший. Единственный. Он теперь один - один навсегда. И после уже не будет ни одного Учиха. Мир вздохнет свободно. Никто больше не скажет: «Проклятый клан! Проклятые глаза! Проклятые дзюцу!» Останутся только хорошие, только святые. Ведь плохими всегда были только Учиха - корень вселенского зла. Давайте уничтожим их, убьем, и сразу всем станет хорошо. Ну, и где теперь это счастье? Стало только хуже. Старейшины не рассчитали – маленький мальчик сможет отомстить, даже в одиночку он не остановится, пока головы этих ублюдков не будут у него в руках.
За окном начало темнеть. Саске внимательно посмотрел на звезды. Кто-то считает, что это проблески надежды на темном и мрачном небе, полном горести страдания. Но, по его мнению, это умирающее счастье, умирающие улыбки и радости, звезда – как вспышка счастья, светит вокруг и быстро умирает, пропадая в этой черной пучине страха и отчаяния… У всех этих звезд-искр радости одни конец – утонуть в пучине отчаяния. Горькая ухмылка появилась на равнодушном лице последнего Учиха. До чего довели слова какой-то малявки… Он стоит тут и задумывается о своей судьбе вот уже несколько часов подряд. Его жизнь уже давно определена, и смерть тоже. Он ее не боится, просто знает, что ни за что не умрет, пока месть не осуществится до конца.
Парень вышел на веранду старого поместья, без слов рассказывающего об одиночестве своего хозяина. Саске посмотрел на обшарпанные рисунки, провел рукой по полустертому, будто кто-то со всего размаха провел наждачкой, вееру. Когда-то этот дом принадлежал всей семье. Очень-очень давно о них говорили, как об одном из самых сильных кланов. И что осталось? Только отголоски прошлого, как и в этом старом поместье. Когда оно было величественным и прекрасным, а сейчас… практически развалилось, и уже никто его не восстановит, никто не поселится в нем навсегда.
С другого конца веранды открылась дверь. Из кухни вышел Суйгетсу и Дзюго, следом за ними медленно ковыляла Хината. Саске замер у стены, надеясь, что никто его не заметит и оставит одного: слишком много печальных мыслей в его голове, чтобы выслушивать очередные шуточки или нотации.
Его напарники прошли в свои комнаты, что-то пробурчав друг другу на прощание. Карин ворчливо убирала на кухне остатки еды, а Хината спустилась в сад, садясь на край камня и обращая взгляд в звездное небо. Она всегда восхищалась этим огромным небосводом именно ночью, когда на черном полотне, словно в мрачной бездне отчаяния и страха, проглядывали маленькие искорки надежды – звезды. Они мерцали и переливались поглядывая друг на друга и будто говоря, что все наладится, все исчезнет, и снова настанет день – снова все будут счастливы и рады.
Саске уже хотел уйти, когда девушка вдруг неожиданно проговорила:
- Красиво…
- Не понимаю, что тут красивого. Просто звезды и все. – Карин закончила с делами, присаживаясь рядом на пьедестал разрушенной статуи.
- Но они такие далекие и манящие… кажется, что сейчас я протяну руку и коснусь их…
- Ерунда. Они слишком далеко. Рукой до них не достать.
- Странно. Мы с вами такие разные Карин-сан… И почему все люди разные?.. – Хината уже не смотрела на звезды, а разглядывала свои руки под светом луны. – Почему Саске-кун не такой, как я или Наруто-кун? Почему он такой злой и жестокий?
Саске не хотел слушать о себе гадости, особенно в сравнении с Наруто. Он повернулся, чтобы уйти, но так и остался стоять, прислушиваясь к тихому разговору в саду.
- Саске… с ним многое произошло. Никто из нас не осуждает его. Он просто идет своей дорогой.
- Но он убивает! Он безжалостен ко всем вокруг!
- А чего ты хотела? Мягкий и добрый человек давно бы погиб. Безжалостен? Я не знаю… все люди безжалостны. И я, и Суйгетсу, и Дзюго, и даже ты.
- Направда! Я не безжалостная!
- Неужели? – Карин мрачно посмотрела на девушку рядом с собой, поправляя очки. – Что для тебя безжалостность? Только убийства других людей? Я слышала ваш разговор утром. Что ты там говорила? Убивает всех подряд без разбора?
Хината съежилась от этих слов, испытывая острое чувство стыда. Она ведь не знала, что утреннее происшествие мог кто-то видеть, кроме нее и Саске.
- Разве это не безжалостно? Не жестоко? Ты так резко обвинила его. Но подумай сама. Разве он похож на того, кто убьет любого? Даже того, кто ни в чем не виноват, кто абсолютно перед ним беззащитен?
- Н…не знаю… - не понимает она всего этого. Ей все говорили, что Саске изменился, что он стал преступником без морали и принципов. Но эти люди утверждают совсем обратное. Кому же верить? Своим друзьям или тем, кто общается с Саске каждый день? – Н…но он же хочет отомстить… А ведь брата своего он уже убил… тогда почему он снова ищет мести? Разве уже не хватит?
- Не знаю. Но Саске считает виноватым не Итачи. По его мнению, во всем виноваты старейшины вашей деревни. – Хината широко раскрытыми глазами смотрела на Карин, вглядывающуюся в ночное небо.
- Почему?
- Этого я не знаю. Спроси у него. Но раз он считает, что они виноваты, значит, на то есть свои причины.
- Я все равно не понимаю. К чему приведет вся эта месть?
- Здесь никто не сможет его понять. Но ты… ты можешь.
Хината снова удивленно посмотрела на девушку, спокойно сидящую рядом.
- У тебя ведь тоже большой клан. Неужели ты не можешь понять чувств того, кто потерял свою семью?
- Я могу понять… Но то, что сейчас делает Саске-кун выходит за любые рамки моего понимания. Я никогда бы не зашла так далеко. Никогда. Нужно уметь прощать.
Карин глубоко вздохнула, понимая, что вряд ли удастся объяснить этой девушке все, как надо. Она совсем из другого мира. Оттуда, где все счастливы, все вместе и поэтому у них есть такая возможность – простить. Там никто не думает, как выжить, каждый день балансируя на тоненькой ниточке, когда внизу пропасть с острыми кольями. Они твердо стоят на земле. Больше Карин ничего не сказала. Она встала с камня и направилась к себе в комнату, потеряв всякое желание общаться с Хинатой.
Саске бесшумно скрылся в комнате так, чтобы никто не заметил его присутствия при этом разговоре. И чего он хотел? Наивно полагал, что до этой девчонки хоть что-то дойдет? Да никто из них даже не хочет задумываться, почему он такой. Ничего нового он не услышал. Смешно - она может понять. Да ни черта она не может. Чтобы понять, надо самой пройти через весь этот ад.
Понимание. Кажется, такая простая вещь. Но не все готовы на него. Кто-то совсем не хочет вникать в чужие проблемы. «Это не мое дело», - говорят они, и понимание не приходит. Другие уверяют, что понимают, но их понимание не заходит дальше обычных сплетен и обсуждения этих самых чужих проблем. Ведь чужая беда, не касается тебя, в частности, и на нее можно посмотреть свысока: «Какое несчастье! Но со мной-то этого не случится! Я же умнее, лучше, сильнее…» Мы не обвиняем виноватых, и считаем, что обвинять неправильно. Мы во всем готовы винить пострадавших. Но когда на нас сваливается несчастье, мы виним всех вокруг и не понимаем, как другие пеняют на нас. Мы ведь пострадали! Почему вы вините нас? Вина в нашем воспитании? Почему? Вина в нашем характере, уме? Мы не понимаем того, что сами когда-то делали. Точно также обвиняли того, на кого легла ноша этой вины. Он пострадал, но его клеймят. Клеймят за то, что попал в беду… Он уходит в себя. Он меняется так, чтобы никто и никогда не смог увидеть его истинное лицо, истинные чувства. Теперь все говорят, что он холоден и бесчувственен. Для него нет ничего святого. Он утопил свою душу в ненависти и мести. Но ведь, когда он был с вами, когда он так нуждался в понимании и поддержке… Кто протянул ему руку помощи? А теперь он стал тем, кого в нем видели всегда, даже тогда, когда он этим кем-то не являлся. Злодей! Преступник! Вы хотели видеть во мне его? Получайте. Черствый, помешанный на мести. Пожалуйста. Я стал таким. Видите, вы так хотели, чтобы я всех ненавидел. Смотрите! Я ненавижу. Все так быстро приняли этот новый образ и теперь говорят: «Да он всегда был таким! С самого детства! Мы все видели, мы все знаем!» Тогда ненавидьте его! Желайте смерти! Копите силу и мощь, чтобы уничтожить его! А когда накопите, когда уничтожите, поймите, что он не такой, каким все его видели. Что за этой маской ненависти, которую вы так хотели видеть, скрывался совсем другой человек. Но разве вы разглядели это в нем? Разве вы хотели это разглядеть? Нет! Вы хотели скинуть на него всю ответственность, всю вину за свои проблемы. Кто виноват? Конечно, он, ведь он ушел, он предал. Он стал мстителем. Он всех возненавидел. Только он.

***
Как-то пролетели две недели, и Хината наконец вздохнула свободно. Нога зажила довольно быстро, благодаря тем медицинским дзюцу, которые девушка знала сама.
Ходить все еще было как-то непривычно, и нога неуверенно ступала по земле, но Хината радовалась, что скоро покинет этот мрачный дом и больше не будет видеть вечно равнодушное лицо.
Она больше ни разу не разговаривала с Саске. Если они встречались в поместье, то девушка старалась поскорее уйти в комнату или куда-нибудь еще.
День был необычайно яркий и радостный, и вроде бы не предвещал ничего плохого, если бы не одно «но». Хината не хотела выходить на улицу, зная, что сейчас там тренируется Саске. Но невообразимая духота в помещении все же заставила ее присесть на веранде, невольно наблюдая за движениями своего бывшего товарища. В некотором расстоянии от него стояло несколько чучел, похожих на людей. Шиноби замер на месте, абсолютно неподвижно, и Хината никак не могла понять, что это за странная тренировка – кто кого перестоит? Через мгновение по саду разнеслись пищащие звуки, будто тысячи птиц слетелись сюда, и девушка увидела, как голубое свечение неровными сполохами окутывает руку Саске. Молния металась, желая вырваться из ладони, кричала и извивалась и, наконец, нашла выход, пробегая по тонкому лезвию катаны и безжалостно врезаясь в тела соломенных людей. «Красиво…» - первая мысль, которая посетила голову Хинаты, заставила ее разозлиться на саму себя. Да, возможно, это красиво, но что важнее – опасно. Девушка задумчиво посмотрела на облака, - такие белые и пушистые, но такие далекие и безразличные. Сегодня она уйдет отсюда. Обязательно. Какой смысл сидеть в этом доме, когда в деревне, наверняка, волнуются и не находят себе места родные люди?
Остальная часть команды, как слышала Хината, снова куда-то ушла, как делала регулярно. Девушку не посвящали в тайны, да она и не особо рвалась их знать, хотя по всем правилам должна была приложить максимум усилий, чтобы выяснить как можно больше о враге.
А этот самый враг стоял сейчас напротив, продолжая странную тренировку. Куноичи соскочила с деревянного пола на землю.
- Ммм… Саске-кун, я хочу кое-что сказать.
Парень остался неподвижен, явно игнорируя слова девушки.
- Я… я ухожу. Теперь моя нога зажила, и я могу отправиться домой. Но еще раз прошу тебя: одумайся… месть… она не принесет тебе удовлетворения, только страдания…
- Ты заткнешься когда-нибудь? Не учи меня тому, что я прекрасно знаю сам.
- Но… зачем тогда… ты продолжаешь все это? – Хината удивленно смотрела на человека, который добровольно обрекает себя на страдания и боль. Он что, совсем с ума сошел? Зачем делать то, что заведомо плохо закончится?
- Тебе не понять.
- Возможно. Но раз так, то я попытаюсь тебя остановить.
Саске стоял к ней спиной, даже не шелохнувшись. Она не знала, что у него на уме, но решила не упускать шанс и вытянула руки для стиля легкого касания. Куноичи приблизилась к своему сопернику, желая поразить каналы чакры, которые были видны, как на ладони, при помощи Бьякугана, но Саске в самый последний момент отскочил в сторону, поворачиваясь лицом к девушке.
- Значит, все-таки эти глупые речи о добре и милосердии – ерунда. Бить в спину тебя тоже научил Наруто?
Хината стушевалась от этих слов, и тут же была атакована Саске, который воспользовался моментом и начал молниеносно наносить удары. Девушка еле успевала уходить от этих атак, уже задыхаясь от бешеного темпа схватки.
- Давай, сражайся в полную силу. Я не буду тебя жалеть. Ошибешься – умрешь.
Она верила ему, да и как можно было не поверить? Глаза горели ярким пламенем, жаждой расправы над врагом. Куноичи заметила какое-то движение сбоку и едва успела применить небесный вихрь. Саске отпрыгнул в сторону и тут же снова понесся вперед. Рука его полыхала чидори – той самой, которой всего несколько минут назад восхищалась Хината. Куноичи не стала ждать, когда ее проткнут насквозь, и сама понеслась в атаку, боясь не успеть применить шестьдесят четыре удара небес.
Они столкнулись, и свист прекратился, а Хината беспомощно осела на землю, с широко раскрытыми глазами. Рукав на и так потрепанной куртке разорван, из предплечья сочится кровь. Куноичи осмотрела тело Саске, но поврежденных каналов чакры не обнаружила. Значит, не достала.
Шаринган потух, и парень приставил к горлу поверженной соперницы кончик кусанаги.
- Все бесполезно. И чего стоят теперь твои слова? Твоя жизнь зависит от моего желания. Я могу тебя убить прямо сейчас.
Было трудно, но Хината подняла глаза, чтобы заглянуть в лицо этого жуткого человека. И снова ни одной эмоции, но девушка тоже не собиралась показывать свой страх. Она собрала всю волю и гордо подняла голову:
- Тогда убей. Убей и подтверди мои слова: ты безжалостный убийца! Преступник! Ты проклятый потомок такого же проклятого клана! И тебя обязательно поймают и убьют. И ты больше не сможешь вершить свою беспричинную месть!
Беспричинную? Это его месть беспричинная? Как это все раздражает. Что же должно такого произойти, чтобы всем стали понятны эти самые причины? Или смерть всей семьи, всего клана, насчитывающего ни один десяток сильнейших шиноби, их жен, детей, братьев и сестер, их родителей – это недостаточная причина? Она настолько ничтожна, что все вокруг указывают ему на это? Неужели для всех это так мало? Сколько людей должно погибнуть, чтобы все решили эту причину достаточно веской? Сколько их родных и близких должно умереть, чтобы они поняли его? Да, он ненавидит, ненавидит всех их за эту сухую черствость. За то, что всем вокруг наплевать. Всегда было наплевать. Вырезали сильнейший клан. И от этого всем стало легче дышать - ушла потенциальная угроза. А жизнь людей, многих людей – это такой пустяк, что даже и задумываться не стоит. И искалеченная жизнь ребенка, которого заставили поднять оружие на собственных родителей, на своих родственников и друзей – это тоже пустяк. Пустяк, то, что его признали преступником самого высокого уровня, пустяк, что он положил свою судьбу ради деревни и сельчан, которые даже не знают о его, якобы, подвиге, которые его ненавидят.
И все это не является причиной, чтобы мстить? Чтобы ненавидеть? Или просто эта девчонка, как и ее друзья настолько счастлива, что не хочет понимать чужие проблемы? Да, если честно, ему уже все равно. Давно стало безразлично чье-то мнение по этому вопросу. Он знает, что всем наплевать. Всем важно только свое, личное, касающееся только их маленьких делишек. И ему на все наплевать. На всех на них.
- И… и я не собираюсь… оставаться пленницей того… кто… кто… прикрывается этой самой местью, чтобы убивать невинных людей. – Она знала, что зря сказала все это. Просто… Просто он ее разозлил, а сам остался полностью равнодушен. Она сказала это, чтобы Саске тоже начал проявлять эмоции.
Хината заметила, как сжались его кулаки, и внутренне напряглась уже догадавшись, что добилась результата. Вот только вряд ли он будет для нее полезен.
- Тогда ты будешь еще одним человеком, которого я убью, прикрываясь своей жаждой мести и ненависти.
Девушка сглотнула, видя как начала концентрироваться чакра внутри тела Саске, как она будто в огромном котле бурлила, накапливая потоки энергии. Девушка решила не ждать взрыва и попыталась нанести удар первой. Однако Саске быстро остановил ее. Он держал куноичи за шиворот кофты, и пока она пыталась освободиться от его мертвой хватки, с ужасом всматриваясь в такие холодные, полные безжалостной злобы глаза, произошло то, чего она так боялась: Саске выпустил чакру из всех точек своего тела, и разряд чидори с огромной скоростью прошел по нему, пробегая по правой руке прямо к девушке, забившейся в судороге от разряда тока.
Он отбросил ее, как сломанную куклу, на землю. Острая боль в плече вызвала слезы на глазах куноичи, но кое-как ей удалось сесть на постоянно сгибающихся руках. Ноги она практически не чувствовала. Все внутренности сдавило от боли, из легких вырывался какой-то прерывистый свист вместо ровного дыхания. Слезы сами текли по щекам, а она утирала их грязными руками, оставляя черные разводы на белой коже.
Хината боялась. Боялась потому что знала – она сама виновата. Виновата, что сказала такие отвратительные вещи, что назвала все жизненно важные цели этого человека надуманными. И зачем ей все это нужно? Неужели так хочется умереть? Ведь он серьезен и не будет жалеть.
- Ты умрешь. Но прежде я покажу тебе эту ничтожность. Эту глупую причину моей мести. Ты ведь так думаешь. Почувствуй этот ад.
Пространство вокруг Хинаты начало меняться. Привычные глазу цвета сменились безобразным контрастом черного, густого и тягучего, и красного, такого яркого, что резало глаза. Она стояла одна во всей этой чудовищной гамме, боясь сделать хотя бы один шаг. Вдруг все снова сменилось: она стояла на какой-то улице. Дома, магазинчики были очень похожи на то, что она видела в Конохе. Только всюду был нарисован веер, разделенный на две половинки – красную и белую - квартал клана Учиха. Она смотрела по сторонам и видела такую знакомую для себя самой картину: мирные жители, старушки, женщины, спокойно шли по улицам, о чем-то беседовали со знакомыми, а их дети и внуки сновали тут и там, весело смеясь, изображая шиноби.
Хината слегка улыбнулась, видя, как все это похоже на ее собственный дом, на ее семью и клан. Неожиданно, побагровел закат, и в мгновение ока, все люди вокруг девушки превратились в безжизненные трупы, в бесцветные тела, разбросанные по улице. Вокруг кровь, забрызгавшая стены, оторванные конечности, обугленные деревья.
На глаза навернулись слезы. Как же так? Только сейчас она видела, как смеялась вон та девочка с черными косичками, а сейчас она уже лежит на земле с кунаем в сердце, с застывшим взглядом, прижимая к себе куклу. Они все были вокруг: трупы людей, замерших и холодных, в крови и грязи. Куда ни глянь.
Хината попятилась назад и почувствовала что-то странное под ногой. Обернувшись, она поняла, что наступила на руку какой-то девушки, очень красивой, но тоже уже переставшей дышать.
- Глупая причина, не правда ли? – голос раздавался как будто издалека.
Куноичи подняла взгляд, полный слез, на багровую луну с красными точками: шаринган, как огромный диск, следил за ней.
- Наверное, ты права. Как можно пожалеть кого-то, кого даже не знаешь? Возможно, если твоих родных вот так… ты почувствуешь хотя бы толику настоящего ада?
Снова изменился пейзаж. И перед Хинатой, как будто вынутый из подсознания, возник ее собственный дом.
Густая тьма окутала все поместье. Хината никак не могла понять, что ее так тревожит. Какая-то жуткая, словно мертвенная тишина стояла вокруг. По коже пробежали мурашки, будто от холода, и тревога все глубже впивалась в душу своими когтями. Открыв ворота, девушка прошла на территорию поместья, не встретив ни одного человека. Она медленно шагала вперед, осторожно, словно чего-то боясь, ступая по дороге. На пороге дома разулась, так и не встретив никого снаружи, прошла внутрь. На веранде во внутреннем дворе, и луна осветила фигурку девушки боязливо ступающую по деревянному полу. Ноги вдруг наступили в какую-то липкую лужу, и Хината увидела на полу черную жидкость, поблескивающую в лунном свете. Тревога забила в голове с новой силой, и девушка открыла дверь, желая узнать, что это за странная лужа. В нос резко ударил такой непривычный, но знакомый запах – запах крови и смерти. Хината в ужасе замерла на месте, не мигая уставившись на гору мертвых тел, изрубленных на куски. Жидкость начала сочиться в открытую дверь, стекая с деревянного пола веранды на землю и в свете луны девушка, наконец, увидела ее истинный, насыщенный и густой красный цвет. Кровь была везде: на полу, на стенах, на мебели и окне. Выражение ужаса навсегда замерло в пустых глазах представителей клана Хьюга, так неаккуратно сброшенных в одну безобразную кучу, словно сломанные куклы на свалке. Крик замер на губах Хинаты, которая в шоке попятилась назад, и, поскользнувшись, упала, вся испачкавшись в крови. Одежда и руки окрасились в красный, моментально впитываясь в ткань, мутя сознание своим густым запахом смерти. Девушка быстро поднялась и побежала по веранде в поисках отца, сестры и брата. «Где вы? Отец! Неджи? Что произошло? Кто это сделал?» - Она бежала, словно по бесконечному коридору, и только сейчас заметила вокруг неподвижные трупы. В саду, в комнатах, на самой веранде она чуть не налетела на убитую женщину с букетом камелий в руках. Но Хината не остановилась. Комната Ханаби совсем рядом и открыв дверь, куноичи не смогла сдержать крик. Ее маленькая сестренка мирно спала в постели, так и не открыв глаз, когда в горло ее воткнулся кунай. Белое одеяло сейчас было черным от крови, но выражение детской безмятежности так и не покинуло нежного лица. «Как же так? Кому понадобилось убивать маленькую девочку?» Слезы стекали по лицу, и Хината вытирала их руками, растирая кровь по лицу. Она уже бежала дальше по коридору, перепрыгивая через родственников, в поисках хоть кого-то живого. Еще одна спальня - комната родителей. Сердце колотилось как ненормальное, когда она открыла нишу и… ничего не нашла. Пусто. Надежда еще теплилась в девушке, когда она бежала дальше. Но больше никого не встретила. «Отец, Неджи, где же вы? Где? Почему вы допустили все это?» - Снова на улицу. Она бежала вдоль домов, теперь уже зная, что произошло, и почему никого нет. Снова острое чувство тревоги, заставило девушку замереть на месте, перед темным переулком. Непонятно почему, но она боялась туда идти, чувствуя, что увиденное ей не понравится. Шаг, еще один, вдруг перед глазами сверкнуло лезвие и звук глухого удара привлек внимание Хинаты. Тяжело упало чье-то тело и больше не шевельнулось. Черные волосы, словно змейки, разметались по земле, утонули в луже крови. Светло-серые, дымчатые глаза застыли, и Хината невольно вскрикнула, узнав отца. Рядом она заметила еще один силуэт неестественно распластанный на земле. Неджи с катаной в груди, лежал на земле, с вытекающей изо рта тоненькой струйкой крови.
Серебряная луна вмиг окрасилась в красный, превратившись в огромный шаринган, и Хината обратила к нему свое заплаканное лицо:
- Нет! Не надо! Я н[left][/left]е хочу больше смотреть! – Она зажмуривала глаза, закрывала руками уши, чтобы не слышать этих звуков ударов мертвых тел о землю, эту последнюю сцену убийства, которая прокручивалась перед ее глазами бесчисленное количество раз. – Не надо! Пожалуйста!
Саске смотрел, как под действием гендзюцу, девушка сжалась в маленький, дрожащий комок, как слезы заливали ее исказившееся ужасом лицо, как она кричала, умоляя прекратить эту пытку:
- Не надо! Прекрати! Прекрати!
Он развеял гендзюцу. И в то же мгновенье Хината подняла глаза, из которых, словно ручьи со снежных вершин весной, текли слезы, пробегая по грязным щекам, по пальцам, прижатым к лицу почти сдирающим нежную кожу.
Глаза, туманные и таинственные, сейчас блестели, словно лишенные разума. Да, такое зрелище действительно может свети с ума, он знает это. Когда Итачи использовал на нем Мангекьё Шаринган, когда показал ему, как убил всех в клане, когда оставил бежать без оглядки, и когда мальчик потом очнулся в больнице – он мог сойти с ума. Его преследовали эти кошмары, заслоняли разумные мысли, и только мысль о мести, смогла не дать ему окончательно свихнуться. Это было, своего рода, спасательным кругом. Спасительная месть… как смешно это звучит.
Сейчас перед ним скрючилась девушка, которой некому мстить, никто не спасет ее от пропасти, в которую упадет разум и исчезнет там навсегда. Она беспомощно смотрела в пустоту, все еще переживая этот кошмар, пока не провалилась в спасительный обморок, лишенные каких бы то ни было видений и эмоций.
Ловким движением, отточенным многими годами, Саске убрал катану в ножны, пристально наблюдая за бесчувственной девушкой, лежавшей на земле. Он взвалил ее себе на плечо и скрылся за воротами поместья, прокрался через лес, мимо умирающего городка, он отнес ее на дорогу, усадив в тени дерева.
- Я давно перестал надеяться, что кто-то поймет.
Слова, сказанные на прощанье, слышали только птицы на ветке, с интересом наблюдавшие за странным человеком, который, как вор, украдкой смахнул слезинку, еще не высохшую на бледной щеке и скрылся в лесу.

0

125

Глава 5.
***
Зеленый лес, шелест крон, пыль на дороге, подгоняемая ветром, три пестрых птички, пытающихся выковырять червяка из земли, бабочка, неспешно порхающая в безмятежном небесном море – вот, что увидела перед собой Хината, открыв глаза. Где обветшавшее поместье? Где разрушенный сад? И где враг? Всего несколько мгновений назад она видела трупы своих родных, а сейчас ее глазам открылся вид на лес, такой спокойный и умиротворяющий. Неужели все эти события: то странное поместье, команда Саске и этот кошмар ей привиделись? Она уже хотела вздохнуть с облегчением, но тут больное плечо, до сих пор кровоточащее от глубокой раны, дало о себе знать резкой болью. Значит, не привиделось.
Хината оторвала и так разодранный в клочья рукав, и кое-как перевязала им рану, надеясь, что не слишком ослабла от потери крови. Знать бы только, сколько времени она провела здесь без сознания, и кто принес ее на эту дорогу. Пошатываясь, щуря глаза от яркого солнца, куноичи вышла на дорогу, напрягая последние силы, чтобы активировать Бьякуган. В какой же стороне Коноха? Она никак не могла посмотреть дальше пары километров по сторонам, чувствовала, что повредились органы и возможно открылось внутреннее кровотечение… С такими ранами она вряд ли долго продержится, да и вообще, может ли обычный человек выжить в такой ситуации? Вряд ли… Хината попыталась напрячь глаза и увидеть дальше, но тут же упала на колени, хватаясь за живот. Возможно, система циркуляции чакры и не повреждена, но вот ослабленный организм явно не в состоянии сейчас выдержать даже такие нагрузки. Как же быть? Куда идти? Она должна вернуться домой во что бы то ни стало, иначе умрет прямо тут в пыли и унижении.
Превозмогая боль, девушка поковыляла вперед, в надежде, что этот путь выведет ее на дорогу, ведущую в Коноху.

***
Она была права! Вот она, родная Коноха! Как же она скучала по ней. По этим домикам, по смеющимся лицам, по своим родным, по друзьям и… по Наруто. Еще четыре дня девушка скиталась по лесам, в поисках хоть чего-то знакомого. И вот - она нашла маленький городок, в котором уже бывала на одном из заданий. Отсюда Хината и добралась до дома. Вся в пыли и грязи, с раненой, наспех перевязанной оторванным от куртки рукавом, рукой, с исцарапанными ногами она вошла в огромные ворота, восстановленные после разрушения. Дежурные провожали девушку удивленными взглядами, но ничего не говорили.
Она прошла по улицам в поисках своего дома, но наткнулась на Сакуру, возвращавшуюся из больницы.
- Хината! Это ты?! Мы тут с ног сбились! Ребята целыми днями твой след искали…
- И…извините, что заставила волноваться…
- Да ничего. Главное, что с тобой все в порядке! – Сакура оглядела куноичи с ног до головы и заметила перевязанную руку. – Что случилась? Ты ранена?
- А..да ничего. Заживет.
- Ничего подобного. Срочно в больницу. Тебя нужно осмотреть. – Сакура не стала слушать сбивчивые извинения Хинаты и, подхватив девушку под руку, повела ее в больницу.
Через некоторое время слухи о возвращении наследницы Хьюга разошлись по всей деревне, и товарищи куноичи стали сходиться в госпиталь, желая навестить подругу и убедиться, что с ней все в порядке.
- Кто же тебя так? – Сакура перевязала руку чистым бинтом, предварительно залечив насколько можно рваную рану, и начала переходить к детальному осмотру внутренних органов.
- Эээ… это…
- Хината! Нашлась, наконец! – В палату влетел Киба. На его лице было написано неподдельная радость, и девушка, даже, кажется, заметила блеснувшую слезинку, быстро исчезнувшую из ясных глаз друга, Акамару счастливо вилял хвостом, облокотившись лапами на койку и положив голову на ноги девушки. – Мы так волновались!
Следом за ним вошел Неджи и Хиаши. Родные не находили себе места, и даже невозмутимый глава клана Хьюга тепло улыбнулся и обнял родную дочь. Сама Хината вдруг прослезилась. Она так скучала по ним по всем. Ей так не хватало их доброты. Такое чувство, будто прошло много-много лет и вот, она, наконец, оказалась в родном доме.
Атмосфера всеобщей радости была омрачена появлением бойца АНБУ.
- Хьюга Хината. Вы должны составить отчет о причине вашего отсутствия. На основании этого, Хокаге-сама решит, как поступить с вами.
- Что ты имеешь в виду? – Киба мрачно смотрел на человека в форме и маске, скрывающей лицо.
- Хьюга Хината не получала специального задания, а значит, не могла покинуть пределы деревни по приказу. Если причины ее ухода определят, как побег, то будут предприняты соответствующие меры. Ее будут судить, как предателя и беглого шиноби.
Все собравшиеся в палате удивленно смотрели на бойца АНБУ. Предателя? Сама Хината не могла найти слов, чтобы выразить свое негодование.
- Я никого не предавала! Я шла за своими друзьями, но потеряла их из вида, и меня засыпало камнями! А потом меня нашли… какие-то люди. Я сломала ногу и поэтому жила у них, пока не выздоровела. – Она сама не знала, почему не сказала, что ее нашла команда Саске. Но чувствовала, что признайся, кто был ее спасителями, то так просто никто не поверит в то, что девушка не сбегала и не предавала родную деревню.
- Это мы выясним позже. – Шиноби исчез, оставляя людей с широко раскрытыми ртами.
- Нет, ну вы видели?! Предатель! Да Хината никогда в жизни никого не предаст, и с врагами общаться не будет! – Киба так яро отстаивал невиновность девушки, что Хината покраснела и виновато отвела взгляд. Как же не будет… Она же целых две недели провела в лагере врага, ела его еду, спала в его доме…
- Все-все! Хинате нужен отдых! – Сакура пыталась вытолкать всех посетителей из палаты, когда пациентка соскочила с больничной койки и прошла к выходу.
- Сакура-сан, спасибо, но я хочу домой… Я думаю, там отдохнуть мне удастся лучше… - Она так соскучилась по родным, что не хотела и минуты оставаться в четырех стенах палаты в госпитале.

***
Все в клане встретили наследницу с распростертыми объятьями. Все скучали по милой и доброй Хинате, которая всегда старалась помочь, если нужно – выслушать. Девушка так расчувствовалась, что расплакалась, когда Ханаби радостно прижалась к сестре. Никто не остался равнодушным, даже старейшины – хранители всех традиций клана, всегда скептически глядевшие на юную наследницу, одобрительно кивнули и улыбнулись.
«Как же я соскучилась! И что бы я делала, если бы не было вас всех?..» - Вдруг эта мысль, как громом поразила девушку, и она застыла на месте, не в состоянии пошевелиться. Что бы делала? Что было бы с ней, если бы они все вдруг исчезли? Хината почувствовала, как болезненно сжалось сердце. Неужели Саске тоже испытывал это? Или его чувства намного сильнее, ведь всех его родных уже давно нет…
- П…простите… я так… устала… - Быстро отвернувшись от радостной толпы, девушка побежала к себе в комнату и упала на кровать, пряча лицо в подушку. Как же так? Почему только сейчас до нее стало что-то доходить?
Весь день Хината пролежала в комнате, не желая выходить наружу. Противоречивые чувства грызли ее изнутри: она понимала и в тоже время отвергала такие чуждые ей стремления. Однако усталость и утомленность сделали свое дело, и девушка заснула, погрузившись в беспокойный сон.
«И снова мрак, снова горы трупов, лица, полные ужаса и страданий, и убийца, кутающийся в свой черный плащ, сверкающий глазами – абсолютно равнодушными и бесчувственными, он уже приблизился к ней, занося руку с кунаем, чтобы одним движением покончить с последней целью. Она испугалась, животный ужас поглотил разум, и, не зная себя, она убежала, убежала, зная, что враг преследует ее, что хочет убить и если она не скроется, то, наверняка, закончит также, как ее родные. Она завернула за угол и оказалась в тупике – кругом только стены и забор. Вот сейчас… сейчас он настигнет ее… но ничего не происходило и никто так и не нашел ее в этом маленьком уголке. Тихо подобравшись к выходу, Хината выглянула наружу, и тут же увидела своего преследователя – он шел по улице, медленно и вальяжно, вытирая окровавленную катану о край плаща».
- А! – Хината резко села в постели. Из глаз текли слезы, она вся покрылась испариной, одеяло свалилось с кровати, да и простыня была сбита в кучу.
Душу переполнял животный ужас. До сих пор перед глазами стояли искореженные тела ее родных и близких, море крови. Никого не пожалели ни стариков, ни совсем еще маленьких детей, только-только открывших для себя этот мир. Почему? Почему ей приснился этот кошмар? Хината попыталась вытереть слезы, но они все продолжали течь из глаз, изливая весь страх.
- Н..нет… такого ни..когда не слу…чится… - но плохой сон никак не хотел покидать мысли, и Хината поднялась с постели. Быстрыми шагами преодолела расстояние от своей комнаты до комнаты Ханаби и тихо приоткрыла створку. Девочка мирно спала, обнимая подушку. Следующей оказалась комната Неджи. Он тоже спал, но от шороха проснулся, посмотрев на сестру заспанными глазами.
- Что случилось?
- Н…ничего… все в порядке… Спокойной ночи… - Девушка быстро вышла, возвращаясь обратно к себе.
От сердца отлегло, но на душе все равно было тревожно. Уже второй раз в жизни она испытала такой ужас. Мертвые тела всех родных. Она испытала такое острое чувство утраты, но в то же время родилась мысль: найти и отомстить. И во сне и в гендзюцу все умерли, а точнее их убили. Убили намеренно, по непонятной для нее причине… Кто же это сделал? Она помнила, что видела вдали силуэт человека. Неужели это был убийца? Тот самый?
Хината вдруг почувствовала, как уже ненавидит этого вымышленного убийцу, как хочет найти его, как жаждет расправиться с ним собственными руками. Любым способом, любой для себя ценой. Во второй раз она подумала, что начинает кое-что понимать для себя. Вся эта ненависть, злость и жажда мщения. Сейчас все эти чувства переполняли тихую душу, вызывая дрожь в руках. Только сейчас стали понятны слова Карин. Действительно. Теперь она может понять. И о каком прощении может идти речь? Самой стало смешно от своей наивности. Простить того, кто сам, не испытывая жалости, убил всех, несмотря ни на что? Да никогда! Никогда бы она не смогла простить, зная, что ее родные мертвы, а убийца где-то живет и радуется, улыбается, и совсем не раскаивается в своем поступке…

***
Вот и настал новый день. Хината встала очень рано – слишком много дел: нужно написать отчет, явиться на встречу с Хокаге и объяснить свое отсутствие. В рапорте она написала историю своего двухнедельного исчезновения, не указав на встречу с Учиха Саске.
Какая-то странная, холодная отрешенность и решительность владела ей и отражалась в глазах, всегда смотревших на мир с добротой и радостью.
Тсунаде разговаривала с куноичи, словно вела допрос, быстро и резко задавая вопросы и обрывая фразу всякий раз, если девушка пыталась более детально описать ситуацию. Однако глаза ее были полны сочувствия и раскаяния. По дороге на встречу Хината услышала от Шизуне, что все это придумали старейшины, живущие в страхе, после того как узнали об убийстве Данзо. Странно, но она совсем не чувствовала боязни во время допроса, наоборот - неведомое доселе спокойствие никак не хотело покидать душу куноичи, а ум сохранял такую чуждую ей холодность. Она не упустила ни одной детали, повторяя все четко и ясно, даже если Пятая задавала один и тот же вопрос по несколько раз.
- Все. Можешь идти.
- Да, Хокаге-сама. – Хината вышла и только сейчас заметила, как сильно она сжимала кулаки – на ладонях остались красные дуги от ногтей.
Солнце уже вовсю радостно смотрело на жителей деревни, касаясь своими лучами крыш домов и заглядывая в окна. Люди просыпались, начиная заниматься повседневными делами: женщины стирали белье, шумно встряхивая его, когда вешали на веревку для просушки; дети носились по улице, изображая ниндзя, неумело складывая руки в подобие печатей.
- Хината! Ты вернулась! – Навстречу девушке мчался Наруто. И сейчас она снова испытала чувство неуверенности и робости перед этим парнем. Только теперь ко всему этому примешивалось еще и чувство вины. Она признала некоторую неправильность стремлений Наруто к всеобщему прощению всех виноватых. – Мне вчера Сакура-чан сказала.
- Здравствуй, Наруто-кун… - как всегда румянец выступил у нее на щеках, и взгляд потупился в сторону. Она скучала. Очень скучала по его улыбке и беззаботному взгляду.
- О! Хината! Привет! – С другой стороны к молодым людям подошел Киба и Акамару. Пес дружелюбно потыкался мордой в колени девушки, и она погладила его по голове, лучезарно улыбнувшись.
- Здравствуй, Киба-кун.
- Я смотрю, тебе уже лучше?
- А… д-да…
- А как прошла встреча с Хокаге?
- Нормально… я думаю, она решила, что я все-таки ни в чем не виновата…
- Э? Тебя подозревали в чем-то? – Наруто удивленно уставился на Хинату, которая тут же отвернулась в другую сторону, боясь встретиться взглядом с парнем и выдать свое вранье.
- Д..да… Хокаге-сама думала, что я сбежала и предала деревню…
- Чушь! Да бабуля Тсунаде никогда бы не подумала такого! Я сейчас же пойду к ней и все выясню!– Наруто негодующе сжал кулаки, собираясь немедленно встать на защиту своего друга.
- Нет-нет!.. Все в порядке… Все уже выяснили - это всего лишь недоразумение. – Девушка испуганно замахала руками, силясь убедить Наруто, что ничего страшного не произошло.
- Да… Ну в таком случае… Пойдем праздновать возвращение Хинаты! – Тут же на лице парня засверкала радостная улыбка.
- А… но я…
- Никаких отговорок!
- Согласен! – Киба хитро сощурился, хватая девушку под руку. – Куда пойдем?
- Ээ… по…подождите… я… - Хината пыталась отказаться, но парни, не слушая больше сбивчивых отговорок, потащили девушку в сторону Ичираку рамен.
Старый повар встретил друзей добродушной улыбкой, тут же начиная готовить такое любимое Наруто блюдо.
- Опять едите… - В раменную заглянул Шикамару. – Так и знал, что найду вас здесь. Наруто. Появилась информация о Саске.
Парень тут же посерьезнел, уделив все внимание словам друга.
- Уже две команды АНБУ пропали в одном и том же месте. Но последняя группа успела отправить послание. Они видели Учиха недалеко от того места. – Шикамару сел на свободный стул, тоже делая свой заказ. – Думаю, скоро нам нужно будет собрать команду и выступить на место.
- Ага… как же… - Наруто хмуро посмотрел на свои, сцепленные над столом руки. – Мне вообще из деревни выходить нельзя. АНБУ пасут день и ночь. Только ногой за ворота и тут же кто-нибудь появляется, чтобы назад вернуть.
- Значит… мне придется искать кого-то другого…
- Ээээ! Я не отказывался!
Шикамару хитро улыбнулся, понимая, что его уловка сработала. Но серьезность быстро вернулась на его лицо, когда шиноби в упор посмотрел на своего непоседливого товарища.
- Наруто. Ты знаешь наше мнение. Мы пойдем не спасать. Наша задача устранить.
- Да. Я знаю.
Хината печально смотрела, как ее любимый человек, обреченно опустил голову.
- Но… я все равно верю. Верю, что все еще можно изменить.
- Нет.
И теперь девушка кивнула, соглашаясь со словами Шикамару. Для Саске изменить ничего уже нельзя. Пока не свершится его месть, ничего никогда не изменится.
– Он стал преступником. Беспринципным убийцей. Для него нет понятия чести или совести. Он не различает друзей и врагов. Для него первых и не существует.
«Неправда!» - Хината молча сжала кулаки на коленях, слушая все это. Она ведь жила в том странном доме. Она могла согласиться, что Саске излишне жесток, даже равнодушен к чувствам других людей, но он не беспринципный убийца!
- Шикамару. Я не верю в это. Да, возможно, Саске изменился очень сильно. Но он все же мой друг. И я обязательно его верну. Надо просто дать ему понять, что ненависть и месть не ведут к счастливому концу… - с этими словами Хината готова была согласиться, и уже улыбнулась, думая, что Наруто самый лучший человек на свете, когда он произнес, - Он должен простить. Ему станет намного легче жить. И я обязательно смогу это объяснить.
Снова девушка сжала кулаки и стиснула зубы. Ну, как они не понимают! Прощение ни за что не принесет успокоения такому человеку, как Саске. Как он может жить счастливо и легко, когда рядом с ним живет убийца всего клана, всей его семьи, которую он так любил?! КАК? Почему они этого не понимают?
Тягучая тоска заполнила душу Хинаты. Это странно, но сейчас она чувствовала себя намного дальше от Наруто, чем раньше. Чувствовала свою вину, за то, что больше не верит в его слова о прощении. «Ну, что я за дура? Почему я сомневаюсь в Наруто-куне? Ведь я всегда верила ему… А сейчас…Я так люблю его, но мысли о том, что он нисколечко не приблизился к пониманию проблемы Саске-куна почему-то эту любовь гасят…» - Хината вся сжалась на стуле, борясь с собой и пытаясь внушить себе, что Наруто прав, но ничего не получалось. Перед глазами был тот сон и собственные чувства, которые сразу же отметали любые слова ее любимого человека.
- Ладно. Как только будет дополнительная информация, я найду тебя. Тренируйся. Все-таки Саске стал сильнее.
Снова сжались кулаки, только теперь Хината чувствовала негодование и злость уже не на своих товарищей: «Противный Саске-кун!Я даже ничего не смогла ему противопоставить! Но в следующий раз я буду победителем! Обязательно!»
Девушка вернулась домой и облокотилась лбом о ровную холодную поверхность окна, за которым цвели камелии. Она совершенно не понимала, что с ней происходит, и почему время, проведенное рядом с Наруто этим утром, не радовало ее так, как раньше. Сейчас она не готова была упасть в обморок от счастья, один его взгляд больше не заставлял так сильно биться сердце: «Это все неправильно». А в груди снова начало клокотать недовольство по поводу последнего поединка. Хината нахмурилась, почувствовав острую необходимость доказать себе и окружающим, что она ничего не боится.
Во дворе было тихо и умиротворенно: камелии расцветали на солнце, подставляя свои белые и красные цветы к солнцу, желая впитать в себя его теплые и мягкие лучи птички изредка чирикали, наслаждаясь прекрасным летним днем, подставляя пестрые головки легкому ветерку, гуляющему по саду, словно маленький шалун, срывая листья и лепестки с деревьев и унося их далеко в небо, где никто не помешает ему играть и резвиться. Хината стояла посередине всего этого великолепия, не обращая внимания на окружающую красоту. Вот уже несколько часов подряд куноичи оттачивала свое мастерство в технике «Легкого касания», тренируя точность попадания по болевым точкам на манекене. Впервые в жизни она занималась с такой ожесточенностью, таким желанием сразить вымышленного врага, доказать, что сильнее.
Неджи возвращался с очередной изматывающей тренировки на сплочение сил команды и желал поскорее отдохнуть, когда увидел свою сестру, упорно избивающую манекен. Он слегка улыбнулся и уже хотел пройти в свою комнату, когда наследница клана окликнула его:
- Брат! Мне нужно с тобой поговорить.
- Что случилось?
- Ммм… не мог бы ты… помочь мне с тренировкой?..
- Зачем? Ты и так прекрасно справляешься, - Он готов был придумать любой предлог, лишь бы не заниматься с Хинатой. И дело было вовсе не в нелюбви к своей сестре, а в том, что тренировка с Гаем-сенсеем выматывала куда больше любого другого испытания.
- Н…но мне нужен соперник… Ты самый сильный в нашем клане… Я хочу стать как ты! Помоги мне, пожалуйста.
- Для чего тебе это?
- Я должна стать сильнее! Я должна доказать ему, что не боюсь!
Неджи удивился такому решительному настрою, подмечая, как голос Хинаты приобрел несвойственную твердость. Однако слова девушки навели его на одну единственную мысль, заставившую улыбнуться:
- Я думаю, Наруто и так считает тебя достаточно сильной и смелой, Хината-сама.
- Я… - истина, как ушат холодной воды вылилась на голову наследницы великого клана. Она стояла, как громом пораженная, во все глаза смотря на своего брата. Наруто? Да она не вспомнила о нем за эти часы ни разу! А ведь раньше только он мог заставить ее перебороть себя, свою тихую и спокойную натуру. Она тренировалась для другого… и пусть ее желание стать сильнее исходило только лишь из личного эгоизма и желания заставить понять соперника, что она не боится, но этот кто-то не Наруто. Это был Учиха Саске.
«Как же так? Для чего все это? Зачем я стараюсь? Зачем извожу себя на этой тренировке? Почему мне так необходимо доказать Саске-куну, что я не боюсь, что могу ему противостоять? К чему все это? Неужели мне так важно его мнение?» - Хината стояла на месте, прижимая к груди руки, пытаясь проглотить комок в горле. Она чувствовала, как слезы начинают бежать по щекам, как мир вокруг, такой привычный и радужный начинает рассыпаться, как разбивается купол ее мечтаний, и что-то другое, темное и мрачное, окутывает ее своей пеленой.
Девушка вдруг сорвалась с места, стремясь остаться в одиночестве, убежать от своих собственных мыслей, спутавшихся в голове в тугой клубок. Она забилась под одеяло на кровати, свернулась в комок, зажмурилась и закрыла руками уши. Но образы, такие противоречивые и разные, мелькали перед глазами.
Сначала улыбающийся Наруто, смеющиеся друзья, счастливая семья, клан, а затем снова образ того самого безобразного кошмара, мертвые тела, кровь, убийца и равнодушное лицо Саске, указывающего на ее трусость. И снова счастливая жизнь, ее убеждения, что все хорошо, что она хорошая, что мысли и убеждения ее друзей верные, правильные, и она идет по этой протоптанной для нее дорожке, радуется и смеется. Как вдруг прямая тропа начинает извиваться, как ядовитая змея, острые камни впиваются в подошву, больно колют стопы, как цветы по краям вянут и превращаются в черные безжизненные стебли и все ее стремления вдруг кажутся такими глупыми и наивными. «Неправда! Я не хочу! Не хочу понимать эту ненависть, не хочу понимать это стремление к мести! Я не хочу знать всей этой боли и страха! НЕ ХОЧУ! Я хочу, чтобы все было как прежде – просто и понятно!» - Хината молча рыдала, сотрясаясь под одеялом, словно от порывов ледяного ветра. Привычный мир отступал все дальше, а ширма простоты спадала с глаз, открывая девушке такую сложную правду жизни.

***
Закат. Он окрасил все в свой огонь, и на земле не осталось других оттенков, кроме красного и желтого. Казалось, что этот яркий костер захватит все вокруг: дома, деревья и даже облака, которые сейчас казались необычайно яркими, будто слепленные из ярко-рыжего камня. Казалось, что вот сейчас, все вокруг вспыхнет ярким пламенем и исчезнет в его объятьях.
Хината стояла на крыше жилого дома, облокотившись о перила, и пытаясь привести в порядок мысли, сводившие с ума.
Ну и что, что теперь она понимает поступки Саске? Ведь понимание, не означает предательство своих друзей. Просто теперь ее мнение немного отличается. Теперь она знает, что та месть – это не слепая жажда убийства, не просто цель, не холодный расчет – это нечто большее, как груз, как петля на шее, от которой просто так не избавишься. И ведь не преступление знать это? Но почему тогда вина грызет изнутри, а совесть вот уже столько дней не дает покоя?
- Хината? А ты здесь что делаешь?
Наруто появился неожиданно, заставив девушку нервно вздрогнуть и испугаться за собственные мысли.
- Я… ммм…
- Все еще переживаешь из-за сегодняшнего допроса? Не волнуйся, мы все за тебя!
Такие слова вызвали горькую усмешку у девушки. Вот о чем, о чем, а о допросе она совершенно забыла за это время. Однако последняя фраза снова всколыхнула такое противное чувство, что она кругом виновата: виновата в том, что врет всем, где была эти недели, что теперь не верит многим словам своих друзей, что теперь ее мнение во многом изменилось, а главное, что она очень мало думает о Наруто, которого так любит.
- С…спасибо… - она немного покраснела и опустила глаза, не сумев совладать со своей совестью, настоятельно требовавшей во всем признаться.
Парень явно не собирался никуда уходить и встал рядом с Хинатой, которая уже начала нервно перебирать пальцами, остро ощущая, как накалилась атмосфера вокруг. Мечта осуществляется – она наедине с человеком, занявшим все ее сокровенные сны. Но проблема в том, что все мысли улетучились из головы, язык прирос к нёбу, и она совсем не знает, что сказать. Так и стоять молча? А что говорить, когда голова забита совсем другими думами, терзающими сознание весь день? И если честно, даже другим человеком…
Хината нахмурилась, не желая признавать, что Саске стал владеть ее мыслями гораздо больше Наруто, уверенная в том, что ее раздумья совершенно отличаются от привычных мечтаний. Но вот вопросы, которые сейчас вертелись на языке, только подтверждали, что мысли о преступнике волнуют девушку очень сильно:
- Наруто-кун… я спросить хотела… а… а почему ты так сильно хочешь вернуть Саске-куна… он ведь… преступник?..
- Я в это не верю. Его просто используют.
- А как же его месть? Он же сам хочет ее осуществить.
- Это все ерунда. Просто все вокруг говорят ему, что месть необходима и ненависть единственное, что имеет значение.
Хината не прерывала парня, но мысленно соглашалась только с несколькими его словам: «Саске-кун сам выбрал для себя такую жизнь… Его никто не заставлял…»
- Ты уверен, что ему навязали все это?..
- Нет… я знаю, что он хочет отомстить. Это его основная цель. Но что будет, когда он ее достигнет? Смерть? Пустота? Разве ему от этого полегчает? Разве кто-то вернется к жизни? Это неправильно. Он должен понять, что месть не выход, что его путь неверен. И я хочу помочь ему.
Девушку слегка передернуло от этих слов. «Помочь понять» в ее понимании звучало, как заставить принять чужую точку зрения, как навязать другое мнение. И неужели в таком случае методы ее друзей настолько лучше методов тех же Акацки, которые обманом используют Саске? Разве их желание насильно изменить человека не похоже на то же стремление Мадары к манипулированию людьми, на контроль их поступков и мыслей?
Она повернулась к Наруто, увидев всю его печаль и тоску. Снова чувство вины на саму себя, заставило ее нервно сжать перила руками. Это неправильно. Она не должна думать так! Наруто-кун никаким образом не похож на этих мерзких людей! Совершенно!
- П…прости, Наруто-кун… я… - она уже хотела признаться во всем, вывалить всю правду, чтобы больше не терзаться угрызениями совести, когда их окликнули снизу:
- Наруто! Мы нашли его! Ты идешь?! – Шикамару, в привычной для себя манере, держал руки в карманах, скептично оглядывая парочку на крыше дома.
- Конечно! – больше не обращая внимания на собеседницу, парень, пробежал по стене, моментально соскочив на землю,.
- А… Наруто-кун! Я тоже пойду! – повинуясь какому-то странному порыву, всколыхнувшему в ней необходимость встретить врага лицом к лицу, Хината последовала за двумя шиноби, быстро бегущими по дороге.
- Мы собрали небольшую группу. Еще идут Киба и Ли.
- Отлично. – Наруто смотрел только вперед, с лица ушла вся печаль, и даже намека на улыбку не было на нем видно. Он абсолютно серьезен и сосредоточен.
Хината всего несколько раз видела своего возлюбленного таким, и каждый раз убеждалась, что он сможет все! И как она могла усомниться в своих чувствах всего несколько часов назад? Как могла усомниться в его словах? Он во всем прав, безусловно… Вот только где-то глубоко-глубоко в душе, этот кокон слепой веры дал маленькую, едва заметную трещину.

0

126

Глава 6.

***
Чертовы старейшины опять ушли. Такое ощущение, что они играют с ними в кошки-мышки. И снова эти идиоты вмешиваются. Как достали. Неужели считают, что он возьмет и сдастся на их милость? Ну и конечно, куда же без вездесущего Наруто. Упертый баран, решил, что должен вернуть его домой. Возможно, для наивного простачка, Коноха – дом, а для него это место давно перестало быть таковым. Он не считает эту деревушку ни родиной, ни домом. Это место, где родился, но никаких чувств к нему, а тем более к людям, его населяющим, он давным-давно не испытывает. Он уже понял – дружба, привязанность – это пустые слова, чтобы прикрыть настоящую суть. Нет никакой дружбы. Нет ничего подобного и никогда не было.
Группа шиноби продвигалась сквозь лес, ориентируясь в темноте так же, как и при свете солнца. Саске негодовал по поводу того, что его цель в очередной раз не достигнута, и они снова убегают от преследования назойливых ниндзя Конохи. У него совсем нет времени на эти игры в догонялки и праведные лекции о том, что ненависть и месть – это плохо. У него своя голова на плечах, он знает, что ему нужно и зачем. Наруто со своим добром и всеобъемлющей любовью может валить куда подальше. И эта Хьюга со своим писклявым голосом тоже.
Карин молча подала сигнал, предупреждая о том, что впереди кто-то есть. Группа остановилась, готовясь к отражению нападения. Сугетсу и Дзюго встали спинами к Саске, внимательно следя за окружающим пространством. Куноичи показала влево, и команда бесшумно скрылась в зарослях, решив обойти назойливых шиноби Конохи.
Однако, через каких-то пару километров они наткнулись на команду Шикамару.
- Как я и ожидал, эта девчонка клюнула на обманку. Молодец, Наруто.
Теневые клоны разбредшиеся по всему лесу, исчезли, и Карин злобно сжала зубы, поняв, что сама себя посадила впросак, не исследовав источники чакры лучше. Девушка оглянулась на Саске, зная, что тот терпеть не может, когда кто-то из команды не выкладывается полностью, тем более на таких важных миссиях.
Шикамару уже прикидывал, что предпринять дальше, чтобы схватить опасных преступников, когда Наруто решил больше не ждать удобного момента и напал первым, создавая рассенган.
Хината, увидев команду шиноби, не смогла совладать с собой и притаилась за деревом, пытаясь заставить вдруг забившие в голове колокольчики замолчать. Что же делать? Она должна помочь в поимке преступника, либо в его устранении… Но почему тогда все естество протестует против такого решения? Она не считает их злодеями и не хочет к ним так относиться.
Битва разгоралась все сильней. Хината смотрела, как шиноби сошлись в схватке, пытаясь достать друг друга, ранить или вовсе вывести из игры. Клоны Наруто окружили Саске, создавая рассенганы, и в один миг кинулись в атаку. Секунда, и хлопки тумана закрыли девушке обзор. Она активировала Бьякуган и ужаснулась - Наруто кунаем пытался остановить катану Саске, но оружие будто не встречало препятствий на своем пути: разрезало куртку и оставило на руке парня болезненный след.
«И почему я сомневаюсь? Я же так хотела участвовать в этой миссии. Сейчас мы должны действовать сообща! Я смогу помочь Наруто-куну! Я должна!» - уверив себя, куноичи, больше не раздумывая ни над чем, побежала в самую гущу схватки, целясь в важные точки циркуляции чакры Саске.
Шиноби заметил движение сбоку, успевая отбить очередную яростную атаку Наруто, и хватая за руку Хинату, замахиваясь катаной.
- Саске! Стой!
Неожиданный выкрик Карин, вернул его разуму прежнюю холодность. Рука с мечом замерла, не доведя до конца смертельный удар. Хината в шоке следила за тем, как Саске стиснул зубы, убирая кусанаги за спину.
- Отпусти ее! – Наруто в гневе сжимал кулаки, не зная, что может предпринять парень, если он попытается силой освободить девушку.
- Я могу убить ее, чтобы вы поняли – я не собираюсь сдаваться и возвращаться тоже не намерен. Наруто, если я сделаю это, ты поймешь?
- Перестань, Саске. Я не верю, что ты сможешь убить Хинату! Ты не преступник! – Наруто медленно приближался к бывшему товарищу, надеясь, что тот не заметит движения, но Учиха следил за каждым его шагом. В одно мгновение он выхватил кунай и воткнул его в горло девушки, которая даже не успела пикнуть, когда ее сердце вдруг перестало биться.
Саске швырнул мертвое тело к ногам Наруто, который до сих пор прибывал в шоке от случившегося, и дал сигнал напарникам.
Пользуясь возникшей суматохой, Суйгетсу смог создать туман, в котором скрылась группа, решив отступить. Встреча с охраной старейшин слегка ослабила их, а встреча с Наруто только предоставляла время врагу для перегруппировки и новой атаки.
Саске довольно хмыкнул, заметив, как захваченный в гендзюцу Наруто упал на колени. Якобы мертвая куноичи в этот момент, пыталась придти в себя от довольно болезненного удара в живот, и точно так же, как ее товарищ, корчилась на коленях от боли.

***
Густое серое облако, такое плотное, что трудно было увидеть даже собственные руки, окутало поляну. Девушка корчилась на земле, проклиная Учиха Саске, и себя в том числе, за то, что так легко попалась. Теперь, по ее вине, они упустили такой прекрасный шанс схватить преступника. Но она исправит свою ошибку!
Хината, используя Бькуган, видела удаляющихся шиноби и помчалась в погоню, не слушая крики Кибы и превозмогая боль в животе - она должна их догнать! Не знает почему, но должна, просто обязана!
- Саске, за нами кто-то идет.
- Не останавливаемся. Дзюго, проверь.
Шиноби молча остановился, спрятавшись за деревом, ожидая, когда преследователь появится в этом месте.
Хината увидела, как один член команды Саске остался на месте, и приготовилась к атаке. Но встретившись лицом к лицу с тем самым великаном, который ее чуть не убил однажды, а в итоге, оказался добрейшим человеком, испытывающим вину за свои поступки, куноичи заколебалась. Она не питала к нему ненависти или злости и не хотела сражаться с ним. Он ведь не плохой, как ей казалось.
Дзюго приблизился к сопернице, печально улыбаясь и виновато глядя на куноичи:
- Прости, Хината, но тебе нельзя нас преследовать. – Шиноби быстрым движением нанес девушке удар в сонную артерию, и, взвалив на плечо ослабевшее тело, поспешил догнать товарищей по команде.
- Зачем ты ее взял с собой?
- Если, они найдут Хинату, то она может указать наше направление. Так нас быстро выследят.
Саске хмуро посмотрел на напарника, не особо доверяя его словам. Ему было наплевать на слежку. Всего несколько часов, и он снова сможет сражаться с прежней мощью. В принципе, схватка с АНБУ его не сильно потрепала, просто нет смысла тратить силы на Наруто, когда враг все еще жив.
Карин усердно подавляла чакру всей команды, желая угодить Саске и загладить свою вину за то, что спутала клонов Наруто с настоящими людьми и загнала товарищей в ловушку.
Они двигались всю ночь и большую часть утра, пока, наконец, не достигли разрушенного поместья. Дзюго и Суйгетсу тут же исчезли ставить барьер, а Карин занялась Хинатой, пытаясь привести девушку в сознание.
- Ммм… - куноичи пыталась отмахнуться от рук, бьющих ее по щекам не больно, но довольно неприятно.
- Давай, просыпайся.
Хината открыла глаза, непонимающе глядя на девушку перед собой.
- Карин-сан… а… ты здесь откуда?
- Очнись, девочка! Мы не в Конохе.
Эти слова моментально привели куноичи в себя – она резко вскочила, оглядываясь по сторонам, узнавая то самое поместье, в котором провела две недели. Все тот же разрушенный сад, все те же потрескавшиеся стены и потускневшие рисунки. Глаза быстро переходили с одного предмета на другой, пока не наткнулись на фигуру, неподвижно стоящую у деревянной колонны.
Саске равнодушно следил за тем, как глаза Хинаты расширились от удивления, как в них промелькнул животный страх. Парень холодно улыбнулся, показывая, что читает все эмоции куноичи, как в раскрытой книге.
- Я возвращаюсь обратно! – Хината оттолкнула Карин, которая не ожидала такого напора и плюхнулась на землю, хмуро оглядывая девушку перед собой.
- К сожалению, мы не можем тебя сейчас отпустить.
- Как?
- А вот так. Если ты сейчас уйдешь – наш барьер станет бесполезным. АНБУ будут рыскать здесь и раскроют наше убежище. – Карин уже встала с земли, отряхивая шорты, и недовольно посмотрела на куноичи, которая в шоке выслушивала все эти слова.
- Н…но мне надо домой… - Она нервно сжимала руки, не зная, как поступить. Бросила быстрый взгляд на Саске и замерла: он все еще холодно ухмылялся, зная, что у нее нет выбора. – Я все равно уйду! И мне плевать на ваше убежище! Пусть вас поймают! Я не буду помогать преступникам.
- Значит, будешь пленницей.
Ее передернуло от этих бездушных слов, но очередной взгляд, брошенный в безэмоциональное лицо шиноби, поднял в девушке, такую несвойственную ей, волну гнева.
- Не буду! Никто меня не удержит! – Хината развернулась и твердо зашагала к воротам, криво висящим на ржавых петлях.
Однако даже дотронуться до старой створки девушке не удалось, путь ей перекрыл шиноби.
- Я все равно уйду! Не собираюсь быть заложником! – Хината встала в боевую стойку, решив добиться для себя свободы любой ценой.
Саске спокойно опустил руки, готовясь к отражению атаки куноичи, снова холодно ухмыльнувшись:
- Не думай, что тебе удастся так просто сбежать.
- Не угрожай мне! – девушка попыталась ударить, как обычно, целясь в болевые точки, но, как и в прошлый раз, Саске ушел от атаки.
Они встали друг против друга, не мигая глядя в глаза – красные в белые. Хината нахмурилась, в поисках правильного решения, в поисках возможности обмануть шаринган. Однако противник не стал ждать, он бросился вперед, на ходу обнажая катану.
Куноичи еле уворачивалась от размашистых выпадов, понимая, что так ей не подобраться ближе к цели. Меч просвистел над самым ухом, и Хината шарахнулась в сторону, попав под очередной удар. Она отлетела назад, получив болезненный удар рукоятью Кусанаги, но времени, чтобы отдышаться никто не дал, и град сюрикенов посыпался на куноичи.
- Хватит халтурить! Сражайся!
Хината поразилась темпу битвы. Никогда с ней никто так не дрался. Это слишком быстро. Даже Неджи, которого она уговорила с собой тренироваться не настолько молниеносно осыпал сестру ударами.
Небесный вихрь отбил оружие, и сюрекены воткнулись в землю, сверкая острыми лезвиями на солнце. Хината с трудом переводила дыхание, размышляя над тем, что ее подготовка не настолько великолепна для схватки с этим человеком. Вдруг в голове всплыл Наруто, когда тот гордо стоял перед лицом опасности, даже если враг был намного сильнее. Он никогда не сдавался и не отступался от своих слов. Он хочет вернуть Саске в деревню, даже зная, что это, скорее всего, невозможно.
Куноичи снова приняла боевую стойку, стерев струйку крови, стекающую рядом с виском. Она тренировалась. Она столько времени потратила, чтобы доказать свою силу. Она сможет.
Хината выбрала узел чакры в теле Саске, по которому решила атаковать и понеслась вперед. Шиноби снова увернулся от атаки, быстро нанося удар со спины. Девушка уклонилась, улыбаясь тому, что, наконец, получилось прочитать выпады соперника. Они сошлись в рукопашной схватке, обмениваясь ударами. Хината пыталась нанести удар, но Саске блокировал ее руки, она защищалась, когда атаки сыпались на нее одна за другой. Очередной выпад, Хината, наконец, увидела ошибку: «Это мой шанс! Он раскрылся!» Куноичи моментально нанесла удар, целясь в солнечное сплетение, в узел чакры, но Саске вовремя увидел ее атаку, успев прикрыться рукой.
Шиноби отскочил в сторону, не показывая вида, но чувствуя, как чакра в руке будто за каким-то барьером, не может добраться от локтя до кончиков пальцев. Девчонка опасна. Он знал это и раньше, но теперь, она, наконец, серьезна. Глаза внимательно следят за каждым движением соперника, она вся напряжена в ожидании его следующего хода. Саске переложил катану в ладонь, в которой чакра циркулировала нормально. Парень отошел на расстояние, прикидывая, каким ударом можно сразить настырную куноичи. Меч снова оказался в ножнах, а маленькие сюрикены в очередной раз обрушили свой гнев на девушку. И опять небесный вихрь. Когда последние звездочки упали на землю, Хината снова хотела встать в боевую стойку, но тут же еще один большой сюрекен заставил ее резко отклониться в сторону, где на нее летел второй огромный диск. Куноичи замерла, видя, что оружие пролетело мимо, и уже хотела порадоваться своей ловкости, как вдруг заметила странный блеск по бокам от себя. Тонкие металлические лески, привязанные к сюрикенам, стремительно приближались, и когда Хината поняла, что попала в ловушку – было уже поздно. Деревянный столб позади куноичи помешал оружию свободно лететь и заставил леску направить сюрикены по кругу, закручивая их вокруг девушки. Острые лезвия мелькали перед глазами, подбираясь все ближе и ближе, они даже задели кончики волос, срезая тонкие черные нити и разнося их по ветру. Хинаты зажмурилась, решив, что сейчас смертельная гонка сюрекенов по кругу прекратится, и оружие воткнется в ее тело, намертво припечатав к столбу.
Но проходили секунды, и ничего не случалось. Диски воткнулись в колонну позади, связав девушку металлической нитью, которая больно впивалась в кожу даже через куртку и штаны.
Хината гордо подняла голову, сверкая серыми глазами, в ожидании дальнейших действий своего соперника, все же сумевшего одержать победу.Саске спокойно приблизился к связанной девушке, скептически оглядывая с ног до головы. Ослабил леску, и быстро стянул руки куноичи так, что она и не заметила его движений.
- А я все равно… все равно сбегу… - ее голос слегка потух, но Хината старалась поддержать в себе уверенность в своих силах и не падать духом.
Саске не обращал внимания на ее слова, и слегка подтолкнул девушку в плечо, провожая ее до двери в комнату. Здесь было также пыльно, а воздух такой же застоявшийся, как и во всех нежилых комнатах заброшенного поместья. Хината совсем не хотела оставаться тут, особенно со связанными руками. Всего четыре стены, большое окно, покрытое таким слоем грязи и пыли, что через него даже ничего не было видно и пол, на котором отчетливо рассматривались следы ног, когда по нему ступали.
- Я… я не останусь здесь… - девушка представила себе картину собственной смерти в этой страшной комнате, в полном одиночестве, в окружении пауков и звенящей тишины. Ужас вдруг начал постепенно сковывать ее тело, а ноги отказывались переступать порог до тех пор, пока Саске снова легонько не толкнул куноичи в плечо. – Не останусь…
- У тебя нет выбора. Мне с тобой возиться некогда.
- Я… я обещаю, что не сбегу… только не оставляй меня в этой комнате…
Парень немного удивился. Только сейчас девчонка сражалась с ним и даже умудрилась нарушить его циркуляцию чакры в левой руке, а сейчас ведет себя, как трусливый котенок и капризничает. Уже готова сдаться? Он думал, ее дух гораздо сильнее. Видимо, ошибся.
- Повторяю, мне некогда с тобой возиться. Сиди здесь.
Тишина вдруг окружила ее со всех сторон, пыльный воздух проникал в легкие, заставляя каждый раз кашлять и чихать, на глаза наворачивались слезы от того, что снова проиграла и опозорила себя. Что же она за наследница клана, раз не может победить своего врага, не может отстоять честь шиноби, не только свою, но и своих друзей?
Она опустилась на колени, попытавшись развязать руки, но острая леска, только еще сильнее впилась в запястья – тонкая кожа лопалась и ручейки крови, начинали капать на пол, смешиваясь с пылью.
Что же теперь делать? Неужели это место станет ее гробом?
Вдруг открылась дверь, и в комнату, недовольно поводя носом, прокралась Карин.
- Господи, ну и зачем было так ныть? Ты знаешь, Саске терпеть не может слабаков. Так хорошо дралась, даже задеть его сумела… - куноичи покачала головой, отмахиваясь от паутины, свисавшей прямо с потолочной балки.
- Я… не хочу здесь оставаться…
- Ну и что ты нюни распустила? – Карин подошла поближе, доставая кунай. – Ладно, развяжу тебя, пока Саске нет. Он отсюда выскочил, как ошпаренный. И надо же тебе было его так разозлить… Ты обещаешь не сбегать? Если Саске тебя здесь не найдет, он мне голову скрутит.
Хината была благодарна этой странной девушке. Она казалась такой грубой и в то же время до странного доброй и заботливой. Тонкие веревки ослабли, и Куноичи с облегчением вздохнула, радуясь хоть какой-то свободе.
- Спасибо вам, Карин-сан.
Девушка только фыркнула, слегка покраснев, явно не привыкшая слышать благодарность от других людей и вышла за дверь, так и не сказав ни слова.

***
Сколько уже времени прошло? Затхлый запах и пыль не давали ей возможности даже просто походить по комнате. Одно движение и клубы едких, серых песчинок поднимались с пола, сыпались с потолка, грозя похоронить ее под собой. Окно было жутко грязным и совершенно невозможно было увидеть сквозь него хоть что-то. Рамы уже казались очень старыми и прогнившими, а металлическая ручка тускло поблескивала нечищеной поверхностью. Хината попыталась подергать за нее, чтобы открыть окно и вздохнуть хотя бы глоток свежего воздуха, но ничего не получалось – видимо, механизмы проржавели и никак не хотели поддаваться.. Тут рука соскользнула и, не удержав равновесия, куноичи плюхнулась на пол, снова взметнув в воздух, будто поджидавшую удобного момента пыль, которая тут же забилась в нос и рот, заставив девушку закашляться.
Тут ее и обнаружил Саске, пришедший на шум: со снятой курткой, закатанными рукавами на кофте и штанинами на брюках; волосами, стянутыми веревкой в хвост на затылке.
Хината замерла, боясь даже пикнуть.
Шаги гулко раздавались в пустой комнате и били по сознанию девушки, которая с опаской смотрела на приближающегося шиноби.
- Кто тебя развязал?
- Н…никто.. сама. – Она решила не рассказывать про Карин, боясь навлечь на девушку гнев Саске.
- Врешь.
- Нет. Я шиноби и знаю технику освобождения.
- На этот узел эта техника не работает.
Она сглотнула, поняв, что скоро их с Карин махинации раскроют.
- А я смогла.
- Сомневаюсь. – Саске отошел к выходу из комнаты, переступив порог одной ногой, - Карин.
Хината резко сорвалась с места, дергая парня за плащ:
- Причем тут Карин-сан!? Я сама освободилась!
Парень продолжал буравить куноичи взглядом, и она сдалась, не выдержив молчаливой пытки:
- Эээ… Саске-кун… я обещала, что не сбегу, поэтому Карин-сан меня развязала… Поэтому… это я виновата… не обижай ее! – совесть не позволяла Хинате скидывать всю ответственность на милосердную куноичи.
- Верить людям из Конохи могут только наивные идиоты.
Хината насупилась от этих обидных слов. Никто ее еще вруньей не называл, да и то единственный раз, когда она солгала был как раз из-за этой шайки преступников. И теперь именно они – мастера лжи и обмана будут обвинять ее?!
- Я не вру! У меня сегодня было много возможностей сбежать! Но я этого не сделала! Я обещала Карин-сан!
- Детская честность. Настолько доверчивому ребенку вообще незачем было становиться шиноби.
- Я не доверчивая! Просто я умею держать свое слово! А вот ты нет! Я уверена ты не выполняешь своих обещаний!
- Для меня важно только одно обещание. И его я выполню.
Хината резко замолчала, вспомнив, свой кошмар, который преследовал ее с их последней встречи. Она ведь может его понять? Может? Но совсем не хочет прислушиваться к голосу рассудка, говорившему, что все эти речи о наивности и доверчивости лишь издержки всей той жизни, которую ведет Саске.
- Да ты только и можешь, что говорить об убийстве! Ты настоящий преступник! Ты всех ненавидишь! И…и я выберусь отсюда немедленно!
- Ты же обещала не сбегать? Или уже передумала…
- Нет! Я обещала Карин-сан. Но… но если я сейчас смогу тебя победить, то завоюю свободу! – Хината снова встала в боевую стойку, активировала Бьякуган, зная, что даже повернутый спиной к ней Учиха Саске опасен точно также, как если бы стоял с ней лицом к лицу. – Ненавижу тебя!
Это пылкое высказывание несколько позабавило наследника великого клана. Сколько раз от людей он уже слышал проклятия в свой адрес? Сколько раз все говорили, как ненавидят его? Но в итоге, все эти слова пустой звук – крик страха за свою жизнь. И теперь эта девчонка… Как уже надоело доказывать, что она и в подметки ему не годится, и его не волнуют ее слова.
- Правильно. Ненавидь. Возможно, эта ненависть сможет помочь тебе понять хотя бы часть меня. – Саске вышел, бесшумно закрыв дверь.
Хината же непонимающе смотрела на створки. Она готова была бороться за свою свободу, но как глупого и несмышленого котенка ее заперли в комнате, оставляя царапать стены от безысходности. Она кипела от злости, не зная, куда деть себя и желая расцарапать этому надменному человеку его наглую рожу, но все что ей осталось, только мерить шагами комнату, вытаптывая витиеватые узоры следами. Надутая, как обиженный ребенок, Хината стояла у окна, выводя пальцами рисунки на стекле. Противный Саске. Она так хотела показать, что сможет его одолеть, но он просто ушел, не удостоив ее даже взгляда. Молчаливый и холодный, точно так же как и его душа.
Дверь снова открылась и на пороге стояла Карин с сумкой наперевес. Следом за ней в комнату вошел Дзюго со свернутым футоном. Парень прятал взгляд, явно чувствуя себя неловко в присутствии Хинаты.
- Твое шмотье. Возвращаем. – Карин кинула сумку в ноги девушки и повернулась к напарнику, упирая руки в боки. – Клади уже этот матрас где-нибудь. Хватит на месте топтаться.
Хината слегка обиженным взглядом следила за рыжеволосым великаном, уверенная, что если бы он не смог ее победить, то она здесь не оказалась и таким адским испытаниям бы не подверглась. И сколько всего ей сегодня пришлось пережить? Похищение, сражение, плен, и очередное унижение. Тут на глаза куноичи попалась открытая дверь, Карин и Дзюго стояли где-то в стороне препираясь по поводу того, стоит ли прибрать раньше, чем стелить футон и совершенно не замечали того, что пленница бесшумно прокралась к выходу и юркнула в дверной проем. Наконец-то, сейчас она докажет этому мужлану, что не стоит недооценивать шиноби Конохи!

***
И почему всем вокруг так нравится указывать ему? Ты убийца, ты преступник, ты плохой. Можно подумать, все вокруг хорошие, а только он один исчадие ада и сосредоточение зла во всем мире. Да что вообще возомнила о себе эта девчонка? Когда он последний раз спускал хоть кому-то такие слова? Но сделать с собой ничего не получалось: воспоминание о том, когда она оказалась в гендзюцу, все еще ярко горели в памяти. Она ведь испытывала эти страдания? Не притворялась… Или он хочет выдать желаемое за действительное? Возможно, просто хочется, чтобы кто-нибудь понял его боль?.. Что за ерунда? Он же не совсем еще свихнулся? Кому в этом мире взбредет в голову пытаться тебя понять? Да никому. Все прикрывают только свою шкуру. И эта девчонка такая же. Даже то гендзюцу не смогло вселить в нее хотя бы маленькую частичку этого самого понимания. С другой стороны… Зачем он вообще захотел, чтобы она поняла? Что ему это даст? Жалость? Сострадание? Сочувствие? Нет. Ему все эти сопли ни к чему. Его никто в жизни никогда не жалел. Он уже привык, что все его поступки воспринимаются, как вред для общества, как зло, от которого нужно избавиться.
Саске продолжал бушевать внутри, сжимая и разжимая кулаки, когда дверь с шумом отодвинулась.
Тяжело вздохнув про себя, парень повернулся, думая, что это либо Карин, либо кто-то из напарников пришел доложить ему о плохих новостях. В принципе, хорошими они никогда и не бывали за последние годы. Однако его предположения оказались неверны - на пороге стояла Хината. Она резко остановилась в проеме, нервно перебирая пальцами. Нерешительность вмиг сковала ее тело и уже ни слова она вымолвить не могла. Пока шла по веранде, была полна уверенности сказать в лицо этому Учиха, что лучше умереть, чем быть его пленницей, но всего несколько секунд на пороге, и мысли спутались. На глаза попался веер на стене, слегка потускневший и истрепанный, но все еще хранивший в своем лице символ. Тут же перед куноичи, как в тот раз, возникла душераздирающая сцена убийства, маленькая девочка с черными косичками, прекрасная девушка, чьи черты лица были сродни ангельским, и веер на каменной стене, в центре которого торчал кунай, как ядовитый паук, распускающий свои сети-трещинки.
- Я… я… хотела… - Хината сделала маленький шажок вперед, не поднимая глаз. – Я хочу кое-что сказать… Я вела себя неправильно…
- Снова извинения? – чуть заметные язвительные нотки в голосе парня, заставили Хинату обиженно надуть губы.
- Ты тоже ведешь себя отвратительно и не просишь прощения, поэтому и я не буду. Сначала я хотела высказать тебе все, что я думаю, но… теперь… - Такое привычное смущение и неуверенность снова вернулись к Хинате, и она начала заламывать руки, опускать голову, чтобы спрятать лицо от взгляда собеседника. – Ты как-то сказал, что никто не понимает тебя… Но то гендзюцу… оно… Хоть это и было жестоко с твоей стороны! В общем, я хочу сказать, что… я понимаю твои чувства.
- Лжешь. – Он замер на месте, боясь даже дышать.
- Нет… то есть… я не понимала… раньше… но… когда вернулась в Коноху… мне… я правда все поняла… Я понимаю… почему… ты все это делаешь… Я, наверное, тоже… тоже так себя вела… если бы они все… - Хината снова видела свой кошмар, самый страшный за всю ее недолгую жизнь, и на глаза навернулись слезы, а голос слегка сел, от бурлящих эмоций. Она потерла веки и с удивлением обнаружила, что пальцы мокрые.
Парень все еще не двигался, наблюдая, как Хината льет слезы. Она что, и правда поняла? Она не играет перед ним роль? Саске пытался поймать ее взгляд, но ничего, кроме сочувствия и печали он в нем не обнаружил. Хотя бы маленький намек на притворство, и он бы немедленно расквитался с малявкой. Но, видимо, эту девочку врать, либо не учили, либо она просто не может притворяться.
- Прости… я … все понимаю… - она больше не могла сдерживаться, поэтому быстро поклонилась и выскочила за дверь. В комнате уже никого не было, и Хината метнулась к окну. Как это может быть? Что это с ней произошло? Когда она в последний раз подняла глаза, взгляд Саске показался ей таким загадочным. Такое чувство, что он вдруг обнажил перед ней всю свою боль. Ее так потрясло это видение, что она просто сбежала. Сколько же он страдает?

0

127

Глава 7.

***
Глупости. Не может эта девчонка понять. Просто не может. Никто никогда не понимал. Так почему вдруг на нее сошло такое озарение? Нет. Тогда почему так отчаянно хочется верить, что она все же поняла? Что одиночество, с которым ты делил всю эту боль, больше не кажется спасительным. Все ерунда! Никакая дурочка, в жизни понять его не сможет!
Саске всю ночь пытался себя уверить в этом. И как только утром снова столкнулся с куноичи Конохи, то решил про себя следить за каждым ее шагом: один жест или взгляд дадут понять – она лжет. И кто только вообще разрешил выпускать ее из комнаты? Парень наблюдал, словно тень перемещаясь по поместью, всматриваясь в поведение Хинаты, пытаясь уловить фальшь, но видел только мягкую улыбку, румянец смущения и робкий взгляд. Все это было слишком мило, чтобы можно было смотреть на девушку долго, и Саске, бросив, наконец, свою затею, скрылся в комнате, со смешанными чувствами. И снова перед ним излюбленный лес за окном, как зеленое покрывало, раскинутое вниз с горы, освещенное лучами яркого солнца, гуляющего по верхушкам крон, играющего с мохнатыми ветками. А ведь имя «Хината» означает «Солнце». Он невольно задумался, собирая по крупицам образ девушки и складывая все свои наблюдения в единую картину. Сколько бы ни думал обо всем этом, вывод получался один – вчера девушка сказала правду. Где-то глубоко внутри екнуло, словно кто-то поднес зажженную спичку к сухим дровам, и Саске был уже не в состоянии остановить разгорающийся пожар, о котором сам и не подозревал.
Это плохо. Прошел всего день, а она уже смотрит на него несколько иначе. Что произошло? Что в нем ее так заинтересовало? Хината вглядывалась в фигуру Саске и никак не могла понять. Вчера она смогла увидеть часть всего того, что спрятано где-то глубоко в углу его души, и утром, неосознанно ловила взгляд, исподтишка следила за каждым шагом, чтобы увидеть еще раз оголенную душу этого человека и узнать – это не было ее фантазией. Однако к полудню парень исчез, и Хината, решив прекратить свое бесполезное занятие, расположилась на веранде, разглядывая сад. Дерево ярко-красных Камелий раскинуло свои корни вокруг, разбрасывая алые лепестки и зеленые сочные листья по саду. Трава под ним была слегка примята, будто здесь часто кто-то отдыхал, скрываясь от полуденного зноя в прохладной тени его кроны. Девушке вдруг вспомнилось, как Саске сорвал цветок с дерева в порыве какой-то задумчивости, как пальцы его легонько гладили махровые лепестки и желтый пестик. Этот бутон до сих пор лежал рядом с корнями, брошенный за ненадобностью, и, повинуясь странному порыву, Хината подобрала камелию, провела по ее лепесткам, точно так же, как делал это Саске, вспоминая все, что сегодня увидела.
Да, по меркам многих девушек, он был красив. Признаться, он был красив в общепризнанном смысле, и даже она так считала. Но раньше всегда казалось, что эта красота застывшая, словно неживая. А сегодня ей открылось что-то еще, например, как плавно и бесшумно он двигается, словно кошка, что в волосах его будто заметен какой-то синий отлив, когда солнце касается кончиков торчащих прядок на затылке. «Совсем не такой, как Наруто-кун», - эта мысль вмиг вернула Хинату с небес на землю, больно ударив об острые камни совести. И как она только посмела сидеть тут и думать о другом парне? Что в нее вселилось? Саске совершенно, абсолютно не похож на Наруто, на этого всегда веселого, жизнерадостного парня с глазами цвета небесной лазури и волосами, как яркий подсолнух! Наруто прекрасный, сильный и очень добрый, его улыбка всегда приносила ей радость!
Хината от злости на себя, разорвала в клочья маленький бутон, будто это он был виновником всех крамольных мыслей, витавших в ее голове. Нужно срочно занять себя чем-нибудь, чтобы глупые фантазии больше не мутили сознание. С кухни доносилось недовольное ворчание, и девушка решила, что стоит помочь Карин, которой приходится делать всю работу по огромному поместью.
Кухня была практически единственным местом в доме, которое сохранило свой прежний вид: большой разделочный стол, шкафы с кастрюлями и другой утварью, две сверкающие чистотой раковины и огромная плита, которая казалась девушке головой страшного огнедышащего чудища. В одну из стен была врезана простая деревянная дверь, за которой скрывался чулан, где всегда было прохладно, чтобы продукты, хранившиеся там, сохранили свою свежесть.
- И кто только оставил здесь всю эту рухлядь?.. - Карин тихо возмущалась, нарезая какие-то овощи огромным ножом, сверкающим в полумраке комнаты острым лезвием. Единственное небольшое окошко над плитой практически не давало света и поэтому, дверь в кухне всегда была открыта, чтобы солнце проникало внутрь. Хината присела на одну из грубо сколоченных лавок, которые стояли по бокам стола и, не зная, чем себя занять, начала чистить яблоки, лежавшие в плетеной фруктовнице.
Ничто, кроме стука ножа о деревянную доску, не нарушало тишины, царившей в кухне, пока не закипела одна из кастрюль на плите, громко громыхая металлической крышкой и выплескивая горячую пену за края. Моментально по комнате распространился пряный запах готовящейся пищи, и Хината повела носом, чувствуя во рту привкус этого таинственного блюда, от которого начало сводить желудок.
Через некоторое время вся команда начала собираться здесь, ворча и переговариваясь о произошедших за день событиях. Суйгетсу, как всегда, подтрунивал над Карин, заставляя девушку в молчаливом бешенстве скрежетать зубами и замахиваться половником, в желании разбить голову своему напарнику. Дзюго, угощал своих пернатых друзей, которые, видимо, никогда не оставляли его в одиночестве, дольками яблок, с виноватой улыбкой слушая недовольства Карин по поводу того, что нельзя брать к обеду животных. Саске появился самым последним, заняв место рядом с мужской частью команды прямо напротив пленницы. Как всегда, не говоря ни слова и не обращая внимания на перебранки товарищей, он сложил руки на столе, устремив безжизненный взгляд куда-то позади девушки.
Это было очень странно, но сейчас Хината чувствовала себя так спокойно и умиротворенно. Вся эта атмосфера и суматоха была так похожа на ее семейную обстановку. Вот Суйгетсу ворует рисовые шарики с тарелки, пока не видит Карин, совсем, как ее сестричка Ханаби проказничает за столом, пока не замечает строгий отец. Вот Дзюго исподтишка таскает яблоки и хлеб, кидая по кусочку в открытую дверь, где сидят хитрые птички с глазами-бусинками – она сама так часто делала, поддаваясь влиянию младшей сестры. И, совершенно молча, будто непричастен к общему веселью, Саске ест свой рис с карри, совсем как Неджи, пытаясь казаться старше и мудрее всех остальных. Хината не смогла не улыбнуться, наблюдая все это, и улыбка ее озарила каждого в маленькой кухне.
Он держался, старался не смотреть, но все равно наблюдал за девушкой, из-под прикрытых век, подмечая каждое движение: вот она убрала мешавшую ей прядь, маленькими тонкими пальчиками заправив ее за ухо, вот промокнула пухлые губы, заблестевшие от жирного карри, салфеткой, вот мило улыбнулась каким-то своим мыслям, слегка порозовела от замечания Суйгетсу, склонила голову чуть набок, в задумчивости водила маленьким пальчиком с бледно-розовым ногтем по краю глиняной тарелки. Но главное, ее взгляд – такой невинный и простой, без лукавства и притворства. Неужели и правда не врала?
Как приятно было ощущать такую спокойную атмосферу вокруг, настолько, что она даже слегка осмелела и тихонько посмеивалась шуткам Суйгетсу и бурной реакции Карин. Хината очень боялась смотреть напротив себя, но все же, очень трудно было избегать этой ауры, которая так и тянула устремить свой взгляд на человека, который спокойно ел, не обращая внимания на царивший вокруг шум. Она наклонилась к своей тарелке, прикрыв глаза челкой, которая повисла, как черная штора, и стала разглядывать Саске. К сожалению, из такого положения видны были лишь руки, тонкие и длинные пальцы, которые крепко держали палочки, очень ловко подцепляя ими рис и мясо, не проронив ни одной рисинки. Эти же пальцы аккуратно ломали булку хлеба, отрывая от нее маленькие кусочки, которые, видимо, отправлялись сразу в рот, и Хината, не совладав с собой все же начала поднимать взгляд все выше от выреза белой рубашки, где видна была светлая кожа груди и шеи, подбородок и тонкие губы. «Совсем не такой, как Наруто-кун», - девушка перебирала в уме образ любимого, вспоминая его угловатые и острые черты, руки все в мозолях и ссадинах от тренировок. Руки Саске были совсем без повреждений, казались такими гладкими и нежными, что невольно захотелось, чтобы они прикоснулись к ней. «Нет! Все это глупости! И вообще, раз у него такие руки, значит, он совсем не тренируется! И значит, Наруто-кун точно намного сильнее!» - надув губы, Хината быстро уплела остатки своего обеда, не забыв поблагодарить повара и помыть за собой тарелку, протопала к веранде, кинув напоследок хмурый взгляд на своего мучителя. Саске, будто почувствовав, тоже обернулся, встретившись с туманными глазами куноичи Конохи. Девушка тут же вспыхнула, жалобно пискнув что-то нечленораздельное, и выбежала из комнаты.

***
День продолжал свое медленное течение, плавно переливаясь радужными летними красками, игривым ветерком, щебетом птиц в саду и повседневной суетой жителей поместья. Слишком жаркое выдалось это лето, и не в состоянии бороться с высокой температурой, Хината скинула куртку, оставшись в одной черной кофте, прикрывающей грудь, и переходящей в прозрачную сетку на животе. Девушка, вот уже несколько часов без дела сидела на полу веранды, свесив ноги и наслаждаясь тенью истрепанной кровли. Старые и потрескавшиеся от времени деревянные полы, все еще прочно держались на толстых балках и совсем не скрипели, когда члены команды Саске перемещались по поместью по своим странным делам. Снова в этом огромном и устрашающем доме она была практически одна. Суйгетсу и Дзюго ушли на очередную проверку, Карин взвалив на плечо полотенце, сообщила, что идет купаться в горячих источниках, которые спрятаны за домом. Она даже и не знала, что у этого поместья есть такая роскошь. В Конохе были только общественные бани с озерцами, наполненными горячей водой, где было так приятно проводить холодные осенние дни в компании подруг. А здесь есть свои собственные источники. Слегка позавидовав Карин, Хината все же осталась сидеть на веранде, решив, что в такую жару лучше не злоупотреблять горячим. Рука ее невольно коснулась протектера, блестевшего в свете яркого солнца и напоминавшего каждому вокруг, что эта девушка - шиноби Конохи.
Как и всегда, Саске стоял в центре сада напротив своих соломенных соперников, грозно отбрасывающих длинные тени на землю. Он пытался не обращать внимания на присутствие девушки, но все же чувствовал спиной ее взгляд. Раньше его совершенно не заботило то, что кто-то пялится на него, но сейчас испытывал острое желание выпрямить и без того ровную спину и показать все, на что способен. Никогда он не сомневался в своем внешнем виде, который вообще не особо заботил, главное: чисто, опрятно и удобно. Но сегодня утром, он вымылся с особой тщательностью, и сам не знал, почему сейчас он не уделяет все свое внимание тренировке, а чувствует необъяснимую потребность показать самые яркие и сильные техники. Отбросив, наконец, странные эмоции, он сложил печати, и писк, будто тысяча птиц вдруг слетелась в сад, огласил окрестности. Хината снова, как завороженная, смотрела на молнию, искрящую голубым светом. Она кричала, словно испытывала невыносимую боль и не могла выпустить ее на волю. Девушка снова перевела взгляд на затылок Саске, он ведь очень похож на эту молнию – не может показать и выпустить свою боль, но ему даже нельзя кричать.
Жалость затопила сердце, и куноичи, медленно спустившись с веранды, приблизилась к парню. Рука ее потянулась к его, но в последний миг, пальцы сжались, словно стайка испуганных птиц, и Хината так и не смогла преодолеть барьер своей робости.
Сам же Саске замер в ожидании – он знал, что девушка приближается к нему, видел краем глаза, как ее маленькая ладонь тянется к нему. Нужно было остановить ее, развернуться, схватить за руку и дать понять, что не стоит подкрадываться со спины к врагу. Но ничего из этого он сделать не мог – все тело просто онемело, а рука начала зудеть в ожидании того, когда тоненькие пальчики прикоснуться к ней. Когда же девушка испуганно отстранилась, волна разочарования пробежала по телу парня, вызвав странное томящее чувство, толкавшее преодолеть этот барьер между ними. Рука сжалась в кулак – нет, он не будет настолько слаб.
Слабый ветерок шелестел в саду, обдувая статуи, среди которых появилось два новых экспоната – Саске и Хината. Никто из молодых людей не двигался с места, будто бы ноги их вросли в землю, только волосы слегка развивались потревоженные порывами игривого ветра.
Руки подрагивали, щеки горели, дыхание сбилось – Хината стояла, устремив взгляд на спину парня. Нужно было что-то сказать, но голос словно исчез, а в горле пересохло так, что даже рот открыть было невозможно. Но и уйти никак не получалось – ноги просто отказывались слушаться.
Нужно что-то сделать – прекратить эту пытку. Саске стиснул зубы, собирая все свое хладнокровие в кулак, чтобы отчитать девчонку. Быстро обернувшись, он столкнулся с глазами Хинаты – в них будто бурлила сизая дымка чувств, сначала испуг, а затем что-то другое, таинственное и манящее. Она приоткрыла губы, явно желая что-то сказать, но так и не выговорила ни одного слова.
- Какое блаженство….
Как два испуганных кролика, молодые люди вдруг отпрянули в стороны. Карин грозным взглядом окинула окружающую обстановку, поправив очки, блеснувшие в свете заходящего солнца яркими оранжевыми лучиками. От нее не укрылось, как нервно стискивала свои пальцы Хината, вся красная, словно спелый помидор, в то время, как Саске молниеносно одел рубашку и скрылся в комнате, споткнувшись у самого порога, чем несказанно удивил напарницу, никогда не замечавшую за своим товарищем такой невнимательности.
«Что же тут произошло?» - этот вопрос мучил девушку весь день, портя и без того скверное настроение. Неужели у самого ее носа происходит что-то недопустимое? Если подумать, то она сама толкнула этих людей друг к другу. От этого на душе Карин стало еще хуже, и она, уверенная в том, что ошиблась, решила понаблюдать за пленницей и похитителем.

День выдался довольно жарким и монотонным, наполненным теми же событиями, что и вчерашний: Дзюго и Суйгетсу ушли на разведку, Карин хозяйничала по дому, не переставая глядеть в сад, где тренировался Саске, по обыкновению, отбросив рубашку. Хината кругами ходила вокруг веранды, не зная, чем себя занять, пока, наконец, не остановилась у дерева камелий.
Карин исподтишка следила за куноичи, подмечая, как она аккуратно притянула к себе ветку с алыми цветами, чтобы ощутить их пьянящий аромат. Тут ее взгляд метнулся в сторону парня, тренирующего и без того безупречную технику чидори. Легкий румянец вмиг покрыл щеки Хинаты, и она опустила голову к цветам.
Хмурая Карин продолжала стоять на веранде, не переставая чистить и без того блестевший, словно новый, кунай. Вот на ее глазах Хината отвернулась к дереву, залюбовавшись его стройным стволом, и в тот же миг Саске устремил на нее свой взгляд. Он пристально наблюдал за девушкой, сжимая и разжимая кулаки ровно до той поры, как она снова обернулась.
Карин завистливо наблюдала за Хинатой: было жарко, и куноичи скинула свою куртку, оставив ее в комнате, и стояла только в тоненькой черной кофточке, выгодно подчеркивающей все округлости, и коротеньких штанишках. Пышная грудь, раньше скрытая верхней одеждой, теперь отчетливо выступала под черной материей, плавно вздымаясь от каждого вздоха, тонкая талия еще больше подчеркивалась мешковатыми бриджами, заканчивающимися на середине икр. Карин опустила взгляд на собственную грудь, чуть видную из-под свободной кофточки и, испустив вздох полнейшего разочарования, громко протопала на кухню, где загремела кастрюлями и сковородками, будто решив выместить на них свою злобу.
Хината удивленно слушала грохот кухонной утвари, задумавшись над тем, что же так раздосадовало Карин, пока взгляд ее снова не обратился в сторону шиноби, не замечающего никого вокруг и продолжавшего заниматься своей однообразной тренировкой. Так хотелось подойти к нему и заговорить, но как? Казалось, он снова грубо оборвет ее слова и прогонит прочь. Девушка медленно, бесшумно, словно мышка, кралась по саду, будто просто рассматривала пышные кусты, раскинувшие свои листья, чтобы впитать побольше солнечного света, пока, наконец, не достигла того места, где стоял Саске. Аккуратно, чтобы не мешать, она отошла в сторону, присела на веранду, не переставая крутить в руках бутон камелии, алевший на фоне белой кожи.
- Ммм… - С чего начать? Хината низко опустила голову, думая, что только последняя неудачница откроет рот, чтобы не сказать ни слова. – Хороший сегодня день, правда?
Она вдруг покраснела, подумав, что еще глупее было заговорить о погоде с таким человеком как Учиха Саске. Все-таки они не в просторной гостиной, и вовсе не светские беседы хотелось ей вести с этим парнем.
- Как и все.
- Эээ… прости, это, наверняка, не мое дело… Но я думаю, очень больно жить без своей семьи…
- Верно. Это не твое дело. - Девушка виновато опустила голову, решив, что разговор окончен, когда, после долгой паузы, вдруг услышала: - Я привык.
Она внимательно стала всматриваться в профиль парня, надеясь увидеть какие-нибудь эмоции, но ничего: все тот же холодный взгляд, сжатые губы – ни один мускул не дрогнул, даже когда Саске вновь сложил печати, создавая чидори.
И что сказать? Ей совершенно нечего добавить, к тому же, сочувствие и жалость – это не те чувства, которые нужны этому человеку. Мучительно-напряженная пауза повисла между молодыми людьми.
- Красиво… - не выдержав тишины, Хината ляпнула первое, что пришло в голову. – Я бы тоже хотела владеть такой техникой.
- Не каждому дано.
- Да, но… я бы.. хотела ощутить.. какого это, владеть такой разрушительной силой. – Хината заворожено смотрела, как молния пробегает по лезвию катаны, вдруг за долю секунды срывается и несется вперед, поражая соломенного противника точно в грудь, в место, где должно быть сердце.
- Не ты ли говорила, что все должны прощать. Тогда зачем тебе сила?
- Да, но… с ней, я бы смогла защитить своих родных и близких!
- Или уничтожить врагов.
- Да… - тихий шепот долетел до Саске через несколько секунд, подхваченный ветром, и растворился в воздухе.
Парень стоял абсолютно не двигаясь, остро чувствуя, что сейчас необходимо что-то предприянть, чтобы не потерять этого странного чувства, рожденного тихой беседой с этой девушкой. Посмотрев на лицо Хинаты, печально глядящей куда-то вдаль, он вдруг решил пойти на отчаянный шаг, который потом его самого удивлял всякий раз, как о нем вспоминал. Сидевшая в задумчивости девушка вдруг встрепенулась, чувствуя на себе пристальный взгляд. Обернулась и увидела протянутую руку.
Молчание длилось несколько секунд, пока, наконец, Саске не ответил на немой вопрос девушки:
- Ты хотела ощутить силу чидори.
- М… а можно?
Ответом ей была все та же рука, и куноичи решила не отказываться от такого щедрого предложения, вложив свои тонкие пальчики в крепкую мужскую ладонь. Румянец вмиг покрыл щеки, когда она встретилась взглядом с парнем.
- Сожми крепче мою руку. И концентрируй чакру, чтобы она смогла смешаться с моей.
- Ты так уже делал? – Совсем не думала Хината сейчас о концентрации чакры, чувствуя близость с Саске, слыша его дыхание, ощущая жар, исходящий от разгоряченного жарким солнцем и тренировкой тела. Он снова был без рубашки и вид его голой груди, настолько близко от собственного лица, заставлял девушку краснеть еще сильнее.
- Нет. Но теоретически должно сработать. – Он пытался привести в порядок свои мысли, успокоить сердце, которое стучало как барабан на летнем фестивале - с неимоверной скоростью. Ее ладонь была такая маленькая и мягкая, с тонкой шелковистой кожей, и Саске уже проклинал себя за то, что решился дотронуться до этой девушки, потому что желание почувствовать ее всю заслоняло все остальные мысли в голове.
Он покрепче сжал руку Хинаты, складывая печати второй. Чидори засверкала в саду, соперничая с яркими солнечными лучами, снова завизжала и заметалась в ладони. Куноичи активировала бькуган, наблюдая, как концентрированная чакра Саске, перемещается по его телу, и чидори следует за ней, как гончая за кроликом, постепенно покрывая руку, охватывая плечи и перебегая на другую сторону, приближаясь к тому месту, где были сцеплены две ладони. Закрыв глаза, Хината постаралась расслабиться и открыть каналы чакры, чтобы не мешать потоку и не получить удар током, который она уже испытала однажды. Пальцы вдруг начало покалывать, будто кто-то малюсенькими иголочками протыкает кожу, чидори побежала по руке, заставляя все тело покрыться мурашками от миллионов покалываний. Девушка испуганно вздрогнула, когда почувствовала эти же ощущения на шее и инстинктивно подалась вперед, прижавшись к груди Саске. Еще несколько секунд, и все тело вдруг заболело от разрядов тока, проходившись сквозь кожу и органы.
Она открыла глаза, видя, как ее чакра смешивается с чакрой Саске, как в тех местах, где она выходит наружу, чидори становится более яростной, испуская тонкие кривые лучики. В месте, где молодые люди держались за руки, молния ревела сильнее всего, голубое свечение горело ярче.
Хинату переполнял страх и восторг, и дух захватывало от осознания того, что она обладает этой силой. Но, как и все на свете, моменты радости заканчиваются слишком быстро, и свечение исчезло, вместе с писком чидори. Молодые люди стояли в саду, окутанные зеленью, пением птиц, жужжанием насекомых, сновавших от цветка к цветку, занятые своими делами. Только сейчас девушка почувствовала тепло кожи Саске, услышала стук его сердца, которое задавало бешеный ритм и ее собственному. Она не шевелилась, боясь потерять это странное ощущение чего-то прекрасного. Щеки давно пылали ярким румянцем, а совесть кричала, что надо немедленно отойти в сторону. Но, ни за что, ни за какие блага она бы сейчас не смогла сдвинуться, поглощенная умиротворением и покоем, которое дарила ей эта близость.
Странное было это чувство, успокаивающее и дающее какую-то теплоту. Нежная кожа щеки, тонкие волосы, и ресницы, которые щекотали грудь при каждом взмахе. Так хотелось протянуть руки и обнять это создание, так доверчиво прижавшееся к нему, однако страх, испортить этот таинственный момент, мешал Саске сделать желаемое.
- Кхм! – Громко топая по веранде, Карин прошла в свою комнату, громыхая дверью и продолжая шуметь уже за ней, будто собиралась порушить стены поместья.
Молодые люди мгновенно встрепенулись, словно сбросили дрему, заставлявшую их стоять в объятьях друг друга. Саске смотрел на макушку Хинаты и никак не мог решить, что же сделать: отпустить очередную холодную колкость или просто развернуться и уйти? Но тут, все его размышления были прерваны неожиданно смелым поступком юной куноичи, которая подняла лицо, все красное от смущения. Еще больше Саске удивился, увидев счастливую улыбку и сияющие радостью жемчужные глаза.
- Сп…- лицо Хинаты становилось еще краснее, по мере того, как она говорила, - Спасибо.
Тут девушка резко развернулась и умчалась прочь, в свою темницу. Здесь, в тишине, прислонившись к деревянной стене, она старалась успокоить свое сердце, крепко прижимая руки к груди. Щеки ее уже не горели, остался только легкий румянец, и глаза все сияли неподдельной радостью.

0

128

Глава 8.

***
Дни бежали, незаметно переворачивая листы календаря. Для двух людей, познающих новые, тайные чувства в своей душе, они неслись незаметно. Саске не переставал неприятно удивляться тому, что мысли о мести старейшинам все реже и реже владеют его разумом, хотя холодная решимость и долг перед погибшей семьей не давали окончательно потеряться этим мыслям в водовороте новых дум. В голове засела маленькая куноичи с пепельными глазами, робко смотрящими на него из-под прикрытых век с пышными черными ресницами. Ее румянец, когда бросала на парня несмелый взгляд, почему-то казался Саске очень милым. Он не знал, что с собой делать, когда каждое утро, душа рвалась в сад, где неизменно проводила свои дни пленница из Конохи.
Она никак не могла понять, что происходит с ней, чувствуя, как сильнее начинает биться сердце в груди, когда едва слышно скрипнет ниша двери в старом поместье, и через несколько секунд в саду покажется фигура Саске, как он слегка сощурится от яркого солнечного света, которому было не пробраться в комнату шиноби, как остановится, вслушиваясь в окружающие звуки и окинет взором привычный вид, пробегая глазами по всему, что его окружало. Сердце куноичи неизменно замирало, когда холодный взгляд на долю секунды останавливался на ней. И что происходит? Все реже и реже она вспоминала лицо Наруто. Теперь же вместо него, все чаще и чаще ей снились черные глаза и надменная усмешка, а утром, первой мыслью в голове было увидеть его. Она пыталась сопротивляться, гнала от себя этот образ, но было уже слишком поздно. Видение того тайного, что всего лишь один раз показалось в этих темных глазах, преследовало куноичи Конохи, заставляя искать это снова и снова.
За эти дни между ними было много бесед, в которых Хината открывала для себя совсем другого Саске: не врага и предателя, помешанного на мести фанатика, как говорили ее товарищи, а человека очень умного. Он знал так много всего интересного, так много видел за годы своих скитаний. Девушка удивленно хлопала ресницами, слушая, что Орочимару, который всегда казался ей сумасшедшим, развивал в тогдашнем ребенке, видевшим перед собой единственную цель в жизни – месть, личность. Он заставлял его читать не только свитки с секретными техниками, которые скрупулезно собирал со всего света, но и книги, внушая мальчику, что заложенные в них знания ничуть не ниже указаний по применению печатей. Парень говорил о своих путешествиях между убежищами, раскиданными по миру шиноби, о морях и странных, не виданных самой Хинате землях.
- Ты так много видел... – печально вздохнула девушка, понимая, что кроме Конохи, близ лежащих деревень и городов, в которые они попадали на задания, ее глаза больше ничего и не уловили.
- Да... – Саске же удивлялся тому, как легко он поведал ей о годах своей жизни у Орочимару, о том, что не рассказывал никому. Неужели его так доконало собственное добровольное одиночество, что всего пара печальных глаз смогла заставить его открыть рот и жаловаться на жизнь? Нет. Он вовсе не жаловался и не жалел о прожитых годах. Он видел, с каким желанием и вниманием слушает его Хината, ловит каждое слово и будто сама погружается в этот странный мир, который он показал ей, поведав о своих странствиях с темным саннином.
Был уже вечер, солнце всего пару минут назад скрылось за покатой крышей поместья, озарив красным заревом сад, отразившись в окнах ярко-рыжим блеском. Они стояли на веранде – очень близко, чтобы тихий шепот был слышен только им двоим, но слишком далеко, чтобы почувствовать тепло друг друга. Хината поежилась под прохладным ветром, обхватив себя руками. Тонкая кофточка никак не спасала от холода, но уходить не хотелось: так приятно ей было чувствовать рядом присутствие Саске. Он все стоял, как статуя, устремив взгляд в сад, где уже властвовали ночные гости – соловьи, чья сладкая трель раздавалась по округе, наполняя зарождающуюся ночь какой-то таинственной и романтической аурой.
Молодые люди хранили молчание, опасаясь нарушить умиротворение и покой, которое установилось с исчезновением солнечного света, будто вместе с ним, этот мир покинула и дневная суета. Луна понемногу отвоевывала свое место на небе, робко касаясь своим холодным светом листьев на дереве камелий, пробегая по поверхности старых статуй. Соловьи запели еще громче, чувствуя, что настало их время. Вдруг в траве начали мелькать слабые огоньки, то тут, то там светлячки зажигали свои тела-фонарики, создавая сказочный пейзаж, будто маленькие феи спустились с неба и начали плясать диковинные танцы. Пряный запах камелий достиг Хинаты, завороженной зрелищем ночного сада, и она спустилась с веранды, желая почувствовать это странное волшебство, царившее вокруг. Ноги утопали в мягкой траве, еще теплой и шелковистой. Снова подул ветер, заколыхались стебли и листья, щекоча щиколотки куноичи, неслышно, пробирающейся сквозь кусты к старой статуе льва с полурассыпавшейся головой. Зеленый мох, покрывающий ее, в ночном свете казался черным, и лев, будто темный властелин ночи, возвышался среди таких же тварей, показывающихся только во тьме ночной. Девушка вдыхала пряный воздух, пыталась поймать в ладони светлячков, кружась в траве и чувствуя невообразимый покой и счастье.
Саске наблюдал за странными танцами, будто прикованный к ограждению веранды. Завороженным взглядом следил он за движениями девушки, за плавными поворотами рук, бесшумными шажками. Ее тело без слов говорило, что эта девушка – шиноби – ни одного лишнего движения, она словно слилась с природой, став частью этого сада. От ее шагов, не сломалась ни одна веточка, ни один сверчок не выпрыгнул из своего травяного укрытия, испугавшись невиданного гостя. Вдруг девушка остановилась, вытянулась по струнке, словно услышала приказ. Сейчас она была похожа на одну из статуй – темная и абсолютно неподвижная. Саске следил за тем, как она, явно выследив кого-то, неслышно ступала по траве, приближаясь к жертве, словно хищная пантера, опустилась на корточки рядом с каменным львом, активировала зачем-то бьякуган:
- Саске-кун! Саске-кун! – зашептала девушка, оживленно размахивая руками. – Скорее иди сюда!
Что еще оставалось делать, когда Хината звала с таким энтузиазмом, что даже темнота не могла скрыть сияние ее глаз. Как только парень оказался у статуи, девушка тут же начала дергать его за рукав рубашки, молчаливо указывая на маленький разлом в подножии каменного льва.
- Смотри-смотри, - зашептала куноичи.
Саске внимательно вглядывался в черную дыру, пытаясь увидеть то, что так заинтересовало Хинату, но ничего не замечал. Вдруг из разлома выглянул острый нос, а потом в темноте сверкнуло два черненьких круглых глаза. Из щели в статуи появился ёж. Повел носом, явно чуя странные и непривычные запахи вокруг себя, задержался в тени статуи, но все же осмелился высунуться наружу и быстро прошлепал по саду в сторону кустов. Через несколько минут зашелестела трава, и еж прошмыгнул в расщелину статуи, неся на своих иголках какие-то ягоды и неизвестно где добытый гриб. Хината наблюдала за зверьком, прижав руки к груди. Вдруг она сорвалась с места, легко, огибая все кустарники и статуи, которые были едва различимы в этой мгле, и скрылась где-то в стороне кухни. Саске смотрел ей вслед, не зная, что и делать: погнаться ли за ней или подождать и узнать, что заставило куноичи нестись сломя голову прочь. Ломать голову над вопросом пришлось недолго, в кухне что-то грохнуло, заскрипела ниша двери и вот уже сверкнула молочная кожа в лунном свете, и в саду снова появилась Хината, что-то сжимая в маленьких ладошках. На лице сияла улыбка, и глаза светились ничуть не меньше, она уже открыла рот, чтобы что-то сказать, как вдруг споткнулась о маленький камушек, и полетела на землю. Вся ее поклажа рассыпалась у подножия статуи, и к ногам Саске подкатилось красное яблоко. Теперь стало ясно, зачем она бегала на кухню: в траве лежали яблоки, ягоды и даже печенье. Сама Хината сидела на земле, потирая ушибленную руку. Щека ее испачкалась в земле, и на верхней губе выступила черная капелька крови. Она хотела вытереть ее рукой, но Саске быстро схватил запястье девушки, помогая подняться.
- Прости… я такая неуклю… - она не смогла договорить, заметив, как парень аккуратно вытирает большим пальцем ее кровь, а остальными пальцами стирает прилипшую к щеке грязь, поглаживая нежную кожу. Девушка остро ощущала эти прикосновения, чуть подавшись вперед, чтобы вобрать в себя тепло его ладони.
Мягкие губы, бархатная кожа, такой туманный и таинственный взгляд – она вся манила его, как свет мотылька, и он летел ей навстречу, прекрасно осознавая, что все это неправильно и недопустимо. Но можно ли сопротивляться свету, такому яркому и теплому, когда всю свою жизнь жил в ледяной тьме? Когда душа так рвется к ней, сметая последние препятствия, а сердце больше не хочет слушать доводы рассудка? Саске не знал, что было тому виной, но сейчас не смог бы оторваться от этой девушки, он просто хотел чувствовать ее дыхание, узнать ее вкус, запомнить навсегда.
Как под гипнозом Хината наблюдала, как медленно приближается лицо Саске. Еще немного… но он остановился, опалив своим дыханием ее губы, которые уже приоткрылись в ожидании. Еще чуть-чуть! Саске прижался к ней – сухо и почти незаметно, просто прикосновение теплых губ. Они совсем не знали, что нужно делать, просто желание коснуться, почувствовать, быть ближе, чем когда-либо, овладело молодыми людьми. Хината прижала дрожащие руки к его рубашке, сминая плотный лен тонкими пальцами, но никак не хотела отрываться от парня, который и сам был поглощен странными эмоциями: счастьем и трепетом - охватившими все существо.
Она была мягкая, податливая и теплая и пахла камелиями, рядом с которыми очень любила стоять и даже в комнате поставила маленький букетик красных цветов. Так не хотелось открывать глаза, так не хотелось отрываться от нее, но неестественная тишина вернула шиноби из мира грез в реальность. По земле бегал тот самый еж, шмыгая мокрым носом. Он торопливо собирал яблоки и печенье, раскиданные по траве. Однако птицы в саду как-то притихли и даже сверчки перестали издавать свою трещетку. Саске открыл глаза, неохотно отпуская куноичи: вокруг было темно, хотя всего несколько минут назад яркая луна освещала сад. Где-то неподалеку раздался раскат грома и хлынул дождь, всего за пару секунд превратившийся в ливень. Ничего не оставалось, как только нестись под крышу веранды, спасаясь от ледяных капель.
Вода стекала с мокрой одежды и волос, образовав лужу на дощатом полу, стена дождя скрывала от глаз противоположную сторону дома, капли барабанили по крыше подобно боевому маршу, стучали по листьям и омывали старые статуи. Раскаты грома ревели со всех сторон, и молния вторила его крику, вспыхивая то с одной, то с другой стороны. Хината боялась взглянуть на парня. Дыхание сбилось, щеки покраснели, хоть и тряслась от холода, вся промокнув до нитки.
Саске следил за ней, сам не зная, что же предпринять. Сейчас между ними произошло что-то странное, что-то, не поддающееся объяснению, и как разрядить напряжение, он совсем не знал. Но вот Хината подняла лицо с пылающими щеками, во взгляде ее читался страх, но потом искорки заблестели в туманной дымке, и она широко улыбнулась дрожащими губами, глубоко вздохнула, поднялась на цыпочки и, оставив на щеке Саске след от холодных губ, быстро побежала по веранде, скрывшись в своей комнате.
Он стоял один в луже воды, слушая барабанную дробь своего сердца, которую не заглушал даже звук дождя и рев грома. Мокрая рубашка липла к телу, волосы свисали на глаза, холодные струи стекали за воротник, но ему было абсолютно все равно. Только сейчас, счастье и радость, каких ему не приходилось испытывать с самого детства, снова наполнили пустую душу, казалось уже навсегда лишенную подобных чувств, и уголки губ нервно дрогнули в несмелой попытке изобразить это счастье.
- Саске. Дело плохо. – С очередной вспышкой молнии на веранде появились Дзюго и Суйгетсу в промокших до нитки плащах. Лица их были мрачнее этой ночи, что принесла с собой столько нового в жизнь беглого шиноби. – АНБУ выследили нас и успели отправить донесение в Коноху.
Шиноби молча следил, как его напарник достал из-за пазухи свиток, скрепленный печатью, весь залитый кровью и мокрой землей.
- Это все, что удалось достать. - Суйгетсу виновато глядел на Саске, прекрасно зная, насколько требователен этот парень ко всем в команде. Дзюго точно также потупил взор, осознавая, что теперь им никак нельзя и дальше прятаться в этом поместье, где произошло столько всего интересного.
Свиток, как и ожидалось, был защищен печатями, которые никак нельзя было просто сорвать и прочитать содержимое. Саске спокойно принял его из рук Суйгетсу, также абсолютно безэмоционально прошел с ним в свою комнату. Руку жгло это еще неизвестное послание, в котором, он был уверен, конец для этого крохотного счастья, что только-только начало зарождаться в стенах старого поместья. Он закрыл дверь, скинул мокрую одежду комом в углу, достал полотенце и методично начал вытирать мокрые волосы, лицо, шею, грудь и ноги, после чего облачился в чистую рубашку и брюки. Как и в любой другой вечер он предался обязательному занятию: разобрать катану, наточить и начистить ее до зеркального блеска, чтобы даже тончайший волосок мог быть рассечен острым лезвием. Свиток все это время покоился на полу, обсохнув и съежившись от дождевой воды.
Осторожно убрав кусанаги в ножны, шиноби подошел к свитку. Больше оттягивать не имело смысла. Саске был уверен, что в этом свитке был его шанс на месть, тот шанс, которого он ждал столько лет, но именно сейчас так хотелось, чтобы этот свиток был еще одной охраняемой техникой или пустышкой. Сколько раз им попадались такие обманки, которые АНБУ выдают за секретные сведения, чтобы выманить врага. Он готов был отдать что угодно, лишь бы это была пустышка, лишь бы еще ненадолго продлить эти мгновения, это счастье. Неровный свет свечи отбрасывал черные тени на стены, комод и кровать, чуть освещая ярким оранжевым светом деревянный пол, сохранивший отличное состояние даже через столько лет, правда доски слегка поскрипывали при ходьбе. Но сейчас это мало беспокоило. Саске расположился на полу рядом со свитком, достал кунай, аккуратно надрезал кожу на большом пальце левой руки. Алая кровь проступила мгновенно, и багряные капли начали стекать по ладони. Не теряя времени, шиноби нарисовал круг на полу, вокруг свитка, сложил печати и приложил тот же окровавленный палец к свитку. Раздалось шипение, и бумажная печать, будто съеденная термитами, рассыпалась в прах. Больше нет препятствий и можно спокойно развернуть донесение и прочитать.
Однако Саске все не спешил. Аккуратно вытер палец, дождался, когда остановится кровотечение, и прошел к окну, глядя как капли дождя разбиваются о стекло. Вот так и его надежды одна за другой разбивались. Как сохнут лужи после дождя, сохли и они, постепенно и безнадежно, не оставив после себя и следа, лишь горькие разочарования и боль. И что он может сделать сейчас, чтобы спасти маленький огонек надежды? Разве есть выход из этого положения?
Бессильно сжимая кулаки, Саске снова подошел к свитку, который, как проклятый артефакт, источал темную ауру и приковывал взгляд. Упрекнув себя за малодушие, шиноби быстро поднял донесение и развернул, пробегая глазами по иероглифам, выведенным каллиграфическим почерком. За окном громыхала гроза, и рев ее становился все сильнее и страшнее, угрожая ветхому поместью своей силой. Кое-где с потолка уже капала вода, собираясь в лужицы на полу и свист ветра пробирался в щели, трепал тонкие двери, стуча нишами, будто собирался вырвать их проемов. Все вокруг ревело и стонало, но Саске было абсолютно все равно. Он стоял, не шевелясь, снова и снова читая строки в свитке. В голове уже возник план дальнейших действий. Это был единственный их выход.
Саске быстро пересек веранду, не обращая внимания на капли косого дождя, которые били по ногам. На кухне горел тусклый свет. Суйгетсу и Дзюго терпеливо ждали своего напарника, молча сложив руки на деревянном столе.
Когда вошел Саске, лица двух шиноби выражали немой вопрос, ответом на который был брошенный на столешницу свиток, уже успевший заново промокнуть. Молодые люди быстро пробежали глазами по тексту, устало сжимая кулаки:
- Что будем делать?
- Я разработал план. - Саске обвел напарников холодным взглядом, ясно давая понять, что отметет любые протесты, которые могут быть сказаны в процессе обсуждения.

***
Было уже около четырех часов утра. Дождь прекратил, и луна постепенно блекла на светлеющем небе. Скоро утреннее зарево осветит землю, и все увидят последствия ночной грозы. Промокшие листья будут сохнуть под солнечным светом, деревья и кусты жадно впитают в себя дождевую влагу. Птицы и звери стряхнут холодные капли, вычистят шкурки и перышки и будут радоваться новому дню. Цветы еще ярче засверкают своими лепестками, умытые дождем, и будут источать еще более сладкий и пьянящий аромат.
Саске брел по веранде, не обращая внимания на то, как ночь отступает, и утро во всех красках расцветает на горизонте. Душа рвалась на части от всех тяжких решений, которые ему пришлось принять в эту ночь. Суйгетсу и Дзюго устало выходили с кухни, надеясь хоть немного отдохнуть перед всем тем, что им придется пережить так скоро. У двери комнаты стояла Карин, с губы ее были вытянуты в тонкую полоску, брови сдвинуты и глаза сверкали бессильным гневом, когда она встретилась с взглядом Саске.
- Я все знаю. Я все видела ночью.
Парень не обратил внимания на сухие слова, уже открывая дверь, чтобы скрыться в своей комнате и в одиночестве еще раз прокрутить сегодняшние события. Никогда еще он не чувствовал себя таким опустошенным. Когда умерла семья, он был так мал и находился в таком шоке, что все чувства проходили через него, как сквозь призму. Ему казалось, что все это происходит не с ним, а с кем-то другим, очень на него похожим. Но сейчас... осознание того, что своими собственными руками он должен разрушить это хрустальное чувство, лишало всякого желания действовать.
Однако Карин явно не собиралась отступаться. Она уперла руку в дверь, не давая напарнику раздвинуть нишу, чтобы остаться в спасительном одиночестве.
- Ты знаешь, что у вас нет будущего, Саске. И она тебе не пара. И я даже не понимаю, что ты в ней нашел? Почему она? – девушка злилась все больше и больше, видя, что ее слова, как и в любое другое время, словно ударяются о стену и отлетают от Саске, не доходя до его сознания. Он даже не смотрел на нее, устремив взгляд куда-то вдаль, будто и вовсе не слушал.
- Пройди в комнату. Я расскажу тебе, что нужно делать.

Глава 9. Заключительная.

***
Утро встретило ее, радостно сверкая солнечными лучами в окно комнаты. Девушка перевернулась набок, попытавшись продлить сладкий сон, но нахлынувшие воспоминания о минувшей ночи, заставили широко раскрыть глаза. Хината с опаской выглянула из-под одеяла, боясь, что кто-то зашел и тайком наблюдает за ней. Однако комната была пуста, и только стопка одежды и сандалии, аккуратно лежавшие рядом с футоном, наблюдали за куноичи. Как же не хотелось вставать… Хината сладко потянулась, улыбаясь прекрасному утру и своим мыслям. Щеки, еще румяные ото сна, покраснели еще больше от воспоминаний о теплых прикосновениях Саске.
Она слегка побаивалась выходить из комнаты, поэтому максимально растянула время одевания, застегнула сандалии, проверила все ремешки, пуговки, отряхнула рукава куртки, пытаясь разгладить складки, и замерла, нервно теребя собачку молнии. Как же ей показаться на глаза Саске, когда вчера, не зная почему, сама поцеловала его на прощание? Сердце, как бешеное застучало в груди, когда она снова вспомнила, как прижалась к парню.
Хината в ужасе схватилась холодными ладонями за горящие щеки и закусила губу, мучительно думая о том, что же ей теперь делать? И как назло, в голову сразу же пришла крамольная мысль: «А как же Наруто?» Разве такое поведение нельзя считать предательством? Но думать обо всем этом совершенно не хотелось, хоть и червячок сомнений и вездесущая совесть язвительно нашептывали о том, какой гадкой девчонкой оказалась наследница могущественного клана Хьюга.
За этими раздумьями Хината и была застигнута Саске, который вошел в комнату, как всегда, абсолютно бесшумно. Цепкий взгляд сразу же устремился к девушке, в немом шоке смотревшей широко открытыми глазами на посетителя. Оба молчали, и чем дольше продолжалось это немое глядение друг другу в глаза, тем краснее становилось лицо Хинаты. Что делать? Что сказать? Она в панике открывала рот, но не могла произнести ни единого слова и больше походила на рыбу, выброшенную на берег, чем на куноичи Конохи.
- Тебе пора вернуться домой.
Холодные слова резанули слух, как будто тонкая плеть прошлась по спине девушки, тотчас покрывшейся мурашками.
- Но… Я не понимаю, Саске-кун…
- Тебе не нужно понимать. Пришло время поставить все на свои места. Сегодня осуществится моя месть. А ты вернешься туда, где тебе место. – Он говорил это как заученную речь, силясь не выдать своих истинных мотивов. Как давно ему было так трудно скрывать чувства?
Хината стояла, как громом пораженная, и парню так хотелось уверить ее, что все будет хорошо. Но ведь это очевидная ложь и сейчас врать совсем не хотелось, точно так же, как и давать ей ложные надежды, которым не суждено сбыться. Он заметил, как блеснули глаза девушки, и решил прибегнуть к радикальным мерам. Гендзюцу вмиг сковало Хинату, и девушка осела на пол, вовремя подхваченная Саске. Если она заплачет, он просто не выдержит, разрываемый на части долгом и желанием быть с ней. Никогда еще ему не приходилось сомневаться в правильности своих поступков, но сейчас ком стоял в горле от того, что он должен пожертвовать всем, ради мести. Да и чем жертвовал раньше: личной свободой, друзьями, с которыми провел от силы пару месяцев? Тогда это не казалось такой уж потерей, но сейчас…
Парень тряхнул головой, отгоняя прочь все сомнения, которые не давали спать всю ночь, достал веревку, припрятанную за пазухой, и крепко связал руки и ноги Хинаты, постаравшись не ранить тонкую кожу. Осталось только самое малое: сделать так, чтобы она вернулась домой ни в чем невиновной, под видом жертвы его мстительной и жестокой натуры.
Девушка доверчиво, словно во сне, опустила голову на плечо Саске, когда тот поднял ее, чтобы вынести в сад, где уже собралась вся команда, встречая своего командира мрачными лицами. Черные плащи как нельзя лучше отражали настроение команды Така.
- Выходим.
Никто не посмел ослушаться короткого приказа, и, плотнее запахивая полы верхней одежды, шиноби выступили в путь. Саске нес свою ношу, теплую и мягкую, прижимая девушку груди под плащом. Сейчас никто не сможет заметить, с каким отчаянием сжимаются его руки, какой тревогой горят глаза под капюшоном, как ходят желваки стиснутых челюстей. Никогда еще жертвы во имя мести и справедливого суда не давались ему с таким трудом.
Пустынная дорога, окруженная лесом с обеих сторон, тихая и спокойная проселочная колея, по которой вот уже столько лет ходили повозки, набитые товарами, которые крестьяне везли на городской рынок, по которой прошел ни один путешественник в желании увидеть все скрытые уголки этого необъятного мира. Эта дорога, станет местом побоища, когда делегация Конохи ступит на этот путь, чтобы встретиться с союзниками из Суны. Именно это было в том послании, которое удалось перехватить Дзюго и Суйгетсу.
Шиноби притаились в кустах по обеим сторонам дороги. Карин умело скрывала чакру товарищей и Хинаты, которая уже очнулась, но не могла даже слово сказать, лишь молча наблюдала, связанная, с кляпом во рту. Сейчас она была в руках Дзюго, который старался не смотреть в глаза куноичи, не желая отвечать на все те вопросы, что мелькали в ее глазах, цвета утреннего тумана.
Природа вокруг жила своей жизнью: насторожившиеся присутствием чужаков птицы, снова зачирикали свои веселые песенки, успокоенные бездействием людей, ящерицы ползали по иссохшей земле дороги, подставляя блестящие бока солнечным лучам. Противник появился через несколько часов. Всего их было десять человек, и у Хинаты заныло сердце, когда в толпе она узнала Наруто и Неджи. Ее бьякуган позволил разглядеть еще восемь путников: Какаши, Гая, Сакуру, Шикамару, Ли, Тсунаде и двоих старейшин. И сейчас девушка, наконец, поняла – вот шанс для Саске осуществить свою месть раз и навсегда.
Она взглянула на молодого человека, бесстрастно сидящего в кустах, в ожидании удобного момента, и молча попрощалась с ним, уже догадываясь, что последует дальше. Слезы горечи и утраты, полились по ее лицу.
Все произошло быстро. Не успела Хината осознать, что всему вокруг пришел конец, как шиноби выскочили из укрытия, преграждая путь Хокаге и ее свите. Острие кусанаги блеснуло в лучах солнца, показывая серьезность намерений Саске. Шиноби Конохи молниеносно приняли боевые стойки, окружив старейшин и Тсунаде плотным кольцом. Сакура сурово сдвинула брови, стараясь не дать волю нахлынувшим чувствам: один раз она уже пыталась его убить и отринуть свою любовь, значит, и в этот раз все получится. Какаши уже хотел подать знак к атаке, когда заметил на плече одного из противников Хинату, заливающуюся слезами и во все глаза смотревшую на своих товарищей.
- Не думал, что ты дойдешь до того, чтобы шантажировать нас заложником, Саске.
- Шиноби должен быть холоден, отринуть дружбу, любовь и семейные узы, ради своей миссии. Этому нас учили в академии… И ты, Какаши. – Саске слегка скосил взгляд на девушку, безвольно висящую на плече Дзюго, зная, что сказал эти слова скорее для нее. – Сможешь ли ты отринуть их и не обращать внимания на ничтожную жизнь одного человека, ради блага всей деревни? Это же в порядке вещей в Конохе.
Тсунаде задохнулась от такого оскорбления, сжав кулаки так, что ногти впились в кожу, оставляя кровавые следы.
- Маленький засранец!..
- Напомнить вам, как обошлись с моей семьей?
Хокаге стиснула зубы, понимая, что поспорить с такими фактами она не в силах.
- Твоя семья угрожала спокойствию всей Конохи. Их нельзя было оставлять в живых. – Старейшины стояли абсолютно равнодушные, ничуть не впечатленные разыгравшейся сценой.
- Видимо, даже младенцы своим плачем угрожали Вашему ночному храпу.
- Ни одной капли проклятой крови не должно было остаться после того инцидента. Но, по всей видимости, мы сделали ошибку, поставив на Итачи.
Все присутствующие в немом шоке слушали эти откровения, не в силах поверить в правдивость жестоких слов. Наруто с опущенной головой стискивал кулаки, силясь не прервать этот диалог. Значит, все, что сказал ему тогда Мадара, было чистой правдой? И где же тогда правда и справедливость? На чьей стороне?
- И чего вы все встали? Какаши, мы думали, ты опытный боец и не должен спасовать при виде союзника, взятого в заложники. Ее жертва будет не напрасной, когда мы уничтожим последнее бельмо на глазу деревни.
Однако Саске больше не мог ждать и бросился в атаку, пытаясь достать старейшин своим мечом. Тут же завязался бой и противники столкнулись, ожесточенно сражаясь с врагом. Дзюго пришлось туго: его окружил Шикамару и Неджи, желая освободить Хинату живой, а не присвоить ей звание героя посмертно. Сражаться было трудно, особенно учитывая, что Дзюго вовсе не собирался причинять вред своей хрупкой ноше. Он должен был отдать ее друзьям. Но как? Саске приказал вернуть девушку, но при этом не выдать того, что пленницей она была только на словах. Просто отпустить, значит, скомпрометировать ее в глазах Хокаге и всего сообщества деревни. Ее могли лишить звания шиноби, могли запереть в клетке, могли казнить, как предательницу, связавшуюся с преступниками.
Ничего подобного Дзюго не желал этой милой и открытой девчушке, которая вместе с ним кормила птичек по утрам и мило краснела от шуток Суйгетсу. Пока парень раздумывал над тем, что же ему делать, противники сами предоставили отличную возможность: Шикамару раскидал небольшие дымовые бомбы, которые вмиг лишили Дзюго возможности увидеть, где же находится враг. Он стоял в клубах едкого дыма, пытаясь понять, откуда ждать нападения, как вдруг в спину ему последовал удар, заставивший все внутренности содрогнуться в болезненных спазмах. Великан упал на колени и уронил свою ношу, не удержавшуюся на его широком плече.
Хината видела, как ее брат одним точным ударом поразил каналы чакры Дзюго, опутывающие легкие и желудок. Такой удар мог нанести серьезные повреждения и вырубить врага, но каналы чакры остались невредимы, и циркуляция, нарушенная на пару мгновений, вновь возобновила свой бег, вернув великану былую силу. Однако даже краткого мига хватило Неджи, чтобы выхватить сестру и унести в безопасное место, где уже ждала Тсунаде, спрятавшись вместе со старейшинами подальше от места схватки. Как ей хотелось самой проучить мальчишку, но пришлось поддаться уговорам стариков: это опасно, а деревня и так уже чуть не потеряла пятого Хокаге.
Неджи без слов посадил Хинату у дерева, позволив себе легкую улыбку, когда увидел ее заплаканное лицо. Он спешно развязал сестру и вынул кляп, быстро и неуклюже обнял, лишь для того, чтобы убедиться, что с ней все в порядке.
- Тсунаде-сама. Оставляю ее на ваше попечение. – С этими словами шиноби вновь вернулся в гущу схватки, где Шикамару пытался в одиночку справиться с обезумевшим великаном, превратившимся в чудовище.
- Хината… как ты? – женщина ощупала девушку, пытаясь выявить повреждения, но с телом куноичи все было в полном порядке, лишь слезы катились по лицу. – Не волнуйся, все уже прошло. Все закончилось…
Хината еще горше заплакала от этих слов, доверчиво прижимаясь к Хокаге. Закончилось. Она совсем не хотела этого, только сегодня утром, ей казалось, что все проблемы так далеки, ей казалось, что в этом старом поместье время остановилось. Но судьба украла у нее это мимолетное счастье.
- Не плачь, девочка. Мы разберемся с Саске, и он больше никогда не причинит тебе зла.
Куноичи зажмурилась. Совсем не желая слышать подобное. Зла… Он много раз оскорблял ее, даже пытался убить… Но… Разве она не была виновата во всем? Она кричала, говорила гадкие вещи, задевала его гордость, его семью, которая умерла. Но сейчас... Саске спас ее, он подставил все так, что она оказалась лишь жертвой, которую пожалеют, погладят по головке и скажут, что все будет хорошо. А ведь она жила в его доме, ела его пищу, смеялась с этими людьми, она целовалась с преступником класса S! Она сама целовала его! И за это все только он понесет ответственность. А она будет всю жизнь носить на себе эту вину?
Послышался взрыв. Земля летела во все стороны, и в клубах черной пыли Хината видела, как Саске сошелся с Наруто. Расенган и чидори встречались бесчисленное число раз, и вся дорога уже покрылась рытвинами от этих атак. Наруто что-то кричал, пытаясь достучаться до своего друга, но Саске, будто лишенный чувств, словно продолжение кусанаги, мчался вперед. Желая добраться до старейшин.
«Он хочет убить себя», - пронеслось в голове Хинаты. Вспомнилось, как они говорили совсем недавно, одним далеким вечером. Она помнила слова Саске, которые вызвали у нее страх: «Месть это все, чего я хочу. Когда она осуществится, мне больше не за чем будет жить». Страшная догадка поразила мысли Хинаты. Нет! Он не посмеет оставить ее одну с этими воспоминаниями и угрызениями совести.
Куноичи решительно встала, мягко отстранив Тсунаде. Она должна что-то сделать! Она не может остаться в стороне.
- Хината! Стой!
- Я должна… - слова девушки потонули в новом оглушительном взрыве, и куноичи исчезла в клубах пыли, стремясь поскорее добраться до Саске.
Когда дым осел, Тсунаде из своего укрытия увидела, как Хината стремительно ворвалась в гущу схватки, сумев уйти из-под атаки несущихся друг на друга шиноби. Саске и Наруто отпрыгнули в разные стороны, сверля друг друга уничтожающими взглядами, когда появилась куноичи и встала на пути обоих.
- Хината! Отойди скорее назад!
- Уйди.
- Нет! Я никуда не уйду! – девушка крикнула, что было сил, привлекая внимание всех в округе. Даже Неджи не знал, что его голос сестры может звучать так решительно и твердо.
Вот он, самый сложный, самый страшный выбор в ее жизни. Наруто и Саске. Любовь цвета солнца, или самой темной ночи. Никогда еще Хината не чувствовала такую ответственность за свой выбор.
- И я хочу сказать! Я!.. Я… - голос неожиданно подвел, и девушка в ужасе посмотрела на Саске, пытаясь молчаливо извиниться за подобную слабость. Парень же сверлил ее суровым взглядом, будто призывая к молчанию. Но нет! Она уже решила. И никогда еще собственные решения не казались ей такими правильными и никогда не приносили столько удовлетворения, как сейчас.
Куноичи повернулась лицом к Наруто и выставила руки для стойки «легкого касания».
- Я… Я буду защищать Саске-куна!
Наруто, да и все на этой старой, потрепанной дороге, похожей на морщину, пересекающую лоб столетнего старика, замерли, услышав эти слова.
- И.. И это не шутка! – Она совсем не любила находиться в центре внимания стольких людей, но все же выпрямила спину, внутренне говоря себе, что наследница могущественного клана не может быть такой трусихой, хотя коленки уже заметно подрагивали. – Я… Я не была пленницей, я все это время жила в поместье с Саске-куном и остальными. Жила там, как друг… и… я верю, что Саске-кун имеет право на месть.
Хината сглотнула ком в горле, понимая, что этими словами она отнимает у себя последнюю возможность вернуться домой.
- Я буду защищать Саске-куна! И даже ты, Наруто-кун… не сможешь мне помешать.
Она смотрела в глаза, цвета небесной лазури и понимала, что уже слишком далека от этого человека, хотя… если хорошенько подумать, никогда и не была близка к нему. Сейчас же он казался, как воздушный змей, который парит в облаках, сопротивляясь ветрам, весело развивающийся и играющий с облаками. Она же навсегда останется на земле, восхищаясь его полетом, но никогда не сможет взмыть в воздух и лететь рядом с ним. И в какой-то момент вдруг стало понятно, что на земле есть гораздо более захватывающие вещи, чем змей, которого никак нельзя поймать.
Тяжелая рука легла на плечо. Саске не смотрел на нее - боялся, что, если увидит эти глаза, не сможет продолжать схватку и бросит все свои планы, вынашиваемые столько лет. Он не верил, что Хината сможет сделать нечто настолько глупое и рискованное, но настолько важное для него. Неужели у такого отщепенца наконец-то появился человек, который поддерживает его по своей воле, который понимает его стремления и верит? Она готова предать семью и друзей ради него. Как же можно отказаться от всего этого?
- Ты глупая девчонка. Зачем ты говоришь все это? Возвращайся домой.
- Н…нет… - Голос ее надломился, но девушка упорно стояла на своем.
- Хината… Что за ерунду ты несешь? Это он заставляет тебя? – Неджи никак не мог поверить, что его сестра может предать Коноху, предать клан и податься в преступники вместе с Учиха. Он готов был поверить в любую сказку, но только не в это.
- Брат… Подумай сам. Если бы ты остался один. Если бы всех наших родных, всех до одного, убили… и ты бы знал преступника.. Смог бы ты остаться в стороне? Я понимаю Саске-куна. И я верю, что он имеет право мстить. Простите меня все…
Девушка снова приняла стойку легкого касания, боясь посмотреть в глаза Саске. Он так старался помочь ей вернуться домой абсолютно невиновной. А теперь она самолично уничтожила все его благие намерения.
- Ну что ж.. Раз ты так говоришь… остается только привести тебя домой силой. А уж Хиаши–сама сможет напомнить тебе о долге пред семьей. – Неджи также принял боевую позицию, собираясь атаковать, когда неожиданно для всех, из своего укрытия вышли старейшины вместе с Тсунаде.
- Надеюсь, ты понимаешь, Хьюга Хината, что такое поведение расценивается как предательство. За это карают по всем строгостям законов шиноби. Тебе грозит смертная казнь. К тому же, ты носитель уникальной способности, и мы никак не можем допустить, чтобы Бьякуган ушел в неизвестном направлении. Ты – собственность клана Хьюга и Конохи. Ты не можешь просто так уйти, сказав «Простите». – Старейшины сурово смотрели на девушку, видимо, этой речью пытаясь заставить ее одуматься и принять другое решение. Однако у куноичи сложилось другое мнение.
- Я не собственность! Не ваша и не Конохи! Я человек и сама буду решать, как мне жить.
- В таком случае, нам не остается ничего другого, кроме как признать эту девушку нукенином и предателем. Наказание ее должно придти немедленно. Врагов нужно уничтожить. – Старейшины говорили приказным тоном, однако, ни один из шиноби так и не поспешил выполнять поручение. – Вы все тут оглохли? Уничтожьте этих предателей!
- Ты не права… Вернись, пока не поздно.
Хината молчала, устремив суровый взгляд на таких близких ей людей, по ее воле ставшими теперь врагами. Девушка так и не взглянула на Саске, только еще сильнее сдвинула брови: «Пора вырасти, Хината-сама. И не прятаться за других».
- Элита Конохи превратится в сборище трусливых кроликов, если шиноби не будут способны отбрасывать личное перед лицом общего блага! Это не простое испытание для всех, но вы должны его выдержать и показать, что достойны зваться шиноби! – Старейшины все пытались заставить молодых людей принять нужное решение, но никто не шелохнулся. Они просто сжимали кулаки в нерешительности.
Как так? Хината, милая, скромная девушка, всегда вежливая, она никогда не грубила и не причиняла другим зла. Она была даже слишком мягка для звания куноичи, но все же носила этот титул с гордостью, как и ношу наследницы могущественного клана.
- Что ж… Раз никто этого не может. Мы сами завершим это дело. В конце концов, не будь мы элитой, не стали бы старейшинами.
Две белых тени бросились в атаку, не ожидая никакой поддержки со стороны молодого населения. Целью их была Хината, которая даже не успела уловить молниеносных движений. Перед ее лицом мелькнула рубашка, и взгляд тут же уперся в герб Учуха. Саске, будто веер прикрывает лицо девушки от любопытных взглядов, закрыл ее своими руками-крылами, отбивая атаку двух стариков. В этот раз схватка предстоит нешуточная. Старейшины – одни из сильнейших в деревне, и парень помнил, какого было в схватке с Данзо, так с ними еще и свита: Хокаге, джинчуурики и прочая компания. Эта схватка, из которой им вряд ли удастся выйти целыми и невредимыми, а возможно, и живыми. Но сейчас цель – два старика в белых балахонах. И даже, если суждено здесь умереть – этих лицемеров он заберет с собой.

***
Сколько часов уже прошло. Дорога превратилась в сплошное месиво из земли, дерева и мертвых тушек зверей и птиц, не успевших вовремя покинуть место схватки. Шиноби, истощенные и уставшие, превозмогая себя, продолжали бой на пределе своих возможностей.
Наруто злился все больше. Его умения совсем не помогали, и Саске, как уж на сковородке, избегал атаки. Он преследовал только старейшин, убегая от всех, будто просто не замечая врагов.
Опасная ситуация: Шикамару сидит в кустах, пока Наруто пытается загнать его в ловушку театра теней, так еще и старейшины пытаются запутать его своими трюками. Именно сейчас Саске был, как никогда горд за то, что родился Учиха. Его Шаринган видел все хитросплетения, все уловки и движения, скрытые от простого взгляда. И пусть у этого неудачника – Наруто хоть сколько силы, способной крушить горы и иссушать моря, он слишком медлителен для его совершенного зрения. Он достанет этих стариков, заставит страдать!
Парень снова ушел от атаки, отпрыгнув к краю дороги и выкроив для себя секундную передышку: справа сражались Суйгетсу и Дзюго, сдерживая Хокаге, Какаши, крикливого Гая и его фанатичного ученика Ли и не давая всей этой своре подобраться к Саске. Карин где-то позади, в чаще, бегала от Сакуры, заманивая куноичи в свои ловушки: меж деревьями она сможет затеряться, подавить чакру и напасть внезапно. Слева бой вела Хината, пытаясь совладать с человеком, который всегда был для нее примером и эталоном наследника Хьюга.
Как это тяжело – он твой брат, и только несколько недель назад обучал техникам, тренировал, помогая лучше понять и применить приемы, чтобы сокрушить врага, а сейчас сам же стал им.
- Я не хочу с тобой сражаться.
Две, почти одинаковых пары глаз, смотрели друг на друга с тоской и нескрываемой болью.
- Я тоже…
- Тогда прекрати этот цирк и вернись.
- Брат. Ты не понимаешь... – Хината устало смежила веки, но тут же снова открыла глаза и выпрямилась, вспоминая, что бой не окончен. – Саске-кун… Он… Он не такой злодей, как все говорят.
- Нет. Он злодей. Он отвратителен и мерзок. Хотя бы потому, что притянул тебя, самую доверчивую и наивную из всех на свою сторону. – Неджи, словно выплевывал эти слова, гневно сверкая Бьякуганом в сторону сестры.
- Да! Я наивна и доверчива! Но не до такой степени, чтобы просто так поверить и предать свою семью и бросить родной дом! И друзей!
- Тогда что он сделал?! – Неджи уже с трудом сдерживал клокотавшее в душе негодование, когда увидел Шикамару, незаметно подобравшегося к Хинате с той стороны, где ее Бьякуган не мог его заметить. Надо отвлечь сестру, и тогда театр теней сделает свое дело. – Что заставило тебя предать нас?!
- Как я уже говорила… ты вряд ли поймешь.. Но… Я чувствую, что здесь я нужнее, чем дома.
- И это все?! – Не веря своим ушам, Неджи смотрел на свою госпожу – на наследницу, которой предстояло стать главой клана Хьюга – быть матерью каждого, кто попросит о помощи, быть милосердной и жесткой, любить уважать и журить своих родственников и соратников. Как может она, в ком заключено будущее стольких людей, произносить подобные слова?!
- Я… - Договорить ей было уже не дано. Ноги, будто вросли в землю, и тело, словно стянутое металлической проволокой не могло пошевелиться, не подчинялось приказам хозяйки.

Саске кружился, как волчок, замахиваясь катаной, но Наруто, все никак не хотел отступать и открывать путь к старейшинам, которые, как два сторонних зрителя, стояли в сторонке, покачивая головами и спрятав руки в широкие рукава своих балахонов. Как же это мерзко – стоять в стороне, когда твои соратники сражаются и только отпускать замечания по поводу техники боя.
Схватка стала жестче, когда Наруто, наконец, начал просчитывать движения противника, теперь, в режиме отшельника, он мог потягаться с силой Саске. Он даже смог запечатать его аматератсу, пожертвовав курткой. Но это ничего, ведь соперник уже давно расстался со своей рубашкой и весь в копоти и грязи, утирая кровь из глаз, стоял напротив, с обнаженной катаной, готовый к очередному броску. Солнце уже в зените и нещадно пекло, жаля свежие раны и ссадины, целясь в глаза своими яркими лучами, не знающими жалости к тому, кто решится посмотреть на их ослепляющий свет.
В этом бою ценились даже не минуты и не секунды – доля секунды решала все, и извечные противники бросились навстречу друг другу, решив закончить все последним ударом, когда краем глаза Саске вдруг засек движение со стороны старейшин.
Белые балахоны, всего мгновение назад, казавшиеся мраморными статуями, вдруг сорвались с места, словно белокрылые голуби. Целью их была обездвиженная Хината. Бьякуган видел, как приближается опасность, и кунаи, блеснувшие в полах платья, но девушка ничего не могла предпринять для защиты. Шикамару напряженно замер на месте, направляя чакру по теням, чтобы удержать, сопротивляющуюся изо всех сил куноичи на месте, Неджи же просто не успел среагировать, когда старейшины в мгновение ока оказались рядом с Хинатой:
- Предатели должны умирать! Бьякуган не покинет Коноху!
Она не могла шелохнуться, и лишь потому не упала на дорожную колею. Не было возможности даже посмотреть, как вытекает кровь из рваных ран, как темнеет уже потрепанная и измазанная куртка, как липнет к телу ткань. Краска постепенно отливала от лица девушки, делая ее похожей на фарфоровую статуэтку с белоснежной кожей.
Неджи, как вкопанный стоял всего в шаге от сестры, твердя про себя, что это не может быть правдой, и всего лишь иллюзия, в которой его сестра истекает кровью, не в состоянии даже корчиться от боли.
Старейшины же, с абсолютно равнодушными лицами, уже стояли в стороне, спрятав кунаи обратно в полы одежды, и удовлетворенно кивали головами, испещренными глубокими морщинами:
- Шикамару, молодец. Единственный, кто достоин похвалы среди этой горстки котят.
Шиноби осел на землю, прекращая технику. Все лицо его было в мелких капельках пота, замершее, словно восковая маска, в ужасе. Девушка, свободная от театра теней, тут же упала, и боль от удара заставила кровь хлестать из ран на животе. Какая невыносимая боль, как трудно дышать, и почему что-то булькает в горле? «Я не хочу умирать!» - Слезы катились по грязным щекам, серым от недостатка крови. Сознание ускользало, но лишь одна мысль не давала ей окончательно сдаться этой агонии, что охватила все существо: «Я не хочу умирать!».
Последний лучик солнца… И он вдруг померк. Неужели конец?
- Черт, - как тихо и надломлено звучит этот голос. Кто это? – Глупая девчонка.
- Са..ске-к… - остаток слова произнести уже не удалось, и он потонул в крови, что вырывалась из горла куноичи. Последний раз она чувствует его теплую ладонь на своей. Она не видит лица, хотя так хочется в последний момент посмотреть в эти черные глаза, в которых плескалось столько чувств, как в бездонном колодце. – Про…сти…
- Дура. Как ты могла так сглупить? Я же… ты была последней надеждой… А теперь… - голос надорвался, и впервые Хината услышала такую тоску, такую грусть, будто у него отняли все силы. Она должна сделать хоть что-то.. ведь так хотела помочь ему в этой битве… В его справедливости.
- Ка… - Девушка закашлялась, отхаркивая кровь. Легкие сдавило. Нет! Она еще не все сказала! «Всего мгновение! Пожалуйста, дай мне еще немного времени!» - все же удалось судорожно вздохнуть, тратя последние силы на этот вздох и слова, - Саске-кун… твоя надежда… она не… не ушла… ведь я… я буду здесь…
Наугад поднятая рука, точно попала туда, куда хотела, и на груди, там, где гулко билось сердце последнего Учиха, забагровел маленький след от тонких пальцев. Ладонь упала обратно на живот. Хината больше не говорила, глаза ее так и застыли, как жемчужины, ловя солнечный свет, но теперь не вбирали его в себя, а только отражали теплые лучи. Солнце Хьюга закатилось навсегда. Его надежда исчезла, умерла, забрав все.
Жизнь. Почему она всегда поступает с ним именно так: сначала дает счастье, заставляет отдать ему душу, а потом жестоко вырывает из рук, вместе с сердцем?

***
Два тела в белых балахонах бесформенной кучей лежали на земле, с застывшими восковыми лицами. Неджи на коленях стоял на земле, не в состоянии двинуться и продолжать схватку. Он оплакивал свою сестру: за весь клан он горевал о солнце, о легком румянце, о робком взгляде, о черных волосах, переливающихся бархатной синевой. Наруто, поникший стоял в стороне, низко опустив голову, сопереживая общему горю.
Саске неподвижно сидел на дороге, прижимая к груди остывшее тело Хинаты, неестественно замерев на месте, будто превратился в камень.

Карин вдруг остановилась, почувствовала угрозу, исходившую с той стороны леса, где должна была проходить схватка. Ее соперница минутой ранее застряла в расставленных сетях из металлической лески, увешанной взрывными печатями. Даже медику с моментальной регенерацией не выжить после стольких ран. Сакура понимала это и только скалила зубы, проклиная себя за невнимательность и бессилие.
«Нет! Только не это!» – Карин вдруг сорвалась с места, бросив девушку в чаще. Она должна это остановить или всему конец!
Девушка ворвалась на поляну, уже открыла рот, чтобы остановить безумие, но тут увидела Хинату. Карин больше не чувствовала ее чакры, как и тех двоих, что лежали в сторонке, с торчащим рядом кусанаги. Сострадать не было времени, ведь то, что сейчас произойдет - принесет еще больше жертв, поэтому куноичи подскочила к напарнику, заглядывая в его безжизненные глаза:
- Саске. Очнись! Успокойся! Ты… Ты еще не завершил свою месть, слышишь?!
- Нет. Это были последние. – Парень даже не удостоил взгляда трупы старейшин. Его голос, пустой и глухой, словно потерявший внутренний стержень, больно резал слух Карин.
- Но! Рано умирать!
- Отстань. Я давно решил. Мои цели выполнены и… - он взглянул на Хинату, – здесь все закончилось.
- Ты идиот… - сквозь пелену слез, она последний раз кинула взгляд на когда-то гордого и несокрушимого Учиха Саске. Даже в таких решениях он был непреклонен. – Суйгетсу! Дзюго! Он!..
Напарники все поняли сразу по истеричному крику девушки. Их бой окончен.
– Убирайтесь отсюда! – Карин пыталась заставить Неджи подняться с земли.
- Оставь меня…
- Я сказала: уходите! Вы все идиоты! Тоже хотите сдохнуть на этой дороге?!
Битва, которая все еще продолжалась в стороне, вдруг остановилась, и шиноби Конохи уставились на Карин и Саске. Поглощенные схваткой, они не видели, что тут произошло. Но как только картина предстала их взглядами во всем своем безобразном виде, они остановили чудовищный натиск.
- Убирайтесь отсюда, если жизнь дорога! Он уничтожит все здесь! И заберет вас всех с собой! – с этими словами Карин, вместе с остатками команды Така, исчезла в лесу, стремясь как можно дальше уйти от дороги. Даже если эти Коноховцы станут жертвами собственной глупости, они не собирались умирать с ними за компанию.

Вокруг суета, крики, но они, такие живые и яркие, кажутся сейчас слишком далекими. Она больше никогда не будет так же кричать, не будет радоваться, плакать, смеяться и злиться. Для него же исчерпаны все силы, все цели достигнуты. И смысла продлевать жизнь на этой земле, превратившуюся в нескончаемую пытку, больше нет.
Они убили его последнюю надежду. Пусть кричат, пусть пытаются бежать, но им всем не спрятаться. Остался всего один, последний удар, который освободит его от этих мучений и воздаст должное всем, кто посмел посягнуть на его надежду.
- Саске. У тебя нет шансов. Твои напарники тебя бросили. Сдавайся. – Какаши дотронулся до плеча парня, но тут же отдернул руку – пальцы кололо от разряда тока. Шиноби присмотрелся к неподвижно сидящей фигуре, со склоненной головой и только сейчас заметил, как едва видные, тонкие белые сполохи опутывают Саске. – Черт! Все! Быстро уходим! Наруто, хватай Неджи! Гай, Ли, уводите Хокаге-сама!
Молодые люди не понимали, что творится, но кинулись исполнять приказ, видя, какой ужас написан на лице Какаши, обычно сохраняющего ледяное спокойствие даже в самой, казалось бы, безвыходной ситуации.
Лес непривычно замер. Птицы вдруг срывались со своих мест и улетали прочь от дороги, звери в панике уносились подальше в чащу, прячась в своих норах или за камнями. Мир остановился в ожидании катастрофы. Лес и проселочная дорога казались застывшей картинкой на экране телевизора, в центре которой сидел шиноби, скапливая силы до последней капли. Глаза его сияли Шаринганом, устремленные в землю, вскопанную сражением. Еще пара секунд...
Оглушительный свист, будто миллионы птиц, хищных и голодных, а оттого жаждущих плоти, горячей и живой, чтобы поглотить ее в своем бездонном брюхе, оглушил окрестности. Испуганные животные метались по чаще, но яркий, ослепляющий свет, будто не видел препятствий, волной съедая деревья и траву, мгновенно останавливая сердца лесных обитателей.
Сакура все еще пыталась выбраться, как вдруг услышала свист и увидела огромную молнию, несущуюся на нее. Все заняло каких-то пару мгновений, взрывные печати детонировали, взметая вверх землю, разрывая плоть, но для куноичи это уже не было важно. Разряд тока прошел через ее тело сотнями тысяч вольт, пробежал по тканям и органам, задав сердцу слишком быстрый темп.
Группа шиноби Конохи пыталась укрыться в лесу, но ушла слишком недалеко, чтобы вездесущий визг не смог достичь их. Гай лишь успел прикрыть собой Хокаге, в то время, как Шикамару отпихивал Наруто с Неджи, приняв весь удар на себя.
Крики боли и отчаяния тухли в ультразвуковом свисте чидори, но, даже не слыша их, Саске знал, что врагам досталось по заслугам. Он сможет продержать технику еще несколько секунд, насладиться последним мгновением конца.

Все смолкло. Всего мгновение назад сполохи молнии разлетались вокруг, преследуя и уничтожая каждого, кто смел препятствовать ее бегу. Сейчас она прощалась с хозяином, который все также сидел в центре дороги. Кожа его, изуродованная шрамами, сминающими тонкие черты лица и тела, все еще искрилась разрядами чидори, поглощающей последние капли чакры.
Шаринган потух, но глаза, черные, словно тьма, что жила в них все эти годы, были устремлены в жемчужный взгляд, и точно также отражали солнце...

0

129

Автор: Лилянка Солнышко
Бета: Svetusik Uchiha
Название: Шёпотом, позови меня.
Статус: закончен
Размер: мини
Жанр: драма, ангст
Фендом: Наруто.
Пейринг: Саске/Хината
Рейтинг: PG-13
От автора: Снова захотела написать что-то грустное… Мне, как я уже когда-то говорила, понравилось писать от лица Учихи, но в этот раз он у меня какой-то «мягкий» получился.
Предупреждение: ООС, POV, AU.
Размещение: Можно, с шапочкой.
Дисклеймер: Масаси Кисимото.

Эта боль медленно и тупо разъедает меня. Словно не зная, куда себя девать, я начинаю метаться от одной крайности, к другой. Где-то на дне сознания блещет мысль, что нужно взять себя в руки, сесть и успокоиться.
Успокоиться? Ничто не поможет мне найти спокойствие.
Эта боль душит, опутывает невидимыми нитями горло и сдавливает до нервного хрипа. Вокруг много людей, я их никого не знаю, но и обратиться мне не к кому.
Казалось бы, мне так нужна помощь, твоя поддержка, но тебя нет рядом, и никогда не будет…
Это боль пустая, лишающая надежды, затуманивающая разум. И казалось бы, на вид как всегда холоден и равнодушен, безразличие и надменность так и написаны на лице, но внутри… но в душе… Всё пылает и горит, тухнет и вновь разгорается. Пусто и глухо, звонко и больно… Всё смешивается и кажется, что комната уже плывёт.
И это отчаянье продолжает душить, но, не смотря на это, из груди вырывается хрип, тихий, еле слышный.
- Хината… - отчаянные слова.
И вслушиваюсь, желаю услышать твой тихий голос.
- Хината… - казалась бы, никогда я не испытывал такой паники.
Но это так невыносимо больно. Лучше и не придумаешь сюжета для фильма, интересней не найдешь. Многие скажут, такое только в кино, в жизни всё иначе, всё по-другому, реальнее, правдоподобнее…
Сегодняшний день стал для меня самым ненавистным. Даже смерть родителей я переживал не так, потому что был мал и глуп. Но сейчас чувства казались острее, боль была сильнее…
Или я уже забыл, каково это, терять близкого человека.
- Хината… - вкладываю последнюю мольбу в свой тихий шёпот.
И горько от того, что ты не предана своему слову, что ты не выполняешь своего обещания… Обещания, данного будучи ребёнком.
Ты дала его на похоронах моих родителей. Я помню, как ты тогда подошла и очень тихо прошептала слова соболезнования. В тот момент они показались мне не искренними, фальшивыми… Я наговорил многого, того, чего не думал, того, что не хотел сказать… И просто в слезах убежал в свою комнату. Тогда я впервые плакал, от отчаянья и паники. Я не сразу заметил, что ты сидела со мной рядом на коленях. Бросив на тебя взгляд полный ненависти и презрения, я хотел встать и уйти, но не смог… На твоём лице действительно были слёзы, чистые и искрение, ты оплакивала людей, которых почти не знала… Это настолько поразило меня, что я сам перестал плакать, а ты прошептала печальным, слегка надломанным голоском «Саске, я всегда буду рядом когда тебе больно, а если меня не будет рядом, позови меня шёпотом, и я приду, обещаю!», эти слова впали мне в душу и, поддавшись непонятному порыву, я обнял тебя. И мы вместе сидели и рыдали. Ты словно помогала пережить мне эту боль. И впоследствии, всегда получалось так, что когда мне было плохо, ты всегда оказывалась рядом, я не звал тебя, ты всегда приходила сама, словно чувствовала. С возрастом мои слёзы высохли, и я больше не позволял себе такой низости, но когда мне было плохо, ты приходила и мы молчали, или ты просто обнимала меня, выпивала мою боль, забирала часть её.
И сейчас, когда ты мне нужнее всего, когда я зову тебя, ты не приходишь, нарушая своё обещание!
- Саске, - окликает сзади меня голос.
Я оборачиваюсь с надеждой в глазах, но вместо тебя вижу твою сестру. Нахожу некоторые черты сходство между вами, но всё же, она не будет столь прекрасна, как ты!
Я, молча, киваю, понимая, что если я начну говорить, то станет ясно всё, что я чувствую.
- Это несправедливо по отношению к ней, - в отличии от меня она позволяет своим эмоциям выйти наружу, не скрывая своих слёз, - может ты подойдёшь… может попрощаешься с ней?
Я снова, молча, киваю, понимая, что сейчас будет самая страшная минута, которую я пытался оттянуть.
Я, пройдя мимо неё, выхожу в другую комнату, там, где должна быть ты. Медленно переступаю порог, страх охватывает меня. Замираю на минуту под пристальными взглядами не известных мне людей, которых вообще не стоило сюда звать!
Все перешептывания смолкают, и за мной начинают наблюдать пары колючих глаз. Я словно не замечаю всех этих людей вокруг, для меня их здесь просто нет. Слышу лишь стук собственного сердца. Всё моё внимание приковано к гробу в центре довольно большой, на мой взгляд, комнаты.
Я медленно начинаю подходить к нему, всё острее ощущая пустоту внутри меня, руки начинают трястись, в нерешительности закрываю глаза. Лишь на минуту позволяю себе эту слабость, но тут же открываю их.
Медленно приближаясь к деревянному ящику, по другому я его назвать не могу. Наконец подойдя к предмету моего отчаянного страха, я медленно опускаю глаза и вижу твоё умиротворённое лицо. Глаза закрыты, щёки чересчур бледны, что несвойственно для тебя! Белая фата отлично передаёт особый блеск твоим иссиня-чёрным волосам. Белое платье тебе действительно очень идёт, лучше невесты не найти…
Касаюсь рукой твоей бледной и холодной руки и чувствую, как слёзы начинают наворачиваться на глаза, чтобы не начать рыдать я закусываю нижнюю губу, до боли.
Ты так прекрасна, я никогда не думал, что в свадебном платье ты будешь самой красивой невестой, могла бы быть…
Любуюсь тобой последние минуты, понимая, что никогда не смогу увидеть тебя, коснуться тебя, услышать твой голос, сделать тебе комплемент или в очередной раз устроить ссору. Не смогу увидеть озорного взгляда, услышать весёлый смех или поцеловать, чувствуя как ты неумело отвечаешь, за всё то время что мы вместе, ты так и не научилась нормально целоваться…
Не смогу разделить с тобой постель, ты не родишь мне детей и мы не сможем их воспитать…
Всё что мы планировали, хотели сделать, этого никогда не будет…
Очень обидно и больно за тебя, ты так молода, ты ещё столько не успела сделать, а возможности наверстать упущенное у тебя никогда не будет…
Как сказала твоя сестра, это несправедливо по отношению к тебе! Почему именно ты? Я во всём виню себя…
Эта дурацкая примета, что жениху видеть невесту до свадьбы в свадебном платье к беде… действительно к беде… Если бы я только знал, чем всё это кончиться, я бы никогда не зашёл к тебе в комнату…
А теперь, я могу только сожалеть и винить во всём только себя… Ты так прекрасна, и ты так ждала этого дня…
Казалось бы, что я потерял всё - с тобой умерло и моё будущее. Противно от мысли, что со временем я смирюсь и у меня появиться другая, она разделит со мной постель, родит и воспитает моих детей, будет просто заменой, ничем большим, моё сердце умерло с тобой… в больнице, когда я сидел и молился возле операционной. Я хочу, чтобы его похоронили с тобой, ты забрала не просто часть меня, ты забрала меня целиком.
Наклоняюсь и нежно целую в лоб. Ты такая холодная…
Отстраняюсь и, бросив прощальный взгляд, чуть ли не выбегаю из этой комнаты. В дверях сталкиваюсь со своим братом, хочу обойти его, но он, вцепившись в моё плечо, не отпускает.
- Есть разговор, - мне кажется или его голос действительно дрожит?
Я, молча, киваю. В такую минуту все наши разногласия уходят на второй план. Я сейчас нуждаюсь в поддержке, а ближе него у меня больше никого нет.
Выходим на улицу, в сад, всё же твой отец настоял, что проводы будут в твоём доме.
А этот сад ты очень любила, ты пару раз приводила меня сюда. Мы остановились возле куста сирени, ты почему-то до безумия любила сирень... Я стою к нему спиной, ощущая на себе его пронзительный взгляд.
- Тебе больно, даже если ты скрываешь свою боль, - в его тихом голосе слышна отчётливо грусть. - Ты потерял ту, что любил больше жизни.
Я, молча, киваю, не потому, что боюсь заговорить, а потому, что не смогу выдавить из себя не единого слова!
- Я не буду говорить такие пафосные слова, что понимаю тебя, что ты мог бы довериться мне и поделиться со мной своей болью, ты никогда этого не сделаешь, – Итачи сделал паузу. - Но я хочу, чтобы ты знал, мне тоже будет не хватать её…
Я обернулся, рассеянно смотря ему в глаза. Этого я услышать никак от него не рассчитывал.
- Тебе лучше сейчас побыть одному, - он же старательно избегал моего взгляда, - дай волю своим чувствам.
И с этими словами мой брат развернулся и пошёл в дом. Я удивлённо смотрел ему в след и не мог поверить, что только что со мной разговаривал Итачи, но удивление было не долгим, так как боль вернулась и снова дала о себе знать.
Я оглянулся и направился вглубь сада, туда, где ты мне показывала твоё любимое место. Многие о нём знали, но не считали его достаточно привлекательным, конечно были места и красивее в этом саду, но ты любила именно это место. Найти его не составило труда, я всё ещё помнил дорогу. Это была небольшое пространство окруженное ивами, а посередине были качели, внутри невозможно было ничего увидеть, так как листья хорошо скрывали эти старые качели от посторонних глаз.
Отодвигая длинные ветви ив, я посмотрел на детскую забаву, где я пару месяцев назад раскачивал тебя.
Сев на них, я слегка качнулся, предаваясь воспоминаниям. Но как только они остановились, я, наконец, дал волю своим слезам, которые нескончаемым потоком текли из моих глаз. Я до сих пор не могу поверить в то, что тебя нет, не могу поверить и отпустить…
- Хината, - вырывается мой хриплый голос, - ты мне так нужна…
И, словно из неоткуда, лёгкое дуновение ветерка, словно что-то тёплое касается моей ладони. Резко поднимаю голову, но никого рядом не вижу. А лёгкий ветерок продолжает свой танец, вихрем закручивая листву, слегка покачивая ветки ив. Шум листвы такой сладостный и печальный, он напоминает твой голос, словно это ты поёшь, снова забираешь часть моей боли…
Я чувствую тебя, ты рядом и не можешь оставить меня одного мучиться, ты не уйдёшь, пока не облегчишь мои страдания хотя бы наполовину…
Улыбаюсь, ты услышала…
- Хината, - бросаю последние слова в пространство, зная, что ты услышишь и примешь как благодарность…

0

130

Автор: Лилянка Солнышко
Название: Всего лишь ветер. Слепая надежда невинного сердца.
Жанр: драма
Фендом: Наруто
Бета: неа
Персонажи: Хината/Саске
От автора: Этот фанфик – золотая серединка между двумя другими фиками. Его можно считать завершённым и читать, как законченным. Но будут написаны ещё два фика, а это фик всего лишь будет дополнять их т связывать между собой.
Рейтинг: R
Дисклеймер: Масаси Кисимото
Статус: закончен.
Размещение: только с этой шапочкой.

- Тише, тише, уже всё позади, - её мелодичный голос исцелял, становилось не так больно не так страшно. Такой нежный, мягкий, тихий, он был еле слышен.
- Проваливай, - всё что смог выдавить он из себя.
- Всё будет хорошо, - продолжала шептать девушка, нежно поглаживая чёрные спутанные волосы. Осторожно запуская в них свои тоненькие пальчики и перебирая тонкие прядки.
- Заткнись, - стиснув зубы, рыкнул он. Всё что ему оставалось, проявлять агрессию, хоть этим смягчить боль.
- Ты поправишься, обязательно поправишься, - продолжала шептать она, прижимая к себе его холодное тело. Тепло её тела слегка согревало его, но в душе продолжало быть пусто и холодно…
- Идиотка, - прикрывая глаза, прошептал он.
- Не спи, - встряхнула его девушка, заставляя открыть глаза, - ты не должен спать!
Посмотрев ей в глаза, он захотел ударить её или хотя бы оттолкнуть, чтобы не видеть этой жалости, не чувствовать этих нежных рук.
- Отстань уже ты от меня, - попросил он, захлёбываясь кровью.
Девушка растерянно покачала головой, вытирая струйку крови с подбородка.
- Всё будет хорошо, вот увидишь, Наруто-кун придёт и… - начала опять девушка.
- Прекрати! – взвыл он, снова закрывая глаза.
Только думать о блондине ему сейчас не хватало. Итак на душе паршиво, а от ненужных мыслей станет ещё хуже. Но как на зло перед глазами стояло лицо ухмыляющегося парня. Глаза закрылись непроизвольно, пытаясь отогнать образ.
- Нет, нет! – девушка встряхнула его за плечи и когда он открыл глаза, положила его голову себе на колени, - только не закрывай глаза, пожалуйста…
- Чего ты хочешь? – смотрел он на неё с презрением. Всё что ему оставалось сейчас – это ненавидеть её! Она была сейчас единственной, кто не позволял ему уйти, а своей жалостью она заставляла ненавидеть её ещё больше!
- Чтобы ты не спал, - попыталась улыбнуться она.
Парень хотел ответить, но новый приступ кашля не дал ему это сделать, из-за рта снова пошла кровь, которую девушка тут же поспешила вытереть. Рана заболела и он непроизвольно схватился за неё, словно это могло избавить от боли.
- Болит? – заботливо спросила девушка, положив свою руку на его дрожащую ладонь.
Он со злостью посмотрел на неё. Девушка начинала его бесить.
- Пошла вон, - прошипел он, стряхивая её ладонь.
Девушка замолчала, виновато прикрыв глаза. Парень сел и девушка тут же испуганно коснулась его плеча.
- Саске-кун, тебе не нужно вставать, - начала она дрожащим голосом.
Он повернулся полу-боком, взгляд у него был тяжёлый, заставляя девушку вздрогнуть. Схватив брюнетку за волосы, он с силой потянул на себя, приблизив её лицо к своему, он поцеловал её осторожно, не смотря на бурлящие внутри него чувства.
Девушка хотела отстраниться, но парень продолжал держать её волосы, не позволяя ей отодвинуться. Она толкнула его в грудь и он со стоном, отпустив её волосы, завалился на бок.
- Ой, - испуганно вскрикнула девушка, смотря, как его лицо скорчилось от боли, - я не хотела… прости…
Через пару минут его лицо приняло безразличное выражение и он с неприязнью смотрел на неё.
- Если не хочешь, чтобы я не закрывал глаза, - тихо проговорил он, - поцелуй меня.
- Саске-кун, - отрицательно покачала она головой, - ты не можешь…
Но парень безразлично закрыл глаза, переворачиваясь на спину. Девушка колебалась пару минут, не зная, что делать и неуверенно подползла к нему на коленях.
Учиха сначала ощутил горячее дыхание на своих губах, а потом мягкие девичьи губы коснулись его. Девушка поцеловала его осторожно, почти не касаясь его губ своими. Она вздрогнула, ощутив его руку на своём затылке.
Наклонив её голову ещё ниже, он провёл языком по её губам, явно желая большего.
Девушка испуганно закрыла глаза, ощущая его язык на своих губах.
Саске осторожно открыл языком губы девушки, проникая внутрь своим языком.
Первое что почувствовала девушка – это металлический привкус его крови.
Целуя девушку, парень ощущал, что силы оставляют его, сказать что поцелуй нравился ему, вызывая в нём страсть, - значит соврать. Этот поцелуй успокаивал, заставляя на какие-то мгновения забыть боль.
Наконец отпустив девушку, он слегка приоткрыл глаза, наблюдая за её красным лицом. Он не понимал, стыдилась девушка того, что он её поцеловал или же что вообще дело было в поцелуи.
- Саске-кун, - осторожно позвала девушка, положив свою руку ему на плечо, - ты меня слышишь.
- Слышу, - хмыкнул он, открывая глаза.
- Ты себя нормально чувствуешь? – взволнованно спросила она, положив его голову себе на колени.
Брюнет лишь слабо качнул головой, показывая, что чувствует себя прекрасно.
Девушка облегчённо вздохнула. Запуская свои пальчики в его волосы. Саске смотрел в небо и думал… думал о том, что это конец, что он умрёт, что он так и не смог сказать Наруто, что тоже считает его другом, не увидит, как этот оболтус станет хокаге. Он многого не успел, многого не сделал…
Вся жизнь проплыла перед глазами и он понял как ошибся, что совершил много ошибок и не сделал того, чего хотел, прожил всю жизнь в пустую…
Девушка же думала о том, что скоро здесь будут ниндзя Конохи, что скоро здесь будет Наруто-кун и увидев своего друга с такими ранами ужасно забеспокоиться, а тем временем Саске-куна возьмут в деревню и там его вылечит Цунаде-сама…
Посмотрев на парня, девушка улыбнулась, представляя как все будут рады его возвращению, что теперь всё будет как прежде и все будет счастливы.
Но обиднее всего от того, что как прежде уже не будет…
- Саске-кун, - осторожно позвала девушка, на что парень никак не отреагировал, - Саске-кун.
Но Учиха молчал, устремляя свой пустой взгляд в небо.
- Саске, - испуганно вскрикнула брюнетка, встряхнув парня за плечи.
Но парень продолжал хранить молчание, даже не обращая внимания на девушку.
-Саске-кун, - в слезах вскрикнула девушка, но Учиха молчал.
Слёзы текли по щекам девушки и она, уткнувшись в холодную грудь парня, разревелась. А сзади уже слышались голоса приближающихся ниндзя.

0

131

Название:Её нет
Автор:Hyuga_Hina
Бета:Mariko
Жанр:романтика,драм­а
Персонажи:главные Саске Хината,а остальные,как в тумане
Пейринг:Саске/Хинат­а
Рейтинг:PG
Предупреждение:смер­ть персонажа
От автора6хочу сделать этот фанфик грустным.Надеюсь получилось

*Никогда не писала грустные фанфики,но надеюсь,что немного,но получилось*

POV.Хината
Эта история о короткой и грустной любви.Эта история моей любви,которую я не понела.Даже перед смертью я недослушала его.Я ушла и больше не вернусь.Наверно на том свете я с ним не встречусь.Какая ирония судьбы.Последние его слова,захлёбывались моей кровью.А слёзы,которые он первый раз проливал я не видела.Он подарил мне холод,который обжигал.Он подарил мне боль,которая забрала мою жизнь...
Сейчас я лежу на холодном асфальте и смотрю в никуда,а перед глазами пролетает моя жизнь ...с ним
-Не умирай....-последние,что я услышала-...живи
FB
Солнечные лучи нещадно светили в закрытык глаза девушки,заставляя её проснуться.Приоткрытые окна пропускали холодный,утрений ветер,наполненым дождём.Повернувшись на другой бок она лениво открыла глаза и осмотрела свою комнату.Остановив свой взгляд на другую половину кровати.Она была пуста.Но ей не привыкать.Муж встаёт рано,оставляя свою жену в одиночестве.Встав с кровати она побрела в ванну,что бы принять душ.Ведь сегодня не простой день для неё.Сегодня годовщина их совместной жизни.Настроение было приподнятое.Всё,что ей надо было приготовить она сделала в первую половину дня,и всё что оставалось это лишь превести себя в порядок.
-ну,вот пора собираться-сама себе сказала девушка,но план нарушил звонок в дверь.
Открыв на пороге стояла Сакура.Она держала большой пакет,в которм была косметика и другие вещи.
-Ну вот,Хината,а теперь моя очередь-улыбаясь сказала Сакура и по-хозяйску зашла в квартиру
-Сакура..но я хотела пойти в салон красоты
-Какой салон?я лучше могу сделать из тебя подарок к годовщине
-Но я не хотела делать из себя подарок,я всего лишь хотела...
-вот и всё,это "всего лишь" сделаю Я-Сакура Харуно.вухахахахахах
-э~
Но Сакура постаралась хорошо.Волосы заколаны сзади,лишь несколько закрученных локонав спадали на лицо.Лёгкий макияж.Длинное с небольшим декольте,чёрное платье.Туфли на высокой шпильке и клач,котрый дополнял весь образ.
-ну-у,вот ты и красавица
-Спасибо,Сакура-бросилась на шею к подруге Хината
-а щас мне пора,пока Хинаточка!
-пока-пока
Оставшийся вечер Хината ждала мужа.Но он не приходил,в 10 часов вечера она забеспокоилась.Ведь он всегда приходит в половину десятого.Вскоре раздался звонок телефона.
-Алло,ты где?-немного расерженно спросила Хината
-Хината,можешь сегодня меня не ждать-обычным спокойным голосом сказал он
-Погчему,Сас...-но его голос заменили короткие гудки.
Ничего не сказав Хината набрала номер Сакуры.Она сразу ответила и немного удивилась её звонку.Но выслушав всё Сакура тяжело вздохнула и предложила пойти в клуб.Так как не пропадать же такой красоте,да и платье Сакура купила,но надеть так и не представила шанса.Клуб они долго не выбирали,так как решили сразу пойти в "FLOVER".Этим клубом владел их однокласник.И поэтому туда они попадали без проблем и лишней траты.

Музыка,тусклый и в тот же момент яркий свет ламп.Полуобнаженные девушки,алкогольные напитки,музыка бьющая по вискам-всё это вскуруживало голову.
Пройдя на второй этаж,отделённый для специальных гостех девушки сели за стол.Музыки на этом этаже почти не было слышно.А вокруг все обвалакивало сигаретным дымом.
-Эй,Хината,это случйно не твой муж?-спросила Сакура показывая на компанию людей.
-нет, он щас...-сказала она повернув голову на ту компанию,но увидев,сразу замолчала.
Растрёпанные волосы,не застёгнутая рубашка,след на шее и рядом сидящая девушка нагло обнимающая его.Его-Учиху Саске-мужа Хинаты.В горле Хинаты всё пересохло.На глазах появлялись слёзы.Не выдержав она сорвалась с места и побежала прочь .Хината ничего не слышала.Выбежав на улицу она почувствовала облегчение,т.к лил успокаивающий дождь.Вытирев глаза она развернулась и пошла в неизвестном напровление...
POV.Саске
День начался хреново.Наши гости немного того...помешаны на девушках.А ведь сегодня я хотел прийтип пораньше.Ведь сегодня наша годовщина.Но не получается.
-Карин,принеси мне каталог цветов-сказал я своей секретарше
-да,Саске-сама
Надо хотя бы цветы ей подарить,а вот завтра я возьму выходной и увезу её куда-нибудь.Сделаю подарок,куплю...
-Саске,у нас проблема-в кабинет влетел Наруто-наши гости решили это..ну-у-покраснел он
-Так,всё понятно-встав с кресла я быстро вышел и пошёл в зал-ожидания.Не забыв выбрать цветы и оплатить за доставку.
Прийдя в зал,глаза мои готовы были вылетить из орбит.Наше помещение в данный момент был похож на бардель.Сейчас я понял в какой ситуации был Наруто.Уже вечером,когда надежды не было мне пришлось позвонит Хинате и сказать,что бы она меня не ждала.Причину я ей не мог сказать.Она поняла бы меня не правильно.
Заказав столик в VIP-помещении я немного выпил и снял галстук.Через некоторое время все документы были подписаны,но меня не отпускали.В помещении становилось всё жарче,да ещё и это тёлка пристала и поставила мне печать,но т.к я был не один я лишь предупредил её,что ещё одно движение ко мне и она больше не сможет работать.
-МРАЗЬ-послыщался знакомый голос девушки
Повернув голову на голос я почувствовал обжигающую боль на щеке.
-Как...Как ты мог.Хината ждала тебя,а ты...козёл.Она всё видела..а она ведь всё приготовила-плача и крича стояла Сакура-ты...ты...просто козёл
В этот момент сердце сжалось.А разум нстойчиво не хотел принимать эту новость.Всё перемешалось,всё обрушилось.
-Скотина....беги за ней-крик Сакуры,как будто оповестил меня
Сорвавшись с места я выбежал на улицу.Дождь нещадно бил по лицу,не давая возможность разглядеть хоть что-то.Но вот слышу взвизг шин и крик людей.Подбежав туда....мир стал рушится на осколки,сердце перестало своё биение...
EPOV.Саске
POV.Хината
Гулкий звук машины и скрип шип,потом лишь темнота.Почему-то боли совсем не чувствуется.Всё расплывается и создается впечатление,как будто находишься в космосе.Во рту чувствуется металлический вкус крови."я наверно умру"-пронеслось у меня в голове.Но неажидано я почувствовала тепло.Оно было такое родное и приятное.По щеке прокатилась слеза,а за ней другая.Вот только они не принадлежали мне.Они были его.Из последних сил пытаюсь говорить.
-Сас..ке кхе..знаешь я благодарна тебе...я ..-захлёбываясю кровью пытаюсь говорить более внятно
-Хината...нет..не умирай..живи..ведь я тебе столько многого не показал..прошу живи-уткнувшись в мою грудь прошептал он дрожащим голосом
Я чувствовала его слёзы.Я чувствовала его боль.Почему-то мне так захотелось жить....но было поздно.Было поздно
-спаси...бо-моё тихое и последние слово утопало в его слезах
***
Через несколько дней.
Похороны прошли по тихому.На них присутствовали лишь близкие родственники и несколько друзей.Со строны Хинаты никто не проронил ни слизинки.Лишь двоюродный брат Нейджи не смог сдержаться,но это никто не увидел.
***
Большой пустой дом.Тишина.Но вот её прервал звонок в дверь.Мужчина лениво встал с кровати и пошёл открывать дверь незванному гостю.
-Извените,а не могли бы вы позвать Хьюгу Хинату-спросил курьер
-Её нет-отрешённым голосом ответил он
-тогда прошу передайте ей цветы-протянул большой букет белых лилий
Ничего не говоря он взял его.Через некоторое время Саске был уже на кладбище.
-Ты ведь любишь,белые лилии....Это был мой маленький подарок на нашу годовщину...Я так и не смог подарить его тебе.Прости меня-поставив его он встал и ушёл
-Спасибо...-лёгкий ветер принёс слово,наполненым запахом лилии
-Не за что-раздалось в ответ...

0

132

Суперррррррр http://s50.radikal.ru/i129/0910/7d/0246ce344e15.gif

0

133

Классно. Бяка, спасибо, что выложила фанфики.

И кстати выложите кто нибудь "Ближе, чем ты думаешь". Дочитать хочу. Пожалуйста Т.Т

0

134

Классные фанфы http://smayly.net.ru/gallery/anime/pictures/HumanShare_1/11.gif

0

135

А на какой главе остановилось "Ближе, чем ты думаешь"?

0

136

На пятой.

0

137

Ув. Бяка, спасибо, что не поленилась выложить такие замечательные фанфы!) Мне бы хотелось дочитать фанфики - "Ангел?!" и "Холод потерь" Автора: Темная. Буду премного благодарна, если вы выложите продолжение. Извините если моя просьба слишком эгоистична.

0

138

нашла тут...
Название: Ближе, чем ты думаешь.
Автор: Wakane (Sotomi)
Аниме: Наруто
Бета: Я сама.
Жанр: Романтика. (немножко драма, совсем чуть-чуть).
Пейринг: СасуХина, НаруХина, мельком СасуСаку; другие, если не устанете ждать.
Дисклаймер: Масаси Кишимото.
Предупреждения: ООС. (думаю, без него здесь не обойтись)
Саммари: Разочаровавшись в людях, он хочет сбежать подальше от своих проблем. Но всё это заканчивается больницей. Там он встречает странную девушку, которая становится его другом.
От автора: События происходят в современном мире. Токио.
Возможно, появление других персонажей, созданных автором. Их роль в сюжете - второстепенна.

Глава 6.

Дни в больнице проходили для Саске незаметно, когда его окружали друзья. Их смех и шумные разговоры снимали напряжение, прогоняли невзгоды.
Но Саске немного волновало поведение Хинаты. С тех пор, как он загадал ей желание, девушка ни разу и словом об этом не обмолвилась. Единственное разумное объяснение, как считал Саске, заключалось в том, что они больше не оставались наедине. Наруто всегда был рядом. Но Хинату, по всей видимости, это вовсе не расстраивало. Напротив, день ото дня девушка вела себя всё смелей и свободней в обществе Наруто, её смущение перед ним исчезало. Хината начала доверять Узумаки, стала больше улыбаться. Саске невольно замечал этот контраст. С ним Хината вела себя иначе. Раньше они с девушкой часто разговаривали вдвоём, теперь в их беседы вечно вмешивался Наруто. Они уже не получались такими душевными. Наруто перехватывал нить разговора и начинал травить свои байки, запас которых был просто неиссякаем. Ощущение маленькой тайны, которая связывала его с Хинатой, постепенно исчезало. Теперь их было трое.
С ним Хинате приходилось тяжело. За настроением Учихи было так же сложно уследить, как за стрелкой компаса при магнитных аномалиях. Оно могло колебаться между «полным равнодушием» и «крайним раздражением», иногда перескакивая на «снисходительную дружелюбность» и даже «особую заинтересованность». Саске мог нагрубить Хинате, сказать ей что-то неприятное. Но она стойко сносила его капризы, т.к. обычно догадывалась о причинах, их породивших.
Наруто в отличие от друга никогда не позволял себе неосторожных слов в адрес Хинаты. Его невольные восклицания, как правило, были комплиментами, от которых у девушки на щеках выступал румянец, а её лицо озаряла робкая улыбка.
Саске тоже заставлял Хинату краснеть, но ей почему-то было в высшей степени неудобно. Саске порой был ласков, но это сбивало Хинату с толку. Она поспешно отводила взгляд. Но парень продолжал играть свою роль. Это доставляло ему особое удовольствие – видеть порывы и сомнения её трепетной души, её эмоции. Саске лукаво улыбался, не скрывая своего веселья. И тогда он видел в её глазах обиду, готовую перерасти в действие. Хината могла просто уйти, но Саске не допускал этого. Ему всегда удавалось найти нужные слова, чтобы вернуть прерванному разговору былую лёгкость. И они мирились, не успевая поссориться.
Наверно, главное отличие между ним и Наруто состояло в том, что Узумаки никогда не прятал своих чувств за очередной маской, как Саске. Мысли Наруто обретали материальность, воплощаясь в словах, а его эмоции передавали улыбки и выразительные небесно-голубые глаза.
Хината чем-то походила на Наруто. Вокруг неё была некая светлая аура, которая так согревала, заставляла отвлечься от всего, приносила умиротворение.
Но Саске было неприятно осознавать, что Хината дарила это тепло кому-то ещё... кому-то кроме него... Брюнет ничего не мог поделать с этим чувством. Но он ведь ни на что не претендовал.
Его слова, действия, поступки и мимолётные желания таили в себе обман. Да, да, именно обман! Саске не хотел, чтобы Хината терзалась напрасными надеждами. Обман вместо искренности... Тьма вместо света...
Быть может, поэтому Хината восприняла его просьбу, как глупую шутку?! Его слова... и даже действия...
Но Саске хотел проверить это. Ему нужно было знать наверняка.

В один из дней Наруто почему-то сильно задерживался. Он не пришёл в обычные часы.
Хината вела себя непринуждённо. Она расспрашивала Саске о том, что показали новые анализы, как он себя чувствует после повторного обследования... Но время шло, и девушка удивилась тому, что Наруто опаздывает.
Однако Саске в этот момент волновало совсем другое.
Почему? Почему она интересуется им? Неужели она не хочет спросить у меня ничего другого?..
На лице Саске застыл немой вопрос, и Хината заволновалась.
- Что случилось? Тебе плохо? – испугалась девушка. Она быстро приблизилась к парню, всматривалась в его лицо. Хината положила ладонь ему на лоб, но температуры не было.
- Всё в порядке, - брюнет стряхнул её руку.
В помещение тем временем зашла медсестра.
- Саске-сан, к вам посетители.
- Кто ещё? – недовольно спросил парень.
- Какая-то девушка. Не то Миюки, не то Миака, - был ему ответ.
Саске задумался, но так ничего и не вспомнил.
- Да кто она такая?..
- Откуда мне знать?.. – обиженно заявила медсестра. – Она ждёт в приёмной, но сейчас я её выпровожу.
- Как можно? Вдруг что-то важное?.. – возмутилась Хината. – Поговорите здесь. Я вас оставлю, - предложила она, уже направляясь к двери.
- Не надо. Ты ведь ждёшь Наруто?.. – губы Учихи тронула ироничная улыбка, которая совсем не понравилась Хьюге. – Я схожу сам и посмотрю.
Медсестра ушла с чувством выполненного долга. Саске отправился за ней.
Парня не было пятнадцать минут, а вернулся он злым, как чёрт.
- Кто это был? – поинтересовалась Хината.
- Одна истеричка! – выплюнул Учиха, поправляя рубашку, за которую та сумасшедшая хваталась, пытаясь ему что-то объяснить.
Хината непонимающе уставилась на Саске.
- Не обращай внимания, - отмахнулся Учиха. Девушке хотелось расспросить его подробнее, но Саске явно был не в настроении, чтобы вести какие-либо беседы.
Примерно через двадцать минут в палату Саске вновь явилась та же медсестра.
- Саске-сан, к вам посетители, - сообщила она, как обычно.
- Кто?..
- Две девушки... Каори и Лейко...
Саске прикинул что-то в уме, а потом сказал :
- Не пускайте их!
- Кажется, они не ладят между собой, но обе знают вас, – настаивала медсестра. – Как бы чего не вышло...
- Хорошо, где они?.. – смилостивился Учиха.
- В приёмной. Где же им ещё быть?! Я пропускаю только тех, кого знаю. – Отрапортовала медсестра.
- Наруто ещё не было? – на всякий случай спросил парень.
- Не заходил сегодня, - участливо ответила женщина. Но в этот миг откуда-то стали доноситься приглушённые женские крики.
Медсестра лишь всплеснула руками.
- Что я вам говорила?! – с этими словами она скорее бросилась на крики, которые уже перерастали в истошные вопли.
- Хината, оставайся здесь! – строго сказал Саске и пошёл следом за медсестрой.
Вернулся парень, уже находясь на грани. Целый час ушёл на то, чтобы объясниться с медперсоналом и успокоить своих (п/а – кхм!) «подружек», которые устроили драку.
Хината в это время нервно шагала по палате, комкая в руках носовой платок. С большим трудом ей удалось успокоиться, и она села на стул.
Когда Саске появился на пороге, девушка поднялась ему на встречу и хотела что-то спросить, но парень не дал ей даже рта раскрыть.
- Что?! – крикнул на неё Учиха.
Хината от неожиданности опять села на стул.
Следом за Саске зашла медсестра.
- К вам посетители... – передала она Учихе, подозрительно косясь на него.
- Кто опять? – прошипел он.
- Я не всех запомнила... – замешкалась женщина. Но для Саске это было не столь важно.
- Скажи им...
Однако парня перебил вошедший в палату Савато-сан.
- Скажите тем барышням, которых я видел в приёмной, что визиты отменяются. Больному необходим покой! – Доктор не мог забыть пережитое им унижение. Как это свойственно человеческой натуре, он затаил злобу, поэтому решил «уколоть» Саске в ответ, как только ему представится такой случай.
Если бы Савато-сан знал, что оказывает парню услугу, он, должно быть, незамедлительно отдал Саске на растерзание девушкам в прямом смысле этого слова. Однако Учихе повезло.
Медсестра не осмеливалась спорить с доктором, поэтому ушла наводить порядок в приёмной, в которой нынче было уже тесно.
На губах Саске появилась едкая улыбка, значение которой Савато-сан не мог понять.
Чувствуя себя победителем, он гордо развернулся и ушёл.
После этого противостояния, которое завершилось мнимой победой эскулапа, Саске вдруг заметил, что Хината куда-то исчезла.
Он нашёл девушку у себя под кроватью. Она залезла туда, когда смекнула, что Савато-сан целиком и полностью поглощён разборками с Учихой. Хинате вовсе не хотелось, чтобы её вновь гоняли по всей больнице до самого вечера.
- Хината, ну что мне с тобой делать?.. - простонал Саске, помогая девушке выбраться на свет божий. Она тоже не давала ему скучать.

Но этот день и без того обещал быть насыщенным. Спокойствие вновь было нарушено знакомой медсестрой, которой досталась эта сумасшедшая смена. Она вдруг без стука отворила дверь и прошмыгнула в палату, за ней тайком пробрался Узумаки.
- Маэми-сан, вы меня так выручили! В следующий раз захвачу коробочку конфет для моей спасительницы, - благодарил её Наруто.
- Ну что ты, Наруто, - улыбалась женщина. – Я всегда рада тебе помочь. Надо было раньше приходить. Я бы тебя пропустила, тогда бы не пришлось прятаться. У нас с четырёх часов тут начался настоящий кавардак...
- Правда? – блондин сглотнул, искоса поглядывая на Саске. Тот стоял, сложив руки на груди, и ждал объяснений.
- Настоящий наплыв посетителей, и все почему-то к Саске-сану... – между тем вещала добрая женщина. – Савато-сан даже ограничил круг посетителей...
Рассказав блондину последние новости, которым Наруто по каким-то причинам не особо удивлялся, медсестра попрощалась и ушла.
Саске только этого и ждал. Он коршуном налетел на Узумаки.
- Как ты посмел разболтать кому-то, что я нахожусь в этой больнице?! – вопрошал Учиха, поднимая Наруто за грудки. – Язык без костей, да?!
- Оу, так это была тайна?.. Ну, извините! Не сдержался! – саркастически усмехнулся Наруто, пытаясь отвоевать у Саске ворот собственной рубахи.
На самом деле блондин чувствовал себя виноватым. Он даже не решался идти в больницу, представляя последствия своего промаха. Но, в конце концов, парень решил извиниться, а с ним теперь так обходятся. Наруто просто не мог этого терпеть.
- Ты, сволочь!!! – чуть не кричал разъярённый Учиха.
- Саске, перестань!!! – на помощь блондину пришла Хината. – Отпусти его!!!
Учиха предостерегающе глянул на девушку, но всё-таки отошёл в сторону.
А Наруто, приободрённый словами Хинаты, решил защищаться.
- Извини, конечно. Я сболтнул лишнего. Но, с другой-то стороны, не я пудрю мозги разным девицам! Они как узнали, что ты с Сакурой расстался, ещё тогда стыд потеряли, - Наруто пытался мыслить логически. Но лучше бы он этого не делал. Саске смотрел на него волком. Сегодня он заводился с пол-оборота.
- Саске... пудрит мозги?.. – переспросила немного ошарашенная Хината.
Учиха чуть не взвыл от досады. Наруто подписал себе смертный приговор.
Но друзьям вновь помешали. Это была знакомая нам медсестра.
- Саске-сан, к вам пришла одна девушка... – шёпотом произнесла она.
- Ты слышала, что тебе сказал Савато?! – резко спросил у неё Саске.
- Да, но... она была здесь в ту ночь, как вас привезли... – запинаясь, выдавила из себя Маэми-сан.
Саске, кажется, перестал дышать, когда понял, о ком идёт речь. Не успел он опомниться, как на пороге появилась сама девушка. На ней было лёгкое летнее платье чуть выше колен, которое замечательно подчёркивало её стройные ножки, в руках небольшая сумочка, а на ногах красовались открытые босоножки. Девушка была красива своей индивидуальностью. Особое внимание сразу привлекали живые и яркие зелёные глаза, а также волосы нежно-розового цвета.
Но сейчас девушка сама не могла отвести взгляда от темноволосого парня, который стоял напротив и, похоже, был настроен крайне враждебно по отношению к ней. Но это не имело значения, ведь она так скучала. Сколько она уже его не видела? Итачи запретил ей приходить. Но слухами земля полнится. Девушка решила навестить Саске, смешавшись с общей толпой его поклонниц. Как вы уже догадались, этой девушкой была Сакура.
- Что вы здесь делаете?! – возмутилась медсестра. – Я же просила подождать!
- Я решила не дожидаться ЕГО отказа, – спокойно произнесла Сакура. – Я пришла поговорить. И я не уйду, пока не поговорю с Саске!
Решение Харуно было непоколебимо.
- Оу, – присвистнул Наруто. - Нам лучше слинять отсюда...
Блондин, недолго думая, быстро увлёк за собой Хинату и взволнованную медсестру. К слову сказать, последняя тут же умчалась на свой пост. Она решила для себя, что теперь ни одна мышка не проскользнёт через её проходную. Ей хватило своевольной незнакомки.
Хината с Наруто просто устроились в коридорчике, изредка поглядывая на дверь. Брюнетка почему-то вовсе не хотела уходить. Её волновало то, что могло впоследствии произойти. Ещё в палате она почувствовала, какое напряжение витало в воздухе между Саске и его бывшей девушкой. Больше Хината не сомневалась в том, кем же являлась эта незнакомка. А Наруто только подтвердил её догадки.
Хината сильно нервничала. Её страхи росли как на дрожжах. Ей всё казалось, что Саске может стать плохо, или случится что-то непоправимое. Девушка успокаивала себя лишь мыслью о том, что Наруто был рядом. Он всегда помогал в трудную минуту.
Узумаки, в свою очередь, тоже нервничал. Парень не хотел заводить разговор на скользкую тему о личной жизни Саске, иначе он рисковал получить от него новый нагоняй. Наруто начал болтать о разных пустяках, когда дверь палаты вдруг громко хлопнула. Сакура пулей вылетела из помещения. Она едва сдерживала слёзы, с силой сжимая в руках сумку.
- Ого, как бы чего не произошло, - заволновался Наруто. – Её нельзя отпускать одну в таком состоянии.
- Конечно, - согласилась с ним Хьюга.
И Наруто, не сомневаясь больше, бросился вдогонку за Харуно.
А Хината направилась к Саске. Она гадала, что могло произойти между этими двумя за столь короткий промежуток времени?..

- Саске, как ты? Что здесь произошло? – обеспокоенно спрашивала Хината, когда очутилась в палате. - Эта девушка была не в себе, когда выходила...
- Иного она не заслуживает – прорычал Саске.
- Вы поговорили?.. – никак не унималась Хьюга.
- Я не желаю слушать её очередную ложь... – отмахнулся юноша.
- Ты её даже не выслушал? – крайне удивилась девушка.
- Хината, не лезь в это дело! Ты ничего не понимаешь! Она предала меня, но все почему-то встают на её сторону! Не хватало ещё тебя! Такая, как ты, никогда меня не поймёт!.. – Саске, наконец, сорвался и закричал на неё. Он не хотел видеть осуждение в её глазах. Пусть лучше исчезнет, оставит его на время.
Но девушка сама была взвинчена. Ей не удавалось до него достучаться, и она больше не хотела молчать.
- Думаешь, я не понимаю тебя?! Несчастья и меня не обошли стороной! Но ты считаешь, что весь мир крутится вокруг тебя!!! Ты отвергаешь чужую помощь, никого к себе не подпускаешь! Так ты никогда не сможешь ничего изменить! Саске, ты не один в этом мире! Оглянись! Есть люди, которым ты дорог!..
- Замолчи! Я не спрашивал твоего мнения! – огрызнулся Учиха.
- А я всё равно скажу! Хватит мучить и себя, и эту девушку!!! Что тебе стоило выслушать её?
- Хьюга! – Саске схватил Хинату за руку. – Ты переходишь всякие границы!..
- Кто-то же должен это сделать! – заявила девушка с уверенностью, которой сама бы могла позавидовать при других обстоятельствах.
Саске закипал. Сейчас он ненавидел Хинату за её слова. Ему хотелось, чтобы она скорей замолчала.
- Отлично. Говоришь, что понимаешь меня? – поинтересовался Учиха, одним взглядом пригвождая девушку к месту.
Ужас пронзил тело Хинаты. Она невольно замерла.
- Берёшь на себя роль судьи? Отлично! Что же ты предлагаешь?! Как мне быть? – с издёвкой вопрошал её Учиха. Но девушка не говорила ни слова.
Тогда Саске с силой схватил её за плечи и так встряхнул, что Хината чуть не упала на пол. Голова вдруг закружилась, но ощущение опасности не проходило, и это давало девушке силы.
Хината попыталась вырваться, скинуть с себя руки Саске, но у неё ничего не получилось. Она ещё никогда не видела парня таким взбешённым.
Ей было больно. Хината хотела закричать, но что-то её останавливало. Должно быть, подсознательно она понимала, что это вряд ли поможет.
Заплакать Хината тоже не могла. Она больше не хотела казаться Саске слабой и беспомощной. За это он мог её лишь возненавидеть или одарить своей презрительной улыбкой.
Поэтому Хинате приходилось терпеть. Но под напором Саске она терялась. Девушка не могла бороться с ним слишком долго.
- Ты должен был выслушать её! – выкрикнула Хината, что было силы.
Она всё ещё находилась в его стальной хватке. Бывали моменты, когда Хината начинала испытывать не только страх, но даже некоторую безысходность, а также обиду и жгучую боль...
Но Саске этого уже не замечал.
- Очевидно, когда-то ты поступила также... И что? Легче тебе стало?!
Боль прожигала девушку изнутри. Уже и дышать трудно... Плохие воспоминания разрывали ей душу. А боль казалась такой реальной.
- Зачем ты меня мучаешь?.. – тихий хрип сорвался с её губ.
- Скажи! Утешь меня! Я ведь не один такой?! – глумился над ней Учиха.
Хината ещё никогда не чувствовала в себе столько силы от нахлынувшей злобы. Слова порой ранят больнее.
Девушка рванула изо всех сил, что у неё оставались. Но Саске держал её крепко. Они оба налетели на тумбочку, об острый угол которой Хината ударилась бедром, а спиной о стену. Саске пытался остановить их падение, поэтому проехался рукой прямо по содержимому тумбы. Некоторые склянки лопнули ещё на столе, раздавленные ладонью парня, другие упали на пол вместе с упаковками лекарств. По полу рассыпались таблетки, напоминающие маленькие белые горошины. Саске с трудом обрёл опору под ногами и смог выпрямиться. Одной рукой он по-прежнему держал Хинату, а другая тем временем покрылась причудливыми узорами, которые оставляла за собой кровь.
Саске с Хинатой были через меру возбуждены, каждого захлестнули собственные переживания.
- Мы с тобой ещё не закончили, - с шумом выдохнул Учиха, удерживая свою жертву.
Хината больше не хотела это терпеть. Она вновь попыталась уйти. Под ногами заскрипело стекло. Но девушка сразу же почувствовала, что её ещё держат.
- Говори! Что же ты замолчала?!
- Хочешь знать, что я почувствовала тогда?! Стало ли мне легче?! Нет!!! Ни капельки!!! Только больней!!! Ясно тебе?! Я была разбита! Напугана! Раздавлена! – исступлённо закричала Хината. - Теперь ты доволен?!
Всё это больше напоминало нервный срыв. Но Саске только тогда успокоился, когда услышал эти слова. Одновременно с этим ответом он стал осмысливать, что же совершил. Ощущение своей полной правоты медленно исчезало. Саске почувствовал раскаяние. Он с непониманием вглядывался в измученное лицо Хинаты. Что же с ней произошло?..
Брюнетке было нелегко. Вся её решимость начинала тихонько таять. Хината долгое время пыталась забыть всё плохое, но Саске заставил её вспомнить. Она вновь испытала ту самую боль, что ей довелось пережить. Девушка не хотела повторения истории. Иногда Хината мечтала оказаться где-нибудь далеко-далеко, где никто не смог бы её найти. Но это были лишь мечты...
Из глаз девушки побежали предательские слёзы. Хината даже зажмурилась, чтобы остановить их, а они всё равно бежали по её щекам...
- Какая же ты дура, – раздался его голос совсем близко.
Саске подошёл к ней вплотную. Руки девушки упёрлись ему в грудь. Сейчас она, как никогда, хотела его оттолкнуть.
- И я дурак... – парень обнял её.
- Ты же не любишь женские слёзы, - напомнила ему Хината. – Прекрати это. Не заставляй себя...
- Просто прости меня, - прошептал он, прижимая её ещё ближе.
Его пальцы перебирали волосы Хинаты, и только теперь Саске заметил, что они слипаются от крови. Она всё ещё стекала по руке, но куда медленнее, чем вначале; в некоторых местах кровь засыхала. В воздухе чувствовался её характерный солоноватый запах. Кофта Хинаты тоже была вся измазана кровью.
Девушка больше не отталкивала Саске. Теперь она боялась его отпустить, боялась увидеть его лицо, т.к. её не покидало неприятное чувство дежавю.
Хината жила этим моментом. Она слушала, как бьётся его сердце. Ей не хотелось забывать это ощущение тепла и покоя.
Они оба не хотели ничего говорить после пережитого взрыва эмоций.

Глава 7

Порой ты не можешь объяснить себе своих поступков. Ты просто поступаешь так, как считаешь нужным.
Именно поэтому Хината не растерялась при появлении Наруто. Она почувствовала, что будет намного лучше не говорить ему всей правды. Не стоило упоминать о том, как Саске вышел из себя, как он накинулся на Хинату с упрёками; нельзя было рассказывать Наруто, чем всё это закончилось. В противном случае мог разгореться ещё больший конфликт, и Хината соврала. Да, ей опять приходилось лгать. Саске воспринял это, как должное. Очевидно, его не волновало, что девушка в очередной раз наступила на горло своим принципам. Но ещё больнее Хинате было от того, что она обманывала именно Наруто. Однако другого выхода не было. Наруто был немного обескуражен. После разговора с Сакурой он собирался вправить своему другу мозги. Но досада в его сердце вскоре уступила место беспокойству. Саске был в крови, весь измотанный, сбитый с толку. Выслушав сбивчивые, но довольно убедительные объяснения Хинаты, Наруто забыл всякие предосторожности и повёл Учиху к дежурному врачу. Саске не особо упирался, и даже не отказывался принять чужую помощь. Стресс сделал своё подлое дело и забрал последние силы.
А Хината, полностью полагаясь на Наруто, осталась в палате, чтобы убрать беспорядок. Ей надо было прийти в себя, хотелось побыть одной. Хината не пошла с парнями, хотя её тревожило ранение Саске. Вот незадача! С недавних пор этот юноша всё больше интересовал Хинату. Она отчаянно стремилась его понять, но постоянно натыкалась на одни только препятствия. И сегодня её энтузиазм проиграл уязвлённой гордости Саске, который не терпел вмешательства в личную жизнь. Допустив такую ошибку, девушке самой пришлось коснуться своего прошлого. Было неприятно. Хината получила урок на будущее. Но она всё равно не переставала думать о произошедшем... о Саске и Сакуре...
Скорее всего, им не удалось поговорить, так считала Хината. Саске мог нагрубить Сакуре... Иногда он был просто непробиваем!
«Если уж что взбредёт в его голову, пойди и попробуй его переубедить... Бесполезно!»
Должно быть, Сакура не выдержала, поэтому ушла. В любом случае, Хината могла только догадываться о том, что случилось за закрытой дверью. Ей казалось, что Саске делает себе хуже, отгораживаясь от проблем. Так или иначе, их нужно было решать! Но, в то же время, Хината почему-то почувствовала облегчение от того, что разговор не состоялся. Ей пришлось сознаться в этом самой себе, пусть и с долей стыда, но сознаться...
«Что же со мной происходит?»

От собственных мыслей брюнетку отвлёк звонок мобильного, который находился в заднем кармане её джинсов. Хината сразу узнала эту незатейливую мелодию, как и того, кто пытался до неё дозвониться.
Сильно нервничая, девушка быстро выудила аппарат из кармана и приложила его к уху.
- Отец?.. – несмело спросила Хината.
- Это я, Хината. Как твоё самочувствие?
- Я... хорошо...
- Да, я уже беседовал с твоим лечащим врачом. Она сказала, что тебя можно выписывать.
Хината подавила тихий вздох. В этом был весь её отец. Вместо того чтобы лишний раз позвонить своей дочери, он общался с её лечащим врачом. Очевидно, пространные беседы о здоровье девушки Хиаши ценил больше, чем несколько слов, сказанных родным человеком.
- Сегодня вечером тебя заберёт Нейджи. Я возвращаюсь завтра. У меня есть незаконченные дела в Йокогаме.
Хината, рискуя навлечь на себя гнев батюшки, поборола страх и выпалила :
- Отец, мой больничный ещё не закрыли?..
- Нет. Почему тебя это волнует? – насторожился Хиаши.
- Можно, Нейджи заберёт меня завтра?.. Ты уже будешь дома... и... мне нужно время... время, чтобы собраться... и попрощаться...
Хиаши уже перестал вникать в то, что пытается донести до него дочь.
- Как хочешь. Завтра в обед будь готова, - холодно ответил он и отсоединился.
Хината вздохнула с облегчением. Она выиграла день.
На душе стало тоскливо. Девушка не хотела расставаться со своими друзьями.
Новость о выписке Хинаты была воспринята относительно спокойно. Саске поздравил её так, будто говорил о погоде. Он сказал это лишь для того, чтобы не показаться невежей. Наруто радовался куда сильнее. В его голову одна за другой приходили мысли о том, где и как они с Хинатой будут отмечать это радостное событие. Девушка только отшутилась, ссылаясь на отца. Какое-то время он точно не позволит ей развлекаться (дабы Хината опять не загремела в больницу).
- Ничего, мы что-нибудь придумаем, - подмигнул ей Наруто.
Всё это время Саске хранил гробовое молчание. Даже Наруто это заметил, и не забыл пошутить :
- Саске начинает заочно оплакивать своё одиночество. Он больше всех будет скучать по тебе, Хината.
- Умолкни, тебя не спрашивали, – подал голос Учиха.
- Саске, я буду навещать тебя... – вырвалось у девушки.
- Не надо, - буркнул брюнет, хотя его слова разнились с чувствами. Он желал совсем другого.
Саске в тот день менее охотно участвовал в беседах. Его внимание было рассеянным, и больше походило на созерцание. Когда его глаза останавливались на Хинате, она чувствовала, как они прожигают дыру в её груди. Сердце не слушало девушку, оно замирало, пропуская удар за ударом. Интересно, Саске делал это специально?.. Хината вопросительно смотрела на него, но парень лишь отворачивался.

На следующий день всё немного успокоилось. Сакура не появлялась, и никто кроме Наруто не мог проникнуть на приём, чтобы повидаться с Саске. Только Узумаки всё сходило с рук. Он уже наладил контакты с местными медсёстрами. Они готовы были пропускать Наруто, в какое бы время дня или ночи он не являлся.
А блондин, действительно, появился очень рано и буквально поднял Саске с кровати.
Не обращая никакого внимания на ворчание друга, Наруто присел на стул и, собираясь с силами, начал :
- Саске, ты будешь скучать по Хинате?..
- К чему эти вопросы? – не понял Учиха. Неужели Наруто припёрся в такую рань только для этого?..
- Ты же всегда говорил, что она тебе лишь подруга, - продолжал блондин.
- И что с того?
- Так ли это?
Саске удивлённо приподнял бровь, всем своим видом показывая, что не понимает, к чему клонит Узумаки.
- Раньше я сомневался, что ты вообще можешь дружить с девушками. Как правило, все они оказывались твоими бывшими любовницами, либо влюблёнными в тебя идиотками, либо твоими пассиями в будущем, либо подружками в настоящем. С трудом верится, что Хината не подпадает ни под одну из этих категорий.
- Говори прямо, что тебе надо! – поторопил его Саске.
- Чёрт! Я же пытаюсь сказать! Кто для тебя Хината?.. подруга?.. – настаивал Узумаки.
- Я уже говорил.. Подруга.. – пожал плечами Саске.
- И ты ничего к ней не испытываешь? – допытывался блондин.
- Неужели ты думаешь, что я способен влюбиться в эту странную девочку? Наруто, у тебя крыша поехала, - усмехнулся Учиха.
- Эм... понимаешь... – Наруто почему-то замялся.
Саске с любопытством уставился на Узумаки.
- Не хочешь ли ты сказать, что Хината попросила тебя расспросить меня о моих чувствах?! – засмеялся Саске. – Тогда она точно подпадает под одну из названных тобой категорий. Как же ты говорил? Дай припомнить. Ах да, влюблённая идиотка?.. Верно?..
- Не об этом речь!.. – замахал руками Узумаки. – Просто... мне нравится Хината... - выпалил Наруто и с замиранием сердца стал ждать реакции Саске. Весёлость Учихи куда-то пропала, но, судя по всему, он ожидал чего-то подобного...
- Я тебя понимаю. У неё довольно симпатичная мордашка, и фигура... Всё при ней...
- Кхм. Ненавижу, когда ты начинаешь оценивать женщин, как какой-то товар! Кончай уже с этим!
- А что ты ожидал услышать, спрашивая моё мнение о Хинате?.. – недовольно поинтересовался Саске.
- И кто из нас тормоз?! – возмутился Узумаки. – Если ты не против, я начну ухаживать за Хинатой! Ты же не против?! Ты мой друг! Я не хочу, чтобы между нами что-то встало... даже девушка... Понимаешь?! Если она тебе дорога...
- Я тебя понял. Забирай. – Коротко ответил Учиха.
Наруто только поморщился от этих слов, которые так резали ему слух.
- Что ты за человек такой?.. – с досадой произнёс Наруто. – Не говори так больше. Я буду защищать то, что мне дорого. Мои чувства к Хинате, и её доброе имя – не исключение!..
- Вот, опять ты за старое, - протянул Саске. – Я тебя понял. Закроем тему.
Наруто нахмурил брови, но промолчал. Хорошее настроение быстро улетучилось. Нужно было как-то развеяться. А взглянув на часы, Наруто быстро нашёл для этого способ.
- Пойду к Хинате. Она долго отсутствует, а на часах уже десять. Может, ей помощь нужна?.. – сказал он, поднимаясь. Саске не сдвинулся с места, и Наруто оставил друга одного.
- Я приведу её, - крикнул он напоследок, выбегая от Саске.
Дверь, сильно хлопнув, закрылась.
- Чёрт бы тебя побрал! – выругался Саске и поднялся, чтобы вновь её легонько приоткрыть. Нынче в палатах было слишком душно. Открытые окна не спасали, а Наруто лишил Саске приятного сквозняка.
Но Учиха был не в духе по другой причине. Он всё ещё обдумывал принятое им решение и злился... то ли на себя, то ли на друга... Но время было неумолимым, оно не стояло на месте. Всё вокруг менялось. Хината не могла вечно быть рядом. Саске нравилась её забота, внимание и нежность, но он не нуждался в обязательствах. Саске не хотел себя связывать, а с таким отношением к ситуации, развязка была очевидна. Рано или поздно в жизни Хинаты всё равно бы появился кто-то, кто стал для неё особенным.
«Так пусть им будет Наруто, чем какой-нибудь незнакомец. С ним ей будет лучше. Я же не смогу дать ей того, о чём, наверно, мечтает каждая девушка. Я не смогу её полюбить, поэтому наши чувства будут обманом, а отношения – искусной игрой... Когда бы она догадалась об этом, ей было бы ещё больней, чем мне сейчас... отказаться от неё...»
Странно. Саске чувствовал, что Хината нужна ему, но не знал, зачем... По каким таким причинам... в силу своей искушённой натуры он думал, что эта девушка могла стать его очередным увлечением, но он также знал, что все они заканчивались одинаково.
Однако по воле судьбы Саске узнал Хинату настолько, что смог пожалеть её. Он заглушил свои порочные мысли, чтобы уберечь эту девочку от страданий.
......
Хината не хотела, чтобы брат видел её друзей, т.к. он очень ревностно относился к окружению своей кузины. Для знакомства девушке приходилось заранее подготавливать благоприятную почву. Поэтому Хината сама обещала навестить Наруто и Саске перед отъездом, дабы уберечь их от случайной встречи с Нейджи. Но блондин напрочь забыл о просьбе девушки, благодаря чему стал невольным свидетелем довольно печальной сцены. Он застал Хинату буквально «на чемоданах». Девушку было не узнать. Потерянный вид выдавал её расстройство. Казалось, будто она плакала.
- Хината, ты в порядке?.. – обеспокоенно спросил её Наруто.
- Конечно, - девушка выдавила из себя улыбку. – Просто перенервничала.
Наруто немного растерялся. Он видел, что с Хинатой что-то случилось, но, к сожалению, не знал причины. А девушка не хотела, чтобы Наруто за неё волновался. Она предложила парню поскорее навестить Саске, пока за ней не приехал брат, который обещал быть раньше. И друзья выскользнули в коридор.
Наруто рассчитывал, что девушка взбодрится, если увидит Саске, но всё оказалось намного хуже.
Учиха молчал. Даже не мог по-человечески попрощаться. Видимо, вчера он полностью исчерпал свой словарный запас.
В свою очередь, Хината смотрела на брюнета так, будто ждала чего-то. Когда она заглядывала в его глаза, выражение её лица менялось до неузнаваемости, становилось каким-то грустным. Но Саске оставался равнодушным к её глухим мольбам. Он хотел, чтобы всё это скорее закончилось.
И девушка ушла, но её образ всё ещё стоял перед глазами брюнета, как наваждение.
Наруто бросился к окну, чтобы увидеть братца Хинаты, перед которым она так дрожала.
- Ничего, - усмехнулся блондин. – В следующий раз я не буду прятаться! Ему придётся принять меня, каким бы снобом он ни был!
Ради интереса Саске подошёл к окну и увидел, как Хината садилась в машину. Дверь за ней закрыл статный шатен, чем-то похожий на сестру. Затем он сам сел за руль. Машина медленно отъехала от здания поликлиники, завернула за угол и скрылась из виду.
Дни тянулись своей чередой. Наруто продолжал навещать друга, будто у него не было других дел. Ярых поклонниц Саске удалось отвадить от поликлиники. А кому бы понравилось напрасно обивать пороги больницы?.. Вот только Хинаты не было. Поначалу её отсутствие казалось слишком непривычным.
Однако Наруто не терял связи с девушкой. Саске даже не удивился тому, что эти двое когда-то успели обменяться номерами телефонов. Теперь они перезванивались и довольно мило общались друг с другом. Наруто рассказывал, что отец забрал Хинату в Йокогаму на некоторое время. Узумаки не мог дождаться её возвращения, и рассказывал другу последние новости в своих ежедневных хрониках. Саске не прерывал его, но спрашивать подробности не собирался. Объём информации зависел от того, насколько хватало болтливости Узумаки. Также Наруто убеждал Саске хоть разок позвонить девушке, но брюнет постоянно отнекивался. Хината тоже почему-то не звонила, хотя получила номер Саске от неугомонного блондина.
Но внезапно возникшее отчуждение между Саске и Хинатой вовсе не волновало Наруто. Точнее, он не предавал этому особого значения. Для него всё оставалось по-прежнему.
Спустя какое-то время Хината вернулась в Токио, и Наруто почти сразу вытащил её из дома. Конечно же, они отправились в поликлинику навестить Саске. В тот день Учиха гулял в парке. Его состояние это вполне позволяло.
Прохаживаясь под раскидистыми кронами кедра, парень заметил вдалеке до боли знакомые фигуры Наруто и Хинаты. Они мило о чём-то беседовали, не спеша, направляясь к главному входу поликлиники. На их лицах светилась улыбка. Эти двое словно никого вокруг не замечали. Наруто что-то увлечённо рассказывал, когда Хината напомнила ему о чём-то существенном. На лице блондина отразилась паника, смешанная с досадой. И он, схватив девушку за руку, скорее побежал с ней в больницу. Справедливо выражение «счастливые часов не наблюдают». Очевидно, эти двое чуть не забыли, что время посещения ограничено. Но Учиха об этом сейчас не волновался. Напротив, он как никогда в данный момент желал уединения. Что-то неприятное поселилось в его сердце, стоило Саске увидеть эту идеалистическую картину. Поэтому он хотел разобраться в себе, и думал только об одном :
«Нет, лучше бы она никогда не приходила».
Но в то же время Учиха отчётливо понимал, что этой встречи ему не избежать. Медсестра признается, что пациент вышел погулять в парк. От судьбы нигде не спрячешься. Зная упорство Наруто, Саске не сомневался, что его отыщут. Так и случилось.
Наруто, завидев друга, бросился к нему так, будто они сотню лет были в разлуке. Хината была более сдержанной. Она ограничилась простым приветствием, хотя не могла скрыть от посторонних глаз своё волнение.
В общем, всё вышло не так уж плохо. Друзья разговорились. Саске рассказал, что совсем скоро его выпишут. Даже назначили день, когда будут извлекать спицы*.
Хинате при упоминании об этом стало дурно.
Но это не он поддержал её, когда девушка чуть покачнулась. Не он заботливо подал ей руку, довёл до скамейки и присел рядом.
- Саске, сгоняй за бутылочкой газировки, - взволнованно сказал Наруто, обращаясь к другу.
- Заставляешь больного бегать по округе?.. – шутливым тоном спросил Саске.
- Ааа, чтоб тебя! – пробурчал Наруто и сам отправился на поиски освежительной воды.
А Саске присел рядом с девушкой. Кажется, она чувствовала себя немного лучше.
- Тебя опять собственные ноги не держат, - заметил Учиха, искоса поглядывая ей в лицо.
- Тебя твои тоже? – съязвила Хината. Конечно, Саске не был обязан садиться рядом с ней, чтобы поддержать. Ей это явно не понравилось.
- Вероятно, это заразно, - усмехнулся Учиха. Хината обиженно надула губки. Саске назвал её заразной? Это что-то новенькое.
Парень просто не мог видеть подобное выражение её лица, и он не сдержал улыбки. Хината тоже не могла дуться вечно. И они одновременно засмеялись. Совсем как в старые добрые времена... Но это была лишь иллюзия. Вскоре вернулся Наруто, и всё встало на свои места.

Через какое-то время Хинате пришлось уйти. Она спешила домой, к своей семье. Это произошло гораздо раньше, чем Саске мог себе представить. Наруто вызвался проводить девушку. И они ушли, предоставив Учиху самому себе (как он того хотел).
А чуть позже Саске узнал от Наруто, что Хината согласилась с ним встречаться.
- Так и должно быть, - подумал он тогда.
Вскоре его выписали.
_____________________________________
* Подразумеваются спицы, которые держат костные отломки рёбер. (остеосинтез спицами)

Глава 8.

Жизнь входила в прежнее русло. Закончилось лето, пришло время учёбы. Саске продолжил своё обучение на третьем курсе Токийского университета вместе с Наруто. Хината училась в другом заведении, в университете Мейдзи, поэтому Узумаки частенько после занятий был занят. Он спешил к своей девушке, чтобы подбросить её до дома и провести с ней лишние минуты. Саске терпеливо сносил лёгкое пренебрежение друга. В нём говорила гордость. Он не мог сознаться себе в том, что ему не хватает общества Узумаки. Но ещё сложнее было признаться, что временами он думает о Хинате. Эти двое отдалились от него, и Саске чувствовал себя лишним.
И сейчас вместо того, чтобы провести остаток дня в уютном кругу четы Намикадзе (или Узумаки, ведь родители Наруто не были расписаны, но уже много лет жили душа в душу), Саске просиживал часы в одиночестве в небольшом кафе ну углу улицы Сибуя-Коэн. Столик брюнета располагался у окна, и он не спеша наслаждался заказанным кофе, рассматривая привычный пейзаж за окном. Магазины, ещё магазины, яркие вывески, броские названия, пёстрая толпа... И среди всего этого он заметил девушку в белом платье с чёрным кружевом. Её лёгкая походка казалась до боли знакомой; а силуэт мелькал в толпе и казался почти неуловимым. Вот незнакомка быстро преодолела перекрёсток и скрылась за плотной дверью книжного магазина. Саске не успел её хорошенько рассмотреть, но хотел поскорее развеять все сомнения. Поэтому, расплатившись за кофе, он последовал за девушкой.
Действительно, это была она. Хината.
Взобравшись на небольшой стульчик, девушка пыталась выудить некую книгу с верхней полки, чтобы почитать оглавление. Всё её внимание было сконцентрировано на этом. И пока она балансировала на шатком стульчике, содержимое её рюкзачка перемещало центр тяжести в сторону наклона.
- Смотри, упадёшь, - сказал Саске вместо приветствия.
Девушка дёрнулась от испуга и в самом деле слетела со стула. К счастью, Учиха подоспел вовремя и сумел её поймать, но Хината сильно ударилась лбом о его грудь.
- Что я говорил? - вздохнул парень. – Ты неисправима.
- Прости... – прошептала брюнетка, потирая больное место и отодвигаясь от Учихи.
- Знаешь, странно видеть тебя без Наруто, – между тем говорил Саске. – Что ты здесь делаешь?!
- Я... я пришла, чтобы выбрать ему подарок, - смущаясь, вымолвила Хьюга.
- Подарок?
- На День Рождения.
- До него почти целый месяц. А как быть с моим подарком? – напомнил ей Учиха.
Хината на мгновенье потеряла дар речи.
- Эм... П-понимаешь... – Саске опять выбил её из колеи. - Я обязательно выберу тебе подарок! – наконец, выкрикнула Хьюга.
- Ладно, забудь, - засмеялся парень, отчего Хинате хотелось зарыдать. Почему он так себя ведёт?
- Только вот зря ты пришла сюда, – продолжал Саске. – Если ты подаришь Наруто книгу, это будет для него наказанием. Знала бы ты, что он подарил мне...
- Что? – вырвалось у Хьюги. Несмотря на то, что она встречалась с Наруто почти полтора месяца, Хината знала о нём и его вкусах далеко не всё. Другое дело - Саске.
- Не важно, - Учиха быстро сменил тему. Этого не стоило говорить девушке.
Хината осталась в замешательстве.
- Но я могу помочь тебе с выбором, - предложил Учиха, сгребая девушку в охапку и выводя из магазина.
- А это долго? – поинтересовалась Хината, едва поспевая за широкими шагами Саске.
- Ты куда-то спешишь? – остановился брюнет.
- Н-нет. То есть, да. Этим вечером состоится премьера нового фильма с
Каменаси Кадзуей, на которую меня пригласил Наруто. Он намекал на какой-то сюрприз, поэтому мне нужно приготовиться. Я хочу выглядеть красивой, – виновато вымолвила девушка. Саске не был обязан всё это выслушивать. Хинате стало неловко.
- Вот как, - выдохнул парень. – Ничего, это недолго. Пойдём. – Сказал он и вновь потянул девушку за собой.
Хината никак не поспевала. Она видела впереди только его спину. Быстрые и уверенные движения. Саске казался недосягаемым. А она тянулась следом... где-то на заднем плане...
- Не забивай себе голову пустяками, – послышался голос парня. – Ты и так красивая.
Хината боялась что-либо отвечать. Она думала, что ветер решил над ней подшутить, когда донёс до её слуха слова, возможно, другого человека. Этого не мог сказать Саске.
Нельзя утверждать, что встреча молодых людей прошла гладко. Хината нервничала из-за предстоящего свидания с Наруто, а Саске был озадачен неожиданным известием. Точнее, его смущало, что он узнал это от Хинаты. Самые разные мысли роились в голове Саске и обещали вылиться в действие...
Пара рассталась примерно через час. Но последствия, вызванные их встречей, нам ещё предстоит увидеть.

Саске припарковался у большого торгово-развлекательного центра, в здании которого находился тот самый кинотеатр, упомянутый Хинатой. До премьеры оставалось ещё некоторое время, а народ продолжал прибывать. Одни приходили пешком, шумной компанией подгребая ко входу; другие воспользовались общественным транспортом и теперь немного помятые спешили к цели, проверяя свои билеты; третьи были за рулём, но не все потрудились прибыть заблаговременно. Саске чудом повезло, что он нашёл на стоянке перед зданием свободное место. Однако выходить он не собирался. Парень по-прежнему не мог понять, что он здесь делает. Он чувствовал себя довольно глупо.
«Ещё не поздно уехать» - мысленно настраивал себя Учиха, но почти сразу вспоминал о злосчастном сюрпризе, который Хината должна будет получить этим вечером.
«Постойте. Вечером? Или ночью? Как же она сказала? Не помню... Чёрт! Это усложняет дело!» – размышлял брюнет, нервно постукивая пальцами по рулю.
Если Узумаки сделает с Хинатой что-то ужасное, если они поссорятся с Наруто, то девушка окончательно отдалится от него. Не будет их «Трио». С недавнего времени Саске уже смирился с мыслью о том, что Хината – девушка Узумаки. Ему просто было хорошо, когда Хьюга была рядом, не докучая ему, не обременяя чем-то большим. Самостоятельно поддерживать отношения с Хинатой Учиха не хотел. Ему нужна была дистанция. Без Наруто она рано или поздно исчезла бы.
Не в силах совладать с собственным воображением, Саске подумывал о нескольких вариантах развития событий. Иногда он представлял всё так отчётливо, что самому становилось тошно. Учиха прекрасно знал, что Наруто горазд на самые неожиданные затеи. Одного он не учёл. Узумаки ещё не был так испорчен, как о нём думал его лучший друг. Видимо, чрезмерное недоверие превращало Саске в параноика.
В то время, когда брюнета раздирали сомнения, ко входу в торговый центр довольно быстро пробирались двое наших знакомых.
Наруто поставил своё авто на подземной стоянке, оставалось только добраться до кинотеатра, располагавшегося на третьем этаже. Всё бы ничего. Наруто привык опаздывать. Но как быть с Хинатой, которая еле держалась на босоножках с 12-сантиметровой шпилькой? В другое время парень довёл бы свою девушку до места, галантно предложив ей руку. Но только не сейчас... Драгоценные минуты были бездарно потрачены на споры с довольно придирчивым братцем Хинаты, с которым Узумаки чуть не сцепился из-за «пустяка». И теперь приходилось пожинать плоды этой задержки.
- Блин, опаздываем, - суетился Узумаки, захлопывая за девушкой дверцу и ставя машину на сигнализацию. – Мы точно ничего не забыли?..
Парень пытался вспомнить, о чём ещё мог позабыть, но сконцентрироваться не удавалось. Как только Наруто натыкался взглядом на Хинату, на его лице появлялась улыбка. Она говорила о многом : о хорошем настрое парня, о предвкушении чудного вечера, об отношении блондина к Хинате. Хьюга знала, что сейчас она занимает все мысли Наруто, и это было безумно приятно. Однако девушка не могла справиться со своим стеснением, которое порой охватывало её в самый неподходящий момент.
Наруто забыл обо всём на свете и позволил себе обнять брюнетку за талию. Но в его душе всегда поселялось смутное чувство тревоги, когда он видел её виновато опущенные глаза.
- Наруто, прости, - девушка осторожно положила руки на грудь парня. Видя его непонимающий взгляд, она продолжала :
- Прости за то, что так получилось сегодня. Нейджи... он...
- Ах, это... – Наруто невольно устыдился самого себя. – Вообще-то, это я должен извиняться. Прости...
Хината с нежностью посмотрела на него, благодарная за эти слова.
- Но я буду извиняться только перед тобой, а не перед твоим братцем, - добавил блондин, рассмеявшись, после чего быстро поцеловал уголок губ Хинаты и рванулся с места. Но, пробежав пару шагов, Наруто вспомнил о девушке, которая осталась стоять на прежнем месте. Сейчас ей было очень хорошо. Она даже забыла, что они с Наруто куда-то опаздывают. Ей просто нравилось находиться с ним рядом.
- Ох, прости-прости, забыл тебя, - виновато вымолвил блондин и с этими словами, подняв брюнетку на руки, побежал с ней в кинотеатр.
Хината не успела и охнуть. Она только покрепче обняла парня и надеялась, что при таком беге не потеряет свои босоножки.
Теперь можно представить, что испытал Саске, когда в его поле зрения попала эта сладкая парочка. Казалось, все мускулы на его лице свело, запечатлев на нём лишь отвращение и недовольство.
- Чёртов Наруто! Что он вытворяет? Нелепая бравада и показуха.
«Может, это прелюдия? Хм. Но Хьюгу, похоже, всё устраивает. Мне здесь больше нечего делать» – Саске завёл мотор, заглянул в зеркало заднего обзора и только сейчас увидел, что его заперли.
- Твою мать! – выругался он, с силой ударив кулаком по рулю.
Очевидно, обладатель серебристого «Вольво» тоже приехал на премьеру. Значит, раньше положенного срока (до окончания фильма) Саске не мог уехать. Если, конечно, он не горел желанием отправиться в кинотеатр на поиски смельчака, что его запер. В таком случае публичности было не избежать, а Учиха этого не хотел. Поэтому он решил побродить по торговым рядам, чтобы убить время.

В то время Наруто и Хината были заняты друг другом. Успев занять места за пару минут до начала, молодые люди с облегчением перевели дух. С блондина градом струился пот, и Хината, перевернув содержимое своей сумочки, одолжила ему платок.
- Хех, вообще-то я ожидал другой награды, - пропыхтел Наруто, тем не менее платочком воспользовался.
Хината густо покраснела, но в темноте кинозала это было совершенно незаметно. Наруто наклонился ближе к девушке, слегка касаясь её губ, но тут кто-то зашептался у них за спинами.
Девушка заёрзала на месте, испытывая неловкость от постороннего внимания, и Узумаки, недовольный тем, что им помешали, откинулся на своё место.
- Знал же, что нужно брать билеты на последний ряд, - скорбным голосом произнёс он.
Но Хината утешила его, взяв за руку.
Остаток фильма прошёл без эксцессов. Но, как только в кинозале включили свет, и зрители нестройными рядами потянулись к выходу, Наруто чуть придержал девушку за руку и шепнул на ухо :
- Не спеши уходить. Всё веселье впереди.
- Какое ещё веселье? – удивилась Хината. Её планы заканчивались походом в кино и обратной дорогой до дома. Должно быть, у Наруто было своё мнение на этот счёт.
- Ну да. После премьеры в местном баре состоится вечеринка. Но обладателям этих билетов вход бесплатный! - Наруто достал из нагрудного кармана рубахи их с Хинатой билеты, которые ему удалось достать с большим трудом. - Это и есть мой сюрприз. Что скажешь?
- Но.. меня ждут дома.. – старалась выкрутиться Хьюга.
- Ты же сама говорила, что твой отец в отъезде. Его разрешение у тебя есть. Хината, мне так не хочется возвращать тебя твоему братцу! – взмолился Узумаки. – Неужели у тебя нет подружки, которая бы тебя прикрыла? Потом я завезу тебя к ней. Или буду катать по городу до самого утра. Или поедем ко мне. Родители будут не против.
Хината потеряла дар речи, когда услышала подобное предложение.
Гулять всю ночь? Для неё это было в новинку. Но начинать никогда не поздно. Тем более, когда её просит Наруто.
- Х-хорошо, - поразмыслив пару минуток, вымолвила девушка. – Если она согласится...
Пока Хината по мобильному договаривалась со своей лучшей подругой Тен-Тен о «прикрытии», Саске вновь вернулся в свою машину. Он знал, что показ закончился и не хотел ненароком столкнуться с друзьями. Брюнет «терпеливо» ждал, когда же явится хозяин серебристого «Вольво», которого он проклинал каждые 10 минут.
Но прошло полчаса, прошёл час, а из торгового центра вышли всего несколько человек. Не было той толпы, которую обычно встречаешь у кинотеатра после последнего вечернего сеанса. Учиха устал от собственного неведения и отправился в холл торгового центра. Там ему сообщили ужасную новость : «После премьерного показа в баре состоится вечеринка. Народ рванул туда толпой. Безбилетникам нужно оплачивать вход».
Саске понял, что обладатель серебристого «Вольво» тоже сейчас там.
- Урою этого гада, когда он покажется мне на глаза! – решил для себя Учиха и приготовился также «терпеливо» ждать своего недруга.

Хината скромно сидела на маленьком диванчике. Вокруг было полным полно людей. Шум. Гам. Многие танцевали, ритмично двигаясь под зажигательную музыку; другие сидели на таких же уютных диванчиках, как Хьюга, и о чём-то разговаривали; третьи пропадали у барной стойки. Так как музыка заглушала многие слова, иногда приходилось наклоняться к самому уху собеседника. Со стороны это выглядело слишком откровенно. Вот одна девушка что-то жарко нашёптывала своему парню на ухо, прижавшись к нему всем телом и положив руку ему на колено. Хината покраснела, заметив эту сцену, и отвернулась. Ей бы и в голову не пришло вести себя подобным образом с Наруто. Но сейчас она была одна. Парень отправился к барной стойке за напитками.
Хината чувствовала себя неуютно в этой обстановке, когда рядом не было Наруто. Она уже сама не знала, куда её заведёт собственное безрассудство.
Естественно, Тен-тен согласилась её прикрыть. Но Нейджи по-прежнему оставался серьёзной проблемой. Хината даже установила переадресацию всех вызовов на номер Тен-Тен. Пока что подруга справлялась, то есть Хинате хотелось в это верить.
Но вскоре брюнетка увидела силуэт Наруто, пробиравшегося к ней, и отвлеклась от беспокойных мыслей.
Узумаки присел на диванчик рядом с Хинатой и поставил на столик напитки.
- Заждалась? – улыбнулся он девушке.
- Мне тебя не хватало, - честно ответила Хьюга.
- Тогда выпьем за нас, - предложил он, лукаво улыбаясь. Блондин уже давно мечтал о таком свидании, на котором им никто не смог бы помешать : ни суровый отец Хинаты, ни её надоедливый братец. Наруто хотел быть рядом с ней как можно дольше. Будь его воля, он никогда бы не отпустил от себя эту девушку.
Хината улыбнулась и взяла в руки бокал, Наруто взял свой. Обменявшись взглядами и чокнувшись бокалами, молодые люди принялись за напитки. Хината через трубочку потягивала свой молочно-фруктовый коктейль, а Наруто пил какую-то янтарно-красную жидкость.
После того, как ди-джей поставил новую композицию, музыка загрохотала с ещё большей силой, и Хината абсолютно перестала понимать, что говорит ей Наруто. Блондин тоже не мог разобрать тех слов, что срывались с губ девушки. Тогда он приблизился к ней и сказал очередной комплимент, которыми он всегда её богато одаривал. Но Хината чувствовала себя не в своей тарелке. Здесь было слишком много народа. Все её чувства смешались и закружились, словно в водовороте. Она слышала тихий шёпот Наруто, чувствовала его тёплое дыхание и слегка мокрый след от поцелуя в шею. Но девушка не видела его лица. Её охватило чувство тревоги. Как будто кто-то другой может точно так же обнимать её, целовать в шею, шептать нежные слова.
«Это Наруто» - уверяла себя брюнетка, а сердце бешено колотилось, едва не выпрыгивая из груди.
Блондин осторожно повернул к себе лицо растерявшейся Хинаты. Во всей этой суматохе и полумраке, которые царили вокруг, он не мог разобрать реакции девушки.
Наруто нежно коснулся губ Хинаты, постепенно углубляя поцелуй. Это подействовало на брюнетку, словно разряд тока. У его губ был горьковатый привкус, привкус алкоголя... Воспоминания вновь нахлынули на девушку.
«Опять... опять... - в голове носилась только одна мысль. – Опять это происходит».
Хината в ужасе оттолкнула от себя парня и, прихватив сумочку, бросилась бежать.
Наруто удивлённо застыл на месте.
- Хината!!! – закричал он ей вслед, но его голос потонул в общем шуме.
«Что я сделал не так? Неужели я позволил себе лишнего?!» - Наруто не хотел причинить Хинате боль, но он даже не понимал, где совершил ошибку.
Узумаки бросился следом за девушкой, но путь ему преградили какие-то верзилы.
- Эй, парень, лучше оставь девушку в покое. Отказала, так умей проигрывать, - сказал один из них, мешая блондину идти.
- Что?! Это моя девушка! Дай пройти!!! – отмахнулся от него Наруто.
- Похоже, он у нас слишком непонятливый, - хмыкнул другой.
- Пойдём, побеседуем, - оба верзилы обратились к Узумаки.
Наруто понял, что дело принимает нешуточный оборот. Теперь ему придётся разбираться с этими качками. Узумаки молился лишь об одном : чтобы Хината не успела далеко уйти и сумела его простить... (Только за что?)
Саске всё ещё ждал. Посмотрев на часы, он понял, что общественный транспорт уже не ходит. Как жаль, ведь у него был вариант. Но Учиха ни за что в жизни не оставил бы свою любимую машинку в таком месте (даже если бы ему пришлось здесь заночевать).
Ещё через 40 минут из здания выпорхнула какая-то парочка и, слегка пошатываясь, направилась в сторону серебристого авто. Девушка довольно сомнительного поведения оглядывалась по сторонам, не зная, куда держать путь. Её спутник помогал ей идти. Должно быть, он подцепил эту куколку в клубе.
Когда догадки Учихи относительно этой парочки подтвердились, он вылез из машины и загородил им дорогу, предвкушая скорую расправу с этим наглецом.
- Э.. пацан, уйди с дороги. Мне не до тебя, - довольно грубо гаркнул незнакомец, стараясь отодвинуть Саске. Девица, по-прежнему находящаяся в объятиях своего ухажёра, гнусно захихикала.
- Может, объяснишь, какого чёрта ты запер меня здесь?.. – ещё сдерживая свой гнев, поинтересовался Учиха. По ходу дела он также оценивал, придётся ли ему марать руки.
- В чём проблемы?! – угрожающе бросил мужик, протягивая к Саске свои здоровенные лапы. Но брюнет ударил по ним, не давая до себя дотронуться.
Девица выскользнула из объятий своего спутника и поспешила отойти на пару шагов, чтобы парни выяснили отношения без её участия.
Но подвыпившего ловеласа, видимо, больше взволновала ретировавшаяся подружка, чем маячивший перед ним Саске.
- Ну, куда ты? – разочаровано произнёс он. – Поехали. Сейчас всё будет. Только разберусь с этим недомерком...
Отсутствием слуха Учиха не страдал. Его глаза сузились, а мышцы напряглись, как у тигра перед прыжком. Но в этот момент он заметил, как из здания выбегает Хината. С первого взгляда было видно, что с девушкой что-то не так. Компания молодых парней, потягивающих пиво у входа, пыталась её остановить, о чём-то расспросить... С их стороны посыпались какие-то шуточки с недвусмысленным намёком. Это ещё больше испугало девушку. Парни продолжали о чём-то её спрашивать, не давая пройти. Девушка не удержалась на ногах и упала. Саске скорее поспешил туда, забыв о недруге, который уже влезал в «Вольво» со своей подружкой. В другой ситуации брюнет ни за что не простил бы такую обиду, но теперь...
- Какие-то проблемы? – поинтересовался Саске у парней, которые не теряли надежды получить от брюнетки вразумительный ответ. Уж слишком аппетитно она выглядела. – Она со мной, – бросил он, помогая Хинате подняться и отводя в сторону.
Девушка схватилась за Учиху, как утопающий хватается за соломинку. Её всё ещё трясло.
- Уведи, уведи меня отсюда, Саске... – шептала она.
- Где Наруто? Он что-то тебе сделал?! – с нарастающим беспокойством спрашивал Учиха.
- Нет-нет, ничего. Только уведи, пожалуйста... – брюнет не стал больше раздумывать. Он посадил девушку к себе в машину и поспешил выехать на трассу. Благо, теперь это стало возможным.
Напрасно Наруто, выбежавший десятью минутами позже, искал свою девушку. Её и след простыл.
Саске не знал, что стряслось с девушкой, но в скором времени намеревался это выяснить. «Сейчас Хинате необходимо успокоиться» - справедливо рассудил парень и не придумал ничего лучше, чем отвезти её к себе домой. К счастью, он уже давно съехал от Итачи и жил отдельно, хотя в каком-то смысле брат его всё-таки обеспечивал.

Когда машина остановилась у элитных высоток, Хината непонимающим взором окинула всё вокруг. Она совсем не узнавала место, в котором очутилась.
- Я здесь живу, - пояснил парень. – Может, поднимемся?
Девушка послушно вышла из машины и на негнущихся ногах пошла вперёд. Саске поспешил за ней, догнал, развернул и, взяв за руку, повёл к подъезду. Хината всё ещё дрожала. Это было столь необычно, что Саске начинал думать об экстренных мерах. Возможно, Хинату следовало отвезти в больницу. Но она сама ни словом не обмолвилась о том, что её тревожит. Откуда он мог знать?
Когда молодые люди поднялись на лифте и зашли в квартиру парня, Саске проводил девушку в гостиную, а сам отправился на кухню, чтобы угостить Хинату чаем, но та не пожелала остаться одна.
- Хината, да что с тобой такое?! Я скоро буду, - Саске застыл в коридоре, пытаясь спровадить девушку. Он не любил, чтобы кто-то подсматривал за его приготовлениями, даже если они заключались в простом заваривании чая.
- Можно, я побуду рядом? – тихо спросила брюнетка. Саске пришлось пропустить её вперёд и усадить за стол.
Пока Учиха разыскивал на верхней полке упаковку «Earl Grey», он искоса поглядывал в ночной мрак за окном, который слегка нарушали отсветы неоновых вывесок.
- Ничего, что я привёз тебя к себе? – наконец, поинтересовался парень.
- Ничего, я не хочу домой, - отрицательно покачала головой девушка.
- Это стоит рассматривать, как намёк? – усмехнулся Учиха, поворачиваясь к ней.
- О чём ты? – простодушно вздохнула Хината. - Просто я не хочу показываться дома в таком виде. Чего доброго, всё опять спишут на нервное расстройство, и отец отправит меня на лечение, не зная истинной причины...
- Так значит, этому есть объяснение? – хмыкнул Саске, усаживаясь напротив девушки и водружая чашку с чаем на стол. – Может, расскажешь?
Хината поспешно взяла в руки чашку, к которой ранее не проявляла ни малейшего интереса, и стала дуть на чай. Саске перевесился через стол и заставил девушку оставить чашку в покое, поставив её обратно на стол.
- Не надейся уйти от разговора. Я должен знать, что натворил Наруто. Он всё-таки мой друг, я поговорю с ним по душам... – Саске нахмурился. Он не хотел этого говорить, но требовалось как-то расшевелить девушку.
Нужно признать, что ему это удалось. Она сильно забеспокоилась, не желая стать причиной ссоры между Саске и Наруто.
- Нет, Наруто-кун ничего такого не сделал! – поспешно замахала руками Хината. – Вся проблема во мне... Я... я не знаю, что на меня нашло, но... я испугалась...
- Испугалась? – недоумевал Учиха. – Чего? Или кого?..
- Сложно объяснить. Я испугалась той ситуации, в которой оказалась... испугалась своего прошлого...
- Ты сказала об этом Наруто?
Девушка виновато опустила голову.
- Я просто сбежала... – послышался тихий ответ.
- Чёрт, Хината... – Саске поднялся из-за стола и похлопал себя по карманам в поисках мобильного. – Он, наверное, места себе не находит.
- Он бы всё равно не понял меня! – неожиданно воскликнула девушка, подняв голову. В глазах её блестели слёзы. – Наруто-кун из благополучной семьи, он никогда не рассказывал мне о своих проблемах! Я не хочу, чтобы он начал задавать мне ненужные вопросы, ведь я каждый день стараюсь забыть! Саске, я.. я потом просто извинюсь перед ним! Не звони сейчас! Я не знаю, что мне ему сказать...
Девушка не могла больше сдерживаться и заплакала...
Саске застыл перед ней в нерешительности. Если он ничего не сделает, она так и будет рыдать. Тогда парень присел перед ней, отнимая руки девушки от её лица, и спросил :
- Ты об этом говорила в больнице? О том, что тебя тоже предали... Это твоё прошлое, от которого ты не можешь избавиться... Ты не хочешь рассказать это мне? Думаешь, я тебя тоже не пойму?..
Хината с недоверием смотрела на парня. Когда это он стал таким понимающим? Неужели он серьёзен с ней сейчас?.. И почему она до сих пор доверяет этому человеку после того, что услышала о себе из его уст? Он выкинул её, словно игрушку, которая ему надоела, но она всё ещё хотела быть рядом с ним. С другой стороны, он ведь ничего ей не обещал, между ними совсем ничего не было. Что же с ней? Она готова рассказать всё человеку, действий которого даже не может предугадать. Если Саске по своей прихоти расскажет её сокровенный секрет хотя бы Наруто, в её семье начнутся большие проблемы. Она не могла этого допустить, но девушке почему-то безумно хотелось, чтобы Саске мог доверять ей. Для этого она готова была раскрыть перед ним свою душу.
Хината молча кивнула. Она решилась.
____________________________________
К сведению :
* 10 октября – День Рождения Наруто.
** Учебный год в Токийском университете начинается 1 апреля и заканчивается 31 марта следующего года.

0

139

Глава 9.
Девушка отлично помнила тот день, который перевернул всё с ног на голову. Он заставил её открыть глаза на вещи не слишком приятные.
В тот день не стало её дяди Хизаши. У него было слабое сердце, однажды оно просто не выдержало и остановилось. Хизаши был предпринимателем, по совместительству – компаньоном своего брата Хиаши. В те времена их компания ещё не добилась такого успеха. Порой братьям приходилось рисковать, ставя на кон состоятельность собственной фирмы и имущество семьи. Удача не отворачивалась от семьи Хьюга. Но чрезмерные волнения сказывались на здоровье Хизаши. Тогда братья посовещались между собой и решили, что Хизаши будет лучше отойти от дел. Хиаши готовился самостоятельно возглавить фирму. Но судьба нанесла свой удар раньше.
В обед секретарша зашла в кабинет Хизаши-сама с чашечкой кофе, которым любил баловать себя Хьюга, и обнаружила его спящим в собственном кресле. Она была крайне удивлена тем, что шеф решил отдохнуть в разгар рабочего дня, ведь он был самым настоящим трудоголиком. Но всё оказалось намного серьёзнее. Мужчина не реагировал на попытки секретарши привести его в чувство. И женщина, запаниковав, пулей вылетела из кабинета своего работодателя. Позвав на помощь сотрудников фирмы, секретарша поспешно стала набирать номер скорой помощи. Но оказалось слишком поздно.
Все эти подробности позже дошли до Хинаты.
Эта новость стала для неё ударом, как и для остальных членов семьи.
Хиаши до конца рабочего дня заперся в своём кабинете и не выходил оттуда, не желая ни с кем разговаривать и кого-либо видеть. Мужчина чувствовал, будто потерял частицу самого себя. Всегда сильный, решительный и волевой, сейчас он не мог побороть в себе отчаяние, которое захлестнуло его с головой.
Ханаби выглядела крайне обеспокоенной после звонка с фирмы отца. Девочка постаралась спокойно рассказать обо всём сестре, но её голос дрожал, выдавая волнение. Детские страхи вновь давали о себе знать. После потери матери отец стал для Ханаби гарантом стабильности их семьи, она хотела на него походить. Но девочка не знала, как он воспринял новое несчастье. Ей было тревожно. Хината это отчётливо видела и старалась успокоить младшую сестрёнку. В итоге, девушки решили отправиться за отцом и вызвали к дому такси.
Невидящим взором Хината смотрела в окно машины. Если бы сейчас её о чём-то спросили, она едва ли смогла бы ответить. Все её мысли были о семье. Но больше всего опасений у девушки вызывало состояние её кузена Нейджи. Парню было семнадцать. Он жил со своим отцом в отдельной квартире, но теперь остался в ней совсем один.
Хината очнулась от тяжких дум и собралась с мыслями после того, как почувствовала, что Ханаби коснулась её плеча.
- Мы приехали, - прошептала девочка.
Дальше был мучительный подъём наверх. Порой сочувственные, но в большей степени любопытные взгляды сотрудников падали на сестёр, мешая им хоть немного унять своё беспокойство. Напротив, оно лишь нарастало.
Попав в приёмную, девушки столкнулись с личной секретаршей Хиаши. Вопреки распоряжению начальника женщина побоялась покинуть рабочее место раньше времени и тихо несла свою «вахту», порой прислушиваясь к тишине в соседнем кабинете в надежде уловить хоть малейший звук. Когда её бесцеремонно прервали появившиеся на пороге девушки, секретарша всё-таки сумела признать в них наследниц Хьюга, и её взгляд смягчился.
Но Хината всё равно нервничала. Слегка поклонившись в знак приветствия, она осторожно спросила :
- Отец у себя?..
- Да. Вот только никого к себе не впускает, - поспешила ответить секретарша, опасливо поглядывая на дверь.
Хината глубоко вздохнула и взяла курс на кабинет своего отца. Ханаби покорно проследовала за сестрой. Старшая Хьюга приготовилась постучать, и все остальные замерли в ожидании. В абсолютной тишине прозвучали три удара... Ответа не было.
- Отец, это я... Х-Хината. Позволь мне войти, - попросила девушка, пытаясь повернуть ручку, но она не поддавалась. Заперто.
- Отец, с тобой всё в порядке? – в свою очередь подала голос Ханаби.
По ту сторону двери послышалось какое-то шевеление, но оно вскоре смолкло. Ничего не изменилось. Хиаши даже не отозвался. Однако у всех присутствующих отлегло от сердца.
- Что же теперь делать? – растерянно произнесла Хината, поворачиваясь к сестрёнке. – Я всё ещё волнуюсь и не хочу уезжать.
- Будем ждать?.. – также неуверенно отозвалась Ханаби.
- Если это так, располагайтесь здесь, - участливо отозвалась секретарша.
Незаметно подкрался вечер. Секретарша, которую звали Мегуми-сан, всё чаще поглядывала на часы. Она искренне восхищалась решимостью сестёр, которые так беспокоились за своего отца. Однако ничто не могло заставить Мегуми-сан пренебречь семейными обязанностями. Её ждали дома.
Но стоило женщине начать сборы, её застигли врасплох неожиданным вопросом.
- Скажите, как всё произошло? Вы что-нибудь знаете?..
Мегуми-сан покачнулась на месте и тяжело опустилась в кресло. Избежать щекотливой темы не удалось. Не то чтобы она знала что-то в подробностях или обладала эксклюзивной информацией, но к двум часам пополудни весь этаж гудел лишь об одном. Естественно, новости достигли и ушей Мегуми-сан. Не могла же она теперь оставить девушек в безызвестности, когда это горе касается непосредственно их.
Щадя чувства сестёр, секретарша рассказала всё лишь в общих чертах. Всё бы ничего, но в процессе беседы произошло непредвиденное. Мегуми-сан обмолвилась парой слов о Нейджи.
- Он был здесь?! – вскрикнула Хината, не на шутку испугавшись.
Женщина в сомнении пожевала губами и кивнула.
Ходили тревожные слухи, будто парень узнал о смерти отца по телефону от одного из сотрудников. Ужасно, никто не подумал о его чувствах. Юноша немедленно приехал на фирму, скорее готовый поверить в злую шутку, чем принять правду. Но реальность была сурова. Парень покинул компанию так же неожиданно, как появился на ней. Никто его не остановил.
Хината была на взводе. Её пугала неизвестность, и она стала лихорадочно набирать номер брата. Телефон молчал. Нейджи требовалось время. Но как ему должно быть тяжело – оставаться наедине со своим горем, когда неоткуда ждать поддержки! Девушка не могла этого допустить!.. Хината буквально разрывалась между отцом и братом, но все, же решила отправиться на квартиру к Нейджи. У них всегда были очень тёплые отношения, и девушка думала, что найдёт для него нужные слова. Она обязательно поможет ему своим присутствием!
- Я должна ехать, - достаточно твёрдо молвила Хината, что бывало с ней крайне редко.
Мегуми-сан и Ханаби явно опешили от такого заявления.
- К Нейджи, да? – вздохнула Ханаби, бросая полный тоски взгляд на кабинет отца.
Старшая Хьюга утвердительно кивнула.
- Я остаюсь здесь, - тихо произнесла девочка. Мегуми-сан вновь всплеснула руками.
- И не страшно? Скоро все разойдутся по домам. Здание опустеет. Лучше отправляйся домой. – Запричитала она, явно беспокоясь за Ханаби.
- Я остаюсь, - повторила упрямица, а у самой от обиды или же от отчаяния глаза наполнились влагой. Но Ханаби всё равно крепилась и не давала себе заплакать.
В этот миг Хината крепко обняла свою младшую сестру.
- Не оставляй меня одну, - едва слышно зашептала Ханаби, уткнувшись девушке в грудь.
- Ты справишься, - ободряюще сказала Хината, хотя сама в любую минуту готова была сорваться. – А я помогу Нейджи. Ты ведь тоже за него переживаешь, поэтому позволь мне уйти...
Ханаби молча кивнула и отстранилась от сестры, которая вскоре её покинула.
«Ничего. Хината не подведёт. Я дождусь её! Вот только когда?..» - от этих мыслей младшая Хьюга грустно вздохнула и с запоздалым удивлением обнаружила подле себя Мегуми-сан. Проиграв схватку со своей совестью, женщина решила побыть некоторое время с девочкой и присмотреть за ней. Остальное за Хинатой...
Заскочив в вечернюю электричку с редкими пассажирами, девушка тщетно пыталась дозвониться Нейджи. Он по-прежнему не подходил к телефону. Хинату охватило дурное предчувствие, но это только придало ей сил и заставило поторопиться.
Стоя перед знакомой дверью в квартиру родственников, девушка на мгновенье замерла. Она слушала тишину, заполнившую собой всё вокруг. Сердце щемило, горло перехватывало от душивших её слёз. Но ни-сану было ещё тяжелей, чем ей. И Хината, решившись, нажала на дверной звонок. Как она и предполагала, никто не отозвался.
Тогда девушка достала из сумочки запасные ключи, которые предусмотрительно захватила на фирме, и отворила дверь. Перед её взором предстала довольно обычная обстановка. Ничего не изменилось, но что-то явно было не так.
Хината неслышно прошла внутрь, сняв туфли и оставив сумку у входа. Из глубины комнаты проникал слабый источник света, и девушка несмело последовала туда. В большой гостиной она увидела зажжённую лампу, что стояла на комоде. Только она освещала собой эту обитель скорби. Книги были вывалены из шкафа и бесформенной грудой лежали на полу. Створки некоторых полок были также отворены. На полу, на диване лежали многочисленные семейные альбомы. Некоторые были раскрыты. На цветных картинках были изображены счастливые люди. Нейджи, его покойная мама и отец, который ныне присоединился к супруге. Были другие фотографии, на них Нейджи был со своими сёстрами. На одной из них Хината задержала свой взгляд. Она вспомнила то время, беззаботное и спокойное. Хизаши водил детей в океанариум, и они снимались на фоне большой тигровой акулы. Ханаби, будучи озорным ребёнком, корчила рожицы, пока этого не видел отец; слишком впечатлительная Хината застыла с глуповатым и испуганным выражением на лице, а Нейджи тогда обнял её, чтобы успокоить.
На глаза девушки навернулись слёзы. Это было слишком тяжело. Утрата оказалась невосполнимой. Теперь эти снимки вызывали у неё лишь печаль. Что же чувствовал Нейджи, рассматривая старые фотоальбомы?
Хината окинула взором помещение, и заметила на диване сгорбленную фигуру своего кузена. Руками он обхватил голову, а лицо опустил к полу, как будто рассматривал собственные ноги.
Только сейчас девушка обратила внимание, что у ног парня стояла початая бутылка виски. Брюнетка перевела глаза на небольшой мини бар, встроенный в стену. Его створки были распахнуты настежь, а содержимого почти не осталось. Отсюда Хината сделала вывод, что Нейджи «заправлялся» уже очень давно. А ведь раньше девушка никогда не видела брата в таком состоянии.
В порыве сострадания Хината метнулась к парню и села перед ним на колени.
- Ни-сан, я здесь, с тобой... – говорила девушка, гладя Нейджи по волосам, в отчаянной попытке понять, насколько её брат осознаёт, что происходит вокруг.
Наконец парень поднял голову и мутным взором взглянул на Хинату. Его рубашка была помята, а от него самого за версту несло алкоголем.
- Что ты здесь делаешь? – спросил он, как будто очнувшись ото сна. Рука парня сама собой потянулась к бутылке, но девушка постаралась остановить её.
- Хватит на сегодня, Нейджи... – умоляющим голосом произнесла Хината. Но парень лишь отмахнулся от неё, потом взял бутылку и глотнул обжигающую жидкость прямо из горла. Юноша поморщился от столь непривычных ощущений, но прекращать явно не собирался, сделав ещё пару глотков.
Сейчас он ощущал себя так, будто горел изнутри. Агония была нестерпима. Не было сил, чтобы плакать. Вместо него плакала душа.
Хината тоже чувствовала себя неважно. Она поднялась и села на диван рядом с братом, прижавшись к нему боком. Слёзы потекли по её щекам. Нейджи должен понять, что он не одинок в своём чувстве. Это горе настигло всех их.
И парень, действительно, откликнулся на эти глухие всхлипы. Он развернул девушку к себе и обнял, хотя, казалось бы, это она должна была утешать его.
- Спасибо тебе, Хината. Ты всегда рядом в трудную минуту, - заговорил парень тихим голосом. – И даже сейчас ты пришла, как будто почувствовала, что я нуждаюсь в тебе. - Хината сидела в объятьях брата, боясь шелохнуться. Она понимала, что ему нужно выговориться, нужно излить кому-то душу. После этого ему должно хоть немного полегчать. А Нейджи между тем продолжал. – Сегодня отца не стало, и теперь внутри меня пустота. Как будто кто-то разрушил весь мой мир. Это так больно, Хината... Но я нахожу себе утешение лишь в том, что у меня есть ты.
- Не только я, но также Ханаби и мой отец! – подала голос девушка, приподнимаясь, чтобы посмотреть брату в глаза. – Мы ни за что не оставим тебя и никогда не бросим!
- Нет, ты не понимаешь, - покачал головой Нейджи. – Ты освещаешь мою жизнь. Я люблю тебя, Хината.
- И я тебя, ни-сан, - отозвалась девушка.
Но слова брата внезапно обрели совершенно новый смысл, когда парень неожиданно её поцеловал. Глаза Хинаты расширились, в них отразился немой вопрос.
«Как такое возможно?»
Хината отпрянула от брата, не веря в произошедшее. Ей хотелось, чтобы эта выходка оказалось лишь шуткой. Она пыталась найти поцелую логическое объяснение, но не могла. И её начал медленно сковывать жуткий страх.
- М-мы же брат и сестра.. нам нельзя.. – шептала потрясённая брюнетка.
Но Нейжи не дал ей договорить, запечатлев на её губах новый поцелуй. Хината не успела опомниться, как уже оказалась подмятой под парня и уложенной на диван. Под спиной девушки зашелестели сминаемые снимки её семьи. У Хинаты никогда не было никого дороже своей семьи. Кто бы мог подумать, что один из членов этой самой «семьи» однажды предаст её? Нейджи - её любимый двоюродный брат. Он понимал Хинату, как никто другой. Так почему же он скрывал от неё свои сокровенные чувства?.. Почему он не мог хоть что-то с ними сделать?! Ведь это неправильно!!! Этого никогда не должно было произойти!!! Хината плакала от переполнявшего её чувства потери, ведь сегодня она потеряла не только своего дядю, но и любимого брата. Нейджи был не тем, за кого себя выдавал. И пока она лежала почти бездыханная, брат покрывал её лицо, шею, руки поцелуями. Хината неуверенно пробовала сопротивляться, но Нейджи этого почти не замечал. Однако с каждой минутой в девушке росло желание всё прекратить, остановить брата любой ценой. Она уже чувствовала себя грязной и порочной. И что-то в ней сломалось. Сработал животный инстинкт самосохранения, и Хината со всей силы стала колотить брата, куда придётся.
Парень остановился, ощутив на себе сопротивление сестры. Он отвернулся в сторону и старался не смотреть на неё. Нейджи понял, что сам себя обманывал. Хината никогда бы не смогла принять эти его чувства. В любовном бреду он даже не смог различить её реакции. Теперь ему было ужасно стыдно, но Хината больше не пыталась анализировать последние происшествия. Она боялась оставаться с братом наедине. Уверенности в том, что Нейджи себя контролирует, тоже не было. Он мог накинуться на неё снова. Поэтому девушка, не сводя с брата глаз, чтобы заметить любое его движение, поднялась с дивана и попятилась к выходу.
Вскоре Нейджи услышал, как громко хлопнула входная дверь.
Хината стала спускаться по лестнице, не дожидаясь лифта. Ей почему-то казалось, что её преследуют, и она постоянно оглядывалась. В таком нервном состоянии она пробежала по улице до самой остановки метро.
В вагоне пустующей электрички девушка постаралась взять себя в руки.
- Что мне теперь делать? – шептала она, обхватив себя руками и покачиваясь из стороны в сторону. Одно девушка знала точно : ей придётся молчать. Если она расскажет обо всём отцу, ей вряд ли поверят. С самого детства в семье Хинату считали слишком впечатлительной и ранимой девочкой. Мало ли что такая могла себе нафантазировать?! Ещё скажут, что она испугалась крепких мужских объятий и сделала неверные выводы. Прямых доказательств против Нейджи девушка не имела. С другой стороны, если брат не будет отрицать свою вину, то Хиаши точно откажется от парня и лишит его наследства. Зная своего кузена, Хината не сомневалась, что такой исход тоже возможен. Выходило, что своими словами девушка могла сломать Нейджи всю жизнь. Хината этого не хотела. Только не сейчас, когда Нейджи остался совсем один. Ей просто надо будет держаться от него подальше. Но это будет очень сложно сделать, если они будут жить в одном доме. Однако ничего другого ей в голову не приходило...
Пару дней, пока шли приготовления к траурной церемонии, Хината не виделась с Нейджи. Они встретились на похоронах. Оба вели себя так, будто между ними ничего не случилось. Кажется, парень был благодарен Хинате за её молчание, но девушка не стала придавать этому значения. Ей хватало своих забот.
На поминках разговор зашёл о дальнейшей судьбе клана Хьюго. Хината нисколько не удивилась, узнав, что Хиаши собирается забрать племянника в их дом. Она не сказала ни слова против, но её сердце больно сжалось в груди. Сославшись на недомогание, Хината спросила у отца разрешения выйти из-за стола. Ей не хотелось слушать беседы гостей об усопшем, т.к. они касались непосредственно Нейджи.
Но разговор с братом всё-таки состоялся, как бы Хината ни пыталась его избегать. Это случилось тем же вечером.
Девушка сидела на полу и разбирала старые вещи из ящика, чтобы отвлечься от печальных мыслей, когда в её комнату тихонько постучали. Хината обернулась на шум и заметила Нейджи, прикрывающего за собой дверь.
Оставшись наедине с братом, брюнетка не могла скрыть своего волнения. Она поднялась с пола и застыла в напряжении.
- Что ты здесь делаешь, Нейджи? – спросила она, теребя рукав кофты.
Парень с сожалением улыбнулся. Он понимал, что сам возвёл между ними пропасть.
- Я пришёл извиниться за своё поведение, - начал он. – Понимаю, для тебя это было слишком неожиданно. И я вёл себя неподобающим образом, но это то, что я чувствовал. Я не надеялся, что ты ответишь мне взаимностью. Но в тот вечер... я сам не знаю, почему признался... Прости, что этим я причинил тебе боль. Больше я пальцем к тебе не притронусь, и не буду доставлять тебе неудобств. Надеюсь, когда-нибудь ты сможешь меня простить.
После этого парень развернулся и хотел покинуть комнату. Он не думал, что ему ответят.
- Зачем? – внезапно услышал он, и рука его замерла в паре сантиметров от дверной ручки. – Зачем ты мне это сказал?! Думаешь, мне стало хоть чуточку легче?! Нисколько!!! Как давно это началось?! Почему?.. Почему ты всегда был рядом?! Неужели для того, чтобы подпитывать свою... любовь?.. – на последнем слове брюнетка содрогнулась. А Нейджи внимательно её слушал, не проронив ни слова. Он ждал, когда она закончит. – Почему? Почему ты предал моё доверие?..
Хината сама не заметила, что стала переходить на крик. Накопившееся в ней возмущение прорвалось наружу. Она высказала Нейджи всё, заслуженно или нет, она выплеснула на него свои эмоции. Теперь Хината чувствовала, как силы покидают её.
Нейджи готов был принять любой ответ. Он не хотел оправдываться. Юноша решил испить эту чашу до дна.
Но неожиданно в комнату заскочила Ханаби, как всегда, бесцеремонно распахнув дверь.
- Что за крики? Хината, вы что, ссоритесь? – удивилась девочка, не понимая, что здесь происходит.
В комнате повисло неловкое молчание. Ни Нейджи, ни Хината не могли объяснить сестре причину их разлада.
- Хината, ты кричала на Нейджи?! – удивилась Ханаби, заметив поникший вид парня. – Немедленно извинись! – поставила ультиматум сестрёнка.
- Извини, ни-сан. Кажется, я позволила себе много лишнего! – сказала Хината, сделав упор на последней фразе.
Ей показалось, что Нейджи изменился в лице, но всё равно оставался безмолвным. Только кивнул и вышел.
Ханаби сморщила носик и с укором посмотрела на сестру.
- И что это было? – протянула она. – Из-за чего вы поссорились?
Конечно же, никто не собирался об этом распространяться. Особенно Хината.
- Ерунда, - Хината изобразила на лице подобие улыбки и вышла в ванную комнату, чтобы освежить лицо.
С тех пор её жизнь превратилась в ад. Когда рядом был Нейджи, Хината играла перед всеми определённую роль. Она старалась казаться прежней, но даже знакомые заметили в ней перемены. Хината стала более замкнутой, менее общительной.
В собственном доме девушка больше не могла вздохнуть свободно. Только сестра немного скрашивала её «заточение».
Хиаши списал всё на переходный возраст, а Ханаби решила, что сестра до сих пор переживает утрату дяди. И лишь Нейджи знал правду.
Затем у Хинаты стали проявляться какие-то странные симптомы. Эмоциональное напряжение, в котором она себя держала, сказывалось на здоровье. И однажды девушка сорвалась. Это случилось летом. Как только Хиаши удалось справиться с важными делами на работе, он взял короткий отпуск, чтобы съездить с семьёй за границу. Отдых был нужен не только ему. Дети ещё не оправились после смерти Хизаши, и атмосфера в семье была не слишком радостная. Поездка в Грецию должна была разрешить эту проблему.
В самом деле, дети немного оживились. По приезду в чужую страну, Хьюги получили визы и багаж, а затем направились к стоянке такси. Хиаши хмурился, разглядывая местные машины. Не всякая из них подходила для четырёх человек, каждый из которых имел при себе увесистый чемодан. Если же брать две машины, вопрос состоял в том, кого в какую посадить; и в чьёй машине отправится багаж. Пока Хиаши решал проблемы насущные, Ханаби беспечно копалась в новом телефоне, а Нейджи присматривал не только за своим чемоданом, но также за поклажей младшей сестрицы. Хината не нуждалась в его помощи. Она вообще предпочитала держаться отдельно, в трёх шагах от общей группы. Каково же было её удивление, когда к ней неожиданно подошёл незнакомый мужчина и забрал прямо из рук тяжёлый чемодан. Он стал что-то говорить на незнакомом языке, указывая Хинате на машину. Таксист? Девушка не была в этом уверена. Она постаралась вернуть своё имущество. Тогда мужчина, улыбнувшись, взял её за руку, чтобы проводить к машине. Хината запаниковала. В этот момент к ней на помощь уже спешил Нейджи. Но брюнетка, словно загнанная в угол, начала брыкаться и кричать, завидев его приближение. Мужчина, державший её, растерялся и выпустил руку девушки. Тогда Хината со всех ног бросилась бежать. Она не обращала внимания на крики Нейджи, который просил её остановиться; не внимала мольбам Ханаби; не слышала гневные речи отца, который выяснял отношения с таксистом. Хината только бежала со всех ног, сама не зная, куда. Девушку поймали охранники аэропорта, посчитав её поведение слишком странным. От этого её состояние лишь ухудшилось. У Хинаты началась истерика, которая затем сменилась внезапным спокойствием. После всего этого девушка потеряла сознание.
В итоге, Хиаши пришлось срочно заканчивать отпуск и везти дочь в больницу на обследование, которое ничего толком не выявило. Но когда случаи стали повторяться, все призадумались. Хината вновь прошла обследование. Врачи констатировали «нервные срывы на почве сильного напряжения», присовокупив к диагнозу ещё парочку научных терминов.
Девушка прошла лечение и стала более спокойной, уравновешенной. Но её здоровье всё равно находилось под угрозой, т.к. врачи не знали, чем было вызвано такое нервное возбуждение юной пациентки.
После этого проблемы начались с Нейджи. Не в силах смотреть на страдания сестры, зная, что сам являешься этому причиной, парень пробовал разговаривать с Хиаши. Он просил у дяди разрешения пожить отдельно, но мужчина и слушать его не хотел. Более того, понимая, что на Хинату в качестве преемника рассчитывать не приходится, Хиаши решил подготовить на эту роль племянника. Поэтому мужчина никак не мог позволить парню уехать.
Хината знала об этой попытке со стороны брата. Поэтому впервые за долгое время она решилась сама с ним поговорить.
- Ты не должен бежать от собственной семьи, - осторожно сказала она брату. – Того, что произошло с нами, уже не исправить. Твои терзания не принесут мне душевного спокойствия. Просто не предавай значение тому, что со мной происходит. Это никоим образом не должно тебя заботить.
Она держалась спокойно, даже несколько холодно в этом разговоре. Но как трудно ей было смотреть в глаза Нейджи, видеть в них раскаяние и смирение.
- Хината... сама... я не хотел, чтобы всё закончилось этим. Если бы вы только позволили, я бы всегда заботился о вас... – ответил парень. С некоторых пор, он начал обращаться к ней только так. Пока кузина не успела что-либо ответить, он продолжил. – Но я знаю ваше отношение ко мне, поэтому хотел держаться от вас подальше...
- Не нужно, – с трудом произнесла Хината и поспешила покинуть домашнюю библиотеку, в которой их с братом разговору никто не мог помешать.
Итак, хрупкий мир был достигнут, но это не избавило девушку от проблем. Видимо, потрясение было столь сильным, что приступы порой возвращались. Нейджи старался окружить сестру заботой, насколько это позволяла дистанция, установленная между ними. Но это ему не всегда удавалось...
- Почему ты не рассказала обо всём отцу?! – Саске задал свой резонный вопрос, как только рассказ девушки подошёл к концу. – Сама же говорила, что не можешь его простить.
- Не могу, - Хината слегка наклонила голову. – Но... Нейджи – хороший человек... Однажды он оступился... Но я не хочу разрушать его жизнь из-за этого. Уж поверь, мой отец способен это устроить.
- Ты так печёшься о кузене, хотя именно он отравляет твою жизнь каждый день?.. - хмыкнул Учиха, подпирая голову рукой и внимательно разглядывая девушку.
На мгновенье Хинате показалось, что эта история вызвала у Саске какой-то нездоровый интерес. Он будто подкалывал её, стараясь доказать СВОЮ правоту, как тот раз... в больнице...
Хьюга нервно повела плечами, а затем резко обернулась к парню.
- Если он нашёл в себе силы остановиться, я смогу...
- А если бы не нашёл?.. – перебил её Саске. – Что бы ты сделала? Разве ты не понимаешь, что должна отплатить ему той же монетой?! Ты можешь раздавить его, если только пожелаешь этого... Что бы ты делала, если бы он надругался над тобой?..
Хината собрала последние силы, чтобы справиться с собой и не дать волю слезам.
- Я бы умерла... – тихо ответила девушка. В самых страшных кошмарах она боялась представлять, чем могла закончиться сцена в квартире дяди, а Саске так услужливо завершил для неё этот образ. Чего же он этим добивался?..
- Я не понимаю тебя, - вдруг вымолвил Учиха. – Поступай, как знаешь. Но тебе не мешало бы съехать из этого дурдома и жить в своё удовольствие.
С этими словами парень встал и начал убирать со стола, хотя ни один из них за время беседы не притронулся к угощениям.
- Да разве меня отпустят? – вздохнула девушка. – Отец говорит, что за мной нужен глаз да глаз.
- Тебе же удалось ускользнуть из дома на свидание с Узумаки. Делай выводы. Если уж ты чего захочешь, то вполне можешь этого добиться... – возразил на это Учиха.
- Неправда! – воскликнула Хьюга, вскакивая с места. Это было так неожиданно, что Саске чуть не выронил из рук корзинку с печеньем. Хината вовремя её поймала, удержав руки парня.
- Ты точно нервная, – вздохнул парень. – Ладно, иди спать. Я сам уберу.
- Что? Спать? – растерялась девушка.
- Мы припозднились, как видишь. – Пояснил для неё Саске, словно она была несмышленым ребёнком. И сделал он это нарочно, припомнив рассказ Хинаты о положении в собственной семье. Осознание этого заставило девушку рассердиться. Но Саске продолжал говорить, вновь сбивая её с толку. - Ты же не думала, что я повезу тебя домой посреди глубокой ночи?
- Н-нет, наверное... – ответила Хьюга, не совсем понимая, что происходит.
- Тогда вперёд. По коридору и направо. – Напутствовал её Саске.
Хината кивнула и послушно направилась в указанном направлении.
- А что там? – крикнула она напоследок.
- Моя комната, естественно, - был ей ответ. – Подожди. Я скоро к тебе присоединюсь.
Не прошло и минуты, как в коридоре раздался характерный звук шлепка об пол. Ради интереса парень выглянул посмотреть, что случилось. Хината сидела на полу, потирая рукой поясницу и свою пятую точку. Как только она увидела Саске, то ошарашено уставилась на него и, взвешивая каждое слово, произнесла :
- Ты ведь пошутил?..
- Почему же? Я тоже сейчас лягу, - смеялся парень. – Одну ночь как-нибудь перекантуюсь на диване. А ты что подумала?
История умалчивает, о чём подумала девушка. Но в данный момент ей очень хотелось запустить в Саске первым, что попадётся под руку. Только ничего подходящего рядом не оказалось. И Хинате пришлось довольствоваться лишь «грозной» фразой.
- Ты... – выдавила из себя обозлённая Хината, но Саске уже скрылся за дверью.
Девушка быстро поднялась, поправила платье и гордо зашагала в комнату Учихи, намереваясь там хоть что-нибудь разбить в отместку за нелепую шутку. Но, очутившись на месте, она всё-таки передумала. С трудом нащупав светильник на прикроватной тумбочке, Хината его включила. Комнату наполнил мягкий и ровный свет, давая возможность разглядеть интерьер. Комната была оформлена в бежевых пастельных тонах. Изящная мебель из дерева, зеркальный шкаф-купе, мягкий ворсистый ковёр под ногами. Всё это указывало на то, что дизайнер потрудился на славу... или же Учиха обладал отменным вкусом... Однако на фоне всех вещей, принадлежащих Саске, заметно выделялась необычная связка ключей, которая лежала на самом краю тумбочки. Ключей было не так много, всего три. А брелком к связке служил презабавный плюшевый медвежонок. Он был до того милым, что Хината не удержалась и взяла его в руки.
«Неужели... Саске нравятся такие вещи?» - с удивлением подумала брюнетка.
Застав её врасплох, на пороге показался Саске.
- Держи, это моя футболка. Не волнуйся, она чистая. Я отыскал её в шкафу. Поэтому можешь спать в ней, – сказал парень, протягивая Хинате одежду, как вдруг заметил в её руках того самого медвежонка. Его дружелюбное настроение сразу испарилось.
- Будь добра, отдай. – Ледяным тоном произнёс Учиха. Хината не стала ему перечить, и спокойно вернула вещицу.
Прежде, чем девушка успела что-то сказать, Саске уже вышел из комнаты. И только тогда до Хинаты дошло, что этот брелок, скорее всего, принадлежал бывшей девушке Учихи. В груди почему-то защемило, и девушка тихо вздохнула.
Ночь прошла довольно спокойно. Хината устроилась на удобной кровати Учихи, но почти до самого утра думала о случившемся.
«Выходит, Сакура когда-то жила вместе с Саске?..» - терзалась брюнетка, переворачиваясь на другой бок. Она покрепче обхватила руками подушку и постаралась уснуть. Но не могла, ведь простыни так приятно пахли его одеколоном.
Саске тоже не спалось, ведь он совсем не привык обретаться на диване в гостиной. Ему было слишком тесно, и пару раз он падал на пол.
В итоге, чуть только рассвело, Саске, уставший, злой и невыспавшийся, выполз на кухню. Кое-как заварив себе свежий кофе, он уселся на стул и обратил свой взор в окно. Через несколько минут подтянулась Хината. Видок у неё был не лучше : круги под глазами растрёпанные волосы, красноватые белки глаз... На девушке была футболка, которая ничуть не скрывала её стройные ножки. Последнее обстоятельство хоть немного отвлёкло парня от созерцания окон соседнего дома.
- Как спалось? – подал голос Саске. Хината была такой разбитой, как будто всю ночь гуляла и пила, чего с ней, в принципе, никогда не бывало.
- Тебе соврать? Или честно ответить? – вздохнула девушка, стараясь найти на столе баночку кофе.
- Сам вижу, - усмехнулся парень. – Я уже пожалел, что уступил тебе кровать. Ты всё равно не спала. Вместе было бы сподручней.
- Это уж точно, - не дослушав до конца, ляпнула Хьюга.
- Вот как... – удивился Учиха и приподнялся, чтобы поделиться с девушкой кофе. - Ты, правда, так думаешь?
- Не придирайся к словам, - стала раздражаться брюнетка.
- Это ты темнишь, Хьюга. – ухмыльнулся Учиха. – Провоцируешь меня, расхаживаешь по дому в таком виде... Ты совсем меня не боишься?
В мгновенье ока Хинате стало как-то не до кофе. Ойкнув, она быстро проскользнула мимо Саске. Благо, что в планы парня вовсе не входило её удерживать. Однако он всё-таки последовал за девушкой. Сперва Саске застыл возле прикрытой двери, подозревая, что девушка может переодеваться. В такую минуту ей не стоило мешать.
Хината тем временем что-то выискивала в своей сумочке. Оказалось – мобильный. После некоторых колебаний брюнетка решила его включить, отменив при этом переадресацию.
Не прошло и минуты, как телефон зазвонил.
- Хината, ты как? С тобой всё в порядке? Ты где? Ты в своём уме?! Наруто мне всю ночь звонил! Тебя искал! Где ты пропадала? Я сама чуть с ног не сбилась! Еле отговорила бедного парня идти к тебе домой! Немедленно ему позвони! Иначе я самолично тебя пришибу! Что там у тебя приключилось?! – послышался из трубки гневный крик Тен-Тен.
- Тен, извини, – старалась успокоить подругу Хината. – Это не телефонный разговор. Я тебе всё потом объясню.
- Чтобы немедленно позвонила Наруто!!! – гаркнула та в трубку, после чего отсоединилась.
Саске оказался нечаянным свидетелем телефонного разговора, однако подслушивать он не любил. Чтобы у Хинаты не сложилось ошибочного мнения на этот счёт, он толкнул входную дверь и не спеша прошёл внутрь. Но в этот миг в комнате раздавался ещё один телефонный звонок. По смущённому голосу девушки Учиха понял, с кем она разговаривает.
- Нет, это ты меня извини меня... Я вела себя так глупо... Испортила всё... – потом Хината замолчала на какое-то время, очевидно, выслушивая взволнованную речь блондина. – Нет, не дома. Встретиться? Со мной всё в порядке... Хорошо... Как скажешь...
Саске с лёгким беспокойством наблюдал, как внимательно брюнетка выслушивает тирады Наруто. Саске поймал на себе её растерянный взгляд, но потом она вновь отвела глаза в сторону. Хината явно чувствовала себя виноватой перед Наруто. Даже Учихе было не по себе, поэтому он решил действовать незамедлительно.
Когда в трубке послышались гудки, он спокойно сказал :
- Собирайся. Я отвезу тебя, куда скажешь.
- Спасибо, - девушка чему-то слегка улыбнулась.
Её вдруг удивила сама мысль о том, что она безоговорочно доверяет Саске, хотя так мало о нём знает. Пусть он молчит, она не будет его торопить. Ведь намного важнее чувствовать человека, а не копаться в его прошлом. От этих мыслей у Хинаты стало так сладостно и легко на душе, что ей захотелось поделиться своими эмоциями.
- Саске... Спасибо за всё, что ты для меня делаешь. – На одном дыхании вымолвила девушка. – Иногда ты говоришь много неприятных вещей, иногда злишься на меня, но я всегда чувствую твою поддержку. Твои поступки говорят за тебя... Я ведь могу считать тебя своим другом?.. Т.е. я бы хотела, чтобы мы были друзьями... Я верю тебе!.. И, может, когда-нибудь ты примешь мою помощь тоже...
Саске слушал эту спонтанную речь, на которую прорвало брюнетку, стараясь не засмеяться. В этом была вся Хината, со своими идеалами и слегка старомодными взглядами на жизнь.
- Лицо сделай попроще, – усмехнулся Учиха. – Если не успеешь собраться, продолжишь одеваться в машине.
Надо было видеть реакцию Хьюги на подобное заявление. Саске ушёл прежде, чем девушка нашлась, что ему ответить.
«Да как он смеет?! – возмущалось всё её существо. – Я к нему со всей душой, а он!..»
Но губы её тронула едва заметная улыбка.
А слова Хинаты никак не выходили у парня из головы.
Как такое могло произойти? Они слишком сблизились с этой девушкой. Пора сжигать мосты. Саске не мог предать своего лучшего друга.
«Она судит обо мне по поступкам? Ну, погоди же, Хината. Скоро ты перестанешь бегать ко мне за утешением» - думал парень, пока лифт медленно катил вниз.

0

140

http://i030.radikal.ru/0806/91/ab558a9f367a.jpg классно)))))))) супееееееееер http://s49.radikal.ru/i125/0912/b9/e03fb1a2a3bf.gif  http://s50.radikal.ru/i128/0912/37/92a1c5e48129.gif  обожаю этот пейринг (пару)   http://s11.radikal.ru/i183/0912/c2/6e8404fea919.gif я тоже должна вылажит свой фанф))))

0


Вы здесь » [Аниме это жизнь] » По Наруто » Саске/Хината


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC