[Аниме это жизнь]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [Аниме это жизнь] » Блич » Ичиго\Рукия


Ичиго\Рукия

Сообщений 1 страница 20 из 27

1

Фанфики по пейрингу Ичиго\Рукия

увеличить

0

2

Гигай
Автор: ROksi_
Бета: нет
Пейринг: Ичиго\Рукия
Фандом: Bleach
Жанр: юмор
Рейтинг: G
Дисклеймер: издеваюсь над чужими персонажами

- Что ЭТО?
Кучики-тайчо, не спеша, повернулся к Урахаре.
Торговец смутился… хотя скорее умело притворился смущенным. Его глаза из-под шляпы сияли ярче звезд из-за едва сдерживаемого веселья.
Где-то на заднем плане раздавалось тихое похрюкивание – Ренджи тщетно пытался сдержать хохот, его лицо было ярко красным от усердия.
Бьякуя ждал ответа.
- О, это? Гигай. Вы разве не видите, Кучики-тайчо?
Бьякуя еще раз смерил взглядом фигуру наглого торговца.
- Он женский, – констатация факта, не подлежащего сомнению. В том, что гигай женский можно было легко убедиться, едва взглянув на него. Изделие Урахары неплохо бы подошло Рангику с ее объемами, а черные волосы и серые глаза внушали Бьякуе сильное подозрение, что над ним… издеваются.
- Ну, да, просто… - Урахара помахал веером перед носом капитана шестого отряда, - такой наплыв клиентов. Последнее время сюда, кажется, переселилась большая часть Сейрейтея. Вот и ваш лейтенант тоже.. гм… здесь. И всем, буквально всем, нужны гигаи. А я бедный торговец, у меня и помощников-то нет,- в комнату заглянул Джинта, - ну, или почти нет. Кучики-тайчо, берите этот, последний он остался… Буквально от сердца отрываю.
Веер со стуком захлопнулся, а Бьякуе резко захотелось оторвать «бедному торговцу» какой-нибудь жизненно важный орган.
Он скрипнул зубами. Аристократическое спокойствие готово было разлететься на куски, может быть даже вместе с Сенбонзакурой.
- Я вчера послал вам уведомление о своем прибытии.
Торговец чуть наклонил голову и тень, падающая на его глаза, стала гуще.
- Ой, знаете, Кучики-тайчо, столько дел, столько дел. Я прямо горю на работе,- Урахаре вспомнилось, как он вчера весь день дремал в обнимку с черным котом. – И все дела такие важные… Я просто не успел, Кучики-тайчо.
Капитан еще раз взглянул на гигай:
- Другого точно нет?
- Последний, Кучики-тайчо.
Бьякуя вздохнул. У него было дело в мире живых – разговор, который он не хотел переносить теперь, когда уже настроился на него.
Ренджи не выдержал все-таки, и заржал в голос (не помогало уже ничего, даже картина своей безвременной кончины от Сенбонзакуры), когда его капитан облачился в «последний» гигай.
- Куч…ха-ха..Кучики-тайчо, м..ха-ха.. может вы ха-ха в следующий раз…- Ренджи уже не мог смеяться и даже начал икать.
- У меня дело.
Урахара тут же подскочил к нему.
- Неужели такое срочное? А какое?
Кучики холодно посмотрел на него, но торговца этот взгляд не смутил, он продолжал требовательно теребить рукав его… э-э кофточки. Капитану потребовалось все его самообладание, чтобы не начать крушить магазин.
- Я должен поговорить со своей сестрой.
Да, именно так. Последнее время Бьякую мучили сомнения насчет места жительства, которое Рукия выбрала себе в мире живых. Насколько дом Куросаки сочетается с соблюдением аристократических традиций и поддержанием чести великого дома Кучики. (И это капитан еще находился в счастливом неведении относительно того, что Рукия не только спит в комнате Куросаки, так еще ее спальное место находится в стенном шкафу.)
Урахара булькнул и закрыл лицо веером.
- Позвольте уточнить, Кучики-тайчо, - чуть задыхающимся голосом поинтересовался он, - вы собираетесь идти в этом гигае домой к Куросаки? По улице?
Видимо Урахара не думал, что его шутка так далеко зайдет.
- Да.
- Гм.
Кучики еще раз осмотрел себя в зеркале и чуть поморщился.
- Мне пора. Позаботьтесь о моем лейтенанте – ему явно плохо.
Ренджи не было плохо, у него просто уже не осталось сил смеяться. Он валялся на полу, прикрыв глаза, из которых струились слезы. Изредка он всхлипывал и его снова начинал душить хохот, как правило, это происходило при малейшем взгляде на капитана.
Урахара проводил гостя до порога.
- Удачи вам, Кучики-тайчо, – и тихо пробормотал. – Надо срочно найти фотоаппарат.

Ишшин открыл дверь и оцепенел. Неужели такие девушки ходят к его сыну? А мальчик-то уже совсем вырос…
Что за девушка! Богиня!!
И даже не обиделся, когда в ответ на свое горячее приветствие, которое попытался сопроводить объятьями, он получил ногой в живот.
Бьякуя тоже не удивился. Поход до дома Куросаки дался ему … трудно. Мир живых удивлял, он был слишком… живым, а мужчины слишком активными. Где-то на середине пути Бьякую начало сильно интересовать – как здесь вообще может жить его сестра. Во весь рост встал вопрос о том, чтобы больше не выпускать ее в это развращенное место.
В общем, к дому Куросаки он подошел уже на взводе.
Стоя над скорчившимся Ишшином, капитан шестого отряда думал - уместно ли теперь поинтересоваться - не ошибся ли он адресом.
Этот вопрос снял с повестки дня, вернувшийся из школы, Ичиго.
Куросаки, который только недавно научился узнавать людей по рейацу, был целиком погружен в какие-то свои мысли, и именно это сыграло с ним такую шутку.
- Йо, Бьякуя, – поздоровался он. Что ты здесь дела… - На пороге кухни до него наконец дошло, что образ Кучики-тайчо, который он помнил и того, что сейчас стоит на пороге, мягко говоря, не совпадают. Ичиго медленно обернулся. – Бьякуя?
У капитана дернулась бровь, а Ичиго вдруг осознал, что у него есть инстинкт самосохранения.
- Я пришел поговорить со своей сестрой.
- А… да, - у Куросаки резко сократился словарный запас, но тут подал голос очнувшийся Ишшин:
- А я вижу твои трусики…
Две ноги с разных сторон положили конец его наблюдениям еще на некоторое время, а Бьякуя прибавил к недостаткам Ичиго еще и дурную наследственность.
Куросаки сейчас туго соображал, главным образом потому, что пред ним стоял Кучики Бьякуя, а глаза говорили совсем другое.
- Куросаки, МОГУ. Я. УВИДЕТЬ. СВОЮ. СЕСТРУ.
Ичиго все шкурой почувствовал, что если он сейчас не скажет «да», Бьякуя наплюет на все ограничения и освободит банкай в полную силу, что бы стереть с лица земли полгорода, где его видели в таком виде.
- Да! Конечно. Только… Я сейчас ее позову… - последнюю фразу он прокричал, взбегая по лестнице.

- Рукия, - Ичиго ворвался в комнату, как ураган, и тут же рухнул, взвыв от боли, - ох, как вы с братом похожи…
- Я переодеваюсь… - начала Рукия. - А почему ты вспомнил моего брата?
Ичиго прижимая руки к животу, по которому получил удар ногой, проворчал:
- Вспомнил… Вспомнишь тут его, когда Бьякуя сейчас внизу избивает моего папашу.
- ??
Рукия пулей вылетела из комнаты и бросилась вниз по лестнице.
- Подожди! Черт! – Ичиго рухнул обратно на пол. – Я не успел ее предупредить.
Покряхтывая, он поднялся.

Рукия замерла на пороге.
Все чувства говорили ей, что в комнате находится ее брат, а глаза между тем упрямо подтверждали наличие только фигуристой девушки и квинси.
В голове Руки зародилось страшное подозрение, тем более, что взгляд странной девушки, которым та одарила, влетевшую в комнату Рукию, был таким… знакомым.
Ичиго выглянул из-за ее плеча.
- О, ты уже… ох, - он получил локтем в бок
Разъяренная Рукия прошептала:
- Тебе что трудно было меня предупредить?
- Я просто не успел, ты сразу бросилась на меня и… - краем глаза он заметил, как дернулась бровь Бьякуи (у капитана явно был хороший слух) и Ичиго сразу захотелось оказаться подальше отсюда.
- Ну, ладно, - затараторил он, - я пойду… – тут он заметил квинси, - Исида. О! Э-э, может, пойдем? - он схватил друга за руку. - Кон опять порвался и вообще…
Квинси начла сопротивляться выдворению из гостиной, и тогда Куросаки наклонился и зашипел ему на ухо:
- Пойдем, им поговорить надо. Ты откуда здесь вообще взялся?
- Меня впустила твоя знакомая. Мы с ней поболтали, - квинси наконец позволил выволочь себя из комнаты. - А что у нее за дела с Рукией?
Ичиго зашипел не хуже разъяренного кота.
- Кстати, Ичиго, а что у тебя упало так громко там… наверху? Девушка так испугалась, мне даже пришлось ее успокаивать.
Ичиго странно посмотрел на него.

- Брат?
Бьякуя поморщился. Глаза Руки были абсолютно круглые.
- Другого гигая не было. Этот последний, – коротко проинформировал он.
- Э-э, - Рукия решила, что она все-таки недостаточно ненавидит Урахару, чтобы сейчас проинформировать брата, что торговец может изготовить гигай за пару минут.
Разговор не клеился и Бьякуя решил начать еще раз:
- Благодаря этому гигаю… В общем, к тебе не пристают… ну … - впервые в жизни ему не хватало слов, - ко мне так… пока я сюда шел… мужчины…
Рукия хихикнула.
- Ну, если ты не заметил, брат, я не обладаю такой фигурой как ты, - встретившись взглядом с Бьякуей, она поправилась, - то есть, конечно, твой гигай и …
Кучики-тайчо окончательно понял, что весь спланированный им разговор, который должен был плавно перетечь в нотацию, летит в… ну, куда-то там летит.
Но он решил все же попробовать еще раз:
- Рукия, ты уверена, что твое пребывание в этом доме соответствует тем нормам поведения, которые ты должна следовать, как одна из рода Кучики?
- Как будто твой гигай им соответствует, - пробурчала себе под нос девушка, на ее беду (как уже заметил Ичиго) у Бьякуи был хороший слух.
- Рукия!
Может именно, испуг заставил ее сказать правду:
- Я живу в доме того, кто скорей всего станет моим мужем…
Поняв, ЧТО она сказала, Рукия зажала рот ладонью и в ужасе уставилась на брата.
- Да? Ну, ладно... – сказал Кучики-тайчо, а потом развернулся и вышел.
Рукия, не спеша, подобрала челюсть с пола и сказала себе, что ничего этого не было, что это просто сон.
Да, конечно, просто сон.
Или видение.
Или чья-то злая шутка.
Что угодно, только не правда. Это просто не мог быть ее брат! А если даже это был он… Она ведь не могла просто сказать ему то, что сказала?.. и остаться в живых.

В коридоре Бьякуя наткнулся на Куросаки и квинси.
- Ты не проводишь меня?
Ичиго не осмелился отказаться.
- Куросаки, - наконец сказал Бьякуя, уже переступая порог, - надеюсь, ты меня не разочаруешь. Ни меня, ни мою сестру. Мне не понравилась неуверенность в ее голосе и это «скорей всего»… Я надеюсь, мы поняли друг друга.
Говорить, что он ничего не понял, Ичиго не стал бы даже под пыткой, а то вдруг Бьякуя вернется и решит объяснить понятнее, например, с помощью меча.
Заперев дверь, он привалился к ней спиной в изнеможении и, наконец, заметил подошедшего квинси:
- Ты видел? Что с ним творится?
Исида поднял взгляд на Куросаки.
- С кем?
- Ну, с Бьякуей.
Квинси удивленно моргнул.
- А почему ты о нем вспомнил?
Ичиго подозрительно покосился на друга.
- Потому что он только что был здесь.
Исида хлопнул глазами.
- Здесь… Когда?
Ичиго вздохнул.
- Все время забываю, что ты потерял свою силу. Видел девушку, которая здесь была? - квинси кивнул, но в его взгляде все еще стояло непонимание, которое постепенно стало уступать место подозрению:
- Но ты ведь не хочешь сказать?..
- Да, это был он.
Квинси нервно икнул.
- Он?
- Он-он! Точно тебе говорю.
Исида внезапно побледнел.
- Правда?
- Конечно, правда, - Ичиго внимательней пригляделся к другу. - Да что с тобой?
Квинси нервно хихикнул.
- Я пригласил ее... его на свидание.
Ичиго присвистнул
- Ну, знаешь, это не страшно, если сразу не убил…
- Он согласился.
Глаза Куросаки сделали попытку начать самостоятельную жизнь, а вечно сведенные брови оказались где-то на середине лба. Слов чтобы прокомментировать только что услышанное не было (даже тех которыми не принято выражаться при дамах), остались только звуки:
- Э-э????
Исида вскинул на друга глаза полные надежды.
- А может, ты просто шутишь?
Ичиго, стравившийся наконец с удивлением, хлопнул его по плечу.
- Извини, – он на миг задумался, - а когда… на какое время ты…
- Завтра вечером.
Куросаки еще раз сочувственно хлопнул друга по плечу.
- Ичиго, ты меня пугаешь… Что? Еще что-то? Неужели может быть еще хуже?
- Гм, завтра уж точно будет готов его собственный гигай. Ну, мужской, в общем… вот.
Исида застонал.
- И что же мне теперь делать?
Ичиго вздохнул.
- У тебя есть банкай?
- Нет.
- Тогда тебе не стоит разочаровывать Кучики Бьякую, - немного подумал и добавил,- хотя, если есть, все равно не стоит.

0

3

Название: Ночь, что всегда следует за закатом
Фендом: Bleach
Автор: ~Ageha~
Бета: сама и Ворд
Жанр: ээ... я даже не знаю. романс, наверное
Рейтинг: G
Персонажи: только Ичиго и Рукия
Статус: недописанный лежал на компе полгода, недавно нашла и доработала, так как для себя серьезно решила не вступать в это соо, пока не будет фанфа.
От автора: изначально писался в подарок)
Предупреждение: второй дописанный ИчиРук. критика и тапки (равно как и похвалы) приветствуются. очень важно знать мнение каждого *может, вообще больше писать не стоит...*
Дисклаймер: Кубо-сенсей, Великий и Ужасный

Ичиго любит ночь.
Он думает, что только ночью, когда во мраке серебрится только слабый свет далеких звезд, можно побыть самим собой. Отпустить свои дневные страхи, прогнать прочь переживания и опасения за своих друзей и за себя. Улыбнуться – открыто, искренне – своим мыслям… А может быть, невольно вздрогнуть и настороженно посмотреть на равнодушный белый свет далекой звезды, вспомнив о том, что происходит в дневное время, которое сейчас кажется таким нереальным.
Осознание того, что он любит ночь, пришло к нему не сразу. Сначала он злился на нее за то, что в прохладном сумраке мысли в его голове прояснялись и настоящие чувства выходили наружу. Это было непривычно для него – для человека, который все свои эмоции привык скрывать под нахмуренными бровями, поэтому он старался не видеться с ночью: уходил домой раньше, занавешивал окна вечером и рано ложился спать. Так ночь исчезла из его жизни.
Только тогда он понял, какая она пленительная. Он хотел, но не мог ее забыть: не мог забыть ночной ветерок, гладящий его лицо, не мог забыть звезды, тусклыми точками мерцающие над его головой; но самое главное, он не мог забыть луну, такую загадочную и немного печальную, ее искрящийся свет, ее образ… Он не любил безлунные ночи гораздо больше, чем беззвездные, и когда сквозь затянутое тучами небо до него добирался луч серебряного света, рассеивая окружающую его тьму, он понимал, что вновь спасен.
Он любил и любит это восхитительное чувство уверенности и спокойствия, которое великодушно дарит ему ночь, но в то же время злится на нее, потому что ничто теперь не в силах подарить ему такие же ощущения.
Поэтому…
Сейчас есть только он.
И эта спокойная, таинственная ночь.
"Моя, только моя".
Ичиго протянул руку, пытаясь кончиками пальцев дотронуться до холодной и неприступной на первый взгляд луны.
"Ты изменила мою судьбу".

***

Рукия любит закат.
Она думает, что только на закате, когда вокруг разливается красный свет уходящего солнца, становится самой собой. Позволяет себе расслабиться, улыбнуться своим мечтам – нежно, легко... И вдруг оглядывается с тревогой, уловив в ярком пламени заката красный как кровь всполох, который слишком явно напоминает о том, что происходит днем, в таком нереальном сейчас мире.
Осознание того, что она любит закат, пришло к ней не сразу. Сначала ее раздражала его бессмысленная, как ей казалось, палитра красок. Но почти сразу же она поняла, что время, которое проводит с ним, не похоже ни на что, обычно окружающее ее в серой реальности. Это чувство, которое она испытывала, глядя на закат, было таким волнующим, таким живым, что хотелось улыбаться ему, пока он рядом, и плакать, когда он уходил.
Но, разумеется, девушка из благородного дома Кучики не могла себе позволить проявление глупых эмоций, поэтому она перестала приходить к закату: заканчивала все дела до наступления вечера, отсиживаясь в своей комнате без окон в поместье.
Только тогда она поняла, что потеряла. Ей не хватало ярких красок на горизонте: розовых, белых, сиреневых туч, высокого неба, цвет которого невозможно было определить, настолько гармонично нежно-голубой пласт превращался в темно-лиловый; но самое главное, ей отчаянно не хватало слепящего солнца, на падение которого было больно и в то же время легко смотреть. Ведь она знала, что оно обязательно появится утром на другой стороне, чтобы с новыми силами пройти свой путь.
И, пожалуй, именно за это она его и любила, и любит, и будет любить. За то чувство уверенности в завтрашнем дне, за то, что яркие всполохи оранжевого пламени наполняют ее сердце радостью и спокойствием, заставляя забывать о будничной жизни. Но она сердится на закат: теперь решительно ничего не в силах заставить ее забыть о нем и о тех ощущениях, что он ей дарит.
Поэтому…
Сейчас есть только она.
И этот яркий, волнующий закат.
"Мой, только мой".
Рукия протянула руку, пытаясь кончиками пальцев дотронуться до обжигающего и неприступного на первый взгляд солнца.
"Дурак, ты изменил мою судьбу тоже".

***

"Это ведь нормально, что она идет немного позади меня…"
"Это ведь нормально, что я иду немного позади него…"
"Она и по силе, и по росту (по нему особенно) ниже меня…"
"Он слишком высокий и быстро шагает, я за ним не успеваю…"
"И кроме того, так мне будет легче защитить ее, даже если она опять сделает вид, что не нуждается в моей помощи…"
"И потом, так я смогу поддержать его, когда он сделает неверный шаг; я ведь знаю, что нужна ему…"
- И спасибо тебе за это, – пробормотала вслух Рукия.
- Что? – непонимающе оглянулся Ичиго, который явно не расслышал ее последних слов.
- Ничего, балда, – огрела его Кучики сумкой по голове (и как только дотянулась? – прим. авт.). – Пойдем быстрее, а то в школу опоздаем.
- И когда это ты успела стать такой прилежной ученицей? – проворчал недовольный Ичиго, потирая шишку, и тут же пригнулся, спасаясь от нового удара.
"Это естественно…"
"… ведь ночь всегда следует за закатом".

0

4

Название: Уборка
Автор: chibi-san
Бета: нет
Персонажи: Ичиго/Рукия
Рейтинг: PG-13
Жанр: юмор, романтика
Статус: закончено
Дисклеймер: Все Кубо
Предупреждения: нет
Посвящается: Kiriki! Заяц, я знаю, что ненавидишь эту пару, да и вообще все пары в Bleach в принципе, поэтому этот фик ты никогда не увидишь))))
От автора: Хмм… Первый раз пишу по этому фендому в целом и по этой паре в частности, так что как получилось, не знаю… Но мне самой очень нравится))))

Спойлер:
- Привет! – Молодая невысокая девушка вошла в комнату. Удивлению юноши не было предела!
- Рукия?! Что ты здесь делаешь?! Ты же… - Слов не хватало… Это же Рукия! Рукия! Он так давно ее не видел! Год… Два… Да целую вечность!
- Удивлен, да?!! Да закрой ты, наконец, рот! Это я, я! Радуйся, мне дали отпуск на месяц! Так что этот ближайший месяц я буду жить здесь!! – рот Ичиго медленно закрылся, зато глаза…
- Как отпуск?! Как месяц?! Я думал, у шинигами не бывает отпусков?! А как же пустые?!
- Ха! Куросаки, ну ты даешь! Радоваться надо, отпуска, действительно, дают шинигами очень редко, так что мне повезло! Ну, доставай мой футон! – Рукия подошла к шкафу и открыла его. И ту же отпрыгнула. Из шкафа вывалилось… Да что только не вывалилось! Одежда, книги, какие-то бумаги, маленькие гантельки… Старое радио упало с самой верхней полки, ударилось об пол и неожиданно заговорило:
- На этом с новостями спорта все. Перейдем к погоде. Сегодня в Каракуре днем солнечная погода, ветер 1-3 метра в секунду, осадков не ожидается. Однако к вечеру погода заметно испортится: циклон принесет с севера холодный, арктический ветер, дожди. Не забудьте взять зонтики, если собрались сегодня гулять. Спасибо за внимание, на этом все. С вами было «Каракура-news». Реклама на «Каракура-news»
Ичиго медленно подошел и нажал на кнопочку. Радио замолкло. Двое молодых людей стояли и смотрели на источник сей полезной информации как на инопланетный объект.
- Ну вот, отлично, устроим сегодня внеплановую уборку, запустил ты тут все, Ичиго! Обещали ведь дождь сильный сегодня, на улицу не выйти, так что… Хм… Так, ну что ж, радиус действий большой, так что давай начнем убираться прямо сейчас! И, в конце концов, надо же мне где-то сегодня, да и вообще, спать!! – Процесс уборки настолько увлек Рукию, что она ничего вокруг не замечала. Как и то, что Ичиго помогать девушке не спешил. В голове его были абсолютно другие мысли… Как Рукия вошла в дом? Правильно, через дверь. Значит, отец и сестры ее видели… Черт!! Значит, от расспросов не увертеться… Черт!! Значит, сейчас вся семья дружно прилипла к двери с кружками у уха… Черт!!! Рррр…
- Рукия, отвлекись, пожалуйста, и ответь мне на один вопрос. Как ты вошла?
- Как, как… Через дверь! – девушка даже не повернула голову в сторону Ичиго.
- А тебя видела моя семья?
- Ичиго, не задавай глупых вопросов!! Конечно, видела!! Твой отец открыл мне дверь, а сестры угостили чаем. Я с удовольствием выпила с ними кружечку, очень вкусного, между прочим, чая и поболтала. Раньше мне не удавалось узнать их поближе, твоя семья очень милые люди. Правда, твой отец вел себя очень и очень странно… Хотя… Он всегда ведет себя так. Поэтому… Так, Ичиго, не отвлекай меня! А то я до вечера тут не приберусь!! – юноша медленно сел на пол. Все… Это конец… Теперь проблем не оберешься. С отцом особенно… Черт!! Стоп…
- Рукия, а ты собралась жить здесь весь отпуск?
- Конечно! Я же тебе сказала это, как пришла! Или ты что, против? – У девушки в руке неожиданно появилась ракетка для настольного тенниса…
- Дак вот она где!! А я ее весь прошлый месяц искал!! – Обрадованный, Ичиго схватил ракетку и положил на кровать. А Рукия сидела на полу у шкафа и никак не могла понять, куда делась ракетка. Только что была, а теперь нет!
Спойлер:
- Привет! – Молодая невысокая девушка вошла в комнату. Удивлению юноши не было предела!
- Рукия?! Что ты здесь делаешь?! Ты же… - Слов не хватало… Это же Рукия! Рукия! Он так давно ее не видел! Год… Два… Да целую вечность!
- Удивлен, да?!! Да закрой ты, наконец, рот! Это я, я! Радуйся, мне дали отпуск на месяц! Так что этот ближайший месяц я буду жить здесь!! – рот Ичиго медленно закрылся, зато глаза…
- Как отпуск?! Как месяц?! Я думал, у шинигами не бывает отпусков?! А как же пустые?!
- Ха! Куросаки, ну ты даешь! Радоваться надо, отпуска, действительно, дают шинигами очень редко, так что мне повезло! Ну, доставай мой футон! – Рукия подошла к шкафу и открыла его. И ту же отпрыгнула. Из шкафа вывалилось… Да что только не вывалилось! Одежда, книги, какие-то бумаги, маленькие гантельки… Старое радио упало с самой верхней полки, ударилось об пол и неожиданно заговорило:
- На этом с новостями спорта все. Перейдем к погоде. Сегодня в Каракуре днем солнечная погода, ветер 1-3 метра в секунду, осадков не ожидается. Однако к вечеру погода заметно испортится: циклон принесет с севера холодный, арктический ветер, дожди. Не забудьте взять зонтики, если собрались сегодня гулять. Спасибо за внимание, на этом все. С вами было «Каракура-news». Реклама на «Каракура-news»
Ичиго медленно подошел и нажал на кнопочку. Радио замолкло. Двое молодых людей стояли и смотрели на источник сей полезной информации как на инопланетный объект.
- Ну вот, отлично, устроим сегодня внеплановую уборку, запустил ты тут все, Ичиго! Обещали ведь дождь сильный сегодня, на улицу не выйти, так что… Хм… Так, ну что ж, радиус действий большой, так что давай начнем убираться прямо сейчас! И, в конце концов, надо же мне где-то сегодня, да и вообще, спать!! – Процесс уборки настолько увлек Рукию, что она ничего вокруг не замечала. Как и то, что Ичиго помогать девушке не спешил. В голове его были абсолютно другие мысли… Как Рукия вошла в дом? Правильно, через дверь. Значит, отец и сестры ее видели… Черт!! Значит, от расспросов не увертеться… Черт!! Значит, сейчас вся семья дружно прилипла к двери с кружками у уха… Черт!!! Рррр…
- Рукия, отвлекись, пожалуйста, и ответь мне на один вопрос. Как ты вошла?
- Как, как… Через дверь! – девушка даже не повернула голову в сторону Ичиго.
- А тебя видела моя семья?
- Ичиго, не задавай глупых вопросов!! Конечно, видела!! Твой отец открыл мне дверь, а сестры угостили чаем. Я с удовольствием выпила с ними кружечку, очень вкусного, между прочим, чая и поболтала. Раньше мне не удавалось узнать их поближе, твоя семья очень милые люди. Правда, твой отец вел себя очень и очень странно… Хотя… Он всегда ведет себя так. Поэтому… Так, Ичиго, не отвлекай меня! А то я до вечера тут не приберусь!! – юноша медленно сел на пол. Все… Это конец… Теперь проблем не оберешься. С отцом особенно… Черт!! Стоп…
- Рукия, а ты собралась жить здесь весь отпуск?
- Конечно! Я же тебе сказала это, как пришла! Или ты что, против? – У девушки в руке неожиданно появилась ракетка для настольного тенниса…
- Дак вот она где!! А я ее весь прошлый месяц искал!! – Обрадованный, Ичиго схватил ракетку и положил на кровать. А Рукия сидела на полу у шкафа и никак не могла понять, куда делась ракетка. Только что была, а теперь нет!
- Больно… Голова опять заболела… Черт… Как больно… - Глаза закрылись, лицо сморщилось, изображая боль. Рукия удивленно приоткрыла рот, охнула, и наклонилась к лицу Ичиго, чтобы посмотреть, что случилось. Неожиданно он улыбнулся, подался вперед и легко поцеловал девушку. От неожиданности губы Рукии слегка приоткрылись, и юноша не преминул этим воспользоваться. Руки обняли девушку, притягивая ближе к себе, голова соскользнула с колен, теперь Ичиго полностью лежал на полу, а девушка – на нем. Чтобы не потерять равновесия, руки юной шинигами автоматически уперлись в пол, а язык, тем временем, продолжал изучать рот юноши. Дыхания стала не хватать, и молодые люди оторвались, наконец, друг от друга. Ичиго подался грудью вперед, пытаясь сесть. Приняв сидячее положение, он подхватил Рукию на руки и посадил к себе на колени.
- Ну, теперь не болит? – Немалая доля иронии и сарказма ясно читалась в голосе девушки. Несмотря на легкую комичность всей ситуации, Рукия старалась не замечать тот факт, что только что ее обманули, и кто? Какой-то рыжий пацан! И что он сделал? Притворился больным!! Но Кучики она или нет?! Она не будет обращать внимание на такие мелочи. Гордость!
- Ну, разве, еще чуть-чуть! – Рот Рукии от такой наглости раскрылся, и Ичиго опять-таки этим воспользовался, увлекаю девушку в новый поцелуй.
Еще после нескольких таких поцелуев, чей-то мозг додумался, что пол, все-таки холодный, да и лежать на нем все-таки больно! Ичиго оторвался от девушки, поднял ее, встал и положил на кровать. Потом лег сам, одновременно опять целуя девушку…
- Мммм… Я так понимаю, спать в шкафу я не буду точно?
- Ни в коем случае!

0

5

В трех кварталах от тебя

Автор: Яся Белая
Бета: *где ж ей взяться*
Фандом: Блич
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Ичиго/Рукия
Жанр:романс/и местами юмор, плавно перетекающий в стеб
Дисклаймер: Блич (с) Кубо Тайт
Саммари: Порой, счастье ближе, чем мы думаем
Предупреждения: АУ, ООС *наверное*
Размер: мини
Статус: закончено
Для моей дорогой Erso в качестве стимула для удачной защиты диплома ))))

С тех пор, как в одной из средних школ Каракуры сменилось руководство, жизнь в учебном заведении пошла на новый манер: директор, Такахаси Манабу, был человеком европейских взглядов. Вообще, поговаривали, что молодость он провел в Америке. И пришлась его юность в аккурат на пик популярности хиппи. Так что больше всего на свете и вопреки своему имени1, господин Такахаси не любил прилежание и порядок. Его новаторские методы преподавания весьма шокировали добропорядочных и законопослушных коллег. Поэтому, когда в Каракурской средней школе появилась вакансия, в Совете по делам образования выявилось удивительное и невиданное до той поры единодушие — Такахаси Манабу там самое место. А дело было в том, что после событий двухлетней давности, когда городок в мгновение ока исчез с лица земли, а потом столь же внезапно и чудесно явился из небытия, за Каракурой закрепилась дурная слава. Ходили слухи, что по улицам там бродят духи. Вот так прям каламбурами и ходили. Одним словом, ни один уважающий себя педагог не поехал бы преподавать в школу, ученики которой недавно побывали чуть ли не на том свете. А именно такие ребята и учились в образовательном учреждении, доставшемся в ведение Такахаси. Прочитав об этом в отчете Совета, Манабу-сама, к вящему удивлению собравшихся, довольно потер руки и лихо подмахнул направление о назначении себя директором вышеозначенной СОШ. Ибо пахнуло на него родным — хиппушным и нестандартным. Вот так, в школе, которую посещал Куросаки Ичиго, началась новая жизнь.

***

— Вы видели! Нет, вы это видели! — Чизуру только что на одной ножке не прыгала. — Бал. Настоящий бал. О, я как представлю Химе-чан в вечернем платье… — договорить она не успела: перед носом образовался весьма красноречивый кулак Тацки.

Но все рты было не заткнуть: слишком уж взбудоражила учеников, а особенно учениц, новость о выпускном бале.

— А они еще за три дня объявить не могли! — возмущались прелестницы. — Нужно же платье выбрать не какое-нибудь! А к экзаменам когда готовиться?! Любая нормальная девушка между платьем и экзаменом выберет платье.

Послушав причитания одноклассниц, Исида Урью, слегка покраснев, предложил девушкам помощь:

— Вы можете прийти в мой дом мод и заказать себе платье по душе. Две недели — это достаточно, чтобы создать настоящий шедевр. И расценки у нас вполне приемлемые. — Радостно верещащие выпускницы набросились на юного модельера и едва не задушили в объятьях. Скромник Исида даже растерялся. Но, как и полагается квинси, быстро взял себя в руки и строго посмотрел на разбушевавшихся девчонок. Те мигом присмирели. — И, пожалуйста, подготовьтесь к экзаменам. Не будем омрачать себе праздник плохими отметками. Особенно, пока я здесь староста.

Только двоих из класса не охватил ажиотаж: хрупкую темноволосую девушку, которая с показным усердием рисовала в тетрадке кривобоких кроликов Чаппи, и рыжего юношу, со столь же деланным равнодушием смотревшего в окно.

На дворе — ликовала весна, набегая на серые стены зданий нежно-розовой пеной цветущих сакур. Да выли от переизбытка чувств и гормонов коты2.

***

Вот уже два года Ичиго не знал, о чем говорить с Рукией.

После войны с Айзеном Сообщество Душ изменилось: боги смерти — как это ни странно — начали куда больше ценить жизнь. И ее маленькие радости. Кучики Бьякуя сам, по собственной воле, предложил сестре (теперь он часто называл ее так) перебраться в генсей. Чтобы в качестве послевоенной реабилитации пожить, как нормальный подросток: с учебой, первой любовью и прочей юношеской романтикой. И Рукия согласилась. На житье она устроилась у Куросаки, чему Ишшин несказанно обрадовался.

Только вот у Ичиго радоваться не получалось. Он и сам не мог понять — почему. Когда ее не было рядом, он тосковал и хотел сказать ей так много. Но как только она появлялась, он открывал рот лишь для того, чтобы ругаться с ней. А после этих ссор Куросаки-младший чувствовал себя пустым как никогда.

Рукия всегда извинялась первой, даже если виноват был он. И от этого, почему-то, становилось еще гаже. Тем более в ее слишком взрослых глазах прятались боль и одиночество. В этом мире ее любили больше, чем в другом, только она все равно ощущала себя чужой и лишней. И Ичиго, до судорог в пальцах, хотелось обнять ее и спасти от всего: от прошлого, от самой себя, от злобных кроликов Чаппи. Ему хотелось, чтобы рядом с ним она только смеялась — у нее ведь такой чудесный, похожий на мамин, смех. Но он делал шаг, открывал рот и… они снова ссорились. На пустом месте. Из-за любой мелочи.

— Милые бранятся — только тешатся, — философски замечал Ишшин, когда личики Юзу и Карин трогала тревога. Но Юзу, пряча слезы, лишь яростнее мешала мисо-суп. А Карин, прислушиваясь к доносившимся сверху крикам, печально качала головой. А потом, ночи напролет, билась над дилеммой: почему любить — это так просто и так сложно?

***

В тот день они поссорились особенно нехорошо. Рукия заболела и слегла с температурой. Ичиго узнал об этом, когда постучался к ней и пригласил на завтрак.

— Ешьте без меня, — сообщил слабый голосок из-за двери, и парень понял — с его подругой что-то не так. Она никогда не жаловалась. Когда ей было больно или плохо, она стискивала зубы и терпела. Словно боялась оказаться обузой. Только не здесь! Не с ним! И Ичиго решительно толкнул дверь.

Рукия металась по подушке, ее шелковистые волосы сбились, а на щеках пылал неестественный румянец. Сердце заколотилось. Он наклонился и поцеловал ее лоб. Губы обожгло. Но синие, сейчас — невероятно огромные — глаза тут же распахнулись и с осуждением уставились на него.

— Куросаки, что ты себе позволяешь!

Строгой быть не получалось, голос звучал не металлически, а скорее ржаво.

Ичиго поправил ей одеяло, одарил своим солнечным взглядом и улыбнулся:

— Я просто проверял, есть ли у тебя температура.

— Для этого есть градусник! — Рукия села и завернулась в одеяло. Ее лихорадило.

— Но мама всегда так мне делала, — Ичиго развел руками.

— Ты мне не мама! — она отвернулась к окну. — И вообще, что ты делаешь в моей комнате?!

— Пока еще ничего, — Ичиго старался говорить весело, словно ничего не случилось. Тем более, что действительно ничего не случилось. — Но собираюсь…

Она метнула грозный взгляд…

— … лечить тебя.

— Я тебя об этом не просила, — по-кучикински холодно бросила она. — У меня ничего серьезного. Я уже позвонила Карин на мобильник, сейчас она принесет лекарство. Мне не нужна твоя помощь…

И Ичиго взорвался:

— А думаешь, мне больно нужно ухаживать за капризными принцессками! Да катись ты к своему ледяному братцу! У тебя, как и у него, вместо сердца — дыра!

— Кто бы говорил, — презрительно отозвалась она, по-прежнему разглядывая что-то за окном.

— Да как ты… как ты… — он вылетел из комнаты, хряпнув дверью так, что дом вздрогнул. Что эта шинигами о себе возомнила! Как она может так жестоко бередить его рану, глумиться над его болью! Ичиго был в ярости.

Извиняться Рукия не пришла, но и в Сообщество Душ, почему-то, не вернулась.

Они уже неделю не разговаривали. Вообще.

И вот теперь этот дурацкий выпускной.

Конечно, Ичиго, как и любому мальчишке, хотелось туда пойти. И конечно же — с девушкой. Рукия пойдет с ним, а с кем же еще! Только вот будет ли радостным для них этот праздник? Он уже так устал делать вид, что все хорошо. Так устал улыбаться другим, когда на душе кошки скребут. Впрочем, сейчас они не скребли, а орали дурными голосами.

Ичиго не выдержал. Достал мобильник и написал ей: «Принцесса, вы пойдете со мной на бал?», отправил и стал ждать. СМС-ок пришло две: «Дурак» и «Пойду».

И он увидел, что за окном весна.

Домой они шли молча, но вместе и взявшись за руки.

***

Весь мир ополчился на него: галстук не завязывался, сорочка мялась, пиджак куда-то съезжал. Карин пришлось серьезно взяться за него:

— Успокойся и не мельтеши! — приказала сестра. И как-то незаметно, словно по волшебству, вернула все на свои места. Отступила, полюбовалась и развернула его к зеркалу. Оттуда на Ичиго взглянул хмурый парень в элегантном сером костюме.

— Эт чего, ты с такой физиономией на бал собрался? — с ехидцей поинтересовалась Карин. — Там же весь фуршетный стол прокиснет.

Ичиго попытался выдавить улыбку. Получилось еще хуже.

— Эх, — вздохнула Карин, — иди уже вниз, там папаша речь приготовил. Напутствие.

Ичиго закатил глаза и с видом мученика, идущего на аутодафе, вышел из комнаты.

А Карин, проводив брата, тут же ринулась в комнату Рукии, на двери которой красовалась надпись: «Мужчинам — не входить!».

***

Куросаки Ишшин обнял сына и сказал — серьезно и без кривляний:

— Мама видит тебя и очень гордится тобой…

Отец уже, было, набрал воздуха, чтобы продолжить тираду, но вдруг осекся на полувздохе…

Ичиго обернулся: на верхней ступеньке лестницы стояла Рукия. С элегантной прической и в платье из многочисленных черно-белых оборок она напоминала… Ичиго не мог подобрать слов. Впрочем, говорить тоже не мог, потому в горле колотилось сердце.

Девушка легко спорхнула вниз, схватила за руку и подняла на него свои невозможно-синие глаза:

— Пошли что ли…

Ичиго кивнул и крепче сжал ладошку. Такую тоненькую, что он даже испугался, как бы не сломать ее.

Ишшин, глядя им вслед, широко улыбался сквозь слезы умиления, обнимая за плечи дочерей.

***

Они шли и не видели мира. Только чувствовали дурманяще пленительный аромат весны. Несколько цветков сакуры, сорванных ветром, запуталось в ее волосах, она тихо и счастливо рассмеялась.

— А давай не пойдем! — предложил Ичиго. — Аттестаты мы и завтра можем получить.

Глаза Рукии лукаво сверкнули.

— А давай…

И потащила его куда-то вбок.

Она говорила быстро-быстро, чтобы он не успел возразить:

— Нии-сама купил для меня дом… В трех кварталах от тебя… Я там правда была только два раза… Но ключи у меня — вот…Я заказала туда пиццу и напитки… Там есть музыкальный центр…

Вскоре они оказались перед массивными деревянными воротами и гордой надписью: «Частная собственность клана Кучики». Окинув взглядом особняк, белевший за забором, Ичиго присвистнул:

— Ну ничего себе дом! Это же целый дворец!

— Брат хотел, чтобы я ни в чем не нуждалась.

— Но почему же…

— Молчи, — но ее глаза чуть виновато сверкнули.

Стоило ей тронуть одну из створок, как та тут же распахнулась, и они оказались на дорожке, по обе стороны которой стояла вереница подобострастно склонившихся слуг. А рядом тут же оказался какой-то человечек: толстенький, со смешным лицом, в слишком длинных хакама…

— Что желает Рукия-сама, — он юлой вертелся рядом и повторял одно и тоже.

— Рукия-сама желает, чтобы через пять, нет, через три минуты и духу вашего здесь не было!

И ослепительно улыбнулась.

Человечек попятился задом. Отдал приказ, и двор опустел, словно все слуги ушли в шунпо.

Оставшись одни, Ичиго и Рукия синхронно включились в работу: верхний свет потушить, пиццу порезать, пакетики с соком (о эти вредные никак-не-открывающиеся-пакетики) открыть…

Создай романтику с тем, кто тебе дорог, и заряд радости обеспечен!

Рукия взгромоздилась прямо на белый рояль (зачем Бьякуя купил ей рояль, если она не умеет играть?). На крышке разложили угощения. Ичиго включил музыку. Они ели и болтали. О Сейрейтее, об оставшихся там товарищах. О том, как бы здорово было, если бы здесь очутилась сейчас Рангику, да что там, они бы даже несносной Ячиру обрадовались… Так они поняли, что соскучились, и решили завтра же навестить друзей.

Потом разговор перешел на более личное — родственников. О выкрутасах Ишшина можно говорить бесконечно. Но… Оказалось, что и Бьякуя не так прост: однажды, в Белый день, Рукия застала его в переднике, пекущим печенья для Женской Ассоциации. Ну это она поняла потому, что на каждой печенюшке красовался вензель ЖАС.

Хохоча, она болтала ногами и раскачивалась и … чуть не соскользнула с покатой крышки рояля.

Ичиго подхватил ее. Их лица так близко… Глаза в глаза, дыхание в дыханье. И сердце снова где-то не там. Он поцеловал ее: робко — в завитки волос на висках, нежно — в щечки, и бесконечно прекрасно — в губы. А потом еще, и еще… Пока у обоих не перехватило дыханье. Они сидели на полу, он обнимал ее, сильно и бережно, как давно мечтал. Говорил ей что-то очень нужное. Она улыбалась и, кажется, плакала. И он пообещал сам себе, что никогда больше не будет таким дураком, которому, чтобы разглядеть свое счастье, нужно отбежать на три квартала. И еще — он никогда больше не позволит одиночеству коснуться ее.

Она — только его. И кто бы не встал на пути, какая бы опасность не ждала за поворотом, он всегда будет спасать ее и никому не отдаст.

Сегодня он впервые понял, за что сражался все это время. А еще — что где-то там, за облаками, и даже за небом, сейчас счастливо улыбается самая красивая мама на свете…

_____________________________________________
1 Манабу в переводе означает "прилежный в учении"

2 Японские выпускные — в марте

0

6

Название: 180 ударов в минуту
Автор: Лазовская Алла, Just-Fancy
Соавтор и бета: Yuria-chu, которой объявляется отдельная благодарность!
E-mail: allalaz92@mail.ru
Жанр: романтика, флафф, чуть-чуть юмора и небольшой привкус PWP
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Ичиго/Рукия
Содержание: Они не виделись с того момента, как Ичиго ушел биться за Каракуру
Статус: завершен.
От автора: Написано для всех тех с кем мы обсуждали мою запись «Хлорка 417». Ибо они все меня сподвигли. Ну и Кубо… гад ты! Такого Ичиго рисовать… *Yuria-chu присоединяется, останавливая кровь из носа*
Дисклаймер: Кубо, умоляю, заберите все, что я написала, нарисуйте, издайте и своим именем подпишите. Очень вас прошу!

Рукия страшно злилась. Из-за того, что Ичиго сражался с Айзеном один, из-за того, что она торчала в это время в Уэко Мундо, из-за того, что по возвращении в Каракуру её заставили лечь и ждать, когда кто-нибудь из 4 отряда её обследует. Зачем? Орихиме подлечила её ещё там, так что смысла лежать в палатке и попусту тратить драгоценное время, не было. Всех участвовавших в битве отвели, а в ряде случаев и отнесли, к Урахаре в подземелье, где все медики занялись их лечением. Рукия слышала, как где-то рядом ссорились продавец, Сой Фон и Йороуичи, а с другой стороны раздавался тихий плач Матсумото – Ичимару Гин был смертельно ранен. Хотя им уже занялась Иное, так что переживать было не о чем.
Девушка долго слушала всё это и, не выдержав, перевернулась на живот. Надоело. Сколько можно ждать? Кто-то из рядовых 4 отряда, словно услышав её мысли, заглянул к ней в палатку, но лишь, для того чтобы сказать: «Извините. Раньше вечера к вам не зайдут». Стоило медику скрыться из вида, как Кучики стала биться головой об землю.

Кисуке как-то настроил свое подземелье, отчего в нём стали сменяться день и ночь. Сделал он это для того, чтобы все могли хорошо выспаться. Но Куросаки Ичиго не спал. Просто не мог заснуть. Хотя устал страшно. Его лечили целый день. Точнее, сначала он попросил позаботиться об отце, а уж потом… Вечером Ишшин рассказывал обо всем, что скрывал от Ичиго все эти годы. Отказаться от всего и уйти к Масаки в реальный мир, а потом все эти шесть лет мучиться из-за её смерти, вернее из-за того, что не смог спасти её тогда. Парень очень обрадовался, когда узнал, что отец убил Удильщика. Так лучше. Но всё равно: Куросаки не мог уснуть и поэтому решил размяться.
Никто не выходил из палаток и юноша в гордом одиночестве прохаживался по подземелью. Было очень тихо. Многие его товарищи были ранены и он очень радовался, что смог победить Айзена. Хотя, эта радость была какой-то не совсем правильной – он убил человека и никак не мог с этим смириться. Хоть все и говорили, что Соске уже не был человеком, но Ичиго не мог выкинуть из головы ту же Хинамори, до сих пор переживающую за него. Уже отойдя довольно далеко от палаток, юноша решил вовсе выйти из подземелья на улицу. И в тот самый миг, когда он выходил из магазина он услышал, что его тихо окликнули.

- Ичиго, - полушепотом повторила Рукия. Она не видела его с того момента, как он ушел сражаться за Каракуру. И теперь он неожиданно появился, когда она, выспавшаяся днём в ожидании обследования, вышла подышать и сидя на крыше, ещё издали увидела его. Ичиго очень сильно изменился, словно прошел не один день, а несколько месяцев: волосы отросли и челка закрывала глаза, плечи стали шире и… кажется, он ещё немного вырос. Вырез его косоде открывал вид на накаченный торс. Девушке вдруг стало тяжело дышать, будто раскалился сам окружающий её воздух.
- Рукия! – Ичиго улыбнулся и тоже забрался на крышу, - Я как раз сюда собирался, а ты тут… Это отлично! Мы так давно не виделись!
- Д-давно? – кое-как выдавила из себя девушка, смотревшая то на волосы Ичиго, то на его широкие плечи, грудь…
- Точно! Отец же останавливал время, - Куросаки словно издеваясь над ней сел рядом и взъерошил свои длинные волосы, - Для тебя мы всего день не виделись, правильно? Ой! Рукия! Бака, уснула что-ли? – юноша помахал рукой перед лицом Кучики и немного наклонился к ней. Рукия сглотнула, моргнула, сделала глубокий вдох, но это не помогло, и в ответ на вопросительный взгляд его прекрасных карих глаз, и она тихо и томно сказала то, что стучало у неё в голове:
- Ты такой сексуальный…

Ичиго не сразу сообразил, что именно произошло, но как только понял, сразу почувствовал, как его лицо заливает краска. За свои шестнадцать лет, он видел и слышал многое. Перед ним даже голая Йороуичи по-турецки сидела, но такого ему ещё не говорили. Тем более так. Он открыл рот, чтобы что-то сказать, как-то ответить, как вдруг Рукия резко вскочила, и быстро сказав: «Забудь. Глупость», убежала обратно в магазин. А Куросаки так и остался сидеть на крыше и с тупым видом смотреть в пустоту.
Придя в себя и подумав где-то с полчаса, он тоже пошел обратно, но к себе он идти точно не собирался…

Рукия бежала к своей палатке так, словно за ней гнались. Она сказала ему такое! Нет, девушки из рода Кучики себя так не ведут! Это всё детство в Руконгае. Нахваталась там, вот и вырвалось. Добежав, на отодвинула в сторону брезент, и села на постеленный на земле футон. Её рука коснулась белой юкаты лежащей рядом. Ими всех обеспечил 4 отряд на тот случай, если форма порвалась или запачкалась кровью, да и вдруг кому-то просто захочется переодеться. И Рукия поняла, что ей как раз таки хочется – форма стала страшно жать. Она быстро переоделась и выскользнула из палатки. После такого позора она хотела уйти туда, где её не найдет никто, особенно этот рыжий, наглый, высокий, сильный, сексуальный… Она бросилась в глубь подземелья, надеясь, что останется там одна.
Вскоре, девушка остановилась возле небольшого горячего источника с целебной, как уверяла табличка рядом, водой и легла рядом с ним. Земля была такая холодная… Рукия лежала и поражалась тому, что даже не покраснела, когда говорила это. Кучики уткнулась лицом в сложенные руки. В сознании снова всплыл Куросаки с длинными волосами, широкими плечами и этим томным взглядом полуприкрытых глаз… только почему-то в воображении девушки косоде просто спадало с него. Рукия распахнула глаза и решила думать о чем-нибудь другом. О Чаппи. Да, об огромном розовом Чаппи.

Ичиго не знал, на что он надеялся, когда заглядывал в её палатку, но, как и подсказывало его сознание, её там не оказалось. Только на футоне лежала явно наспех сброшенная форма. Воспоминание о том, что им выдали юкаты, быстро вытеснило из головы парня начавшие появляться там пошлые мысли, и он пошел на поиски девушки. Он должен был поговорить с ней, и прямо сейчас. Должен выяснить, почему она это сказала. Ему же шестнадцать, даже если прибавить месяцы тренировки, и влюбится для него – минутное дело. А она красивая, умная, добрая, отзывчивая, всегда может заставить его двигаться вперед, и он в принципе давно был к ней неравнодушен, но подавлял это в себе… «Нет-нет-нет! Пока непонятно, что она имела ввиду, нельзя об этом думать», - уговаривал себя Куросаки, у которого в голове уже звенели свадебные колокольчики. «А папа бы обрадовался свадьбе… Ксо! Да что со мной?» - Ичиго остановился возле одной из скал и присел, опираясь на неё спиной. Кажется, он был уже готов. Просто фраза о его сексуальности, произнесенная Рукией, стала последней каплей (хотя скорее литром воды), переполнившей чашу их отношений. И теперь его разум захлестнула волна чувств к этой девушке, которые он так долго копил. Вырвавшись на свободу, эти чувства кричали внутри него, требуя к себе внимания громче любого Пустого. Громче всего.
Ичиго зажмурился, сделал над собой усилие и пошел дальше. Она просто должна ему врезать. Да так, чтоб он это всё забыл. И всё будет как раньше. Он будет убивать Пустых, а она жить у него в шкафу… нет, если она снова будет так близко ночами, то как раньше всё будет совсем не долго.
Юноша завернул за очередную скалу и увидел источник - совсем как тот, в котором лечился во время достижения Банкая. Только у этого ещё стояла тупая табличка, пояснявшая возможности этой воды. А ещё, тут лежала Рукия в белой юкате. Попалась.

Девушка услышала, как её окликнул знакомый голос и нехотя подняла глаза. Он стоял в нескольких метрах от неё и смотрел, словно чего-то ожидая. И снова этот взгляд, такой глубокий, из под длинных волос. Рукия зажмурилась и отвернулась. Издевается он над ней что ли?
- Чего надо? – буркнула она, ожидая, что он начнет огрызаться в ответ, после чего они рассорятся и всё происходящее с ней закончится.
- Я хотел спросить, - Ичиго ответил на удивление спокойно, - Почему ты это сказала?
- Сама не знаю, - Рукия слышала, что он подошел и сел рядом, - Девушки из клана Кучики не должны озвучивать свои чувства, тем более такие, а я…
- Подожди, подожди, так ты и впрямь, - Куросаки схватился руками за голову, - Ксо! Нет, если ты это серьёзно… ну в плане думала, но просто раньше не говорила…
- Урусай! – Кучики перебила парня и, подняв голову, посмотрела на него, - Ну ладно, раз я так разоткровенничалась, то могу сказать – да, я всегда считала тебя… привлекательным. А сейчас ты особенно… Но это не важно, ведь так? Девушкам нравятся парни, парням – девушки. Это естественно.
- Чушь несёшь, - Ичиго поднялся на ноги, - Не всем, кого считаешь сексуальными, решаешься об этом сказать, - он наклонился к Рукии и, улыбаясь, сказал гораздо тише, - А лишь тем, кого реально хочешь.

Парень встал прямо и посмотрел сверху вниз на девушку, торжествуя внутри самого себя. Он увидел в её глазах тот же огонь, что и тогда, когда она сказала ему что он сексуальный. Это была победа. Только зачем? Глубоко в душе, Куросаки понимал – ему давно нужно было оправдание тому, что происходило ещё в первые месяцы их общения. Он тогда ещё не любил её, но хотел. И сильно. Всё же он подросток, а у него в комнате жила красивая девушка, с которой их связывали общие тайны. И с некоторых пор, он, удовлетворяя себя, стал думать о Рукии. Каждый раз, ему было стыдно, но каждый раз она возвращалась в его мечты. А после того как он спас её он хотел её всё больше, хотя он уже чувствовал, что хочет её не только физически. Впрочем, он понял, что его интересует не только её тело ещё тогда, когда её забрали в Сообщество Душ. И всё же каждый раз он думал о ней. Но заставлял себя забывать об этом пока ещё не был возбужден. А теперь он чувствовал себя оправданным за все это, и за то, сколько раз ему снилось, как они… и Ичиго с грохотом плюхнулся в воду.
- Чёрт! Что ты делаешь? – спросил Куросаки, вынырнув после того как девушка свалила его в воду. Волосы прилипли к его лицу и лезли в глаза, поэтому он возмущенно отряхнулся, словно пёс.
- Эй, не брызгайся! – Рукия нагло улыбалась, прикрываясь от полетевших в неё капель воды, - Говорил пошлости всякие, и я решила тебя охладить.
- Это тебя охлаждать надо, извращенка, - парень рассмеялся и отплыл от берега. Форма промокла, но тут уж ничего не поделаешь…
- Кто бы говорил, - Кучики вдруг прикрыла лицо рукой и, коварно улыбаясь, сказала, - Я вот как-то раз случайно услышала, как ты ночью стонешь моё имя…
- Ты слышала?! – Ичиго мгновенно оказался у берега и, наполовину высунувшись из воды, жуткой тенью навис над девушкой.
- Я просто пошутила, - она вжалась в землю под его страшным взглядом, когда поняла что попала в точку: - Ты что… и правда…?!!!
- Нет, конечно!!! – парень бросился назад и нырнул под воду. Когда он вынырнул он увидел что девушка всё ещё пялится на него. Обратного пути не было, - Ты сама сказала, что это нормально!
- Я сказала, что нормально считать кого-то сексуальным, а не… о Боже! И я жила у тебя в шкафу?!

Рукия чувствовала, как сильно дрожит. Ей стало страшно, но не из-за того, что она узнала, а из-за того, что это возбуждало её так же сильно, как и нынешняя внешность Ичиго. Она взглянула на него: бьющийся головой об землю парень. Чёрт, почему он всегда из-за неё страдает? Захотелось сказать Куросаки, чтобы прекратил. Но тогда он поймет, что она не против того, что он делал. Прежде чем Рукия успела что-то решить, сильные руки юноши стащили её в довольно теплую воду.
- Эй! – девушка вынырнула и сердито посмотрела на парня.
- Нечего было скидывать меня, бака, - он вальяжно откинулся на берег. Глубина позволяла - уровень дна в источнике резко понижался почти от самого берега. Рукия в метре от берега уже не могла достать ногами дна, - Ну хочу я тебя, и что с того? Я не Кон, не пристаю, и вообще скрывал это, - взгляд у юноши был извиняющийся. Такой красивый…
- Идиот! – Рукия слегка толкнула его руками в грудь, и уже сделав это, поняла, что зря. Она почувствовала, как он напряжен под насквозь промокшим косоде. Подойдя ближе девушка как загипнотизированная провела рукой вверх по его торсу. В разуме всплыли все те особенные моменты, что они провели вместе.

- Я тебя люблю, - Рукия вздрогнула, посмотрев на сказавшего это Ичиго, и встретилась с его взглядом, полным нежности, но на дне его глаз было ещё что-то… - И ничего не могу с собой поделать. Лучше бы я просто хотел переспать с тобой – я бы с этим справился. А с любовью не могу – она сильнее сотни Айзенов. Но я никогда не смогу тебя принудить к чему-то подобному. Но если ты хочешь, только скажи…
Ичиго резко замолчал и, не отрываясь, смотрел на Рукию. Он заметил, как мокрая юката облегает её тело, как румянец покрывает её щеки, как она трепетно взмахивает своими густыми ресницами.
- Я… нет, я не из этого мира, - судя по тому, как её руки вцепились в форму тяжело дышащего парня, её язык нагло врал. Ичиго был возбуждён. И если бы девушка посмотрела вниз, она бы это увидела. Но успокоиться он не мог. Не тогда, когда последние остатки рассудка разбиваются вдребезги от близости с ней.
- Моему отцу это не помешало, - Куросаки сказал это с какой-то мольбой в голосе. С каких пор он стал так говорить?

- Ишшин-сан, - Рукия вспомнила, как к ней заглядывал отец юноши. Он – шинигами бросивший всё ради любви… Она вновь посмотрела в глаза Ичиго и они вернули её к жизни. К той, к настоящей – со школой, друзьями и любовью. Кучики тихонько засмеялась, - Не ожидала, что ты вспомнишь его в такой момент. Видимо вы начали ладить.
- Что? Нет, я не… - Куросаки тоже словно бы очнулся. Ему стало стыдно от того, что он так возбудился. Он отвёл взгляд в сторону и положил руки на плечи девушки, отодвигая её подальше, - Я что-то чушь мелю, прости.
- Я влюбилась в идиота, - с этими словами Рукия быстро прижалась к Ичиго всем телом.
- Ксо! Рукия не делай так! – парень вспомнил, как сильно он возбужден, но было поздно – бедро девушки уже коснулось его… но её слова? – Подожди влюблена? П-подожди…!
- Слушай, ты уже готов как я погляжу, - Кучики чуть отстранилась и взглянула вниз, заставив парня покраснеть пуще прежнего, - Что ты так смотришь на меня Ичиго? Ты говорил, что мне достаточно сказать, так вот я говорю: «Я тебя хочу».
- Я… я думал ты мне откажешь? – Куросаки сглотнул, - Не то чтобы я этого не хотел, просто зная тебя… Почему?
- Может, я давно тебя люблю, - девушка отвела взгляд, но тут же, коварно улыбнувшись, прижалась к нему: - А может это всё то, как ты изменился! Волосы потрясающие, да и взгляд!
Ичиго хотел что-то ответить, но не успел. Рукия поцеловала его, как только договорила. Она просто прижалась своими губами к его. Юноша тут же обнял её, крепко прижимая к себе и чуть-чуть приоткрыл губы углубив поцелуй. Руки девушки скользнули под его косоде, нежно касаясь кожи парня. Он ещё крепче прижал её к себе. Одной ногой она начала поглаживать его ногу, и когда он тихо застонал, провела кончиком языка по его губам. Ичиго опустил одну руку на пояс девушки и нежно прикусил её верхнюю. Рукия ахнула, а он, тяжело дыша, отстранился, но лишь, для того чтобы поцеловать её в шею.
- Ичи… Ты сводишь меня с ума весь вечер, - девушка выгнулась и сделала то, о чем мечтала с тех пор, как увидела его на крыше – запустила руки в его волосы. И тут она почувствовала, как он начал снимать с неё юкату, - Постой! Не в пруду!
- Как скажешь, - Ичиго взял её с двух сторон за талию и легко посадил на берег, а после и сам вылез, опираясь на свои мускулистые руки.
- Ичиго, а ты сильный, - сказала Кучики глядя на то, как он садится рядом.
- А, ну наверное, - он отвел взгляд и покраснел. Что теперь делать он не знал, хотя всё ещё был заметно возбужден. Словно почувствовав его смятение, Рукия практически бросилась на него и повалила на землю. И как назло парню стало смешно от этого, - Сильный, только ты меня на раз на лопатки укладываешь.
- Месяцы практики, - ласково шепнула она и провела языком у него под ухом, на что Ичиго тут же громко застонал, - У тебя тут эрогенная зона? – Кучики немного отстранилась, но тут же снова коснулась этой точки.
- Ах! Не знаю я… М! – парень дрожащими от возбуждения руками развязывал оби на юкате девушки, когда ему подумалось, что такими темпами у него на шее будет конкретный засос. Он одним движением перевернул Рукию на спину и навис над ней.
- Вот значит как, ты сверху, - девушка улыбнулась и принялась раздевать Ичиго. Он старался постоянно целовать её. Лицо, губы, шею, плечи, грудь... Она как могла быстро стягивала с него одежду, ведь он уже снял с неё юкату. Но стоило ей кинуть косоде парня в сторону, как он, обхватив её за талию, перекатился на него, - Ты чего?
- Ну… я конечно не уверен… но я у тебя первый? – Куросаки покраснел и отвел взгляд.
- Да, первый… Ах! Чёрное! Спасибо! – Рукия обхватила его лицо руками и поцеловала горячо и страстно, касаясь своим языком его. Когда они, запыхавшись, отстранились друг от друга, она сказала: - Ты такой заботливый.
- Как мне нравится твоя благодарность, - Ичиго улыбнулся и хотел продолжить поцелуй, но девушка его остановила:
- Снимай уже хакама, бака, - глаза Кучики горели так, словно не лед, а огонь был её стихией, - За это я тебя ещё приятней отблагодарю.
Повинуясь её словам как приказу, Ичиго разделся и навис над Рукией. Их сердца сейчас бились со скоростью никак не меньшей, чем 180 ударов в минуту. Парень нежно поцеловал девушку и начал входить в неё. Её ногти впились в его плечи, оставляя белые следы, которые потом долго краснели. Ещё одно движение и, преодолев тонкую преграду внутри девушки, юноша вошел глубже.
- Больно, - прошептала она в его губы и из её глаз пололись слёзы. Девушка знала, что лишаться девственности - больно, но всё равно не смогла сдержать слёз.
- Прости, - Ичиго тяжело дышал, ему было хорошо, но он не смел, шелохнуться, лишь мягко касался губ девушки своими и ждал, когда ей полегчает.
Постепенно боль сменилась другими, неизвестными, приятными ощущениями и Рукия очень осторожно двинулась бедрами навстречу парню. Поняв, что можно двигаться он медленно вошел в неё до конца, громко застонал и немного отстранился.
- Продолжай, - девушка густо покраснела и бросила на юношу полный любви и страсти взгляд, - пожалуйста.
Он кивнул и начал двигаться гораздо быстрее и смелее. Это был словно сон наяву. Ичиго смотрел на реакцию Рукии, стараясь найти правильный ритм. С каждым движением она дышала всё чаще, а вскоре и вовсе начала постанывать и даже обхватила его бедра ногами. Парень закрыл глаза и, прижимая любимую к себе, присоединился к её стонам. Ичиго целовал её солоноватую от капелек пота кожу, касался руками её тела. Рукия проводила ладонями по его прессу, перебирала пальцами его волосы и выгибалась от каждого поцелуя.
- Ру…кия… я уже, - юноша громко застонал и крепко прижал любимую к себе.
- Я тоже… Ичи! – девушка обняла его и буквально через несколько мгновений, оба громка закричали. Ичиго, кое-как найдя в себе силы после оргазма, лег на спину возле Рукии и прижал её к своей груди.

- Ты как? – Куросаки чувствовал, как Кучики пальцем выводит на его груди замысловатые узоры. Что-то подсказывало, что это Чаппи…
- Честно? – девушка посмотрела юноше в глаза, и он кивнул, - Сначала было больно, потом – хорошо, а вот теперь опять больно. Но за часть с хорошо – спасибо! – она нежно поцеловала его, а после отстранилась и посмотрела на косоде под ними, - От крови всё равно пятно на спине… И заметное.
- Ну, на черном не очень… - парень тоже посмотрел на свою форму.
- Конечно не как на белом, но вполне заметно, - Рукия упрямо стояла на своём, - Кто-нибудь обязательно спросит: «Откуда»…
- Ладно, ладно, - Ичиго лениво поднялся и осторожно вытащил косоде из-под девушки.
- Ты куда это собрался? – она недовольно посмотрела на парня, который оставил её в одиночестве лежать на земле.
- Застирывать, - он присел у озера и стал возиться с пятном, когда Рукия его толкнула вниз, - Тьфу! Второй раз за ночь кидаешь меня в воду!
- Нечего бросать девушку в одиночестве. Сполоснись. Ты весь вспотел, - улыбаясь вполне по-доброму, Кучики тоже подошла к воде, - И, кстати, помоги мне спуститься, - Ичиго осторожно приобнял девушку и поставил рядом с собой. Они обнаженные стояли в воде и смотрели друг другу в глаза. Юноша склонился к девушке и нежно поцеловал её.
- Может посидим немного в источнике? Вода теплая… - спросил он, отрываясь от нежных теплых губ любимой. Она лишь кивнула, ложась на его груди. На её плечах блестели капельки пота и воды, и Ичиго с нежностью провел рукой по её спине, вдруг сказав. – Прости.
- За что? Ты не сделал ничего плохого! Я ведь сама хотела. – Рукия повернула его лицо к себе, глядя в такие серьезные, такие взрослые карие глаза. Будто с момента их встречи прошло много лет, и перед ней не шестнадцатилетний парень, а взрослый, опытный мужчина.
- Я сделал тебе больно, – Куросаки снова отвел взгляд. – Пусть я и не хотел, пусть я хотел, чтобы нам было хорошо, но я сделал тебе больно. Я думаю только о себе… я слишком сильно хотел тебя… Лучше я бы не прикасался к тебе, я бы поборол в себе это… Но КСО! Я же люблю тебя… всё так сложно…
- Не извиняйся, всё уже почти прошло, это нормально… я же была девушкой… так что это естественно! Эй, не прячь глаз, я всегда хочу смотреть на тебя! – Кучики снова повернула его к себе и, прильнув к его груди, начала перебирать его длинные рыжие волосы. – И всё-таки, ты такой сексуальный. Не стриги свои волосы.
- Теперь ты так спокойно об этом говоришь! – Ичиго опешил от её слов.
- Потому что теперь, ты мой, и я могу говорить всё, что хочу, не стесняясь. – Рукия поцеловала его горячие губы.
- А ты моя. – Ичиго ответил на жаркий поцелуй, нежно гладя её спину руками.
- Навсегда? – выдохнула девушка, на миг прерывая поцелуй.
- Навсегда, – ответил он, понимая, что никогда не выпустит её из своих объятий.

«Конечно, навсегда. Теперь капитан Кучики точно не отвертится…» пробормотал неизвестный, притаившийся за камнем с видеокамерой.

В ночи прозвучали торопливые шаги. Темный силуэт искал чью-то палатку, и, найдя её, коротко шепнул «Ты спишь? Это я». Из-за плотного брезента выглянуло уставшее невыспавшееся лицо небритого Ишшина Куросаки.
- Урахара? Что случилось?
- Ничего, мой дорогой друг. Держи. – и с этими словами в руку мужчины опустилась видеокамера.
- Что это такое? – мужчина недоуменно посмотрел на лавочника, хитро прикрывшегося веером.
- Домашнее видео. Посмотри. Тебе понравится. – и с этими словами он растворился в ночи, предвкушая события, которым обязательно суждено случиться.

0

7

Название: «Лики нежности»
Автор: Vendy V.L.
Бета: stigies
Пейринг/персонажи: Ичиго/Рукия и проходившие мимо Улькиора/Орихиме
Рейтинг: от G до R
Жанр: это жизнь,детка
Предупреждения: ООС и АУ
Статус: закончен
Дисклеймер: мир и герои чужие.

– Дурак ты, Ичиго, и уши у тебя холодные, – рассмеялся Абараи и растянулся на траве. Солнце раскрашивало бликами неспешные воды реки, группки людей коротали воскресный вечер на поросшей травой набережной. Первый, предвещающий жаркое лето зной маревом окутал Каракуру. Безмятежность разливалось в воздухе. И Ренджи с радостью предавался безделью, выслушивая сбивчивые рассказы неугомонного мальчишки. Похоже, только Куросаки никак не мог успокоиться, вертелся, иногда порываясь подняться. То краснея, то бледнея, он пересказывал события последних дней. Друг давно понял, о чем речь, но только посмеивался, дожидаясь, когда же рыжий наберется смелости сказать напрямую.
– Да понимаю я, чего им нужно, – Ичиго окончательно смутился и отвернулся. Несмотря на многочисленные подвиги и уважение людей намного старше его, Куросаки еще даже шестнадцать не исполнилось. И в школе по биологии совсем недавно добрались до млекопитающих… – Я спрашиваю, что они как с цепи сорвались? Все. Даже Тацки! И что мне с этим делать?
– Ну, я и говорю, дурак, – еще радостней оскалился шинигами, из-за спины любуясь на горящие уши товарища.
– Да что ты заладил как попугай? На себя посмотри, – попытался не остаться в долгу Ичиго, но, даже не оглядываясь, догадался, что стереть ухмылку с абараевского лица почти невозможно. – Я так понимаю, мне надо кого-то выбрать. Не могу же я сразу со всеми, ну это… встречаться.
Абараи вновь заливисто рассмеялся. Ичиго не выдержал и стукнул друга кулаком в грудь.
– Не, ну можешь, конечно. Что там сложного. Только какой с этого толк? – судя по выражению лица Куросаки, он не совсем понимал, что пытается сказать старший товарищ. – Ну что непонятного? У тебя одноклассник есть. Этот как его, не помню, мелкий такой, прилизанный.
– Мидзуиро?
– Наверное, вот он все время говорит, что встречается с несколькими женщинами. Ничего сложного в этом нет. И что? Лучше ему делается? Глупости. Все дело в том, что много – это почти то же самое, что ни одной.
– Как так? – Куросаки даже перестал краснеть и обернулся, чтобы видеть лицо Абараи. Сам Ичиго Мидзуиро не только не завидовал, но и не верил особо, но для многих других его отношения с женщинами были предметом мечтаний.
– Эх. Может, ты еще не дорос, конечно. Ну да ладно, – Ренджи снова сел. – Как-то один хороший человек сказал мне одну вещь. "Дурак ты, Абараи, – сказал он. – Я понимаю, что твой молодой и здоровый организм испытывает много желаний, и ты хочешь испробовать все способы их удовлетворения. Но разве это приносит тебе настоящее наслаждение? Да ты пока даже не знаешь, что это такое. Вот когда нежность к другому человеку будет бить у тебя из головы как фонтан и сочиться через все поры, тогда ты и узнаешь, что я имею в виду. А без этого ощущения, с кем бы ты ни был, так и не узнаешь, что такое настоящее счастье и смысл жизни". Ну не дословно, но как-то так.
– "Фонтан из головы", ну и выраженьица у твоего хорошего человека, – улыбнулся Куросаки.
– Не веришь? Зря, хотя я тоже не сразу понял. Но я тебе скажу, это огромная разница: какая-то случайная, пусть даже очень красивая женщина, и человек, к которому вот так. Фонтан там или нет, я не знаю, но прав был сэмпай, – Ренджи прихватил из коробки последний бутерброд и поднялся. – Ладно, здесь я вроде все закончил, еще успею в Сейрейтей до заката.
– До заката? Ждут тебя там, что ли… – похоже, он с удовольствием посидел бы здесь и подольше.
– Я говорил, что сразу не поймешь, – хитро улыбнулся Абараи, дожевал бутерброд, раскрыл врата и исчез.
– Фонтан?! – еще раз недоумевающе повторил Куросаки и поднялся. Уходить с набережной не очень хотелось. Воскресенье – редкий день, когда он мог побыть один, без стайки приставучих девушек, бегающих за ним хвостом. И вот что странно – никто в школе не должен был знать о том, как Ичиго героически защищал Каракуру, но стоило только вернуться, как он неожиданно стал самым популярным парнем в школе. Девушки, знакомые и не очень, все время присылали подарки: мягкие игрушки, шоколадки, самосвязанные шарфы, обильно украшенные пошлыми сердечками. Куросаки уже не знал, куда их девать. Просто выбросить все же невежливо, а хранить бессмысленно. Не думали же эти особы всерьез, что он станет такие вещи носить. Орихиме, не отставая от соперниц, постоянно пыталась накормить его своей экспериментальной едой. Ну, с этой-то хоть понятно. В конце концов, они с Иноуэ за прошедший безумный год довольно близко познакомились, не раз спасали друг друга. Но что нашло на ту девочку в очках, имя которой Куросаки постоянно забывал? Она все время норовила догнать парня в коридоре и ущипнуть. Да и от знаков внимания Тацки порой оставались синяки. Поначалу девушек еще как-то останавливало присутствие Рукии, но вскоре она почему-то стала отдаляться. Из школы ходит одна. Нередко убегает куда-то, бросив гигай в шкафу. И даже когда сидит вечерами в его комнате, все больше молчит.
С такими мыслями Ичиго и вернулся домой. Рукия, растянувшись на его кровати и болтая ногами, рисовала что-то в своем неизменном альбоме. В первый момент он даже замер на пороге, любуясь на это зрелище. Какая она, оказывается, спокойная, когда никого рядом нет. Сосредоточенно водит фломастером по листу, чуть наклоняет голову, чтобы оценить результат. И голые пятки покачиваются в такт движениям рук. Ичиго осторожно подкрался к девушке и поставил коробочку с соком прямо на мордочку одного из нарисованных Чаппи. Подруга подняла удивленный взгляд.
– Кажется, твой любимый, – констатировал Ичиго, намеренно не глядя на девушку. Рукия посмотрела на коробочку, потом на парня и снова на сок.
– С чего это вдруг? – насторожилась она.
– Себе покупал и тебе взял. Что непонятного? – Куросаки и сам понимал, что раньше он почему-то никогда такого не делал. Но ведь правда же. Шел, размышлял, захотел соку, купил и ей. Ничего же особенного.
– Спасибо, – картинно поклонилась она, чуть приподнявшись на локтях. Так же как разыгрывала приличную девочку перед учителями. – Ты физику сделал? У нас контрольная завтра.
– Блин, Рукия, вот умеешь же ты настроение испортить.
Куросаки обреченно раскрыл учебник и вгляделся в задачи. Ичиго еще не удалось наверстать весь материал, который одноклассники прошли в его отсутствие. Частые пропуски только усиливали необходимость хорошо учиться, да и свою рыжую шевелюру парень по-прежнему не собирался перекрашивать. Вдобавок стайки поклонниц значительно увеличили ненависть к нему других учеников. Проще говоря, у Ичиго и в мирной жизни хватало проблем. Но прежде чем углубиться в учебу, он снова взглянул на Кучики, продолжающую мирно рисовать кроликов в альбоме. Но он, как всегда, не обратил внимания на сам рисунок. Куда интереснее были тонкие руки, перебирающие фломастеры. Как она с невероятной скоростью выхватывает из кучи нужный цвет, снимает и надевает колпачок. У девушки такие тоненькие пальцы, а ведь она сильный боец. Помнится, и ладони у нее мягкие и теплые, даже не догадаешься сразу, как опасна в бою их обладательница.
– Сестренка! Я так больше не могу! – донеслось от порога. Плюшевый львенок ворвался в дверь, на ходу сдирая с себя какую-то розовую тряпку. К счастью, Кон быстро юркнул под кровать и не заметил, как Ичиго покраснел и отвернулся, стараясь спрятать лицо за учебником.

Телефон Рукии пискнул, возвещая о появлении пустого, когда они возвращались домой из школы. Ичиго обрадовался, что можно под таким благородным предлогом сбежать от сопровождавших их девушек. Хорошо, что удалось убедить Кучики хоть иногда ходить домой вместе. При ней девицы вели себя скромнее. Во всяком случае, за задницу его сегодня никто не ущипнул. Правда, сама Рукия в присутствии посторонних обычно начинала разыгрывать приличную пятнадцатилетнюю девочку, что Куросаки сильно раздражало. Дело было даже не в том, что ему не нравились девушки такого типа, просто он с самого начала знал, что она другая. А притворство бесило неимоверно. Скромный писк телефона давал шанс прервать на сегодня все мучения парня. С недавних пор исполняющий обязанности шинигами стал радоваться каждому появлению врага.
Рукия всмотрелась в бег цветных точек на экране, схватила Куросаки за руку и, уже на ходу выкрикивая какие-то извинения и объяснения, потащила его за угол. Иноуэ бросилась было им на помощь, но, как обычно, замешкалась немного и потеряла друзей из вида. Наверняка примется потом корить себя за бесполезность. Что за глупая привычка? Рукия никогда себе такого не позволяла. Если, оставшись в одиночестве, она и любила предаваться самобичеванию, то в присутствии других людей, особенно Ичиго, ее самоуверенностью можно было пробивать стены. Едва им удалось спрятаться за какими-то деревьями, она выхватила из сумки слабо пискнувшего Кона и почти ударила его мордашкой по лицу Куросаки. Через мгновение губы парня растянулись в улыбке, не предвещавшей ничего хорошего. Оба шинигами резко повернулись к гигаю Рукии
– Следи за ним! – крикнули они хором. Ичиго удивленно взглянул на спину уже удаляющейся девушки. Он-то знал, чего боится – что Кон сейчас радостно вернется к девчонкам. И даже воображать не хотелось, на что способно это озабоченное животное. А вот чего боялась Рукия? Не волновалась же, в самом деле, о его репутации.
Однако времени подумать об этом не хватало. Надо было побыстрее управиться с пустым и вернуться. Но быстро не получилось. Нахальная зверюга разве что не хихикала, кокетливо помахивая задом из-за углов. Пришлось изрядно побегать по городу, пытаясь загнать ее в угол. Когда это вроде бы удалось, противная змееобразная тварь легонько шевельнула хвостом и отбросила маленькую Рукию прямо на приготовившегося к атаке парня.
– Сильная, но легкая? – съязвил Куросаки, ставя девушку на ноги и глядя как пустой скрывается за поворотом.
– Балда, – привычно отозвалась Кучики и бросилась в погоню.
Когда гигантскую змею, наконец, удалось совместными усилиями прижать к стене, убить его уже не составило большого труда. Хватило одного удара. Но сама беготня заняла чуть ли не час. Ичиго схватил девушку в охапку и бросил себе на плечо.
– Куросаки! – возмутилась она и со всей силы стукнула кулаком пониже спины. – Ты что делаешь?
– Да прекрати ты вырываться! Так быстрее доберемся, – пояснил он. – Я волнуюсь за Кона.
С этим доводом девушка почему-то легко смирилась. Впрочем, волновались они напрасно, можно было уже и запомнить, каким именно способом гигай с душой Чаппи присматривает за кем-либо. Кон лежал на земле и, судя по всему, кричать и вырываться уже давно устал. Рукия, вернее, Чаппи, сидела на нем верхом, зажав руку парня в болезненном захвате.
Убедившись, что Кон снова выглядит как маленькая пилюля, Кучики все же поднялась с насиженного места. Хотя Ичиго и возмущался, что она в очередной раз чуть не сломала ему руку, Рукия, нисколько не смущаясь, разминала затекшие конечности.
– Знаешь что, Куросаки, – спокойно начала она. – Никогда больше не хватай меня так.
– С чего это вдруг? – возмутился он, сразу поняв, о чем речь. Ичиго даже хватило самообладания не показать собственного смущения. Ему казалось, что кожа в тех местах, где ее совсем недавно касалось тело подруги, наливается таинственным светом. – Сколько я тебя на себе таскал? Раньше ты как-то не протестовала, только командовала.
– А теперь не надо! – как всегда взорвалась она.
– А может, объяснишь? – наверное, азарт битвы еще не выветрился и мешал Ичиго мыслить рационально. – Ты типа прибавила в весе?
Несложно было догадаться, что ответом будет летящий в живот кулак. Однако годы отцовских тренировок не пропали для Куросаки даром, он успел перехватить руку. Видя, что этого мало, он поймал и вторую и, стараясь обезопасить себя от остальных конечностей разъяренной девушки, прижал Рукию к себе.
– И так всегда, – вздохнул он.
– К-Куросаки-кун… – вздохнул кто-то поблизости. – Кучики-сан… Да нет, ничего…
Оба шинигами резко повернули головы, но увидели только спину убегающей Иноуэ.
– Может, ты меня отпустишь? – равнодушным голосом поинтересовалась Рукия через несколько секунд. Она сделала пару шагов вслед Орихиме, но остановилась. Куросаки же вовсе не сдвинулся с места. В тот момент, когда Иноуэ – их общий друг – прервала эту ссору, внезапное осознание неоднозначности картины будто открыло парню глаза. Его руки сжимают тонкие запястья, где-то на уровне живота ощущается выступ маленькой груди. Внезапно все это показалось каким-то особенным. Новым переживанием. По телу прокатилась волна запоздалого жара. Он прикоснулся к чему-то особенному, может даже запретному, будто сейчас это была совсем не та Рукия, которую парень таскал на себе столько времени. Ладони, кажется, впитали частицу ее тепла, не желали прощаться с ощущением ее кожи. Ичиго даже взглянул на свои руки, чтобы убедиться, что они не светятся.
– Ты должен пойти и объяснить Иноуэ, что она все неправильно поняла, – выразила свое мнение Рукия, выводя парня из задумчивости.
– Никуда я не пойду, – Ичиго сунул свои удивительные руки в карманы и двинулся в сторону дома. Показывать свое смущение не хотелось. А девушка даже не сразу нашлась, что ответить. Очень давно ей не приходилось сталкиваться с его упрямым нежеланием что-либо делать. Последние месяцы ее, наоборот, больше интересовал вопрос: "Как бы остановить неуемного Куросаки?" Еще немного потоптавшись на месте, она все же догнала Ичиго.
– С каких это пор ты не желаешь помогать Иноуэ?
– А ей, что, опять угрожает опасность? – равнодушным голосом спросил парень, нарочито медленно и расслабленно продолжая топать в сторону дома. Он был готов даже всерьез сопротивляться, если Рукии вздумается потащить его извиняться силой. Но она не стала этого делать.
– Тогда я сама ей все объясню! – выкрикнула девушка и умчалась.
Впрочем, вернувшись домой, Ичиго застал ее сидящей с ногами на кровати и о чем-то напряженно размышляющей. На всякий случай он не стал ничего спрашивать.

Девушка пошатнулась, врезавшись во что-то, но тут же была подхвачена крепкими руками.
– Женщина, – донесся сверху безразличный, но очень хорошо знакомый голос. – Почему твое лицо мокрое? Дождя нет.
От удивления Иноуэ даже перестала всхлипывать и подняла покрасневшие заплаканные глаза вверх. Вот уж кого она меньше всего ожидала здесь встретить, так это Улькиору. Перед этим существом Орихиме больше всего боялась проявлять слабость, несмотря на то, что удивительным образом он знал о ней намного больше, чем лучшие друзья. Однако Шиффер казался потусторонним даже в Уэко Мундо. А уж встретить этого типа здесь, да еще и при таких неприятных для девушки обстоятельствах… Она с опаской рассматривала арранкара. Собственная временная смерть и поражение владыки никак не отразились ни на внешности, ни на характере четвертого эспада. Как и прежде, с бледного лица смотрели пронзительно-зеленые бесстрастные глаза. Только во время прогулок в мире живых на нем не было маски, и черные волосы свободно развевал легкий ветерок. Иноуэ с удивлением осознала, что сжимает в руках полы белого пиджака, а его владелец продолжает придерживать ее за плечи. Тень сомнения закралась в рыжую голову девушки. Возможно, то, что она только что видела, тоже не было романтической сценой. Хотя все давно подозревали, что между Кучики-сан и Куросаки-куном что-то есть. И на других он даже не смотрит. И было понятно…
– Ничего страшного, Улькиора-кун. Все в порядке, – постаралась улыбнуться она.
– Это слезы, – констатировал Шиффер, проводя указательным пальцем по влажной дорожке на щеке. – Люди плачут, когда им больно. Кто-то причинил тебе боль?
– Нет, нет, – она оставила в покое пиджак, чтобы протестующе замахать руками. – Просто я увидела, как Куросаки-кун и Кучики-сан… И подумала, что они теперь… А потом подумала, что, наверное, неправильно подумала.
По лицу Улькиоры было сложно определить, понял он что-то из ее объяснений или нет. Он даже не предложил проводить ее до дома, просто взял за руку и двинулся в ту сторону, где, как кватра помнил, этот самый дом должен находиться.

На следующий день Ичиго частенько поглядывал то на Рукию, то на Иноуэ и ничего не понимал. Обе вели себя странно. Кучики вернулась накануне слишком быстро, она явно не могла успеть поговорить с подругой. Но тогда Орихиме должна быть печальна, а Тацки, привыкшая защищать подругу от всего на свете, уже нависать над ним в боевой стойке. Но Иноуэ выглядела несколько озадаченной и, возможно даже, немного довольной. И, что удивительно, за весь день ни разу не посмотрела на Куросаки. В обед она, в кои-то веки, больше интересовалась содержимым своей тарелки, чем сидящими вокруг друзьями. И, как ни странно, Рукия вела себя так же. Смотрела в коробку с бенто, не замечала обращенных к ней слов и иногда с интересом поглядывала на столь же сосредоточенную подругу. И почему-то Куросаки это раздражало. То ли он успел привыкнуть к их вниманию, то ли чувствовал, что от него что-то скрывают.
Из задумчивости Ичиго вывел внезапно появившийся перед носом большой розовый пакет, разукрашенный зелеными сердечками. Оказывается, он чуть не наступил на какую-то девочку из параллельного класса, спешащую порадовать кумира своим подарком. А парень уже почти забыл об этой своей проблеме.

– Кучики, ты домой идешь? – крикнул Ичиго от двери класса. – Я тебя жду.
Рукия яростно выпучила и без того немаленькие глаза, пытаясь таким образом донести до рыжего недоумка свою мысль, но Куросаки, как обычно, вышел, не взглянув на нее. Девушка догнала друга уже у выхода, он привычно препирался с Исидой, а рядом вилась стайка школьниц, едва не заглядывающих в рот кумиру. Как только задержавшиеся Рукия, Иноуэ и Тацки вышли, разговор прервался, и Ичиго, все так же не глядя на спутников, двинулся к воротам. Видимо, действительно ждал
– Что ты творишь? – прошипела Рукия, оказавшись рядом. Похоже, она никак не могла понять, специально он всех провоцирует или, как обычно, ничего вокруг не замечает. – А вдруг все подумают, что мы…
Впрочем, договорить ей не дали. Пальчики Орихиме вдруг больно впились в плечо. Иноуэ произнесла что-то нечленораздельное и стремглав бросилась к воротам. Все остальные тоже только сейчас заметили опирающегося на один из столбов мужчину в белом. Возглас Ичиго сложно было как-то определить, но едва заметив знакомый силуэт, парень потянулся к удостоверению временного шинигами. Однако запястье железной хваткой сдавили пальцы Рукии. Он уже не раз удивлялся невероятной силе этих тонких ручек. Девушка чуть потянула Куросаки вперед, не давая замереть и выказать свое удивление. Ей не хотелось бы придумывать объяснение факту своего знакомства с этим надменным человеком в дорогом светлом костюме, который столь непринужденно уводит их одноклассницу. Опыт общения с Ичиго и остальными учениками подсказывал, что, что бы ни случилось, придумывать объяснение придется именно Кучики. Орихиме же, будто слегка сомневаясь, обернулась к друзьям, но все же, внезапно что-то решив для себя, пошла домой с Улькиорой.
Рукия не сразу осознала, что подруга опять увидела совсем не то, что было на самом деле. Они с Куросаки не шли из школы, держась за руки. Они не встречаются. Хотя теперь будет еще сложнее кого-то в этом убедить.

Они уже дважды прошли мимо лестницы в ее квартиру, и, казалось, даже не разговаривали. Но заходить внутрь, расцеплять руки, прощаться почему-то не хотелось. Когда Улькиора и Орихиме в третий раз миновали ворота дома Арисавы, навстречу им из-за угла появились трое парней. Иноуэ непроизвольно сжалась и крепче стиснула руку спутника. Шиффер бросил на нее один короткий взгляд и бесстрастно проследил за тем, как на кулак самого крупного из бандитов наматывается алюминиевая цепь.
– Глядите-ка, у нашей рыженькой появился дружок, – приторно улыбаясь, протянул тот. – Ребята, может, стоит намекнуть этому бледному хлюпику, что у него дурной вкус?
Иноуэ еще сильнее вжалась в бок спутника. Он же осторожно высвободил свою руку из хватки ее пальчиков и сделал совсем маленький шаг вперед. Мгновение – и девушка оказалась за его спиной.
– Улькиора-кун, тебе нельзя причинять им вред, – пискнула Орихиме, стараясь втянуть голову в плечи и полностью спрятаться за своим защитником.
Один из нападавших пролетел мимо и вцепился в забор. Он еще долго пытался осознать, каких точек успели коснуться изящные пальцы светлой руки, и от чего ему так перехватило дыхание. Второй вскоре задавал те же вопросы фонарному столбу, а третий, который передумал драться, когда уже занес руку для удара, сидел на асфальте. Орихиме в ужасе потянулась к своим заколкам, но Шиффер перехватил ее руки.
– Они дороги тебе? Ты хочешь их защищать? – в своей обычной манере поинтересовался он.
– Нет. То есть да. То есть… – задумалась Иноуэ. – Они не друзья, но ты не должен причинять вреда никому.
– Я не причинил им вред, – сознался Улькиора, намереваясь продолжить прогулку. – Физическое состояние этих людей не ухудшилось. Они всего лишь находятся в состоянии острого когнитивного диссонанса. Реальность оказалась отличной от их представлений, и осознание этого повергло этих людей в состояние шока. Когда они сумеют примириться с действительностью, шок пройдет.
Улькиора всегда объяснял просто и бесстрастно, как школьный учитель. Его глубокий голос проникал под кожу, выжигая там иероглифы своих истин. Он никогда не был столь молчалив, как Иноуэ порой казалось, но и произносить лишние слова не считал нужным. Его логика требовала выражения, но сопротивления не признавала. Кватре необходим был собеседник… или слушатель.
– Мы пришли, – девушка не дала своему провожатому четвертый раз пройти мимо дома. – Может, зайдешь выпить чаю?..

– И что? Он согласился? – Рукия с интересом уставилась на собеседницу.
– Нет, сказал что-то еще, но мне из-за забора было не слышно. Я думала, она сама зайдет ко мне вечером и все расскажет. Понимаешь, мы же с ней с детства дружим, она всегда мне все рассказывала. А тут прям как подменили, – Тацки отвернулась. – Кучики-сан, ты же с ней последнее время много общалась, может, хоть знаешь, кто он?
Тут Рукия сама вынуждена была отвернуться. Она и раньше подозревала, что историю все же придется придумывать.
– Ну, я так понимаю, что он такой же, как вы, нечеловек.
– Не такой же, – Рукия порадовалась, что допила сок чуть раньше, иначе непременно бы подавилась. Давно стоило догадаться, что для Арисавы и еще нескольких одноклассников их сущность не является тайной. Кучики пожалела только, что оставила альбом в классе, на словах объяснять сложнее. – Он, наоборот, из тех, с кем мы воевали. Сейчас у нас действует мирный договор и этот арранкар вроде нам больше не враг. Это он похитил Иноуэ, чтобы начать войну…
– А как так? – удивилась Тацки. – То есть теперь?..
Кучики в ответ развела руками, показывая, что тоже не знает.

Впрочем, довольно быстро почти все привыкли к тому, что пару раз в неделю Орихиме встречает у ворот этот странный парень.
– Фу, он бледный как вампир, – возмущалась Чизуру, выглядывая из-за плеч подружек.
– И много ты видела вампиров? – затыкала ее Тацки, по привычке продолжая защищать Иноуэ, хоть ей самой ситуация не очень нравилась.
Рукию же больше смущала реакция Куросаки. Он продолжал все так же тянуться к удостоверению, и девушке приходилось держать его за руку, пока парочка не скроется из виду. Да и потом оба напряженно следили за перемещениями их реяцу. Но при этом, будучи готов в любую минуту помчаться спасать одноклассницу, Ичиго выглядел странно довольным.
Они в очередной раз наблюдали, как Иноуэ чуть не кругами бегает возле кватры, а потом все же берет его под учтиво подставленный локоть и уходит. Кучики быстро отпустила руку парня, пока остальные не успели этого заметить. Улькиора и Орихиме ловко перетягивали на себя внимание общественности. Она же всегда старалась отойти, отделить себя от Ичиго кем-нибудь из друзей. Но в этот раз Куросаки не дал этого сделать. Не глядя, сохраняя свое постоянно хмурое выражение лица, он перехватил ладошку и сплел свои пальцы с ее.
Рукия удивленно посмотрела сначала на свою руку, потом на решительное лицо Куросаки. Что-то в ее понимании ситуации не сходилось. Девушка прикладывала массу усилий, чтоб никому в голову не пришло, будто у них роман. А кто бы знал, как трудно наблюдать за этим кретином, не мешая при этом его частной жизни. И так только слепой и глухой не знал, что она обитает в его доме. А теперь Ичиго еще и повадился брать ее везде с собой. Специально же старалась ходить по параллельной улице, не мешать ему общаться с нормальными живыми людьми… Все же у парня должна быть обычная жизнь: друзья, девушки его возраста, а не только вечное спасение всех подряд. Орихиме наверняка невесть что подумала, когда видела их "обнимающимися" или "держащимися за руки". Однако ей, похоже, некогда сплетни распускать, да и не любит она это делать. Может, поэтому до сего дня удавалось хоть не давать всем остальным лишних поводов для нелепых домыслов.
А тут вдруг…
– Куросаки, ты что творишь? – прошипела она, оглядываясь и надеясь успеть ознакомить рыжего со своим мнением до того, как на них обратят внимание. – Девчонки же подумают, что мы с тобой встречаемся.
– Значит, будем встречаться, – тихо и невозмутимо отозвался Ичиго.
– Что? – удивленно воскликнула девушка. И все, конечно, посмотрели на них. Рукия даже физически ощутила взгляды, скользящие по их лицам, по сцепленным рукам, по замершим фигурам. Кто-то фыркнул. Кто-то демонстративно отделился от компании. Кейго не захлопал в ладоши только потому, что Мидзуиро перехватил его руки. Напряжение, которое девушка все это время предпочитала не замечать, внезапно ослабло.
– Что слышала, – ответил парень, уверенно увлекая ее вперед.
Так они и прошли почти до самого дома в молчании. То ли от шока, то ли не желая привлекать внимания, Кучики смотрела только под ноги и не произносила ни слова. Ичиго считал минуты. Он-то знал, что подруга обязательно взорвется. И вот, когда клиника Куросаки уже показалась вдалеке, девушка резко дернулась, освобождая руку.
– Ичиго, ты что себе позволяешь? – возмутилась она. – Как ты смеешь вообще? Я же просила тебя не трогать меня больше. Ты! Ты… Это было самое дебильное предложение встречаться в моей жизни!
– Можно подумать, тебе многие предлагали, – не остался в долгу парень
– Ты шутишь? – зло сощурилась девушка. – Хотя ты же не умеешь.
– Да кому ты нужна с таким характером? – цинично поинтересовался Ичиго, тем не менее обхватывая ее за талию и прижимая к себе. Рукия изо всех сил ткнула друга локтем в живот.
Обмен любезностями прервал писк телефона. Мелкий пустой, похоже, за свои прошлые рождения растратил весь запас удачи. Таким ударом Соде-но Сироюки можно было заморозить половину леса меносов, не то что такую жалкую тварь. Правда, сразу после этого вспыльчивая шинигами, совершенно обессилев, рухнула прямо на руки Куросаки. И сколько бы Кучики не требовала поставить ее на землю, не трогать больше своими дурацкими лапами, и так далее, парень отпустил ее только дома, возле брошенного впопыхах гигая. Но даже после возвращения в искусственное тело Рукия не смогла сдвинуться с места.
– Не приближайся ко мне, – предупреждающе ощетинилась она, когда парень собрался было снова подхватить ее на руки.
– Да уймись ты, а то сюда ворвется отец и начнет тебя спасать всеми своими самыми действенными методами, – Рукия благоразумно замолчала. – Ложись на кровать и отдыхай. Пойду посмотрю, что есть в холодильнике.
Кучики честно собиралась на него обидеться. Не разговаривать пару дней, не помогать с японским… но как можно всерьез обижаться на человека, который уложил тебя ослабленную в кровать, накрыл одеялом, принес еды? Ну, нельзя же не думать, что он вообще-то очень добрый и заботливый. Правда, дурак и грубиян. Но все же…
Через два часа Рукия сидела рядом со стопкой пустых тарелок и вполне живенько учила английский. Это был один из немногих предметов, с которым девушка в своей довольно долгой жизни почти не сталкивалась. И хоть обучение давалось ей легко, все же заниматься приходилось наравне с остальными.
– Все, – Ичиго захлопнул книгу и внимательно посмотрел на подругу. – Я так понимаю, ты согласилась?
Видя, что смысл вопроса постепенно доходит до Рукии, вызывая прежнюю ярость, парень передвинул посуду на другой край стола.
– На что? – внимательно следя за этими перемещениями, на всякий случай поинтересовалась Кучики.
– Быть моей девушкой, разумеется, – пожал плечами Ичиго, опасливо присаживаясь рядом с ней на кровать. Рукия поискала вокруг что-нибудь, чем можно стукнуть настырного парня, но ничего, кроме подушки, не нашла. Впрочем, и этот снаряд у нее отобрали еще до того, как она успела замахнуться.
– Ты еще не восстановилась, – почти проворковал он, перехватывая летящий в грудь кулачок, и прицельно поцеловал девушку в щеку. Все же улыбается он очень приятно, жаль, что так редко. – Тебе нужно поспать.
Девушка поспешно выскочила за дверь. Она сказала Юзу, что очень устала, и спряталась под одеяло. Усталость была чистой правдой, и спать действительно хотелось, но сон не шел. Щека, казалось, горела в том месте, где ее коснулись губы Ичиго. Да и шорох осыпающихся благих намерений не способствовал крепкому сну. Она же действительно не хотела. Ну подумаешь, какой-то мальчишка, всего лишь похожий на Кайена. Сильный, смелый, добрый и отзывчивый, умный, заботливый и такой родной. Человек, который ее понимает, который знает о ней чуть ли не больше, чем все остальные вместе взятые. Такой дорогой и любимый…
На мысли о "любимом" Рукия проснулась. Оказывается, она все же уснула и спокойно проспала до утра. Где-то внизу тихонько звенела посудой Юзу, шумела вода в ванной – привычные звуки дома, ставшего почти родным. Почему-то в клинике девушка чувствовала себя более уютно, чем в казармах тринадцатого отряда или в поместье Кучики.

Слух прошел по школе как пожар. Рукия и хотела бы разубедить одноклассников, но вот Куросаки ничего отрицать не собирался. И даже когда Исида в очередной раз начал описывать свое превосходство над шинигами, заявил: "Зато у меня девушка есть". Кучики это заявление возмутило, но она не могла не заметить, что Урью расстроился гораздо больше, чем можно было ожидать. Странно, Рукия никогда не замечала, чтоб квинси заглядывался на кого-то. Разве что на Нему, но это был скорее страх, чем интерес. Однако мысли быстро переключились с друга и соратника на собственную жизнь.
Стоило сознаться честно, быть с Ичиго хотелось, но и закрывать глаза на то, что они явно не пара, не стоило. Она старше и уполномоченный офицер, находится тут временно и вообще. В конце концов, есть же еще и честь клана. Хоть другие члены семьи принимали ее без радости, но требования к приемной сестре главы предъявлялись самые высокие. Правда, сам Нии-сама никогда не высказывал протеста относительно ее общения с Куросаки. Говорят даже, что он лично поспособствовал ее нынешнему назначению. И может, все не так уж страшно? Последний урок кончился, а понять мотивы брата так и не удалось. Потом же Ичиго взял ее за руку, и мысли снова вернулись к более очевидным проблемам.
Иноуэ шла рядом и радостно щебетала, будто никогда не была влюблена в рыжего и нисколько не завидовала Рукии. Исида же с другой стороны был мрачнее тучи. Впрочем, это никого особо не удивляло. Веселым его, кажется, не видел никто. Ичиго крепко держал Рукию за руку и спорил с Чадом о каких-то парнях из параллельного класса. Кучики чувствовала себя чужой. Все же не место ей в этой "обычной" жизни среди школьников, обсуждающих экзамены, какую-то девушку из третьего класса, ставшую моделью, и рецепты карри. Всю дорогу она мечтала оказаться снова на своем месте. Воображала себя на утреннем построении тринадцатого отряда, думала, что давно не видела сослуживцев, и соскучилась по своему мудрому капитану. Вспоминала огромный пустой дом Кучики, молчаливого брата, ненавидящих ее родственников. Чем дальше Рукия углублялась в себя, тем сильнее, сама того не замечая, прижималась к Куросаки. Все же далеко не всё в Сейрейтейе было ей приятно. Очнулась она, когда Ичиго внезапно обнял ее и чмокнул в макушку. Девушка недоуменно подняла голову, чтоб посмотреть ему в глаза, и тут же была втянута в неумелый, но решительный поцелуй.
– Куросаки, что ты творишь? – возмутилась она, предпочитая не замечать, что сама обнимает парня и охотно отвечает на нежность.
– Целую тебя, ты не поверишь, – констатировал Ичиго, выпуская ее из объятий.
– Зачем? – продолжила возмущаться маленькая шинигами, топая вслед за ним на второй этаж.
– Рукия, ты можешь задавать менее тупые вопросы? Наверное, затем, что ты мне нравишься, – парировал он, пропуская подругу в свою комнату.
– Да чем, менос тебя подери? Ичиго, я старше тебя в пять раз, я из другого мира, я убивала людей…
– Дура, – согласился он с доводами, подхватил ее на руки и поднял так, чтобы глаза их оказались на одном уровне. – Ты Кучики Рукия – девушка, которая мне нравится. Другие причины тут не нужны.
И он снова вовлек ее в долгий поцелуй. И когда она все же убежала в комнату девочек, на коже еще мерещилось тепло его рук.
– А я думал, будет порно, – донеслось из шкафа, когда дверь за Рукией захлопнулась. Ичиго вытащил львенка из укрытия и немного подержал на весу за заднюю лапу, решая, что с ним делать. Но все же сжалился и просто бросил на пол.
– Порно у отца под кроватью в большой розовой коробке.
Кон бросился было к двери, но на полдороге спохватился.
– Точно? – поинтересовался он.
– Не знаю, он так сказал, когда решил, что я должен этим интересоваться…

Следующий день мало того что выдался серым и дождливым, а контрольная оказалась куда сложней, чем Кучики ожидала, так еще и Ичиго куда-то подевался. На последний урок не явился Исида, и это очень удивило учительницу. Уж кто-кто, а Урью всегда был примерным учеником. Стоило ей отметить его отсутствие, как Куросаки попросился выйти, а Ясутора незаметно выскользнул в предусмотрительно незакрытую другом дверь, как только учитель отвернулась. Это было довольно странно. Рукия поискала источники враждебной рейяцу, на всякий случай даже заглянула в свой телефон: в городе ничего не происходило. Девушка пожала плечами и продолжила смотреть на доску. Мало ли, потом спросит, если не забудет.
Однако до конца урока друзья не вернулись. Пришлось собирать их сумки и выходить в одиночку.
Иноуэ сильно нервничала, чуть не заламывая руки, выбежала из здания и замерла на пороге. Несколько раз обвела взглядом школьный двор. Группа старших парней беседовала о чем-то в тени, две девицы стояли чуть поодаль и старательно строили им глазки. У ворот кто-то кого-то ждал, из школы выбегали ученики… Его не было. Ничего не понимая, Орихиме поглядела на подруг вопросительно. Но никто из них не знал, что тут можно ответить. Они не понимали, что Улькиора не мог соврать. Он сказал, что придет, значит, должен быть здесь. Но его нет! Этого не может быть. Однако никто не разделял ее чувства. Рукии в данный момент на четвертого эспаду было вообще наплевать. Она несла портфель Куросаки и ругала парня на все лады. Не забывая напомнить себе, что запросто могла оставить его сумку в школе, ничего бы с ней не сделалось. В процессе обе девушки напряженно искали следы рейяцу. Безрезультатно.
До вечера Кучики продолжала ругать куда-то пропавшего парня, а потом принялась ходить по его комнате из угла в угол. Ведь так хотел, чтобы она стала его девушкой, и теперь исчез, ничего не сказав? Где это видано? И что случилось? Почему не чувствуется его рейяцу? Как он мог заставить ее так нервничать? Ведь она же его… Нет, ее прислали следить! Следить, и безобразно с его стороны вот так исчезать! Часа в два она упала на нерасстеленную кровать Ичиго и уснула прямо в одежде. Заглянувший в дверь Ишшин не стал ничего менять. Утро наступило неожиданно. Открыв глаза, девушка обнаружила сидящую на столе черную бабочку. Ее вызывали в Готэй.

Через неделю, отчитавшись перед капитаном и братом и выслушав новую порцию поручений, Рукия шагнула во врата со смятением в сердце. И попала прямо в объятия Куросаки. Радостный поцелуй длился целую минуту, пока девушка не вспомнила, с какими чувствами уходила отсюда в последний раз. Она от всей души замолотила кулачками по его спине. Ичиго взвыл и отшатнулся. Только теперь Рукия с удивлением осознала, что под рубашкой у него бинты, а на лице отцветает внушительный синяк.
– Что с тобой? – удивилась она, осторожно дотрагиваясь пальчиком до уродливого желтеющего пятна под глазом.
– Это напоминание мне, что я был идиотом, – улыбнулся Куросаки, снова обнимая ее за талию, – и полез не в свое дело. Хотя если бы мы не вмешались, эти два горячих парня могли и поубивать друг друга.
– Что случилось? – так и не поняла Кучики
– Исида! Ты подумай, этот умник решил подраться с Улькиорой! Тут блин, даже не знаю, как описать. Он же лучник, он врага вблизи ни разу не видел, а чтоб победить кого-то, я такого вообще не помню. И Улькиора, который чуть меня по куполу Лас Ночес не размазал. А кое-кто еще постоянно твердит, что я дурак, а Исида у нас умный. В общем, мы с Чадом вмешались, и нам же, естественно, досталось больше всех. Так эта бледная скотина нас еще всех подобрал и отнес в больницу к отцу Исиды. Тот позвонил моему… и, похоже, третье ребро мне сломал собственный папаша от радости.
– А Орихиме не могла вас вылечить? – удивилась Рукия, все еще не понимая смысла рассказанной истории, но искренне сочувствуя парню.
– Она помогла с переломами и прочим, только синяки и царапины остались. Да и там с Исидой совсем плохо было, – Куросаки открыл дверь и пропустил девушку в свою комнату. – Я так испугался, когда ты исчезла, но Урахара сказал, что тебя вызвали. Что-то случилось?
– Нет, просто нужно было отчитаться.
Ичиго уселся на кровать и потянул подругу к себе на колени. Его рука успела пробраться под юбку любимого нежно-голубого платья Рукии. А девушка начала задумываться, стоит ли как-то его урезонивать или пора прекратить обманывать себя и сдаться. Однако их прервал звонкий призыв к ужину. По лицу Куросаки было совершенно ясно, что если он чего-то сейчас и хотел, то точно не еды. Его мучительный вздох заставил Рукию улыбнуться, но не сжалиться.
– Если не спустимся сразу, нас придет звать твой отец, – поторопила она и вышла за дверь.
После того как Ишшин закончил изливать на окружающих свою радость по поводу нового появления "третьей дочки", возвращаться к прерванному занятию было уже как-то не с руки, и оба пошли спать в свои комнаты.

Следующий день выдался теплым и радостным. Рукии не было всего неделю, но, казалось, многие успели по ней соскучиться. Да еще и в школе вместо занятий устроили ежегодный смотр самодеятельности. Друзья бродили по ярмарке от стола к столу, любовались чьими-то научными опытами и новыми работами кружка рукоделия. Одноклассники пытались уговорить Рукию и Ичиго принять участие в конкурсе танцев или хотя бы пения, но оба смотрели на предлагавших, как на безумных, и старались обходить подобные увеселения по широкой дуге. Зато с радостью приняли участие в соревнованиях по армрестлингу, которые организовала Тацки. Впрочем, все закончилось тем, что с Чадом никто меряться силой не хотел, и он выиграл по умолчанию. Орихиме радостно пробовала все, что предлагал кулинарный кружок, и печалилась, что ее туда не принимают.
На праздник пришли и родители учеников, но Куросаки предпочитал избегать своего отца. Он еще накануне выслушал все, что неугомонный родитель думает по поводу его и Кучики, и опасался, что тот захочет высказаться еще и при всех. Не то чтобы прозвучало что-то плохое, скорее, наоборот, но Ичиго этой частью своей жизни предпочел бы заниматься самостоятельно. К тому же синяки на ребрах от папашиного любвеобилия еще ныли.
Куклы, сшитые Урью, были признаны лучшим товаром на ярмарке. За это он удостоился поцелуя в щеку от Орихиме. На мгновение парень даже просиял, но, спрыгнув со сцены, девушка снова встала рядом с Улькиорой, который пришел только потому, что она позвала, и, казалось, не понимал, что остальные находят в этом убогом празднике.
Иноуэ звала всех гулять, но компания унылого арранкара никого не прельстила, и они ушли вдвоем. Ичиго же, подхватив свою девушку на руки, в несколько быстрых шагов оказался дома. Рукия не успела опомниться, как за ней закрылась дверь комнаты парня. Щелкнула задвижка. Теплые руки снова обхватили ее за талию.
– Все, пусть думают, что нас нет дома, – шепнул он, поднимая ее над полом.
– Почему? – удивилась девушка.
– Кучики, ты перестанешь когда-нибудь задавать глупые вопросы? – впрочем, ответить он сам же ей и не дал. Не отрываясь от губ девушки, он мягко, но сильно надавил на ее плечи, заставляя лечь на кровать. И сам навис сверху, стоя на коленях.
– Ичиго? – уличив мгновение, воскликнула девушка. Он где-то слышал, что на ушах находится масса чувствительных точек, и наугад провел языком по мочке. Все возмущение, которое еще оставалось у Рукии, мгновенно исчезло. Она зажмурилась, прислушиваясь к своим ощущениям, наслаждаясь его жаром, его запахом, его дыханием, чуть щекочущим кожу за ухом.
– Не знаю, кому как, – очень тихо выдохнул он, – но мне надоели вечно вмешивающиеся в нашу жизнь пустые и прочие. Я хочу тебя.
Он прижался губами к бьющейся венке на ее шее, снова лишив девушку возможности что-то ответить. Она даже не поняла, почему ее форменная блузка уже расстегнута, галстук валяется где-то на полу, а его дыхание щекочет обнаженную грудь.
– Ты такая красивая, – сказал он, ненадолго отстранившись, чтобы снять свою рубашку.
– В темноте это особенно заметно, – успела протараторить Кучики до того, как он снова занял ее рот поцелуем.
Теплая рука проникла под юбку, и девушка еще успела подумать, что если вот то, что она ощущает бедром, это то, что она думает, то бежать надо было раньше. Впрочем, когда он обвел языком аккуратный сосок, Рукия вообще забыла о существовании такой возможности. Внизу хлопнула дверь, и послышались голоса. Дом быстро наполнился звуками.
– Все пришли, – прокомментировала девушка.
– К чертям, – ответил на это Ичиго, отправляя свои брюки в подкроватную тьму. Туда же полетела вся еще остававшаяся на девушке одежда и особо заботливо стащенные трусики. Парень снова отстранился, любуясь ее силуэтом, светлеющим в полумраке. Рукия поборола желание как-то прикрыться. Стесняться уже поздно. Насмотревшись, парень развел ее колени в стороны, и, поцеловав в живот, лег сверху. Он еще раз прошелся губами по шее и мочке уха, втянул Рукию в очередной страстный поцелуй, одновременно рукой направляя себя к заветному отверстию. И уже понимая, что долго этого напряжения не выдержит, шепнув что-то нечленораздельное, двинулся вперед. Кучики застонала, но парень перехватил звук своими губами и накрыл ее рот расслабленным поцелуем.
Однако долго это не продлилось, Ичиго хватило нескольких движений, чтобы дойти до пика. Он лег рядом, но подругу из объятий не выпустил.
– Не отворачивайся, – шепнул он через пару минут, – сейчас будет второй раз…
И потом уже Рукии было все трудней сдерживать стоны. Вроде бы он и не делал чего-то особенного, о чем любят рассказывать в разного сорта поучительной литературе, но каждое его движение вызывало волну эмоций, о своей способности к которым девушка даже не подозревала. Все внутри звенело от какого-то неописуемого счастья.

Солнечные лучи затапливали комнату, проникая через раскрытое окно. Тело еще ощущало отголоски ночных удовольствий, просыпаться совсем не хотелось. Но не закрытую одеялом спину буровил чей-то пристальный взгляд. Рукия перевернулась на другой бок и только потом открыла глаза.
– Ренджи! – вскрикнула она, стараясь натянуть одеяло на самые уши. Слышался шум воды: похоже, Ичиго ушел в душ, а старый друг в это время влез в комнату через окно. Странно, но он не выглядел очень удивленным, обнаружив в кровати рыжего обнаженную Кучики.
– Проснулась? – Абараи расплылся в нахальной улыбке. – Позор клана…
– Что?! – возмутилась девушка.
– Ну… – он начал было объяснять свои слова, но и так понимающая его логику Рукия бесцеремонно перебила:
– И это говорит мне человек, который с… живет с моим братом?
Улыбка моментально исчезла с лица Ренджи.
– Откуда ты знаешь? – с упором на второе слово решил убедиться он.
– Видела, – созналась девушка, чуть отводя взгляд. Уж очень откровенной была подсмотренная ненароком сцена. – Когда я последний раз была в поместье, вы были на веранде…
– Ну, – после недолгого молчания начал мужчина, – ругаться будешь?
– С чего бы это? – не поняла юная Кучики.
– Ну, как там это звучало? "Ты не достоин даже прикасаться к одежде Нии-сама…" – стараясь передать голос, процитировал Абараи.
Рукия задумалась, села на кровати, и, высвободив руки, старательно прикрыла одеялом грудь.
– Сначала я удивилась. Никогда бы не подумала, что ты и Нии-сама… Но, блин, Ренджи, да вы оба разве что не светитесь в темноте. На что тут ругаться? Я рада за вас.
– Спасибо, – воскликнул осчастливленный ее поддержкой Абараи. – Ладно другие, но я боялся, что ты не примешь. И ты это… не бойся, Кучики-сама все понимает и поддерживает твой выбор.
Он хотел даже обнять подругу, но вовремя понял, что она не одета, и замер с протянутыми к ней руками. В таком положении их и застал вернувшийся из ванной Ичиго. Убрав с лица полотенце, он непонимающе переводил взгляд с друга на девушку и обратно.
– Что это здесь происходит? – все же поинтересовался он.
– Это я говорю: "хороший выбор", придурок, – убирая руки в карманы широких штанов, улыбнулся Ренджи.
– Без тебя знаю, – изо всех сил стараясь сохранить серьезное лицо, гордо ответил Куросаки.
– А вообще-то, я пришел сказать, – вспомнил Абараи, – что у Готэя к вам внезапно образовалось дело. И оба через полтора часа должны быть у Урахары.
Дело, как выяснилось, заключалось в охоте на одного крупного и опасного пустого, которого уже много лет замечали в окрестностях. Раньше он показывался довольно редко и вреда наносил относительно немного, да и скрывался всегда очень быстро. Но сейчас, когда большая часть Уэко Мундо еще продолжала отходить от поражения Айзена, эта тварь вдруг стала подозрительно активна. Будто поверив в свободу и безнаказанность, пустой стал раз в два-три дня наведываться в центральный парк. Немало неупокоенных душ уже сгинуло по его вине. Готэй 13 не мог оставить этого просто так. Тем более что в Каракуре постоянно находились и временный шинигами с друзьями, и вайзарды, и Урахара со своими необычными детьми.
Как бы ни запугивал их с экрана капитан Укитаке, Ичиго и Ренджи решили, что их двоих для поимки монстра будет вполне достаточно. Вернее, каждый считал, что хватит и одного, но окружающие мешали им в честной драке решить, кто именно это должен быть. Однако Орихиме, всегда готовая защищать и исцелять, пошла следом, Чад и Исида шли вместе со всеми, как будто не замечая выкриков, запрещающих им участвовать в предстоящем веселье, а Рукия и вовсе держала обоих драчунов за рукава, чтобы они не принялись охотиться друг на друга.
Такая большая группа сильных душ, видимо, выманила пустого из укрытия. Когда они вышли на поляну, где появление твари зафиксировали в последний раз, пустой уже уныло жевал какую-то нерадивую сущность. Куросаки ринулся в бой первым. И захлопал глазами удивленно, когда меч вместо костяной маски вонзился в землю. Ренджи с издевательским хохотом помчался за переместившейся тварью. И вместо противника врезался в колючий куст. Исида поправил очки, показывая, что от ничтожных шинигами большего и ждать не стоит. Однако голубой свет уже струился по его пальцам. Атака Чада снесла дерево, но пустой только что не улыбался. Орихиме только успевала выкрикивать имена друзей и всплескивать руками.
Пустой больше всего походил на кенгуру. Он перемещался стремительными прыжками, иногда замирая, опершись на мощный хвост. У него даже имелся карман на животе, в который он засунул несъеденное. Ледяной столб, созданный Рукией, тоже не попал в пустого, но оказался чуть шире, чем тот мог прыгнуть. Кенгуру забился, пытаясь высвободить хвост. Однако, заметив стремительно приближающегося Ичиго, вдруг успокоился и громко, протяжно завыл. Будто рядом был кто-то, заинтересованный в его жизни. Какая-то девушка, проходившая мимо и явно неспособная видеть духов, и то зажала уши и упала на землю. Но удар Зангецу был уже неотвратим, и крик оборвался.
Юная Кучики и лейтенант Абараи стояли, зажав уши ладонями, а Исида и Чад сидели на земле, и по их шеям стекала кровь. Орихиме поспешила раскинуть над друзьями купол, сама она, похоже, не пострадала. Лейтенант шестого отряда уже громогласно описывал в микрофон ситуацию кому-то из исследовательского центра. Ичиго же, вернувшись в брошенное впопыхах тело, поспешил к незнакомке. Девушка, кажется, была из их школы, но он никогда не отличался хорошей памятью на имена. Куросаки посмотрел вокруг и понял, что, очнувшись, эта неудачливая особа может увидеть брошенные гигаи Рукии и Ренджи, и Иноуэ, делающую что-то с окровавленными одноклассниками. Он подхватил начавшую приходить в себя девицу и поспешил к центральной аллее парка.
– Что случилось? – поинтересовалась девушка, осознав себя на руках у Куросаки. Парень поспешил поставить ее на землю и почесал в голове. Он пожалел, что рядом нет Кучики, умеющей придумывать объяснения. В таких ситуациях парень уже привык полагаться на ее актерские способности.
– Ну… Ты упала, почему-то, а я тебя поднял, хотел на лавочку отнести, но ты очнулась, – промямлил он.
– Куросаки-кун, – томно выдохнула девушка, – ты такой добрый!
Девушка приподнялась на цыпочки, прикрыла глаза и поцеловала его в губы. Ичиго, сам не понимая, что делает, поцеловал ее в ответ. И удивился, насколько скучным показался ему этот поцелуй…
– Ку-ро-са-ки! – по слогам выговорил знакомый голос за спиной. Парень поспешно отстранился. Рукия еще не успела вернуться в искусственное тело и незнакомка не видела, отчего самый знаменитый парень в школе, поцелуй которого ей чудом удалось урвать, вдруг согнулся пополам. Больше всего это походило на рвотные позывы и, оскорбленная, она поспешила убежать.
– Успокойся, безумная! – кричал Ичиго, пытаясь перехватить руки любимой девушки, стремительно врезающиеся в неотболевшие еще с драки с Улькиорой синяки и царапины. Но ярость, похоже, делала ее сильнее и быстрее.
– Негодяй! Скотина! – не переставала возмущаться она. – Ты меня опозорил!
– Рукия, прекрати. Я эту девку пальцем не трогал. Она сама… Ай, ты что творишь, это жизненно важный орган…
Телефон девушки валялся вместе с ее гигаем за деревьями, но завыл он так, что подпрыгнули, наверное, три квартала вокруг. Через мгновение оба уже удивленно вглядывались в яростно мигающий красным экран.
– Арранкар? – озвучила увиденное Кучики.
– Не может быть, – выдохнул ей в ухо Ичиго, вызвав тем самым новую волну гнева.
– Не смей ко мне даже близко подходить! – выкрикнула Рукия и, отступив на шаг, уперлась спиной в костяное щупальце.
– Соде-но… – начала она, но монстр, обвив ее руки и ноги более тонкими отростками, поднял девушку в воздух.
Это точно был арранкар – из неровной дыры в маске смотрел вполне человеческий глаз. Хотя в остальном человека он напоминал мало: тело высотой с двухэтажный дом и многочисленные щупальца, растущие отовсюду. Два самых толстых, вероятно, должны были заменять руки, но они лишь служили опорой огромному неустойчивому корпусу. Тонкими же он развел в стороны руки и ноги Кучики и вертел девушку в воздухе, рассматривая со всех сторон. Но, видимо, шинигами была признана неинтересной; монстр размахнулся и бросил ее на дерево.
Сразу десяток мелких конечностей упали на землю, отрубленные Гецуга теншо. Арранкар удивленно пошевелил в воздухе обрубками и отрастил новые. Ичиго сосредоточился, чтобы надеть маску. Прямо за ним открылась гарганта и на поле боя вышли все трое нынешних хозяев Лас Ночес.
– Куросаки, отойди, это наше дело, – бесстрастно выговорил четвертый эспада, начиная доставать меч. Но даже он не решился бы воспроизвести дословно длинный и нецензурный ответ бывшего врага. Смысл речи Ичиго заключался в том, что его не интересует, кто должен заниматься тварью, осмелившейся так поступить с его девушкой. Нойтора, улыбаясь во весь рот, воткнул Санта-Терезу в землю и оперся на нее.
– Шестой, я там, в переходе, говорил, что завидую этому арранкару, он умрет свободным, – произнес он будто в сторону, наблюдая за рыжей молнией, методично отрывающей собрату щупальца. – Беру свои слова обратно.
Гримджо, догадываясь, что им сегодня развлечения не достанется, уселся под деревом.

В магазине Урахары, не обращая внимания на ухмыляющегося хозяина и спящих раненых, громко скандалили. Сой Фонг, специально отправленная в генсей узнать, что за неведомый монстр пришел на зов уничтоженного пустого, изо всех сил ругалась с Улькиорой, насколько вообще можно ругаться с существом, которое молчит и смотрит на тебя как на мусор.
– Слышь, дамочка, – не выдержал Нойтора. – Четвертый же тебе сказал: "Мы засекли его уже в переходе". Ты что, всерьез считаешь, что раз этот мудак мог сотню лет ныкаться по пустыне от Айзена, то мы стопудово должны были его найти? С какого перепугу? Вы нам вообще всю разведку перебили, и я молчу про исследовательский институт. Шиффер, сколько мы еще будем тут торчать, пошли обратно.
– У тебя там, что дети некормленые? – вставил стоящий у двери Гримджо.
– А может тебе челюсть сломать? – поинтересовался квинта. – Я настроился на драку. А все радости этому.
Он кивнул на закрытую дверь в комнату раненых.
Ичиго сидел рядом с футоном, на котором приходила в себя Рукия, и лелеял собственную сломанную руку.
– Куросаки, ты идиот, – едва придя в себя, слабо прошептала девушка.
– Такой же, как и ты, – ласково отозвался парень, с нежностью сжимая ее ладонь в своей.

– Завтра, – произнес Улькиора, прежде чем шагнуть в гарганту. И только Орихиме поняла, что он имел в виду.

0

8

Название: Защищая дорогое
Посвящение: daykiry за внезапное вдохновение от её фиков на долгожданный для автора ангст ^^
Автор: [Chimera]
Категория/Рейтинг: PG-13
Жанр: Drama, Angst
Персонажи: Ичиго/Рукия
Статус: закончено
Дисклеймер: да прибудет с Кубо сила, вдохновение и печеньки)
Размещение: предупреждаете и с шапкой, и указанием на мой днев размещаете (желательно скинув мне ссылку)
Дата: 30 марта 2010г.

- Рукия, умоляю... - голос Куросаки дрожал.
Не привычно видеть его таким... подавленным, таким испуганным и слабым. Его длинные пальцы слабо сжимали её тонкие плечи, дыхание сбилось, а зрачки дрожали, пытаясь заглянуть в душу девушке.
- Рукия! - интонация повысилась, но всё равно осталась неуверенной.
Парень сомневался. Это было видно по его карим глазам: он действительно никогда не полагал, что до такого дойдёт, надеялся, что не дойдёт, не хотел ставить перед жестоким фактом себя и её...
«Но жизнь - такая подлая штука» - со злостью про себя подумала Кучики, сжимая трясущимися руками занпакто.
Однако не только Куросаки не желал этого... то, что было внутри него, что родилось тогда, когда меч Рукии до рукояти зашёл в такую мягкую податливую плоть, когда с губ Ичиго сорвался предсмертный хрип, и в эту же секунду всё вокруг исказилось от мощной реацу... Родился он - пустой. Нет, точнее, родилось нечто, что с каждым днём сжирало душу рыжего юноши.
Куросаки никогда не жаловался, возможно, потому, что он ненавидел, когда за него кто-либо беспокоился или волновался. Ведь он - временно исполняющий обязанности шинигами Куросаки Ичиго! Тот, кто сам готов прыгнуть в эпицентр опасности ради спасения малознакомых людей или даже врагов…
Но сейчас... В груди девушки всё сжималось от пристального и просящего шоколадного взгляда.
- Ичи...
- Нет!.. Я прошу, - парень не хотел слышать ни единого слова от Кучики, ни единой отговорки, не своего имени, так нежно и трепетно сходящего с её бледных уст.
Иначе он не выдержит... не выдержит и прижмёт девушку к своей груди, чтобы никогда не отпускать, тем самым сдавшись… Но нельзя так больше жить: в страхе и беспамятстве, в боли и страданиях. Поэтому юноша лишь отводит взгляд и сжимает её плечи сильнее.
- Он стал слишком сильным, я не могу его сдерживать, поэтому сейчас, пока я ещё в себе… - снова этот умоляющий взгляд.
Слезы бегут по щекам Рукии, её большие сапфировые глаза блестят на свету… Так прекрасно… Это именно то, что он хочет запечатлеть в своём сердце перед смертью…
Ичиго закрывает глаза, чтобы сначала ощутить боль, ледяной холод стали и, наконец, спокойствие… за себя, свою семью, окружающих и за неё… за девушку, изменившую его прежнюю, давно забытую жизнь…
Парень проваливается в темноту, чтобы больше никогда не открыть глаза и не почувствовать, как в последнюю секунду меч в руках девушки дрогнул и прошёл мимо бешено колотящегося сердца, чтобы никогда не узнать, что пустой, воспользовавшись слабостью Короля, снова взял над ним верх, не увидеть зажавшуюся от страха Кучики, не услышать её крика, пока она падала в лужу собственной крови, и шёпота, в котором было слышно еле различимое имя… его имя…
- Ичиго…
Куросаки ушёл из этого мира, но его душа останется спокойной… навсегда. Ведь он своей смертью смог защитить всех тех, кто ему дорог… смог защитить её… ту, в чьих синих глазах похоронил себя навеки…

0

9

Автор: VaZiZ
Бета: Word
Статус: Закончен
Размер: Мини
Рейтинг: PG13
Персонажи: Ичиго, Рукия, Ренджи, Исида, Бьякуя
Пейринг: Намек на Ичи/Руки
Жанр: Бред
Предупреждение: Сплошные диалоги
От Автора: Небольшая зарисовка, написанная по пришедшей в голову идее за десять минут. В пору минутного помешательства решил выложить
Саммари: Неугомонная компания против последнего Арранкара
Размещение: С этой шапкой хоть куда, я не жадный.
Дисклеймер: Все права на персонажей принадлежат Кубо!!!

- Ну и зачем ты нас позвал?
- Бака! Это приказ главнокомандующего Яммамото!
- Что, сам справится не мог? Да, Ренджи, не ожидал я, что после назначения капитаном ты так размякнешь…
- Ичиго… Ренджи…
- Погоди, Рукия… Пусть он сначала признает что он трус…
- ЧТО??? Да ТЫ…
- ЭЙ, МАЛЯВКИ!!! ХВАТИТ МЕНЯ ИГНОРИРОВАТЬ!!!
- О, кто это тут? Очередной пустой возомнивший себя крутым арранкаром, только сломав себе маску? Давненько я таких уже не встречал… Эй, Ренджи, помнишь как ты отлеживался в Четвертом отряде во время той заварушки с последними подопытными Айзена? Может и сейчас…
- ЧТО??? Да как ты смеешь… Меня не пустила в бой Унохана-тайчо… И вообще…
- Привет всем! Я что-то пропустил? И кто этот здоровяк, пыхтящий от злости?
- Йо, Исида, и ты здесь? А я думал, ты еще в Мире живых, занят поисками потенциальных квинси для своего ордена в Сообществе Душ?
- Просто я почувствовал что ты опять неразумно тратишь сою реяцу и решил посмотреть на что именно…
- Ха, Ичиго, да ты просто слабак! Так и не научился толком контролировать свою духовную силу… И за что тебе только капитана дали?
- Ладно, шутки в сторону… Мне кто-нибудь объяснит, что именно мы здесь забыли?
- Все просто, Ичиго. Вот это мы, вот это Арранкар, и вот что мы должны с ним сделать…
- РУКИЯ!!! Хватит уже объяснять мне все рисунками!!! Ты носишь фамилию Куросаки и не должна…
- БАКА!!! Если ты думаешь, что выйдя за тебя, я откажусь от своего любимого хобби, ты глубоко…
- Шинигами!!! Не смейте игнорировать меня, великого Аль…
- Ну все, ты мне надоел… Приготовься, Арранкар как там-тебя, сейчас ты умрешь от руки капита…
- Стой, Ичиго, он мой! Я пропустил тот бой и не собираюсь оставаться в стороне теперь…
- Бака! Зачем тогда ты звал нас?
- Я пригласил вас увидеть мой триумф победы над этим Пустым…
- ЧТО??? И ты думаешь что я буду за этим так просто наблюдать? Ни за что…
- Только посмей мне помешать…
- Да я сокрушу этого слабака раньше чем ты освободишь свой шикай…
- Ну все, Ичиго, ты сам напро…
- Ичиго… Ренджи…
- Куросаки… Абарай-кун…
- Рукия, Исида, не вмешивайтесь!
- Итак, ты готов, Ичиго?!!
- Такие слабаки, как ты не способны меня надолго задержать!
- Что??! Реви, ЗАБИМАРУ!!!
- Воссияй во всю силу, ЗАНГЕТСУ!!!
- Как думаете, Кучик… простите, Куросаки-сан, никак не могу привыкнуть, они это надолго?
- Не знаю, Исида… Скорее всего…
- А что с пустым? Я не хочу, убив его, спасаться от них по всему Сейрейтею…
- Не беспокойся о нем, Исида…
- Что, Ичиго, где же твоя хваленая сила? Или забыл, как чуть не опозорился на экзамене капитанов?
- И это я слышу от того, кто до сих пор не может на равных общаться с Бьякуей, признавая его лидерство над собой?
- Да как ты… БАН…
- …КАЙ
- ХИХИО ЗАБИМАРУ!!!
- ТЕНСА ЗАНГЕТСУ!!!
- БАНКАЙ!!! СНЕЖНЫЕ ОДЕЯНИЯ БОГИНИ СТУЖИ!!! Завеса первая, Снежный занавес!!!
- Один прием, и от Арранкара осталась ледяная статуя… Да, не завидую я тебе Ичиго, когда придет время семейных скандалов…
- В такие моменты я сам ее немного побаиваюсь… Освоив банкай, она стала одной из сильнейших шинигами Общества Душ…
- Почему же ты не рекомендуешь ее Главнокомандующему на пост капитана? Рукия же твой лейтенант…
- Я слишком люблю ее, чтобы отпустить от себя хотя бы на время…
- Ну, судя по всему, она не против твоих взглядов…
- Итак, Ичиго, Ренджи, мы закончили?
***
- Вот, собственно так оно и было…
- Спасибо за столь содержательный доклад, Урюю-сан… На этом собрание капитанов считаю закрытым, капитанам приступить к делам своих отрядов согласно штатному расписанию…
- Эй, Ичиго, может в бар?
- Не могу, сам знаешь, Рукия не любит, когда я опаздываю…
- Ты становишься подкаблучником…
- С такой женой я совсем не про… Что? Вот черт, так и знал что ему это не понравится… Банкай…
- Ты о чем? И зачем тебе банкай?... И Холлоуфикация?
- Только так он не сможет меня догнать…
- Кто Он? Стой, куда ты? ЭЙ, ну объясни же мне… Вот черт, смылся…
- Итак, вы позволили моей сестре подвергнуть себя опасности. И это несмотря на то, что она ждет ребенка…
- Кучики-тайчо… Я не…
- Банкай. Сенбонсакура Кагейоши…

0

10

Автор: Ziggu
Бета: Ziggu ну и конечно же M.Office
Название: Сладостная горечь
Жанр: ангст, романтика
Предупреждение: POV, Vignette
Фэндом: Блич (Bleach)
Пейринг: Ичиго/Рукия
Размещение: с согласия автора, тобиш меня - Ziggu (сообщить мне, что Вы собирайтесь разместить мой фанф на другом сайте, указав мое авторство)
От автора: Это короткий фанф-рассказ от лица Ичиго, во время битвы с Айзеном. Тут хотелось больше передать мысли человека и его чувства, нежели описать события.
Дисклаймер: Кубо Тайто

Она лежала вся в крови, сжавши свое тело хрупкими ладонями. Капли дождя, сливаясь с её слезами, всё ещё жадно заполняли мир своей горечью. А она, она продолжала рыдать от боли, этой нестерпимой боли, пронзающей её тело, убивающей её с каждым прошедшим мгновением,терзающей её трепетное сердце. Эти черные волосы закрывали её лицо. Я тогда не смог увидеть его, хотя, от этого мне стало бы ещё хуже. Она пыталась встать. Опираясь о землю, она пыталась устоять на ногах, словно младенец, который учится ходить. Но она терпит неудачи. Её заплаканные глаза смотрят на ноги, будто проклиная их. Я не видел её взгляда, но смог почувствовать это. Страдания, горечь, печаль. Сколько слов я ещё могу назвать, чтобы описать её чувства в тот момент? Но я знал, что никто никогда не поймет её чувств. Лишь она и только она может чувствовать так, как никто другой в этом мире, лишь её сердце переполняет этот бесконечный поток эмоций, которые разрушают её душу с каждой секундой. Противно. Как же я ненавижу себя за то, что не могу ей помочь. Всё, вся жизнь до этого момента была ничтожной иллюзией, переполняющей сердца всех моих близких. Это была лишь жалкая игра, театральная постановка, в которой мне удосужилось играть главную роль. И эта иллюзия разъедала реальность до сегодняшнего дня. Лишь сегодня я смог понять, то, что должен был осознать уже давно, лишь сейчас смог выбраться из этих оков, закончив, казалось, вечную игру. Эти чувства, эти мысли.Только сейчас я понял, как она хотела тогда, чтобы я все осознал,чтобы я вновь проснулся и сказал ей эти слова. Ну почему? Почему я не понял этого раньше? Неужели, сейчас, я не смогу ничего изменить? Увы. Я человек. Я не Бог, не сатана, не ангел и не призрак, я всего лишь грешник, жалкий смертный. Так что же я смогу изменить, смотря на этот мир глупым взглядом, дрожащим от страха? Что? Я по прежнему держал этот сломанный меч в своих руках, не успевая выдыхать воздух,пропахший её кровью. Как же мне было больно дышать её же жизнью. Как я жалок. Неужели это оправдание? Разве ни она мне говорила, что жизнь можно изменить лишь своими руками? Я не знаю. Я ничего не помню. Я потерялся. Словно блуждая в лабиринте, я повернул не туда, попав в тупик. Я слышу её голос. Где-то в глубине души,я чувствую её прикосновения, как теплые ладони ласково гладят мое лицо, как её волосы окутывают мои плечи, как её силуэт стоит позади меня, жаждуя раствориться в этой ласке. И я сгораю от её объятий. Она крепко обнимает меня, даже не думая отпускать. Она закрывает глаза, и чувствует, как её тело переполняет тепло. Я могу чувствовать её. Я могу её понять. Но это всего лишь сон. Простое видение, но почему-то такое правдивое и такое родное, что от одной мысли об этом, становится больно.Как же я хотел умереть в тот момент. Смерть. Я все время жил со смертью, с тобою. Смерть и клубника. Как порой сладостен может быть дуэт столь несовместимых вещей. Иногда, я думал, что никогда не смогу с тобою смириться, привыкнуть к тебе, осознать, что ты будешь со мною всегда. Но однажды чуть не потеряв, я понял, какова была бы боль утраты. Знаешь, говорят, что если потеряешь кого-то, то наконец сможешь понять, как этот человек был тебе дорог. Я не верил в это. Никогда не верил и не собирался в это верить. Каким же глупцом я тогда был. Но ты изменила меня. Я понял, как дорога ты мне, я понял, как я не хочу тебя потерять. Живя рядом со смертью, мне никогда не было страшно, ведь этой смертью оказалась именно ты. И после пережитого, я не думал, что что-то ещё сможет меня сразить. Но я ошибался. Если бы сейчас,я ничего бы не осознал, наверное, ни тебя, ни меня уже давно бы не было. Слышишь ли ты меня, Рукия?
Боль. Ей ужасно больно. Я чувствую, как её тело постепенно теряет силы, слабея и принимая бледную окраску. Дождь смывает с неё кровь, которая не перестает вытекать из её тела бесконечным потоком. Слабость. Она уже потратила достаточно сил, но по прежнему пытается встать на ноги. "Что ты делаешь? Прекрати! Ты же можешь умереть!" Вот что я хотел сказать ей. Я хотел. Всего лишь хотел. Но почему, почему я потерял контроль над собой? Мои мысли, они все ещё блуждают в лабиринте моей души, ища ответы на все мои вопросы, на которые ответ лишь один. Они тоже потерялись, так же, как и я. Так всегда.Так было всегда. Я всю свою жизнь задавал самому себе вопросы, зная, что не получу на них ответ. Но я уже сказал, что моя жизнь была лишь иллюзией, моим кошмаром, мучающим не только меня, но и всех окружающих. Что я могу для тебя сделать? Ничего. Я отвечал сам себе, на свои глупые вопросы, не имеющие смысла. Продолжая сражаться, продолжая биться, я не понимал в чем заключается смысл этой жизни.Я не мог оглянуться, посмотреть в сторону или сказать что либо. Мною управляло неведомое чувство, но очень сильное и смелое, иначе быть не могло.
Она дрожит. Поднимая медленно голову, она пыталась мне что-то сказать:
"Ичи.."
Но я не обернулся. Сделав вид, что не услышал, я всего лишь проигнорировал её слова. Это и вправду было слишком тихо. Наверное, другой бы вообще не услышал её слов. В тот момент я двигался не по своей воле, словно танцуя под ритм соперника. В его глазах сияла эта уверенность, я чувствовал, как в душе, он ехидно улыбался мне, пытаясь свалить меня с ног. Но я сражался. В глазах постепенно появлялись размытые облики, мир становился для меня неузнаваем с каждой милей секунды, в ушах трещал этот громкий звук от соприкоснувшихся мечей. Я знал,я пытался, я бился изо всех сил, лишь бы спасти её. В глаза то и дело попадали капли крови. Чья это была кровь? Неужели, сейчас, я все таки проиграю? Мысли смешались воедино, образуя одну кучу, от которой не было толка. Тело становилось все тяжелее и тяжелее. Держа в руках треснутый меч, я чувствовал, как болит каждая мышца моего тела, как дрожат мои ладони и как быстро бьется мое сердце. Ещё один удар. Я знал, что лишь этот удар сможет убить его. "Ещё секунда..." - говорил я сам себе, подняв свой меч из последних сил и приняв боевую стойку.Но в то мгновение мой мозг словно отключился и Мир перестал существовать. Тогда, я забыл обо всем, о чем думал на тот момент,словно из моей головы стерли всю нужную информацию. Но я помнил её. Перед глазами, среди этой темноты, стоял её образ, образ хрупкой девушки, в голубом коротеньком платье и длинном шарфике, закрывающим её губы. Она шла мне навстречу.Я поднял ладонь и коснулся чего-то твердого. Стекло. Передо мной стояло огромное стекло, не дающее мне пройти к ней. Но она продолжала идти, пока не дошла до него. Она остановилась. Выдохнув здешний воздух, она медленно выводила какие-то буквы на запотевшем стекле. Не успев дописать, буквы уже начали исчезать,будто не хотели быть прочитанными. Но я успел. Я успел прочитать те слова, что она мне написала тогда. Я хотел что-то сказать, но едва попытавшись, я услышал лишь хриплые стоны.Я понял, что не смогу ничего ей сказать. Но она опустила свою ладонь и нежно мне улыбнулась, поправив свой шарф. Тогда,забыв об этой чертовой преграде, я хотел побежать за ней, но вовремя успел опомниться. Смотря, как она уходит, мне становилось все больнее и больнее. Я позволил ей это почувствовать. Я позволил ей, то, что не должен был позволять. Всё это время, я испытывал её, как куклу. Вот только у куклы все же оказались чувства. Я ненавидел себя. Я винил себя за то,что позволил ей волноваться о самом себе, что позволил ей чувствовать эту ужаснейшую боль, что позволил ей привязаться, что позволил ей влюбиться в себя. Как я не понял этого раньше, как я не догадался. Но уже поздно. Она исчезла из моего сознания, так и не сказав ни слова. То, что она написала на стекле, уже давно исчезло, не оставив ни малейшего признака своего существования. Я хотел разбить это чертово стекло, но попытавшись сжать кулак, я не почувствовал никаких сил, словно из меня выжали всю душу, взамен оставив лишь хрупкий скелет. Мне захотелось плакать, но слезы не желали, чтобы их кто-то увидел. Теряя оставшиеся чувства и силы,я постепенно возвращался в сознание, в тот реальный мир, в котором тот "бывший" я ещё не разобрался со своими мыслями,не подозревая каких ошибок он наделал в прошлом. Так не хотелось возвращаться, так не хотелось вновь увидеть её страдающее от боли лицо, я не желал видеть её мук. Но вдруг я очнулся. Избавившись от всяких мыслей, я провел глазами по помещению, в котором сразу же узнал комнату магазинчика Урахары. "Я жив" - вдруг пронеслось у меня в голове. С облегчением вздохнув, в моем сознании всплыли яркие моменты недалекого сражения. Поле битвы, Айзен, кровь и...Рукия. Я продолжал помнить то видение, которое увидел прямо перед моим пробуждением. Я все ещё его помнил. В комнате было пусто, словно существовало только мое жалкое тело, не способное ни на какие движения и поступки. Мне захотелось встать. Попытавшись приподняться, я с грохотом упал на спину и первая попытка оставила желать лучшего, после чего я решил продолжать лежать на полу. Всё же, я принял более разумное решение. В помещении было довольно тихо, ничего не мешало человеку для того, чтобы крепко уснуть, но меня не тянуло спать. Что-то меня тревожило и черт возьми, я знаю, что это было! Но мне от этого ничуть не легче. Где же она? Все ли с ней хорошо? И наконец, жива ли она? Лишь она, только она. Мои мысли были заполнены только ею, не давая пробиться другим моим глупым умозаключениям. Я услышал чей-то топот. В тот момент, мое сердце заколотило так, словно оно пыталось выпрыгнуть из груди. И я уверен если бы так и было, то оно бы заняло первое место по прыжкам в длину.
Я попытался посмотреть в сторону прохода. Дверь была раскрыта, в общем меня это не слишком удивило, все таки это был дом Урахары-сана. Продолжая издавать тихие звуки, заставляющие мое сердце биться все чаще, кто-то медленно шел в сторону помещения, где находился я. "Кто же? Кто же это?" -терзали меня эти смутные вопросы. В одно мгновение я почувствовал, как кто-то уже ухватился ладонью о дверь в мою комнату, и я стремительно закрыл глаза, дав человеку понять, что ещё без сознания. Пол в этой комнате скрипел. Этот "некто" испытывал меня, двигаясь в неизвестном мне направлении. Я чувствовал, как сердце уже рвется наружу, как душа разрывает саму себя на части от этого ужаснейшего чувства не то что бы любопытства, но и сомнения, причиняющего мне боль. Как вдруг я ощутил прикосновение. И в тот момент, я понял, кто был тогда передо мной, кто дотронулся до моего тела, кто ронял сейчас эти горькие слезы.
-Рукия...-приоткрыв глаза, выдавил я.
Но она молчала. Её тело все было окутано кровавыми бинтами, которые когда-то ещё были белоснежными. Я чувствовал, что она была не в силах сказать мне что-либо, я понимал её, тоже не говоря больше ни слова. Её ладонь по-прежнему ласкала мое лицо, её влюбленный взгляд был устремлен на меня, глаза были красными от слез. Я не мог противостоять движениям её рук, не мог плыть против её течения, и она это знала. В тот момент, я винил её, что она позволила влюбиться в себя, что она позволила мне волноваться о её жизни, что она стала ответственной и за мою жизнь. Так кто же все таки хозяин, а кто жертва? Я не знал. Сейчас,я полностью погрузился в неё, не давая Миру нарушить эту реальность.
-Я люблю тебя- сказала она, продолжая смотреть в мои глаза.
-Я знаю,- ответил я.
Я хотел сказать ей тоже самое, но не успел. Это оказался лишь подлый сон, скрывающий жестокую реальность. Тогда, я не понимал этого, до того момента, когда меч пронзил мое тело и отовсюду полилась свежая алая кровь. Ты, продолжая рыдать, кричала изо всех сил, не обращая внимания на то, как по твоему лицу стекает моя кровь. Тогда, частица меня существовала в твоей душе, постепенно сливаясь с тобою. Но ты тоже потерялась. Ты тоже запуталась и наконец, потеряла надежду на выживание. Прости, Рукия. Я не смог защитить тебя, я не смог доказать, что я люблю тебя. Наверное, ты хотела сказать мне тоже самое, наверное ты звала меня, тогда. Но я не слышал. Звук пронзающей меня стали заглушил слух, проникая в мое тело и разрушая его остатки. Знаешь, Рукия. Даже если бы сон, оказался реальностью, я бы не был счастлив. Убегая от реальности, я бы не смог сказать тебе самого важного, и в этом вся прелесть моих жизненных ошибок. Дав мне ещё один шанс, наверное, я бы исправил всё, что когда-то сделал не так в этом Мире, но. Но уже поздно. Сейчас, я ощущаю ту же боль, что все время ощущала ты. Сейчас, я знаю, что ты умрешь вслед за мною. Я знаю это. Но от этого не становится легче. Смерть и клубника. Знала ли ты, Рукия, что смерть тоже может чувствовать, до того, как встретила меня? Знала ли ты, как это все кончится? Иногда, я думал, что ты всегда понимала исход наших поступков, но даже скрывая это, ты не пыталась что либо изменить. Сейчас, я думаю, будь бы я в следующей жизни дождем, скрепляющим небо и землю, смог бы я скрепить наши два сердца вновь? И снова вопрос, имеющий лишь один ответ, лишь твой ответ. Но ты, продолжая рыдать от страха, продолжая кричать изо всех сил, просто постепенно теряешь саму себя.

0

11

Автор: Эрин
Бета: нет
Название: Преодолеть сомнение, решиться на поступок.
Статус: Дописан
Жанр: драма
Пейринг: Ичиго / Рукия
Рейтинг: PG-13
Размещение: с этой шапкой и с моего разрешения.
Дисклеймер: всё, кроме сюжета данного фанфика приндлежит Кубо Тайто.
От автора: Мне в голову пришла мысль, что Масаки ведь может оказаться в СС… И мне захотелось ещё раз встретить сына с матерью.

Ичиго бесшумно приземлился на асфальт. Сзади раздался последний рёв Пустого.
- Что ж… Ещё один…
Рукия прислонилась к фонарю неподалёку, сложив руки на груди.
- Твои навыки всё лучше и лучше, Ичиго. Ты молодец.
- Да, да, знаю… - взгляд Шинигами казался отрешенным. Ветер трепал рыжие волосы и складки черного кимоно. – Ладно, я домой, хватит на сегодня.
Рукия уже хотела было возразить, но Ичиго исчез.
- Вот шустрый… - Она махнула рукой и направилась к магазину Урахары.

***

Ичиго спал. Придя домой, он завалился на кровать и тут же крепко уснул. Провалившись в темноту сна, он увидел Хичиго. Тот сидел на вершине синего здания и как обычно ухмылялся.
- Сколько же Пустых на твоем счету?
- Пустые – это бывшие души злых людей. Моя задача их уничтожать.
- Зачем ты это делаешь?
- Это мой долг.
- Кому же ты обязан?
- Я… Я не знаю.
- Ахах! Ты жалок! Как ты можешь считать что-то своей обязанностью, если даже не знаешь, кто тебя обязал!
- Я должен убивать Пустых, чтобы они не навредили людям и их душам!
- А кто тебе дал такое право? Помни, что Пустые тоже были когда-то человеческими душами, а значит ещё ранее обычными людьми…
Видение исчезло, и до утра Ичиго спокойно проспал без снов.

***

Он проснулся с мыслью «я убиваю людей?!». Это никак не давало ему покоя. Наспех собравшись, он ушел в школу и решил пойти самой длинной дорогой, чтобы проветриться и избавиться от навязчивой мысли. «Как же так? Как же тогда я могу убивать Пустых? Что же мне делать?»
Наконец Ичиго добрался до школы. Все уже были в классе – и Орихиме с Арисавой, и Кейго вместе с Мидзуиро, и Кучики, и Исида, и Чад. Куросаки изобразил на лице улыбку, помахал им рукой, чтобы поприветствовать как ни в чем ни бывало. Видимо, вышло не очень убедительно. Рукия подошла к нему:
- Что-то ты какой-то вялый… А если Пустой? Так и будешь спать? – при слове «Пустой» он так и дернулся.
- Прости, Рукия, я не в духе. Просто не выспался. Но всё будет нормально, за меня не переживай.
- Хм, ещё бы я подумала за тебя беспокоиться! – Рукия хмыкнула и пошла обратно к своей парте.
Весь школьный день Ичиго был прямо-таки сам не свой. Учителя почти не слушал, отвечал невпопад, всё смотрел в окно и думал о своём. Пустые так и не появились. Со звонком он тихо-мирно ушел домой, попрощавшись со всеми и прихватив с собой Кучики.

***

Вечер. Ичиго сидит на кровати, подняв взгляд к потолку. Рукия устроилась на полу, прислонившись к его кровати. Тишина, слышно как потрескивает лампа на столе, за окном трещат цикады, а Карин внизу перекрикивается с бородатиком.
- Что-то тихо... Где Кон?
- Я вчера оставила его у Урахары. Он с чем-то там помогает ему…
- Ясно… Знаешь, Рукия, я устал…
Она обернулась и посмотрела на него:
- Это ты о чем?
- Мне надоело быть Шинигами. Я больше так не могу.
Она вскочила и слегка повысила голос:
- Ты что такое несешь? Как вообще ты можешь так говорить?! Ты обязан! Это твой долг!
- А спрашивал ли кто-нибудь МЕНЯ?! Хочу ли Я этого?
- Но… Но это же… - тут в шкафу раздался звонок передатчика Рукии . – Это приказ. Забудь об этом, пошли.
Занавеска на окне всколыхнулась, тело Ичиго осталось лежать на кровати, будто он мирно спит.

***

Он бежал по крышам Каракуры, слева от него бежала Рукия. Черное кимоно развевалось на ветру, сзади позвякивал занпакто. Издалека донесся рев Пустого, его жертва кричала. «Все-таки нашел какую-то душу! Опаздываем!» - со злостью подумал Ичиго и ускорил темп. На одной из широких улиц они нашли его. Пустой стоял к ним спиной, но тут же повернулся, когда они приземлились неподалеку от него. Обычный Пустой, такой же уродец как и все остальные.
- Ооо, ещё парочку вкусных душ пожаловали… Ну что ж, я не против. – Его рожу исказило какое-то подобие ухмылки.
- Сволочь! Ты сожрал её! – Ичиго в негодовании обнажил меч и прыгнул на Пустого. «Черт! Мы не успели! Как же так?» В душе его кипели ненависть и чувство вины. Он сделал выпад сверху, рассчитывая разрубить маску Пустого сразу и не затягивать с этим, но тот отразил удар. Это лишь раззадорило Шинигами. Ещё выпад, ещё, и ещё! Рукия стояла неподалеку и наблюдала за боем, держа свой занпакто наготове. Ичиго удалось отрубить Пустому одну руку и ранить того в бок. Но он никак не мог сконцентрироваться, он был в растерянности. «Что я делаю? Зачем?» Его размышления были прерваны. Пустой вытянул руку вперед и сразу пять когтей вонзились Куросаки в плечо, в грудь и в руку. Тот ошеломленно смотрел на кровь, растекающуюся по одежде, и ощущал жуткую боль.
- Ичиго!!! – Внизу кричала Рукия, но, увидев, что Куросаки ещё стоит на ногах, успокоилась, но окончательно её тревога не улеглась.
Закричав, Ичиго обрубил Пустому и вторую руку, из последних сил возил меч прямо в маску, но удар был слабым, и он несколько раз стукнул по рукояти, вгоняя лезвие глубже и глубже в голову монстра. Пустой взревел в последний раз, и его очертания стали расплываться. Ичиго отпрыгнул в сторону, вложил меч в ножны, и тут у него в глазах потемнело, он упал, почувствовав наконец всю боль от ранений.

***

Куросаки очнулся. Оглядевшись по сторонам, он увидел, что лежит на полу какой-то комнаты накрытый одеялом, дверь, ведущая на веранду была приоткрыта. Там, прислонившись спиной к одной из опор, дремала Рукия. «Я в Сейретее» - понял он. Ичиго поднялся, ощущая как бинты стягивают ребра и грудь, и нетвердым шагом вышел на веранду. Небо было темное, усыпанное сверкающими звездами. Он присел на край деревянного настила, умиротворенно глядя на созвездия. Потом перев взгляд на Рукию. Её лицо было олицетворением безмятежности, прядь черных волос упала на лоб. Ичиго оглядел сад вокруг.
- Очнулся?
Он обернулся на голос. Рукия проснулась и смотрела на него.
-А? Да, да, очнулся…
- Орихиме не было в Каракуре, она уехала куда-то с Арисавой. Вот и пришлось отнести тебя в Общество Душ.
- Спасибо.
- Главнокомандующий хотел поговорить с тобой позже… Ичиго, ты не должен останавливаться. Быть Шинигами – у тебя в крови. Это твоя судьба.
- Я понимаю… Но я в смятении… Я… Я не знаю как быть! – Он с трудом подбирал слова, ему это явно стоило больших усилий. Рукия взглянула на него глазами, полными жалости.
- Знаешь что? Тебе надо проветрить мозги. Я скажу Главнокомандующему Ямамото, что ты ещё спишь. Пойди, прогуляйся, тебе сейчас полезно будет.
- Спасибо, Рукия. Хорошо, я скоро вернусь.

***

Уже второй час он бродил по Руконгаю. Хотя занпакто он оставил в доме Рукии, черное кимоно всё равно привлекало много внимания. Впрочем, это его ничуть не раздражало, он просто не обращал на это внимания. За это время он успел о многом подумать, понаблюдать за душами, снующими туда-сюда, детьми, играющими на улице, стариками, сетующими на жизнь. «Всё как и в Каракуре. Всё совершенно такое же, если не учитывать того, что всё это – души». Ичиго примостился на крыше какого-то дома и смотрел на Руконгай сверху. Вдруг в толпе он увидел её. Он узнал бы её повсюду – эти волосы, эти глаза, даже если на этот раз она была в простом кимоно бледно-оранжевого цвета. Он спрыгнул недалеко от нее и мягко положил ладонь ей на плечо. Она обернулась, на лице отразилось изумление.
- Ичиго?
-Ма... Масаки?… Мама??

***

Ичиго стоял напротив неё, и под взглядом её тёплых глаз по его лицу безмолвно лились слёзы. Она улыбнулась и обняла его:
- Ты подрос… Какой же ты у меня теперь большой, мой Ичиго. Пойдем со мной.
Она взяла его за руку, и они как прежде пошли рядом друг с другом. Ичиго тер ладонью глаза, вытирал слезы, но они совсем не прекращались. «Какой же я дурак, совсем как маленький.» Они вышли в небольшой садик и сели прямо на траву. Ичиго сел напротив матери и разглядывал её, как будто пытался уловить каждое её малейшее движение, будто она сейчас исчезнет, как мимолётное видение. Она взяла его за руки, поглаживая их. Одно её прикосновение успокаивало его.
- Милый, милый мой Ичиго. Ты изменился. Ты вырос, возмужал. Ты стал достойным сыном своего отца и своей матери. Ты уже не тот маленький мальчик, которого я водила за руку. Как там папа? А как твои сестры, Карин и Юзу? Я знаю, ты приглядываешь за ними, у вас все хорошо, ты ведь мой маленький защитник. Прошу тебя, постарайся дать им то, что не смогла додать я – любовь, внимание, заботу. Ты ведь теперь совсем большой. Ты изменился и внешне и внутренне. Но ты всё также остаешься моим любимым сыном. – С этими словами она снова обняла его, и он послушно опустил голову ей на плечо. – Ты в чем-то сомневаешься, Ичиго? Тебя терзают какие-то мысли? Никогда не сомневайся, ты должен быть решителен и тверд как острие твоего меча. Ты должен сражаться хотя бы ради твоих близких, тех, кого ты потерял, и тех, кого ты не хочешь потерять. Это твоя судьба, Ичиго. И я надеюсь на тебя.

***

Рукия отправилась в Руконгай на поиски Ичиго. «Я скоро… Ничего себе скоро! Ичиго, дурак, загулялся!... А я снова в Руконгае… Навевает воспоминания…» Вдруг она прошла мимо того уютного садика. Рукия остановилась, отошла на пару шагов назад и заглянула в сад. Под деревом сидела красивая улыбающаяся женщина. Это была мама Ичиго, Рукия помнила её ещё с битвы с Большим Удильщиком. Рядом с ней лежал Ичиго, положив голову ей на колени, как маленькое дитя. Он мирно спал, его лицо было спокойным и умиротворенным. Масаки нежно гладила его рукой по голове. Рукия прислонилась к стоящему рядом столбу и наблюдала за матерью и сыном.

***

Зазвонил будильник. Ичиго хлопнул по нему рукой, показавшись из-под одеяла. Из шкафа выскочила Рукия и помчалась чистить зубы в ванную. Куросаки поднялся, натянул брюки и подошел к зеркалу, чтобы хоть как-то утихомирить с помощью расчески рыжую шевелюру. Взглянув на себя, он застыл и осмотрел себя с ног до головы. «Милый, милый мой Ичиго. Ты изменился. Ты вырос, возмужал.» Действительно. Выразительные карие глаза, острый подбородок, очерченные скулы, мощная шея, развитая мускулатура. Да, мама, я уже не тот маленький и слабый мальчишка под дождем. Я стал сильнее. И я буду бороться. Обещаю.
В комнату забежала Рукия. На ней была школьная юбка и легкая блузка с бантом на шее. Очень мило.
- Ичиго! Хватит любоваться собой! Опоздаем!
Куросаки посмотрел на нее, застегнул рубашку и улыбнулся.

0

12

Название: Слезы
Автор: Helen good-byeBrain
Категория/Рейтинг: PG – c чем-то
Жанр: Romance
Пары/Персонажи: Ичиго/Рукия
Статус: -
Предупреждение: -
Содержание: любовь и еще раз любовь

Он долго не знал, как сказать ей… не знал и все… ну что тут такого!? Парень хочет признаться девушке …в принципе нет никакой проблемы…если бы это не было бы с ним… она такая тонкая..нежная…что хотелось обнять ее… хотелось крепко сжать и не отпускать... никогда и никуда …хотелось целовать ее холодные губы пока они не станут горячими и не устанут шептать “я люблю тебя”…пока в ее холодных голубых глазах не растает вековой лед, не сломается толстая стена непонимания между миром и Ичиго в частности... пока они не останутся наедине ..совершенно .пока не исчезнет вездесущий Кон ..поняв наконец, что ему тут нет места и им лучше не мешать… когда он попросит ее остаться с ним и забыть про Общество душ…когда она ответит ему “ДА !” и он подхватит ее на руки и отнесет на кровать ..а там…там он точно расскажет ей все что чувствует…. И как хотелось спасти ее тогда … тогда когда она сидела в холодной белой башне совершенно одна…..когда она буквально висела в лапах этого Айзена Соске… когда Гримджоу проткнул ее рукой…он хотел порвать его...убить ..даже голыми руками.. .даже будь он сильнее его хоть в тысячу раз...да хоть в миллионы раз… и потом ..так не хотелось чтоб она возвращалась обратно туда а Общество душ.. хотя он конечно знал что они еще увидятся…но положение дел было такое, что и он и она в любой момент могли погибнуть… и вот сейчас она лежит перед ним … все такая же тонкая и нежная… он так боялся ее сломать прикоснувшись … он смотрел в ее синие глза…долго ..долго целовал ее…нежные щеки…губы… шею…потом снова губы…
-Нет… нет… постой. Ичиго…это все как-то неправильно… в конце концов я шинигами а ты…человек…
-Я не человек… я больше не человек…- отозвался Ичиго.
-Извини…-девушка встала и направилась к шкафу.
-Чхи…-выругался парень и стукнув медальоном в грудь выпрыгнул из окна..
-Ичиго… Ичиго!..- но было уже поздно: лишь кончик меча блестел в дали.
Девушка села в углу шкафа и тихо заплакала.
-Нээ-саааааан?...-раздался голос из ящика. Но девушка не реагировала ,будто и не слышала.
-Что случилось ? Кто-то обидел мою нээ-сан?
Она молчала ,лишь изредка тихо всхлипывая.
-Я убью этого придурка когда он вернется!- завопил Кон.
-Да тише ты ! Весь дом перебудишь…
Но медвежонок как будто ёё и не слышал-… Вот придурок .. а я то читал в его дневнике как он тебя любит … как хочет чтобы ты больше никогда не грустила … он тебе такие стихи писал!- вопила игрушка- Я порву его на части!..
-Ичиго…- шепотом сказала девушка и тихо заплакала ,опустив голову на руки.

***

Тем временем Ичиго бежал…бежал куда глаза глядят. Он даже не обращал внимания на пустых то и дело возникавших у него на пути. 2 взмаха меча- и они уже корчатся на асфальте. Наконец он сел на крыше одного из домов.
Была полная луна и лучи ее мерно поблескивали на стали перебинтованного меча. Парень лежал на спине неподвижно прикрыв глаза. Казалось он безмятежно отдыхает… но это только казалось. На самом деле он вспоминал события 20и минутной давности… теплоту ее дыхания у щеки… ее жесткие волосы… ее нежные руки ,прижимавшие его, Ичиго , к ней…
Как бы он хотел не слушать ее отказа… он же видел… сам видел, своими глазами…
К черту все… даже внутренний пустой не беспокоил его в этот момент…как будто сидел там, внутри него и с ехидной улыбкой наблюдал, что же будет дальше…
Ичиго встал…
-Ладно, так больше не может продолжаться… надо хотя бы извиниться…-сказал паень в пустоту и направился к своему дому…

-Возможно , мы и не проиграем в этой войне… - раздался голос из тени .Тишина. Взмах веера : из той самой тени вышел ее обладатель .Снял шляпу ,стряхнул невидимые пылинки и вернул ее на законное место.
-Думаешь? – раздался откуда-то голос .Следом из темноты вышел черный кот.
- А почему бы и нет?.. -ответил парень в шляпе . Оба зашагали поперек улицы и скрылись в ближайшей темноте домов…

***

В доме было темно. Лишь луна выхватывала из тени кусок кровати и дверцу шкафа.
Ичиго тихо открыл окно и тихо взобрался на подоконник, потом так же тихо , почти бесшумно ,спрыгнул вниз на пол.
-Ичиго ...-послышался тихий голос из шкафа, - Я хотела извинится…
-Все нормально !-прервал ее парень .
Вселившись обратно в свое тело Ичиго лег на кровать и накрывшись одеялом отвернулся к окну уставившись на луну.
-Нет. Ты не понял!- послышался шорох дверцы шкафа,- Я тоже хочу этого .
Девушка подошла ближе и наклонилась над кроватью.
-Рук..- но он не успел договорить так как она коснулась губами его губ.

Он взял ее за талию и втащил в кровать.
-Нээ-сан?...начал было Кон , но увидев происходящее поспешно скрылся в своем ящике.

В низу у Ичиго что-то заныло, а в душе что-то разлилось такой нежностью, что ОН хотел ,чтобы это никогда не кончалось…вот он расстегивает пуговки ее клетчатой пижамы ,отрывая половину из за неподатливости…вот медленно стягивает пижамные штанишки...затем осторожно ..как будто боясь поломать неземное сокровище входит…
Она откидывается назад испуская легкий стон … он целует ее шею и затыкает рот поцелуем….затем кончает сам…она лежит свернувшись клубочком у него под боком, а он бережно обнимает ее , как будто говоря “Не бойся…Теперь я тебя уж точно никому не отдам ..никогда и никому…”..они долго разговаривают о том, о сем…она спрашивает его про реальный мир , а он ее про Общество Душ…она весьма неохотно рассказывает о своем детстве …да и он тоже…да ,все же они похожи…Он еще крепче прижимает ее …еще жарче становится ее дыхание возле его щеки…и когда он смотрит в ее глаза…в ее огромные фиолетово-голубые глаза … он видит что лед и вправду тает ... там…и когда смахивает слезинку с ее щеки, и стирает с лица грустную улыбку поцелцем…не ..этого уж точно никому и никогда нельзя отдавать …и он знал что будет полным дураком ,если отпустит ее обратно в Общество Душ … если она захочет ,он уйдет с ней ..вот даже ни минуты не колеблясь….плевать что скажут все … плевать что скажет Бьякуя…но он будет драться за нее хоть еще сотню тысяч раз… чтобы только еще 1 раз растопить лед в ее глазах…

0

13

Название: Вчера
Жанр: романтика
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Ичиго/Рукия (хех, любимый пейринг!)
Содержание: Читайте
Статус: готов

Вчера. То, что было в этот день с названием «вчера» совсем не хочется вспоминать, но почему-то так надо. Вчера. Вчера я победил этого чертова придурка Айзена. Говорить, что было трудно - не хочу, потому что было невыносимо. Его резко и до небес возросшая реяцу давила, так что замерла вся битва. Он то конечно мог спокойненько стоять, а вот я чувствовал себя тараканом, которого хотели пришибить тапком, настолько велико было различие в силе. То, что у меня был один удар – это ложь. Мне казалось, что не было и его. То, что мне всё объясняли, что по статистике мой первый удар всегда самый сильный и неожиданный, то, что я экономил силы и вышел лишь тогда когда появился реальный шанс убить Айзена, то что бил заранее надев маску... всё, всё это вылетело у меня из головы. Но я всё же смог нанести тот самый первый удар и… как же мерзко вспоминать, отрубил Айзену голову. Но он, конечно же, смог меня ранить. Да так, что мне казалось, будто я умру на месте. Я понял, что всё прошлые битвы были ни что. Даже не подготовка к этой, а так, просто, развлечение. В общем, мое теперь тело не болело, оно, похоже, умирало. Но, черт побери, всё это пустяки. Главное вчера я вырубился слишком быстро. Я знал, что меня в падении после такой невыносимой победы опять поймала она. Я знал, что она что-то кричит. Знал, что ругается за то, что ранили. Знал что сейчас понесёт к Иное, чтоб та залечила хоть что-то. Но, ксо, я отрубился СЛИШКОМ рано. Моих сил не хватило даже на три жалких слова. Хотя эти слова самые тяжёлые, но вчера я был готов. Вчера. Ненавижу это вчера! Лучше б жили себе эти арранкары, рушили мир, зато я бы сказал ей эти слова.
Но наступило сегодня. Вперемешку с болью, пониманием того, что я сейчас лежу у Урахары в магазине и самой отвратительной фразой которую экс-тайчо 12 отряда, когда либо произносил при мне:
- Кучики Рукия сегодня отправляется обратно в общество душ, - он говорил это не мне, а Йороучи, но я лежал достаточно близко, чтоб услышать эти слова. Я был уверен, что после вчера у меня ещё будет сегодня, но я ошибся…
- ЧТО? – я резко сел и ко мне тут же подлетел отец. Он тоже был здесь. Видимо волновался. Чёртов бывший синигами сказал мне о том, что он таки бывший синигами только вчера! Опять это «вчера». Я, наплевав на все «ты должен лежать», опихнул папашу куда подальше, - Отвали, придурок! Что вы только что сказали?
- Эм, о чём вы, Куросаки? – Киске начал обмахиваться веером, закрывая от меня своё лицо. Ведь знает козёл, что сейчас я её искать начну! И знает зачем! Но молчит, партизан хренов. Я дернул Урахару за край халат из всех сил, что ещё у меня остались, и он, не ожидая такой активности, плюхнулся на пол прямо передо мной.
- Где она? – я прорычал эти слова ему прямо в лицо. Я не знаю, что он тогда увидел у меня в глазах, но тут же рассказал, откуда Рукия вместе с Бьякуей и Ренджи уйдёт в общество душ, когда это случится (ксо, всего через двадцать минут, а место-то далеко) и добавил, что она вернётся уже завтра-послезавтра.­ Ага, черта-с два её брат её отпустит.
Как я выпер всех из комнаты и как уговорил дать мне нормальную одежду, я не знаю. Знаю, что ругались и возмущались все: Урахара, отец, Йороучи, Исида, Иное, Чад и ещё куча синигами которых здесь лечили после злополучного «вчера». Все меня знали, все за меня беспокоились, но мне было плевать. Мне было плевать даже на выбежавших откуда-то Карин и Юзу, хватавших меня за руки. Я знал, что мне нельзя ходить, но я и не собирался. Я бежал, и это было дико больно и тяжело. Поворот направо, пешеходный переход. Чёрт, нет времени ждать зелёного. Ещё поворот, пересекаем два квартала (что ж так далеко-то?!), очередной переход, где нет времени ждать…
- Это ты водить научись!!! – да, я таки налетел на машину. Кто бы сомневался. Так ещё чуть-чуть, теперь налево и вот тот самый безлюдный скверик. Ксо, еле успел! Они уже готовились идти, но они всё ещё здесь. Черт, ну почему же всё так болит. Сейчас она будет кричать что я зря пришел, что должен лежать, но это будет она, - РУКИЯ!!!
Самая красивая она за мгновенье до того как начнёт возмущаться. Она так очаровательно развернулась, что только ради этого стоило бежать сюда. Но сил уже нет. Я согнулся и упёрся руками в колени, тяжело дыша. Она подлетела ко мне, крича моё имя. Она удивилась? Нет, просто злится. Так. Надо отдышаться и сказать ей эти дурацкие слова.
- ИЧИГО! Какой же ты придурок! Ты же еле живой! Зачем ты сюда приперся? – она от злости даже замахнулась на меня, но, видимо решив, что я уже получил свое (ох, господи) вчера, передумала. Дышим, дышим. Успокаиваем сердце, гоняем, воздух в лёгких, не обращаем внимание на крики Абарая и взгляд Бьякуи. Сейчас есть только я и она… и отдышка. Да что ж такое! Я всё ещё упираюсь ладонями в колени, уже даже готов упасть. Но почему так тяжело-то? Раньше было легче, видимо Айзен меня добил, но умирать я буду мучительно. У неё на глаза начали наворачиваться слёзы. Только не это, - Ты что бежал? Ты с ума сошёл?!! ДУРАК!!! Ну почему?..
- Рукия, - я смог таки выпрямиться, превозмочь себя, преодолеть всю эту боль и решиться, - Всё это потому что, - так, давай, как и думал, как и хотел, говори, - Потому что я люблю тебя!
Ейс! Я это сказал. Но почему она так на меня смотрит. Не ужели всё-таки плакать. Плевать мне, любит она меня, не любит, лишь бы не рыдала. Ничё, ща отвлечём… Я наклонился к ней и поцеловал. Так просто. Без всяких там объятий, даже за руку не брал. Просто коснулся своими губами её губ. Как же хорошо просто отдаться одному приятному ощущению, которое может превозмочь всё плохое. Тело невыносимо болело, Ренджи уже готовился меня убить, а зрачки Бьякуи превратились в две точки, но сейчас мне было плевать. На всё. На всех. На вчера. Пусть на мгновенье, но вчера ушло. Были только я и Рукия. Больше ничего на этом свете не было. Где-то в моём внутреннем мире тучи исчезали навсегда, и становилось теплее. Наверное, даже сакура расцветала.
Я не знаю, сколько длился наш первый поцелуй, но он закончился. Когда я отступил от Рукии, боль захлестнула с новой силой. Или настолько силён был контраст? Плевать. Только бы добраться до поворота, где она меня уже не увидит и упасть. Чёрт. Я даже не надеюсь дойти, я думаю, как бы доползти. Не знаю зачем, но я похлопал её по плечу и пожелал удачно добраться. После я просто развернулся и пошёл обратно. Шаг. Ещё один. Чёрт, а до этого ведь считал расстояние домами. Так хотел добраться до нее, что ничего не замечал, а теперь еле волоку ноги. Я не оглянулся не на взывающий к бою крик Абарая, не на фразу Бьякуи: «Рукия, мы уходим». Не на что. Я зашёл за поворот и упал прямо перед Урахарой и Йороучи.
- Она вернётся? – я не знал, что мой голос может звучать так обреченно, а взгляд может стать таким жалобным. Чувствовать себя так жалко перед теми кто учил тебя боротся до последнего... Рукия стоит даже этого. Женщина присела и осторожно погладила меня по голове. Чёрт! Она кот, а не я! Лучше б что-нибудь сказала. Йоруичи, будто прочитав мои мысли (или правда прочитав?), улыбнулась и шепотом произнесла:
- Да, ведь она тоже тебя любит. Я-то знаю... - и, резковато и задорно подмигнув, добавила, - Она мне говорила

0

14

Название: Я не могу тебя потерять.
Категория/рейтинг: где-то между PG и PG-13
Жанр: Ангст, немного юмора и Романс
Пары: Ичиго/Рукия
Состояние: фик закончен
Содержание: о том, как сильно Ичиго привязан к Рукии))

Осень. Каракура. Мрачный дождливый день. Небо закутано пеленой густых темных туч. Сейчас только полдень, а уже темно. В городе пусто, на улицах никого, кажется, что все живое «спряталось» от дождя. Вроде бы даже такая ненастная погода не предвещает ничего плохого… Но лишь для тех, кто не способен видеть и ощущать духовную силу…
В доме Куросаки Ичиго было также необычно тихо… Ни сумасшедший отец, ни шумные и (частенько) надоедавшие сестры не мешали сейчас рыжеволосому парню. Он лежал на кровати, закинув ногу на ногу, и думал: «Неужели я попал в рай?». И правда, он любил тишину, любил, когда ему не мешают. Совсем. Совсем никто.
- Эх…всегда бы т..
- Ичиго!!! Нет времени валяться на кровати! Пустой! – прервала парня черноволосая девушка, неожиданно выскочившая из стенного шкафа.
- Черт..! Черт подери, Рукия! Только не сейчас!
- Ты что, совсем свихнулся? Не забывай о своих обязанностях! То, что я только что вернулась из Сообщества Душ, не значит, что ты можешь просто сидеть без дела! А даже наоборот! – возмутилась девушка, выражение ее лица было настолько угражающе-серьезным, что у парня пересохло в горле.
- Рукия, не психуй так! Но… но… кто убивает пустых в такой дождь? И вообще, ты нарушила всю идиллию! В доме было так тихо, пока ты, черт возьми, не вылезла из шкафа! - Ичиго вскочил с кровати и начал пилить Рукию своим пронзительным взглядом, нахмурив брови так, как, казалось бы, никогда еще их не хмурил.
- Ты думаешь, мне самой это нравится?! – воскликнула Рукия, сделав особый акцент на слове «ты». – Ну, хорошо! Если ты так занят, если я тебе так мешаю, то оставайся дома, оставайся! Я и без тебя справлюсь! – девушка залезла обратно в свою «комнату», покопошилась несколько секунд и «вылетела» оттуда, в руке она держала какую-то странную маленькую коробочку с головой кролика.
- Да кому ты вообще нужен?! – еле слышно промолвила она, выпрыгнув в окно.
«Что это с ней?»,- подумал Ичиго и плюхнулся на кровать. «Такая серьезная… Хотя, она всегда такая. Но сегодня… Что-то не так. Зря я…», - мысли переполняли бедную рыжеволосую голову, его то ли мучила совесть, то ли выводило из себя недопонимание… то ли… «Нет! Тч! О чем я думаю? Сама виновата! Нефига было так психовать! Ей надо убивать простых пустых в такой дождь, пусть сама их и убивает!», - Ичиго опять закинул ногу на ногу и ухмыльнулся, ухмыльнулся с трудом. «Черт! Мне надо выбросить все это из головы. Пойду приму душ», - решил он.
Парень стал раздеваться. Он снял свою любимую футболку с номером «15» и полез в шкаф за полотенцем. Отодвинув дверцу, в голове его промелькнула мысль: «Что я делаю? Там же Рукия! А я без сту… ». В шкафу было пусто, так непривычно. Ее не было. «Я совсем выжил из ума, не помню даже, что сучилось каких-то десять минут тому назад!», - Ичиго был смущен своими же действиями. Он взял полотенце и задвинул дверцу. «Чу! Мне точно нужен душ!» - развеселый он побежал в ванную комнату. Но не тут-то было! Навстречу радостному рыжеволосому парню вылетел не менее радостный отец семейства Куросаки.
- ИИИ–ЧИГО! – Исшшин собирался уже поздороваться с сыном (то есть хорошенько двинуть ему по физиономии, с ноги)
- …! – Ичиго уже привык к странной манере отца и вовремя закрылся от удара.
- Аха! Узнаю сына! Весь в меня! Но ты никогда не увернешься от моего коронного…! – Исшшин, который стоял на одной ноге (вторую еле-еле сдерживал Ичиго, пытаясь спасти свою и без того болевшую голову), начал замахиваться левой ногой, тем самым, повиснув в воздухе.
Ичиго держал своего папашу за обе ноги, правда, секунду спустя, одумался и отпустил отца, тот с грохотом шмякнулся о пол… головой.
- Аааа! И все-таки ты непросто сидишь и бездельничаешь, Ичиго! Ты тренируешься! Я знал, знал! Весь в меня! Ну, давай, расскажи мне секрет своих тренировок! Как ты смог заблокировать мой корон… - Ичиго не дал отцу договорить, и выражение лица его сменилось с нейтрально-спокойного на разъяренно-хмурое, парень попрощался (дал крепкого пинка) с отцом. Тот очень грациозно кубырем покатился по лестнице.
- Прости, я не в настроении. – наконец-таки ответил Ичиго, в глазах его опять виднелась лишь печаль.
Но Исшшин времени не терял, поднялся, отряхнулся, вставил выпавшую деталь от лестничных перил на ее законное место и спросил сына:
- Ичиго. Что случилось? Все в порядке? У тебя в комнате сегодня было подозрительно тихо! Ты, наверное, первый раз за день вышел оттуда. Вот я и решил провер…
- Все отлично. – опять перебил отца Ичиго, лицо его оставалось все таким же невозмутимым.
- Да? Но, ты ведешь себя слишком странно, Ичиго. И, кстати, а как там Рукия-сан? Как ей спится в твоем шкафу? Не могу поверить, чтобы такая девушка как она, да еще по своей воле согласилась спать в таком месте! Она, наверное, очень скромная. – Исшшин опять ушел в свой мир, мир извращенных и несбыточных (слава Богу) фантазий.
«Рукия…»
- Я должен… я должен принять душ! И вообще, уберись здесь! Смотри, опять весь дом вверх дном, а все из-за того, что тебе нечем заняться, кроме как допытываться ко мне и расспрашивать о Рукии! – возмущенно воскликнул Ичиго.
- Но, сын…!
- Все! Я пошел!
Ичиго наконец-то добрался до ванной комнаты. Да уж, на пути он испытал немало трудностей, но сейчас, слава Богу, можно было расслабиться. Парень открыл на полную вентиль с горячей водой. Она обжигала его кожу. Но зачем, зачем горячую воду? Ведь у него болела голова, а поэтому лучше было бы открыть синий вентиль. Так он думал, пока не залез в злосчастный шкаф за полотенцем. Теперь ему было холодно, одиноко… Капли дождя на улице… они холодные… но они не одиноки… Он хотел лишь согреться, почувствовать тепло, сильное тепло, обжигающее. Сейчас ему его так не хватало.
Приняв душ, Ичиго пошел обратно в свою комнату. Его волосы, мокрые, были еще более взъерошены, чем обычно, прическа напоминала то, что каждый день творится на голове у панк-рокера. Он открыл дверь с номером «15» и сразу плюхнулся на кровать. Так хорошо… все это время ему была нужна вовсе не прохлада, ему было нужно тепло. Сейчас он его почувствовал, пусть и не то, которое хотел бы.
«Но, черт подери! Где шляется эта Рукия?», - она еще не вернулась, а время пролетело так быстро, казалось бы, что момент, когда она ушла был только недавно, а уже вечерело…
«Ха! Если она не вернется к десяти часам, я закрою окно, и ей придется спать в саду!», - Ичиго пытался развеселить сам себя, но тщетно.
Прошло еще время, часы пробили девять. Ичиго помирал уже от непривычной ему тишины, от которой в начале дня он был в полном восторге. Парень читал. И не просто читал, а читал мангу, с помощью которой Рукия когда-то «учила современный японский язык». Да-да, он не удержался и, воспользовавшись ее отсутствием, опять залез в шкаф.
- Что за извращенства? И это современный японский язык?! Тч..! – Ичиго с интересом разглядывал мангу и критиковал каждую фразу, сказанную ее героями – Прошло полчаса. Через еще столько же я закрою окно! Хах! Вот Рукия разозлится! Ну, так ей и надо! Нечего шляться по городу в такую темень! Людям тоже надо спа…
Внезапно Ичиго почувствовал огромный всплеск рейатсу! Такой силы ему никогда еще не приходилось видеть.
- Р-рукия!!! – первое, что он смог сказать в этот момент. – «Это рейатсу… Оно приближается… Приближается к НЕЙ!» Рукия! – Ичиго, который был так плох в обнаружении рейатсу, сразу же почувствовал, что она в опасности, сам не зная как, но почувствовал…
- Нииииии-сан! – из ящика письменного стола высунулся Кон. – Ичиго, с кем ты разговариваешь? И где Ни-сан?
Ичиго ничего не отвечал, он метался по комнате и судорожно искал что-то.
- Ичи…
- Кон! Быстрей, меняемся! – проорал Ичиго, совсем забыв, что в доме он не один.
- Ч-чего?! Да ни за что! У тебя воняет изо рта! Ужасно! – плюшевый лев решил открыть своему хозяину всю правду.
- Кон!!! Ты идиот! – Ичиго разозлился не на шутку – Я сказал, иди сюда!!!
- Нет! Я не хочу, не хочу!
Начались салки в пространстве три на три метра. Все это жутко напоминало апокалипсис.
- Поймал! – Ичиго крепко схватил игрушку – Мне плевать, что ты там думаешь, у меня нет времени! – он запустил руку в глотку льву, достал оттуда пилюлю и проглотил ее.
- Ты остаешься здесь, Кон! А я пойду за Рукией!
- Ни-сан? А что с ней, что с ней?
Но Ичиго не слышал Кона, он уже был далеко от дома. Бежал так быстро, как только мог. Ноги сами передвигались, разума не было слышно, лишь стук, бешеный стук сердца и капель дождя, бьющих по асфальту. «Она в большой опасности! Зачем… ЗАЧЕМ я отпустил ее тогда?! Я не могу опять ее потерять! Я спасу ее!» - он верил…

21.20 Каракура. Парк Тсубакидай.
Рукия вовсе не «шлялась» по городу, как думал Ичиго. Она все это время убивала пустых. Один за другим они испарялись, кто-то отправлялся в Сообщество Душ, а кто-то в ад.
«Черт! Черт! Черт! Неважно, сколько я их убиваю, появляется все больше и больше!»
В парке было пусто. Нет никого. Еще бы, в такую погоду, только шинигами выходят на улицу.
Рукия, окруженная десятками пустых, еле стояла на ногах, руки дрожали, сложно было держать меч. Она не была ранена, но ужасно устала.
«Я… Я больше не могу. Мне нужно позвать Ичи...»
- Нет! – перебила сама себя Рукия – Я сказала, что он мне не нужен! И я ему, я уверена, не нужна… Так что, даже если ему прикажут, он не придет на выручку! Тч! Ленивый эгоист!
Рукия говорила все эти гадости про Ичиго, хотя сама прекрасно знала, что это не про него. Она была обижена, и гордыня не позволяла поступить так, как хочет того сердце.
«Я буду сражаться сама!» - окончательно решила она.
Ноги… держат ее. Меч… слушается ее. Глаза… полны огня. Рукия, воодушевленная тем, что может сделать все сама, без ЕГО помощи, разрубила каждого злого духа пополам.
- Отлично! Нельзя ни на кого надеяться! Впредь…
На мгновение она почувствовала дуновение ветра. Мурашки пробежали по коже девушки. «Эта духовная сила… Ее уровень просто невероятен..!» - зрачки ее глаз сузились, Рукия не могла пошевелиться, слишком тяжело было давление враждебного рейатсу.
К ней приближалась странная фигура. «Это не пустой… Это человек?! Но это рейатсу..!»
- Йо! Шинигами! Ты ведь знакома с этим рыжим придурком? Как там его имя… Черт, забыл!
- К-кто ты такой?! И что тебе нужно? – Рукия не знала, что отвечать незнакомцу, она была слишком напугана.
- Тебе незачем знать мое имя, шинигами! Скажи лишь, где рыжий! – незнакомец мгновенно оказался прямо перед Рукией – Или я… убью тебя, шинигами!!! – он схватил девушку за горло и начал сжимать хватку.
«Я… я задыхаюсь!» - девушка крепко вцепилась в руки врага и пыталась ослабить хватку, но не могла ничего сделать, он был слишком силен.
- Слабачка! Если у него такие друзья, то и сам он такой же слабак! – незнакомец разлился в широкой улыбке. – Черт, у меня нет на тебя времени, шинигами! Если ты не хочешь говорить, умри! – его улыбка теперь уже больше напоминала хищный оскал. Он сдавил горло Рукии еще сильнее. Девушка отпустила руки…
- Ты!!! Не трогай ее!!!
За спиной незнакомца внезапно появился другой шинигами.
- Чу! А вот и наш герой! – враг быстро среагировал, бросил хрупкую девушку и вовремя остановил меч шинигами… одной рукой.
- Кто ты такой?! – выпалил Ичиго, напирая на врага еще сильнее.
- Хах! Все вы шинигами одинаковые! Вечно хотите узнать то, что вам не положено знать! – усмехнувшись, сказал незнакомец и откинул взбесившегося Ичиго назад.
- Ты ублюдок!!! – разъяренный тем, что тот сделал с Рукией, Ичиго решил пойти на врага с полной силой – БАН-КАЙ!!!
Огромное количество духовной энергии вырвалось наружу. Незнакомец был слегка удивлен.
- Хм… наверное, сражаться с тобой будет не так скучно, как мне казал…
- Болтать будешь в аду! – Ичиго прервал речи незнакомца.
Черное лезвие едва прикоснулось к горлу врага. Тот тут же отпрыгнул наверх.
- Черт! – воскликнул Ичиго и пошел второй атакой.
Но тут он почувствовал сильный удар в пресс. Такой сильный, что его отбросило на сотню, если не больше, метров.
- Кх…!
Последовал второй удар, на этот раз по спине. Куросаки прогнулся, казалось, что сейчас он сломается пополам, он чувствовал жуткую боль.
- Аргх!
Третий удар… незнакомец бил со всей силы. Ичиго начал стремительно падать вниз. Но враг ударил в четвертый раз. Ичиго впечатало прямо в здание больницы. В эту атаку враг вложил столько рейатсу, что след, который Ичиго оставил на стене больницы, был где-то с половину здания. Парень ничего не видел, ничего не чувствовал.
«Мои ноги…не двигаются. Моя рука… не поднимается. Черт! Больно… Все болит.» - глаза Ичиго были уже полузакрыты. Все смазывалось.
Тут враг появился прямо перед рыжим. Он начал бить парня кулаками по лицу, животу. При этом смеялся, судорожно хохотал, ему это нравилось.
Десятки, сотни, тысячи ударов выдержал Ичиго. Но «маньяку» было мало этого. Он ударил по животу ногой, со всей силы. Парень подлетел наверх, и через несколько секунд опять лежал на земле.
Незнакомец стоял в воздухе, смотрел на свою жертву и нездорово улыбался. Эта улыбка опять же больше напоминала оскал хищника, который «загнал свою жертву в угол» и сейчас закончит начатое.
- И это твой Банкай? Твоя истинная сила? Не смеши меня, шинигами! На мне нет ни единой царапины! Я знал, не было никакого повода говорить тебе мое имя! – враг судорожно смеялся.
- Гетсуга…
- …?!
- Теншоу!!!
Огромный поток рейатсу в виде черно-красного полумесяца должен был разорвать тело врага пополам, но он лишь оставил глубокий шрам на груди.
- Ни одной царапины… говоришь? Сейчас начнется настоящая схватк…
«Выпусти меня, Ичиго!», - в голове парня послышался жуткий металлический голос.
«Я надеру ему задницу!»
- Нет! Подожди. Только не сейчас, не сейчас! – Ичиго дотронулся рукой до левого глаза, который начал затягиваться черной пеленой.
«Именно СЕЙЧАС, Ичиго!» - потребовал голос и громко захохотал.
- Я не знаю, что это было… Но этот прием отнимает у тебя силу. И… я скажу тебе мое имя, потому что стало чертовски весело!!! Я Гриммджоу Джаггерджек, арранкар номер шесть в Эспаде!
«Арранкар? Номер шесть?!» - на секунду задумался Ичиго.
Но он потерял контроль…
- Гриммджоу?! Ха! А у меня… нет имени!
«Что за?! Такое сильное рейатсу… Это уже не тот шинигами! Эта сила… она близка к нашей!»
- Что рот разинул, голубенький?! – Хичиго в мгновение ока оказался прямо перед арранкаром – Гетсуга Теншоу!!!
По Гриммджоу ударили сразу два полумесяца. Он не успел заблокировать их и упал на землю.
- Ичиго… Ты, действительно, кретин! С таким мечом не мог даже дотронуться до этого слабака?! Мне следует почаще выходить на волю. Я покажу тебе, как правильно использовать Банкай!!!
Гриммджоу, лежавший на земле, был слишком удивлен всему в данный момент происходящему, чтобы продолжать сражаться на былом уровне.
Хичиго начал вращать Зангетсу – Ну что, Гримм-джоу?! Хорошо… отдохнул?! - Хичиго отпустил меч. Лезвие прошло насквозь… через дырку в груди арранкара.
- ..черт! Прости! Привычка! – усмехнулся Хичиго, меч вернулся к нему в руки, и он опять начал его вращать. – Сейчас у тебя будет вторая дырка… в голове!!!
Гриммджоу не смог бы увернуться от этого удара, но на его счастье, Зангетсу остановили.
- Тоусен…? – опешил арранкар.
- Гриммджоу, Айзен-сама очень недоволен твоими самовольными действиями! Я пришел, чтобы забрать тебя обратно в Уэко Мундо!
- Тч…! Да наплевать! – огрызнулся Гриммджоу и покорно отправился вслед за экс-капитаном девятого отряда.
Тот открыл врата в мир пустых.
- Уже уходишь, голубенький? Нехорошо… я-то думал повеселиться с тобой!
- Заткнись! Я буду сражаться потом… но не с тобой, а с Куросаки Ичиго!
- Тч! Как знаешь, голубенький!
«Ублюдок!», - подумал Гриммджоу, но так ничего и не сказал в ответ.
- Кха! Ну вот, так давно я не выходил на волю, а веселье так быстро кончилось! Хотя… - взгляд пустого упал на хрупкую израненную девушку, лежавшую на мокром асфальте. Дождь все еще шел. Причем теперь еще сильнее, чем раньше.
- Что это за крошка? Ха! Это ты… Рукия, верно? – Хичиго подошел к беспомощной девушке и присел на корточки. – Ты вина тому, что Ичиго потерял всю волю сражаться! Зараза…! – Хичиго схватил Рукию за ее тонкую ручку и поднял над землей. – И все-таки… я повеселюсь! – эти слова он прошептал на ухо девушке, от его холодного дыхания по коже шли мурашки. – Сейчас ты умрешь, крошка! – Хичиго сильнее сжал хрупкую ручку девушки и швырнул ее, как будто она и не человек вовсе, а какая-то вещь, игрушка.
- Черт! Ты не собираешься защищаться?! Коза! Тогда я прикончу тебя прямо сейчас! – металлический голос раздался эхом в мозгу девушки.
«Пора проснуться…»
- Танцуй, Содэ но Ширайюки! Вто…
- Ах, так ты все-таки решила сражаться?! Поздно, дура! – заорал Хичиго.
- …рой танец! Хакурен!
Ледяной капкан… замкнулся.
Рукия, тяжело дыша, упала на землю. От удара пустого открылись все раны. Она потеряла столько крови… Но жизнь терять не хотела. Рукия твердо решила, что доберется до дома во что бы то ни стало, пусть даже ползком. Она сказала, что ей не нужна помощь…
Внезапно за спиной послышался звук трескающегося льда.
- Я сказал, что уже поздно! – закричал Хичиго и начал жутко хохотать.
- Ты… ублюдок! Кто ты?!
- Неужели… Ты не узнаешь меня… а… Рукия?! – Хичиго рванул навстречу девушке, собираясь пронзить ее своим клинком.
«Этот занпакто… Эти волосы… Этот голос…» - голова Рукии разрывалась от страшных мыслей…
Она ничего не слышала, даже жуткий металлический смех едва ли мог достучаться до нее…
- Ичиго?!
Черный меч пронзил белый. Маска разрушилась.
Черная пелена постепенно сползла.
«Это… это ЕГО глаза!»
- Р-рукия?! – Ичиго не понимал, что происходит, он уже думал, что потерял рассудок – «Зангетсу…? Я… ОН… Нет!!!»
На мокром асфальте лежала хрупкая фигурка. Холодные капли дождя смывали кровь с ее бледных щек.
- РУКИЯ!!! – Ичиго бросился к ней, он упал на колени и прижал девушку к себе. Как можно крепче.
«Она… она холодная!», - парень обнял девушку еще сильнее, чтобы согреть. Но тщетно.
- Нет, Рукия!!! – в глазах Ичиго едва начали проступать слезы, сначала могло показаться, что это были капли дождя, но нет, ему хотелось плакать… от горя.
«Зачем я оставил ее одну?! Я не могу ее потерять! Не могу!» - Ичиго прижал девушку к себе как можно ближе, он не хотел ее отпускать, не хотел отдавать… даже тем силам, против которых он ничто.
Но девушка не дышала. Духовное тело начало распадаться. Она… умирала прямо на его глазах. Она… исчезла из его жизни… навсегда.
- РУКИЯ!!!

- Ичиго! Проснись, придурок! Есть работа!
- Эээ? – промямлил ошарашенный парень.
- Не «эээ»кай! Я уже битый час не могу тебя разбудить! Честно говоря… Я уже подумала, что ты мертвый!
Это была она! Эти необычайно красивые большие глаза цвета аметиста, эти маленькие губы, ее теплые нежные руки! Это она!
- РУКИЯ! – Ичиго вскочил с кровати и вцепился в девушку мертвой хваткой.
- И-ичи…? Да что с тобой такое? Отпусти, отпусти, ты задушишь меня! – возмутилась Рукия, но вырваться своими силами даже и не пыталась.
Ичиго явно не собирался выпускать хрупкую девушку из своих не в меру страстных объятий.
- Ичиго! Мне… больно! – тихо, почти неслышно прошептала Рукия.
- БОЛЬНО?! Где? Где болит?! Ах, Рукия, прости… пожалуйста, прости меня!
- За что? Ичиго, ты ничего не сделал… просто отпусти ме…
Рыжеволосый не дал договорить девушке, он поцеловал ее. Страстно. В губы.
- Ичиго!!! Ты совсем свихнулся!!! – промычала Рукия сквозь поцелуй и оттолкнула через чур разгоряченного парня. – Думай головой! Ты хоть понимаешь, что делаешь?!
- Я понимаю. – на полном серьезе отрезал Ичиго.
- Ну так прекращай давай! – закричала Рукия, а парень все еще прижимал ее к груди. Теперь даже сильнее.
- Не хочу… - улыбаясь, тихо прошептал Ичиго на ухо девушке.
- И-ичи…?
- Рукия, послушай… ты можешь лечь рядом со мной на кровати…и просто… просто полежать так чуть-чуть? Ну, хотя бы до вечера?
Девушка не знала, что ответить. Все это было для нее так неожиданно… Ичиго… всегда холодный и принципиальный… вытворяет такое?!
- Молчание – знак согласия! – Ичиго улыбнулся, так невинно, нежно… И аккуратно, как будто боясь случайно сломать, положил хрупкую фигурку рядом с собой на кровати.
Рукия ничего не говорила, просто молча готовилась к тому, чего ждать от Ичиго несколько минут назад было в разряде из области фантастики. Но в тот же момент она ощущала невероятное волнение… Каждая мышца ее тела напряжена. Рукия, сама того не осознавая, слегка подрагивала… от страха.
- Расслабься… - тихонько прошептал Ичиго.
«Его дыхание… Он так близко! Что я делаю?» - Рукию терзали смутные сомнения… но вставать с постели и убегать от Ичиго так не хотелось.
Он нежно, едва коснувшись губами, поцеловал ее плечико… Потом шею… Мочку уха…
Рукию переполняло блаженство, так тепло и хорошо ей никогда еще не было. Внутренний голос повторял одно и то же: «Ну почему он до этого ни разу не предлагал мне полежать рядом с ним в его постели?».
- Рукия… прости меня. Я никогда никому тебя не отдам! Я всегда буду защищать тебя! Обещаю!
- Ичиго? К чему все это? – она почувствовала в голосе парня какую-то едва слышную нотку то ли страха, то ли печали.
- Мне приснился сон… И в нем я… потерял тебя! – Ичиго зарылся головой в волосы Рукии, и обнял ее.
- Ичи… - девушка повернулась к парню и посмотрела в его глаза… такие сияющие…
- Рукия, я не хочу снова тебя потерять! Пообещай мне, что теперь ты будешь спать вместе со мной, на моей кровати!
- ИЧИ?! – внутренний голос Рукии повторял одно и то же: «Да о чем он думает?! Маленький извращенец!!!»
- Прошу тебя! Обещаешь?
«Ууууу… Эти глаза… Такие… Такие…»
- Эх, ладно! Обещаю! – Рукия решила проявить снисходительность. И ехидно улыбнулась, удивляясь себе самой, как хорошо у нее получается управлять мужчинами.
Ичиго страстно впился в ее губы поцелуем. О… этот поцелуй, наверное, мог бы соревноваться по своей продолжительности с ведущими рекордсменами книги рекордов Гиннеса.
Уже темнело, пора было ложиться спать. Страшно подумать. какое количество времени эта парочка убила на простое(простое?!) лежание на кровати.
- Ичиго… И так будет каждую ночь… то есть, я хотела сказать, каждый день? – этот вопрос Рукия хотела задать с самого начала сего действия.
- Я хочу, чтобы ты всегда была рядом со мной, Рукия… Поэтому даже не думай по ночам залезать обратно в этот чертов шкаф! Будешь спать тут! – Ичиго вдруг рассерьезничался.
- Хорошо-хорошо! Все! Спокойной ночи! – воскликнула Рукия и повернулась на другой бок.
Рыжий полежал так пару минут, созерцая прекрасную спинку девушки, не удержался и стал целовать ее шею. Совсем легонько, он боялся ее разбудить…
- Ичиго!!! Я же сказала, не мешай!
Шаловливая рука потянула за подол платья. Да-да! Рукии так и пришлось спать прямо в одежде. Хм… наверное, парню-подростку противопоказано спать в одной постели с девочкой, к которой он не равнодушен…
Подол не поддавался, и тогда Ичиго решил дергать за рукава…
- Ичиго!!! Что ты делаешь?!
- Как это «что»? Я раздеваю тебя!
- Я вижу! Но зачем?!
- Ну, ты же не собираешься спать в одежде?
Внутренний голос Рукии говорил: «Логично!»
- А в чем же мне, интересно, спать? Ты же не даешь мне встать с кровати! А так бы я уже давно одела пижаму!
- Пижаму? – удивился Ичиго – А разве не удобнее спать в нижнем белье?
- Ичи… - Рукия покраснела, она никак не ожидала такого ответа.
- Давай, я тебе помогу! Вытаскивай руку!
Рукия послушно вытащила руку из рукава, потом вторую.
- Так. Хорошо… Теперь подол…
Ичиго начал потихоньку стягивать платье. Рукия невольно схватила его за руку и попыталась остановить, но не получилось – парень поцеловал ее в плечо. Девушка даже прикусила губу от удовольствия.
Преграда убрана – платье снято. Теперь можно спокойно… спать.
- Тебе удобно? – спросил Ичи, заботливо подоткнув одеяло.
- М? Да… Конечно…
- Точно? Тебе не холодно? Я могу закрыть окно!
Рукия ничего не говорила в ответ.
«Молчит, замерзла, значит…» - подумал Ичиго. Парень приподнялся, перелез через Рукию к подоконнику и закрыл окно. Их взгляды встретились. Девушка лежала красная, как помидор.
Ичиго улыбнулся и поцеловал ее в щеку. Рукия к его удивлению вздрогнула от такого невинного (стер мальчик былые границы…) поцелуя, и он потянулся к ее губам. Получилось, правда, слегка нелепо… Рукия сжалась клубочком, и поэтому Ичиго случайно поцеловал ее в нос.
«Забавно.», - подумал он. «Хм… а так ведь тоже неплохо!».
Рукия завернулась под одеяло с головой. «Хватит с меня на сегодня», - подумала она.
Ичиго посмотрел в окно, на улице ярко светила луна, на звездном небе ни одного облачка.
«Спасибо, Рукия! Благодаря тебе дождь наконец прекратился.»
И, недолго думая, Ичиго нырнул к ней под одеяло.
На следующее утро рыжего ожидал очень щепетильный разговор на тему звуков, которые раздавались всю ночь в его комнате…

0

15

Название:Сюрприз после пробуждения
Жанр: юмор, романтика
Персонажи/пары:Ичиго, Рукия
Рейтинг:PG-13
Статус: закончен
Заметки: Не мое, автора к сожалению не знаю
Краткое содержание:После очередного побоища с пустыми Рукия рухнула без чувств. Она смутно помнила, как вместе с Куросаки добралась до дома, забралась через окно… Главное, что всю ночь ей снились хорошие сны =))

После очередного побоища с пустыми Рукия рухнула без чувств. Она смутно помнила, как вместе с Куросаки добралась до дома, забралась через окно… Главное, что всю ночь ей снились хорошие сны =))

Девушка лежала под одеялом и в полудрёме потягивалась. Тихое утро, судя по всему было, ранним. Рукия ещё раз потянулась и улыбнулась, припомнив свой сон: огромного кролика Чаппи, которого ей подарили за то, что она замочила Меноса.
«Эх, - подумала она, - на самом бы деле так!»
Но связываться со здоровенным пустым ей что-то не особенно хотелось. Отбросив свои мысли, девушка решила повернуться на другой бок: тот, на котором она лежала, немного побаливал. Рукия неохотно открыла глаза. Подушка имела непонятную форму, простынь была немного скомкана под девушкой. Сквозь слипшиеся веки она видела залитый солнечными лучиками пол и стены, и, соответственно, какой в комнате царит беспорядок…
СТОП!!!!!!! Какая к чёрту комната?!
Рукия моментально распахнула огромные лавандовые глаза. Чувства в один миг обострились. Она лежала в кровати! А жар, который мучил её всю ночь, исходил вовсе не от одеяла или духоты на улице… Рукия перевела взгляд на талию. Сильная рука крепко прижимала её к себе, другая же – лежала под головой и обнимала за плечи.
«И я ТАКОГО не заметила?!» - ужаснулась собственной рассеянности девушка. Совладав с испытанным шоком, она осторожно перевернулась на другой бок. На её возню раздалось сонное сопение, а объятия чуть усилились. Рукия на миг замерла. Непонятное существо успокоилось и ослабило хватку. Повернувшись, Рукия сначала оторопела от такой наглости: она лежала в одной кровати с Ичиго!!!!! Который при этом чему-то тупо улыбался во сне! Бровь девушки дёрнулась, кулак готов был отправить разящий удар в челюсть, но вместо этого Рукия лишь возмущённо прорычала:
- Ичиго! А ну ослабь клешню и отпусти меня! – никакой реакции. Даже бровью не повёл. Рукия прорычала ещё раз, при этом уже начиная активные действия: в ход пошли руки, отталкивающие от себя тренированное тело парня. – Ичиго!!! Да отпусти ты меня! – на этот раз рыжий немного подёрнулся и, не открывая глаз, пробормотал.
- Что за крики в такую рань? – это была последняя капля. Рукия схватила его за голову, щипая при этом щёки.
- Куросаки Ичиго, - запальчиво орала она, - я, Кучики Рукия! Мы – шинигами и вместе мочим пустых…
- Ну и что? – прервало её излияния сонное бормотание парня, который опять-таки начал прижимать к себе хрупкое создание.
- Твою мать, ты что вытворяешь?! Или у тебя перекос в мозгах произошёл?! Ты хоть понимаешь, что делаешь?! – нельзя сказать, что ей было противно то, что выделывал полусонный тинейджер, но и просто принять этот факт она тоже не могла. На этот раз Ичиго открыл один глаз.
- Блин, чё ты мечешься? Весь дом разбудишь… - этот вариант она не учла. В мозгу тут же возникла картина: две сестрёнки и сумасшедший папаша видят своего рыжего мальчугана в постели с девушкой. Стыд-то какой! После сказанного, Ичиго почувствовал, что напряжение её тела исчезло. Тогда она спросила, но уже спокойно.
- Ичиго, - начала она, - ты понимаешь, что мы с тобой спали в одной кровати?
- Ну и что? – бесстрастно ответил он.
- Что значит «ну и что»?! – снова начала рычать она. – Если Ренджи или… - Ичиго снова прервал её. На этот раз он пристально смотрел на лежащую перед ним девушку. Она смотрела ему в глаза и видела в них не то, что обычно: сейчас его взгляд был таким тёплым…
- Тебе что-то не нравится?
- Ннну… - покраснев, замешкалась она, - не то, чтобы не нравится… - видя её замешательство, рыжий лишь лукаво улыбнулся, озорная искорка промелькнула в глазах.
- Вот и спи тогда, глупая! – и снова сгрёб её в свои объятия. На этот раз, сопротивления не было. Рукия чувствовала его горячее дыхание у себя над виском. Сильные руки обнимали её за спину и талию, а его грудь мерно поднималась при вдохе. Ичиго был таким тёплым и… нежным.
«Дурак,» - посмеялась про себя Рукия и, положив голову ему на плечо, обняла за пояс. Ичиго открыл один глаз и, глянув на чёрные как смоль волосы девушки, улыбнулся. Через пару мгновений она беззаботно спала…

0

16

Название: Вчера
Автор: Алла Лазовская, Just-Fancy (раньше Кити Лагвуд)
E-mail: allalaz92@mail.ru
Жанр: романтика
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Ичиго/Рукия
Содержание: Читайте
Статус: готов
От автора: описываю события от лица Ичиго. Идея пришла при виде одной парочки на улице.
Дисклаймер: Кубо, умоляю, заберите всё что я написала, издайте и своим именем подпишите. Очень вас прошу.

Вчера. То, что было в этот день с названием «вчера» совсем не хочется вспоминать, но почему-то так надо. Вчера. Вчера я победил этого чертова придурка Айзена. Говорить, что было трудно - не хочу, потому что было невыносимо. Его резко и до небес возросшая реяцу давила, так что замерла вся битва. Он то конечно мог спокойненько стоять, а вот я чувствовал себя тараканом, которого хотели пришибить тапком, настолько велико было различие в силе. То, что у меня был один удар – это ложь. Мне казалось, что не было и его. То, что мне всё объясняли, что по статистике мой первый удар всегда самый сильный и неожиданный, то, что я экономил силы и вышел лишь тогда когда появился реальный шанс убить Айзена, то что бил заранее надев маску... всё, всё это вылетело у меня из головы. Но я всё же смог нанести тот самый первый удар и… как же мерзко вспоминать, отрубил Айзену голову. Но он, конечно же, смог меня ранить. Да так, что мне казалось, будто я умру на месте. Я понял, что всё прошлые битвы были ни что. Даже не подготовка к этой, а так, просто, развлечение. В общем, мое теперь тело не болело, оно, похоже, умирало. Но, черт побери, всё это пустяки. Главное вчера я вырубился слишком быстро. Я знал, что меня в падении после такой невыносимой победы опять поймала она. Я знал, что она что-то кричит. Знал, что ругается за то, что ранили. Знал что сейчас понесёт к Иное, чтоб та залечила хоть что-то. Но, ксо, я отрубился СЛИШКОМ рано. Моих сил не хватило даже на три жалких слова. Хотя эти слова самые тяжёлые, но вчера я был готов. Вчера. Ненавижу это вчера! Лучше б жили себе эти арранкары, рушили мир, зато я бы сказал ей эти слова.
Но наступило сегодня. Вперемешку с болью, пониманием того, что я сейчас лежу у Урахары в магазине и самой отвратительной фразой которую экс-тайчо 12 отряда, когда либо произносил при мне:
- Кучики Рукия сегодня отправляется обратно в общество душ, - он говорил это не мне, а Йороучи, но я лежал достаточно близко, чтоб услышать эти слова. Я был уверен, что после вчера у меня ещё будет сегодня, но я ошибся…
- ЧТО? – я резко сел и ко мне тут же подлетел отец. Он тоже был здесь. Видимо волновался. Чёртов бывший синигами сказал мне о том, что он таки бывший синигами только вчера! Опять это «вчера». Я, наплевав на все «ты должен лежать», опихнул папашу куда подальше, - Отвали, придурок! Что вы только что сказали?
- Эм, о чём вы, Куросаки? – Киске начал обмахиваться веером, закрывая от меня своё лицо. Ведь знает козёл, что сейчас я её искать начну! И знает зачем! Но молчит, партизан хренов. Я дернул Урахару за край халат из всех сил, что ещё у меня остались, и он, не ожидая такой активности, плюхнулся на пол прямо передо мной.
- Где она? – я прорычал эти слова ему прямо в лицо. Я не знаю, что он тогда увидел у меня в глазах, но тут же рассказал, откуда Рукия вместе с Бьякуей и Ренджи уйдёт в общество душ, когда это случится (ксо, всего через двадцать минут, а место-то далеко) и добавил, что она вернётся уже завтра-послезавтра. Ага, черта-с два её брат её отпустит.
Как я выпер всех из комнаты и как уговорил дать мне нормальную одежду, я не знаю. Знаю, что ругались и возмущались все: Урахара, отец, Йороучи, Исида, Иное, Чад и ещё куча синигами которых здесь лечили после злополучного «вчера». Все меня знали, все за меня беспокоились, но мне было плевать. Мне было плевать даже на выбежавших откуда-то Карин и Юзу, хватавших меня за руки. Я знал, что мне нельзя ходить, но я и не собирался. Я бежал, и это было дико больно и тяжело. Поворот направо, пешеходный переход. Чёрт, нет времени ждать зелёного. Ещё поворот, пересекаем два квартала (что ж так далеко-то?!), очередной переход, где нет времени ждать…
- Это ты водить научись!!! – да, я таки налетел на машину. Кто бы сомневался. Так ещё чуть-чуть, теперь налево и вот тот самый безлюдный скверик. Ксо, еле успел! Они уже готовились идти, но они всё ещё здесь. Черт, ну почему же всё так болит. Сейчас она будет кричать что я зря пришел, что должен лежать, но это будет она, - РУКИЯ!!!
Самая красивая она за мгновенье до того как начнёт возмущаться. Она так очаровательно развернулась, что только ради этого стоило бежать сюда. Но сил уже нет. Я согнулся и упёрся руками в колени, тяжело дыша. Она подлетела ко мне, крича моё имя. Она удивилась? Нет, просто злится. Так. Надо отдышаться и сказать ей эти дурацкие слова.
- ИЧИГО! Какой же ты придурок! Ты же еле живой! Зачем ты сюда приперся? – она от злости даже замахнулась на меня, но, видимо решив, что я уже получил свое (ох, господи) вчера, передумала. Дышим, дышим. Успокаиваем сердце, гоняем, воздух в лёгких, не обращаем внимание на крики Абарая и взгляд Бьякуи. Сейчас есть только я и она… и отдышка. Да что ж такое! Я всё ещё упираюсь ладонями в колени, уже даже готов упасть. Но почему так тяжело-то? Раньше было легче, видимо Айзен меня добил, но умирать я буду мучительно. У неё на глаза начали наворачиваться слёзы. Только не это, - Ты что бежал? Ты с ума сошёл?!! ДУРАК!!! Ну почему?..
- Рукия, - я смог таки выпрямиться, превозмочь себя, преодолеть всю эту боль и решиться, - Всё это потому что, - так, давай, как и думал, как и хотел, говори, - Потому что я люблю тебя!
Ейс! Я это сказал. Но почему она так на меня смотрит. Не ужели всё-таки плакать. Плевать мне, любит она меня, не любит, лишь бы не рыдала. Ничё, ща отвлечём… Я наклонился к ней и поцеловал. Так просто. Без всяких там объятий, даже за руку не брал. Просто коснулся своими губами её губ. Как же хорошо просто отдаться одному приятному ощущению, которое может превозмочь всё плохое. Тело невыносимо болело, Ренджи уже готовился меня убить, а зрачки Бьякуи превратились в две точки, но сейчас мне было плевать. На всё. На всех. На вчера. Пусть на мгновенье, но вчера ушло. Были только я и Рукия. Больше ничего на этом свете не было. Где-то в моём внутреннем мире тучи исчезали навсегда, и становилось теплее. Наверное, даже сакура расцветала.
Я не знаю, сколько длился наш первый поцелуй, но он закончился. Когда я отступил от Рукии, боль захлестнула с новой силой. Или настолько силён был контраст? Плевать. Только бы добраться до поворота, где она меня уже не увидит и упасть. Чёрт. Я даже не надеюсь дойти, я думаю, как бы доползти. Не знаю зачем, но я похлопал её по плечу и пожелал удачно добраться. После я просто развернулся и пошёл обратно. Шаг. Ещё один. Чёрт, а до этого ведь считал расстояние домами. Так хотел добраться до нее, что ничего не замечал, а теперь еле волоку ноги. Я не оглянулся не на взывающий к бою крик Абарая, не на фразу Бьякуи: «Рукия, мы уходим». Не на что. Я зашёл за поворот и упал прямо перед Урахарой и Йороучи.
- Она вернётся? – я не знал, что мой голос может звучать так обреченно, а взгляд может стать таким жалобным. Чувствовать себя так жалко перед теми кто учил тебя боротся до последнего... Рукия стоит даже этого. Женщина присела и осторожно погладила меня по голове. Чёрт! Она кот, а не я! Лучше б что-нибудь сказала. Йороучи, будто прочитав мои мысли(или правда прочитав?), улыбнулась и шепотом произнесла:
- Да, ведь она тоже тебя любит. Я-то знаю... - и, резковато и задорно подмигнув, добавила, - Она мне говорила^_^
Конец

0

17

Фендом: Bleach
Название: Зимняя песня: другое расставание.
Автор: Алла Лазовская, Just-Fancy
E-mail: allalaz92@mail.ru
Жанр: романтика, флафф
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Ичиго/Рукия
Содержание: Это расставание было иным…
Статус: завершен
Предупреждения: тут никаких, только совет: это лишь тесто для пирога. Крем будет во второй части.
От автора: Вообще-то я решила написать новогодний подарок для Jenty - «2)ИчиРук. Новогоднюю НЦ. Первый раз и тонны романтики.» Но я к сожалению не умею писать коротко и четко по желанию, по этому я решила создать де «зимних песни»(я много гуляю с плеером). В каждой две темы. Заявленная в названии и в жанре. В этой части темы: расставание и романтика. Как можно предположить из цитаты, помещенной выше, в следующем темы будут: воссоединение и «первая страсть», скажем так). А ваще с новым годом, дорогие Ичирукийщики. Да будет у нас 2010 полным каноничности нашего ОТП. И да пошлёт нам Санта-Кубо Ичируки поцелуй *на большее и не надеемся* Ну и надеюсь угодить Jenty ^____^
Дисклаймер: Кубо, умоляю, заберите все, что я написала, издайте и своим именем подпишите. Очень вас прошу.

- Унохана-сан, можно вас спросить? – Ичиго уныло плелся по Сейретею. Что-то подсказывало что внутренний мир утопает в дожде. Юноша был одним из тех немногих, кому уже разрешили отправиться домой – остальным не позволяло состояние здоровья. Он так устал и соскучился по семье и родному городу, что ждать, когда выпишут всех его друзей, он не мог. Но когда тебя никто не провожает, чувствуешь себя ненужным. Конечно, с ним шли его отец и капитан 4 отряда, а у ворот ждали друзья из реального мира, а заодно и отец Урюю, но он хотел совсем не этого.
- Раз уж начали говорить, то спрашивайте, а то я умру от любопытства, - Рецу сверкнула глазами в сторону юноши. Интересно, догадывается ли она о том, насколько бывает страшна?
- Л-ладно, - Куросаки немного отшатнулся от нее и, опустив взгляд, произнес: - Как вы думаете, кто-нибудь придёт со мной попрощаться?
- Кто-нибудь… - задумчиво повторила женщина. После короткого молчания она остановилась и рассмеялась: - Не понимаю я мужчин. Вы пытаетесь словами скрыть то что читается по вашему лицу. А если говорит о вас Куросаки-сан, то вы просто копия своего отца. Как сейчас помню, он так же спросил меня, когда мы возвращались после долго миссии на грунте. У нас тогда появилось много новых друзей. Но, не смотря на то, что проводить нас пришли многие, он грустил. Грустил, пока не прибежала ваша мама. А через полгода она сыграли свадьбу.
- Это вы к чему? – парень растерянно смотрел на Унохану-тайчо. Она лишь прикрыла глаза и помахала ручкой, как бы говоря: «Забудь, лирическое отступление».
Ичиго сделал глубокий вдох и прибавил шаг. Хотелось поскорее оказаться дома, увидеть сестер, отдохнуть. Мысль о доме подгоняла парня, и он попробовал выкинуть все переживания из головы. Когда троица уже почти добралась до ворот, парень почувствовал холодное прикосновение к щеке. Это начался снегопад. Большие хлопья медленно кружили над обществом душ, как бы крича: и здесь есть сезоны, и тут погода способна соответствовать настроению. Куросаки вздрогнул всем телом и обхватил себя за плечи. Зимний холод и ветер пробирали до костей. Или просто внутри было так же холодно, ведь женщина права. Он хочет увидеть на прощанье лишь одно лицо. Встретиться взглядом лишь с теми темными глазами, чей взор всегда вел его вперед. Снова стать плечом к плечу с той, с кем и началась вся эта история. Но его надежды были пустыми. Её не было у ворот. Ветер усилился, снежинки из пуха превратились в колкую крупу и всё, чего теперь хотел Ичиго, были теплый дом и крепкий сон. Он уже приготовился сказать замерзающим товарищам, что пора идти, уже смирился со своей судьбой…
- Ичиго!
Резкий порыв ветра донес до него её голос. Ичиго обернулся так быстро, как только мог. Запыхавшаяся Рукия бежала к нему. Она чуть замедлила шаг, увидев его растерянный взгляд, но стоило ему сорваться с места и побежать к ней, как на её лице расцвела улыбка, а она побежала в разы быстрее. Словно не было сердитого ветра и колючего снега. Она бросилась ему на шею. Первый оборот Ичиго сделал по инерции, второй – чтоб не упасть, а дальше он кружил её от счастья. Снежинки опять стали напоминать белые хлопья, а из-за туч выглянуло солнце. Сделав над собой усилие, юноша опустил Кучики на землю, и тут же повисла напряженная тишина. Потом он что-то сказал, она ответила такой же глупостью, и оба вдруг рассмеялись, наслаждаясь обществом друг друга. Глядя в её глаза, Куросаки уже собрался сказать те самые важные слова, но она его перебила.
- Ну, тебе уже пора, - она глядела на свои руки. На невероятно красивые и изящные ладошки, - Удачи тебе, Ичиго.
- И тебе... удачи, - парень отвел взгляд от её рук и поворачиваясь к ожидающим его товарищам, сказал: - Приходи как-нибудь.
- Хорошо, - она кивнула и бросила на него взгляд, но было уже поздно – он отвернулся.
Рукия видела, как он собирается шагнуть к воротам, и что-то внутри говорило, что если не сейчас то никогда. Ей стало страшно. Страх потерять последний шанс был сильнее всех её чувств, и она схватила его за запястье и рванула на себя. Ичиго обернулся больше по инерции, чем сам, и девушка тут же так дернула его за руку, что он невольно наклонился.
Вот в этот момент Рукия и забрала его первый поцелуй, взамен отдавая свой. Она пыталась в прикосновении губ передать всё то море чувств, что она испытывает к нему. Она уже хотела отдалиться, когда юноша, до этого ошарашенный её жестом, вдруг сам притянул её к себе и вовлёк в новый поцелуй, гораздо более страстный. Они отстранились лишь тогда, когда им перестало хватать воздуха. Юноша и девушка, тяжело дыша, смотрели друг другу в глаза. Ичиго наконец решился ей признаться, ведь теперь он был уверен, что его чувство найдёт… нет, уже нашло ответ в её сердце.
- Рукия, я-
- Я тоже, - она вдруг приложила свой пальчик к его губам, - Я тоже буду по тебе скучать Ичи.
- Да… скучать, - юноша напрягся, и немного наклонил голову. Ему вдруг стало больно.
- Я клянусь, что приду, - вдруг он услышал её еле различимый шепот. В её взгляде что-то говорило ему, что слова значат не то, что он услышал. Точнее они гораздо глубже, много проникновеннее, чувственнее. Ичиго усмехнулся про себя: «Наверное, вот поэтому все мужчины и говорят, что женщин невозможно понять».
- Я это запомню, - шепнул юноша одними губами, стараясь всем существом передать те чувства, что испытывал. Плечики Рукии вздрогнули, взгляды парня и девушки встретились, и они одновременно улыбнулись, - Ну я пошел, - громко сказал Ичиго и побежал к воротам. Они поняли друг друга. Ну, или решили что поняли. Главное то, что они были безмерно счастливы и знали, что ещё успеют сказать всё прямо.

0

18

Фендом: Bleach
Название: Вторая зимняя песня: отложенное воссоединение.
Автор: Алла Лазовская, Just-Fancy
E-mail: allalaz92@mail.ru
Жанр: романтика, флафф
Рейтинг: PG-15
Пейринг: Ичиго/Рукия
Содержание: И наступило их воссоединение…
Статус: завершен
Предупреждения: Чёрд. Хентая не вышло. Но намёк есть)
От автора: Вообще-то я решила написать новогодний подарок для Jenty - «2)ИчиРук. Новогоднюю НЦ. Первый раз и тонны романтики.» Но я к сожалению СОВСЕМ не по желанию, по этому я решила создать де «зимних песни»(я много гуляю с плеером). В каждой две темы. Заявленная в названии и в жанре. В первой были расставание и романтика. Но хентай во второй не вышел. Весь придуманный мной хентай был слишком пошлым для данной истории. История окончена, третью песню я писать не хочу, всё испортиться. Так же как я не буду писать продолжение для «Вчера»(кто знает тот поймёт). Да простит меня Jenty. К тому же концовка смазана. Не умею я завершать. ПРОСТИТЕ!
Дисклаймер: Кубо, умоляю, заберите все, что я написала, издайте и своим именем подпишите. Очень вас прошу.

В городе было очень холодно. Зима резко вступила в свои права и с каждым днем погода лишь ухудшалась, а количество прохожих, а затем и автомобилей на улицах стремительно падало. Торговые кварталы пустели, не смотря на наступившие праздники – люди быстро покупали подарки и сразу уходили. Маленькая кофейня на углу, где вечером Сочельника сидел Ичиго, была почти пуста. Официантка с барменом вздыхали о том, что Рождественской премии не будет, раз нет посетителей. Вдруг зазвенел колокольчик на двери и работники, встрепенувшись, хотели обслужить клиента, но маленькая девочка отказалась от всего и проследовала за стол к брату.
- Так и проторчишь здесь весь вечер? – Карин стряхивала с темных волос снежинки, садясь напортив юноши. Ответом ей была тишина. Откинувшись на спинку стула девочка вновь обратилась к парню: - Юзу волнуется, а отец беспокоиться на счёт подарков…
- Вы же сказали что ничего не надо, - Ичиго поднял на сестру удивленный взгляд,- Что победа была лучшим подарком? Да и денег меня…
- Бака! – девочки ударила кулаком по столу, так что недопитая чашка кофе подпрыгнула, и пара капель выплеснулись на чистый стол, - Он купил тебе подарок, хотел вручить. А Юзу приготовила ужин… Только не говори что не голоден.
- Тогда я помолчу, - Ичиго уже собирался поудобнее устроиться в кресле, когда сестра схватила его за шкирку и потащила к выходу. Парень начал вырываться и умоляюще посмотрел на официантку, после чего обратился к Карин: - Постой! Я ещё не заплатил!
Девочка остановилась, достала из кармана пару бумажек и, кинув их на ближайший стол, потащила брата дальше.
* * *
Кто бы мог подумать, что Ишшин подарит Ичиго то, что тот хотел. Компьютер вещь дорогая, и парень давно думал начать копить, но всё битвы, битвы, битвы… в общем подарок невероятно порадовал парня, но не смотря на это, даже в канун Рождества он ушел ходить по улицам, как делал каждый день с возвращения на землю. Он ходил ждать её возвращения…
Снег скрипел под ногами и кружил в воздухе. Медленная музыка, играющая в плеере, создавала волшебный антураж. Хотелось начать кружиться, поднимая волну из белых хлопьев. Бросив взгляд на пустующие дорожки сквера, юноша поддался своему спонтанному желанию и, раскинув руки начал кружиться. Легкий снег скрывал под собой гладкою корочку льда. Парень поскользнулся и чуть ну упал на спину. Рассмеявшись, он оттолкнулся и проехал по образовавшейся дорожке льда. Потом снова. И ещё раз. Джинсы быстро намокли, но детское развлечение затягивало, отвлекая от холода. Поехав по льду в очередной раз, юноша потерял равновесие и упал в снег. Он лежал в кругу света от уличного фонаря, и большие снежинки падали на него. Ичиго вытянул вперед руку, закрывая ей сам фонарь. Так же как от яркого света, он всегда отворачивался от Рукии, точнее от тех чувств, что он к ней испытывает. Вот теперь он решился, а она тоже решила закрыться. Знать бы, она отворачивается от своих чувств по тем же причинам что и он или нет? Он опустил руку и закрыл глаза.
- И что это мы тут лежим? – сам не заметив, как заснул, он проснулся, лишь услышав знакомый голос. Испугавшись, что это часть сна, иллюзия или что-то подобное, он резко сел, двигаясь к знакомому силуэту, появившемуся на фоне яркого фонаря. И больно ударился лбом, а заодно и ударил девушку: - Ай! Ты чего?
Рукия приселяя рядом с ним, потирая ушибленный лоб, и обеспокоено посмотрела на парня. Он даже и не думал о столкновении, так как ему было ужасно холодно. Наверное, ели бы Рукия его не разбудила, он бы так и лежал до полного обморожения. Если он уже не заработал это самое обморожение. Стуча зубами, он повернулся к ней и забыл, что хотел сказать, утопая в её обеспокоенном взгляде.
- Ты весь синий, - она протянула ладонь и коснулась его лица, но тут же отдернула руку, - И холодный как лед! Поднимайся, - она встала и схватила его за руку.
Ичиго поднялся, как во сне, но взгляда с неё не переводил. Девушка потащила его в сторону его дома. По дороге он выслушал, а точнее прослушал, миллион выговоров, просто радуясь, что она рядом. Когда они пришли, все в доме уже спали. Когда Ичиго снял мокрую одежду и немного отогрелся, посидев, закутавшись в пару одеял, Рукия отправила его принимать теплую ванну. Лишь после этого она просто обняла юношу, радуясь встрече не меньше его.
- Зачем ты вообще пошел на улицу в праздник? – спрашивала девушка, сидя на краешке его постели, когда отправила его под одеяло.
- Я ждал тебя… - после паузы признался юноша.
- Часто ты так «ждал»? – Кучики слегка толкнула парня в плечо.
- В снегу впервые, мамочка, - Куросаки передразнил её и довольно усмехнулся. На лице девушки застыло изумление. Не понимая, что же не так, юноша взглянул в её тёмные глаза и вновь повторил про себя фразу. Немного удивившись себе, он решил озвучить свои мысли: - После смерти матери ты первая, с кем я чувствую то же тепло, что и с ней. Хотя нет, с тобой я чувствую даже больше, Рукия.
Она осторожно коснулась своими губами его губ. Когда этот поцелуй закончился, Ичиго не дал Рукие отстраниться и сам притянул её к себе. Он чувствовал, как крепко она ухватила его за футболку, как сильно она хотела быть с ним. Та нежность, что появилась в их отношениях после того, первого поцелуя возникла вновь и стала прогрессировать. С каждым прикосновением, с исчезновением каждого миллиметра расстояния, что было между ними, в их душах разгоралась страсть. Когда юноша всё же решил отпустить девушку, она уже лежала с ним на постели. Он накинул на неё одеяло. Пару минут они выравнивали дыхание, глядя друг другу в глаза, но вскоре Рукия покраснела и отвернулась к окну. Ичиго осторожно прижал её к себе и тоже перевёл взгляд на небо.
- Звёзды, - неожиданно девушка заговорила, - Они иногда кажутся прекраснее солнца…
- Потому что на них не больно смотреть? – юноша шепнул эти слова на ушко девушке, так, что ей стало чуточку щекотно и очень волнительно.
- Да, именно поэтому.
- Я рад, - искренне сказал парень, откидываясь на подушку.
- Почему? – Рукия удивленно посмотрела на него.
- Ну, - Ичиго приподнялся на кровати и, нависая на Кучики, посмотрел ей в глаза, послу чего выдохнул ей прямо в губы: - Потому что я думаю так же, как ты, - он отстранился и увидев её удивленный взгляд, пояснил: - Большинство людей мыслят по разному, а мы одинаково, значит мы похожи внутри, а если мы похоже внутри, то все внешние различия не имеют никакого значения. А раз мы так похожи, то это судьба.
- А если это просто эффект от того что в тебе были мои силы? – девушка поджала губы.
- Тогда это тем более судьба, не считаешь? – Ичиго улыбнулся и слегка коснулся губами уголка глаза Рукии.
- Ты ведь давно пришел к таким выводам, - кивок и поцелуй, - И знал, что я пришла к таким же выводам. А если не знал, то догадывался, - кивок и поцелуй, - И очень хочешь сказать что это всё лишь доказательство того, что нас связала судьба, да? - долгий вкрадчивый взгляд и поцелуй в губы, - Чёрт, почему же я думаю совершенно так же? – Ичиго коснулся шеи Рукии губами, - Только не отвечай, это риторический вопрос. К тому же, говоря о звёздах и солнце: ты уверен, что не боишься боли?
- Боюсь, но Солнце нужно мне. И тебе ведь тоже нужно. Так что не бойся и смотри на свои чувства, если хочешь… Я тебя люблю, Рукия.
- Видимо это неизбежно… я… тоже люблю тебя, Ичиго.
Луна плыла по небосклону, освещая тела двух наконец воссоединившихся влюблённых. Их разлучали не беды и враги, а собственные страхи. А точнее страх обжечься о свои чувства. Но чувства не лучи солнца. Не стоит искать объяснение необъяснимому, ведь лучше испробовать его. Вместе.

0

19

Название: Полка
Автор: Лазовская Алла, Just-Fancy (в прошлом Кити Лагвуд)
Соавтор: Стася
E-mail: allalaz92@mail.ru
Жанр: Ну не PWP это, ни в коем случае, а романтика переходящая в дикий флафф и совершенно не умелый хентайный кочек…
Рейтинг: Ох, неужели… да! NC-17!!! Я дотянула ^_^
Пейринг: Ичиго/Рукия, подушка, ставшая по ходу дела полноценным персонажем, и Хичиго, нагло и без спроса влезавший, куда не простят, а прогнать у меня рука не поднялась)
Содержание: А мебель в доме Куросаки не дорогая и, как следствие, хрупкая.
Статус: завершен.
От автора: Написано для bevchik, с которой я не виделась всё лето (((Она так хотела нарисовать хентай с Ичиго и Рукией, что я написала это для неё^_^ Домо аригато моей соавтору. Не помоги она мне, не дожили б мы до хентая)
ВНИМАНИЕ! Во время написания фика ни одна полка не пострадала)
Дисклаймер: Кубо, умоляю, заберите все, что я написала, нарисуйте, издайте и своим именем подпишите. Очень вас прошу!

«Тихо. Одиноко. Даже не с кем поругаться», - с этими мыслями Рукия боролась день за днем…нет, ночь за ночью, лежа в комнате Карин и Юзу. Девушка уговаривала себя, думая, что ей просто было непривычно на новом месте, что причиной её бессонницы была лишь арранкары и Айзен в частности, что, в крайнем случае, это с гигаем что-то не то. Каждый день она придумывала новую отговорку для себя. Каждый день она наивно верила себе. Каждый день она видела его и дико злилась, ведь этот парень пробуждал в ней слишком много чувств, привязывая её к реальному миру.
Когда Рукия всё же осознала, что её чувства к рыжему парню гораздо сильнее, чем к кому-либо ещё, она решила что эти лишь оттого, что он похож на Каена-доно. Да, исполняющий обязанности синигами и покойный фукутайчо 13 отряда Готей 13 и впрямь были очень похожи во всех смыслах. Но было и одно главное отличие. Ичиго был гораздо ближе к ней. Не в физическом или духовном смысле. Просто ближе.
С тех самых пор как Рукия поняла и это, всё стало даже слишком ясно. Теперь она всё больше боялась за парня. Её всё больше бесили его «болезнь героя» с постоянным желанием спасти кого-нибудь. Она всё больше кричала на него, за что злилась на себя. Ведь в нынешней ситуации, любые слова могут стать последним, что она ему сказала. И если он будит помнить её лишь как синигами, с которой он постоянно ругался…
Она решила: надо сказать ему. Что сказать? Что любит? А если это не любовь… Да и как сказать? Что, во время боя проорать: «Ичиго, я тебя люблю! Осторожно, справа!» Бред. Легче было бы поговорить в его комнате, но теперь там бываю лишь импровизированные встречи «команды Хитсугая-тайчо» (так эту кампанию называет Рангику). Раньше, когда Рукия жила у Ичиго в шкафу, было проще. Взяла, вылезла посреди ночи и говори сколько хочешь. Да и спала она там спокойней, потому что если открыть дверцу шкафа, можно было увидеть его, убедиться что всё хорошо. А из-за этой дурацкой комнаты между ними целая стена…
И вот теперь Рукия не выдержала. Нет, девушке из семьи Кучики нельзя (наверное) перовой признаваться в любви, тем более человеку из реального мира. Она просто пойдёт к нему в комнате и ляжет спать в шкафу, и это лишь потому, что она не может здесь выспаться. И только по этому!
Девушка тихонько слезла с постели, взяла в охапку футон и неслышно выскользнула в коридор. Вот она, дверь с табличкой «15». Шаг за шагом, ещё чуть-чуть. Стоило девушке поднести ладонь к ручке двери, как её одолели сомнения, и возник целый миллион вопросов. А вдруг она разбудит Ичиго? И как это будет выглядеть со стороны – она ночью пробирается в его комнату? И даже если она заговорит с Ичиго и признается ему, никто не гарантирует, что он ответит взаимностью. Скажет что-нибудь типа: «Ты уж извини, но я люблю Иное»… Рукии больно защемило сердце. Раньше она об этом не думала. А что если и в правду, Ичиго любит другую. Или не видит Рукию как свою девушку, да и как девушку вообще…
«А не пошли бы все эти мысли прямиком к Меносу!!!» - пронеслось в голове Кучики, и она смело, но всё же тихо, проскользнула в комнату рыжеволосого парня.

Ичиго лежал в своей комнате. Он с утра не мог понять, что с ним происходит. То он на всех кидается (правда на Рукию не решился, ему жизнь была дорога), то сидел задумчивый, носом клевал. А сейчас его мучила бессонница. Хотя такое состояние у него в последнее время бывало часто. И у этой болезни было имя - Кучики Рукия. Мысли Куросаки вились осиным роем у него в голове уже не первую неделю. Причём гудели они так, что, наверное, их можно было услышать даже в соседней комнате, где спали его сёстры и она.
Парень уже потерял счёт дням, которые он проводил рядом с ней, ведь каждый казался бесконечным, но он помнил каждый день без неё. Эта боль всё ещё не оставляла его не на секунду. Каждую минуту и секунду пустоты в душе. Когда её хотели казнить, причём из-за него, Ичиго казалось, что тысячи пустых разрывают его душу в клочья. Больно. Именно из-за себя, так просто и эгоистично Куросаки решил спасти Рукию. И когда после всего этого приключения в Сейрейтее он вновь увидел девушку, он всё понял. Всё было так просто и ясно, что он спрятал эту мысль так глубоко в душу, как только мог. С тех пор дни стали ужасными, из-за этой бесконечной борьбы с самим собой (потом ещё и это пустой прибавился, придурок), а ночи, когда она спала в его шкафу - слишком тяжёлыми. Ичиго сдерживал себя, вспоминая Бьякую на пару с Сенбонзакурой. Теперь она жила у его сестер, но легче не становилось. А сегодня ночью было как-то особенно тяжко…
«Ксо, что происходит? Почему я не могу уснуть? Блин, такое чувство, что комната нарочно напоминает мне об этой язвительной, гадкой, гордой… до безобразия красивой девчонке», - думал исполняющий обязанности синигами - «Рукия? Что ты со мной делаешь? Почему я не могу выкинуть из головы твои чёрные шелковистые волосы? Удивительные глаза…» - чуть ли не вслух думал мученик.
«Кто-то серьёзно втюрился?» - хохотнуло Альтер эго. Ну почему даже подумать нормально нельзя?!!!
«Иди ты, идиот!» - опомнившись Ичи даже сел на постели от злости.
«Нет, ты не любишь эту дуру…» - загадочно протянул Хичи.
«Слушай… старик-Зангетсу», - от отчаяния и понимания того, что белобрысый скажет дальше, Ичи уже обратился за помощью к мечу.
«… Ты просто её хочешь!» - торжествующе воскликнул белобрысый.
«…старик! Заткни его уже!!!» - и.о. синигами уже почти орал вслух.
«Дай мне свободу, король, и я трахну её в одно мгновение…» - тон пустого неожиданно стал заговорческим.
«И кто из нас ещё её хочет, придурок?!» - ответные оскорбления от Хичиго Ичи слушать не стал, но всё же представлять её рядом с этим уродом… ужасно! Отвлёкшись от своего кошмара, парень просто уснул, представляя себе темноволосую красавицу. Сквозь сон, а может и во сне, Ичиго услышал лёгкие шаги девушки, и на душе стало спокойно и тепло…

Рукия долго пыталась устроиться на перенесённом из комнаты девочек футоне, и при этом не разбудить Ичи. Когда она, наконец, уселась в шкаф, она ещё несколько минут смотрела на юношу. Да, без сомнения можно говорить, что Рукия влюблена в него, но он не должен ни в коем случае узнать об этом. Гораздо легче жить в неведении, нежели быть отвергнутой.
Рукия со вздохом закрыла дверцу шкафа и откинулась на спину. Надо выкинуть его из головы. Она стала слишком похожа на обычную девушку из реального мира. Из-за этого рыжего идиота она не может даже нормально сражаться. Всё боится за него. А он только возмущается, не зная в чём дело, дурак. Лишь однажды, когда Орихиме лечила Рукию, раненую Гримджоу, Кучики показалось… лишь на мгновенье, но ей показалось что он был обеспокоен больше чем раньше. И этот взгляд… Охваченная ворохом воспоминаний, Рукия провалилась в сладкий сон. Но не на долго…

Было около 3 часов ночи, когда в доме Куросаки все мирно спали, в комнате, с табличкой «15» на двери, раздался грохот падения, за которым последовали чисто синигамские ругательства и айканье. Ичиго, чей не самый приличный сон о Рукии был прерван шумом, подумал, что что-то случилось, и решил срочно найти своё удостоверение или хотя бы Кона. Конечно же, спросонья он сумел лишь картинно запутаться в одеяле и упасть с кровати, да к концу падения чуть не столкнуться с вышеназванной девушкой, вылетавшей в данный момент из шкафа. Не смотря на то, что девушка была злой, сонной и валялась на полу под каким-то барахлом из шкафа парня, это была она. Она. Ночью. И вроде не во сне. Да ещё так близко, что Ичиго мог увидеть каждую её ресничку, почувствовать каждый её вздох... У Рукии тоже замерло сердце. Пришла просто что бы выспаться а тут сначала полка сломалась, а теперь их лица разделяет лишь пара сантиметров… Тут же раздался повторный грохот, и всё то что ещё как-то лежало в шкафу упало прямо на парочку. У Ичиго тут же прояснился разум, и, опасаясь гнева Рукии, он вскочил на ноги и задал самый здравый вопрос:
- Какого чёрта ты тут делаешь, маньячка?!
- Сплю, придурок! – Рукия начала выбираться из всего, что упало на неё, - Заткнись и помоги мне!
- Знаю, что спишь, но почему у меня в комнате?! – парень обреченно протянул девушке руку, но стоило ей пошевелить левой ногой, как…
- Ай! – Рукия изо всех сил ухватилась за руку Ичиго, зажмурилась от боли.
- Больно? – юноша осторожно подвёл девушку к своей кровати.
- Угу, - Рукия, присев, аккуратно приподняла штанину пижамы. Ни синяков, ни каких либо других признаков повреждения не было. Зато девушка даже в такой ситуации умудрялась выглядеть обворожительно. Ичиго невольно вспомнил свой сон и тут же дико покраснев, принялся предпринимать отчаянные попытки по запихиванию всего своего барахла в шкаф. Надо заметить, что футон Рукии застрял между половинками полки (и как только умудрился!), и застрял намертво. Если попробовать его вынуть, то все жители дома, которые каким-то чудом всё ещё спят, точно проснутся. А раз у Рукии болит нога, то если отойти к стеночке, может она и не достанет…
- Твой футон застрял, и мы вряд ли его достанем. К тому же он весь в щепках… - Ичиго медленно, но верно отползал к двери.
- Плевать! – Рукия всё смотрела на ногу, - Что с ногой делать?
- Поменяй гигай, - парень, поняв, что девушка лично на него не злится (или почти не злится) осторожно присел на постель.
- Знаешь, как больно выходить из повреждённого гигая! – Рукия всё же влепила Ичи подзатыльник, но тут же успокоившись, отвернулась, - У тебя своё тело, там другое, а вот деформации гигая очень влияют на…
- Да понял я, понял, - Ичиго положил ладонь на голову девушки, что бы та хоть чуточку успокоилась, - Слушай, а обычное, человеческое лечение для гигая подойдёт?
- Конечно, - Рукия повела плечом, - И вообще когда моя душа внутри этого тела оно по всем параметрам подходит под понятие «человек», устроено в точности как человек, да и любые способы воздействия на человеческое тело подействуют и на гигай.
- Понятно, - парень, конечно, провёл совсем не те ассоциации и, покраснев как варёный рак, буквально вылетел в сторону душа, успев лишь сказать, - Я сделаю примочку.
Рукия осталась сидеть комнате Ичиго и недоумевать, что же она такого сказала. Сам парень в это время плескал в лицо водой, хотя лучше было бы принять холодный душ. Ледяной душ...
«Ага! Вместе с ней!» - заржало Альтер-эго.
«ЗАТКНИСЬ, КОЗЁЛ!!!» - Ичиго, невольно представив вышеназванную картину, снова плеснул водой в лицо.
«От козла слышу! Между прочим, у тебя в комнате сидит девушка…» - Хичиго и не собирался затыкаться.
«Я тебя точно урою, как в следующий раз к вам попаду», - парень посмотрел в зеркало и где-то в глубине своих глаз увидел белобрысую башку.
«…Причём сидит у тебя на постели…» - пустой опять начал будто бы подначивать юношу.
«У неё болит нога, дебил», - Ичиго уже мочил полотенце для Рукии.
«А ты сделай так, чтоб она об этом забыла…» - Хичи ухмылялся даже голосом.
«Слушай, какого чёрта ты мне помогаешь?» - парень начал подозревать, что белобрысый задумал что-то неладное.
«Не тебе, а себе! Зангетсу достал! Представь себе – безостановочно причитает!!! При чём рожа как всегда – кирпич кирпичом! Всё говорит, что «очень дождливо»! А с тобой трепаться по этому поводу я должен, блин!» - внутренний мир перевернулся… нет, встал нормально – Хичиго жалуется на жизнь. Дальше Ичиго слушать про их отношения не хотел, да и не мог – он уже был в своей комнате.
- Как нога?
- Уже меньше, но всё ещё болит, - Рукия даже не оглянулась на парня. На секунду он попытался придумать, как бы предложить ей хотя бы поцеловаться и ужаснулся тому, как бы больно ему потом было; в мыслях пронеслось: «А ты говоришь…»
- Давай посмотрим, что там не так, - Ичиго присел на кровать рядом с девушкой и осторожно положил её больную ногу себе на колени, - Двигать можешь?
- Да, - Рукия крайне пораженно смотрела на то, как парень придирчиво осматривает ногу, чувствовала как легко и бережно он касается, и по её коже пробегали мурашки. Тут Ичиго как-то странно провёл рукой, и всё прекратилось, - Ой!
- Больно? – парень на самом деле сейчас был в самом серьёзном за всю ночь состоянии. Он, совершенно спокойно и осознавая, что делает, осматривал «больную», боясь сделать ей хуже. И после всех стараний он понял, что случилось и начал со знанием дела всё объяснять, - Значит так. Ногу ты, похоже, потянула, примочка тут не поможет.
- И что делать?! – Рукия зло смотрела на то, как парень откладывает мокрое полотенце.
- Что делать? – не отвлекаясь от своих размышлений, вторил девушке парень, - Что дел… Массаж будем делать.
- ЧЕГО?!!! – девушка, забыв про боль, подтянула ногу к себе и ударила юношу его же подушкой. «Надо покупать более легкие подушки», - подумал он, блокируя второй удар и перехватывая «оружие» девушки.
- ТОГО!!! – Ичи одной рукой отпихнул подушку на её обычное место, а другой откинул Рукию на спину, - Знаешь, сколько раз Карин ноги на футболе тянула? И каждый раз массаж ноги ей помогал!
- Так ты о ноге… - девушка успокоилась и призадумалась, видимо вспоминала весь разговор снова, - А я-то подумала…
- Думать надо меньше, - до парня тоже дошла вся произошедшая ситуация: «Черт, что я сказал-то! И с каким видом!» - Давай ногу.
- Раскомандовался тут! – несмотря на весь свой возмущенный вид Рукия покорно протянула Ичиго ногу. Сама же она по-хозяйски развалилась в его постели. Хотя если она станет хозяйкой этой постели… Стоп. Не надо. Глубоко дышим и вспоминаем Сенбонзакуру.
- Это моя комната, - Ичиго для подтверждения собственных слов тоже устроился поудобнее и начал легко касаясь ноги массировать её, - Хочу и командую. Тебя сюда вообще не звали.
- Ты должен быть счастлив, что девушка из благородной семьи Кучики уделяет тебе своё внимание, - «девушка из благородной семьи Кучики» еле сдерживалась, чтоб не замурлыкать от удовольствия. А ведь нога должна болеть! Должна, ведь так?.. - А то, что я живу в твоём доме…
- Я знаю – это дар свыше и всё такое, - Ичиго недовольно хмыкнул и сделал быстрое, но лёгкое движение, - Но всё же, как ты оказалась в моей комнате?... НОЧЬЮ?
- Пришла, потому что захотела в коем то веке выспаться, - Рукия покраснела и опустила глаза, - Я плохо сплю у твоих сестёр. Здесь спокойней и уютней.
- Спасибо, - легкое, почти невесомое движение рук Ичиго, - Спасибо за то, что пришла. Я тоже, наконец, смог хоть и не долго, но зато нормально поспать.
- Дурак, ты должен всегда хорошо высыпаться, - девушка ругалась так ласково, так нежно… Это на неё массаж так влияет? Если да, то надо будет повторить, - Ты же будущий спаситель всего общества душ. Ты должен о себе заботиться.
- Ты ведь это говоришь не, потому что я какой-то там герой, - парень очень осторожно касался девушки, - Ты просто беспокоишься обо мне.
- Да с чего ты взял? - Рукия сложила руки, на груди изображая недовольство. Изобразила, надо сказать, плохо, но Ичиго этого не заметил - благо в комнате было темно *темнота - друг молодёжи)))*, а глаза ещё плохо привыкли к такому освящению - в ванной Ичиго зажигал свет.
- Просто я сам за тебя очень волнуюсь, - парень покраснел, но всё же сделал следующее невозможно нежное движение, - Вот и начал испытывать несбыточные надежды, что госпожа Кучики снизойдет на нашу грешную землю и немного подумает обо мне.
- Идиот! – Рукия влепила парню подзатыльник, - Конечно, я о тебе волнуюсь! Я просто…
- Что, не можешь на меня не орать? – Ичиго тихонько засмеялся, опускаясь ладонями к ступне девушки, но тут же вновь двинулся вверх и не дал девушке ответить, - Мне уже начинает надоедать то, как ты себя со мной ведешь,… ДОСЛУШАЙ! Когда ты злишься на меня, то ты орёшь, когда ты волнуешься за меня, то снова орёшь, а когда ты наконец успокаиваешься, то начинаешь молчать как рыба, отводить глаза или вообще уходишь куда-нибудь! ДАЙ! МНЕ! СКАЗАТЬ!!! Лично я хочу по нормальному пообщаться с тобой, как можно больше узнать о том, что тебе нравится, спросить о твоём прошлом, на крайняк разузнать о Сейрейтее с твоим ненаглядным Бьякуей-ну-ладно-ладно-Кучики-тайчо! Меня это уже, который день гложет. Задолбало! Я тебя уже почти ненавижу! – парень так активно жестикулировал пока тараторил про то, что его беспокоило всё это время (до него наконец-то дошла полная суть проблемы), что не заметил, как убрал руки с ноги девушки и теперь он переводил дух, в ожидании расправы. Давящее молчание затягивалось. Парень и девушка просто смотрели друг на друга, пытаясь по глазам понять, что же происходит в душе другого.
- Я… я просто… - покрасневшая Рукия наконец-то решилась, и опустив глаза неразборчиво зашептала, - Я… ну ты же понимаешь… это того… трудно… ну… эм… мне страшно… и тут такая ситуация… а я-то боюсь…
- Чего ты боишься? – хотя он и не совсем понимал, что там шепчет Рукия, но Ичиго было уже очень стыдно, и ему безумно хотелось заслужить прощение за то, что он сказал, ко всему девушка ещё и выглядела так испуганно. Немного подождав, он склонился совсем близко к синигами и осторожно повернул её лицо к себе, - Рукия?
- Я боюсь… - его глаза так близко. И он совсем не хмурится, он испуган так же, как когда её ранил Гримджоу. Что это значит? Он чувствует свою вину? Но ведь лишь она виновата, что в последнее время боится с ним говорить, потому что может проговориться. Потому что мог возникнуть такой же момент, как сейчас и её сердце сжалось бы, так же как и сейчас, и что-то внутри перевернулось бы так же, как сейчас, и слова вырвались бы сами, так же как сейчас, - Я боюсь того, что слишком сильно люблю тебя…
Рукия несколько мгновений не понимала, что сказала это вслух. Её казалось, будто это был очередной сон, или момент продуманный заранее, момент, когда она бы прикусила себе язык раньше, чем с него бы слетело хоть слово. Но через пару секунд, заметив как быстро выражение лица парня меняется от испуганно-взволнованного до удивлённо-стеснённого, она поняла, что Кучики Рукия только что призналась Куросаки Ичиго в любви. Причём первой. Всё, жизнь кончена. Ну, зачем ей приспичило переться в его комнату. Вот он уже отстранился, сейчас, небось, извиниться, отвергнет и пойдёт выковыривать её футон. А она потом проплачет всё ночь, как обычная девчонка, на завтра уйдёт обратно в общество душ, уговорит Укитаки-тайчо не отправлять её больше в Каракуру и [специально] погибнет при первой же встрече с пустым. Вот Ичиго и говорить начал. Какая разница, что он скажет, ведь его теперь всё равно убьёт Нии-сама, который откуда-нибудь да узнает о случившемся. Он точно отомстит за посягательство на сердце девушки из благородной семьи Кучики, за то, что он посмел отвергнуть девушку из этой самой семьи и, наконец, за смерть сестры…
- ЧТО? – Рукия поперхнулась воздухом услышав, что прошептал ей в ответ парень.
- А что ты ожидала? Что я тебе пошлю куда подальше? – Ичиго похоже не на шутку обиделся на девушку из-за такой реакции на его слова, - Ну я, конечно, надеялся первым тебе признаться, и может место поромантичнее найти, думал ты иначе обидишься…
- Повтори! – девушка начала отчаянно трясти парня за плечи. Ичиго повернулся к ней и хотел, было возмутится, но её огромные глаза были полны слёз. Парень смог лишь промямлить что-то несуразное, и слёзы девушки тут же потекли по щекам. Она уже не кричала и не трясла парня за плечи, но шепотом всё ещё говорила, - Повтори, что ты сказал. Повтори…
Пришлось вздохнуть, вновь собраться с мыслями и, склонившись к самому её лицу, прошептать в её, чёрт побери, такие теплые губы:
- Я тебя люблю, Рукия.
На этот раз реакция была совершенно другой. Почти не раздумывая, Рукия обвила одной рукой шею парня, а другую запустила в рыжие волосы и притянула его к себе ровно на те пару сантиметров, что были между их лицами. Ичиго не ожидал такой инициативы от девушки, тем более он не верил в происходящее, чувствуя, как по его щекам текут её слёзы. Но факт оставался фактом – они целовались. Первый поцелуй в жизни парня был коротким и робким касанием губ, но зато произошёл на постели. Так, что ещё за «зато»? Не в ту сторону мыслите юноша. Или всё-таки в ту? Ичиго, отстранившись, пару мгновений смотрел в счастливые глаза девушки. Дальше мозг отключился с концами. Куросаки мгновенно одной рукой подхватил Рукию, приподнимая с подушки, а другую запустил в черные как ночь волосы, беря всю инициативу на себя. Второй поцелуй в его жизни был до неприличия страстным. Но главное то, что Рукия приоткрыла губы, лишь только Ичиго дотронулся до них языком. Похоже, она хотела этой страсти, этого всепоглощающего огня не меньше чем он сам. Пока их языки соприкасались, пока они с жадностью изучали друг друга, руки девушки то невесомо касались спины, то зарывались в его волосы. О повреждённой ноге Рукии все и думать забыли. А может, нога и не болела вовсе, но разве это имело значение сейчас? Они отстранялись друг от друга на мгновение, что бы сделать вдох и взглянуть друг на друга, но тут же целовались вновь. По прошествии вечности длинной в несколько минут влюблённые всё же немного успокоились.
- Как же классно целоваться, - блаженно протянула Рукия, слегка касаясь кончиками пальцев лица возлюбленного, - Жалко раньше не знала, а то давно бы призналась…
- Ага, - Ичиго, всё ещё плохо соображая, тянулся за каждым прикосновением её рук, как ласковый рыжий кот. Медленно повторно проанализировав сказанное Рукией, до него вдруг дошла нестыковка в словах. Она не сказала ни «… классно целоваться с тобой», ни чего-либо подобного, отмечающего поцелуи именно с Ичиго… - Рукия, а ты до этого… ну, того, целовалась?
- Идиот! – такой контраст как поцелуи и затрещина может быть с Рукией, а значит это не сон, - Нет, конечно! Я же из семьи Кучики. Что бы начать с кем-то встречаться, сначала надо спросить разрешения у главы семьи…
- ЧТО?! – парень понял, что своей смертью он точно не умрёт, а над могилкой у него будут долго летать лепестки Сенбонзакуры... – А раньше сказать ты не могла?
- Бака! – мы вернулись к ударам подушкой. Ну почему так больно, хотя по логике должно быть мягко? – Если ты ТАК боишься моего брата, то я могу сделать вид, что ничего не было.
- Руки… АЙ! – стоило парню потянуться к девушке, как она снова треснула его той же чугунной подушкой и, хмыкнув, обиженно отвернулась. Ну вот как с ней поладишь, - Прости, - ноль реакции. Хоть бы стукнула, что ль снова, лишь бы не молчала. Ичиго наклонился к самому ушку Рукии и прошептал, - Прости… любимая, - Кучики, медленно таявшая в душе от последнего сказанного юношей слова, отмахнулась от него как от назойливой мухи. Куросаки успел заметить этот неповторимый блеск счастья в её глазах, но эта дура, которую он сам не знает, за что любит до полного сноса крыши, опять дуется, - КСО! Ну Рукия-ааа! – терпение парня, а в первую очередь терпение пустого, настроившегося на хентай программу на этот вечер, точнее на эту ночь, начало сдавать и Ичиго уже выл у неё над ухом. Или они оба выли?...
- Чего тебе? – Рукия развернулась к парню, уже занося кулаки, но именно этого он и ждал. Он ловко обхватил оба её тонких запястья и повалил её на спину. Подушка каким-то образом уже оказалась на месте. Возмущению же придавленной к кровати девушки не было границ. К тому же она очень испугалась, что парнем мог завладеть пустой и инстинктивно начала вырываться, - Ты что себе позволяешь?!
Вместо ответа Ичиго поцеловал её в уголок правого глаза. Специально, хотя сам не знал зачем. Просто захотелось до невозможности. Но это подействовало на девушку успокаивающе. Уж кто-кто, а пустые на такие нежности не способны. Почувствовав, что Рукия уже не вырывается, парень осторожно отпустил её.
- Рукия, - после несколько затянувшейся паузы, Ичиго первым подал голос, - Плевать я хотел на твоего Бьякую с высокой колокольни. Он может делать что хочет, лишь бы тебя не трогал. И вообще, ради твоего первого поцелую можно и умереть.
- Не надо! – так жалобно, так обречённо, так скромно и так… мило. Любит, точно любит, - И вообще, никуда ты от меня не денешься!
- Точно, не денусь. И тебя не пушу, - Ичиго улыбнулся так широко как никогда. Девушке вдруг показалось, что ночью вдруг взошло солнце, настолько светлым было его лицо. Тут он начал тихонько смеяться, - Привяжем мечи за ленточки и так ходить и будем.
- Бака! – господи, если бы все её подзатыльники были такими нежными, мягкими и она бы её все время так сияла, то Ичиго только бы и делал, что ругался с Рукией… хотя, если подумать, то он и так только это и делает… делал… раньше, - А как мы сражаться будем?
- А мы принесём целых сто огромных пушистых и, что самое главное, розовых Чаппи в жертву Айзену, он станет хорошим, и наступит мир во всём мире, - девушка весело хихикала от таких «интересных» предложений, а сам Ичиго уже откровенно угарал, от такой сопливой романтики, на которую его вдруг резко потянуло.
Хичиго же чуть не тошнило от этого светопредставления. Его ненавистный Король с каждым сказанным им, словом становился всё ненавистнее. Как можно говорить та-акой бред. И что скажет Зангетсу если его, ох прости Ич… нет, с сегодняшнего дня будет «прости Господи», привяжут к этой, как её там, Сираюки в общем. Хотя сам меч стоял неподалёку и довольно улыбался. Чёрт побери, улыбался! Неужели его этот бред устраивает. Нет, если не вмешаться самому, то никто ничего не сделает!
«ИЧИГО!!! КОЗЁЛ ХРНОВ!!!» - Хичи поднялся на ноги и начал орать во всё горло. Это явно подействовало, потому что парень прекратил ржать и даже сощурился от того как громко раздавался мерзкий голос пустого.
«Отвали, придурок!» - Ичиго хотел заткнуть Альтер-эго как можно быстрее, что бы Рукия не волновалась. Хотя поздно, она уже волнуется. Парень попытался одеть на лицо какую-никаю улыбку, но пустой не дал ему этого сделать, начиная поучительную тираду класса «темы для больших мальчиков».
«Ты вообще собираешься её сегодня?...»
«НЕ… ТВОЁ… ДЕЛО!!!» - всё, Кучики точно придётся успокаивать и говорить что всё хорошо.
«Зря-зря-зря, а то ты мог бы…» - пустой начал в подробностях описывать что куда и как, но, неожиданно, Зангетсу заткнул ему рот рукой и Ичи слышались только смутные «му-му-му!»
- Ичиго? – Ичиго не заметил, как лицо Рукии оказалось так близко. Испуганное, очень испуганное, - Это опять он? Ты так и не справился с ним окончательно? И вообще, что ему сейчас-то нужно?
- Девушка ему нужна, - Ичи, залюбовавшись на лицо возлюбленной, ляпнул первое что ему в голову пришло.
- В смысле? – вопрос «девушки для пустого живущего внутри парня, с которым Рукия сейчас лежит в одной постели» не слабо взволновал её.
- Не, я не того, не бойся, я его не выпущу. Там другое, это всё мы, но не в том смысле…
Ичиго начал активно мотать головой, жестикулировать одной рукой (второй он упирался в кровать), и, немного поразмыслив, начал в лицах изображать все его последние разговоры с пустым, касающиеся Рукии. Но выражался он конечно цензурнее, чем пустой, а кое-что даже опустил, в том числе и непосредственно сейчас произошедший разговор. В конце-концов парень так разошёлся ругать пустого, что решил помахать и второй рукой, что и привело к его триумфальному приземлению на тоненько ойкнувшую Рукию.
- Вот… - близко. Опять. Так близко…
Терпения уже не осталось вовсе. Парень осторожно коснулся губ девушки. Он так хотел снова почувствовать, каково это тонуть в её поцелуе. Как всего пару минут назад. И потому сейчас он коснулся очень робко, как бы спрашивая разрешения и Рукия конечно тут же ответила ему. И мало того, что они мгновенно перешли от робкого к страстному и неприличному, так она ещё и скользнула руками по его спине под футболку. Ичиго оторвался от возлюбленной ровно на то мгновенье, которое нужно, чтоб стянуть эту чёртову тряпку с себя, и тут же вернулся к тому, на чём остановился. А остановился он на том, что собирался попробовать поцеловать её шею. Судя по тяжелому дыханию Рукии, ей это нравилось. «Ну, раз так», - Ичиго опускал дорожку поцелуев всё ниже, но на его пути встала неожиданная преграда в виде пижамной кофточки… с Чаппи?!!! Ладно, не важно, главное расстегнуть эти… о Боже, целых 10 пуговиц?! Какой идиот придумал эту пижаму? Но тут разгорячённому парню неожиданно помогла уже не менее возбуждённая девушка, просто стянув кофту через голову.
- Спасибо, Рукия! – со всей искренностью выдохнул парень, вновь опуская поцелуи всё ниже и, теперь, уже приближаясь к груди.
Кучики это конечно совсем не Мацумото, Орихиме или Йороучи, но Ичиго всегда предпочитал миниатюрных девушек. Касаясь её груди, Ичиго обеспокоено поднял свой взгляд к лицу девушки, но тут же услышал легкий стон, слетевший с её губ. Значит всё правильно. Забавно, Ичиго вдруг вспомнил, что когда видел перед собой обнаженную Йороучи, чуть не сгорел со стыда, а с Рукией всё было так естественно, так спокойно. И главное ей нравится. Сказать, что Куросаки гордился тем, что мог заставить Рукию стонать – это не сказать ровным счётом ничего. Он просто летал в облаках от понимания того, что ей хорошо.
Рукия же в этот момент сгорала со стыда. Ну, как можно вести себя так распущенно? И это касается не столько Ичи, сколько её самой. Она же всё-таки из благородной семьи и всё такое прочее. Куросаки, то может спокойненько наплевать на все запреты, а вот ей очень даже стоит бояться гнева брата, который знает всё на свете уже заранее. Он же вполне может устроить дело так, что Рукия больше никогда не окажется на грунте. С него станется. Но чем больше девушка думала о том, что пора уже прекратить всё это, тем больше она не хотела останавливаться. Как же, чёрт побери, сладок этот запретный плод. Хотя в данной ситуации скорее ягодка. *афтор тихо изображает довольного Гина* От каждого прикосновения Ичиго по телу Руки бежали мурашки. От каждого поцелуя пламя в её душе разгоралось всё ярче. А с каждым мгновеньем, напоминавшим вечность, в комнате становилось всё жарче. Рукия уже тянулась за губами Ичиго как за последним спасением от этой невыносимой жары, но становилось лишь её горячее. И даже когда парень начал недвусмысленно пытаться зацепиться за резинку её пижамных бридж, Рукии совсем не показался странным, тот факт, что она приподнялась, помогая парню, стянуть с неё уже казавшуюся не нужной деталь одежды. Прохладней не стало. Зато Рукия вспомнила кое-что очень важное. То о чем Ичиго не должен ни в коем случае узнать. Ну, благо в комнате темно, а он так торопится, что не заметит…
В это время Ичиго чуть не взвыл от злости, нащупав на Рукии ещё и трусики: «Сколько же лет мне её ещё раздевать!» Где-то во внутреннем мире пустой пытался мычать что-то ободряющее, но Зангетсу уже был готов свернуть ему шею. Он, конечно, не умрёт, но приятного мало…
- Ичиго! – Рукия резко оторвалась от парня, пытающегося стянуть с неё последнюю деталь гардероба, и схватила его за руки. Надо что-то придумать, отвлечь его на что-то, раздеться самой, чтоб он только не разглядел... Но что же? Что реально стоит сказать? - А ты уже, когда нибудь?...
- Нет, – Ичиго тяжело дышал и удивлённо смотрел на девушку. С чего вдруг такой вопрос, если он даже не целовал никого и никогда раньше. Стоп, она же не знает, - Я и не целовался до этого момента.
- Врёшь ты всё, - Рукия улыбнулась, не веря парню. Так классно в первый раз не может быть. Хотя откуда ей знать что классно, она же сама без какого либо опыта, так что сравнить не с чем. Да, кстати, об этом тоже стоит поговорить, - А я… мне страшно… ты?...
- …Буду осторожен, - это было уверенное утверждение. Очень уверенное, в духе парня, - Я же тебя люблю и не хочу сделать тебе больно.
- Ичи, - глаза девушки опять блеснули таким невероятным счастьем, вперемешку со слезами радости – любит, любит, любит!
Рукия была так занята своими счастливыми мыслями, что не успела понять кто кого увлёк в новый страстный поцелуй, но факт оставался фактом: Ичиго решил продолжить. Девушка тут же испугалась, что он всё же заметит и попыталась незаметно стянуть с себя трусики. Конечно же, у неё ничего не получилось, и Ичи поймал её руки:
- Я сам хочу тебя раздеть…
- Не надо! – Рукия уже отчаянно закрывала от Ичиго своё бельё, чем ещё больше его заинтересовала. Если там Чаппи, то он совсем не удивиться, но и Рукия бы этого скрывать не стала. А тут вообще не пускает. Но при этом вроде и не против раздеться… Но ничего, пробьемся. Ичи начал всё более настойчиво целовать возлюбленную, всё нежнее касается её, и через несколько минут её хватка ослабла.
- АГА! – парню уже было почти по барабану, что же такого изображено на трусиках девушки, но он чувствовал себя настоящим победителем от того, как смог заставить её расслабиться. И всё бы ничего, если бы он всё-таки не увидел этот рисунок… КЛУБНИКИ??? – Рукия-а…?
- Я не того… ты не так понял… просто других не было, - девушка, краснея, в спешке пыталась придумать причину, по которой на её белье чуть ли не было написано: «Для Ичиго». Рукия всё плотнее вжималась в кровать, боясь даже взглянуть на парня, - А мне же надо что-то, того… носить в общем… вот я и… Ичи, у тебя кровь из носа пошла…
Ичиго отбросил её трусики, как и всю остальную одежду, на пол и быстро схватил с тумбочки бумажный платок. Как могла Рукия сделать ТАКОЕ? Парень уже даже слышал, как внутри него Хичиго выбиваясь из хватки меча, орёт что-то типа «Так держать, крошка!» и ржёт. Нет, ну это же непостижимо. Она же, ох Господи, знала что делала. Знала, по глазам видно. Странная ситуация. И, чёрт побери, такая возбуждающая. Это похлещи всякого признания в любви. Ичиго уже не понимал, как и, что самое интересное, куда начал её опять целовать, зато он отчётливо почувствовал, что вскоре Рукия начала стягивать с него тренировочные брюки, в которых он обычно спал. Сама. Хотя после того, что он увидел, ничто в её поведении уже не смогло бы его удивить. Да и наплевать уже на всё… на всё кроме Рукии. Её тело было мягким и податливым. Парень больше не мог сдерживаться. Он осторожно вошёл в неё, его тут же окутало тепло и влага. Для него в ней было узковато. Он чувствовал желание девушки. Его девушки…
- Больно? - Ичиго не мог говорить, и лишь с горечью выдохнул единственное уместное слово. Говорить и думать о чём-то кроме неё не получится, как бы он не старался. Он уже не близко, он уже в ней, но, чёрт побери, как же это эгоистично!
- Сейчас пройдёт.
Рукия начала успокаивать его, прижимая к себе, перебирая его непослушные волосы. Эта не та боль, которая может продолжаться вечность, ведь её причина не в том, что Ичиго далеко, а наоборот…слишком близко. Неприлично и непозволительно. И от этого было лишь лучше. Подождав, пока ещё оставалось терпение, парень осторожно начал двигаться. Почти сразу девушка тихо застонала и начала двигаться ему навстречу. Как-то странно, но именно сейчас оба любовника осознали, что в доме ещё есть люди и Кон, и их могут услышать, особенно это возможно учитывая то, что стонали оба уже очень громко. Как-то сдерживать желание после каждого движения выдыхать её имя Ичиго даже не пытался, так как был уверен, что не сможет - ему как никак всего 15 и это его первый раз. Ничего не оставалось *ох, какое безвыходное положение)))* как целоваться, пытаясь перехватить каждый звук. Рукия царапала ногтями плечи и спину парня, стараясь не задеть шрамы от прошлых сражений. Сам парень как мог, старался не торопиться, что бы всё не закончилось слишком быстро. Он из последних сил старался ставить удовольствие Рукии на первое место, и делал всё для неё. Но в тот момент, когда терпения у Ичиго уже почти не осталось, Рукия выгнулась ему на встречу и, забыв про всякую осторожность, уже не выдохнула, а почти прокричала его имя. Тут же не выдержал и парень, но позволить себе кричать так, как этого хотелось, он просто не мог и потому лишь громко застонал, целуя возлюбленную и всё крепче прижимая её к себе.
После испытанного удовольствия парень чувствовал себя полностью обессилившим, но в тоже время он просто не мог не улыбаться. Он был до безумия рад тому, что рядом с ним была, есть и будет именно Рукия. Ни что другое уже не имело значения. Главное что сейчас Ичиго мог со спокойной душой перекатиться на спину, обхватив свою девушку руками, и перебирать её чёрные как ночное небо волосы. Он мог лежать, чувствуя, как её пальцы осторожно касаются его лица, мог перехватить её ладонь и поднести к губам, поцеловать, мог тонуть во взгляде этих невероятно глубоких глаз…
- Вау, - неожиданно поборов всё ещё тяжёлое дыхание, нежно выдохнула Рукия. А потом, несколько раз моргнув, широко улыбнулась, - Это было… ну, в общем,… я думала, будет не так хорошо…
- Ха! Ты во мне сомневалась? - Ичиго кое-как натянул на лицо свою самую нахальную улыбку. Получилось плоховато, потому что для полного эффекта нужны были стандартно нахмуренные брови, но нахмуриться не получалось. Да, и если честно, сам Ичиго не ожидал, что после первого же раза его похвалят. Самооценка парня теперь гордо взлетела в высь.
- Конечно, сомневалась, - Рукия попробовала, как всегда закатить глаза, но не получилось - уж слишком велико было желание не отводить взгляда от сияющего парня. Подумав, девушка решила совсем уж не обижать Ичиго и добавила - Тебе всего 15!
- Да, кстати, совращение несовершеннолетних преследуется по закону, - парень довольно хихикнул, но тут же вновь начал так нежно смотреть на девушку, что та таяла от взгляда этих карих глаз. Очень хотелось порадовать её ещё больше, да и просто повторить эти слова, и потому Куросаки тихонько прошептал, - Я люблю тебя, Рукия. Мне больше никто не нужен.
- Я люблю тебя, Ичиго, - Кучики специально не говорила «тоже». Она совсем не хотела обставлять эти слова как ответную любезность. Ведь она просто любит Ичиго, без всяких там «тоже» и «и». Девушка тихонько зевнула и прикрыла тёмные глаза, - Но, несмотря на всю нашу взаимность, мне дико хочется спать…
Ичиго ничего не ответил, а лишь поцеловал тёмную макушку и натянул повыше невесть откуда взявшееся одеяло…

Ичиго не спал так хорошо уже… нет, он не спал так сладко никогда в жизни. В постели было так тепло и уютно, что вставать не хотелось совсем. Хотелось забыть про арранкаров, Айзена, битвы и всё на свете и спать вечность. Но раз это понимание пришло в разум к парню, раз сознание стало проясняться, значит, он уже не спал. Но глаза открывать или двигаться было лень. Устал Ичиго так, словно всю ночь боролся с пустыми. А ведь лёг то рано. А может правда боролся? Парень стал усердно вспоминать, что вообще было ночью. Казалось, что память отшибло напрочь. Вот он помнит что слышал грохот что видел Рукию в своей комнате… Значит всё таки пустой, по другому поводу она бы не пришла… или? Пустого Ичиго не мог вспомнить, как и то, что уходил и дома, но зато помнил, как искал удостоверение, но не нашёл, тогда то и появилась Рукия, а потом… Ичиго резко распахнул глаза в надежде, что это не сон.
Девушка совершенно очаровательнейшим образом устроилась у него на плече, одной рукой обвив его шею, а вторую положив ему на грудь. И как он мог такого не почувствовать!!! Наверное, это всё ещё сон. Юноша вновь зажмурился, больно прикусил себе губу, в попытке проснуться и снова открыл глаза. Картина не менялась. Разве что девушка во сне прижалась к парню чуть ближе и что-то промурлыкала себе под нос. Она была милой до невозможности. Теперь Ичиго лежал и боялся пошевелиться, разбудив её. А пошевелится, хотелось очень. Хотелось прыгать по комнате и разносить всё в дребезги от радости: Куросаки Ичиго больше не девственник! Более того: он спал именно с Рукией! И наконец самое главное: ей понравилось!!! Ичиго пролежал просто любуясь на неё пару минут и, прикрыв глаза, уже начал вновь проваливаться в сон, как вдруг почувствовал, что Рукия легонько укусила его за ухо.
- Ой! – больно не было, скорее приятно, но от неожиданности парень всё-таки ойкнул.
- Если уже не спишь, то почему меня не разбудишь? – Рукия немного обиженно ткнулась лбом в плечё парня. Ну что он может сказать? Что проклял бы себя, посмей он прервать её сон? Что лежал и наслаждался тем, то чувствует её горячее дыхание на своей коже? Что не мог посметь заглушить словами стук её сердца? Поводов не будить её было много, а вот такого ответа на вопрос, которому она бы поверила - ни одного нет…
- Я сам только что проснулся.
Ичиго даже не пытался казаться недовольным и крепко прижал любимую к себе и поцеловал. Ему всё ещё было трудно поверить то, что это правда, что он нужен Рукии, что она не стала со стандартным возвышенным лицом посылать его и даже не влепила пощёчину. Как же невероятно приятно было чувствовать, как она отвечает на поцелуй, как зарывается пальцами в волосы, как прижимается всё ближе. А ведь они так и не оделись. Учитывая этот факт и то, что Ичиго уже отдохнул и был готов к активным действиям, романтика опять необратимо начала скатываться к хентаю, а руки Ичиго спускались всё ниже и…
- Ичи-нии! У нас беда! – за дверью резко раздался испуганный крик Юзу. Парню показалось, что мир сделал тройное сальто назад. Он вполне недвусмысленно лежит в постели с девушкой… Рукией, а за дверью его напуганная сестра готовая вломится в его комнату. Запихивать Рукию в шкаф он даже не собирался, и потому схватил из ящика одну из своих футболок и быстро пихнул девушке, потом для верности обернул её в одеяло, а себе вокруг пояса он обвязал одеяло Рукии, так к стати тончавшее из шкафа. В самом шкафу же что-то грохнулось, но сейчас было не до этого, так как Ичиго резко распахнул дверь, чуть не заехав ей по младшей сестре.
- ЧТО?!! – сказать, что парень был зол это не сказать ничего. От его взгляда девочка вся испуганно сжалась и, закрыв глаза, протараторила скороговоркой:
- Рукиясанпропалавместесфутономимынезнаемчтоделать!!! – Юзу ещё несколько секунд стояла, зажмурившись но, поняв, что брат на неё не ругается, всё же приоткрыла один глаз, - Ичи, у тебя кто-то в комнате?
- Да! – Ичиго вдруг резко принял для себя решение о том, что сделает дальше. Он шагнул в стону открывая сестре обзор. Картина была, хоть вешайся: на полу валялась одежда, из шкафа что-то падало с периодичностью в две секунды, на тумбочке лежал бумажный платок со следами крови, а на незаселенной и какой-то немного перекошенной кровати сидела какая-то немного перекошенная, совсем растрёпанная, крепко укутанная в одеяло и жутко покрасневшая Рукия. Ичиго, невзирая на откровенно обалдевшее лицо сестры, нагло ткнул пальцем в сторону девушки, - Как видишь, Юзу она не терялась, спала она у меня, и да, здесь же она будет спать отныне, потому что мы встречаемся. К завтраку мы спустимся позже. И передай отцу, что если он приблизится к моей комнате, то ему будет так больно, как никогда! Пока.
Закончив свою пламенную речь, парень резко захлопнул дверь и для надёжности подпёр её стулом.
- Ты что сделал? – Рукия не веря в произошедшее, посмотрела на Ичиго безумными глазами, и тут же закрыла лицо руками. Как он мог? Теперь шанс того, что брат узнает о произошедшем увеличился в миллион миллионов раз. Что делать? Как выкручиваться? Стереть память всей семье Ичиго? За своими мыслями девушка не заметила как парень сел рядом с ней, - Мы пропали…
- Значит это не правда, - юноша смотрел на неё так странно, так тяжело. Ему было больно, - Значит, я всё-таки тебе не нужен?
- Что? – Рукия отвела ладони от своего лица и посмотрела на Куросаки, - Дурак! И как ты только мог такое подумать?! И тем более сказать!!! Я же ясно сказала, что люблю тебя!
- Я знаю, - Ичиго откинулся на спину и чуть не ударился головой о подоконник. Почему эта кровать такая маленькая? – Но не могу поверить, всё жду что проснусь, потому что это слишком хорошо, чтобы быть правдой. Кажется, будто ты меня обманула, но смысл? Я, наверное, схожу с ума…
Продолжить свою философскую тираду парень не смог, так как по его разуму эхом прокатился металлический голос пустого, но не его пустого - он был женский: «Точно – съехал с катушек!» Дальше было ещё лучше – Ичиго услышал, как Рукия рявкнула в ответ на эту фразу пустому… пустой, но при этом не открывала рта… Что же это? Куросаки попробовал мысленно окликнуть девушку: «Рукия?»
«Ичиго? Ты меня слышишь?!!!» - Кучики испуганно посмотрела на Ичиго.
«Конечно слышит, Рукия-тян», - это уже был Хичиго. Его голос был каким-то заспанным и ленивым: «Ты на его бред внимания не обращай, у него просто от такой красотки как ты крышняк снесло. Кстати, классный фокус с клубничкой! Так дер… АХ! Детка, ну дай пого-оох, понял… всё потом… ах!»
- Что это значит? – Ичиго и Рукия одновременно посмотрели друг на друга, по аккомпанемент из стонов Хичи. Кросаки покраснел, но всё же заговорил, - Вот сейчас… это мой пустой, но женского голоса я не…
- Ты и не можешь её знать, - девушка закатила глаза и тяжело вздохнула, - Это моя пустая. Похоже, из-за того, что у нас у обоих… это было впервые, наши внутренние миры соединились. Такое очень редко, но бывает… И: да-да-да, у меня тоже есть пустая, но у нас с ней перемирие…
«Потому что отпадные девчонки ссориться не могут!» - пустая Рукии весело рассмеялась, но вдруг серьёзно обратилась куда-то во внутренний мир: «Лежать! Я буду сверху, котик!»
- Даже думать не хочу о том, чем они там занимаются, - Ичиго специально заговорил громко, чтоб хоть как то заглушить своего пустого. Рукия же снова обиженно отвернулась, - Ну что ты дуешься, я сказал ей, потому что не хочу ничего скрывать. Потому что хочу быть с тобой и гордиться тем, что у меня самая потрясающая девушка на земле... и в сообществе душ.
- А в Уеко Мундо есть кто-то лучше? – девушка уже не дулась, но подколоть парня хотелось очень. Парень отрицательно повертел головой и прижал возлюбленную к себе:
- К тому же будет не удобно, если тебе придется постоянно по ночам бегать ко мне. Не спорь! – Ичи положил ладонь на макушку девушки. Ну почему ему так нравилось это делать? – Лучше тебе сразу переехать ко мне, и мы будем хоть и недолго, но нормально спать.
- А тебя хватит на то, чтоб мы спали именно недолго, - Рукия хихикнула и задорно посмотрела на парня, - Силы-то свою не переоцениваешь?
- А вот давай мы с тобой это проверим? – Ичиго, нагло вспоминая все вчерашние слова Хичиго и думая о том, что им тоже не мешало бы подружиться, повалил Рукию на ставшую несказанно мягкой подушку…
Конец

0

20

СУПЕР  http://i037.radikal.ru/0806/51/db90a1b74a6d.jpg

0


Вы здесь » [Аниме это жизнь] » Блич » Ичиго\Рукия


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC