[Аниме это жизнь]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [Аниме это жизнь] » Блич » Урахара/Йоруичи


Урахара/Йоруичи

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Фанфики по пейрингу Урахара/Йоруичи

увеличить

0

2

Рядом с тобой.
Автор: Лейана.
Фандом: Bleach!
Жанр: романс.
Персонажи: Урахара/Йоруичи, по капле Шунсуя и Джуиширо, чуток Урахаровских помощников, отзвуки Ичиго и Ренджи (все смешать и подавать охлажденным ^__^)
Рейтинг: PG-13
Дисклеймер: не мое, хвала богам
Предупреждение: ну, ООС, домыслы. Возможно АУ.
Посвящений: Айя. Только для тебя, принцесса.
Примечание: если кто забыл – для казни капитанов используют Соукьеку, которая уничтожает душу без возможности перерождения.

Никто не понимал, с чего вдруг принцесса Шихоуин увлеклась этим сумасшедшим.
Аристократы высказывали недовольство.
Люди шептались.
Ей было наплевать.

…Она, ухмыльнувшись, пронеслась мимо, словно ветер, тут же сама одернула себя за это ребячество и немного сбавила шаг. Уже сейчас за юной Шихоуин никто не мог угнаться… и он в том числе.
- Ах, принцесса позволила себя догнать! Домо, домо.
М-да, при всех его странностях, Урахара был очень умным человеком. И умел оценивать свои возможности, а также использовал скрытые резервы и хитрые – нечестные, сказал бы кто другой – приемы. Что и сделал:
- Принцессе так идет эта тренировочная форма… подчеркивает восхитительный цвет кожи и главное – позволяет рассмотреть прекрасные бедра…
От неожиданности и легкого – совсем ошарашить ее было невозможно – смущения Йоруичи чуть споткнулась, тут же восстановив равновесие. Ему этого оказалось достаточно – финишная черта, означенная брошенным на землю поясом девушки, была совсем рядом.
Конечно, она могла бы рассердиться на него за шулерство, но в ее собственном клане воинов учили, что для достижения цели все средства хороши.
К тому же, от этой маленькой – пусть частью подаренной, а частью украденной – победы его глаза так сияли, что она просто не могла сердиться.

…Йоруичи стукнула его по затылку.
- Только посмотри на это! Все расплескал! Не справился с заданием!
Кискэ виновато потупился, но ее гнева это не умалило – его раскаяние, как и всегда, наигранно. Предмет недовольства принцессы он держал в руке – белая чашка с уже подсыхающими коричневатыми потеками была почти пуста, только на дне чуть-чуть чая.
- Ладно, хватит еще на одну порцию, - Богиня Скорости все еще сердилась на нерадивого ученика, но голос ее смягчился. Она взяла маленький чайник и долила чашку до краев; Урахара, вскинув глаза, усмехнулся.
- Бежишь вон до того дерева и обратно ко мне. И только попробуй разлить!

…Маленькие женские ножки били очень больно. Кажется, он хорошо это усвоил и ловко уворачивался от ударов, смеясь ей в лицо. Он всегда смеялся, даже если она доставала его, даже если ранила. Смеялся, пока она не впадала в азарт – тогда он имел право обнажить меч… и отшлепать ее. Никакое шунпо не спасало, когда он всерьез брался за дело.
- Все, хватит! – Йоруичи упала – увалилась, как уставшая кошка – на траву. – На сегодня я сдаюсь.
- Быстро, - недовольно заметил Урахара, присаживаясь рядом.
- Мне еще на прием идти, - пояснила девушка, без стеснения положив голову ему на колени. Кискэ машинально запустил пальцы в густые волосы, почесывая за ухом; принцесса еле сдержалась, чтобы не замурлыкать – нечего показывать, что ей нравится такое обращение. Все-таки кошачьи привычки медленно, но верно въедались в ее тело.
- Жаль, теперь нескоро увидимся, - сказал Урахара через некоторое время. – У нас в лаборатории начинается новый этап исследований – помнишь, я рассказывал в прошлый раз про мутацию Пустых? – так что я неотрывно буду занят почти месяц. Мне пора.
- Жалей сам, - Йоруичи перевернулась на спину. – Мне будет, чем заняться.
Он улыбнулся и убежал – ее ученики осваивали шунпо так быстро, что она иногда сама им завидовала. А еще она завидовала – немного, совсем немного! – смешному лейтенанту двенадцатого отряда, с которым Кискэ проводил куда больше времени.

…Она поднялась с земли, стремительная, гибкая, и бросила в него горсть опавших листьев. Впрочем, это было единственным, что выдало ее раздражение – говорила она с обычной насмешкой:
- Тебя долго не было.
- О, гомен-гомен, - Кискэ состроил гримаску и смешно поклонился. Сердиться на него, определенно, не представлялось возможным, и она сменила тон:
- Где ты пропадал?
- На грунте, - серые глаза вспыхнули, он часто-часто замахал руками. – Там столько всего интересного! Нам обязательно надо побывать там вместе! Посмотришь на живых и…
- Я видела живых, - возразила Йоруичи. Она уже возглавляла клан – к неудовольствию многих, кстати – и, как командир оммицкидо, работала и в реальном мире.
- Ай, это совсем не то! – теперь Кискэ махал руками не просто так, а на нее. – Мы будем не на задании, а просто погуляем, поглядим на людей! Кстати, мой новый сотрудник – помнишь, такой крепыш в очках? – помог мне усовершенствовать гигаи, так что можно будет даже ощутить вкус еды!
Принцесса оглядела его с ног до головы, недоверчиво хмыкнула и спросила в лоб:
- Это свидание?
Урахара онемел на полуслове. Потом покрылся легким румянцем, чем очень удивил Йоруичи – она искренне считала, что он не способен смущаться, - и признался:
- Свидание.
- Хорошо, - просто ответила она.

…Двое стояли под деревом и смотрели на заходящее солнце и залитую последними лучами деревеньку.
- Странно, - тихо сказала Йоруичи. – У них такие же закаты, как и у нас…
- Нет, - беспечно отозвался Урахара. – Они красивее…
Девушка не стала спорить, зная, что это бесполезно. Удивительно, но мир живых нравился Кискэ больше, чем Сообщество; она этого не понимала, но терпела бесконечные рассказы и восхваления. Урахара, со всеми его прибаутками и недоговорками, был прекрасным рассказчиком.
Когда стемнело, они отправились искать безлюдное место, где можно было бы оставить использованные гигаи – как сказал Кискэ, они растворятся через пару часов после того, как их покинут души, но если их обнаружат раньше, будет переполох. А потом выговор от со-тайчо и, что еще хуже, насмешливые замечания старших Шихоуин.
В лесу, через который они уже некоторое время упорно продирались, было не только сыро, но еще и темно, как у Куротсучи-фукутайчо в голове. Йоруичи так и сказала, и Кискэ, споткнувшись, едва не разбил себе лоб о некстати подвернувшееся деревце. Поэтому она не возражала, когда он взял ее за руку – девушка-оборотень даже в гигае могла похвастаться кошачьей остротой зрения. Впрочем, она не возразила, когда он оказался совсем близко, и даже, когда обнял за плечи. Только повернула голову немного вбок, чтобы показать, что не против. Его губы оказались мягкими и пахли жареным угрем, который они покупали в деревне, а язык оставлял на ее губах сладкий привкус данго.
Открывая портал, принцесса с удовольствием констатировала, что это было приятно… за исключением небольшой мелочи. Кажется, сутками занимаясь своими научными проектами, он так и не потрудился научиться целоваться.

…Встречать вместе рассвет было очень хорошей идеей, думала Йоруичи, кутаясь в капитанскую накидку. Еще более удачной идеей было захватить с собой запасную одежду; она втайне надеялась, что Кискэ хотя бы раз проявит нетерпение, но рассчитывать на его страстность всерьез даже не думала. И была тем более рада, что ее ожидания не оправдались. От верхней части формы остались такие лохмотья, что она засомневалась, кто из них двоих кошка, а измятые хакама походили на груду мятого тряпья, из которого даже бумагу уже не сделаешь.
- Хочешь… я познакомлю тебя с Бенихимэ?
Она вздрогнула, настолько неожиданно его голос разрезал эту уютную тишину. Невольно скосила глаза на лежащую подле него трость - не так давно он переделал свое оружие, шутя приговаривая, что негоже ученому ходить с клинком. Артистичные пальцы с удивительно шершавыми – теперь она знала это – подушечками поглаживали навершие.
- Нет.
- Почему? – он не удивился, просто уточнил.
- Нет. Просто. Нет.
Ей никогда не хотелось встречаться с женщиной, которая завоевала его сердце первой.

…Под нос ей сунули курительную трубку.
- Йо-тян, посмотри, что я нашел!
- Не называй меня так. Это обычная трубка, что ты в ней углядел?
- Ну как же! – он несолидно плюхнулся рядом. – Я нашел это в Руконгае! Представляешь, кто-то пришел в этот мир со своей трубкой! Я почищу ее и буду курить.
- Не вздумай, - строго сказала она. – Я не люблю, когда от тебя пахнет табаком.
- Но…
- Никаких «но», - оборвала Йоруичи и дернула его к себе за ворот косодэ. Кажется, это был первый раз, когда принцесса сама его поцеловала, так что все возражения мигом куда-то исчезли.
- Дай посмотреть, - кошки, как известно, любопытны; не избежала этой участи и глава клана Шихоуин. Она повертела трубку в тонких пальцах, потом поднесла ее к носу… и углядела на потемневшем дереве мелкие иероглифы.
- Эй, Кискэ!
- А? – он возился с тростью.
- Здесь написано, что эта вещь сделана в Западном Руконгае, - она ткнула пальцем в надпись. Он внимательно все прочитал, похлопал глазами и расстроился. Йоруичи не могла долго смотреть на него, когда он был похож на побитого пса – вынула из складок хакама небольшой сверток.
- Хотела отдать тебе подарок утром… но раз уж ты так расстроен…
Он снял бумагу и ахнул – на лакированной коробочке для бенто стояло клеймо известного в мире живых резчика по дереву. Кискэ давно хотел себе что-нибудь его руки, но на грунт ученого не пускали уже несколько лет.
- Спасибо, Йо-тян! То есть, Йоруичи.
Принцесса улыбнулась. Она могла высмеивать его увлечение, могла подшучивать над ним… но не потакать его слабостям она не могла.

…Йоруичи нервно мерила шагами камеру.
- Они не посмеют! Я им не позволю!
- Ты ничего не сможешь сделать, - возразил Урахара. Впервые со времени знакомства он был действительно серьезным, печальным и даже каким-то потерянным.
- Хо Гиоку не успел испытать… - тоскливо сказал он, наблюдая, как принцесса мечется туда-сюда. Ей очень захотелось швырнуть в него чем-нибудь. Этого идиота могут приговорить к смертной казни… а он беспокоится о каком-то изобретении!
- Я сделаю, - она встала перед ним, положила узкую ладонь на плечо. – Из шкуры выпрыгну, но сделаю.
- Да не нужна ты мне без шкуры, - проговорил он не то в шутку, не то всерьез.
Но она уже бежала по коридору. И у нее уже возник план.

…Мужчина хмурил брови – удивительно темные, особенно, если учесть, что волосы его были белее снега.
- Это чистой воды безумие, Йоруичи. Ты понимаешь это?
- Да, Укитаке-сан, - терпеливо ответила она. – Но у нас уже нет другого выхода. Сначала были варианты… но потом в расследование вмешались Великие Дома… Они добьются смертной казни, Вы должны это понимать.
- Я понимаю. Поэтому и помогаю.
- Йоруичи, все готово, - в комнату вошел Кёраку. Странно, но при нем не было ни розового плаща, ни шляпы, которые он носил уже несколько сотен лет. За ним Тессай, младший офицер двенадцатого, впихнул в дверь какой-то мешок, а следом с огромной коробкой в руках протиснулся Кискэ, одетый в форму оммицкидо, которую ему дала Йоруичи; трость была закреплена на спине. Он поставил свою ношу на стол и с любопытством глянул на Шунсуя.
- И что потом?
- Ну, когда факт вашего побега вскроется, старику ничего не останется, кроме как подписать приказ о пожизненном изгнании бывшего капитана двенадцатого отряда. А Джуиширо замнет дело в свете. Клянусь своей бородой, даже слухов не будет.
- У тебя той бороды-то… - буркнул Укитаке. Ему все это не нравилось.
- Тогда бородой Яма-джи, - легкомысленно поправился тот. – Пойдемте, время не терпит.

…Домик был маленький и очень пыльный. И вообще больше был похож на склад.
- Хм-м… - сказала Йоруичи, потрогав пальцем стену. На пальце остался черный след.
- Ага, - согласился Урахара, доставая из коробки метелочку.
- Может, я и правда зря все это затеяла… - рассеянно проговорила Богиня скорости.
- Лучше быть мертвым в мире живых, чем не существовать в мире бессмертных, - философски-скучающе ответил Кискэ. – Или даже, чем существовать, - добавил он и чихнул от поднявшегося при первом же движении облака. – К тому же, скоро здесь будет просто замечательно. Давно хотел присвоить парочку измерений и обставить на свой вкус. А Тессай поможет мне с научными разработками.
- Ну-ну. Удачи в работе, - в звериной форме голос у нее был мужской. Неудивительно, что Урахара резко обернулся и, узрев черного кота, почти обиженно спросил:
- Йору… ичи?
- Обживайтесь, - хмыкнул кот. – А я погуляю по этому миру.
- Вернешься?
- М-мяу… То есть м-м-м… Вернусь. Через пару лет, - махнув хвостом, кот направился к двери. – Только не забудь оставить на пороге блюдечко с молоком…

- О чем задумалась? – ухо рефлекторно дернулось от прикосновения, но потом Йоруичи довольно мурлыкнула. Кошачья натура неудержимо брала верх – сотня лет в этой шкуре не прошла даром.
- О прошлом, - она лениво тряхнула головой, отгоняя назойливую муху.
- О своем?
- О нашем.
- Сожалеешь?
По двору с визгом носились Джинта и Уруру – где Кискэ достал этих странных детей, он так и не сознался. С него сталось бы создать их искусственно. Или украсть из Руконгая. Или еще откуда-нибудь.
Джинта все-таки догнал девочку, стукнул по голове и вернулся к подметанию. Тессай в неизменном фартуке развешивал белье. С кухни доносились ароматные запахи; потом что-то затрещало, зашипело, и он бросился в дом, причитая на ходу.
Крыльцо, на котором сидели хозяин дома и кот, вздрогнуло раз, другой. Видимо, мальчики в своей тренировке дошли уже до банкаев. Вечером Кискэ спустится вниз, отругает Ичиго за устроенную в полу пещеры яму, в которой легко поместится Король Обезьян, а Ренджи отправит на хозработы. И так день за днем.
- Нет, - наконец ответила Йоруичи. – Не сожалею, - положила голову на лапы и притворилась спящей. Вслух она не станет договаривать.
«Рядом с тобой – только радуюсь».

0

3

Воспоминание
Автор: Виортея тор Дериул
Фэндом: Bleach
Пейринг: Урахара/Йоручи
Жанр: romance
Рейтинг: PG
Дисклеймер: все не мое, ответственности не несу.
Размещение: С разрешения автора

- А если так? - Стремительный выпад - ложный, финт и удар снизу.
- Ха! - Звонкий крик следует за лязгом столкнувшихся клинков. - Я - быстрее!
И прежде чем из светлых глаз уйдет изумление - яростная контратака.
Противник отчаянно отбивается, но все равно вынужден отступать, почти убегать, и это такая радость - гонять его по всей площадке, играя в кошки мышки.
Ведь с самого начала ясно, кто здесь быстрее.
- Аййййй!!! - Поступь обрывается, в лицо летит пыльная, твердая земля, вывернувшаяся из-под ног, обещая боль (что не страшно) и унизительный проигрыш.
Но оглушающего удара от встречи с камнем нет, как нет почему-то и альтернативы - унизительной жгучей боли в затылке, хотя сильная рука все еще сжимает хвост в кулаке.
Вторая рука - обручем под грудью, удерживает в полуметре от земли - и вся конструкция из двух перепутавшихся конечностями человек балансирует какое-то мгновение под опасным углом.
И это - возмутительно - упрямо лягаешься ногой, смирившись с тем, что лицо все же будет раскрашено ссадинами и ушибами…
Нос встречается с потной подмышкой, а тело распластывается на пыльной, взмокшей, дрожащей от напряжения и сдерживаемого смеха самовольной подстилке.
- Тебе обязательно было меня ронять? - В голосе ехидца, праведный гнев и удовольствие. Разлегся, понимаешь, словно не его спина со всей дури впечаталась в камень под весом двух человек!
И как только извернуться успел, спрашивается?
Гадать бесполезно. Они оба знают, кто из них более ловкий, быстрый, яростный. Но все равно, почему-то каждый раз у него хватает ловкости и скорости, чтобы в разгар тренировочной схватки самым наглым образом отвлечься на то, чтобы показать язык, извернуться и шлепнуть пониже спины, или, как сейчас, дернуть за хвост.
А потом подхватить, не давая упасть. Ну, или просто упасть и не дать ударится. Наглец, возомнивший о себе непонятно что! Как будто он имеет право ее щадить! Зла не хватает!
Рука, сжимавшая хвост, разжалась и свершенное естественно скользнула по волосам, по шее, погладила спину. Пальцы скользнули вверх, сжали ухо и начали теребить. Ну что за наглость?!
Один, два, три… пять - резкий поворот головы, и зубы смыкаются на неосторожных пальцах. Не сильно, чтобы надкусить, но не оттяпать.
- Ай! Ты что делаешь?! - Это уже почти обиженно.
- А ты - ЧТО?! Я тебе не кошка… - быстрый взгляд. - То есть я НЕ ТВОЯ кошка, чтоб за уши меня трепать! Что ты себе позволяешь?
Наглец не слушает - засунул пальцы в рот и слизывает выступившую кровь, болезненно морщась. При взгляде на несчастную физиономию и на красные капли, стекающие к ладони возникает сомнение - не слишком ли сильно? И раскаяние.
Бледные губы ловят тоненькие струйки с пыльной кожи, и взгляд буквально прикипает к этому зрелищу, так что во рту пересыхает и невольно облизываешься, подаешься вперед… и ловишь быстрый веселый взгляд из-под ресниц.
- Наглец! Да ты просто смеешься надо мной! - в один прыжок слетаешь с такого обманчиво уютного, мягкого и одновременно твердого тела, на котором вопреки разумному, так удобно устроилась в последние несколько минут, принюхиваюсь к запаху пота и ловя суматошное биение сердца…
Нет, ну что за наглец - даже не пошевелился. Так и развалился, где упал, с самым уютным и приглашающим видом. Смутился бы хоть, что ли…
- Ты покраснела, Йору-тян. - Опять издевается. - О чем таком ты думаешь? Надеюсь, тебе стыдно за то, что ты почти откусила мне пальцы в благодарность за то, что я спас твое прекрасное лицо от грозивших ему синяков?
- КИСКЭ!!! - Он со вздохом и видимым сожалением поднялся с жесткой земли. Покаянное выражение лица, которое он состроил, не могло бы ввести в заблуждение и младенца.
- Прости меня, о стремительнейшая из всех кошек в мире, за то, что я выиграл это состязание столь бесчестным образом дернув тебя за хвост…
- Это действительно было нечестно!
Светлые глаза сверкнули.
- Но ведь я выиграл.
- !!!
- И теперь, согласно нашему уговору, ты должна мне дно желание.
- !!!
- Всего одно, зато любое, ограниченное лишь твоими возможностями.
- !!!
Ну и чего он сейчас потребует, этот… этот!!!
Главное, чтобы лицо по прежнему оставалось возмущенным, потому что улыбаться нельзя ни в коем случае. Стоит ему увидеть ее улыбку, как с Кискэ станется пожелать какую-нибудь глупость. Например срезать половину бороды у Ямамото или просидеть неделю без сладкого. Так что надо изобразить возмущение и удивление подостовернее.
- И что же это за желание? - Холодно и высокомерно.
- Ну-у… - Наглец медленно подходит почти вплотную, улыбаясь знакомой хитрой улыбкой. - Я подумал… - склоняет голову так, что дыхание касается лица, щекочет кончик носа и почти касается губ. - И решил…
- Да-а?? - получилось лишком тихо и почти стонущее.
- …Решил, что глупо тратить свое желание сейчас, пока ты не достигла пика своих возможностей. - Урахара обезоруживающе улыбнулся. - Ведь когда-нибудь мне действительно может потребоваться от тебя услуга, которую ты мне оказывать не захочешь, и тогда…
Он легко переместился назад, так что когти в бессильной ярости царапнули воздух.
- …я напомню тебе о своем желании…
Нет, она не разревется, как глупая девчонка!
- .. о нашем споре…
И даже драться сейчас она с ним не будет. Потому что ни капельки он ее не задел!
- … об этом дне, и о том, как дернул тебя за хвост, как самую обыкновенную девчонку…
Руки сжались в кулаки, а глаза пришлось зажмурить, чтобы не выпустить не слезинки.
- …и о том, что исполнил твое желание без всяких споров…
А открыть глаза она не успела - влажный язык поймал предательскую слезинку у самого носа, а мягкие ладони ласково обхватили побелевшие от напряжения кулаки, разжимая сведенные пальцы. И губы мягкие и обветренные одновременно…
- О чем задумалась с таким довольным видом, словно поймала большую жирную мышь? - Большая ласковая рука уверено нашла самое правильное место за ухом и принялась почесывать.
- Так. Вспомнилось кое-что из прошлого.
- О-о? - Из под полосатой панамки сверкнули вопросом глаза. - Должно быть, что-то приятное?
Кошка не ответила., сделав вид, что настроена быть кошкой, то есть интригующе молчать. Воспоминания и правда были приятные - первый поцелуй, все-таки. Тем более, что первым он был не для нее вовсе, а для одного нахального, хитрющего, лохматого мальчишки.
Но не расстраивать же хорошего друга новостью о том, что черт знает сколько лет назад у нее уже хватало опыта, чтобы не смотря на все его старания понять, что он совершенно не умеет целоваться.
The End

0

4

Всегда с тобой
Автор: Ho-ri
Бета: Etel
Фэндом: Bleach
Пейринг: Урахара/Йоруичи и не только...
Рейтинг: PG
Жанр: романтика, приключения
Summary: История о славном студенческом прошлом 8+13
Дисклеймер: Ничего тут моего нет, кроме фантазий :)
Размещение: с разрешения автора

После полуночи небо прояснилось. Тишина, безветрие, запах жасмина в воздухе, частые звезды над головой – прекрасная ночь.
В такой час нет ничего хуже ожидания: в каждом лесном шорохе чудятся торопливые шаги, но это не более, чем игра воображения. Появление капитана оммицукидо невозможно предугадать, она появляется бесшумно, как кошка, и всегда внезапно. Вот и сейчас точёный силуэт словно соткался из темноты, и от ощущения знакомой рейяцу стало тепло и радостно на душе. Наверное, ради этого чувства и можно ждать хоть всю жизнь...
- Я думал, ты уже не придешь, Йоруичи-сан...
Она шагнула вперед, порывисто обняла, потерлась щекой.
- Извини, раньше никак не получилось. Семейный долг, сам понимаешь...
- Всё как обычно, или они придумали что-то новое?
Йоруичи пожала плечами.
- Опять пытались объяснить, что ты мне не пара...
- А вчера ты поэтому не пришла? Я ждал до утра...
- Кискэ, ну зачем? Ты же знаешь, я никогда не могу сказать заранее, приду или нет. Мои родичи тебя серьезно невзлюбили. Представь, каково мне от них отбиваться?
- Да, тяжело угодить великому клану Шихоин, - Урахара усмехнулся и притянул к её себе. Йоруичи не возражала. Склонив голову к нему на плечо, она задумчиво протянула:
- Ну почему же... некоторым Шихоин ты можешь очень легко... эй, ну не на траве же! Она, между прочим, мокрая.
- А кто дождался, пока утренняя роса выпадет?
- Можно подумать, я специально! У меня, помимо прочего, в отряде ещё и девочка-китаянка постоянно рядом крутится, чуть ли не в рот заглядывает - наверняка же шпионит. Так что я вообще еле вырвалась.
- От меня не вырвешься!
- Кискэ, тебе хаори не жалко?
- Значит, на траве ей мокро, хаори её тоже не устраивает...нет, всё-таки никак у меня не получается угодить Шихоин! – Урахара, едва сдерживая улыбку, состроил обиженную физиономию. Йоруичи недоверчиво фыркнула, ткнула его кулаком в бок, после чего оба рассмеялись. Такие пикировки у них случались постоянно, это было забавно, весело, но... на рассвете надо будет вернуться в свои отряды, стоит ли терять время? Ночи нужны не для этого...

***

Последнее время их встречи стали редкими, Йоруичи всё чаще ссылалась на семейные дела. Шутка ли: впервые за сотни лет главой великого дома Шихоин стала женщина. Многие родичи даже не стеснялись открыто выражать своё недовольство, а кое-кто даже метил на место главы клана.
Вроде бы радоваться надо успехам старой подруги, но вот чего-чего, а радости Урахара совсем не чувствовал. Йоруичи стала слишком занятой. Если так дальше пойдет, то она вообще перестанет появляться.
Он старался не показывать своего недовольства. Ведь если для Йоруичи это так важно, нужно поддержать её, а не становиться досадной помехой. Но настроение от этого не улучшалось. Каждая встреча приносила немного счастья, немного тепла и самую малость горечи.
Сегодня всё хорошо, Йоруичи улыбается, и кажется, что между ними всё по-прежнему. Но даже в мыслях страшно допустить, что когда-нибудь она уйдет, и больше не появится на этой поляне. Вроде и нет повода думать плохом, но куда деться от дурных предчувствий?
Конечно, Йоруичи не могла не заметить его внезапной печали.
- Что-то не так, Кискэ? Ты какой-то сегодня странный. Не ладится что-то?
- Да так, ничего особенного. Отрядные дела-заботы, не бери в голову.
Она посмотрела укоризненно. Дескать, не хочешь - не говори
- Не уходи, - попросил он.
Йоруичи насмешливо фыркнула.
- Уйдешь от тебя, как же! Да ты в меня так вцепился, что не понятно, то ли обнимаешь, то ли придушить собрался.
-Да не пугайся ты так, я пошутила, - добавила она, когда Урахара поспешно убрал руки. - Яещё немного побуду с тобой, до рассвета. А потом и впрямь надо будет идти...
Йоруичи немного виновато потерлась щекой о его плечо.
- Если честно, мне совсем не хочется уходить.
Вместо ответа он поцеловал её. Зачем что-то говорить, когда и так всё ясно? Пусть все будет, как есть. Йоруичи так близко, что можно расслышать биение её сердца, почувствовать её дыхание на своей щеке, коснуться волос и забыть обо всем. А любит она или только позволяет себя любить – это не так уж и важно. Особенно сейчас.
- Вот теперь мне, действительно, пора, - она вскочила, накинула на плечи кимоно,  не продевая руки в рукава. Урахара тоже поднялся, чтобы обнять её на прощанье.
- Завтра увидимся?
Йоруичи покачала головой.
- Ты же знаешь, Кискэ, я ничего не могу обещать заранее.

***

Темный силуэт пытался проскользнуть в дверь лаборатории двенадцатого отряда, но напряженно замер от неожиданного оклика.
- Доброй ночи, Куроцучи-фукутайчо.
Маюри прищурился, пытаясь разглядеть, кто зовет его из темноты. Но ни голос, ни облик говорившего не показался ему знакомым. Лицо ночного прохожего скрывал низкий капюшон, и при неровном свете луны можно было даже не пытаться разглядеть, кто прячется под ним.
- Кто здесь? – прошипел он, чувствуя, что попался.
- Это Вам знать необязательно, Куроцучи-фукутайчо, - ответил незнакомец. - Вижу, вы поглощены работой даже в отсутствие своего капитана? Что же, это похвально.
- А Вам-то какое дело?
Маюри нахмурился. Что-то подсказывало ему, что этот тип в капюшоне явился сюда не просто так.
- А Урахара-тайчо осведомлен, чем вы занимаетесь в лаборатории в ночное время?
- Конечно. Более того, все опыты им санкционированы, - соврал лейтенант, ещё надеясь, что ему сойдет с рук самовольная вылазка.
- А Вам не говорили, что лгать нехорошо? Наши данные говорят об обратном. И, я думаю, Урахаре-тайчо будет очень интересно узнать, чем занимается его подчиненный в свободное время...
- Только не надо меня запугивать! – огрызнулся Маюри, - у Вас нет доказательств.
- Я бы на вашем месте не стал на это надеяться, - незнакомец достал из-под плаща толстую папку. - Вот тут описаны все Ваши опыты, лейтенант. Мы за Вами давно наблюдаем...
- Чего Вы хотите?
Маюри побледнел. Он понял, что попал в ловушку. Но если этот тип не пошел сразу докладывать Урахаре о темных делишках лейтенанта, значит можно попробовать договориться...
- Вот, теперь другое дело, - папка снова скрылась в складках плаща, и незнакомец продолжил. - Я обещаю, если Вы согласитесь с нами сотрудничать, Урахара-тайчо ничего не узнает...
- Понятно, это шантаж, - Маюри бросил взгляд на меч, висящий у пояса, и тут же почувствовал давление рейяцу.
- Я не рекомендовал бы Вам сопротивляться, - покачал головой собеседник. - Ну почему же сразу шантаж, фукутайчо? Просто услуга за услугу. Вы поможете нам, а мы – Вам.
- Так чем я могу быть полезен? – Маюри обреченно вздохнул. - Надеюсь, я не должен совершить ничего противозаконного?
- Конечно, нет. Вы просто скопируете всю документацию, касающуюся последней разработки двенадцатого отряда. Надеюсь, у Вас есть соответствующий допуск к информации?
- Какую разработку вы имеете в виду?
- Не надо притворяться, Вы прекрасно поняли, что речь идет о Хогёку. Просто скопировать и отдать. Вам ничего за это не будет. Никто даже не узнает. Поверьте, мы умеем хранить секреты, когда нам это выгодно.
- И тогда вы отдадите мне папку с компроматом?
- Непременно. Подумайте, это может быть и Вам выгодно. Если Урахара покинет пост капитана двенацтатого отряда, как Вы думаете, кто наиболее вероятный кандидат на его место?
Маюри задумался. С одной стороны то, что ему предлагают, попахивает откровенным предательством. Но с другой... когда ещё выдастся такая возможность? Непосредственное начальство уже давно не вызывало ничего, кроме раздражения. С Урахарой невозможно работать. Как надоело терпеть эти постоянные придирки, проверки, видеть его недоверие. Маюри, признаться, не раз подумывал, а не вызвать ли Урахару на поединок, но, по трезвому размышлению, признавал, что капитана он не победит, кишка тонка. Да, поговаривают, что и занпакто у него какой-то особенный...
- Я согласен! – выдавил лейтенант. - Подождите пару дней, будет Вам документация.
- Вот и хорошо. Я знал, что мы договоримся. Значит, послезавтра буду ждать Вас на этом же месте в это же время, - прошелестел собеседник и скрылся во тьме.
Маюри сполз по стене и сел прямо на мостовую.
- Ну и рейяцу у этого типа! Интересно, кому такому крутому Урахара-тайчо перешел дорожку? А впрочем, неважно. Кто бы это ни был, он получит всё необходимое. Всё складывается самым удачным образом...
Лейтенант  поднялся, отряхнул хакама и, пошатываясь, вошел в лабораторию.

***

На утреннее собрание капитанов Урахара едва не опоздал. Всё-таки ночами иногда надо бы и спать, а не торчать в лесу, пусть даже и в такой приятной компании. А сегодня ещё предстоит немного поработать. Проект почти завершен, осталось только получить разрешение на апробацию. Но за этим дело не станет, Ямамото всегда был лоялен к нему, да и прибор должен получиться весьма полезный. А ночью он всё равно пойдёт на прежнее место и будет ждать Йоруичи. Как жаль, что нельзя отоспаться впрок.
Капитан первого отряда сегодня задерживался, и это было странно. Еще удивительнее был вопрос, с которым к Урахаре обратился Укитакэ.
  - Кискэ, у тебя всё в порядке? Что-то ты сам на себя не похож.
- Все хорошо, я просто устал, - ответил Урахара, в общем-то, не погрешив против истины. Работа идет, как ей и положено, а его личные переживания ну никоим образом не должны беспокоить капитана тринадцатого отряда.
- Ты будь поосторожнее, ладно? – предупредил Укитакэ. - Я тут был в гостях у Шихоин. Мне не понравилось, как они о тебе говорят. Не знаю, что у них на уме, но я бы на твоём месте не расслаблялся. Кто знает, какие неприятные сюрпризы они могут устроить...
- Спасибо за предупреждение, - кивнул Урахара. - Надеюсь, что всё обойдется.
- Я тоже надеюсь. Просто решил, что лучше будет сказать тебе об этом.
- Да, конечно...- Урахара умолк на полуслове, потому что в зал степенно вошел Ямамото-сё-тайчо.
Совещание прошло, как обычно, лишь тему исследований двенадцатого отряда почему-то замяли. Коммандер заявил, что разрешение на апробацию нового прибора приостановлено Советом Сорока Шести.
Такое в принципе случалось и раньше, Урахара начал даже привыкать к бюрократии в верхах, но каждый раз ему все равно было немного обидно. Работаешь в поте лица, изобретаешь, а из-за таких вот условностей всё отодвигается на неопределенный срок. И ещё лейтенант совсем от рук отбился, проектом не занимается. Урахара вот уже несколько дней собирался серьезно поговорить с Куроцучи, но тот словно в воду канул. Если так пойдет, придется принимать более строгие меры. Пригрозить ему дисциплинарным взысканием, что ли? Если честно, то Урахара предпочел бы взять себе другого лейтенанта. Например, третьего офицера Тессая. Но такие дела быстро не делаются. Да и как найти время, чтобы всерьез заняться этим вопросом, когда нужно работать, а все мысли вообще не о том? Проще махнуть рукой. Вот когда проект будет закончен, тогда можно и подумать о переменах в кадровом составе.
А сначала пусть Ямамото добьется разрешения на завершающий этап опытов с Хогёку. Эта проблема кажется более насущной.
После собрания Урахара направился в лабораторию. Разумеется, Куроцучи там не оказалось, но ответственный Тэссай принес данные последних анализов вместо лейтенанта. Все посторонние мысли мигом ушли, и неясное беспокойство развеялось. Хорошо всё-таки, когда у тебя в жизни есть любимое дело. По сравнению с ним все остальное не важно... ну или почти не важно.

***

В лесу пахло влажной землей и молодой листвой. А ещё земляникой. Дождь уже прекратился, но крупные капли то и дело срывались с ветвей. Сидеть на отсыревшем бревне было не очень-то приятно, да и уже, наверное, бесполезно. Начинало светать, и чем светлее становилось небо, тем бессмысленнее было ожидание. Йоруичи никогда не опаздывала настолько, а это значит, что сегодня она не придет. В последнее время у неё все чаще и чаще находятся более важные дела. Но Йоруичи ничего не обещала, так что если и есть, на кого досадовать, то только на самого себя.
Когда расстроенный Урахара уже собирался уходить, на его плечо неожиданно легла легкая рука. И ни малейшего намека на чужое рейяцу, словно он тут по-прежнему один.
Он сначала вздрогнул от неожиданности, резко обернулся и облегченно рассмеялся. Ну, как можно было сразу не догадаться?
- Давно не виделись, Бэнихимэ.
Невысокая серьезная девушка в традиционных японских одеждах с выбеленным лицом и длинными распущенными волосами покачала головой.
- Стоит тебя оставить ненадолго, и ты тут же начинаешь делать глупости, Кискэ-доно.
- Ты говоришь, совсем, как Йоруичи...
Бэнихимэ поджала губы.
- Это она говорит, как я. Выходит, рядом с тобой есть ещё одна умная женщина. Это радует. Только непонятно, что она в тебе нашла.
Она откинула назад волосы и закружилась на месте, взметнулись вверх расшитые рукава и алые ленты.
- Как тебе мой наряд?
- Ты всегда прекрасна, Бэнихимэ, - улыбнулся Урахара.
- И это всё? – разочарованно протянула она. - Впрочем, чего ещё от тебя ждать? Одни опыты на уме, больше ни на что времени нет. Я обижена на тебя, Кискэ-доно. Когда ты последний раз призывал меня? Что, не помнишь?
- Помню, - возразил Урахара.
- Тогда тебе тем более должно быть стыдно, - Бэнихимэ вздохнула и присела рядом на бревно. - Кискэ-доно, ну когда ты повзрослеешь?
Не дожидаясь ответа, она продолжила:
- Чувствуешь, ветер меняется? Мне неспокойно в ножнах. Я хочу крови...
- Помнишь наш уговор?
- Помню-помню. Но твоя кровь не такая вкусная, Кискэ-доно. Я бы не отказалась от...
- Тебе придется потерпеть, Бэнихимэ...
Она вскочила, нахмурилась. Глаза полыхнули алым, а, может, просто ленты отразились в зрачках. Через мгновение выражение её лица снова было спокойным.
- Много ты понимаешь, - буркнула она, присаживаясь рядом. - Не слушаешь меня никогда. Потом не говори, что я не предупреждала.
- Я ценю твои советы, - мягко сказал Урахара. - Но решать предпочитаю сам.
- И поэтому я никогда не знаю чего от тебя ждать, - то ли с гордостью, то ли с сожалением заявила собеседница.
Урахара улыбнулся и развел руками.
- А как же иначе, Бэнихимэ?
Она кивнула.
- Ты прав. Иначе я бы давно с тобой справилась. Ты мне нравишься, Кискэ-доно. Пожалуйста, оставайся непредсказуемым подольше.
- Как скажешь, Бэнихимэ, - лицо его было совершенно серьезным, но глаза смеялись.
- Я пойду, пожалуй, - она встала и поцеловала его в висок. -  Тебе тут нечего дожидаться. Она не придет.
- Знаю, знаю.
- Иди домой, Кискэ-доно, и не расстраивай меня больше.
Бэнихимэ погрозила пальцем, резко отстранилась, мазнув прядями волос по его щеке и растаяла в воздухе. А повсюду уже пели птицы, встречая новое утро. Листва почти высохла, и небо очистилось. Над лесом полыхало рассветное зарево, цвета лент в волосах Бэнихимэ.

***

Той же ночью, проклиная дождь, ветер и неизвестных работодателей последними словами, лейтенант Куроцучи Маюри ожидал под навесом, спасая от влаги свитки с данными о Хогёку. Он всё сделал, как было велено: собрал сведения, которые удалось найти. К сожалению, капитан ужасно неряшлив, и записи ведет, как попало. Одна радость, что Тэссай всегда при нём. Этот и напишет внятно, а не как курица лапой, и потом не засунет листочек под диван, и уж точно не станет есть на нем масляные пирожки, как это делает Урахара. Непросто найти важные документы в таком бардаке. Капитан, конечно же, всегда знает, где у него что лежит, но это не тот случай, когда можно спросить. Маюри вдоволь намаялся с этим заданием, даже пообедать не успел, и теперь торчал под дождем, злой и голодный.
Тип с закрытым лицом появился даже немного раньше назначенного часа, и Маюри стал злиться чуть меньше. Сам он всегда приходил вовремя, в отличие от Урахары, не отличающегося пунктуальностью. Это был ещё один камень преткновения в отношениях капитана и лейтенанта двенадцатого отряда. Не самый существенный, но всё же заметный.
- Доброй ночи, Куроцучи-фукутайчо! – на этот раз голос говорившего показался Маюри смутно знакомым. Похоже, в этот раз они прислали другого связного.
- Вы собрали документы, о которых мы просили?
- Да, конечно, - Маюри вытащил из запазухи чуть-чуть намокшие свитки. - Вот они. А вы принесли папку?
- Не так быстро, фукутайчо. Сначала мы убедимся, что ваши бумаги имеют для нас ценность. Ждите, мы ещё свяжемся с Вами.
Он растворился в темноте так же внезапно, как и появился. И Маюри готов был поклясться, что его собеседник ушел с помощью шунпо.
Ну что же, дело сделано. Теперь можно отправляться домой. Вот только сначала проверить результаты собственных исследований, пока капитана где-то носит, – и спать. Он успел всего на пару десяткой шагов отойти от навеса, как его окликнули:
- Куда же Вы, Куроцучи-фукутайчо?
- Что-то ещё? – Маюри с удивлением уставился на всё того же типа с низко надвинутым на глаза капюшоном.
- В смысле? – удивился собеседник. - Мы договаривались, что вы принесете бумаги...
- Ну да, - кивнул Маюри, - я отдал их вам пять минут назад. Могу я теперь получить папку с компроматом на себя?
- Идиот! Кому ты отдал документы?! – завопил шантажист, забыв о конспирации.
- А нечего было маскарад устраивать, - зашипел на него Маюри. - Придумали бы тогда хоть знак какой-нибудь условный, чтобы я знал, кому отдавать...
- Значит, так. Все сведения соберешь ещё раз. Двух дней тебе хватит, чтобы все восстановить? Вот и отлично. А отдавать будешь только тому, кто покажет тебе вот это.
Жилистая рука взметнулась из-под плаща, чтобы Маюри смог рассмотреть кольцо на среднем пальце.
- Все будет сделано, - лейтенант поклонился. - Не беспокойтесь.
Второй ночной гость ушел обычным способом, но у Маюри даже не возникло соблазна следить за ним. Он узнал символ на кольце, и все сразу стало на свои места. Значит, под капитана копает дом Шихоин. И у них увели оружие против Урахары прямо из-под носа. Ох уж эти аристократы! Хотя, конечно, не стоит их недооценивать. Просто сегодня нашелся кто-то похитрее и побыстрее. Только вот для чего этому хитрецу понадобилась документация отряда? Он хотел помешать планам Шихоин? Или просто заинтересовался Хогёку? Это равным образом может оказаться и друг капитана, и лютый враг. Маюри оставалось только надеяться на второе. Потому что если дело дойдет до ушей Урахары, лейтенанту не поздоровится.
Маюри поборол искушение смыться из Сейрейтея, не дожидаясь утра. Урахара не станет искать предателя в Руконгае или в мире Живых - просто поленится. А вот насчет Шихоин Маюри не был так уверен, поэтому и решил отложить побег. Может, попросить у них защиты от гнева капитана? Никогда не повредит иметь могущественных покровителей. А на случай драки у Маюри есть ещё одно тайное преимущество: Урахара не знает, что его лейтенант не так давно достиг банкая.

Они вошли в лабораторию, как к себе домой, чуть ли не распахнув дверь с ноги. Урахара поднял взгляд от монитора и удивленно посмотрел на вооруженную группу шинигами, окружившую его со всех сторон.
- В чем дело?
- По приказу Совета Сорока Шести, мы пришли арестовать Вас, Урахара-тайчо, - сказал командир группы и с поклоном протянул бумагу.
Написанное в ордере больше всего напоминало болезненный бред. Капитан двенадцатого отряда обвинялся в растрате казенных средств, преступной халатности, пренебрежении безопасностью подчиненных, подлоге результатов опытов, а также несанкционированной научно-исследовательской деятельности, повлекшей за собой возникновение потенциальной угрозы для всего Сейрейтея...
Иначе говоря, в предательстве. Любого из этих обвинений было достаточно, чтобы потерять место, а уж в совокупности... виновнику грозило в лучшем случае длительное заключение. Но на лучшее Урахара не рассчитывал. Было ясно, как день, что некто специально озаботился собрать и извратить сведения. А коли так, оправдаться будет нелегко.
- Будьте благоразумны, тайчо. Нам бы не хотелось применять силу, - испуганно предупредил офицер, видя, как рука Урахары потянулась к занпакто.
Бэнихимэ звала и пела в предвкушении битвы.
- Выпусти меня, - умоляла она. - Не медли, Кискэ-доно. Видишь, война уже началась. Нет ничего зазорного в том, чтобы убить тех, кто пришел посягнуть на твою свободу.
- Но они не желают мне зла, просто подчиняются приказу. Мы не тронем их, Бэнихимэ.
- Решайся сейчас! Потом будет поздно.
- Нет. Ещё не время.
- Я хочу пить. Ты обещал мне...
- Потерпи.
- Да что вы стоите, идиоты! Вяжите его скорее!!!
Урахара взрогнул, узнав голос. Да, Куроцучи-фукутайчо несомненно приложил руку к этому делу. У него и мотив есть, и возможностей хоть отбавляй... Конечно, винить, кроме самого себя, тут некого. Сам не уследил, не принял во время меры. А подозревал же, что дело нечисто!
Так, надо сохранять спокойствие, взять себя в руки, поберечь силы для продолжительной борьбы, ведь ещё предстоит немало потрудиться, чтобы снять с себя все обвинения...но искушение слишком велико. Как тут сдержаться, если этот мерзавец, будто нарочно, стоит на расстоянии удара?
Урахара не смог отказать себе в удовольствии и от души съездил Куроцучи по лицу.
Бэнихимэ радостно вскрикнула в ножнах.
- Я тебе это припомню, - заорал Маюри, прижимая рукав к разбитому носу. - Все видели, да? Он оказал сопротивление при аресте!
От второго удара лейтенант, уже наученный горьким опытом, успел увернуться.
- Урахара-тайчо! – отчаянный крик командира группы, пришедшей производить арест, остановил разбушевавшегося капитана.
- .Все обвинения ложны. Чтобы доказать это, я пойду, куда скажете. Только не подпускайте ко мне этого типа, иначе я его убью.
Маюри предусмотрительно отпрыгнул подальше – на всякий случай. Может статься, это всего лишь пустая угроза, и Урахара не собирается выполнять её. Но даже отсюда ощущается его гневное рейяцу. Кажется, что стены сейчас не выдержат, и начнут плавиться. Маюри понял, что задохнется, если будет продолжать стоять на месте.  Тихо, как мышь, он выскользнул из лаборатории и бросился бежать, опасаясь погони.
Но Урахара и не думал его преследовать. Гнев постепенно рассеивался, уступая место здравому смыслу. С Маюри он разберется потом, сейчас есть дела поважнее...
- Будьте добры проследовать за нами, тайчо, - тихо сказал офицер, - и ещё... я вынужден попросить Вас отдать мне занпакто.
Урахара молча протянул ему меч.
Бэнихимэ вздохнула. Она была крайне разочарована.

***

- И что ты теперь собираешься делать, Кискэ?
Йоруичи выглядела раздраженной, но в золотистых глазах плескалось беспокойство, и от этого Урахаре было не по себе.
Он виновато развел руками:
- А что мне остаётся? Дело уже отправлено на рассмотрение Совета Сорока Шести.
- Только не говори мне, что ты надеешься на их снисходительность.
Йоруичи подошла почти вплотную к решетке. Он машинально поймал её руку, и краем глаза отметил заинтересованный взгляд охранника.
Ответ она прочитала по выражению лица Урахары и только покачала головой.
- Какой же ты дурак, Кискэ.
- Я тоже тебя люблю, - он улыбнулся.
Целоваться через решетку было крайне неудобно. Хорошо хоть стражник стеснительный попался, и отвернулся, чтобы не мешать.

Урахара уже и не ждал, что она придет. На предварительном слушании клан Шихоин поддержал все обвинения, да так рьяно, что возникали подозрения – а уж не они ли постарались дать ход этому делу? Куроцучи выступил свидетелем, и, пряча взгляд, наплел с три короба. Все это слишком напоминало сговор...
Но она пришла. И в её взгляде было что-то такое, чему Урахара не мог подобрать названия. С таким взглядом прощаются навсегда, или делают другие глупости. Впрочем, он уже был готов ко всему...
Йоруичи вдруг сжала его руку, потом отстранилась и прошептала:
- Кискэ, отойди от решетки.
И ударила заклинанием.
Дубовые щепки брызнули в разные стороны, засов выломало и перекорежило, а испуганный охранник потянулся было за занпакто, но тут же застыл на месте, скованный чарами неподвижности.
- Вставай! – скомандовала Йоруичи, и Урахара с удивлением обнаружил, что лежит на полу.
Он вскочил на ноги, постепенно осознавая произошедшее.
- Ты спятила? Хоть понимаешь, что натворила? Теперь тебя будут считать моей сообщницей.
- Ага, - довольно протянула Йоруичи. Казалось, её вовсе не заботило, кто там чего будет считать.
- Вообще-то я для этого сюда и пришла, Кискэ. Незачем ждать, пока Совет Сорока шести огласит приговор. Поверь, из Башни Раскаяния тебя будет вытащить не в пример сложнее. А теперь бежим, пока тревогу не подняли.
- Никуда я не побегу. Ещё чего не хватало.
- Если бы я тебя не знала, то подумала бы, что ты струсил.
- Йоруичи, я...
- Молчи, я все прекрасно понимаю. Так вот за меня можешь не беспокоиться, я знаю, что делаю.
Урахара с сомнением покачал головой.
-  Надеюсь, что так...
- Тебе теперь надо из Сейрейтея ноги уносить. В Руконгай, или ещё куда подальше. А я пойду с тобой! - без колебаний заявила Йоруичи, распахивая дверь в коридор.
- Подожди, я  должен забрать у них Бэнихимэ...
- Твой занпакто в лаборатории. Там все опечатано, но я знаю одну лазейку...
Урахара восхищенно посмотрел на свою спутницу.
- Я постоянно забываю, что имею дело с капитаном оммицукидо.
Йоруичи подмигнула и беззаботно махнула рукой:
- Скорее всего, с уже бывшим капитаном. И не смотри на меня так. Я слишком долго не могла определить, что в моей жизни является действительно важным, но теперь я это знаю.

***

Стражники у входа не успели поднять тревогу – Йоруичи снова использовала заклинание связывания.
- У нас мало времени. Уходим через крыши, так будет быстрее.
Конечно, Урахара был не понаслышке знаком с техникой шунпо, но угнаться за Шихоин Йоруичи... это требовало определенных усилий.
- Где ты там копаешься? Быстрее, - она спрыгнула на мостовую возле восточных окон лаборатории. - Нам сюда. Только тихо.
- Подожди, я сам, - Урахара осторожно отстранил её и пояснил. – У меня тут кое-какая защита висела. Скорее всего, её уже нашли и дезактивировали, но определенный риск все же есть…
- Валяй, лезь, - согласилась Йоруичи. - Я не хочу стать жертвой какой-нибудь экспериментальной штуковины...
- Кстати, о штуковине...
Урахара в мгновение ока оказался внутри. Бэнихимэ явно обрадовалась его возвращению, но приветствовать не стала. Ничего, они потом поговорят и всё выяснят.
- Ты там скоро?  - позвала Йоруичи. Кажется, время на самом деле поджимало. Но полминуты же ничего не изменят? Так, где же оно?
Урахара порылся в ящиках стола, на полках, посмотрел в сейфе – пусто!
Шорох, донесшийся из соседней комнаты, заставил его выхватить меч.
- Тайчо, не надо, это я! – навстречу ему радостно выбежал Тэссай. - Я тут под домашним арестом сижу, пока разбирательство идет. Куроцучи велел приглядывать за ходом его опытов.
Урахара улыбнулся и спрятал Бэнихимэ в ножны. Здесь нет врагов, только друзья.
- Тэссай, скажи, они ведь изъяли Хогёку?
- Вовсе нет. Я сказал им, что Хогёку может быть слишком опасным, если его неправильно хранить. Так что лежит себе, как миленькое, в сейфе на нижнем уровне. Хотите, принесу?
- Неси.
Тессай умчался вниз. Конечно, теперь это займет вовсе не полминуты. В общей сложности придется потерять в лаборатории около четверти часа. Но оно того стоит.
Что бы там не возомнил о себе Куроцучи, ему не понять, как устроено Хогёку. Вот уж кто точно может всё испортить, и поставить под угрозу Сейрейтей. Опасную вещь лучше забрать с собой и уничтожить. Если это вообще возможно.
- Кискэ! Ты там заснул? – Йоруичи под окном явно нервничала, - Срок действия моих заклинаний закончился. Сейчас те стражники весь Готэй на уши поставят!
- Уже иду! – Урахара ждал. Что-то Тессай замешкался, и это наводило на нехорошие мысли. Вдруг он тоже заодно с Куроцучи и прочими? Может, уже побежал докладывать о мятежном капитане? Нет, Йоруичи права, пора уходить.
- Тайчо! Подождите! – Тессай ворвался в кабинет, сжимая в руке знакомый футляр. - Я принес его.
Офицер не солгал. Он действительно, принес то, о чем просили. Урахаре стало стыдно за свои подозрения. Всё-таки Тессай всегда был на его стороне, и не дава повода усомниться в верности капитану.
- Спасибо! – Урахара спрятал Хогёку в рукав и направился к окну.
- Возьмите меня с собой, тайчо, - смущенно попросил Тэссай. - С Куроцучи мне все равно работать противно, а Вам вдруг пригожусь ещё?
Урахара собирался возразить, но тут раздался гневный крик Йоруичи.
- Кискэ, ты идиот. Они уже совсем рядом.
Раздумывать было некогда, и он кивнул.
- Хорошо. Только имей в виду, нам придется бежать очень быстро.

***

Йоруичи вела их по крышам, безошибочно выбирая направление.
- К восточной стене! Сюда, скорее. Только бы ворота не закрыли.
В этот же миг раздался сигнал общей тревоги, и Йоруичи выругалась.
- Не успели. Кажется, они засекли Хогёку. Теперь только через портал. Кискэ?
- Сейчас, сейчас, - он спрыгнул вниз, на мостовую и огляделся. С Хокёку их слишком просто обнаружить. Артефакт с такой мощной духовной силой будет виден на всех радарах. Его нужно спрятать. Так, чтобы никто не знал, а Урахара потом смог найти, когда понадобится...
Девчонка в форме студентки Академии вывернула из-за угла неожиданно, и чуть не налетела на мятежного капитана. Кажется, она так испугалась, что не смогла даже позвать на помощь. Такой удачей грех было не воспользоваться. Рейяцу шинигами и сила Хогёку идентичны, если артефакт спрятать внутри духовного тела этой девочки, его ещё долго никто не найдет. А девочка ничего не будет помнить, на это есть специальные заклинания. Все это заняло у Урахары не более пяти минут.
- Я не совсем поняла, что ты сейчас сделал, Кискэ, - озадачено сказала Йоруичи, - но эта девочка – из клана Кучики. Тебе что, одного Великого дома во врагах мало?
- Не все Шихоин – мои враги, - улыбнулся Урахара. - А другого выхода у нас все равно не было. Ну что теперь делать, Кучики, так Кучики. По крайней мере, мне это будет проще запомнить, когда понадобится снова отыскать Хогёку.
- Ох, ладно. Мы об этом поговорим позже. Пора идти....
- Да, ты права. Вы готовы?
Йоруичи и Тессай кивнули, и Урахара активировал портал. С последними словами заклинания, ворота засияли мягким привычным светом. Открытие просто замечательно, даже легче, чем обычно – словно кто-то ещё вливал свою силу в светящийся контур.
Но Урахаре всё равно было не по себе. Конечно, он не единожды ходил в Мир Живых прямо из Сейретея. Но ещё ни разу вот так – очертя голову, без малейшей надежды хоть когда-нибудь вернуться назад.

- Что тебе надо, Куроцучи? - новый глава клана Шихоин выглядел крайне недовольным. Приход лейтенанта двенадцатого отряда отвлекал его от созерцания падающих лепестков сливы.
- Я не займу у Вас много времени, - от глаз Маюри не скрылось раздражение собеседника. - Просто у нас осталось одно незаконченное дельце, которое нужно обсудить...
- Ты пришел за своими бумагами? Забирай! – на стол легла увесистая коричневая папка. - Это все?
- Благодарю Вас, Шихоин-сама, – Маюри хищно сгреб вожделенный компромат. Теперь можно спать спокойно, не опасаясь, что кто-нибудь узнает о его несанкционированных исследованиях. Конечно, они не настолько опасны, как опыты бывшего капитана, но всё же... После истории с бегством Урахары, совет Сорока Шести может захотеть устроить ряд проверок в лабораториях двенадцатого отряда.
В идеале хорошо бы заставить Шихоин забыть об информации, которой они владели, но Маюри с сожалением понимал, что это невозможно.
Он смиренно потоптался на пороге и снова возвысил голос.
- Мы договаривались, что в случае успеха операции, вы поддержите мою кандидатуру... Просто я... Ну, понимаете... Я подал прошение назначить меня капитаном двенадцатого отряда. Вы можете повлиять на других капитанов, чтобы их решения...
От ледяного взгляда главы клана Шихоин, Маюри захотелось стать невидимым, а лучше провалиться сквозь землю.
- Куроцучи, Вы наглец. Во-первых, Вы достали документацию, когда в ней уже не было особой надобности, а во-вторых… Кто сказал, что мы вообще довольны результатами дела? Мне нужно было удалить Урахару из поля интересов моей неразумной сестрицы, а вовсе не способствовать их совместному побегу.
- Побег? Но... э.... я слышал, что его изгнали, - пролепетал Маюри, уставившись в пол. Он уже жалел, что затеял весь этот разговор.
- Вы свободны.
Новый глава клана Шихоин отвернулся, все видом показывая, что не желает больше разговаривать с посетителем.
Маюри погрустнел и отправился восвояси. Его шансы стать капитаном резко уменьшились. По правде говоря, оставалось надеяться только на чудо. Большинство капитанов были уверены, что Куроцучи как-то замешан в процессе над Урахарой, а поскольку к Урахаре почти все относили хорошо... с Маюри даже здороваться перестали, о какой тут протекции может идти речь.
Всегда его недооценивали...Ничего, они ещё узнают, на что способен Куроцучи Маюри!
- Все у меня попляшете, все! – зло выплюнул он, глядя на Сейрейтей ненавидящим взглядом.
Совет капитанов, на котором должна решиться его судьба, был назначен на завтра.

***

Солнце садилось в багровые тучи, обещая ненастье. На улице стало заметно холоднее, но в кабинете капитана пятого отряда всегда было тепло и уютно. На столе горел масляный светильник, и на стены ложились причудливые тени. Дневная работа была уже закончена, бумаги аккуратно разложены на полки, писчие принадлежности убраны. Весь стол теперь занимал поднос с глиняным чайником и пиалами. Айзен и его лейтенант сидели напротив друг друга и пили свежезаваренный обжигающий чай.
В этом не было бы ничего необычного, если бы не кеккай высокого уровня, наложенный на помещение. Собеседники явно не желали, чтобы их разговор был услышан кем-то из посторонних.
- Как всё удачно вышло, а, капитан? – Ичимару широко улыбнулся, рассматривая узор на чашке. В его улыбке было что-то по-змеиному ехидное,  скользкое и самодовольное.
Айзен едва заметно кивнул.
- Да, это было очень мило со стороны клана Шихоин - взять большую часть работы на себя.
- Но мы не будем благодарить их, верно, капитан? – лейтенант поставил чашку на поднос и откинулся назад, не переставая улыбаться. - А то вдруг они так некстати задумаются о судьбе документов, уплывших прямо из рук...
- Не нужно было самому это делать, Гин. Тебя могли узнать.
Ичимару покачал головой.
- Куроцучи глуп и ничего не видит, дальше своего носа.
- Это правда. Из него получится отличный капитан.
- Куроцучи-тайчо? – Ичимару произнес это с непередаваемым сарказмом, нарочито растягивая слова. - Так что, вопрос уже решенный?
- Почти. Окончательно всё выяснится завтра на совете. Но я уже знаю, кто за него поручится, - Айзен допил чай одним глотком.
- Я не завидую двенадцатому отряду. После Урахары получить такое... А кого назначат лейтенантом?
- Пока неизвестно.
Ичимару опять улыбнулся.
- Я пригляжу за этим. Так, на всякий случай. Сюрпризы лучше делать самому, а получать их не так интересно.
- Хорошо. Только не светись сам, найди кого-нибудь не такого приметного. Ты понадобишься мне в другом деле...
- Хогёку? – предположил Ичимару, приоткрывая глаза.
- Именно. Эти идиоты недооценили Урахару, чем очень сильно усложнили нам задачу.
- Но мы ведь никуда не торопимся.
- Верно, время ещё есть.
- Ещё чаю, капитан? – Ичимару потянулся к чайнику.
- Да, пожалуй, - Айзен задумался. - Гин, а ты не собираешься навестить Мир Живых в ближайшее время?
- Проведать нашего дорогого друга Кискэ? Почему бы и нет.
- Хорошо. Жаль, что с ним не удалось договориться, пока он был в Готэе. Но теперь у нас есть Куроцучи. Он будет сотрудничать более охотно.
- Я об этом позабочусь, капитан, - Ичимару поудобнее устроился на татами. - Это даже как-то слишком просто.
- Не думаю, что Куроцучи много известно. Но он может быть полезен в некоторых незначительных вопросах.
- По-моему, мы его напугали, - Ичимару довольно потянулся. - Он ничего не понимает, но так забавно злится.
- И не нужно, чтобы понимал. В Готэе и так достаточно чересчур умных капитанов.
- По счастью, все они заняты более важными делами, - Ичимару хмыкнул. - Друг другом, например...
- Наблюдаешь?
- Ага. Любопытство – мой порок, - Ичимару притворно вздохнул.
- Не единственный, Гин, не единственный.
- И это верно, - белая челка упала на глаза, скрывая выражение лица лейтенанта,. - Хотите ещё чаю, капитан?

***

- Быстро ты тут обустроился, - Йоруичи придирчиво оглядела помещение. - Вроде с собой не брал ничего, откуда такие горы хлама? Смотрю, и аппаратурой уж обзавелся...
- Ну, я связался кое с кем, попросил, чтобы мне переправили мои вещи, - смущенно ответил Урахара.
- Связался он, как же, - хмыкнула Йоруичи. - Да будет тебе известно - это я попросила Укитакэ об одолжении...
- Ну, значит, мы оба позаботились об этом.
- А шляпу полосатую ты зачем нацепил?
- Тебе не нравится?
- Да нет, ничего. Тебе даже идет, - успокоила его Йоруичи. - Это правда, что ты решил открыть своё дело?
- Ага.
- Укитакэ посоветовал?
- Нет, я сам решил.
- Не скучаешь?
- По тебе? Очень.
- Да я не об этом, - отмахнулась Йоруичи.
Урахара ничего не ответил. Дурацкая шляпа скрывала взгляд, и Йоруичи подумала, что, пожалуй, догадывается, почему её старый друг решил обзавестись такой странной деталью гардероба.
Если тема разговора становится слишком щекотливой, её лучше переменить.
- А где Тэссай? – спросила она.
- Ушел в город за покупками.
- Вот и хорошо. Надеюсь, он вернется не очень скоро?
Урахара улыбнулся и привлек её к себе.
- Тэссай не дурак, он и с черного входа может войти. Посидит на кухне, ничего с ним не сделается.

***

Видимо, Тэссай оказался совсем не дурак, потому что появился только к вечеру, когда Урахара уже разогревал ужин.
- Какие новости, капитан? - спросил он, раскладывая покупки.
На слове «капитан» сам Тэссай осекся, а Урахара криво усмехнулся.
- Да вроде всё неплохо устроилось. Йоруичи-сан сказала, что нас не будут преследовать. Правда, и в Сэйрейтей обратно не пустят, но этого следовало ожидать.
- Как ей это удалось? – восхитился Тэссай.
Урахара нахмурился.
- Ну, полагаю, поговорила с родственниками.
- А, - то ли осуждающе, то ли понимающе сказал Тэссай. Попробуй пойми, что означает это его «а».
Ужин прошел в полном молчании: у Урахары не было настроения вести разговоры, а Тэссай вообще болтливостью не отличался. Еда в Мире Живых оказалась странной, но весьма неплохой на вкус. Видимо, к ней просто нужно привыкнуть, как и ко всему, что здесь есть. Гораздо сложнее будет научиться жить без того, чего здесь нет.

***

Ночью Урахаре не спалось, он вышел во двор и замер в восхищении...
Босая, в одной вишневой накидке и с веерами в руках в неровном лунном свете танцевала Бэнихимэ. Алые ленты взлетали к небесам и опадали вниз, расшитые рукава подметали уличную пыль...
Поймав на себе пристальный взгляд, она остановилась и надула губки:
- Долго же тебя пришлось ждать, Кискэ-доно. Как ты можешь спать, когда я танцую?..
- Я не сплю, - возразил Урахара.
- Ах, ну да... эта... как её... бессоница, - Бэнихимэ подошла к нему совсем близко, склонилась и заглянула в глаза. - Или ты опять ждешь?
Не дожидаясь ответа, она отпрянула и обиженно заявила:
- Ну и дурак.
- Сегодня не жду, - улыбнулся Урахара.
- Да я и не про сегодня, - вздохнула Бэнихимэ, - Вот скажи, ты ведь надеялся, что теперь она будет жить здесь, рядом с тобой? Не отвечай, по глазам вижу, что надеялся. Кстати, зачем тебе эта ужасная шляпа?
- Я не так глуп, чтобы на это рассчитывать, - фыркнул Урахара, игнорируя вопрос про шляпу. - Хотя... вообще-то она хотела. Но от этой идеи пришлось отказаться, иначе Шихоин меня в покое не оставили бы...
- Хочешь верить в это? Ну, верь, - примирительно сказала Бэнихимэ. - Хотя, правда на самом деле в том, что кошка всегда гуляет сама по себе, ничего уж с этим не поделаешь. А вот я-то всегда с тобой!
В её голосе опять было всего понемногу: чуть-чуть издевки, чуть-чуть обиды, чуть-чуть нежности.
- Чтобы удержать кошку, надо просто дать ей свободу. И место, куда можно возвращаться.
- Сам догадался, Кискэ-доно, или подсказал кто? – кажется, она удивилась.
Урахара неопределенно пожал плечами. Ему не хотелось отвечать, а Бэнихимэ не собиралась допытываться. Сейчас её интересовало другое.
- Потанцуй со мной? – попросила она.
Он кивнул, поднимаясь на ноги.
- Окиро, Бэнихимэ!
The End

0

5

Название:-------
Автор:------
Пейринг: Йоруичи/ Урахара

Еле слышно, как стучат по крыше «Urahara Shouten» капли холодного дождя. Но стоит лишь выглянуть в окно, и станет ясно, что дождь не прекращается уже которые сутки – потоки воды буквально несутся по улицам города, подхватывая валяющиеся на тротуаре обёртки мороженого, пустые банки из-под газировки и прочую мелочь. Случайные прохожие спешат укрыться от ливня под крышами соседних построек.
В Японии сезон дождей… сезон унылого серо-сизого неба, неизбывной тоски по чему-то далёкому и недосягаемому, сезон слёз и сожалений.
Шихоин Ёруичи абсолютно солидарна с Ичиго – она ненавидит дождь. Потому что в нём нельзя спрятаться, нельзя укрыться от собственных страхов. Дождь не даёт исчезнуть воспоминаниям, лишь тяжелее становится на сердце.
Перед глазами всё равно будет стоять его лицо: равнодушный, прохладный взгляд, хорошо скрывающий и боль, и отчаяние, и усталость. И тихий шёпот:
- Извини, Ёруичи-сан… Сегодня я хочу побыть один.
И тихо закроет за собой дверь, не дав ей даже шанса попытаться что-то сказать, что-то спросить.
Урахара Киске никогда не делится своими проблемами и страхами, предпочитая переживать и обдумывать их в одиночестве, чтобы уже на следующий день с дурацкой улыбкой отшучиваться и делать вид, что ничего не случилось.
Но Ёруичи, знающей его несколько веков, видящей сейчас его опущенные плечи, хочется плакать и кричать от бессилия.

Она знает его с детства.
Они тренировались вместе.
Он был третьим офицером её отряда.
Она порекомендовала его в капитаны.

И она же, со слезами на глазах, смотрела, как её лучший друг исчезает во вратах между мирами, зная, что для него обратной дороги уже не будет.
Для него, человека, всегда бывшего рядом с ней… или она была всегда рядом с ним?
Кошки гуляют сами по себе… И, если ему уже не вернуться, то она последует за ним.

Наверное, тот день не сотрут из памяти даже тысячи дождей. Шокированный взгляд Сой Фон; высокомерный взгляд младшего Кучики, за которым – не только искреннее недоумение, но и маленькая искра понимания; насмешливый, но тёплый взгляд Кайена, ухмылка Кукаку: «Ну-у, отмочила»; понимающая улыбка Джюширо и одобрительное хмыканье Шюнсуя.
«Прости меня, девочка. Я бросаю на тебя оба отряда. Но ты сильная, ты обязательно справишься. И, возможно, даже станешь лучше, чем я. Нет, даже так – обязательно станешь. Береги себя, Бьякуя – бо. Уверена, вскоре тебя повысят до капитана. Спасибо вам, Кайен, Джюширо и Шюнсуй. Кукаку, я найду способ наведаться в гости».

В тот день Шихоин Ёруичи чётко расставила приоритеты. Следовать за ним. Неважно, как далеко. Незримой тенью, дуновением ветра, шелестом опавшей листвы.
Но ведь Киске – это Киске.
- Зачем же Вам это, Ёруичи-сан? – такого горького и такого нежного взгляда наследница клана Шихоин не видела у экс-капитана двенадцатого отряда, её бывшего офицера, никогда. Единственный раз, когда Урахара Киске не пытался укрыться от неё за дурацкой улыбочкой или опустить глаза. Только смотрел, чуть опустив веки, и печально, чуть виновато улыбаясь.
- Вас могут объявить преступницей. Отстранить от чина, клан отречётся от Вас.
- Ну и чёрт с ним, не больно-то и хотелось. И потом, преступницей я себя уже сама объявила, - она задорно, беззаботно улыбается, сразу становясь похожей на юную безбашенную девчонку, когда-то соревновавшуюся с ним в умении метать кинжалы и в беге наперегонки.

Ёруичи помнит тот день так ясно, словно всё случилось лишь вчера, а не около века назад. И порывистое, крепкое, но удивительно ласковое объятие помнит яснее всего.

Первый человек, заслуживший доверия чёрной кошки.
Первый друг, который понимал её с полувзгляда.
Первый мужчина, которому она позволила коснуться себя.
Первый мужчина, ставший для неё самым важным человеком.
Первый, кого она полюбила.

И сейчас, грея в сердце воспоминание о том, какими сильными и в то же время нежными были в тот день его руки, об аромате ночной прохлады и звёздного неба от его волос, едва касающихся её щеки, и о тихом шёпоте возле уха:
- Спасибо, Ёру… - она жалеет, что не сказала ещё тогда, насколько он ей дорог.

Но с тех пор Киске ни разу не позволил себе минуту слабости. Ни разу при ней.

Когда-то наследница великого клана считала, что это глупо и дико – жертвовать собой ради мужчины, быть рядом, даже если гонят, наплевав на собственную гордость.
Когда-то она считала, что мужчина обязан быть сильным и стойким, идти вперёд с гордо поднятой головой, не показывая никому собственной слабости и тоски.

Но сейчас она так отчаянно хотела ему помочь, что гордость волновала её в последнюю очередь. Она хотела, чтобы Киске доверял ей так, как она доверяла ему.
Он доверял – она это знала. Больше, чем кому-либо, больше, чем себе самому.
И всё же свою слабость предпочитал от неё скрывать так же, как и ото всех. Достаточно того, что она о ней знала.

Но Ёруичи давно уже отказалась от своих былых принципов. Только когда дело не касалось Киске. Потому что Киске, Ёруичи знала, она примет любым.

«Я хочу вновь видеть его нахальную, беззаботную улыбку, за которой он не будет прятать боль. Я снова хочу видеть того Киске, каким он был до перевода в двенадцатый отряд и последующего изгнания.

Я просто очень хочу видеть того Киске, с которым мы были вместе с детства».

Но что она может?
Прислонившись лбом к оконному стеклу и слушая грустное пение капель дождя, Ёруичи чувствует кожей лёгкий холодок. Дождь некому утешить. Он плачет сразу за всех и о каждом, пытаясь смыть боль людей, тех людей, которые просто разучились плакать. Его слёзы горьки, но после дождя неизменно из-за туч выглядывает солнце…
А небо становится ярким и высоким, неизменно радуя своей синевой.
Кажется, только сейчас Ёруичи понимает, что в действительности она любит дождь.

«Скажи, Киске… Как я могу помочь тебе? Что я могу? Хочешь, просто посижу рядом с тобой, не стану ни о чём расспрашивать? Я бы и правда хотела знать, что так тревожит тебя, но не имею права спросить… Быть может, ты сам мне однажды расскажешь?
А знаешь, я не жалею. Не жалею, что сбежала из Общества Душ, бросив и отряд, и клан. Точно, меня считают ненормальной и сумасбродной, так же, как и ветер, с которым я когда-то пыталась соревноваться.
Но, если честно, мнение других меня мало волнует.

Я знаю, что мой настоящий дом – здесь. Знаю, что «Urahara Shouten» - единственное место, куда может (и захочет) вернуться своевольная чёрная кошка.
Знаю, что уже давно я люблю тебя.
Как и то, что никогда не скажу этого вслух.

По крайней мере, пока не закончится эта война».

Если Урахара Киске закрывает дверь в свою комнату, все обитатели магазинчика понимают, что хозяин хочет остаться в одиночестве.
Он никогда не запирается – даже вечно любопытный и игнорирующий этикет Джинта не станет соваться в комнату к Урахаре, если тот закрыл дверь.

И лишь только она впервые решается нарушить это никем не писанное правило.
Тихо поворачивает ручку и заходит в комнату. Киске даже не оборачивается, устремив взгляд куда-то за окно, сквозь дождь.

Что она может как женщина? В силах ли сейчас исцелить кровоточащее сердце и душу, полную горьких сожалений и неуверенности, нежные поцелуи и горячие объятия?
Сейчас – нет.

Что она может как кошка? Запрыгнуть на колени, потереться пушистой щекой о его подбородок и, потоптавшись, свернуться клубком и тихо, блаженно замурлыкать.
И скорее почувствовать, чем увидеть, как, почёсывая её за ухом, он улыбнётся.

0

6

Название:Кулинарные таланты синигами или Как сойти с ума
Автор:Yomi
Фэндом:Блич
Пейринг:Урахара/Йор­уичи
Рейтинг:G
Жанр:юмор
Статус:закончен
Размер:драббл
Дисклаймер:не моё
Размещение:только с шапкой

Шесть часов утра.Урахара разлепил глаза и потянулся.И чего он проснулся в такую рань?Он зевнул и посмотрел на Йоруичи,мирно сопевшую у него под боком.Да,даже кошки иногда возвращаются домой.Киске встал с кровати и вышел во двор.Сидя на пороге дома,он пытался восполнить в голове пробелы,появившиеся в результате подарка от клана Сиба,принесённого Йоруичи из Общества Душ.Саке,переданное Куукаку,было невероятно крепким,поэтому Киске не мог ничего вспомнить после первого неловкого поцелуя в щёку Йоруичи.Эта дама была такой же вспыльчивой,как и все женщины-синигами.Чуть оступишься в ухаживании-считай,ты уже труп.Но Урахара не зря столько лет изучал души людей.Он уже давно научился манипулировать этой женщиной,используя случайное слово или фразу,или просто кося под дурачка,как обычно и делал.Вздохнув,Урахара отправился на кухню-Тессая не будет ещё два дня,а быть съеденным этой прожорливой кошкой ему не хотелось.Проходя по коридору,бывший капитан 12-го отряда увидел Уруру,которая странно на него посмотрела и спряталась за дверью.Ах да,не каждый же день хозяин магазина ходит по дому в одних трусах с изображением Кона!По крайней мере,это было пугающе,и Уруру поступила наиболее благоразумно,забившись в угол комнаты.
Тем временем,Урахара,всё ещё зевая,дошёл-таки до кухни.Заглянув в холодильник и порадовавшись запасливости Тессая,он достал три десятка яиц и две палки колбасы.
Когда Урахара закончил готовить свой нехитрый завтрак,солнце уже было довольно-таки высоко.Заставив тарелками всю кухню,Киске искренне надеялся,что принцессе клана Шихоуин этого хватит.
Через некоторое время:
-Мм,Киске,а неплохо!,-Йоруичи мило улыбалась,словно бы вся эта еда и не исчезла только что в её бездонном желудке.
Урахара устало вздохнул-чёрт,знал же,что она жрёт как лошадь!И на что надеялся...Абарай и то больше его устраивал как нахлебник.
-Ну что,Киске,-Йоруичи вытерла рот и пальцы салфеткой,-пора бы и делом заняться.Я ведь тут надолго,а скоро ещё и Абарай с Омаэдой подкатят...Так что,руки в ноги и вперёд-в супермаркет!А у меня сериал уже скоро...
Урахара зашёлся в немом крике.Больше он никогда,слышите-никогда,не позволит себе даже думать о том,что научился манипулировать этой ведьмой!..

0

7

Название: "Тени прошлого"
Автор: gaarik
Бета: спит
Пейринг: намёком Урахара/Йоруичи
Жанр: драббл, "ангстовый романс"
Рейтинг: G
Фендом: Bleach
Дисклеймер: отказ от прав
Примечание: писалось на невошедшую в тур на Однострочниках заявку: Йоруичи, сидеть в одиночестве на крыше.

Тёплая от солнца черепица греет, и сидеть на ней - одно удовольствие. Йоруичи откидывается на спину, ловя себя на том, что, будь она сейчас кошкой, то несомненно бы замурлыкала. Жаль только, что муррчать ей не для кого. Точнее, тот, кем Киске был, понял бы её легкомысленность, но не этот, теперешний. У того Киске были ласковые глаза и мягкие, чуть обветрившиеся губы. И горячие, шершавые руки, которыми он гладил её.
Сегодня, как и всегда, она очень скучает по нему.

Но полосатая панамка и кажущаяся беззаботность остались давно позади. Вместо вечно улыбающегося, дурашливого торговца на террасе сидит обросший щетиной мужчина, и его серые глаза, способные, как казалось ранее, резать взглядом, теперь излучают лишь дикую усталость.

Сейчас же у него ужасно-усталый, словно лишённый жизни взгляд, и лишь улыбка всё ещё прежняя - понимающая. Когда он, чуть поджав губы, выдыхает - медленно, и, опираясь на трость, встаёт - она чувствует во рту горьковато-металлический привкус. Словно это не у него на языке кровь, а у неё.
Прощайте, ромашки, детство кончилось.

Иногда ей хочется перестать быть женщиной и стать просто обычной кошкой. Ведь тогда не пришлось бы составлять и прорабатывать планы, искать брешь в броне противника, строить догадки... Как не нужно будет волноваться за него и мстить, мстить - за оборванные жизни, утраченные возможности и постоянную боль. Не за себя, а за то, что он больше не такой, как прежде. С собой она уж как-нибудь сама разберётся...
Хотя даже думать так - и то эгоистично.
Но прошлого не вернуть, и ей это слишком хорошо известно. А прибегать ради этого к последним средствам... средству. К помощи Орихиме - это всё равно что самой себе наступить на хвост.
Нет уж. Раз они сами выбрали этот путь, то должны пройти его до конца.

Потянувшись, Йоруичи легко спрыгивает на землю, направлясь в магазин. Они могли потерять всё, но сохранили себя - друг для друга. И пусть он уже далеко не тот, каким был до войны, но она продолжает раз за разом приходить сюда - просто увидеться ли, потереться щекой о шею или дотронуться до его рук. Она как была, так и осталась кошкой. А кошки возвращаются к тем, кто дарит им своё тепло.
Всегда.

0

8

Название:"Кошки всегда возращаются"
Автор:­Alla Aston
Бета:моя совесть
Жанр:Романтика
Пейринг:Урахара/Йор­уичи
Размер:Мини
Дисклеймер:Всё дяди Кубо
Размещение:Только с разрешение
От автора:Писала,под температурой,поэтом­у не знаю как получилось...

А ведь я никогда не замечала,каким ты стал,после ухода из Сейретейя.Строя дурочка,ты скрывал в душе всю печаль и усталость,накопившу­юся за несколько столетий.И лишь иногда я успевала уловить отблески этих эмоций в вечно смеющихся глазах,которые ты прятал от меня.
Что с тобой стало,Киске?
Глупо спрашивать,ведь я знаю ответ.Ты уже слишком долго живёшь,и изжил тот огонёк в душе,который я так любила.
Но похоже,что ты знал,что даже если это и так - мне будет всё равно.Мы остались вместе,и прошли через всё,сохранив себя.Иногда я думаю,что твоя вечная понимающая улыбка,всего лишь маска.
Ты всегда так улыбаешься,что бы я перестала беспокоиться,и знаешь это помогает.
Я уже смирилась с тем,что в последнее время мы слишком много молчим.
Смирилась с тем,что поцелуи уже не такие страстные,как были раньше.
Смирилась с тем,что обычно нежные ладони давно стали шершавыми,и потрескались от суровой погоды Мира Живых.
Я готова смириться со всем,что ждёт нас впереди,но не с твоим хриплым и в последнее время усталым голосом.Мне кажется,что едва я слышу эти хриплые и усталые нотки,я терея того весёлого,нежного Киске,в объятьях которого я просыпалась каждое утро.
Теперь ложась ночью,рядом с тобой,я долгое время не могу уснуть,запоминая пусть уже и не такие чёткие,но всё же родные черты лица.
Нынешний Киске,перестал быть легкомысленным,что конечно радовало меня,но теперь он прикрывался амплуа дурочка,лишь для того,чтобы скрыть свою душу,а не для забавы,как раньше.И сейчас прижимаясь,к покрытой щетиной,щеке я не думаю что будет с нами.Я думаю,что будет с тобой,Киске.Возможно финальная битва и перевернёт наши отношения,но я ведь кошка...а кошки всегда возращаются к хозяинам.
А что будет с кошкой,если не будет хозяина,Киске?
Не будет хозяина,не будет кошки...
Поэтому,Киске оставайся прежним легкомысленным,забавным и нежным хозяином,чтобы мне всегда было куда возращаться.
Чтобы было куда возращаться и было кому дарить своё тепло.

увеличить

0

9

Название: Поцелуи при закате
Автор: Чародейка Фиона
Бета: нет
Пейринг: Киске/Йороучи
Рейтинг: NC-17
Жанр: Сюжет? Какой сюжет?
Статус: закончен
Размер: мини

-Йороучи, тебе нравится закат?
Женщина обернулась, удивленно посмотрев на своего старого друга. Вообще, странно, что он спросил ее о чем-то личном. Обычно, он знает о ней все наперед.
-А что в нем такого, что может меня привлечь?
-Ну, он такой необычный, таинственный. Хочется целоваться в его лучах, - задумался Киске, объясняя свои эмоции.
Женщина улыбнулась, в мгновение ока оказавшись рядом с ним. Ее язычок осторожно прошелся по его губам, проникая глубже. Йороучи буквально уронила торговца на пол, заставив его шляпу откатиться на недосягаемое расстояние. Шляпник, не теряя времени, стянул с женщины кофту, но она не дала ему взять инициативу в свои руки. Их одежда за несколько секунд была разбросана в хаотическом порядке.
Когда они были друг перед другом совершенно нагие, она потерлась о него спиной, как самая настоящая кошка, а потом и грудью. Киске провел рукой по внутренней стороне ее бедра, заставляя возбудиться еще больше. Губы сплетались в поцелуе, как только могли дотянуться. Йороучи осторожно взяла в руку его мужское достоинство, заставляя глубоко вздохнуть. Осторожно, она начала его поглаживать и спускаться губами по телу любовника все ниже. Ее язык действовал уверенно и нежно, заставляя забывать о реальности вокруг. Йороучи облизала ствол, спустилась ниже, к яичкам, играя с ними. Томящими движениями она снова вернулась к головке, заглатывая насколько можно ниже. Киске вздрогнул, не сдерживая рвущийся из груди стон. Улыбнувшись, женщина поднялась и грациозно устроилась сверху, начиная медленно двигаться. Он опустил свои руки на ее бедра, зная, что в этом удовольствии она ему не откажет. Движения становились все быстрее и все резче, пока несдерживаемый крик не разорвал тишину.
Женщина устроилась под боком у Киске, который даже не соизволил сдвинуться с места или хотя бы повернуться.
-Какая же ты неромантичная, любимая! - с улыбкой сказал он, когда Йороучи закрыла глаза.
-Ты же сказал, что хочешь целоваться…

0

10

Название: Халтура
Автор: Чародейка Фиона
Бета: нет
Персонажи: Киске/Йороучи
Рейтинг: G
Жанр: юмор
Статус: закончен
Размер: Мини-мини

Они всегда были друзьями, сколько Урахара помнил себя. Вместе тренировались, вместе гуляли, но одновременно с этим Йроучи была далеко от него, принадлежа к великому клану. Ему всегда хотелось подойти к ней, обнять, поцеловать, но всегда перед ним стоял страх, что она оттолкнет его и он потеряет единственного друга. Она улыбалась, а он только и могу, что рассеянно наблюдать за ее совершенством со стороны.ъ
-Киске, ты опять халтуришь на работе?
-Что, Йороучи?
-Ладно, что с тобой поделать.
Йороучи всегда была для него подобна его личной Богине: красива, умна, беззаботна, но при этом как будто бы закрывала его от всех невзгод своим крылом. Всегда понимала, и всегда прощала. Ему на миг показалось, что, когда он стал капитаном, он приблизился к ней хотя бы на ступень. Но судьба сразу же дала понять, что они все еще далеко. И ему снова пришлось наблюдать за ней издали, не смея коснуться.
-Киске, ты бы построже с отрядом был. И уже принимался за работу. Опять ведь халтуришь!
-Ну, что поделать, Йороучи!
-Как обычно, ты неисправим.
На улице была ночь, когда он в очередной раз шел мимо ее дворца, окруженного прекрасным садом. Ехидно улыбнувшись, Киске решил вспомнить детство, с легкостью сиганув через забор и пробираясь к ее комнате по укромным местам, где не ходила охрана. Уже добравшись до ее окна, он мужчина вспомнил, что пришел сюда незачем. Уже хотел уйти, но не смог. Йороучи спала, как кошка свернувшись калачиком и мило по-детски улыбалась.
Урахара, не зная, что делает, на цыпочках подошел к ней, присаживаясь на край кровати. Самоуверенное лицо было наивно, перестав прятаться за маской праздности. Волосы изящно обрамляли силуэт ее тела, прикрытого простыней. Киске, повинуясь внезапному порыву, легко коснулся ее губ, чтобы на всю жизнь запомнить их вкус. Она улыбнулась во сне. Но стоило ему привстать, пытаясь уйти, пока хозяйка его не заметила, весь мир полетел вверх тормашками. Урахара понял только то, что он оказался на кровати, прижатый сверху ее обнаженным телом.
-Нет, Киске! Это не отряд, здесь я тебе отхалтурить не дам.

0

11

Название: Наше секретное место
Автор: Чародейка Фиона
Бета: нет
Пейринг: Киске/Йороучи
Рейтинг: PG-13
Жанр: романтика
Статус: закончен
Размер: Мини
Размещение: только в виде ссылки на эту страницу
От автора: Написано на фикатон в сообществе ­About Bleach

-Йороучи-сан, я, - Киске неуверенно стоял перед молодой девушкой, у которой он служил, - я прошу прощения, сейчас все уберу.
Парень упал на колени, начав сосредоточенно подбирать осколки разбитой им вазы. Йороучи молчала, не зная, что сказать.
-Киске, – неуверенно позвала она.
-Да, моя госпожа?
-Зачем ты ее разбил? Только не говори, что случайно. Я видела твои тренировки с занпакто. Твоей ловкости мог бы позавидовать любой.
-Моя госпожа все равно никогда не любила эту вазу, - сдался Урахара, не став отпираться. – А собирая осколки я могу чуть дольше наблюдать за вами.
Йороучи немного смутила от признания, не зная, как на него реагировать. Конечно, у нее было много поклонников, но ни одного такого же изобретательного.
-Так ты поэтому торчишь здесь, а не идешь учиться в Академию шинигами?
-Да, моя госпожа.
-А если я скажу, что не хотела бы, чтобы ты реализовал свои таланты, а не подтирал здесь полы. Что тогда?
-Тогда я боюсь, что просто разорвусь на части, моя госпожа, - развел руками Киске, - между желанием видеть вас и выполнить вашу волю!
-А если, - Йороучи встала с кресла, подойдя вплотную к слуге и присев рядом с ним. Ловкие пальцы подхватили несколько осколков, помогая устранять проблемы созданные нелюбимой вазой, - у нас бы было такое секретное место, где мы могли бы видеться? Наше секретное место?

0


Вы здесь » [Аниме это жизнь] » Блич » Урахара/Йоруичи


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC