[Аниме это жизнь]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [Аниме это жизнь] » По Наруто » Минато/Кушина


Минато/Кушина

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Фанфики по пейрингу Минато/Кушина

увеличить

0

2

Название: Будь счастлив, Четвёртый!
Автор: Александра Витова
Бета: отсутствует – альфа в ней не нуждается
Жанр: ангст, приквел
Персонажи / Пейринги: Мина/Куши, Мина/Тсу, Мина/Саку (?); Минато, Кушина, Тсунаде, Сакура, мать Сакуры
Размер: мини
Рейтинг: вообще – G, явно не выше, ибо дальше намёков дело не пошло
Размещение: только с шапкой и предупредив автора, куда вы это разместили – мне тоже интересны комментарии)
Статус: закончен
Предупреждения: возможен ООС, но я старалась от него ускользнуть
От автора: просто хотелось написать что-то нежное, лёгкое, и в то же время необычное, хотя, может, мне одной так кажется… Что ж, приятного прочтения. А! Чуть не забыла! Комментируем – я нуждаюсь в вашем мнении, ага)

- У вас красивая дочь, Харуно-сан,- молодой Хокаге бережно держал на руках маленькую девочку с выразительными зелёными глазами. Розовые прядки ребёнка едва заметно колыхались от мимолётного дуновения ветерка, а тоненькие бровки поднялись в удивлении. Через мгновение по улице разнёсся звонкий детский смех. Минато с умилением смотрел на радость младенца, вызванную какой-то мелочью, которую взрослые не смогли заметить.
- Ей завтра полгодика исполнится,- с улыбкой произнесла молодая мама. Её явно забавляла такая реакция Хокаге, у которого у самого скоро родится первенец. В принципе, и пересеклась-то Харуно с главой Конохи, когда они оба выходили из больницы – мать Сакуры забирала справки дочери, а Минато – после проведывания своей жены.
- Ой!- тихо выдохнул молодой мужчина, когда крошечная ручка ухватила его за указательный палец.
- Вы ей нравитесь – видимо, с детьми у вас не будет проблем – вы легко находите с ними общий язык!- «Сам ещё ребенок, а вон сколько обязанностей и ответственности!»- невольно пронеслось у женщины в голове.
- Вы преувеличиваете, Харуно-сан,- засмущался Намиказе. Ещё раз с восхищением посмотрев на мирное личико крошки, Минато передал засыпающую девочку матери. – Прошу меня извинить, но меня ждут,- грустно сказал Хокаге и, словно против воли, зашагал в сторону резиденции.
Тихие улички родного селения навевали тоску на блондина в белом плаще с красными языками пламени. С тонких губ испарился даже намёк на улыбку – брови сошлись к переносице. Перерыв окончился – проблемы возвращаются и требуют скорейшего и наиболее верного решения. Ками-сама, как же он ненавидит убивать! А от него ждут лишь вынесение смертного приговора. Как можно меньше жертв – таков его девиз по жизни. Но, увы, порой его так сложно соблюсти! В последнее время от клана Учиха слишком много проблем, и эти их подозрительные регулярные собрания… Чего же им неймётся? Старейшины в один голос кричат об истреблении столь ненавистного клана. Опять всё сводится к смерти!
Голубые глаза потемнели от внутреннего гнева, но мужчина сдержался – нельзя показывать свои эмоции, тем более, такого характера – при его положении его просто не поймут. Руки непроизвольно сжались в кулаки – почему не пойти мирным путём? К сожалению, вопрос не имел ответа. Немного ускорив шаг, Минато попытался отвлечься, подумать о чём-то хорошем. Например, о том, как у них с Кушиной родится мальчик, и они назовут его Наруто, как и обещали Джирайе. Интересно, а старый извращенец успеет вернуться к рождению малыша?
Хорошее настроение постепенно возвращалось к Четвертому – да, оптимизм ему не занимать. Но вдруг чья-то цепкая рука схватила его за запястье и потащила в подворотню.
- Что за..? Кто ты? – единственное, что успел сказать Минато, как его рот заткнули настойчивым поцелуем. В нос ударил сильный запах саке, а удивлённые голубые глаза встретились с пьяными карими. Наконец, Намиказе смог вырваться из объятий нетрезвой женщины и, взяв её за плечи, встряхнул её.
- Тсунаде, мы уже говорили на эту тему! Неужели у тебя такая плохая память?- мужчина остервенело пытался выбить опьянение из светловолосой головы своей старой знакомой. Одна во многих ролях: подруга, советчица, отличный медик, да кто угодно, но только не любовница!
- А разве тебе не понравилось? Давай я поцелую тебя по-другому!- хитрая усмешка на губах, и руки уже тянутся к штанам Хокаге. Заметив этот похотливый жест, Минато сильнее встряхнул женщину.
- Тсунаде, не уподобляйся дешевой шлюхе! Тебе не идёт! – отчаянная попытка воззвать к благоразумию.
- А что мне идёт? По-твоему, я должна приставать к Джирайе? Наверное, считаешь, что он ближе мне по статусу, а тем более – по возрасту. То, что мне – тридцать семь, а тебе всего – двадцать четыре, меня ни капельки не останавливает! Я же выгляжу едва ли не моложе твоей жены!- и тут Сенджу осеклась. В мутных карих глазах мелькнула серьёзность – женщина начинала трезветь.
- Как я могла забыть: ты человек принципа, не правда ли?- ответом послужил слабый кивок. – Тогда я хочу тебе кое-что сказать на прощанье…
- Что ты имеешь в виду? Ты что собираешься делать?!- поток вопросов был прерван тем, что рот мужчины был закрыт узкой ладонью женщины.
- Будь добр, не перебивай. Завтра я ухожу из деревни. Я не знаю, сколько буду отсутствовать – год, два, может, и вовсе не вернусь. Со мной идёт Шизуне – кроме меня, у неё никого нет – Дан ведь погиб,- голос женщины задрожал. - В Конохе меня буквально душат воспоминания. Я чувствую, что если не уйду, то подохну от бесконечных вспышек памяти. Я боюсь оставаться здесь – это невыносимо. Просто хочу, чтобы ты знал: ты дорог мне, поэтому забудь, кто такая Тсунаде Сенджу, и будь счастлив,- последние слова были сказаны так тихо, что Минато едва их расслышал. Не зная, что сказать, он просто обнял свою подругу.
- Тсунаде…- прошептал Намиказе в никуда. Но и без того короткая фраза была прервана: нос Четвёртого упёрся в пышную грудь женщины.
- Ты уверен, что совсем не хочешь этого? Даже на прощанье?
- Д-да,- прокряхтел полупридушенный Хокаге.
- Как хочешь,- хватка ослабла, и мужчина выпрямился, круглыми глазами уставившись на медика.
- Прости, не удержалась. Хотя, кому я рассказываю – ты ведь тоже не безгрешен. Так заглядываться на младенцев… Нет, чтобы заглядываться на их мам, так ты решил извращенцем заделаться! Сразу видно, кем был твой сенсей,- нагло усмехнулась Сенджу.
- Тсунаде, я не…Стоп! Ты за мной следишь?- начал возмущаться Минато, но выговориться ему не дали.
- Расслабься – я пошутила. Откуда знаю? Ну, я же как-никак заведую госпиталем, точнее, заведовала. Прощай, дружище! – развернувшись на каблуках, женщина зашагала прочь, не оборачиваясь. Четвёртый так и остался смотреть ей вслед.
Поздним вечером Минато бесшумно передвигался по веткам деревьев. И вот, он сидит на ветке возле одного из окон больницы. За тонким стеклом спит один из главных смыслов его жизни – любимая жена, которая тревожно ворочается во сне, стараясь найти подходящую позу. Вскоре она замирает, повернувшись к окну лицом, и молодой Хокаге любуется каждой черточкой лица, каждым рельефом тела Кушины - той, которая носит под сердцем их плод любви и скоро подарит ему жизнь.
- Мы будем счастливы,- с улыбкой шепчет Минато, обращаясь к тишине. Он не знал, что одновременно с рождением сына в деревне произойдут ужасные потрясения, что ему с женой придётся отдать жизни и сделать любимое чадо изгоем, чтобы спасти родное селение от гибели. Он просто этого не знал, он был счастлив… Хотя бы в этот момент…

- Fin -

0

3

Название: От ненависти до любви два шага...
Автор: Sakiko-san (на ли.ру Муда4ка)
Бета: нет(
Пейринг: Минато/Кушина
Рейтинг: максимум PG-13
Состояние: закончен
Предупреждение: вроде бы их не надо=)
От автора: трясусь от волнения... наверно будет моим первым ЗАКОНЧЕННЫМ фиком...
Дисклеймер: все принадлежит Кишимото.

Глава 1.

- YAHOOOOOOOO!!!!! - ветер усилил и без того громкий вопль – Я иду на экзамен чуунинов! УРА!!!
Беловолосый мужчина двадцати пяти лет вздохнул. Мда, восторгу этого мальчугана не было предела. Еще бы! Десять лет и уже есть шанс стать чууниом. На такое способен не каждый. Мешало только одно – он любил выделяться из всех, стараясь стать таким... уникальным что-ли.
- Минато! Успокойся. Я еще не договорил.
-Хааай!!! Ура, экзамен!..
-МИНАТО! Мне тут надо обьяснить вам новую миссию, а ты тут стоишь и орешь на всю деревню!
-Хааай, Джирайя-сенсей!!! Я слушаю. – мальчик мигом натянул на лицо серьезное выражение и вытянулся в позу солдатиком. Его друзья прыснули в кулаки. Кто-то, а Минато умел выводить из себя сенсея.
- Хм... Как вам известно, я порекомендовал вас на экзамен. До начала осталась неделя. За это время вы можете узнать своих противников из других деревень. Они прибудут сюда в полдень. Ваша миссия состоит в том, чтобы встретить гостей у главных ворот и проводить до временного жилья, которое предоставила деревня. Все ясно? Тогда вот вам листы, в которых написанно кого и куда надо провести. Ну все идите.
- Джирайя-сенсей, а вы с нами? – спросила девочка с двумя хвостами.
- Нуу... Как бы сказать, Дикуши...Понимаете... у меня осталить недоделанные дела, так что...Короче я не смогу.
- Пфф...Он блейфует. Сейчас пойдет на горячие источники подсматривать. – шепнул Минато на ухо другу Такео.
Каким-то образом Джирайя услышал шепот учеников.
- Минато! За то, что не уважаешь своего сенсея, пойдешь выполнять миссию один! Дикуши, Такео – свободны!
- Но сенсей, это ведь даже не миссия! – возмутился Минато
- Что же это по твоему?!
- Это просто работа, которую сунули вам, а вы спихнули её на нас!
- Какой догадливый мальчик! – умилился Джирайя – ты сам додумался? За это будет тебе поощрение.
- Правда?! А какое? Может освободите нас? Или угостите в кафе? Какое же, сенсей?! – в голубых глазах мальчишки загорелся огонек.
- Вот еще дополнительный список участников экзамена! Не стоит благодарности. – молодой Саннин быстро развернулся и пошел по дороге к окраине деревни.
- ДЖИРАЙЯ-СЕНСЕЙ!!! – ноль внимания. Через пару секунд фигура учителя скрылась за поворотом.
- Ксооо... Я ведь просто константировал факты... Ну ладно я пошел. Хочу увидеть чего стоят наши соперники. Увидимся завтра!
- Пока!
- Скажешь потом, что это за фрукты.
Дикуши и Такео пошли по домам. Один Минато поплелся в сторону главных ворот. У него осталось примерно полчаса. «- Ладно, сенсей. Вот увидите я стану чуунином с первого захода! Это будет первый шаг к титулу Хокаге!» Блондин воспрянул духом и понесся к воротам. Надо показать этим людям, что генинов Конохи нельзя недооценивать!

***

Джирайя практически летел. «- Ха, хорошо же я проучил Минато. Не будет в следующий раз распускать язык. » - подумал он. Вот теперь молодой сенсей направлялся к источникам. Но осторожность никогда не помешает. Сделав большой крюк через центр Конохи, он зашагал по улице к общественным баням.
Но жизнь не всегда проходит по твоим намерениям, чем она и отличается от книг. Так и в этот раз. Навстречу Джирайе шла Цунаде. Она держала в руках солидную стопку папок и была явно не в духе. Все в деревне знали, что знаменитая ниндзя-медик Цунаде не переносила бумажную работу. Вот и теперь один вид документов портил ей настроение. «- Ксооо... За что мне это? Я до сих пор помню КАК она меня отколотила. Больше месяца в больнице – не самое страшное... »
- Джирайя ,куда направляешся, спрашиваю. – размышляя о злой судьбе, он не услышал её вопрос.
- Я иду к ист...то есть...эээ...никуда. – бровь на её лице вопросительно изогнулась.
- Замено. Ну раз ты никуда не идешь, помоги донести это к Сарутоби-сенсею. Тут отчеты из больницы. – Цунаде свалила на него большую часть бумаг.
«Ксо, даже отказать нельзя.» - пронеслось у Джирайи в голове.
- Тяжело, - пропыхтел он – Как ты это донесла до сюда? – его взгляд упал на руки куноичи - Хотя ладно, можешь не обьяснять .
Цунаде только хмыкнула.
- Я тащу документы уже во второй раз. Кстати, когда я шла первый раз к резиденции, я встретила у главных ворот Минато. Одного. Он сказал, что ждет группу из Деревни Водоворотов.
- Ааа...Понятно – Джирайя отвел глаза в сторону. – Ну и что?
- Когда я снова шла к больнице увидела группу из Деревни Водоворотов. Там такая девчонка есть, с ярко-красными волосами. Она отколотила четырнадцатилетнего парня из песка, хотя ей примерно десять лет. Убойная однако.
- Да брось! Убойнее тебя никого больше нет. Особенно когда ты начинаешь махать кулаками. Проверенно.
Цунаде хотела бы ответить Джирайе за дерзость, но осеклась. Перед ними развязалась драка. На земле сидел Минато. Какая-то девчонка схватила его за воротник футболки, грозно нависнув над ним. Её длинные красно-рыжие волосы разметались по спине.
- Не смей недооценивать меня, даже если я девочка! Вот увидишь, когда я, Узумаки Кушина из Деревни Водоворотов, сделаю из тебя на этом экзамене отбивную!
Цунаде бросила взгляд на онемевшего Джирайю.
- Так что ты там сказал?
Джирайя прокашлялся.
- Беру слова обратно. Эта явно такая же убойная, как ты.

Глава 2.

- Ну зачем ты пристал к этой девочке? Что она тебе сделала? – нетерпеливо спросил своего ученика Джирайя. Они сидели в Ичираку и поедали рамен. Несколько минут назад Минато валялся в пыли, слушая нравоучения красноволосой девчушки. И самое забавное то, что он не знал, что сказать в ответ!
- Ну сенсей, я уже говорил. Она сказала, что биологически все живое на Земле связанно, так как мы произошли от одного предка. И добавила, что курица и блондины – самые близкие родственники, потому что похоже строение и размер мозгов. Стерва!
Джирайя звонко рассмеялся. Редко услышишь, когда Минато назовет девчонку стервой.
- Что в этом смешного? Вы тоже считаете, что у меня мозги, как у курицы?! – возмутился Минато
- Нет, просто мне смешно стало после того, как ты назвал её стервой. Кстати, как её зовут?
- Мне откуда знать? – пожал плечами блондин – Хотя подождите... Кажется Узумаки Кушина.
- О, вижу она тебе понравилась, раз ты помнишь её имя, - подмигнул Джирайя.
Минато покраснел.
- Нет!
- Тогда почему?
- Соперников надо знать в лицо. Кушина сказала, что сделает из меня отбивную. Посмотрим еще кто кого!
- Эй, малыш, сбавь обороты! Тренируйся побольше, а после экзамена что хочешь, то и делай, - ответил саннин – Лучше занимайся с командой, так веселее. Кстати, хочешь расскажу им, как на тебя наехала эта девочка? Думаю им будет интересно узнать, кто отшил тебя.
- Джирайя-сенсей!
- Что-то не так?
- Еще как что! Вы решили опозорить меня перед Дикуши и Такео?! Если я не знал, что ответить, это не значит, что я трус!
- От друзей не надо ничего скрывать. Так ведь? – спокойно произнес учитель.
- Так... – тихо согласился Минато.
- Ну вот и решили, - Джирайя встал и заплатил за еду - Все, думаю тебе пора домой. Завтра в полдень на тренировку! Не опаздывай!
- Хаай! До свидания! – Минато побежал по улице к окраине деревни. Саннин задумчиво смотрел ему вслед. Мальчика уже не было видно, но Джирайя все стоял и думал о своем. Через несколько минут он развернулся и пошел своей дорогой.

***
Кушина вытряхнула содержимое своей сумки и начала точила кунаи. «В мирное время держите оружие в хорошем состоянии, а то они будут непригодны на войне.» - говорил её сенсей. Вот и сейчас. Вместо того, чтобы отдохнуть, Кушина проверяла снаряжение. Девочка сидела поджав ноги на обычной деревянной кровати. Длинные волосы лежали художественным беспорядком на спине. Лучи вечернего солнца затерялись в её прическе, отливая рыже-красным цветом. Одна прядь упала ей на лицо, закрывая правую половину лица. Девочка нетерпеливо убрала волосы за уши. Она не любила долго стоять у зеркала и завязывать хвостики потому, что считала это занятие только для тряпочниц и неженок. Поэтому Кушина оставляла волосы распущенными, хотя они были ей по пояс. В своей деревне девочку считали бедствием. У нее характер был похлеще, чем у любого мальчишки. Себя же Кушина называла не иначе, как «красный дьяволенок в юбке». Впрочем, юбки и платья она никогда не носила.
- Кушина! Пойдем поедим? – из-за двери выглядывало лицо товарища по команде.
- Я занята! – ответила Кушина
- Но сенсей сказал, что не собирается умирать от голода! – пропищал мальчик
- Передай от меня, что Саторики-сенсею пора на диету, а то его разнесет до размеров слона! – отрезала девочка
Громкий вопль раздался по комнате.
- КУШИНА! – в дверном проеме стоял сенсей – Кому это надо на диету?!
- Я забочусь о вашем здоровье! – невозмутимо ответила она.
- А повежливей нельзя?!
- Жирдяй, прекрати жрать все подряд, иначе будешь спать на улице.
- ЧТО?!
- Вам следует заботиться о своем здоровье, Саторики-сенсей. Если не будете заботиться о себе, то наверняка останетесь без девушки.
- Ты и правда волнуешся за меня? – он недоверчиво посмотрел на Кушину.
- Конечно. Если вы будете так много есть, то нам точно ничего съедобного не останется.
- УЗУМАКИ КУШИНА!
Снова затрещали стекла. Кушина поспешила убраться от греха подальше. Девочка ловко запрыгнула с кровати на стол, а оттуда на подоконник. Спрыгнуть со второго этажа ей не составило труда. Но рыжая бестия не ожидала, что разъяренный сенсей выскочит за ней на улицу. Пришлось вилять по тесным переулкам и проходам между домами, куда сенсей не смог бы пролезть. В одном из таких проходов и застрял Саторики-сенсей. Он мысленно ругал себя за то, что научил Кушину распознавать слабые места «врага». Девочка быстро научилась искать уязвимость соперника, будь то реальный бой или бегство от злого сенсея. Кушина развернулась и показала учителю язык. Сенсея затрясло от негодования. Причем «затрясло» в переносном смысле, потому что он до сих пор не смог выбраться из тупика. Девочка отвернулась и побежала прочь.
- А НУ ВЕРНИСЬ ! – Кушина даже не удостоила его вниманием. –Ксоо...Вот потом ты у меня попляшешь, вот увидишь! Негодница!
Но Кушина была уже далеко. Хулиганка выбежала на улицу, радуясь тому, как ей удалось провести сенсея. Неожиданно она налетела на случайного прохожего. Девочка попыталась встать с земли.
- Я случайно. Давайте я вам помогу, – виновато произнесла Кушина, протягивая руку.
Она посмотрела прохожему в лицо. Её зеленые глаза расширились от удивления.
- ТЫ? – два возгласа слились в один.

***
Минато шел по улице, опустив голову. Он размышлял о завтрашней тренировке и об экзамене. Задумавшись, он не заметил, как свернул не на ту улицу. Пришлось идти обратно к главной дороге. Пройдя пару шагов, он дошел до того места, где красноволосая девчушка начала читать ему лекцию. Минато усмехнулся, вспомнив её самоуверенное лицо и решительную фразу:
- Не смей недооценивать меня, даже если я девочка! Вот увидишь, я - Узумаки Кушина из Деревни Водоворотов, сделаю из тебя на этом экзамене отбивную!
Вдруг его свалила с ног какая-то красно-рыжая бестия. Она быстро поднялась на ноги и протянула Минато руку.
- Я случайно. Давайте я вам помогу.
Мальчик поднял голову. «Красные волосы до пояса, зеленые глаза...Где-то я её уже видел...» - пронеслось в голове – «Так-так...Кто же это...Стоп-стоп, ты...»
-ТЫ? – синхронно воскликнули они.
- Что ты здесь делаешь? – голоса в унисон.
- Ты первый.
- Нет ты.
- Я не обязанна тебе отвечать, - Кушина надула губы.
- Тогда я тоже могу не отвечать. Извинись.
- За что?
- За то, что сбила меня, - ответил Минато.
- Не собираюсь!
- Некультурная.
Кушина обиделась.
- Я тебя сейчас отделаю!
- Ну попробуй! Я посмотрю.
Девочка задохнулась от негодования. «Ну знаете... Не стоит меня недооценивать! Я тебя проучу! Как раз есть хороший прием...»
- Я начинаю, - ответила она – Но запомни, если я окажусь за твоей спиной, считай ты проиграл.
- Чем меньше шавка, тем больше она лает.
- Ах ты!..
Кушина понеслась на обидчика, выставив вперед правый кулак. Минато резко пригнулся к земле. «Попался!» - обрадовалась девочка. Опираясь на его спину двумя руками, она сделала сальто и оказалась за спиной Минато. Руки Кушина сложила в печать Тигра. Минато только моргнул. Вытянутые средние и указательные пальцы понеслись к его пятой точке.
- Секретная Техника Рукопашного Боя... Тысячелетие Боли! – звонкий голос девочки рассек воздух.
«Что за...» - только и успел подумать Минато. Через мгновение его тело пронзила жуткая боль. Блондин потер свое седалище. « Ничего себе, секретная техника! Хотя действующая... Думаю пятая точка будет болеть долго. Я проиграл девчонке! Ну ладно слова – тоже метод...» - ободрился мальчик.
- Знаешь, бить женщин – не мой стиль. Хотя ты даже на женщину не похожа. Плоская, как доска.
- И это говорит мне ближайший родственник куриц. Я ведь говорила, что размеры мозгов у вас похожи, - рассердилась Кушина.
Дети отвернулись. Одновременно Кушина и Минато произнесли:
- Я тебя ненавижу.

Глава 3.

Первые лучи солнца прошмыгнули в комнату через окно, осветив лицо блондина. Тот несколько раз зарывался в одеяло, но все-таки встал. Он широко зевнул и посмотрел на календарь. «Эх... Это будет сегодня.» - подумал мальчик. Он встал, кое-как поел и вышел на улицу. По улице толпы людей шли к арене, и блондин поспешил за ними. Повсюду на стенах висели плакаты:

«Сегодня на арене Конохи состоятся
финальные матчи на экзамен чунина!
Всего будут проводится 3 боя:
- Мизусаме (Скрытая Деревня Тумана) против Идачимару (Скрытая Деревня Песка)
- Шикаку (Скрытая Деревня Листа) против Йошино (Скрытая Деревня Листа)
- Кушина (Скрытая Деревня Водоворотов) против Минато (Скрытая Деревня Листа)
Не пропустите! »

Минато смотрел на имя своей соперницы. Даже на афише ее имя напечатали первым. «Хм... Это просто совпадение. Я не верю в предзнаменования. Или верю?..» - подумал Минато. Прошло уже чуть больше месяца с тех двух экзаменов. Остался только финальный матч. И по закону подлости ему достался имено этот противник. Весь месяц Джирайя учил Минато вызывать лягушек. Получалось пока с переменным успехом. Но если подумать, то блондин практически не знал способностей Кушины. Что же делать? Минато неоднократно задавал себе этот вопрос. Мальчик не заметил, как дошел до арены. Войдя в ворота, он замер, удивляясь такому количеству людей. Три трибуны и явно ни одного свободного места. Слышались крики, аплодисменты сотен зрителей. Это было нечто невероятное.
- Эй, ты что уснул? – окликнул его чей-то голос.
Минато повернулся к источнику звука. Ему махал джоунин-экзаменатор. Рядом с ним уже стояли пять человек. Минато поспешил к центру арены.
- А я уж думала, что ты струсил и остался дома, - сказал кто-то самоуверенно. Кушина стояла прищурив глаза. – Но ты пришел. Не боишся проиграть?
Минато решил не обращать внимания на эту нахальную девчонку. Кроме Кушины здесь стояла еще одна девочка,судя по бандане из Деревни Скрытого Камня. На её спине была прикреплена катана, которая была больше, чем сама носительница меча. Рядом толпились еще трое мальчишек. Один держал в зубах какую-то палочку. «Наверное это сенбон*.» - догадался Минато. Остальные двое ничем не выделялись. Все явно были довольно сильными.
- Хм... Повернитесь к трибунам лицом, ведь вы главные герои этого дня, - сказал экзаменатор.
Все обернулись. Трибуны встретили их громкими криками. Минато смог разглядеть Джирайю и Цунаде, которая сидела слева от него. Сенсей улыбнувшись помахал ученику рукой. Минато улыбнулся в ответ. Экзаменатор начал давать разъяснения:
- Правил нет. Бой заканчивается, когда один из противников умрет, или когда я остановлю матч. Останутся Мизусаме и Идачимару. Остальные идите в комнату ожидания.
Минато поплелся с остальными к лестнице. Они поднялись в небольшую комнатку, которая выходила на арену. Облокотившись на перила он стал смотреть на матч. А бой тем временем уже начался. Один из парней сотворил плотный туман, но его противник развеял его с помощью ветра. Дальше было неинтересно. Бой закончился за пять минут. Победил мальчик из Песка. Минато успел только пару раз зевнуть.
- Следующий бой : Шикаку против Йошино.
К лестнице прошли мальчик с высоким хвостом и девочка с катаной. Им навтречу гордо прошествовал победитель первого матча. Он подошел к углу комнаты и тоже стал следить за следующим боем. К центру арены подошли противники. Экзаменатор дал команду к старту. Девочка проворно кинула три куная, но противник отбил их, кинув кунай. Йошино на этом не остановилась. Она кинула большой сюрикен, заставив Шикаку прыгнуть в воздух. «Интересно. Надеюсь, она победит.» - оценила Кушина. Йошино подпрыгнула, обнажив катану. Замахнувшись, она была готова разрубить противника, но Шикаку остановил атаку кунаями. Девочка явно не ожидала такого поворота событий. Она хотела было оттолкнуться, но ее остановила резкая боль в правой ноге. Девочка очень сильно подвернула ногу. Противник усмехнулся. Он отбросил её в сторону и приземлился на ноги. В это время Йошино совершила явно не мягкую посадку. Девочка попыталась поднятся с земли, но не смогла даже двинуть пальцем.
- Черт, почему я не могу двигаться ?!
- Я поймал тебя тенями, -невозмутимо ответил Генмару. – Мое оружие – техника клана Нара, Теневой захват.
- Победитель – Шикаку.
«Ксо, а как все начиналось.» - невесело подумала Кушина, - «Теперь я буду феминисткой**. »
- Следующий матч – Кушина против Минато.
Оба противника двинулись по напрвлению к лестнице. Шли молча, иногда бросая друг на друга яростные взгляды. На арену они вышли уже с ненавистью в глазах.
- Начинайте, - скомандовал экзаменатор.
Тишина, нарушаемая только переглядками. Никто не начинал атаковать. Каждый следил за движениями противника.
- Начинайте, - повторил экзаменатор.
Кушина подняла руку. Минато насторожился. Что она собирается делать?
- Надеюсь кроме того Тысячилетия Боли ты знаешь еще несколько приличных приемов. Хотя откуда тебе их знать? – насмешливо спросил мальчик. Рука Кушины поднялась в воздух и ...
- Уаа... – Кушина громко зевнула. – Что ты сказал, я не расслышала?
«Черт, а она умеет выводить людей из себя.»
- Я спросил, что ты умеешь кроме тыканья пальцами в седалище.
- Ну умею вот это, - девочка умело сложила руки в печать. – Теневые клоны!
Рядом появились еще четыре Кушины. Все пять понеслись к Минато.
- Ну давай! – закричали хором девочки.
Минато применил дзюцу перемещения.
«Так быстро...» - удивилась Кушина.
Вот он за их спиной. Удар. Раз, два, три, четыре... Вроде это были клоны.
- Я тебя раскусил. Ты настоящая, - крикнул Минато занося руку для удара.
Хлоп! Появилось облачко дыма. Кушина исчезла.
«Да куда она пропала?»
- Снизу!
Взгляд упал к ногам. Камень у его ног превратился в Кушину. Девочка точным ударом попала в челюсть мальчику. Минато полетел в воздух.
- Хм. И ты думаешь, что это поможет? – спросил мальчик у Кушины.
- Что?..
Минато перекувырнулся в воздухе. Он полетел прямо на соперницу. Та стояла и незнала, что предпринять. Она попятилась назад. Спиной Кушина уперлась об стену арены. «Что же делать?!» На нее уже несся блондин с вытянутым вперед кулаком. Девочка зажмурила глаза, ожидая удара. Она нервно сглотнула. Ничего не произошло. Кушина приоткрыла один глаз. В паре сантиметров от её лица замер кулак. Минато тяжело дышал.
- Почему ты?.. – тихо спросила она.
- Не в моем стиле бить девочек.
Кушина не знала, что сказать.
- Победитель – Минато.

***
Кушина собирала свои вещи в рюкзачок. Через полчаса она возвращалется в свою деревню. После того боя девочка больше ни разу не видела Минато. Кушина по-быстрому одела дорожную одежду и поспешила к лестнице. Выйдя на улицу, девочка глубоко вздохнула. Все-же воздух в Конохе отличался от того, который был в её деревне. Здесь он разносил запах свежести, листвы и цветов, а дома воздух был морской, соленоватый. Кушина подняла голову. Закатное солнце окрасило небо в красные, оранжевые и лиловые тона. Девочка поспешила по направлению к воротам. По дороге ей попадались бывшие участники экзамена. У маленького ресторанчика Кушина заметила гуляющих Шикаку и Йошино. Девочка с катаной шла и что-то недовольно выговаривала парню. Тот шёл и зевал, не обращая внимания на её высказывания. Кушина улыбнулась им вслед и побежала по дороге. У ворот её ждали сенсей и товарищи по команде. Сенсей улыбнулся ей:
- Ну ты как, Кушина?
- Хорошо.
- Тогда отправляемся.
Они повернулись лицом к воротам и собрались было уже выходить, как кто-то окликнул их:
- Подождите!
К Кушине подбежал Минато. Мальчик держал в руках какой-то сверток.
- Это тебе, - блондин протянул коробку сверток Кушине. – Хокаге-сама просил передать, что ты стала чунином. Поздравляю.
Девочка взяла в руки сверток и сорвала упаковку. В нем оказался жилет чунина. Кушина посмотрела на Минато. Только сейчас она заметила не нем такой же жилет, что и у нее в руках.
- Я тебя поздравляю. Думаю ты станешь хорошим чунином, - сказала девочка.
- Тебе того же.
- Но тебе проигрывать я все равно не собираюсь, - усмехнулась Кушина. – Думаю, я смогу дойти до ранга джоунина.
- Буду ждать этого дня. Не забудь, что мы до сих пор ненавидим друг друга.
- Этого не забудешь никогда.
Кушина развернулась и вышла из деревни. Девочка подняла руку в воздух, помахав Минато на прощание.
- Еще увидимся.

Глава 4.

- Бип-бип, бип-бип, бип-бип... Чок!
Рука, шарившая по тумбочке в поисках будильника, попала по цели. Часы показывали шесть двадцать утра. Из-под одеяла высунулась взлохмаченная голова с копной волос цвета солнца. Человек рывком сел на кровати и потянулся. Затем он встал и поплелся в ванную. Умыв лицо холодной водой, человек посмотрел в зеркало. Голубые глаза, блондинистые пряди. Минато почти не изменился. Разве что стал выше и взрослее. Неудивительно, что за ним бегала стайка девчонок с криками «Минато-кун! Сугой!». Минато было уже 17 лет. Два года назад он сдал тест на джоунина, стал получать задания высшего ранга, ему доверили команду из трех подростков. Какаши уже давно стал чунином, Рин хорошо учится на медика, а Обито... Обито достойный представитель клана Учиха. Дети сегодня отдыхали, а сегодня Минато поручили новое задание. Приближались экзамены на чунина, и в Коноху стали прибывать посланники из других деревень, приносящие списки участников и следящие за приготовлениями. Минато надо будет встретить посланника из деревни Водоворотов и провести по деревне. Он оделся и пошел к воротам. На посту сидели два чунина. В половину восьмого начали прибывать шиноби из других деревень. Среди них была фигура, закутанная в черный дорожный плащ. Чунин со списком подошел к этому человеку и спросил:
- Ваша деревня?
- Скрытая Деревня Водоворотов, - послышался из-под капюшона голос незнакомца. – Меня должен был встретить проводник.
- Здравствуйте, - Минато подошел к ним поближе. – Я буду вашим проводником. Меня зовут Намиказе Минато.
- Давно не виделись, Минато, - ответили ему – Не думала, что моим проводником будешь ты.
Девушка сняла капюшон. Её длинные огненно-красные волосы заструились по спине. Голубо-зеленые глаза посмотрели в лицо Минато.
- Ты не забыл, кто я ?
- Тебя не забудешь никогда, Узумаки Кушина, - сказал Минато.
- Ну я рада. Что теперь будем делать?
- Пойдем к Хокаге и спросим, где ты будешь жить.
- А не слишком рано? – удивилась Кушина.
- Тогда пойдем поедим, а то я еще не завтракал. Приглашаю тебя в ресторанчик.
- А там рамен есть?
- Так ты хочешь рамен? – спросил Минато. – Тогда пойдем в «Ичираку».
- Пошли.
Они пошли по маленькой улочке к рамен-магазину. По дороге никто не сказал ни слова. Кушина молча шла, опустив голову. Она не знала, с чего начать разговор. Минато решил первым нарушить молчание:
- Что случилось в эти годы?
- Ну я стала джоунином в 15 лет и теперь работала инструктором в Академии. Последние два месяца я просто отдыхала. А ты как?
- Тоже стал джоунином в 15 и просто выполнял миссии. Сейчас я наставник своей команды. Хорошие ребята. Вчера они вернулись с задания ранга А. Я решил, что они заслужили два дня отдыха. Правда, скорее всего они будут все дни тренироваться, - улыбнулся Минато. - Вот мы и пришли.
Минато поднял занавеску и пропустил Кушину вперед.
- Доброе утро, чего хотите? – спросил посетителей Теути, владелец «Ичираку»
- Нам две порции мисо рамена, пожалуйста, – заказал Минато.
- Нет, три порции. Я буду две, - поправила его Кушина.
- Тебе не много? Тут порция большая.
- Я люблю рамен. Это мое любимое блюдо.
- Как хочешь. Смотри не лопни.
Они сели и начали завтракать. Кушина не удержалась и заказала еще порцию. Минато серьезно посмотрел на нее:
- Деточка, я понимаю, что в «Ичираку» самый вкусный рамен в Конохе. Но может тебе стоит подумать о своей фигуре?
- В отличии от некоторых, я не зациклина на диетах, - парировала Кушина.
«А она почти не изменилась. Все такая же озорная и чуточку наглая.» - улыбнулся парень.
Наконец, Кушина осилила все свои порции и встала уходить.
- Ну спасибо за еду.
- И что, я должен за все платить?
- Ну ты пригласил меня, вот и плати.
«Умная.» - пронеслось у Минато в голове. Заплатив за еду, они вышли на улицу.
- Пошли к резиденции Хокаге, надо узнать, где ты будешь жить.
Через пятнадцать минут они уже стояли в кабинете Хокаге.
- Что?! – высокий голос Кушины был слышен и на улице, - Как это нет?!
- В Конохе не хватает временных квартир для посланников. Прибыло слишком много шиноби из других деревень. Свободных апартаментов больше нет, - терпеливо ответил Хокаге.
- И что же мне делать?
- Дайте-ка подумать... Минато, сколько комнат в твоей квартире?
- Ну две, не считая кухню и ванную, - Минато немного удивился.
- Решено, Кушина будет жить у тебя.
- Что?! – Кушина была явно недовольна.
- Возражения не принимаются. Разговор окончен.
- Хай, Хокаге-сама, - ответил Минато, незаметно подталкивая Кушину к двери.
***
- Надеюсь у тебя будет, что-то съедобное в холодильнике, - пробурчала Кушина.
Они стояли на пороге перед квартирой Минато. Послышался звук открывающегося замка. Минато открыл дверь и сказал девушке:
- Дамы вперед.
- А ты знаешь, что правило впускать даму вперед появилось еще в первобытные времена? Тогда еще мужчины бегали в шкурах и держали в руках каменные топоры. Мужчина считался кормильцем семьи, а женщина просто ухаживала за пещерой. В отсутствие людей в их жилище мог залесть хищник, поэтому, когда хозяева приходили домой, вперед уступали место женщине. Хищник мог ранить первого вошедшего, а кормилец оставался целым и невредимым. Вот так-то.
- Откуда такие сведения?
- Бабушка рассказала, - девушка шагнула в квартиру. – Довольно уютно. И чисто. Так где я спать буду?
Кушина побежала проверять комнаты. Минато расслышал её бормотание:
- Это кухня... Так-так, в холодильнике есть еда. Правда, неизвестного срока годности... Так-с кладовка... Ух ты, какой топор! Мне бы такой!.. Стоп. Если в этой квартире две комнаты, а это кладовка, то значит здесь всего лишь одна спальня...
Минато оцепенел, услышав последнюю фразу. Парень вспомнил, что у него есть из спальных пренадлежностей. Он поспешил к Кушине. Девушка, увидев его, улыбнулась:
- Я тут успела изучить твое жилище. Осталась спальня. Надеюсь там будет место для меня.
Минато не успел остановить её, как она открыла дверь в спальню. Кушина замерла на пороге.
- И как это понимать? – спросила девушка. – Где я буду спать?
Кушина посмотрела на нелепо улыбающегося Минато.
- Только не говори, что на полу!
Минато не смог удержаться от смеха.
- Вообще-то я решил, что я буду спать на матрасе, а тебе уступлю единственную кровать.
- И еще проблема: мы что, будем спать в одной комнате?!
Минато почесал затылок.
- Давай сядем, выпьем по чашке чая и спокойно обсудим этот вопрос.
- Спокойно говоришь?!

Глава 5.

- Доброе утро, - послышался приятный мужской голос.
Кушина села на кровати, потянулась и сладко зевнула. Прозрачные, легкие, почти невесомые занавески пропускали солнечный свет в комнату, который заставлял все краски сиять еще ярче. Лучики летнего солнца светили ей в лицо, отчего она радостно жмурилась. Несколько солнечных зайчиков затерялись в её волосах, отливая красно-медным цветом. Уже неделю девушка жила в квартире Минато, причем никто не спал на полу. Нет, они не спали в одной постели. Просто Кушина, проспав одну ночь на кровати, с утра побежала в лес. Через три часа девушка вернулась, таща за собой красивую деревянную кровать. С тех пор каждый спал на отдельной кровати. Сейчас Минато стоял в дверном проеме и держал в руках аккуратно сложенный фартук.
- Сегодня твоя очередь готовить, - хитро сказал он, - Давай, вставай и не ленись.
- Ну почему я? – Кушина игриво надула губки, - Ты еще не готовил!
- Почему это? Я вчера стоял у плиты!
- Твою стряпню есть невозможно! Только продукты зря потратил! – ответила девушка.
- Ну подумаешь! Добавил в яичницу сахар вместо соли, в кофе – соль вместо сахара. Каша подгорела, суп весь испарился, от отбивных остались только угли... Ну ничего не случилось ведь!
- Ты неисправим! Дай сюда фартук! – вконец рассердилась Кушина.
Девушка яростно выхватила из рук Минато фартук и быстро надела его на себя.
- Я покажу тебе мастер-класс!И еще. Ты не забыл, что сегодня должны приехать команды генинов из моей деревни? Надо будет встретить их. Сейчас позавтракаем и пойдем.
Через двадцать минут по квартире плыл аромат яичницы с беконом.
- Выглядит съедобно. Надеюсь по вкусу тоже будет прилично, - съязвил Минато.
- Попробуй сначала, а потом жалуйся.
Прошло мгновение, и от завтрака остались только воспоминания и пустые тарелки. Минато лениво посмотрел на гору грязной посуды и произнес:
- Осталось только помыть эту кучу... Ну мне пора на пробежку, а ты пока прибирись...
- Да конечно! Я еще не видела, что бы кто-то, вроде тебя, делал по утрам пробежку! Особенно после еды!
- Ладно, я хотел слинять. Но может ты сделаешь это ради меня? А? – Минато состроил кавайные глазки, - Ради твоего зайчика.
- Я из этого зайца жаркое сделаю! С морковкой! – Кушина замахнулась кулаком.
- Ладно-ладно! Я помою посуду! Только не бей!
***
У главных ворот стояло много народу, и все ждали генинов из своих деревень. Стоял шум, все весело болтали друг с другом, или наоборот, высказывали свои мнения.
- Брр... Что так расшумелись? Прямок как бабы на базаре, - буркнула Кушина, - И где же наши?
Девушка с волосами цвета огня выискивала глазами в толпе своих друзей и товарищей, но пока безрезультатно. Минато же просто стоял рядом и хлюпал носом. После мытья посуды Кушина случайно облила его ледяной водой, отчего у него развился насморк.
- Да где же они?! – Кушина уже нетерпеливо топталась на месте.
Мимо нее пошел шиноби из Камня и злорадно усмехнулся.
- Ждать нет смысла... Хотя ты все равно еще не знаешь, - протянул он, сверкая глазами.
- Молчи в тряпочку, а ко мне не лезь! – ответила Кушина. Она старалась не подавать виду, но в её сознание закралось смутное подозрение. Слова этого шиноби из Камня навеяли на девушку страх. Смутно она чувствовала, что произошло что-то страшное. Но что? И то, что все ниндзя из Камня смотрели на нее с нескрываемым злорадством и усмешкой в глазах, и эти загадочные слова... Кушина старалась успокоить себя, не дать себе запаниковать. Что же случилось?..
- С тобой все в порядке? – голос Минато вывел её из раздумий. Парень смотрел на нее с тревогой, - Что с тобой?
- А?.. Нет, ничего. Просто закружилась голова, - слабо отозвалаль Кушина.
Минато недоверчиво посмотрел на нее и покачал головой.
- Тебе лучше отдохнуть. Наверное, от переизбытка ярости от мытья посуды у тебя голова закружилась, - Минато попробовал отшутиться. Кушина благодарно посмотрела ему в лицо. В это время к ним подошел джоунин Листа.
- Кушина-сан, Минато-сан, у меня есть послание от Хокаге-сама. Кушина-сан, вам письмо. Я очень сожалею, - с этими словами джоунин протянул Кушине свиток.
Девушка побледнела и взяла в руки свиток. Нерешительными движениями она открыла и прочитала:
«Отчет АНБУ Конохи. Миссия: шпионаж и добыча информации о происшествиях в мире шиноби.
Скрытая Деревня Водоворотов.
В результате нападения шиноби из Деревни Скрытого Дождя Деревня Водоворотов была уничтожена. Эвакуация жителей провалилась. Скрытая Деревня Водоворотов прекратила свое существование.»
Свиток выпал из ослабевших рук. Кушина села на землю, не веря в прочитанное. Друзья, родственники, товарищи... Все погибли. Девушке не хотелось верить в прочитанное, но сознание невольно принимало новость о уничтожении деревни. Из глаз потекли слезы. Капли стекали по щекам, падали на плащ, но Кушина даже не пыталась вытереть свои слезы. Отчаяние... Её взгляд не выражал ничего. Только пустоту. В один миг Кушина потеряла все – дорогих и близких ей людей, деревню. У нее не осталось никого. Она осталась одна в этом жестоком мире, в котором шла изнурительная война. Одна...
***
Всю ночь Кушина не могла уснуть. Всю ночь она глотала слезы. Ей не хотелось в это верить. Она верила, что это страшный сон, что скоро она проснется и все пройдет. Что она скоро проснется и будет весело болтать с Минато, словно ей никогда не снился этот кошмар.Она хотела проснуться, но она не просыпалась. Кушина понимала, что это правда, но ей все равно не хотелось в это верить. Не хотелось, но пришлось...

Глава 6.

Снова настало утро. Снова лучики солнца прошмыгнули через открытое настеж окно в комнату. Снова они осветили лицо молодой девушки. Только на этот раз её глаза выражали грусть, скорбь, а не радость от начала нового дня. Кушина несколько ночей тихо плакала в подушку или сидела на подоконнике и вспоминала всех своих друзей и близких. Неудивительно, что по утрам её глаза были красными, ведь сказывались признаки бессоных ночей. Минато стал вставать раньше, чем обычно и обеспокоенно смотрел на девушку, не говоря ни слова, за что Кушина была ему благодарна. У девушки не было настроения слушать утешения. Молчание стоило гораздо больше чем бесмысленные слова. Кушина стала понемногу впадать в депрессию. Она ничего не ела, не спала, совершенно ничего не делала. Минато изо дня в день уходил на миссии, на которые его посылали вместе с командами, оставляя Кушину одну. Сегодня парень тоже уходил на миссию со своими учениками. Правда, на этот раз надо подорвать мост, по которому доставляли провизию и оружие противникам. Война как-никак. Экзамен отменили, началась война. Третья тайная мировая война ниндзя. Минато встал на рассвете и был уже в пути к границе страны Огня. В голову Кушине залезли сцены боев Минато с врагами. Он может разделить судьбу жителей Деревни Водоворотов... Девушка мотнула разок головой. Минато сильный, с ним ничего не случится. Все-же стоит прекратить жить прошлым. Деревня Водоворотов уничтожена. Нет времени грустить! Улыбнувшись утреннему солнцу, Кушина решила начать жить настоящим. Начать жить, как шиноби Конохи.
***
Минато прыгал с ветки на ветку, спеша к месту встречи. Вот-вот должна появиться лужайка, откуда он и его команда должны направиться к границе. В лесу было темно, словно ночью. Сквозь густую листву виднелись частички розово-голубого неба. Впереди появился просвет. Минато ускорил темп. Последнее дерево и...
В лицо ударил поток свежего ветра. Трава на поляне колыхалась, будто по лужайке шла волна. В центре одиноко стоял Какаши. Парень скрывал свое лицо за маской, оставляя открытыми только глаза. Его серые волосы, непослушно торчащие вверх, растрепались от ветра.
- Охаё, сенсей. Что-то вы долго, - произнес Какаши.
- Ну, похоже, что это ты рано пришел, Какаши, - улыбнулся своему ученику Минато.
- А я похоже буду почти последней, - прервал обмен приветствиями мелодичный голос. Недалеко от них стояла девочка – подросток двенадцати лет с каштановыми волосами до плеч. На щеках у нее были две фиолетовые полоски. - А где Обито?
- Похоже он опять опоздает, - бесцветным голосом сказал Какаши.
Не успел он докончить фразу, как из леса пулей вылетел потрепанный Обито.
- Я успел?! - его явно беспокоило только это.
- Обито! Ты... – начал Какаши, - Опоздал.
- Просто по пути мне пришлось показывать дорогу старушке... И в глаза что-то попало…
- Хватит врать!
- Эй, Какаши! Не горячись, - разрядил обстановку Минато. – Ты ведь проводил старушку, Обито?
- И сумки дотащил! – ответил Учиха, закапывая глаза.
- Надо же быть таким слабовольным. Ему все прощают, каждый раз. Тех, кто не живет по законам шиноби, называют ничтожествами. Вот так вот, - закончил свою речь Какаши.
Минато только тихо хихикнул.
- Никакого сострадания! Правила! Законы! Надоело! Самое главное – это самоконтроль, - сказал Обито.
- Эй, эй! Вы когда-нибудь перестанете? – подала голос Рин. – Вы же одна команда, ведь так?
- Рин, ты слишком мягка к Обито… Сегодня - очень важный день для меня, - упрекнул девочку Какаши.
- Да, сегодня… - замаялась Рин. – Сегодня…
- А что сегодня? – удивился Обито голосом а-ля «объясните мне кто-нибудь».
- Ну, сегодня Какаши стал джоунином, как и я, - подошел к своим ученикам Минато. – А поскольку военная мощь Конохи на данный момент мала, для повышения эффективности придется разделиться.
- Разделиться? - начал Обито – Тогда…
- Угу, Какаши будет вашим командиром, а я буду действовать в одиночку, - подтвердил Минато.
- Я же говорила тебе, Обито, что бы ты приготовил Какаши подарок, - с упреком сказала Рин.
- Прости.… Прослушал… - Обито кинул злобный взгляд на Какаши. Они могли бы долго так смотреть друг на друга, пока Минато не произнес:
- Тадам! Вот это от меня. Особый кунай, - Минато протянул оружие Какаши. – Он нестандартный и немного тяжеловат, но когда привыкнешь, им будет легко пользоваться. Возьми его с собой на сегодняшнее задание.
- Спасибо, - Какаши взял в руки кунай.
- Это от меня! Держи! Специальная аптечка. Ты уже многое умеешь, она тебе подойдет.
- Спасибо, - поблагодарил девочку Какаши и протянул руку к Обито.
- Ч… чего ты руку тянешь?! – опешил представитель клана Учиха. – У меня нет… ничего для тебя!
- Ладно, тогда сделай что-нибудь полезное. Принеси мои вещи, - невозмутимо произнес Какаши.
- Гх.… Да как ты вообще в джоунины прошёл?!
- Этого я тебе объяснять не собираюсь.
- Я – Учиха Обито! Из клана Учиха! Я превзойду тебя! Как только появится мой шаринган! – крикнул Обито.
Какаши хмыкнул.
- Клан Учиха самый сильный в Конохе, ведь так? Вернее так я думал раньше, но…
- Чтоо?! – возмутился Обито.
- Тише вы! Всё, хватит уже! – в один голос сказали Рин и Минато. Девочка замолчала и блондин продолжил, - Может вы прослушаете информацию о задании? Ведь мы почти у границы страны.
Все разом посмотрели на сенсея.
- Хорошо. Вот граница. Сейчас армия страны Земли вторгается на территорию скрытой Травы, вот здесь, - Минато ткнул пальцем в карту, - Наши враги – шиноби скрытого Камня. Разведка выяснила, что там находится около тысячи вражеских шиноби.
- Они быстро продвигаются. Значит, тылы хорошо прикрыты, - оценила действия противников Рин.
- Наша цель – здесь, - Минато снова провел пальцем по карте. – Для прямой атаки потребуется слишком много сил, поэтому вы должны устроить тут диверсию.
- Мост… значит, это спецзадание? – спросил Какаши.
- Да! – Минато подтвердил догадку ученика, - Команда Какаши, ваша миссия – пробраться в тыл врага и уничтожить мост, который они используют для доставки провианта. Затем быстро возвращайтесь.
- Хай! – ответили ученики. – А вы?
- Я нападу на них в лоб и отвлеку от вас. Какаши, ты в первый раз в роли командира! До границы мы доберемся вместе, после этого начнётся ваша миссия!
- Хай!
***
- Какаши! Твоё дзюцу – несовершенно! - устало сказал Минато. – Ты несешься на большой скорости, но не видишь противника!
Какаши угрюмо опустил голову.
- Еще раз повторю: учитесь работать в команде!
Минато глубоко вздохнул. Надо же, Какаши изобрел новую технику и решил испробовать на поле боя, за что поплатился раненным плечом. Они почти дошли до границы, как на них напал вражеский шиноби с двадцатью теневыми клонами. Все бы ничего, но Какаши начал говорить о недостатках Обито и почему так важно следовать правилам шиноби. Хороший настрой для работы в команде!
- Ладно… Устроим привал.

0

4

Глава 7.

Минато сидел на большом валуне и вдыхал чистый ночной воздух. Свежий, легкий, и в то же время сладкий аромат полевых цветов успокаивал, незаметно заставляя погрузиться в сладкий сон. Все вокруг в спокойствии отдыхало и набиралось сил. В почти прозрачном ночном небе сверкали звезды, словно тысячи осколков зеркала. Полная луна освещала своим белым светом поляну и одинокую фигуру на камне. Минато вспоминал Кушину. Такую сильную, решительную, но в то же время – очень ранимую. Он вспоминал её длинные рыжие волосы, зеленые глаза, в которых всегда был игривый огонек. Она никогда не унывала, во всем могла найти положительную сторону. Кушина никогда не плакала. Во всяком случае, Минато видел её рыдающей только один раз. Все же уничтожение деревни и смерть всех близких – это действительно тяжело.
- Сенсей… - послышался негромкий голос. Парень обернулся. На валун взобрался Обито, он же и позвал Минато.
- Хм? Что-то ещё? – дружелюбно спросил он у своего ученика. Тот не ответил. Обито молча подошел и сел рядом.
- Сенсей, я понимаю важность командной работы, но… Какаши всё время выставляет меня лентяем и идиотом, - признался мальчик. - Пускай меня и называют «лучшим», лишь потому, что я из клана Учиха… Но на самом деле… Я… Я неудачник… Я знаю, что Какаши – гений… Но… - Обито замолчал.
- Ммм?.. – протянул Минато. – Какаши – сын гениального шиноби Хатаке Сакумо, «Белого Клыка». Его отца уважали и боялись не меньше, чем легендарных саннинов… Детство Какаши прошло рядом с гением, поэтому он вас и не понимает.
- Белый Клык? – удивился ученик. – Я слышал о нем… Герой, который погиб, защищая Коноху. Какаши никогда не рассказывал про него.
Минато отвернулся.
- Все в нашей деревне, так же, как и Какаши, уважали его, пока не произошел тот случай.
- Какой случай?
-Наверное не стоило бы тебе об этом рассказывать, но раз уж ты в одной команде с Какаши…
- Что случилось с ним? – спросил удивленный Обито.
- Отец Какаши был опозорен! Из-за чего он совершил самоубийство.
- Что?!
- Пять лет назад он должен был пробраться на вражескую территорию, - продолжил повествовать Минато. – Это было очень важное задание. Но ему пришлось сделать выбор… По законам, он не мог отказаться от задания, и он провалил его, чтобы спасти своих друзей. Из-за этого страна Огня потеряла многое, и все, даже его друзья обвинили Сакумо в этом. Против него обернулись те, кого он спас. Это подорвало душевное и физическое здоровье Сакумо, и он… Какаши больше никогда не говорил об отце, и после этого он начал упорно следовать правилам, - парень посмотрел на притихшего представителя клана Учиха. – Обито, постарайся понять его. И не злись…
***
- Почти всё зажило, - Рин осторожно сделала новую перевязку на правое плечо Какаши. - Только сильно не напрягайся, а то рана раскроется.
- Хорошо… - тихо ответил её пациент. Какаши сидел на траве, пока девочка проверяла его рану. Мальчик натянул на себя темную водолазку с маской, закрывающую пол-лица. – Все в порядке, мне уже лучше.
- Отлично! Идём дальше! – приказал Минато.
- Хай! – хором ответили его ученики.
Через полчаса они все стояли в бамбуковой рощице.
- Здесь мы расходимся. Удачи всем! – пожелал Намиказе. – В прошлый раз враг был один. Дальше не будет так легко. Будьте осторожны…
Три пары глаз смотрели на него со всей серьезностью. Никто не сказал ни слова.
- Ну что, сенсей… Выдвигаемся? – тишину нарушил голос Обито.
Какаши удивленно посмотрел на товарища. Тот ,в свою очередь, не обратил на него ни капельки внимания. Рин с интересом смотрела на Обито. Только Минато с понимаем легонько улыбнулся.
-Да! Вперед! – его рука поднялась в воздух.
- Хай!
- Расходимся!
Четыре тени молниеносно разлетелись в разные стороны.
***
БАБАХ! Взрыв невероятной силы заставил скалу полностью исчезнуть с ландшафта этой местности. Шиноби задыхались из-за пыли и песка, которые попали в воздух. Воздух помутнел, стало сложно дышать. Неожиданно рядом с ними оказалась чья-то фигура.
- Наконец-то вы добрались! – воскликнул шиноби, увидев пришедшего.
- Докладывайте обстановку, - спокойно произнес Минато.
- Врагов около пятидесяти… - начал тот. – Нас осталось только четверо…
- По моей команде киньте эти кунаи во врагов. Потом ими займусь я.
- Но это… Это невозможно! Как вы?..
-Заткнись! – прервал своего товарища другой, изрядно поцарапанный шиноби. – Сейчас мы увидим «Желтую Молнию» Конохи в действии. Если моргнешь, то всё пропустишь.
Минато не слышал этих слов. Он сосредоточенно складывал печати. Осталось сложить еще 4…
- Кидайте!
Пятьдесят кунаев рассекают воздух. Еще мгновение и все пятьдесят попали в цель. «Я чувствую… Вот они!» - Минато понесся к врагам. Он ловко метал сюрикены, умудряясь не промахнуться. «Сорок седьмой, сорок восьмой, сорок девятый… Остался один». Неожиданно парень почувствовал, как кинули еще один специальный кунай. «Ксо… У них неприятности… » Минато круто развернулся и одним ударом в солнечное сплетение противника заставил того согнуться пополам. Не обращая внимания на поверженного врага, блондин с невероятной скоростью понесся в лес. Он не знал, куда он бежал, и что же случилось с Какаши, Обито и Рин, но его интуиция еще никогда не подводила. «Близко», - пронеслось у парня в голове. Через пару секунд Минато уже был у поля боя. Какаши загородил Рин и снова создал в руке молнию. На них уже летели четверо неизвестных. Блондин сразу же очутился рядом со своим учеником и принял всех врагов на себя. Опять звук острых кунаев, рвущих одежду и оставляющих глубокие раны на теле противников, снова Минато с невероятной скоростью уничтожает их. Бой окончен. Блондин с беспокойством оглянулся назад, на своих учеников. Какаши валяется на земле без сознания, Рин пытается ему помочь, но… Где же Обито? Парень взял на руки Какаши и спросил у девочки:
- А где Обито?
Из её глаз хлынули слёзы.
- Обито… Обито… Он… - она отвела взгляд. – Он… погиб…
До Минато не сразу дошел смысл этих слов. «Он… погиб… Нет, этого не может быть…»
- Обито и Какаши… Они пришли спасти меня, - всхлипывая начала рассказывать Рин.- Мы сбежали, но вражеский шиноби применил какую-то технику. На нас посыпался град камней. Неожиданно Какаши упал, а над ним появилась тень от огромного валуна. Обито толкнул Какаши в сторону и… - девочка больше не смогла ничего сказать. Её душили рыдания. Минато обнял девочку.
- Пойдем, надо поставить тут что-нибудь в память о нем, - Рин кивнула, вытирая слезы. Они нашли две палки и сделали из них надгробие в виде креста. Минато и его ученица молча стояли у этого креста, благодаря своего погибшего друга за все. Наконец, они развернулись и пошли к той поляне, где ночевали прошлой ночью. Где последний раз ночевали в полном составе…
***
Какаши приоткрыл глаза.
- Хм… По-моему, он приходит в себя, - услышал он голос своего сенсея.
- Сенсей?! Как вы? – воскликнул Какаши.
- Печать на нем – часть моего дзюцу, - разъяснил Минато, показывая тот самый кунай, который Какаши бросил во врага. – Я чувствую, когда он брошен.
- Значит?..
- Да, их больше нет, – повисла пауза.
- А Рин? Что с Рин? Где она? С ней всё в порядке?!
- Прости, что я не успел вовремя, Какаши… Рин все рассказала… - Минато указал пальцем в одинокую фигуру у подножия камня, на котором они и сидели.
Рин смотрела на звездное небо. Множество звезд слепили глаза. Минато тоже взглянул на небо. Столько звезд… И все красивы по-своему. Вдруг, вдалеке появилась новая звездочка. Она засияла ярче всех, словно подмигивала людям, смотревшим на нее. Минато улыбнулся - «Мы помним тебя… Мы никогда не забудем тебя, Обито».

Глава 8.

- Хватит спать, теме! – сквозь полуоткрытые глаза Минато заметил, как в него полетела подушка, - Вставай, давай!
Намиказе резко встал. В тот же момент он увидел стоявшую над ним Кушину. Та, увидев окончательно проснувшегося парня, недовольно заворчала:
- Наконец-то! И года не прошло! Ты помнишь, что сегодня за день?!
- Эээ… Нет, - сокрушенно ответил Минато. Правая бровь Кушины нервно дернулась.
- Сегодня – пятилетие сына главы клана Учиха! День рождения малыша Итачи-кун! Мы приглашены на праздник! Сам Фугаку Учиха и его жена Микото позвали нас! И ты забыл?!
Минато задумчиво почесал затылок.
- Знаешь, когда я слышу "Учиха", я сразу вспоминаю одного человека.
Его собеседница бросила взгляд на общую фотографию на тумбочке. Через стекло рамки улыбались Минато, маленькие Рин, Обито и Какаши.
- Давай сначала пойдем к памятнику и возложим цветы, - предложила Кушина.
***
- Почему ты выбрал хризантемы? – поинтересовалась красноволосая девушка, смотря в лицо Минато. Он шел, держа в руках букет белых хризантем. От них веял легкий, с горьковатым оттенком аромат. Намиказе улыбнулся:
- Это были его любимые цветы.
На губах девушки появилась нежная и грустная улыбка:
- У него хороший вкус…
Они шли по тропинке к памятнику героям Конохи. Деревья отбрасывали тени, в которых можно было отдохнуть от изнывающей жары. Солнце светило нещадно. Но Кушина, казалось, ничего не замечала. Она шла босиком вприпрыжку, наступая в лужи, оставшиеся после ночного дождя. На девушке был надет легкий летний сарафан светло-желтого цвета длиной чуть ниже колен. Минато невольно залюбовался ей. Хрупкая, словно фарфоровая куколка. Тонкая фигура, как у стройных стволов персикового дерева. Игривый блеск в зеленых глазах. Ярко-красные волосы. От девушки доносился незаметный запах персиков. Её любимых фруктов. Кушина была открытой и загадочной одновременно. Милая, детская улыбка сочеталась с понимающим светом, струившимся из глаз цвета молодой листвы. Эта девушка была самой необыкновенной из всех, которых он знал.
- Эй, ты куда? – ее вопрос прервал его раздумья. - Я уже третий раз тебе говорю – не мешай!
- Кому? – не сразу понял Минато.
- Кому, кому! – в конец рассердилась Кушина. - Вон Какаши стоит, не видишь что ли?!
Вот теперь Минато заметил Какаши, стоявшего у памятника.
- Давай подождем, - решил Намиказе.
Они остановились в кустах. Время шло, а Какаши все так же неподвижно стоял у памятника. Его лицо, скрытое маской, не выражало ничего. Наконец, Минато начал терять терпение.
- Что мы тут стоим? Пошли, нам еще к поместью Учиха идти! Да что… - Кушина закрыла его рот рукой, приказывая замолчать. Взглядом она указала на девушку, подходящую к Какаши.
- Слушай. Просто внимательно слушай и смотри.
Девушкой, подошедшей к Какаши, оказалась Рин. Ее волосы до плеч отливали на солнце кофейным цветом, а движения были легки и изящны. Казалось, она не идет, а скользит по водной глади.
- Привет, - поздоровалась она с Какаши. - Ты пришел к Обито?
- Да. Я стою тут с утра, - услышав эти слова, Минато удивился. Сегодня утром у его ученика должно было быть собеседование в штабе АНБУ. Какаши был очень талантливым подростком, и его решили принять в элитный отряд шиноби. Получается, что Хатаке не пришел на собеседование?
- А как же собеседование? – Рин словно услышала немой вопрос своего сенсея. - Как же поступление в АНБУ?
- Считай, что я опоздаю, - ответил Какаши. – Уже два года, как мы живем без Обито. Если бы он был с нами, то меня не взяли бы в АНБУ. Меня пригласили только из-за Шарингана. Без него я – ничто, - его лицо не выражало ничего.
- Что ты! Ты очень сильный шиноби. Шаринган – просто оружие шиноби, а насколько сильно оружие, зависит от его владельца, - кофейные глаза посмотрели на Какаши с упреком.
- Обито был бы одним из лучших шиноби деревни, я уверен. Вместо него должен был умереть я, - отпирался Хатаке.
- Не говори так! – воскликнула Рин. - Обито пожертвовал собой, чтобы ты жил дальше! Ты об этом подумал? – в ее голосе послышалась горечь.
Какаши ничего не сказал. Легкий ветерок сорвал с дерева листок и понес его по воздуху. Покувыркавшись в воздухе, листок приземлился на голову парню в маске и затерялся в серых волосах. Какаши взъерошил волосы, и листик упал на землю.
- Пожалуй, ты права. Но все же стоит приходить сюда. Что я и делаю каждый день, - Хатаке развернулся и пошел прочь в сторону деревни. Рин, улыбнувшись, посмотрела ему вслед.
- Удачи тебе, Какаши.
Постояв еще несколько минут, она тоже ушла, оставив Минато и Кушину в гордом одиночестве.
- Слушай, - подала голос Узумаки. – Пошли, положим цветы.
Они вылезли из-за кустов и подошли к памятнику. Минато сказал, кладя цветы на камень:
- Не знал, что Какаши винит себя в смерти Обито.
- Вы, мужчины, всегда такие, - вздохнкла Кушина
- Какие? – в глазах Минато появился хитрый огонек.
- Не можете понять таких вещей. Попробуйте понять душой и сердцем, - с самой серьезной миной докончила та.
- Кто бы это говорил! – рассмеялся Намиказе.
***
Поместье клана Учиха было довольно большим. Это даже не поместье, а целый квартал, в котором были жилые дома членов клана и служебные постройки. По всему периметру квартал был окружен деревянной изгородью, через которую можно было спокойно увидеть, что творилось за пределами. Перед входом в поместье стояли ворота, украшенные эмблемой клана Учиха. Как раз перед ними и стояли Минато и Кушина. На парне было надето кимоно темно-голубого цвета с мелким рисунком. Кушина же одела иромуджи* темно-зеленого цвета, отлично подчеркивающий яркий цвет ее волос. Вокруг талии было повязано оби белого цвета с рыже-красным рисунком. Минато посмотрел на Кушину.
- Пошли?
- Пошли, - ответила она.
Пройдя через ворота, они вышли на чистую и уютную улицу. С обеих сторон на нее выходили окна жилых домов, а кое-где и вывески с названиями зданий. Вон, справа виднелся указатель к главному дому. На ней была нарисована стрелка, показывающая влево, и надпись «Аоихана» («Голубой цветок»). Минато повернул налево и очутился у невысокого здания, выполненного в строгом стиле. Из-за стенки виднелся свет.
- Вот мы и пришли, - Намиказе уверенно отодвинул стенку и увидел всех представителей Учиха, сидящих на полу у низкого столика.
- Конничива, - поздоровался со всеми Минато. Подоспевшая Кушина просто поклонилась, сложив руки лодочкой.
- Конничива, Минато-сан, тётя Кушика! – раздался звонкий детский голосок. Малыш Итачи весело помахал рукой только что пришедшим.
- Конничива, Минато-кун, Кушина-чан, - дружелюбно поприветствовал их Фугаку, лидер клана Учиха. Он был облачен в строгое черное кимоно, которое придавало ему солидный вид. По правую руку от него сидела его жена Микото, держащая на руках сына Итачи. Эта красивая женщина, с волосами цвета безлунной ночи и бездонными темными глазами, излучала доброту и спокойствие. Кушина часто общалась с Микото, и они уже успели стать хорошими подругами. Сегодня жена Фугаку надела классическое женское кимоно клана Учиха цвета черной смолы. На спине и у рукавов были нарисованы катоны** Учиха. Образ завершало белоснежное оби, завязанное на спине незамысловатым бантом. Остальные присутствующие были старыми знакомыми. Здесь были и Нара Шикаку и его невеста Йошино, Хьюга Хиаши, глава клана Хьюга, его брат-близнец Хьюга Хизаши со своим годовалым сыном Неджи, представители клана Акимичи, Яманака, Инузука и остальные. Микото указала на два места напротив нее и сказала:
- Садитесь.
Минато и Кушина сели на предложенные места. К ним сразу же подбежал Итачи.
- Итачи-кун, у нас есть для тебя подарок, - девушка протянула мальчику сверток. – Будь хорошим мальчиком! И ты станешь отличным нинзя!
- Аригато, тетя Кушика! – малыш зашелестел упаковочной бумагой. – Ура! Книга!
Итачи стал носится по комнате, держа в руках подарок – «Пятьсот лучших техник для маленьких гениев. Специально для Учиха Итачи от Намиказе Минато. Под редакцией Узумаки Кушины.»
В это же время из боковой комнаты вышли несколько служанок, несущих подносы с едой. Перед каждым гостем поставили пиалу с рисом, палочки и горячие салфетки из ткани. В центре стола оказались главные блюда. Тут были и запеченное мясо, и овощные салаты, и соевый сыр и разнообразные мисо-супы. Изюминкой трапезы стали фирменные блинчики из рисовой муки с начинкой. Гости начали угощаться, не забывая при этом вести беседу, ведь идеей банкета была не пища, а душевный разговор. После еды подали зеленый чай и сладости. Все медленно пили горячий напиток, соблюдая правила чайной церемонии. Разве что маленький именинник баловался, хватая руками данго и используя их, как катаны в своих воображаемых сражениях. Глядя на малыша, Кушина заерзала. Узумаки уже второй час сидела в одной и той же позе, и ей стало немного неудобно в своем кимоно. Она незаметно наклонилась влево и шепнула в ухо Минато:
- С чего это вдруг ты решил, что я должна одеть это иромуджи? В юкате было бы намного удобней.
- Это кимоно более строгое и официальное. Радуйся, что не заставил тебя одеть джинихитое***.
Кушина повернулась лицом к Минато. Неожиданно кто-то толкнул ее в спину, и она, не удержав равновесие, упала на Намиказе. В какой-то момент она смотрела в его удивленные глаза цвета весеннего неба, как вдруг на голову что-то упало, и Кушина рефлекторно опустила голову. Через мгновение она почувствовала легкое прикосновение губ. Его губ. Торчащие волосы парня щекотали ей лицо, и, подчиняясь минутному порыву, девушка еще сильнее прижалась к нему. Забыв обо всем на свете, она лежала, не желая отрываться даже на мгновение. Смутно, словно сквозь туман, до нее донесся взволнованный голос Микото.
- Итачи! Чайная церемония не место для игр! Кушина, с тобой все в порядке? Кушина?
Тут до Узумаки дошло, что с ней случилось и что она делает. Резко оторвавшись от Минато, Кушина встала и, запыхаясь, ответила:
- Нет, ничего не случилось…. Я в порядке.
- Аригато. Нет, ничего не случилось, - Намиказе поднялся на ноги.
Повернувшись, Кушина встретилась взглядом с Минато. Смущенная произошедшим, девушка начала медленно краснеть. Микото, заметившая перемены в подруге только незаметно улыбнулась.

Глава 9.

- Вы уверены в своем решении, Сарутоби-сенсей? – сидящий на подоконнике Джирайя выжидательно посмотрел на учителя. Сандайме зажег свою трубку и затянулся.
- Я уже решил, - Хокаге выпустил колечко дыма. – Он лучший из всех кандидатов. Все же годы берут свое – моя сила уже не та, что прежде, - Сарутоби повернулся лицом к своему ученику. – Это мое окончательное решение.
Джирайя коротко кивнул.
-Я передам, что вы зовете его, сенсей.
Саннин вылез через окно и исчез в среди ярких крыш домов. Хокаге только вздохнул и привычным движением подправил шляпу.
***
- Есть! – Минато подцепил пальцем сюрикен, увязший в бревне между двумя валунами, и потянул его к себе. Рука застряла в расщелине между камнями. – Еще немножко!..
- Ты говоришь это уже в который раз за эти полчаса, - недовольно проворчала Кушина. Та сидела на траве, жуя травинку, и смотрела на тщетные попытки парня достать сюрикен. – Брось ты его и возьми мой, что ли! Хотя смысла даже не будет – ты уже закончил эту технику! Считай предварительный тест прошел успешно!
Намиказе резко дернул руку. Не удержав равновесие, он упал в протекающий рядом ручеек. Звон металла. Сюрикен сделал дугу на солнце и, сверкнув глянцевой поверхностью, упал в ручей. Быстрое течение понесло холодное оружие к маленькому водопаду, уходящий вниз. Блеснув последний раз стальным оттенком, сюрикен исчез в бурном потоке подземного источника. Кушина посмотрела на промокшего блондина и, не удержавшись, начала смеяться. Минато не торопясь поднялся на ноги под звонкий смех Узумаки. Ну нельзя было обижаться на эту девушку! Нельзя и все тут!
- Ну что смешного? – Намиказе сделал обиженное лицо. – Тааак я не играю…
Кушина только еще больше расхохоталась.
- У… тебя такой… вид… - произнесла она, пытаясь успокоиться. Видимо, ей это пока не удавалось. – Ты бы видел себя в зеркало!
Минато нагнулся и увидел в водной глади свое лицо. Капли чистейшей воды стекали с прядей цвета полудневного солнца и падали в воду, на мгновение покрывая отражение рябью. Намиказе прищурился и смог разглядеть себя. Мокрый, с непонятным выражением лица… «Я похож на бродячего щенка » - отметил про себя Минато. Он залез на берег, оставляя после себя мокрые следы. Сев на траву, Намиказе достал свиток, кисточку и черную краску. Парень открыл свиток, весь исписанный кандзи, и окунул кисть в густую, темноватую жидкость. Кисточка тонула в вязкой массе, но решительным движением ее достали из баночки, не позволив увязнуть в черной жидкости. Опустившись на поверхность свитка, кисть начала повторять движения руки Минато, выводя замысловатые кандзи. Исписав несколько столбцов, Намиказе положил инструмент каллиграфа на траву и стал перечитывать свои записи вслух:
- «Предварительный тест. Создав потоки чакры на руке и вращая их в разных направлениях по окружности, я получил сгусток чакры. Пройдя испытание с деревом и сюрикеном, сгусток чакры остался на моей ладони, до тех пор, пока я не решил убрать его. В целом техника прошла предварительный тест, но ее следует доработать», - Минато с выражением смаковал каждое слово. – Как тебе отчет?
Кушина задумчиво почесала затылок.
- В целом неплохо, но нудно, - Намиказе вздохнул. – Может, перепишешь нормальным японским языком?
«Кушина есть Кушина, ее не изменить» - улыбнулся парень про себя.
- Тогда ладно, пошли в Коноху, - Минато протянул руку своей напарнице. Кушина вложила свою руку в его ладонь и, улыбнувшись, потянула Намиказе к тропинке, ведущей в деревню. Тот чуть не угодил лицом в грязь и постарался не отставать от настырной девушки. Повернув голову назад, он на мгновение увидел белую гриву среди свежей листвы. «Не хорошо подглядывать, сенсей» - улыбнулся Намиказе. Через пару минут Кушина уже тащила его через лес, уверяя, что «так будет быстрее». Еще через некоторое время их не стало слышно. Джирайя неслышно спрыгнул с ветки и тихо усмехнулся своим мыслям - «Заметил, значит. Он практически закончил эту технику. Минато, ты еще не знаешь, насколько ты силен.»
***
- Ну вот, мы дома, - Намиказе щелкнул выключателем, и комнату залил яркий свет. Кушина привычно сняла сандалии и протопала на кухню. Минато же зашел в кладовку и разложил по своим местам оружие. Кунай заняли свое место на полке, а сюрикены - выдвижной ящик комода. На стене висела добрая коллекция катан и тесаков, разнообразных луков и копий. Особой гордостью Намиказе являлась связка специальных кунаев, сделанных им самим. Слева от станка для заточки катаны стоял небольшой стол, почти весь уставленный свитками. На столике были сделаны углубления для свитков и отдельные таблички для их названий. Минато подошел к этому уголку и вложил в центральную выемку сегодняшний свиток. На табличке было выведено знакомым почерком «Последовательность­ изобретения новой техники». Намиказе долго смотрел на эту надпись, пока его не вернул в реальность голос Кушины:
- Минато! Тебя ждет Джирайя-сама! Пошевеливайся, бака!
Парень мигом оказался у входной двери. Он огляделся, но так никого и не увидел. Минато собрался было уже возмутиться, но его прервал громкий возглас Узумаки, доносящийся из кухни:
- Поднимай свою ленивую задницу, уссорантонкачи! Сколько тебя еще ждать?!
Намиказе в несколько шагов оказался на кухне. Кушина стояла у холодильника и держала в руке объемистый поднос с едой. Лицо ее явно выражало недовольство. Увидев Минато, девушка кивнула головой в сторону балкона. Через легкую занавеску виднелась спина Джирайи. Судя по звукам, саннин поглощал что-то очень аппетитное.
- Охаё, сенсей! – Намиказе перелез через перила балкона на крышу крыльца и по-дружески хлопнул сенсея по спине. – Итадакимас!
Джирайя невнятно произнес:
- Ашигато годалимас! В тфоем холоднике фсегда стоко вкуснофо? – жабий отшельник протянул своему бывшему ученику банго. Минато только покачал головой. Кушина не любила, когда опустошали холодильник. Узумаки слыла гурманом, и никогда, ни при каких обстоятельствах не собиралась отдавать «самую важную вещь в доме» - холодильник. Понятно, что девушка не одобряла частые посещения Джирайи.
- Так что ты хотел? – Минато устроился поудобней рядом с сенсеем.
- Ну, тебя вызывает Хокаге. Он хочет сообщить кое-что важное, - Джирайя проглотил всю оставшуюся еду.
- Это так срочно?- Намиказе лениво потянулся. – Ну к чему такая спешка?
Жабий саннин усмехнулся.
- Всему есть разумное объяснение. Кстати, я вижу, ты почти закончил эту технику?
Минато подмигнул.
- Не притворяйтесь! Я знаю, что вы сегодня подсматривали за тренировкой!
Отшельник улыбнулся во все зубы.
- Да ладно тебе! Все равно я уже почти все знаю! – Джирайя встал. - Ну ладно, иди. Сарутоби-сенсей и так ждет тебя с утра, - он спрыгнул с крыши вниз и пошел в сторону бара.
«Нечего делать » - подумал Намиказе. Повернувшись, он прокричал в пустую кухню:
- Кушина, я иду к Хокаге-сама! – и, не дождавшись, пока девушка ему ответит, он побежал по крышам в сторону дворца Хокаге.
***
Минато постучался в старую дверь.
- Войдите, - донесся из-за деревянной доски глухой голос.
Намиказе открыл дверь и зашел в просторную полукруглую комнату. Всю поверхность противоположной стены занимали окна, позволяющие увидеть панораму селения. У этого окна и стоял Сандайме Хокаге, держа в руке свою трубку. Услышав шаги, Сарутоби повернулся и взглядом предложил Минато присесть в кресло у боковой стены. Справа от кресла стоял небольшой столик, уставленный мешочками с табаком. Намиказе занял свое место и приготовился слушать главу селения. Хокаге выпустил колечко дыма, подправил шляпу и начал:
- Как тебе известно, в мире есть деревни шиноби. У каждой из них есть свой лидер, причем, только главы пяти великих деревень имеют право носить звание Каге. Значит, существуют Хокаге, Казекаге, Мизукаге, Тсучикаге и Райкаге. Каждый из них является тенью своей деревни, отражением ее силы. Их выбирают старейшины селений и ее нынешний глава. Ты понимаешь, о чем я?
Минато только неопределенно мотнул головой:
- Я не совсем понимаю, к чему вы клоните, Хокаге-сама.
Сарутоби еще раз затянулся. Выпустив дымок, он повернулся лицом к Намиказе и негромко произнес:
- Намиказе Минато, старейшины и я, нынешний глава селения, избрали тебя на пост Йондайме Хокаге.

Глава 10.

- Чт… Что?..
Минато не мог поверить в эти слова. Одна половина сознания кричала, что этого просто не может быть, что это просто невозможно. Но вторая сторона разума трезво перерабатывала всю фразу. Тон голоса, выражение лица Хокаге… Сарутоби был серьезен. Он не шутил.
- Допустим, вы не шутите, - на этом его разум решил было протестовать, что «Дают –бери, бьют – беги». В данном случае больше подошла бы первая часть высказывания, но Минато держал свое сознание в узде. – Вы не шутите. Но я все равно не смогу принять этот пост. Это для меня слишком…
- Слишком много? Пойми, деревне нужен глава. Без него селение уничтожат. – Хокаге упрямо стоял на своем.
- Но я не могу! Мне и так сложно видеть смерть жителей, я пытаюсь создать технику, чтобы защитить всех! А тут мне предлагают взять пост Хокаге! Хокаге, раздающий миссии всем шиноби! Миссии, с которых они могут не вернуться! – Намиказе в конец растерялся.
- Для этого и нужен Хокаге, - мягко промолвил Сарутоби. - Хокаге – защитник деревни. Почему именно ты? Потому, что ты знаешь, что такое потерять близкого человека. Потому, что ты будешь пытаться прекратить эти утраты. Потому, что я верю - ты положишь всему этому конец.
- А если я не смогу? – Минато нашел последнюю ниточку, за которую смог ухватиться.
- Ты сможешь, я верю, - с ободряющей полуулыбкой Сарутоби оборвал и эту ниточку. - Вся деревня верит в тебя. Вот поэтому, ты справишься. - Намиказе только опустил взгляд на пол. Там ничего интересного не было, но все же он не хотел смотреть прямо в глаза Хокаге.
Тишину прерывал только шум толпы с улицы. Даже когда сумерки уже достигли стадии тьмы, люди все еще гуляли по главной улице деревни. Никто из двух мужчин не смел первым нарушить образовавшееся молчание. Намиказе чувствовал на себе пристальный взгляд Сарутоби. Парень долго обдумывал предложение Хокаге и, наконец, поднял голову и уверенно посмотрел в лицо Сандайме.
- Хорошо. Я стану Хокаге.
Несмотря на табачный дым, парень увидел, как Сарутоби улыбнулся.
- Ну что ж, ты сделал свой выбор, Йондайме Хокаге.

***
- Как старик поживает? – этими словами его встретила Кушина, открыв дверь. Девушка только что поела и теперь, сытая и довольная, была в самом лучшем расположении духа. Забавная мордашка невольно заставила Минато улыбнуться. Он даже поразился ее поведению после того случайного поцелуя. Хотя он не спорил, что ему хотелось повторить этот случай. Но тут же мысленно одернул себя. Кушина просто напарница и больше для него ничего не значит. Ни-че-го. Но в спор решила вступиться непрошеная гостья – логика.
«Ну, признавайся. Она ведь тебе нравится», - прозвучал в голове ехидный голос.
«Нет. Мы просто коллеги», - заупрямился Минато.
«Ну да, я так и поверю! Кто только что подумывал, что не прочь повторить ”случайный” поцелуй?»
«Это была слу-чай-ность».
«Случайность? Самого себя ты не обманешь! Признайся ей!» – логика напирала не на шутку.
«Но что я ей скажу? ”Извини, Кушина, но, может быть, повторим тот поцелуй?”» – с издевкой поинтересовался Намиказе.
«Вот! Сам признался!» – ликовала логика.
«Это сарказм! Не верь никому в этой жизни!» – парень пытался протестовать.
«Но-но, товарищи! Нажми на тормоз! Вздохни поглубже и скажи: ”Кушина, я тебя люблю!”»
Минато послушно набрал в легкие побольше воздуха и начал:
- Кушина, я...
- Что? – по-детски наивные глаза весело посмотрели на Намиказе.
- Я стал Хокаге! – скороговоркой выпалил он. «Чёрт, чуть было не признался». Парень облегченно выдохнул, укоряя свою сводницу-логику.
- Да ну? – Кушина недоверчиво скрестила руки на груди. – Неужели такая мошка, как ты, стала Хокаге? Скорее я тебя еще раз поцелую, чем ты стал Хокаге!
Минато только хмыкнул.
- Поспорим, что слабо?
- А вот и нет! Если я выиграю, то ты оплатишь весь мой обед в Ичираку! Весь-весь! Идет? – Узумаки протянула руку, хитро улыбаясь.
- По рукам! – Намиказе пожал руку.
- Тогда готовь все свои сбережения – я иду к старику-Хокаге, - Кушина пронеслась мимо, оставив на прощание лишь свой девичий аромат. Минато посмотрел вслед и улыбнулся, предвкусив свою победу.

***
- Черт! Не надо было себя за язык тянуть! Черт! – возгласы Кушины были слышны почти во всей деревне. Примерно через пять минут обладательница столь громкого и довольно-таки мелодичного голоса стояла посреди коридора.
- Небось, радостный сидишь? – если было бы возможно метать молнии одним лишь взглядом, то на месте Минато лежало бы только что поджаренное и очень аппетитное блюдо. Но, судя по тому, что Намиказе спокойно сидел на циновке и точил свои кунаи, можно понять, что сие предположение – просто выражение в переносном смысле. Кое означает, что девушка «злобно посмотрела на молодого Хокаге».
- Что ты молчишь? Только не говори, что ты сожалеешь о моем проигрыше! – Узумаки быстро, в несколько шагов дошла до середины комнаты. Взглянув в лицо Минато и увидев только маску деланного равнодушия, Кушина сильно оттолкнула парня, который под её напором лег на пол. Красиво поскользнувшись об скользкое покрытие, она, согласно всем законам физики, легла сверху. «Опять?» - эта мысль мельком пронеслась в голове Узумаки, прежде чем она погрузилась в теплую глубину голубых глаз. Синева манила с головой окунуться и остаться в них навечно. Наклоняясь все ниже и ниже, не отрывая взгляда от этой глубины глаз, она в конце концов уткнулась на непреодолимую преграду. Эта преграда была на вкус сладкая, с персиковым вкусом. Мягкая, манящая… Стоп. Это что такое? Это?..
Когда Кушина поняла, на что она наткнулась, то вначале немного опешила. Но еще через мгновение девушка, усмехнувшись, подумала: «Мы ведь заключили пари?» - и, закрыв глаза, смело прикоснулась к его губам. Минато тут же начал отвечать на ее поцелуй. Узумаки открыла глаза и снова погрузилась в теплую глубину. «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих, ведь так?» - девушка резко вернула себя в вертикальное положение. Парень уже совсем другим взглядом глядел на нее.
- Ну что ж, ты сдержала свое слово. Может, я могу встать? – хоть он и произнес эти слова с долей азарта, по его лицу явно читалось, что он не против повторить еще раз.
- А мне кажется, что тебе еще не достаточно, - Кушина снова нагнулась и опалила его губы своим теплым дыханием. Минато ничего не успел понять, как девушка снова поцеловала его в губы. Казалось, это продолжалось целую вечность, но все же Узумаки вновь первой прервала этот незабываемый момент.
- Теперь довольны, Хокаге-сама?
Минато оперся на локти и, хитро прищурившись, как бы случайно произнес:
- Кажется, я знаю, почему ты мне так нравишься.
***
Спустя год.
- Да ладно, не говори так! – молодой человек с волосами цвета подсолнуха отчаянно жестикулировал руками. – Я думаю, что это великое произведение. Как будто каждая глава – это страница вашей жизни, читается, как автобиография…
- Да, но это ведь неправда. Быть может, я напишу продолжение… – собеседник Йондайме смущенно почесал затылок.
- Путь главного героя – никогда не сдаваться и идти до самого конца. Это действительно круто! – перебил автора парень. – Он похож на вас, Джирайя-сенсей.
- Хе-хе… Ты так думаешь?.. – писатель довольно улыбнулся.
- Конечно! Еще, мы тут подумали… - начал тот.
- Мм?
- Мы хотим, чтобы наш сын был как шиноби из вашей книги, - глаза Джирайи расширились от удивления. – Поэтому, мы решили назвать его в честь главного героя. Как вам?
- Т-ты уверен в этом?! Я придумал это имя совершенно случайно, когда ел рамен… - начал отговаривать своего ученика Джирайя.
- Наруто. Красивое имя, – в дверном проеме позади парня показалась девушка. Ее огненно-рыжие волосы ниспадали на спину струящимся водопадом, а в глазах цвета весенней травы искрилась радость. Руки покоились на округлившемся животике.
- Кушина, - удивлению жабьего отшельника не было предела. – Ха-ха… Мальчик? Если я дал ему имя, значит, я буду его крестным отцом? Вы уверены, что хотите этого на свои головы?
- Однозначно! – взгляд Минато выражал абсолютную уверенность. – Вы – человек с огромным жизненным опытом и навыками, пример, которому все мы будем следовать! Я не знаю никакого шиноби, который был бы лучше вас!
Намиказе перевел дух и продолжил более спокойным тоном:
- Я хочу… Нет, мы хотим, чтобы нашего сына звали Наруто.

0

5

Название: История их любви
Автор: Xolodok
Бета: нету
Жанр: романтика, драма
Пейринг: Минато/Кушина, немного Какаши/Рин
Рейтинг: R
Статус: в работе
Примечание автора: В тексте возможно бывают некоторые несогласования с сюжетом, но они не слишком значительны, так что прошу не обращать особого внимания.

Струйки воды стекали по лицу, попадая на белую рубашку. Не слишком приятные ощущения, именно поэтому он и ненавидит умываться. Мальчик вытер лицо полотенцем и с удовольствием стащил с себя мокрую одежду. Одевая уже привычный наряд, маленький шиноби на ходу жевал чуть затвердевший хлеб.
-Минато, ты разве не будешь есть? – услышал он обеспокоенный и приятный голос матери.
-Нет, мам… я уже опаздываю.
«Сэнсэй говорил, что сегодня будет трудный день. К нам привозят на временное попечение детей из деревни Водоворота… » - с этими мыслями мальчик выбежал на улицу и помчался в сторону академии. Как и ожидалось, там уже скопилось много народа. Много ободранных детей с голодными глазами толпились в куче, прислушиваясь к крикам взрослых. Пробравшись сквозь толпу, он, наконец, заметил впереди улыбчивое лицо своего учителя.
-Сэнсэй! – пришлось кричать громко, чтобы тот хорошо услышал его оклик.
-А… Минато, ты сегодня опаздываешь – добродушно покачал головой Джирайя и обратился к нескольким детям. – Это мой лучший ученик. Когда-нибудь он обязательно станет Хокаге.
Минато слегка рассердился. Он не очень любил, когда сэнсэй подшучивал над его самой сокровенной мечтой. Маленькому шиноби никогда не приходило в голову, что Джирайя говорит совершено серьезно, хоть ив шутливой форме.
К детям подошли несколько медсестер под предводительством Тсунаде, которая чуть заметно улыбнулась Джирайе и его ученику.
-Джирайя-сенсей… скажите, а зачем Коноха согласилась приютить этих детей.
-Мм… понимаешь, Конохе нужны такие союзники, как деревня Водоворота, потому после их войны с Деревней Песка мы всячески пытаемся помочь им оправиться от прошедшей войны.
Он не стал рассказывать байки и взаимопомощи разных деревень, которую полагалось рассказать каждому ученику. Джирайя всегда считал его слишком умным мальчиком, которого врят ли бы устроило подобное ложное объяснение.
-А где остальные? – наконец нашелся будущий Хокаге.
-Ну, они уже пошли к Тсунаде и получили от нее задание, что, кстати говоря, сейчас и должен сделать ты.
-Хай-хай, Джирайя-сенсей…
Довольно бодро ответил мальчик и немедля пошел в сторону госпиталя, который находился неподалеку от академии. Длинные белые коридоры, бегающие по ним шиноби и доктора, нисколько не отвлекали от мыслей молодого шиноби. Он спокойно шел по покрытому плиткой полу к кабинету одной из трех великих саннинов. Подойдя к двери, Минато распахнул ее с закрытыми глазами и автоматом произнес:
-Привет, бабушка Тсунаде!
Открыв глаза, он увидел перед собой разгневанное, но как всегда красивое лицо женщины-медика.
-Сколько раз я тебе говорила, Минато, что я еще далеко не бабушка!!! Я бабушкой буду только для твоих детей, но не для тебя!!! Тсу-на-де-сама! – лицо ее побагровело от злости.
Минато ослепительно улыбнулся и почесал затылок, а потом удивлено замер. Только сейчас он заметил, что позади Тсунаде стоит девочка с огненно-красными волосами, может чуть младше, чем он сам. Лицо ее выражало неподдельное удивление. Одета она была в черные шорты и футболку, на ногах были сандале ниндзя и бандама с изображением деревни водоворота на голове.
-Ано… Тсунаде-сама? – тихо спросила она и похлопала глазами.
-Это Узумаки Кушина. Она будет какое-то время жить у меня и обучаться медицине.
-Намиказе Минато – мальчик подошел к Кушине и протянул ей руку.
Та отбросила назад два длинных хвостика и довольно крепко пожала руку нового знакомого. Минато немного удивился, что у девочки может быть настолько крепкая рука. Только сейчас он заметил в ее лице нагловатое, присущее мальчикам, выражение лица.
-Ну, привет, малыш – насмешливо произнесла она.
Шиноби приоткрыл рот от удивления и застыл.
-А тебя не учили, что на приветствие надо отвечать тем же, малыш? – еще более нагло заявила она.
Намиказе не выдержал и, сложив руки на груди, резко дернулся к ней.
-Это я-то малыш? На себя посмотри, мелкая! Я обязательно стану самым Великим Хокаге и посмеюсь над тобой!
В ответ она только рассмеялась и ткнула указательным пальцем ему в нос.
-Ну, это мы еще посмотрим, мальчишка! Я тебя и одной левой сделать могу. У тебя ведь даже нет бандамы, ученик!
Тут уже вмешалась Тсунаде.
-Кушина, прошу тебя успокойся… Минато просто никогда не носит ее с собой. А так он уже три года как окончил академию с отличием.
Кажется, теперь девочка действительно удивилась. Это было странным для его возраста так рано стать шиноби.
-И все же я сильнее – она демонстративно прошла мимо мальчика и обернулась на пороге. – Мы еще встретимся, малыш! – она ткнула в его сторону пальцем и ушла.
Тсунаде вручила мальчику бумаги и вздохнула.
-Пожалуйста, доставь это лично Третьему Хокаге… больше ничего пока от тебя не требуется, - с этими словами она вышла вслед и за красноволосой девочкой.
-Вот дура – не удержался от комментария Минато и посмотрел на бумаги.
«Да что с ней такой… ни с того напала…» - подумал он и пожал плечами. «Вобщем-то неважно…»
Вскоре он и сам вышел из кабинета, но так и не смог отделаться от мыслей от этой Кушины.
«Странное имя, но красивое»

Глава 2.
Новая встреча.

Весь день Минато не покидали мысли о девчонке, что так задела его самолюбие. Большинство детей за редким исключением уважительно относились к нему, не смея ни слова сказать не так. Конечно, Намиказе, будучи очень добрым мальчиком, мог разве что накричать на обидчика, но лезть первым в драку он никогда не стал бы.
Потому такое резкое плохое отношение к нему немного шокировало, но вместе с этим он и желал доказать ей, что далеко не так плох как ей кажется.
Прошло несколько дней. Все дела на счет прибывших в Коноху детей были улажены и, наконец, все начали более-менее спокойную жизнь.
Этим прекрасным днем дети играли на площадке в мячик. Среди них был и наш герой. Минато не плохой игрок в футбол. Он сидел на земле, прислонившись к дереву, и отдыхал. Услышав смешок, он посмотрел вверх, откуда он доносился. На ветке сидела уже знакомая ему девушка.
- Привет, малыш! – издевательски произнесла она.
Минато бросил в нее испепеляющий взгляд и закусил губу.
-Мм… как там… Кушика? – мальчик нарочно делает вид, что не может вспомнить ее имя.
Кажется, это по-настоящему задело девочку, и она поджала губы.
-Ах ты!!! Ублюдок! – она быстро спрыгивает с ветки и на лету сильно отвешивает ему по голове.
Итак, Намиказе сидит на траве и хлопает глазами, держась за ушибленное место.
-Ты… - он вскочил и хотел что-то сказать, но внезапно получил очередную оплеуху.
-Для тебя Кушина-сама, малыш! – злобно произнесла она и поймала мячик, который пролетал мимо них. – Если сможешь меня обыграть, то я так уж и быть перестану называть тебя малышом.
Шиноби оживился и мигом забыл о боли в затылке. Он был, как никогда уверен в собственной победе. «Она же девчонка, а девчонки не умеют играть в мячик, если только чуть-чуть»
Конечно, у него на уме была мысль о том, что он никогда не встречал таких девчонок. Что по сравнению с ней он похож на девчонку. Но Минато быстро откинул прочь эти мысли. Он знал, что просто должен ее победить.

Узумаки величаво вышла на середину стадиона и махнула рукой, показывая всем, что надо разойтись. Минато спокойно прошел за ней. В отличие от Кушины он не любил эффектности, что впрочем, делало ему честь.
-Правила просты. Кто кого обойдет, тот и победил.
-Начинай – пожал плечами мальчик.
Она только нагло усмехнулась и слегка пнула мяч. Намиказе подался вперед и попытался отбить его в сторону, но та ловко сменила направление меча ногой.
«Ксо! А она не так уж и плоха…»
Минато все же проиграл ей. Намиказе стало очень стыдно перед ребятами, когда Кушина подошла к нему и снова назвала его малышом. Но не в его правилах было так просто сдаваться какой-то девчонке.
-Да ты просто дура. Девчонка называется… К тому же лучше бы занялась тренировками чем бессмысленной игрой в мячик.
Минато ухмыльнулся и направился прочь со стадиона. Ребята разошлись, а девочка еще долго стояла на месте, смотря вслед мальчику.
-Ха!

Джирайя от души веселился, наблюдая со стороны за своим учеником. Он понимал, что Минато еще совсем ребенок и не способен контролировать свои эмоции, особенно в обращении с девочками.
-Ведь он уже чунин, Джирайя, а ведет себя и правда как малыш – задумчиво сказала Тсунаде, стоящая рядом с саннином.
-Да, но все же он силен и в нем скрыт огромный потенциал. И с каждым днем его сила растет – задумчиво сказал мужчина.
-Сарутоби-сенсей говорит, что у него есть все шансы стать Четвертым…
-Никогда этот молокосос не станет Хокаге. Это слишком для такого слабака – послышался знакомый им шипящий голос.
Джирайя и Тсунаде резко обернулись и обнаружили позади третьего из существовавшей когда-то команды. Еще не обернувшись, они не сомневались, что обладателем столь грубых слов будет именно Орочимару.
-Йо, Орочимару! – Джирайя поднял руку в знак приветствия и улыбнулся. Он уже давно решил для себя, что спорить с Орочи о Минато бесполезно.
Тсунаде промолчала и только поджала губы, переведя взгляд на Джирайю. Орочимару едко улыбнулся и прошел мимо них.
-У меня нет времени на пустые разговоры. Я иду тренировать ученицу – с этими словами он исчез.
-А кто там его ученица? – озадачено спросил Джирайя.
-Кажется… Митараши Анко? – сказала Тсунаде и поднялась. – Ладно, Джирайя… мне уже пора идти. Зайду поем и снова за работу.
-Удачи. Я пойду, проведаю Минато. Нам скоро на тренировку…

-Сенсей! Это невозможно – жалобно говорил мальчик, глядя в глаза учителю. – Ну я не виноват, что у меня не выходит. Сомневаюсь, что вы учили эту технику в моем возрасте!
-Да, но я не был в твоем возрасте чунином! Так что хватит валять дурака и дай мне нормальную жабу!
Намиказе бросил на учителя свой фирменный прожигающий душу злой взгляд и вытер пот со лба.
-Ну, хорошо…
«У меня должно получиться… я же хочу стать Хокаге?» - нахмурился и быстро повторил уже приевшееся ему движение.
-Ксо!!! Снова этот головастик!
Минато поднял глаза и увидел вдалеке сенсея. Хоть он и был далеко, но по его движением он видел, что тот злиться. Или хотя бы изображает злобу. Минато вдруг заметил, что рядом с ним стоит девочка.
«О, нет! Ну, только не ОНА…» - пронеслось в голове у него.
-Зачем вы привели ее сюда? – злобно закричал на учителя ниндзя.
-А чтобы она увидела, какая ты бездарность…
-…Ма-лыш! – закончила его слова Кушина и рассмеялась, показывая пальцем на Минато.
Почему-то он вспомнил, что мать всегда учила, что показывать пальцем неприлично. Лицо Намиказе покраснело. Кажется, чуть ли не первый раз в жизни он и правда стеснялся, что так оплошал.
«Ну, Сенсей, Кушина, я вам еще докажу, что на что-то способен!»
Снова попробовал технику вызова, но вместо желаемого результата на земле был головастик.
«Зато хоть крупнее» - с горечью подумал он, уже не обращая внимания на хохот девчонки.

Глава 3
Шалости.

Минато сидел за стойкой и поглощал рамен с весьма нездоровым видом. Рядом с ним сидела Кушина и, кажется, от души веселилась, поглядывая краем глаза на мальчика.
«Ну, и зачем я согласился пойти? Надо было просто послать ее…» - недовольно думал он.

Дело в том, что ровно пятнадцать минут назад он встретил ее в магазине, когда она выбирала цветы. Вид у нее был недовольный, но Намиказе все же решился подойти.
-Не думал, что такой девчонке как ты интересны цветы – спокойно сказал он.
-А они мне и не интересны – не поворачиваясь, сказала она и выпрямилась. – Какие ужасные цветы! Вы где их выращиваете?! – громко закричала она и тем самым привлекла внимание продавца.
Женщина совсем не рассердилась или смутилась, напротив, она только улыбнулась и подошла к детям.
-Эти цветы выращены в хорошей земле и с уходом. Они лучшие во всей Конохе.
Минато хорошо знал эту женщину, потому что она была матерью его бывшей соседки по парте в академии.
«Да… интересно как она?»
-Здравствуйте, Яманако-сан, как поживает ваша дочь? – вежливо спросил он.
-О, Минато! Прости, я тебя даже не заметила. Она отлично поживает. Я передам от тебя привет, думаю, что она будет рада – с этими словами она подмигнула мальчику.
-Ладно, малыш, пошли отсюда! – Кушина резко схватила мальчика за кофту и потащила к выходу.
-Ээ... До свидания! – успел выговорить он, прежде чем дверь закрылась, но через стекло было видно, что продавщица улыбнулась.

Минато доел свой рамен и повернулся к Кушине, отставляю в сторону тарелку и палочки.
-О, не смотри на меня так, малыш. Цветы были вполне нормальные, просто мне было лень их таскать… куплю потом.
-Это Тсунаде тебя просила?
-Да.
-Ясно…
Минато посмотрел на небо. Уже начинало темнеть.
-Хватит тупить, малыш. Я придумала кое-что интересное…
Девочка снова схватила его, но уже за руку и потащила в сторону ворот. Добежав до них, она резко остановилась и отдышалась.
«Странно… нет охранников» - подумал он, и вдруг его осенило.
-Что?! Кушина, только не говори мне, что ты хочешь выйти? – встревожено сказал он, понимая, каким будет ответ.
-Да, а что?
-Нет. Это исключено. Сенсей сказал, что выходить всем строго запрещено. Мы можем нарвать на врагов. Сейчас их тут слишком много… и они желают разрушить союз, убив детей, которых привезли.
-Это все глупость! Или может, ты струсил, малыш?! – высунула язык.
Минато покраснел от стыда и злости. Ему уже изрядно надоели ее издевательства, но он все же он был умнее чем кажется.
-Мне все равно. Я не иду…
Кажется, сейчас он действительно ее разозлил. Она сделала довольно забавное лицо, как показалось ему, и отвернулась.
-Ну и пожалуйста! Пойду сама! – гордо вскинула голову красноволосая девочка и открыла ворота.
Минато не стал ее останавливать. Ему не слишком хотелось с ней спорить, да и зачем? Он будет очень глупо выглядеть, еще глупее, чем сейчас. Шиноби уже успел возненавидеть всех душой Кушину, но в то же время его тянуло к ней, потому что она была не такой как другие.

Девочка шла по лесу. Было уже совсем темно. Кушина не хотела признаваться, что ей очень страшно, ведь даже если он об этом и не узнает, то ей самой будет стыдно за себя. «Мне не страшно… все будет в порядке. Он ведь просто наврал, чтобы не идти… или может, преувеличил. Ксо!»
Услышав за спиной шум, Кушина резко обернулась. Несколько черных теней проскочили в кустах, и она собиралась закричать, как кто-то грубо схватил ее, закрыв рот рукой.

«Глупая девчонка. Хоть я и думаю, что ничего страшного не случится… но…» - он повернулся назад. Ворота были уже так далеко, что он едва ли выделил их из стены,
«Что бы сказал Сенсей, узнав, что я бросил одну девчонку перед лицом опасности…» - он сделал неуверенный шаг в сторону ворот деревни.

-Отпусти, ублюдок!!! – девочка билась в истерике, пытаясь вырваться из железной хватки вражеских шиноби. Один из них быстро подошел к ней и отвесил сильную оплеуху. Кушина тихо застонала и почувствовала, что летит на землю. Как бы она не старалась, но женская в ней часть не дала удержаться, и девочка громко зарыдала. Тот что ударил ее на этот раз пнул ее ногой.
-Заткнись или я убью тебя! – зашипел он.
Кушина замолчала и только иногда всхлипывала. «Хватит рыдать… ты же шиноби, черт возьми!» - закричала она на себя и выхватила кунай. Бросившись на одного из шиноби, она надеялась пронзить его в сердце, но тот быстро увернулся, и Узумаки смогла только ранить его щеку. «Этого следовало ожидать. Что может обычный геннин против двух джоунинов? Минато, а ты был прав, черт возьми…» - девочка закрыла глаза и приготовилась к смерти.
Вместо собственной боли, она услышала истошный крик. Она поняла, что это кричал один из врагов, тот которого она ударила. Как успела догадаться Кушина, именно он вызвался ее убить. Открыв глаза, шиноби увидела перед собой стоящего спиной Минато. Он повернулся к ней.
-Дура! Я же говорил тебе, что это опасно, а ты заладила со своей трусостью!
-Минато? – неуверенно спросила ошарашенная девочка. Сейчас она видела уже не того глупого и упрямого мальчишку, что так легко поддавался на ее провокации, а опытного шиноби с далеко не детским блеском в глазах.
-Вас никто не учил, что трогать беззащитных девчонок плохо? – зло спросил он у двух оставшихся шиноби. Те, как ему показались, были в замешательстве, а Минато это устраивало. Даже в такую минуту он размышлял немного как ребенок. «Вот, Кушина, добилась? Я просто хотел выглядеть глупо…»

Девочка открыла глаза и резко приняла сидячее положение. Вдруг она почувствовала тяжесть на коленях и вздрогнула. На ее ногах была голова Минато. Он сидел на стуле, облокотившись на кровать, и мирно спал. Кушина перебирала в памяти произошедшее и вдруг покраснела. Вчера ночью, прежде чем заснуть, она помнила, как тот с легкостью вырубил несколько шиноби. «Значит, он настолько силен?» - с грустью подумала девушка и положила руку на голову Минато. Неожиданно для себя девочка поняла, что только сейчас заметила какие у него красивые черты лица. «Должно быть, из него вырастит очень красивый парень, но нам будет уже не по пути. Я с треском провалилась…»
Как только девочка подумала об этом, дверь открылась и в комнату вошла Тсунаде. Она посмотрела на Кушину усталыми глазами.
-Девочка моя, ты много плохого натворила. Теперь тебе придется вернуться назад и давать показания…
-Понимаю, Тсунаде-сама. Я все сделаю верно, и Конохе ничего не будет. Можете на меня положиться.
Женщина знала, что Кушина и правда не станет причинять зло этой деревне. За тот срок, что они жили вместе, Тсунаде хорошо сумела ее изучить. «Она хорошая девочка, впервые вижу ребенка с таким чувством долга и чести» - медик почему-то улыбнулась.
-Ну, тогда возвращайся домой и лечи людей теми техниками, которым я тебя обучила.
-А… Спасибо, Тсунаде-сама! – благодарно сказала она. Кушине было стыдно за свой поступок, ведь Тсунаде так ей помогла, а она предала всех.
-И не вини себя, девочка. Твоему лицу не идет такое выражение – с этими словами она вышла из палаты.

Минато проснулся и увидел перед собой белые стены. «Еще так рано, можно и поспать. Всю ночь не спал» - подумал он, и снова бы отрубился, если бы не вспомнил, что пришел сюда к Кушине. Резко подняв голову, он посмотрел на кровать. Девочка там уже не было, зато лежала записка. Намиказе взял ее и аккуратно развернул.
«Спасибо. Прощай»
Мальчик долго перечитывал записку. «Что значит прощай?» - подумал он и, поднявшись, подошел к окну, откуда донесся крик. На улице он увидел Узумаки Кушину, которая отбивалась от рук джоунина. Минато сразу понял, что этот шиноби из ее деревни. Мальчик распахнул окно.
-Узумаки Кушина, у меня приказ доставить вас на себе в деревню.
-Я не хочу висеть у вас на руках! Какого черта!!! – возмущено орала она. Лицо ее покраснело от напряжения, а волосы длинные были растрепаны.
-Кушина, прекрати! Ты заслужила такого обращения – не выдержала Тсунаде. Ее слова, кажется, заставили девочку быстро смириться. Джоунин подошел у ней и поднял на руки.
Только сейчас Минато действительно проснулся. «Значит, ее увозят, и я больше никогда ее не увижу? Значит, никогда не могу доказать ей на что я способен?» - с негодованием и злостью подумал он.
Когда шиноби собрался бежать, Кушина подняла глаза на окно, где стоял Минато и, кажется, удивилась.
-Эй, Кушина!!! – громко закричал он, чтобы она отчетливо слышала. – Если когда-нибудь, через много лет услышишь, что в Конохе появился Четвертый Хокаге, знай… это буду я!
Девочка улыбнулась. Но в этой улыбке была доля тоски. На глазах выступили чуть заметные слезы.
-Посмотрим, кто кого, МАЛЫШ! – последнее слово она кричала особенно громко, потому что уже была далеко от госпиталя.
«Почему она плакала?» - этот вопрос еще долго мучил Минато.

Глава 4.
Дежавю.

Капли теплой воды стекают по гладкой коже молодого человека, затем по шее, быстро забегают под белоснежную рубашку и уже остывшие оставляют неприятное ощущение на коже. Он, как и прежде ненавидит умываться, но, как и прежде делает это каждое утро, год за годом. Вот только с возрастом на водные процедуры уходит все больше и больше времени. Наконец с умыванием покончено. Минато берет полотенце и вытирает лицо. Подняв глаза, в зеркале она видит голубоглазого блондина с тонкими губами, которые, кажется, сейчас расползутся в счастливой улыбке, хотя он и совершено серьезен. Намиказе не любит этот вид, из-за него часто малознакомые люди не воспринимают его всерьез.
Такой же неприятной частью утра является переодевание в повседневную рабочую одежду. Бандану он по-прежнему никогда не носит, зато теперь на нем всегда жилет джоунина, поверх которого надет белый плащ с красными языками пламени.
По дороге в резиденцию, он заходит в цветочный магазин Яманако и берет две красные розы. Каждую неделю, по вторникам, он приходит к памятнику и кладет две красных розы рядом с ним. После того, как Коноха заключила временный мир с вражескими странами, имен стало появляться там очень мало. Сразу последних пяти строчек, Минато глазами отыскивает имя «Учиха Обито».
-Прости, дружок, что я тогда опоздал – шепчет он и поднимает глаза на уже темнеющее небо. Сейчас он работет по ночам, так что днем спит, а к вечеру только поднимался.
Улыбнувшись начинающемуся закату, Намиказе молча побрел в строну деревни из леса. Добравшись до резиденции Хокаге, он отметил, что уже совсем стемнело. Из дверей резиденции пулей вылетает маленькая и тонкая фигурка. Несложно было догадаться, что женская. Короткие распущенные волосы, закрывают лицо. Она не смотрит вперед и, кажется, не замечает здесь присутствие Минато. По всхлипам и неравным шагам можно было догадаться, что она плачет. В темноте, Будущий Хокаге не сразу узнает ее, и только когда она уже пробегает мимо, он хватает ее за локоть и разворачивает к себе. Та вскрикивает, а после удивлено смотрит на Минато.
-Сенсей?! - на лице было написано негодование, удивление и отчаянье сразу.
-Рин, что случилось? Опять из-за Какаши?
Обычно она пытается отнекиваться и улыбаться, но теперь не может. Ее застали в слишком неудобный момент. Не находя в себе больше сил сдерживаться, она бросается на шею любимому учителю и плачем еще громче. Она бережно обнимает за плечи девушку.
-Почему… почему он не хочет принимать мою помощь? Почему всегда отталкивает? – сквозь плач говорит она. – Мне ведь тоже плохо… Я тоже страдаю…
Он понимает ее и немного отодвигается.
-Рин, я понимаю, но ему надо как-то успокоиться. С того случая он очень изменился, и ему просто нажну время. Попробуй понять и его
Девушка перестает рыдать и смотрит на учителя заплаканными красными глазами.
-Все хорошо… я слышал, что нам дают миссию. Отлично, тогда иди домой и хорошо выспись, а то я не хочу завтра видеть мою любимую ученицу в таком состоянии – он искренне улыбается, поглаживая девушку по голове.
-Х-хай…
Она тоже слегка улыбается, и улыбка ее выглядит немного нелепо на заплаканном лице. Распрощавшись с Рин, Минато заходит в резиденцию и поднимается на последний этаж в кабинет Хокаге. Сейчас шиноби выглядит более чем озабочено. Для него перемены всегда были чем-то неожиданно-приятным, но сейчас… когда он видит когда-то лучшего выпускника академии и уверенного в себе шиноби сломленным и жизнерадостную девушку, которую, едва ли можно было увидеть с печальным выражением лица, в слезах…
«Прошло уже два года… Казалось бы что все уже должно перерасти в добрую память. Я думаю, что они просто не могут объясниться друг другу, что с ними происходит…»

Минато открывает дверь и сразу же видит перед собой молодого парня с лохматыми волосами пепельного цвета и маской на пол лица. На левый глаз у него сдвинута повязка шиноби. Вот уже два года он ходит так, открывая свой глаз только во время боя с серьезными противниками.
-Сенсей? – невозмутимо спрашивает парень в маске. В его голосе некоторые нотки раздражения. Минато понимает, что он снова немного повздорил с Рин и хмурится.
-После извинишься перед ней – спокойно говорит он и закрывает за собой дверь.
-Что? – так же спрашивает Хатаке, только теперь в его единственном видном глазу читается некоторое волнение.
-Ты прекрасно понимаешь, о чем я. Какаши, она плакала…
-Простите – говорит шиноби и отводит глаза. Бывший Какаши бы только пожал плечами и сказал что-то вроде «Меня это не интересует». Но перед ним теперь совершено другой человек, нежели два года назад.
-Извинишься перед ней…
Какаши во время разговора отодвинулся немного в сторону и сейчас Минато заметил, что за ним, за столом, сидит взрослая девушка и что-то пишет. Голова ее опущена, и он не видит ее лица. Из-под надетого капюшона выпадает прядь огненно-красных волос. Минато с полминуты таращится на девушку, не в силах произнести ни слова. Он не может поверить своим глазам, но и не находит других кандидатур. Она поднимает голову и удивлено хлопает глазами. Теперь он уже не сомневается, что знает эту девушку. Она совсем не изменилась, вот только стала красивее, и ее лицо приобрело какое-то нежное, присущее всем девушкам, выражение лица.
Какаши сначала непонятливо смотрит на учителя, а потом, когда соображает, то слегка улыбается под маской.
-Я забыл вам представить. Это шиноби из Деревни Водоворота. Она прибыла сюда, чтобы отправиться с нами на миссию. Ее имя…
-Узумаки Кушина? – немного неуверенно спрашивает Намиказе.
Какаши удивлено переводит глаза с Минато на Кушину.
-Да, вы правы, Намиказе Минато…

Глава 5.
Прежние.

-А ты изменилась. Стала чуть-чуть похоже на девушку – он мило улыбается. Сейчас он не хочет ее обидеть или задеть, он просто пытается ей напомнить ее в детстве. Она понимает это и только продолжает улыбаться.
-Ну, мне до твоей женственности далеко, малыш…
Минато перестает улыбаться, когда вспоминает это обращение.
-Давно это было. Я даже почти забыл, что ты меня так называла.
В это время Какаши с полным непониманием смотрит на двух взрослых, которые обмениваются совершено дурацкими обзывательствами. Кроме того, при этом еще и не менее глупо улыбаясь.
-Вы знакомы? – вопрос Хатаке звучит не менее глупо, зато отлично вписывается в картину.
-Да, они встречались около десяти лет назад здесь, в Конохе. Поверь, и делов они тут натворили, мы потом долго расхлебывали – говорит только что вошедший в комнату Третий Хокаге. Это взрослый мужчина с не по годам мудрым лицом и довольно красивыми чертами лица. Одет он в одежду Хокаге.
Ни Намиказе, ни Узумаки ничуть не смущаются, а только снова продолжают тянуть лыбу. Какаши только вздыхает и кивает головой Третьему.
-Добрый вечер, Великий. Как я понял мы идем на миссию вчетвером? Простите, что не все в сборе, я отправил Рин домой. Она была в плохом состоянии.
Третий многозначительно смотрит на Какаши, а потом садится за стол.
-Итак, от вас требуется пробраться в страну Риса и, на время, заделавшись под работником тамошнего феодала, по имени Рен Котоку, выкрасть у него нашего члена АНБУ, который был схвачен около месяца назад.
-Откуда гарантии, что он жив? – спросил Минато, подходя к карте на стене
и разглядывая ее.
-До нас дошли эти сведения из верных источников. Но главное в миссии, что вы должны освободить его так, чтобы власти страны Риса не смогли бы обвинить нас во вторжении.
-Почему тогда вы не попробуете все решить оглаской? – задумчиво спрашивает Кушина.
-Мы пытались, но они смогли доказать свою невиновность. Теперь закон на их стороне, а нам остается только помочь ему сбежать.
-У него настолько важная информация? – быстро догадывается Минато. Едва ли за один ниндзя в такое время станут посылать целую команду.
-Пожалуй, даже слишком, тебе о ней лучше пока и не знать. Не дорос еще – отчасти шутливо говорит Хокаге.
Кушина хихикает, а предмет ее насмешек искоса поглядывает на нее. Та сразу же замолкает и делает серьезное лицо.
-Кстати, а зачем с нами идет Кушина?
-В качестве медика, а почему неважно. Главное, что иду – кажется, его вопрос немного оскорбил ее, и она говорит немного грубо, что не сильно удивляет «малыша».
Следующие полчаса Третий показывает им путь по карте и подробно объясняет проникновение в деревню и как поступить на службу в дом Котоку.
-И последнее. Вот здесь написана информация о ваших «персонажах» - с этими словами Сарутоби выдает им по папке, а Какаши целых две.
-А это ты отнесешь сейчас Рин, но скорее, а то ей надо успеть ознакомиться с этим.
Молодой шиноби сразу понимает цель это затеи, но он не особо против, ведь и сам знает, что если не извинится, то сенсей его со свету сживет.
-Хай, Хокаге-сама – немного лениво говорит он.
-Отлично. Теперь идите по домам. Это касается и тебя, Минато. Завтра в 6 утра вы должны уже выйти из западных ворот, так что идите отдыхайте… У меня много работы…
Третий Хокаге быстро выпроводил озадаченных шиноби из кабинета.

-Так ты все-таки не сказала, зачем ты здесь – уже на улице говорит Минато Кушине. Та только пожимает плечами.
-Я же сказала… в свое время все узнаешь.
Снова этот наглый тон, высокомерие, но почему-то теперь это вовсе не злит Минато. Скорее наоборот, это его немного забавляет. Какаши в это время уже куда-то улетучивается, а Намиказе некоторое время бредет за Узумаки. Девушка долго игнорирует его, а потом резко разворачивается, из-за чего Минато врезается в нее. Она снова хихикает. Кажется, это придает ей некоторое очарование. Теперь, когда Кушина стоит к нему лицом, Минато, наконец, может ее полностью разглядеть.
Она стала намного красивее и изящнее. Среднего роста девушка, с настолько тонким телом, что сложно было бы сказать, что она ниндзя. Волосы остались того же цвета, только прическа была значительно короче. Вот только глаза остались прежними, уверенными и устремленными вдаль.
-Ты, наверное, хочешь пригласить меня поужинать? – невинно интересуется она.
-Если честно, то я даже об этом не подумал, но теперь точно хочу – учтиво говорит мужчина и предлагает ей руку.

Кушина смотрит на него изучающее и одобрительно, про себя отмечая, что от глупого мальчишки, которого она когда-то знала мало, что осталось, но все же этот вариант Намиказе ей нравиться не меньше прежнего.
Девушка невольно засматривается на внешность стоящего перед ней молодого человека. Еще бы, ведь он является предметом мечтаний не одной девушки Конохи. Голубые глаза, светлые вечно взъерошенные волосы и добрая улыбка. Узумаки улыбается и вдруг понимает, что должна хоть что-то сказать. Тогда, она произносит первое, что пришло на ум.
-Ты, наверное, хочешь пригласить меня поужинать?
«Ксо… глупо» - она про себя сокрушается и не слушает ответа Минато, но когда тот подает ей руку, то она облегченно смотрит в землю и берет его под руку.

Они сидят в раменной. Намиказе предлагал ей пойти в более дорогое место, но она наотрез отказалась, потому что слишком любит рамен. Минато не был против, это не доставляло ему особых хлопот. Девушка молча ест и пресекает любые его попытки заговорить короткими и многозначительными ответами. Он удивлено наблюдает за ее поведением. Она слишком непредсказуема, и это раздражает Минато.
-Малыш, а ты хотя бы вспоминал меня? – вдруг спрашивает она, отставляя в сторону тарелку. Он немного удивлен такому вопросу, но ответ и сам вертится на языке.
-Да… и, пожалуй, даже чаще чем хотелось бы…
-А я тебя совсем не вспоминала. Совсем-совсем – с улыбкой говорит она.
Минато в ступоре. Он привык, что видит большинство людей насквозь, но сейчас он не может даже предположить, что скажет и сделает она через минуту. Кушина наклоняет голову и смотрит в глаза Минато.
-Проводишь меня?
-Куда?
-В госпиталь. Меня там временно поселили, но в скором времени обещали дать отдельное жилье.
-Значит, ты к нам надолго?
-Угу. Вроде.
Минато встает и расплачивается за еду. Кушина вскакивает за ним и снова берет его под руку. Он не против, она знает это и пользуется.
Двое шиноби идут по улице. Вечерняя Коноха особенно красива. Все лавки, рестораны и магазины светятся на главной улице. Мимо проходят молодые пары, просто люди и изредка пробегают дети в сопровождении родителей. В это время редко можно увидеть шиноби в форме. Рабочее время закончилось, теперь шиноби занимаются своими родными и близкими. Минато поднимает голову и с удовольствием смотрит в небо. Свет деревни разливается в темном небе на цвета и оттенки. Он уже давно перестал их считать, потому что их было слишком много. Кушина же смотрит только в лица людей и изредка слегка хмурится. Намиказе какое-то время наблюдает за ней, а потом бросает эту идею и снова придается созерцанию неба.
Наконец, они доходят до госпиталя, и она отпускает его руку. По ней сразу проходит волна вечернего холодка. Он слегка улыбается.
-Ты изменился – наконец говорит она после того, как они с минуту опять разглядывают друг друга.
-Ты тоже…
Они больше не находят слов для разговора. Кушина лениво поднимает вверх, легко машет ему рукой и, разворачиваясь, шутливо говорит:
-Пока, малыш!
Минато перестает улыбаться. Ну вот, уже исчезла, а он и не успел высказать ей что-нибудь в ответ. Через некоторое время он уже бредет в направлении своего дома, думая, что ему предстоит завтра. Ему этот вечер кажется каким-то пустым и грустным, но все же он всегда улыбается. Они стали другие. Стали взрослее, чуть умнее и стали воспринимать друг друга как старых приятелей. Что-то старое о девчонке которую он вспоминал так часто, рассеялось и теперь перед ним была непредсказуемая очаровательная девушка. Она была права. Они изменились, стали лругие. Да, они другие, но все же прежние…

Глава 6.
Отправление

Солнце недавно встало и осветило спящую Коноху. Казалось, что из всех не спит только он. Да нет… конечно кто-то еще сейчас нежится в кровати, разглядывая солнечные лучи, а быть может кто-то так же как и он стоит и ждет товарищей, чтобы отправиться на миссию.
Пока он предполагал все варианты того, чем на данный момент могут заниматься не спящие коноховцы, чьи-то руки закрывают его глаза. Он не находил других вариантов и быстро ответил.
-А я думал, что ты пнешь меня и закричишь что-нибудь вроде «Привет, малыш!» - невозмутимо сказал он и убрал ее ладони. Конечно же, это Кушина.
-Была такая мысль, но… Знаешь, я уже не ребенок…
Довольно резко говорит она. Кажется, ее немного раздражает, что он посмеивается над ней. Это придает ее характеру детский оттенок. Он решает промолчать на счет ребенка и только улыбается.
-Ладно, прости…
-Как одолжение делаешь – ворчливо произнесла она и, прикрыв глаза, вздохнула. Блондин сразу же понял причину ее странного поведения – она была очень сонной.
-Мм… Кушина, прости за нескромный вопрос, но ты сегодня ночью хорошо спала? – как можно вежливее спрашивает он, чтобы лишний раз не раздражать и без того раздраженную девушку. Она поднимает на него усталые глаза.
-Просто прекрасно…
Этот ответ означает, что, скорее всего она не спала вообще или заснула под утро…
-Охае! – послышался чей-то нежный и тихий голосок. Минато с Кушиной разом оборачиваются, перед ними стоит невысокая девушка с короткими каштановыми волосами.
-А… Охае, Рин-чан – улыбнувшись, говорит шиноби.
-Охае – лениво произносит сонная Узумаки. У Рин появляется ощущение, что та испытывает к ней неприязнь, но в следующий момент она, как и ее учитель, понимает, что девушка просто хочет спать.
-Какаши еще нет? – заботливо спрашивает она.
-Как всегда…
Впрочем, как всегда тут не совсем подходило. Вернее было бы сказать как последние два года. Раньше он приходил первым и не мог позволить себе опоздать. Поздно приходить он стал после смерти Обито. Почему? Иногда Минато задавал себе этот вопрос. В память ли о друге? Или быть может вместе с шаринганом он получил и некоторые его привычки, мысли… Во всяком случае, он не осмеливался спросить об этом напрямую.
-Простите, что я опоздал. Я переводил старушку через дорогу… - говорит Какаши, который появляется неподалеку от Рин. Минато обреченно вздыхает. Это излюбленная отмазка его погибшего ученика. Кушину, кажется, сейчас ничего не интересует, ибо она медленно, но верно начинает засыпать. Будущий Хокаге смотрит на нее с немного злобной улыбкой и наклоняется к ней. В следующий момент ошарашенные Какаши и Рин наблюдают, как их учитель кусает ее шею. Девушка вскрикивает и падает на землю. Он стоит над ней и держится за живот. Она с минуту яростно смотрит на него, а потом резко бросается, сбивая с ног смеющегося до коликов парня. Он не обращает внимания на ее острые ногти, врезающиеся в кожу, и продолжает смеяться, уже постанывая от изнеможения. Когда наконец успокаивается, то быстро высвобождается из-под нее и встает. Пока он пытается отдышаться, Кушина сидит на земле и все так же яростно пилит его глазами.
-Вижу вы уже в сборе… - задумчиво говорит Третий Хокаге, который видимо тут уже прилично времени находится.
-Доброе утро… Великий – срывисто говорит Минато.
-Охае! – злобно выкрикивает девушка и поднимается на ноги.
-Хотя бы проснулась… - с ангельским выражением лица обращается к ней Намиказе.
-Я тебя убью!!! – ей хочется разорвать на части, но она быстро справляется с собой и успокаивается… на время.
Какаши и Рин уже не особо находятся в теме. Она с одной стороны удивленно, но и восторженно переглядываются. Впервые они видят такую картину.
-Ано… может уже пора? – неловко говорит Рин.
-Пора… Минато, хватит смеяться. Отправляйтесь. Дополнительные инструкции ты уже получил.
-Хай… отправляемся…
И команда скрылась в направлении чужой далекой страны.

Глава 7.

Путь до страны Риса довольно долгий, да и провести в деревне придется не меньше недели. Примерное время на выполнение было две-три недели, в зависимости от обстоятельств. Никто из шиноби не знал, что за люди их ожидают в далекой деревни.
Ниндзя быстро передвигаются по веткам деревьев.
-Почему Третий Хокаге сказал передвигаться только днем? – громко кричит Кушина Какаши, который находится радом с ней.
-Возможно, потому что противник ожидает вторжения…
«Что же за информация у них?» - думает Кушина, но потом отбрасывает мысли, вспоминая один из уроков шиноби о том, что не стоит думать о задании больше чем тебе поручили, потому что это может помешать выполнению.
-Куда он так спешит? – девушка головой показывает на Минато.
Хатаке пожимает плечами, но тут вступается Рин.
-Он любит делать все быстро. Если бы нас не было, то, скорее всего сенсей был уже на месте – с улыбкой говорит она. Кушина заметила, что, говоря о Минато, она всегда говорила только хорошее. Но, не став вдаваться в подробности, как ему бы это удалось, Узумаки пожимает плечами и продолжает двигаться.
Они шли около десяти часов без остановки, а потом сделали небольшой привал, на котором хорошо разъяснили дальнейший путь.
-Мы идем через лес, а когда попадаем на чужую территорию, то начинаем идти под видом обычных странников. К счастью, это будет недолгий путь. Всего пару дней…
Никто не возражает, и он снова командует отправляться вперед. Никто не возражает, несмотря на усталость. Продолжают они путь, стараясь не отвлекаться разговоры.
-Мы приближаемся к восточной части леса. Здесь будет небольшая поляна, там и отдохнем – наконец говорит Минато, когда начинает темнеть. Все вздыхают с некоторым облегчением и продолжают двигаться уже куда бодрее прежнего.
Наконец и долгожданная поляна. Все, кроме Намиказе, упали на траву и стали отдыхиваться.
-Эй, ребят, вы, что так устали? – добродушно произносит он, заметив состояние его команды.
-Сенсей! Вы нас гнали почти весь день с маленькой передышкой! – возмущается Рин.
-Ну а кто сказал, что будет легко? – расплывается в несколько злобной улыбке блондин и смотрит на Какаши. Тот уже успокоил дыхание и собирает сухие обломки деревьев.
«Быстро соображает» - проносится в голове у Минато.
-Рин, поможешь? – спокойно говорит Хатаке.
Девушка встает и смеется. Тот смотрит на нее несколько удивлено.
-Прости, просто у тебя на голове куча листьев… Выглядит забавно.
Никто и не видит, но под маской парень слегка улыбается и стряхивает несколько сухих листиков с пепельных волос. Рин всегда смеется из-за ерунды, но бывает, что это здорово поднимает настроение. Пока девушка собирает хворост, Какаши начинает разжигать костер. Хотя разжигать там нечего. Одна из простейших техник, которой их обучили на втором курсе в Академии.
-Какаши, будь осторожнее. Впредь, когда пользуешься техниками, проверяй, чтобы никого не было поблизости – говорит блондин, доставая из рюкзака белый плащ. – И не забудьте переодеться. Некоторые вещи мы оставим здесь, потом заберем.
-Хай, сенсей – быстро реагирует Хатаке и бросает костер, следуя примеру учителя.
Рин с Кушиной помялись и ушли переодеваться немного подальше.
-Так как ты извинился перед Рин? – Намиказе подмигнул своему ученику.
Тот немного смутился, но явно не хотел этого показывать. Вот почему всегда так? Сенсей все время так делает, когда дело касается Рин. Как объяснить, что Какаши не чувствует к ней ничего, кроме дружеских чувств. Но почему-то каждый раз его это смущало.
-Сенсей! – отчаянно говорит шиноби. А сенсей смеется. Смеется и улыбается, решая больше не давить на чувства ученика.
Девушки возвращаются. Теперь на Рин белый, обтягивающий тонкую фигуру, сарафан и кофта на молнии. Кушина же одела все черное.
-Ты в трауре? – упавшим голосом спрашивает Минато.
-Да. По тебе. Не думай, что забыла сегодняшнее утро – насмешливо говорит она, завязывая в хвост свои огненно-красные волосы.
-Я и не сомневался – в тон ей отвечает блондин, откидываясь на траву. С подготовкой ко сну покончено, теперь можно предаться своим мыслям. В детстве, он часто уходил ночью из дома, пока не видели родители, и лежал на какой-нибудь крыше, разглядывая звезды. Вот только теперь, когда работы стало много, редко выдается случай полежать на траве, глядя в ночное небо.
-Долго ты так лежать будешь?
Минато переводит взгляд на сидящую рядом девушку. Она, кажется, выглядит уставшей.
-Долго я лежал?
-Достаточно…
-А где ребята?
-Я так и не поняла, но Рин куда-то потащила Какаши.
-Ааа – откликается он и снова смотрит в небо. Минато слышит тяжелый вздох, и через мгновение Кушина уже лежит рядом. Ее волосы щекочут щеки, а дыхание отчетливо слышно.
-Кстати, ты так и не сказала по какому поводу в Конохе.
-Очень просто. Я теперь шиноби Конохи.
-Что? – он резко поворачивает голову, но она даже не шелохнулась от его действий.
-Знаешь, малыш, иногда все же надо интересоваться, что происходит со странами-союзниками. Мою деревню уничтожили два года назад. Какое-то время мы пытались ее восстановить, а потом просто Тсунаде-сама замолвила за меня слово, и меня взяли в качестве законного шиноби в Коноху.
-Значит, ты навсегда?
-Кто знает, малыш, кто знает…
Она говорит задумчиво, но все же в привычной для него манере. Это обращение напоминает детство, что вызывает легкую ностальгию. Но он не жалеет о прожитых годах. Минато стал сильнее, умнее и, в конце концов, ближе к своей цели. Блондин ничего не говорит, вместо него начинает она:
-Знаешь, а ведь у нас в деревне почти никогда не видно звезд. Только одна, вот та… самая яркая. Я часто на нее смотрела через окно, но не могу понять, почему она светила всегда? Не было ни одной ночи, когда я бы не видела ее.
Минато пожимает плечами. Ему смешно. Он смотрит на нее, не в силах уже сдержать своей улыбки. Девушка смущается и прикрывает глаза, делая гордое выражение лица.
-Перестань!
-Гомен…
Кушина немного злится. Сегодня он слишком мало говорит, а она пытается завести разговор. От чувства своей ненужности, Узумаки решает больше не заводить не каких разговоров и переворачивается набок спиной к Минато. Он почти не обращает на это внимания. Конечно, парень понимает, что должен сейчас о чем-то поговорить с ней, снять ее раздражение, но ничего не может поделать – слова не лезут в горло. Прошло какое-то время, и Минато, наконец, нашел силы произнести ее имя.
-Кушина?
Она не отвечает. Он приподнимается и осторожно заглядывает в ее лицо. Спит... Намиказе медленно поднимается и, беря одеяло, накрывает девушку, а затем садится перед потухшим костром и начинает тыкать палкой в раскаленные угли. Он, как главарь, не может лечь спать, пока не придут остальные участники миссии. Намиказе уже начинает сочинять слова отчитывания своих драгоценных учеников. Хотя все равно от этого толку мало… он не будет их отчитывать или наказывать. За что? Они молоды и так редко бывают моменты, когда они могут просто поддержать друг друга, ведь у них никого больше нет, кроме их самих.

Глава 8.
Детская выходка.

-Сенсей, а правда, что тут неподалеку есть деревня? – звонкий и бодрый голос Рин заставляет Кушину продрать глаза и сесть.
-Эээ… кажется, что да – задумчивый и немного сонный голос отвечает ей.
Девушка смотрит в сторону, откуда доносились голоса, и жмурится. Солнце во всю светит. Было около девяти часов утра. Узумаки проводит рукой по взлохмаченным красным волосам. Спина сильно болит, видимо ей посчастливилось заснуть на какой-то неровности.
-Охае, Кушина-сан – слышит она знакомый голос и оберачивается. Обладателем этого голоса является парень с пепельными волосами.
Кушина хмурится.
-Сними маску – настойчиво требует она.
-Нет – Какаши удивляется, но все же возражает.
Девушка делает недовольно лицо и готовится напрыгнуть на парня, в то время как Минато и Рин о чем-то горячо спорят.
-Кушина-сан… - парень в ужасе. – Вы же не собираетесь, да? Куши… Аааа!
Девушка сбивает Какаши с ног и, оказавшись сверху, начинает стягивать с него маску.
Сенсей и девушка с каштановыми волосами застывают с открытыми ртами. Мало того, что они видят перед собой девушку, которая не побоялась напасть на Какаши, чтобы просто снять его маску, он еще при этом и кричит. Первым соображает Минато. Он быстро подскакивает к Кушине и оттаскивает ее от Какаши. Рин подбегает к Хатаке (кто бы сомневался ^__^ ) и помогает ему приподняться. Кушина выглядит недовольной и пытается вырваться из рук блондина, но тот крепко сжимает ее руки на спине. Первой смеется Рин.
-Какаши, знаешь, как мне иногда это хочется так сделать?
Минато расслабляется и отпускает девушку. Она злобно скалится и ползет к своей расческе. Пока потерпевший разбирается с истерикой Рин, Минато крадется к Кушине и садится рядом.
-Что это было? – немного строго и все еще удивлено спрашивает он.
Она только пожимает плечами.
-Меня это раздражает. Я хотела посмотреть, что у него под маской, но… увы… там вторая, а я ее я не успела снять.
Намиказе искренне улыбается. Все-таки она еще совсем девчонка, но это и нравится ему в ее характере.
-Ладно. Но если захочешь еще побуянить, то лучше нападай на меня, а то он будет потом еще полдня в шоке…
-На тебя скучно. То не увенчается успехом… - в тон ему ответила девушка и выпрямила спину.
Блондин пожимает плечами и смотрит на уже спокойных учеников.
-Ладно, команда, сейчас мы направляемся в деревню. Через нее будет ближе, да и отдохнем с комфортом. Если не будем медлить, то успеем добраться. Как стемнеет ночевать… а если не доберемся до темноты, то спать будем в лесу.
После слов Минато, вся команда шиноби оживилась.
-Хай, сенсей! – бодро говорит Рин и подскакивает к учителю. Он бросает своей ученице нежный и одобряющий взгляд, и первый идет по дороге. Какаши медленно бредет следом, умиротворенно посмотрев на Кушину. Последняя вяло плетется за остальными ввиду усталости и боли в спине.

Как и обещалось, к вечеру они добрались до деревни. Здесь странная обстановка. Необычайно много людей на улицах, в магазинах, кафешках и прочих местах. Было похоже на то, что селение готовилось к грандиозному торжеству. Каждый дом или магазин были украшены разноцветными фонариками, гирляндами и прочими украшениями. Шиноби, проходя мимо одного из многочисленных ларьков, остановились.
-Простите, но что тут за праздник намечается? – добродушно спросил Минато, глядя на старенького, но весьма бодрого продавца добрыми глазами.
-А вы что, не местные? – удивленно спросил он.
-Нет, мы путешествуем… Впервые в этих местах.
-Ах, ну тогда понятно… Хотя все же странно, что вы не слышали о нашем фестивале. Завтра мы празднуем день создания этой деревни. Советую вам остаться. Вы не пожалеете.
Намиказе нахмурился. Терять один день было не слишком удобно, но в то же время именно в этой деревне должен был находиться один человек, с которым очень хотел бы встретиться. Блондин перевел взгляд на своих подчиненных. Кушина была занята исключительно маской Какаши, которую она пилила взглядом на протяжении всего дня, сам Хатаке держался подальше от Узумаки, изображая свою ненужность, зато Рин горящими глазами смотрела на учителя. Ее слабость к праздникам давала о себе знать.
-Ну… раз Рин так хочет, то мы пожалуй останемся на один денек. Скажу больше… мы двигались слишком быстро, так что запас времени у нас есть.
Парень быстро перекинул всю вину на ученицу, но других кажется, волновало другое.
-Что? То есть ты гнал нас со словами «Мы опаздываем!», а оказалось, что мы наоборот слишком шустро двигаемся? – возмущено сказала Кушина.
Ученики Минато тактично промолчали. Они догадывались, поскольку работали с ним не первый день. Красноволосая обреченно вздохнула, посмотрев на них.
-Могли бы и предупредить…
Продолжать тему не успели, ибо их прервал уже известным нам продавец.
-А вы уже нашли, где переночевать, ведь сейчас почти везде забито? – спросил он.
-Эээ… - только успел сказать шиноби.
-Понятно. Знаете, у меня дом большой, так что я могу вас принять за скромную плату. Простите, но жена мне никогда не простит, того, что я возьму вас бесплатно…
-А почему вы нам помогаете? – резко спросил Какаши, после чего поймал на себя укоряющий взгляд Минато.
-Все очень просто. Я люблю гостей… Да и давно у нас не было столь интересных путешественников – все с той же улыбкой доброго Санта Клауса сказал он и снял очки. – Меня зовут Мияги, а моя фамилия столь сложна, что вам ее лучше не знать.
-Это Рин, Какаши, Кушина – главарь быстро указал на каждого, назвав их имена. – А мое имя Минато. Фамилии наши может и не сложны, но говорить их, пожалуй, не буду – в тон старику сказал он и улыбнулся.
Кажется, Мияги это понравилось, и он сильнее заулыбался.
-Эй, Мисато, я пойду домой, а ты закрой лавку через полчаса.
-Да, Мияги-сама – молодая девушка появилась перед командой. Как поняли герои, она помошница старика. Старик развлекал интересными разговорами о деревни путников всю дорогу до большого и красивого дома.

Глава 9.
Фестиваль. Часть 1.

Молодая девушка стоит перед зеркалом и аккуратно расчесывает свои роскошные волосы. Стекло сильно запотело от частого и горячего дыхания. Это мешает ей лишний раз полюбоваться собой. Сегодня Кушина действительно отлично выглядит. После того, как продавец Мияги привел их к себе, она сразу же смогла помыться и привести себя в порядок. Как и любая девушка, Узумаки любила ощущать себя чистой и причесанной, несмотря на то, что шиноби не должны отвлекаться на подобные глупости.
-Иногда я начинаю жалеть, что меня занесло обратно в эту Коноху! – как можно недовольнее говорит она себе. Этими словами она пытается себя убедить в этом.
Девушка запрокидывает голову назад и собирает волосы в пучок, после чего закрепляет его множеством заколок и шпилек. Когда, наконец, с прической покончено, Кушина протирает рукой стеклянную гладь и еще раз оглядывает себя со всех сторон. На ней черное кимоно с красными узорами, которое очень подходит к ее волосам.
Резкий стук в дверь отрывает ее от раздумий. Она быстро кладет расческу и, держась руками за одну из многочисленных полок, отгибается назад.
-Войдите!
Дверь с чуть слышным скрипом открывается, и в комнату заходит Рин. На ней красивое кимоно к разными цветами. Она немного смущена, что помешала Кушине, но все же находит смелость заговорить
-Скажите, а какой из них вам нравится больше?
Только сейчас Узумаки заметила, что она держит перед собой руки, в каждой из которой по красивому яркому гребню. Цветовая гамма у них одна, но на одном выделяется белая лилия, а на другом – роза.
-Вот этот, - недолго думая, Кушина указывает на тот, что с лилией. Она никогда не любила такие цветы, как розы. В них слишком много пафоса.
-Спасибо, Кушина-сан! Мне он тоже больше понравился, но все же решила попросить совета – она говорит быстро, явно спеша.
-Ладно, Рин, мы с Какаши уже готовы. Иди, причешись, мы ждем тебя внизу…
-Да! – бодро откликается та и быстро выбегает из комнаты.
Кушина только качает головой и спускается вниз. Там уже стоит готовый к выходу парень. Ничего особенного со своей внешностью он не сделал. Только переоделся в серое кимоно с непонятным голубым узором. Такая одежда была очень к лицу Какаши.
-А ты снова в маске? – расстроено спрашивает она.
-А где Рин? – игнорирует вопрос шиноби и смотрит на лестницу.
-Она скоро спустится… - девушка улыбается. – Слушай, а куда делся наш неугомонный командир? – вдруг спрашивает она, отведя глаза в сторону.
-Он сказал, что у него тут есть дела… сказал, что догонит – Какаши лаконично пожимает плечами. Узумаки не успевает ответить, как сзади слышатся шаги. Кушина разворачивается и видит перед собой совсем иную Рин. Теперь ее волосы завязаны в красивый пучок, только передние локоны ровно свисают около лица. Кажется, Хатаке очень доволен тем, что видит. Даже через его маски видно, что он улыбается. Рин тоже замечает это и смущено отводит глаза. Кушине немного не по себе. Сейчас она понимает, что без Минато совсем скиснет. Скорее всего, сегодня вечером этих двух будут интересовать только свои персоны, да и мешать им будет преступлением с ее стороны.

Намиказе сидит на одной из крыш многочисленных домов шумной деревни. Из-за большого количества ярких огней, на небе почти, что не видно звезд. Он немного разочарован, ведь Минато любит звезды. Однако сейчас он больше занят мыслями о предстоящем разговоре со своим старым знакомым. Теплый и приятный ветерок ласкает волосы, пробегается легким холодком по шее и проникает под одежду. А снизу уже доносятся восторженные крики людей, смех и плач маленьких детей. Праздник, похоже, в самом разгаре. Ему немного стыдно, что он оставил свою команду, и Минато обещает себе, что обязательно должен сегодня погулять и с ними. Блондин смотрит на три маленьких красных шарика, которые купил в одной из лавок после лекции о том, что они действительно принесут счастье тем, куму их подаришь.
«Интересно, а это пойдет в качестве извинений? Ну да… это кому как» - тяжело вздыхает и начинает подкидывать шарики один за другим.
-А вы случайно не в цирке подрабатываете? – чей-то ехидный и до боли знакомый голос заставляет Минато повернуться. Он улыбается, как и человек, который заговорил с ним.
-Сенсей… давно не виделись! – весело говорит он и начинает улыбаться еще шире.
-Между прочим, ты очень сильно опоздал.
-Простите, я планировал прийти раньше, но мне на голову свалилась как нельзя кстати миссия…
-Ты один на миссии?
-Нет, с командой.
-Что за миссия?
-Выкрасть некого разведчика из Страны Риса…
-Ааа… я слышал, что один парень попал туда… анбушник. Интересно, как же его так угораздило? – задумчиво говорит Джирайя. – Ну, во всяком случае, я думаю, что ты справишься.
-Ано… сенсей, а о чем вы хотели со мной поговорить? – задает вопрос Минато. – Вы так срочно звали меня сюда.
-А… Вообще-то я просто хотел… - Джирайя запинается и смотрит на своего бывшего ученика.
Сейчас Намиказе смотрит на него с наивным детским интересом. С минуту Джирайя наслаждается его взглядом, а потом лезет в карман.
-Ну, так я хотел, чтобы прочитал мою книгу!!! – грандиозно говорит саннин.
Минато выпучивает глаза на учителя, а потом начинает смеяться.
-Сенсей! Для этого вы позвали меня так далеко? К тому же… Вы пишете книги?!
-Ну, я попробовал… надеялся, что ты оценишь…
-Конечно, я почитаю – вдруг успокаивается блондин и берет из рук учителя и близкого друга небольшую книгу и читает название. – Интересное название, а к чему оно?
-Прочитаешь, поймешь…
Несколько минут они молча разглядывают друг друга. Джирайя слабо улыбается, гладя в довольно счастливое лицо ученика. Для него лишний раз встретиться с ним доставляет море удовольствия, словно он его родной сын. Через некоторое время саннин отрывает взгляд от Минато и смотрит вниз, с крыши дома.
-О, это Какаши?
Минато, сидящий спиной к улице, поворачивается и кивает.
-Да…
-Как он вырос. А вообще, снял бы маску, тогда бы все девушки были у его ног… и почему у меня нет такой внешности – Джирайя обреченно возводит руки к небу.
-О! А вот Рин тоже стала очень даже ничего – продолжает он, когда снова смотрит вниз. – Милая, симпатичная… эх, и почему я так стар!
-Сенсей! Перестаньте! – смеясь, говорит Минато.
-Хм… а что это с ними за девушка? Знакомое лицо…
-А, ну так вы ее знаете. Помните Кушину?
-Эээ…
-Ну, та девчонка, которая… - он думает, как короче объяснить. – Ну, та, что назвала меня малышом – упавшим голосом.
-Ааа! Теперь вспомнил! Такая пацанка была! – довольно восклицает Джирайя, поняв, о чем говорит Минато. Дело в том, что это прозвище еще долго поганило жизнь ее ученику, так что забыть это было сложно. – Зато сейчас…
-Ладно-ладно… я уже понял, что вы хотите сказать – он улыбнулся. – С этим не могу не согласиться, вот только характер почти такой же, разве что стала спокойнее…
-Ну, характер тебя никак не должен обламывать – саннин пожимает плечами. – Тебе другой девушки и не надо…
-Сенсей, с чего вы уже меня жените на ней. Прежде всего, она просто моя подруга, да и если подумать, то я ее знаю не больше нескольких дней – спокойно возражает учителю блондин. – Знаете, мне уже пора – он поднимается.
-Уже?
-Да, я обещал им, что догоню их…
-А, ну это дело святое. Прощай…
Минато кивает и кладет уже нагретые от тепла его тела шарики в карман простого черного кимоно.
-Лучше сказать до свидания…
С этими словами Намиказе спускается вниз одним прыжком.
«А ты стал взрослее, Минато. Это даже немного печально»

-Сенсей!!! – кричит Рин, размахивая разноцветным веером. – Сенсей, мы тут!
-Да, я видел вас – с улыбкой говорит блондин, когда уже подходит к своей команде.
-Вы долго – спокойно замечает Какаши.
-Согласна… - вполне недовольно говорит Кушина.
-Неужели уже соскучилась? – подмигивает ей Минато.
-Напротив, я только смогла немного отдохнуть от твоего назойливого общества
-Спасибо – немного задумчиво сказал он, думая, правду она говорит или нет.
Кушина ловит его взгляд и вдруг улыбается.
-Дурак! Я же пошутила…
-Я понял – совершено искренне врет блондин.
-Стоп… а где ребята? – вдруг спрашивает она, заглядывая за спину Намиказе.
-Насколько я понимаю, смылись – пожимает он плечами, после того как некоторое время пытается отыскать среди толпы двух своих учеников.
«Все они тут за одно» - с доброй улыбкой думает он и предлагает Кушине свой локоть.
-Нам больше ведь ничего не остается – подмигивает красноволосой девушке, на что ловит ее одобряющий взгляд.

Глава 10. Фестиваль. Часть 2.

Холодная луна зависла над горящим городом. Там, внизу, почти не заметна ночь от количества огней и фейерверков. Но тут, на одной из самых высоких и странных крыш, особенно видна она, прекрасная теплая ночь. Теплая даже не потому что лето, не потому что воздух раскален от праздничного пороха, потому что рядом он. Человек, который взволновал душу всего за несколько дней. В глазах чуть темнеет, когда он смотрит на нее. Сердце замирает от его всегда спокойного и нежного голоса, Кушине кажется, что она знает его всю жизнь. По идее так оно и есть, но как только она заглядывает в бесконечную голубизну его глаз, то становится не по себе.
-Кушина, что с тобой?
-А что со мной? – она говорит слегка дрожащим голосом.
-Ты странно смотришь на меня, – он невозмутимо смотрит на собеседницу.
-А что странного в моем взгляде? – кажется, девушка немного напрягается и нервно передергивает своими хрупкими плечами.
-Да ничего-ничего! – он отмахивается, и его глаза устремляются высоко в небо.
Кажется, она наконец-то успокаивается и начинает слабо улыбаться. Все же она уже не та девчонка, которую он знал. И ей приятно от мысли, что он не знает ее наизусть. Что даже ему надо время, чтобы изучить ее.

-Каков придурок!!! – злобный голос доносился с крыши здания, которое находилось неподалеку.
-Ай, Какаши, не толкайся!
-Прости, Рин!
-Да заткнитесь вы оба! – мужской голос снова раздался, заглушив голоса подростков.
-Ано… Джирайя, вам не кажется, что подглядывать это нехорошо? – тонкий голосок.
-Перестань, Рин-чан, тебя разве не волнует твой сенсей? – грубый похотливый голос.
-Да, но… он… рассердится, если узнает. Ну, Какаши, ну скажи ему…
-Рин… я конечно не в восторге от этой идеи, но мне слишком нравится кандидатура Кушины-сан…
-Какаши!!! – отчаянно кричит девушка и вдруг чувствует его руку у себя на губах. Несмотря на весьма и весьма грубое действие по затыканию пасти, это заставляет девушку покраснеть и она замолкает.
-Эй, ну что там? – шепотом говорит Какаши.
Джирайя отрывается от бинокля и делает недовольное лицо.
-Парень совсем плох. Он все еще не понял, что она просто восхищается им… Почему бы не воспользоваться?
-Знаешь, Кушина, я много вспоминал о тебе. Для меня всегда ты была человеком, который стал образцом. Все эти годы я пытался стать похожим на тебя. Ты поразила меня своим упрямством, смелостью… Но теперь… теперь я понимаю, что больше не хочу этого…
Молчание. Затем легкое прикосновение чего-то теплого. Минато поворачивает голову и с удивлением видит, что она заснула, уложив голову к нему на плече.
-Кушина?
Она только поджимает губы.
-Правда заснула – улыбнувшись, он аккуратно берет в ладони голову девушки и перекладывает ее к себе на колени. Отставив руки назад, он улыбается, глядя на Кушину.
Минато действительно до сих пор думал, что она все прежняя девчонка. Но теперь он видит в ней что-то совершено новое. Не те мелочи, которые он находил в ней новыми раньше. Нет, сейчас Узумаки Кушина новый человек, которого он постарается узнать, как можно лучше.
-А может это и лучше… что он еще не видит этого?
-Почему? – в голос говорят двое с ней. Сначала она звонко смеется. Сейчас, несмотря на разницу в возрасте, у них одинаковые лица и даже голос чем-то похож.
-Просто, - отсмеявшись, говорит она. – Пускай сенсей сам узнает ее получше, прежде чем что-либо делать. Кто знает, чем обернется эта дружба.
Джирайя хитро щурится и переводит свои похотливые глазюки на Какаши.
-Слушай, я могу понять, что Минато ее плохо знает, но не просите меня понять тебя…
Какаши выпучивает глаза и заливается краской, так что это видно даже под его маской. То же самое происходит и с Рин.
-А что? Рин – девушка умная…
-Джирайя-сама! – девушка отчаянно отворачивается.
-И какие у нее уже пышные формы! – злая улыбочка проступает на лице Легендарного Санина.
Какаши вскакивает и, хватая девушку за руку, уволакивает подальше от речей пошлого эро-санина.
«Когда-нибудь я убью его и даже не посмотрю на то что он мой сенсей. Как не стыдно развращать моих учеников, да еще и учить их подглядывать такими ненадежными способами» - недовольно подумал Минато, поглаживая спящую девушку по голове.

увеличить

0

6

Глава 11.
Хз как называется))

-Мы уже почти на месте! – говорит Минато Рин, которая с счастливой улыбкой и обожанием смотрит на своего сенсея.
-Хааай! – молодая девушка вскидывает руку и машет Кушине и Какаши, которые идет сзади. Лица у них при этом не самые добрые.
-Как у этих двоих еще хватает настроения по этой жаре…? – не то чтобы она так устала, просто не понимает такого оптимизма.
-Ааа! Кушина-сан, эти оба всегда смеются. Я иногда даже начинаю завидовать им
Девушка поворачивается и смотрит в лицо Какаши, которое почти не видно. Но грусть в глазах не смогла бы в тот момент скрыть ни одна маска.
-Скажи, что случилось у вас в команде? – резко спрашивает она, и это заставляет молодого джоунина опустить голову.
Грусть в его глазах становится больше и Какаши опускает их. Кушина начинает жалеть, что задала этот вопрос. Она думает о том, что возможно стоило спросить об этом у Минато, но останавливаться слишком поздно.
-Ну… - начинает он и вдруг вздрагивает.
-Мы уже пришли! – радостно кричит Рин и хватает Хатаке за руку. Он нежно улыбается девушке, как бы благодаря ее за это, на что получает смущенный взгляд.
Узумаки обреченно вздохнула. Портить этой парочке такой момент совершено не хотелось.

-Эй, Куши, вот посмотрела бы ты на меня так…! – слышит она вполне довольный голос за спиной. Его дыхание касается ее шее, заставляя тело немного дрожать. Но она быстро собирается и выглядит вполне весело.
-Не называй меня так!
-А что мне за это будет?
-Потом увидишь, - она ловит себя на мысли, что широко улыбается.
Вскоре команда уже подошла к деревне. С виду эта шумная деревенька напоминает безобидный райский уголок. Однако, для опытных шиноби все внутри было иначе. Даже хорошая маскировка не могла скрыть огромного количества ниндзя на улицах. Как ни странно на воротах не было стражи, хотя если учесть, что у деревни даже нет ограды, можно предположить, что и ворота не особо нужны.

-Странно, что как мы не старались одеться неприметнее, на нас все равно смотрят…
Кушина гордо вскинула голову. Она уже получила несколько злобных взглядов от девушек из деревни. Виной тому ее яркие волосы, как кажется Минато. Узумаки Кушина, безусловно, красивая девушка, но все в ее лице нет ничего такого необычного, в отличие от цвета ее волос. Он тихо улыбается, глядя на ее слегка растрепанные от дороги волосы и поджатые губы.
-Будь проще. Все-таки наше дело сыграть обычных крестьян, а с таким королевским выражением лица тебя ни один человек на работу не возьмет.
-Не волнуйся, - она вдруг улыбается. Минато искренне удивлен. После фестиваля она вдруг стала очень милой или скорее просто не такой вредной. – Когда придет время, то я сделаю все как надо…
Парень улыбается и правой рукой обнимает ее за талию, на что она вздрагивает. Тот, понимая, что может самое меньшее это получить спешит объяснить:
-Все-таки мы по роли муж и жена, так что…
-Ладно…

-Кажется, сенсей ошарашен, - с улыбкой шепчет Рин Какаши. – Но я тоже не до конца, понимаю резкую перемену в поведении Кушины-сан.
-Глупая, Рин, все очень просто. Я думаю, что Кушина-сан просто не знала как вести себя. Насколько я уже успел понять, в детстве они не особо ладили, хотя их и связывала дружба, а возможно и что-то большее. Сначала она растерялась и постаралась быть как прежде и сенсей, как всегда, повелся на эту уловку. Она уже давно не девочка…
Рин тихо смеется, а потом берет парня под локоть, кладя голову ему на плечо.
-Но почему именно после того вечера?
-Я думаю, что эта фраза, которую сказал ей сенсей… Ммм… о том, что он не хочет теперь быть похожей на нее. Кушина-сан должно быть услышала это и поняла, что теперь нет смысла казаться такой как она была, для того чтобы сохранить их прежнюю привязанность. И… знаешь, Рин-чан, - он поворачивает голову и улыбается. – Я думаю, что такая Кушина больше понравится нашему сенсею…
-О, она определенно создана для нашего безумного сенсея…
-Тсс! Сейчас услышат, и нам обоим не поздоровится, - Какаши прикладывает палец к губам Рин, что заставляет ее густо краснеть. Хатаке любит смотреть на то, как она смущается.
Тем временем команда подходит к громадному дому, огражденному высоким забором. Здесь даже есть несколько стражников. Минато ведет свою команду в их сторону. Еще издалека увидев чужаков, один охранник окрикивает остальных.
«Видимо к ним чересчур редко заходят» - думает Минато, глядя на их оживленные и ухмыляющиеся лица.
-Вы кто такие? – довольно грубо спрашивает один из них.
Минато делает доброе лицо, на котором отчетливо написано: «Я работящий крестьянин и ничего не замышляю!». Правдоподобно, кстати, выглядит.
-Добрый вечер! Меня зовут Соиджиро Такеши. Это моя жена Харука. Должно быть вас предупредили, что меня с женой и наших племянников наняли на работу в этом дома.
Один из охранников поднимает руки с бумагами, и некоторое время копается в них.
-Такеши? Есть такое. Проходите!
Кажется, это несколько разочаровывает остальную охрану.
-Благодарю вас! – Минато низко кланяется и проходит через ворота, призывая за собой команду.
-Ах да! – кричит вслед охранник. – Вы должны найти управляющего. Его можно найти под именем Кайто. Все здесь так его и называют.
-Еще раз спасибо! – на этот раз кричит Кушина, маша рукой охране, на что получает счастливый взгляд.
-Эй, Куши, полегче! А то я ревнивый, - смеется Минато.
-Да прям! – девушка показывает язык.
Вскоре им удается найти Кайто. Это высокий молодой человек с очень приятным голосом и красивым лицом. Он едва ли старше Минато, скорее даже младше на паре лет. Он с добродушной улыбкой встретил новых служащих и доходчиво объяснил им их работу, правила и зарплату.
«Думаю, что мы свалим отсюда еще до первой зарплаты… я надеюсь» - думает Минато про себя, слушая уже конец рассказа их нового начальника.
-Итак, я думаю, что теперь слишком поздно для работы, так что можете идти отдыхать, а я пока что распределю вам работу на завтра. Напоминаю, что пока вы не будете в состоянии купить себе дом, вам предоставляют жилье здесь. А теперь идите, у меня дела.

-Что-то здесь слишком гостеприимно и порядочно. Я даже не ожидала, - Кушина, кажется в замешательстве. Да и не она одна.
-Как ни странно, но я тоже удивлен. Я ожидал чего-то более мрачного… - подхватывает ее слова Минато.
-Если честно, то я думала, что это будет какая-нибудь темница с грязными рабами и огромными дядями с плетками, - смеется Рин.
После пары минут молчания, Минато, Кушина и Рин все-таки не выдерживают и начинают пялиться на Какаши, ожидая его мнения.
-Не смотрите на меня так. Я прекрасно знал, что это за место. Между прочим, в библиотеке Конохи полно книг о доме Котоку. Могли бы и поинтересоваться.
Конечно же, Какаши понимал, что ни у кого не было на это времени, а Хатаке просто перечитал уже всю библиотеку. Хотя… даже если время было, то все равно едва ли бы кто-то из них додумался бы поискать какую-либо информацию.

-Слушайте, а какого хрена мне с Минато дали одну комнату? – Кушина явно выглядела не самой счастливой на свете. – Хотя нет… лучше не говорите. Потому что мы женаты…
-Умнеешь на глазах, - весело сказал Намиказе, проталкивая ее внутрь и закрывая за собой дверь.
-Нам тоже почему-то дали одну, - озадаченно произнесла Рин. – Хотя мы вроде и не женаты…
-Рин, не глупи, - почти раздраженно говорит Хатаке. – Конечно же, это место прославленно своей благосклонностью к рабочим, но не настолько, чтобы давать разные комнаты брату и сестре.
Девушка смущается. Даже не, потому что Какаши говорит с ней несколько грубо. Напротив, она привыкла и это даже веселит ее. Скорее, потому что она так нелепо забыла очень важный момент из «своего» досье.
Открыв дверь, они обнаруживают довольно уютную комнату.
-А здесь неплохо, - говорит Какаши.
-Хорошо хоть кровати две, - с облегчением вздыхает Рин и продолжает. – Интересно, а у сенсея с Кушиной тоже?
Вдруг из-за стены доносится громкий крик.
-НАНИ??? – голос Кушины не с чем не спутаешь.
Рин немного испугано поглядывает на стену, как будто сейчас она развалится и смеется.
-Видимо… нет.

Глава 12.
Ночь среди врагов.

-Я не буду с тобой спать! – резко заявила Кушина, когда наконец-то успокоилась.
Минато, как будто не заметя ее возгласов, уже развалился на кровати с блаженной улыбочкой.
-Что, боишься? Ну да, я же тебя изнасилую…
Девушку резко переполнил гнев от такого наглого тона и она, подскочив к нему, столкнула с кровати. Оказавшись на полу, Намиказе грозно смотрит снизу вверх на виновницу его боли в спине.
-Ну, хорошо. У меня есть хорошая идея…
-Если ты так говоришь, то это уже плохо, - усмехается она. – Ну, ладно, говори давай…
-Вобщем-то, все очень просто. Мы сыграем в игру. Будем целоваться пока один из нас не оторвется. Кто продержится дольше – тому и кровать!
Конечно же, Минато был уверен, что она не согласится и скажет, что будет сама спать на полу. Кушина же была немного поражена такой наглостью, но…
«Щас прям, засранец!»
Девушка настолько быстро приникает к его губам, что он даже не успевает сообразить, в чем дело. Зато потом… Вы ведь и сами поймете, как парень №1 на всю Коноху целуется. Кушина чувствует, что заливается краской. Она не понимает, что заставило ее сделать это, ведь, наверное, совсем не какая-то глупая кровать. Узумаки всегда считала даже свой поцелуй выше всяких материальных благ.
«Стоп!» - говорит себе девушка, когда ноги уже почти ослабли, а голова сильно кружится. Положив руки на плечи Минато, она отталкивается от него, словно тот держит ее силой, и отворачивается. Схватив подушку с кровати и одно покрывало, она бросает все это на пол и сворачивается спиной к парню.
Минато поражен не меньше. Он действительно не ожидал от нее первого поступка, но второго еще больше.
«Я думал, что если уж поцелует, то точно потом треснет…» - подумал он и, пожав плечами, свалился на кровать. Конечно, Джирайя был прав, когда сказал, что Минато слишком туп, чтобы увидеть, что Кушина от него без ума. Привыкший к пышным девушкам, которые сами виснут на него, он не знал сам и не распознавал в других настоящей влюбленности.
-Нэ, Какаши, а она быстро замолчала? – вид у Рин был скорее обеспокоенный, чем довольный. – Что наш сенсей с ней сделал?
-Рин, займись своими делами и не тревожься…
-Ну… она же так скоро перестала кричать, хотя это не похоже на Кушину-сан…
-А ты сама-то не хочешь покричать?
Какаши улыбается сквозь темную маску. Девушка не видит этого, но догадывается. По правде говоря, это заставляет ее сильно покраснеть.
-К чему ты клонишь?
-Ну, - парень привстал и, оказавшись рядом с ней, аккуратно, как будто боясь сломать, прижал к себе.
-Не опошляй все! – даже через свое смущение Рин выглядит довольно-таки грозно.
А он смеется. Конечно же, это шутка. Хатаке бы никогда не посмел сделать то, что могло бы задеть эту девочку. Она прижимается к его плечу, но не чувствует теплоты. В такие моменты она почему-то всегда вспоминает Обито и слова Какаши сразу после его смерти: «Обито очень любил тебя».
«За что ты любишь меня… и любишь ли ты вообще? Ведь ты в прошлом был так холоден и безразличен?» - снова мысленно задает себе вопросы Рин, не осмеливаясь спросить об этом у самого парня. Но в такие моменты, несмотря на свою сильную любовь, ей хочется оттолкнуть Какаши и разрыдаться на плече сенсея.
-Какаши, а когда мы скажем сенсею, что мы… ну, мы…
-А ты думаешь, что он не понял? – удивляется парень.
-Ты ведь знаешь, что у сенсея было много девушек, но он по-прежнему в этом… не слегка туповат, - Рин выглядит сейчас отчасти раздраженной.
Хатаке смеется и ложится на кровать, увлекая девушку за собой.
-Туповат – это еще слабо сказано…
-Вот-вот! – она, наконец, смеется и счастливая улыбка, к которой так привык Какаши, снова сияет на ее милом личике. Но внезапно нахлынувшая грусть берет свое и он больше не в силах улыбаться.
«Почему быть с ней так трудно?» - новый вопрос. У известного всем шиноби Хатаке Какаши никогда не было вопросов, на которые он не смог бы ответить. Но теперь ведь все иначе?
-Эй, вставай! – тихий голос все же заставляет Кушину проснуться. Она лениво поворачивает голову и видит над собой улыбчивую физиономию Минато. – А ну давай перебирайся на кровать, а то я больше не могу слышать, как ты ворочаешься и дрожишь. Все-таки здесь холодно…
-Отвали, – ничего более подходящего в ответ она не находит и быстро накрывается одеялом, после чего так же быстро засыпает.
Парень безнадежно вздыхает и бережно приподнимает ее на руки, так чтобы не потревожить и не разозлить. Сопротивляться ему нет ни сил, ни желания. Кушина только тихо тает в его руках и, кажется, даже не рада, что оказалась так быстро на кровати.
Минато ложится рядом, но по его дыханию она понимает, что не спит.
-Что не спишь?
-А что, непонятно? – по тону он, скорее всего, улыбается. – Слишком опасно. Сегодня не сплю я, а завтра очередь Какаши.
Кушина бы запыхтела и смутилась, если бы не хотела спать. Но она и правда совершено не подумала об этом. Рядом с ним она никогда не могла сосредоточиться, тупо ссылая это на непривычку работать в команде.
-Минато…
-Да? – он не успевает развернуться, как чувствует на плечах ее холодные ладони.
«Видимо, тут и, правда, слишком холодно. А я и не заметил…»
Опомнившись от мыслей, он понимает, что она обнимает его и тихо дрожит. Хотя скорее вздрагивает. Минато кажется, что она хочет заплакать, но почему… Почему?
-Куши…?
-Молчи…
После этих слов, ему становится жарче… И тут наконец он понимает в чем причина. Как еще может чувствовать себя молодой мужчина, находясь наедине с красивой девушкой, особенно если она именно тот тип, который всегда ему нравился? Но ведь это была Кушина… Далекая подруга детства. Эти нахлынувшие из детства мечты и чувства были намного сильнее обычного полового инстинкта (^_^).
-Не волнуйся, я не стану спрашивать, что случилось…
Он бережно, но крепко сжал в объятиях хрупкое тело девушки и не отпускал до тех пор, пока не настало утро.

Глава 13.
Путь шиноби.

Минато развалился в небольшом, но очень мягком кресле и ждет пробуждения своей «жены». Кажется, пока что она не торопится просыпаться, а ведь время поджимает. Но парню не хочет будить Кушину, особенно после вчерашней ночи. Он долго думает о том, что произошло. Порой он не может ее понять. До сих пор… Каждый раз он решает попытаться узнать ее с новой стороны, но никак не может привыкнуть к новой Кушине. Тяжело всю жизнь вспоминать в человеке одни черты, а, встречая его вновь, находить совершено другие. Наконец девушка начинает потихоньку вертеться. Кажется, она просыпается. Минато с облегчением понимает, что теперь пора прекратить размышлять и разбудить её.
-Кушина, - тихо говорит он, присаживаясь рядом и кладя свою руку ей на плече. Первый раз за все время ее кожа кажется действительно горячей. Она лениво продирает глаза и непонятливо смотрит на Минато. Он улыбается, представляя, что сейчас она думает. Но, находясь под сильным романтическим настроем, Намиказе переоценил себя и недооценил девушку, которая с минуту ошарашено пялилась на него.
-Какого черта!!! – раздается слегка хриплый спросонья крик, когда мягкая, но довольно тяжелая подушка сильно бьет Минато по лицу, после чего тот упал с кровати. – Что ты делаешь? – она вскакивает и злобно смотрит на него. Сейчас она была так похожа на ту далекую девочку, что жила в его мыслях и сейчас.
-Куши… спокойно, - он немного испуганно улыбается. Впервые ему становится не по себе, хотя так бывало и раньше, но очень давно.
-Между нами что-то было?! – с негодованием спрашивает она, готовясь пустить в ход очередную подушку.
-Нет…
Минато широко раскрыл глаза. «Неужели для нее это было бы так ужасно?» - с долей обиды думает он, но потом резко отмахивается от этой мысли.
-Славно, - она вдруг соображает, что стоит на кровати в довольно-таки короткой рубашке, а Минато сидит на полу практически под ней. Заливаясь краской, Узумаки все-таки сползает с кровати и, собирая одежду, начинает поглядывать на парня.
-Хорошо, я ухожу. Только учти, что я жду тебя за дверью. И поскорее, а то я ворвусь и буду смотреть на тебя, пока не оденешься.
Конечно, она собиралась как всегда долго…

Прошла уже неделя с тех пор, как они прибывали здесь. Все шло как надо. Какаши и Минато отправили работать на поля, где они должны были носить тяжести. Кушина была в негодовании, когда ей дали работу кормить охранников, которые все время порывались ее полапать, за что получали хорошенько по морде. Странно, но они очень любили рыжую «служанку» и никогда не трогали ее за это. Хотя сама молодая Узумаки их ненавидела, а тем более их соревнования типа «Кто быстрее полапает маленькую Харуку». Она привыкла приходить в комнату после работы и послушно занимать место рядом с Минато, который с интересом изучал ее, что порой тоже раздражало.

-Заткнись, чертова шпионка! – в один из прекрасных дней в жизни деревенских на площади раздался громкий крик, который сопровождался сильным ударом по щеке.
-Н-нет… Вы все не так поняли! – отчаянный возглас совсем юного голоса заставляет людей, проходящих мимо, подходить ближе.
-Молчать! Разбираться будем, когда я сдам тебя охране!
-Я просто заблудилась!
-Эти коридоры запретны для ВСЕХ! Ты это прекрасно знала! Не лги мне! – снова удар, но на этот раз он сильнее. Девушку, которая хотела встать, отбрасывает на метр, на что люди пятятся назад. Никто не желает вступать. В конце концов, это уже не первый раз. Слыша знакомый голос, молодой парень пробирается сквозь толпу.
-Рин? – тихо, так чтобы никто не услышал, шепчет он. Кровь резко закипает. Желание разорвать в клочья виновника ее стона перебивает весь здравый смысл. Рин лежит на земле, приложив руку к щеке. Она не плачет, ведь шиноби никогда не плачут. Но кто из присутствующих здесь знает об этом? Только он, но… он ничего не может сделать.
-Тебе что, не больно, зайка? – удар ногой в живот. Она сжимается, но не может заплакать. Их обучили тому, что слезы не помогают от боли. Она не просто не умеет…
«Умоляю тебя, заплачь… Рин, прошу» - думает он, из последних сил глядя на то, как она страдает.
-Не больно, сучка?! – гневно кричит мужчина, стоящий над ней. – Хочешь еще?
Новый удар, похоже, слишком силен. С ее губ срывается пронзительный крик. Звон в ушах Хатаке усиливается. Он больше не может терпеть и срывается с места.
-Нет, - тревожный голос звучит над его ухом, когда резкий толчок назад не дает ему вырваться из толпы. – Ты не должен. Она бы не хотела…
-Сенсей, - он сам не знает, зачем говорит это снова. Не восклицая, не удивляясь…
-Какаши, у каждого свой путь… Она выбрала свой, став шиноби. Если спасешь ее, то убьешь в ней навсегда шиноби, зато спасешь девушку, которую любишь… Решать тебе.
Он отпускает руку Какаши. Парень на несколько мгновений повисает в воздухе, а потом останавливается.

-Рин!!! – слышит он в своей голове такой далекий и знакомый голос. – Рин! Выходи за меня, а?
-Нет, Обито, - засмеялась она.
-Почему? Неужели Какаши уже и тебя очаровал? – он косится на Какаши, на что получает полный презрения взгляд.
-Обито, не говори так! – она сильно краснеет, но не заслуживает даже взгляда парня в маске. – Просто…
-Ну, хочешь, я для тебя стану Хокаге? – он смеется и, словно иронизируя, встает на колени. Она смеется так искренне и так нежно.
-Нет.
-В АНБУ пойду…
-Нет.
-Какаши убью!
-Что? – невозмутимый голос Хатаке. Он продолжает что-то говорить, но его они оба не слушают.
-НЕТ! – Рин, кажется, начинает сердиться.
-Но что мне сделать? – жалобно говорит он, уже практически обнимая колени маленькой девочки.
-Я знаю…
Какаши, наконец, поворачивается в ее сторону, интересуясь, что же может заставить такую девушку как она выйти замуж на неудачника, вроде Обито.
-…пройди свой собственный путь. Когда ты сделаешь что-то, что сделает тебя великим, то я подумаю.
-Я сразу сказал… можно убить Какаши и спасти человечество от зануды.
-Заткнись, Учиха, - резкий голос и звук подзатыльника.
-Ах ты!!!
-Ну, я не хотела сказать, что надо убить кого-то сильного или стать главой деревни, - она улыбнулась. – Просто сделать что-то важное для других… это ведь уже что-то великое, - сбивается. Видимо, не может до конца объяснить, но они, кажется оба понимают, о чем она…
«Великое? Да, Рин-чан? Но как я буду смотреть тебе в глаза?» - мысленно спрашивает он ее. Но ее ответ он уже знает.
«Просто посмотри на меня, мне всегда было этого достаточно, чтобы стать счастливой. Я ведь заслужила».
И правда…
-Рин-чан, это твой путь, - он видит, что она уже почти без сил от ударов. Рядом стоит Минато. Он прикрыл глаза. Ему хватает ее тихих стонов. Но Какаши смотрит. Почему? Он и сам не знает.
-Остановитесь! – спокойный, но довольно приятный и громкий голос заставляет мужчину перестать бить по уже измученному телу девушки. Она приподнимает глаза. Через какое-то время расплывчивый силуэт приобретает четкие формы. Перед ней мужчина, но она не знает его лица. И все же ей кажется, что теперь все это закончится.

Глава 14.
Неожиданная встреча.

Гладкая кожа влажная. Каждый раз ее спина вздрагивает после прикосновения теплых рук. Эти прикосновения смешиваются с запахом лечебного крема, который он наносит ей на кожу. На спине несколько синяков и порезов. Голова опущена. Из усталых красных глаз текут слезы. Не от боли, а от беспомощности…
-Рин… Что это был за человек? – его голос звучит все еще виновато. Она не смогла его убедить, что все в порядке, и он поступил правильно.
-Его зовут Осаки-сан, - она начинает говорить, немного сбиваясь от пощипывания в спине.
-Значит, сенсей был прав…
-Что?
-Ничего, Рин, продолжай…

-Остановитесь! – повторил мужчина, когда охранник недоверчиво посмотрел на него. – Отойдите от девушки. Она уже достаточно получила. Далее я сам разберусь с ней.
Практически все стражи почтительно поклонились и поспешили разойтись кто куда. Только тот, что бил, бросил презрительный взгляд и фыркнул. Хотя, в конце концов, удалился, подобно его товарищам.
-Расходитесь! – настойчиво обратился мужчина к толпе, по которой прокатилась волна омерзительного шепота.
Дрожь, вызванная неутолимым гневом, стала утихать в груди парня, который мог только стоять в стороне. Он видел гневное лицо человека, что только что остановил охранников. Он ненавидел себя за то, что сейчас здесь, а не рядом с ней… за то, что не может подержать за хрупкие плечи, отвести в дом и смыть с нее грязь от побоев. Так, как она поступала, когда Хатаке возвращался с миссии. Толпа, наконец, расходится. Хатаке бросается вперед, надеясь найти там Рин, но на земле пусто. Он начинает быстро оглядываться.
-Какаши, мне кажется… ее увели.
Парень поднимает глаза. Перед ним стоит Кушина, ее лицо бледное как никогда раньше. Она подходит ближе и кладет руку на плече Какаши.
-Я понимаю тебя. И думаю, что Рин поймет.
Он молчит. Не хочет ничего говорить.
-Ее унес тот парень…
-Минато, а ты не волнуешься за Рин? – задумчиво спрашивает Кушина.
-Нет. Я не очень уверен, но мне кажется, что я знаю этого парня… Если я не ошибаюсь, то его зовут Осаки.

-Возьми воды, - мужчина говорит приятным ровным голосом. Рин поднимает глаза и видит, что он улыбается.
-Почему вы помогаете мне? – прямо спрашивает она.
-О, хороший вопрос, но я не ожидал, что ты задаешь его сразу, Рин-чан, - он хитро улыбается. Девушка вздрагивает.
-Откуда вы знаете мое имя? – голос слегка сорвался.
-Скажу тебе прямо. Я вам друг…
-Почему я должна в это верить?
-Двумя неделями раньше ко мне зашел один мой друг. У него были длинные белые волосы, одет он был очень необычно… Также необычайно развратный дядя, - улыбка озарила лицо мужчины.
Широко распахнутые глаза Рин устремляются на собеседника, а далее опускаются на его руки, где красуется небольшая книжка. Такую же недавно читал сенсей.
-Вы хотите сказать, что…
-Джирайя-сама. Верно.
-… - девушка некоторое время молчит. Она не знает с чего и как начать свои расспросы.
-Не трудись. Лучше выпей воды, а я все расскажу.
Рин послушно поглощает холодную жидкость, которая стала как бальзам на пересохшее горло.
-Джирайя когда-то спас меня от смерти и обучил многим техникам. Взамен я обещал ему, что он всегда может рассчитывать на мою помощь. Я верен своей деревни, но сейчас я поступаю, как он мне велел.
-Но почему?
-Потому что я хочу, чтобы война прекратилась. Я надеюсь, что Коноха, получив своего разведчика, не начнет действий против нас.
-Не должны, - девушка говорит серьезно и, наконец, решается заглянуть в лицо человеку.
-Меня зовут Осаки, - он улыбается и, подойдя к ней, протягивает Рин руку.
-Рин… ну, вы же знаете, - она находит в себе силы улыбнуться. Хотя она и делает это через боль, но все равно она выглядит довольной.
-А теперь, Рин-чан, возьмите, - он протягивает ей небольшой сверток, напоминающий карту. – Это карта. Здесь размечены все внешние и тайные пути, а также местоположение пленного.

-Значит, теперь мы должны забрать пленника и бежать? – Какаши раскрывает карту и изучает ее. – Если подумать, то с такими источниками… Это будет просто.
-Сенсей сказал, что ждать нет времени. Мы сделаем это завтра же, а то со мной может быть масса проблем.
-А твои раны?
-Я сегодня ночью приготовлю себе лекарства и вылечусь так, чтобы не создавать проблем.
Какаши улыбается, хотя и сам не знает почему. Она такая серьезная, что хочется обнять ее. Хатаке никогда не думал, что сможет относиться к кому-либо с такой нежностью и заботой.
-Рин-чан…
Она поворачивается, но не успевает сообразить, как чувствует на своих губах его горячие губы. Девушка кладет ему руки на плечо, стараясь не упасть на кровать от давления, которое он невольно оказывает на ее хрупкое и дрожащие тело.

-Минато… ты не мог бы не толкать меня? – недовольный шепот Кушины заставляет Хатаке притормозить.
-Если бы ты двигалась быстрее, то мы бы уже были на месте, - не менее возмущенный тон сенсея вызывает у него улыбку.
«Как дети…» - думает парень с пепельными волосами и жестами призывает их к молчанию, а после тихо говорит.
-Я думаю, что нам не стоит шуметь, потому что наверху находится коридор…
Минато и Кушина послушно замолкают. Узкий проход, скорее вентиляционная система, не позволяет перемещаться быстро и свободно. Хотя шиноби и привыкли к такому движению, то все равно такие вещи отнимают большое количество времени.
-Нам долго еще? – Кушина осторожно шепчет Рин, которая, пыхтя, перебирает ноги и руки, стараясь не свалиться. Всей команде (особенно Какаши) тяжело смотреть мучения, которым она подвергает свое пострадавшее тело, но каждый из них помнит слова Минато, которые он произнес во время драки на площади.
-Н-нет. Скоро надо будет повернуть направо, там будет вход.
Все же, когда они поворачивают направо, а после карабкаются по лестнице, то нельзя назвать это входом. Странно, как шиноби, поймавшие разведчика, додумались поместить его в комнату, откуда легко можно залезть в подпол.
На полу лежит человек. По телосложении сразу видно, что еще совсем юный. Голова опущена, а рядом с ним валяется расколотая маска АНБУ. Нет сомнений, что это именно тот, кого они ищут.
-Возможно, что это только уловка, - обрывает Минато, глядя на облегченные лица своей команды.
-Вечно все испортить надо, - обреченно вздыхает Кушина и осторожно подходит ближе к шиноби на полу.
Вдруг ее опережает Намиказе, который без всяких колебаний поднимает шиноби за голову. Блондин пару секунд разглядывает повязку на глазах анбушника. Видимо, пытается понять, нет ли в этой маски какой-нибудь ловушки. Наконец он ее срывает. Пленник открывает глаза. Кушина успевает заметить, как Минато закатывает глаза и произносит что-то вроде: «Меня это почему-то не удивляет…»

увеличить

0

7

Глава 15.
Идиот среди Учих.

- Можно тебя спросить, какого черты ты тут делаешь?! – Минато, кажется, не на шутку завелся.
- Я на задании, - гордо отвечает парень.
Блондин всматривается в лицо своего объекта спасения. Он совсем юный, едва ли старше, чем Какаши. Черные волосы, красивое лицо, высокомерный взгляд, кто же это еще может быть?
- Учиха, мать твою! – Намиказе медленно начинает переходить на полу крик. – Я тебе что говорил, а? Я тебя из которой по счету уже передряги вытаскиваю?!
- Вы знакомы? – наконец, говорит Кушина. Не то, чтобы ее действительно интересует ответ, понятно, что они прекрасно знакомы, просто ей бы хотелось, чтобы шиноби вспомнили, что в мире существует еще кто-то, кроме их двоих.
- Да, - Какаши выступает откуда-то сзади, так что девушка подскакивает на месте.
- Не пугай, - она улыбается.
- Вобщем-то это экземпляр очень уникальный. Он второй идиот в клане Учиха. Конечно, Обито был все рекорды по глупости, но этот вполне тянет…
- Эй, умный самый, не возникай, а то, как вста…
Он не успевает договорить, как Минато отвешиваем ему сильнейший подзатыльник.
- Какой же ты идиот, Шиге! А теперь быстро уходим, - он закидывает на плечо несчастного пленного, даже не развязывая его. – Я отправлюсь сразу на опушку, так что буду ждать Вас там, все понятно?
- Хай! – неожиданно для самой себя Кушина быстро отвечает лидеру команды, хотя совершено не собиралась этого делать.
В награду тот награждает ее своей самой нежной улыбкой и исчезает. Девушка благодарит небеса за то, что здесь темно. Иначе от этого парня не скрылся бы румянец, покрывший ее щеки.
- У меня все было под контролем! Еще чуть-чуть и я бы смотался! – парень стоит перед только что прибывшими и запыхавшимися шиноби, подняв кверху кулак. – У меня как раз новая тактика, которая называется…
- Это точная копия Обито, - сообщает Какаши рыжеволосой девушке.
- Обито?
- Ну, это тот мальчик из нашей, команды, который, - Рин резко запинается, она так и не научилась говорить эту фразу.
- …погиб, - заканчивает ее слова Хатаке. Его голос звучит ровно, но в нем чувствуется некоторое волнение.
- ВЫ МЕНЯ СЛУШАЕТЕ?!
Все трое скорее с облегчением оборачиваются. Позади них стоит злой шиноби, про которого они совсем забыли и который, кажется, не переставая, рассказывал им о своей новой технике.
- Так что у него там за техника? – устало спрашивает Кушина.
- Он точно родственник Обито, - заворожено повторяет Рин, слегка улыбаясь.
- Может, мы уже отправимся домой? – их прерывает довольно резкий голос. Все разом оборачивается. Перед ними стоит Минато, сложив руки на груди. Вид у него довольно озабоченный.
- Что-то случилось? – спрашивает Кушина сахарным голоском.
- Ничего. Пошли, - довольно резко отвечает он и уже исчезает с места. Девушка удивлено хлопает глазами, а затем бежит вслед за ним.

***
- Стоп! – блондин резко останавливается на земле и машет своей команде. Остальные ее члены вскоре оказываются рядом со своим «капитаном».
- Итак, думаю, мы остановимся на ночевку, - спокойно говорит Минато. Он, конечно, последние полдня вел себя просто донельзя зверски, усилено демонстрируя свои неземные темпы передвижения. Но теперь, когда он понял, что его команда уже изрядно ослабела, шиноби решил дать им передохнуть и восстановиться.
Команда молча разваливается на земле, пытаясь, как следует, отдышаться.
- Ками-сама, да что с ним такое? – недовольно спрашивает Кушина, когда тут скрывается где-то за деревьями, сказав, что хочет подумать. Она несколько удивлена и запутана. Она может привыкнуть ко многому, но чтобы в считанные секунды поменялось настроение…
- У него это бывает, - отмахивается Рин, продолжая помогать Шиге разжигать костер.
- Угу. Но учти, рыженькая, что Минато-сэнсей никогда так просто не злится, так что лучше его щас не трогать.
- А может все-таки стоит с ним поговорить?
- Повторяюсь, милая, лучше не надо…
- Слушай, еще раз посмеешь назвать меня подобным словечком, я из тебя сделаю то, что ты уже целых десять минут не можешь сделать из дров! – с этими словами она быстро поджигает костер, использую старый фокус, которому их научили еще в Академии шиноби. – Между прочим, это первый курс, идиот! – затем Кушина поднимается и уходит в ту сторону, где только что скрылся Минато.
- Первый курс? Тогда это нормально, что я забыл? – очаровательно улыбается Рин, на что та только закатывает глаза и тяжело вздыхает.

- Минато? – спрашивает она, когда видит парня сидящего на земле с закрытыми глазами и прислонившись к дереву.
Он не вздрагивает, когда слышит ее голос. Он уже давно слышит, как она идет. Хотя Минато хорошо понимает, что она пыталась быть незамеченной до самого последнего.
- Если стараешься подкрасться, то делай это старательнее, - хотя он и сидит спиной, она хорошо понимает, что в его словах нет ни тени улыбки, просто он нашел, что ответить.
- Что-то случилось?
- Я, кажется, уже говорил, что нет?
- Да, но… я же вижу.
- Мне повториться? – довольно грубо говорит он и, наконец, поворачивается.
Теперь девушка начинает по-настоящему злиться. Каждый раз, когда она злится, то ей кажется, словно кровь начинает кипеть. Ей почему-то хочется подойти к этому блондину и съездить ему по наглой неулыбчивой морде.
- Слушай, ты…! – Кушина подходит ближе и присаживается напротив. Ее лицо находится не больше чем в двадцати сантиметрах от его лица. – Прекрати вести себя, как идиот. Может у тебя и плохое настроение, но это не повод вымещать его на других. Ты можешь грубить мне сколько влезет, но ты не должен был нас так гнать, зная что Рин плохо. Там мы не могли пользоваться техниками, но ты бы мог дать мне минут десять на то, чтобы залечить ее раны. Но нет! Ты погнал нас с такой скоростью, что ни у кого теперь не осталось сил. Прости, если ты такой одаренный, то это не значит, что мы все также всесильны.
Минато молча смотрит на Кушину. Он понимает, что она права. Она не просто права, она чертовски права. Права, как никогда раньше. И от этого становится как-то неприятно. Но эти мысли быстро отступают. Уже не первый раз Минато думает, что, когда Кушина злая, то просто зачастую не понимает всю серьезность своих действий. В голову блондину ударяет кровь, становится немного жарко и неуютно. Даже сердце начинает биться чаще, но он быстро ловит себя на мысли, что это уже даже не злость. Несколько секунд Намиказе тщательно прислушивается к своим ощущениям и желаниям.
- Что ты молчишь, а?
Черт возьми! Первый раз за все это время, что они провели вместе, парень понимает, что именно сейчас он действительно хочет эту девушку. И от этого желания становится не по себе.
- Да иди ты к черту! – он резко встает и уходит. Она сердится даже не из-за его плохого настроения, а из-за какого-то безразличного молчания. Почему-то именно сейчас ей кажется, что она действительно ему надоела. Что Минато вовсе не хочется возиться с ней, но он делает это из вежливости. Но это было то, чего она всегда боялась, признать собственную ненужность кому-либо.
Тем временем блондин весьма неохотно поднимается с земли и отряхивается. Некоторое время он приводит мысли в порядок, заставляя себя думать о своем небольшом желании, как о минутном помешательстве. Вообще с чего бы это ему думать о Кушине больше чем, как о подруге? Он просто устал, очень зол и, в конце концов, организм любого мужчины может быть очень непредсказуем в этом плане. Но к тому он абсолютно не зол на Узумаки. Конечно, в некотором роде она тоже, возможно, играет большую роль в причине всех бед, но разве он может ее в чем-либо обвинить?
-Извинюсь позже, - говорит он сам себе так, словно оправдывается. – Сейчас надо помочь Рин.

увеличить

0

8

Название: Как это было…
Автор: [Aska]
Бета: Microsoft Word.
Жанр: Романтика.
Рейтинг: PG-13.
Пейринг: Минато/Кушина.
От автора: А ведь действительно интересно предположить, как это было…
Статус: Законченный.

- Страна Водопада… - задумчиво изрёк светловолосый, высокий мужчина. Небесно-голубые глаза сосредоточенно блуждали вдоль строчек. – Ты уверена насчет достоверности информации?
- Да, - кивнула темноволосая, молодая женщина, с взъерошенными, короткими волосами. На её щеках были две перевернутые конусообразные полосы, свидетельствовавшие о том, что она принадлежала к клану Инузука. – В последнее время там участились нападения разбойников на селян. Чаще они действуют на территории Водопада, но торговцы из Конохи так же пострадали. Мы не можем это так оставить. Нужно раз и навсегда очистить наши границы. А какая-то кучка тупых бандитов возомнили себя лесными королями! Эти земли принадлежат нам, Минато! Нашей деревне и стране!
- Хорошо, хорошо, Тцуме, - улыбнулся Минато, поднимая на неё глаза, - не нужно так горячиться.
Женщина несколько раз моргнула, и слабо улыбнулась, смутившись своей горячности.
- Я лично этим займусь, - продолжил Четвертый Хокаге, вставая из-за стола.
- Лично? – моргнула Инузука, - но… Ты же Хокаге, ты не можешь покидать свою деревню!
- Но все шиноби на заданиях. - Минато вскользь просмотрел разложенные бумаги на столе. - И к тому же, все ведь знали, что меня трудно будет удержать в четырех стенах, даже если меня сделают Хокаге.
- Но ведь, есть я… - упорствовала женщина, но тут же была прервана Четвертым.
- Я не могу допустить тебя на задания, - безапелляционно заявил Минато, - мы это уже обсуждали. Ты уже должна думать не о себе, Тцуме, но и о… будущем.
Минато улыбнулся, когда фыркнув, женщина отвернулась к окну, прикрыв руками уже заметно выпирающий живот.
- Я еще в состоянии надрать задницу любому, кто посягнет на наши территории, - проговорила она, однако, как подозревал сам Минато, лишь за тем, что бы уж совсем не молчать.
- Не сомневаюсь, - улыбнулся Четвертый, и добавил. – Остаешься за главную.
- Я? – удивленно повернулась к нему женщина. – Но…
- Я рассчитываю на тебя, Тцуме! – громко сказал Минато, выходя из кабинета и прикрывая дверь.
- Как будто у меня есть выбор, - выдохнула женщина и опустилась в кресло, положив ладони на округлившийся живот. – Ах, Киба, из-за тебя мама вынуждена бездельничать.
Инузука Тцуме улыбнулась своим словам. Она ненавидела безделье, но почему-то вот так, сидя и думая о будущем ребенке, было так приятно придаваться этому самому безделью.
__________
Намиказе Минато, сунув руки в карманы темно-зеленых брюк, не спеша шел вдоль проселочной дороги. Несколько часов потребовалось на то, чтобы достигнуть границу, разделяющую Лист и Водопад. За его спиной болталась котомка, что впрочем, являлось простым и, в некоторых, случаях безотказным приемом. По крайней мере, в этом случае.
Страна Водопада сильно пострадала от измора. Она и раньше из всех стран была наименее слабой, только-только «рождающейся» и лелеющей надежды вступить в пятерку Великих Стран. К сожалению, серия неудачных урожаев заставили почти всю экономику страны подорваться на купле провизии для своих граждан. Долги с каждым годом возрастали. Феодалы других стран отказывались иметь дела с Водопадом, который, ослабленный постоянным голодом и нападениями других, мелких и вражеских деревень, бросал все свои силы на поиски «помощи» - как в доставке еды, так и в защите. Но… даже за помощь, нужно было платить, чего Водопад не мог себе позволить. Постепенно, страна «сгорала» подобно свече, её граждане бежали, образуя собственные деревни и отдельные маленькие особнячки и дома на территории других стран. Феодалы требовали возвращения долгов, и, не принимая никаких компромиссов, направляли своих шиноби, забирая всё, что можно было взять у разрозненной страны.
Вскоре, страна Водопада прекратила контактировать с другими странами, уступив и позволив ущемлять свои границы. Это всё, что можно было отнять у неё. От самой страны остались лишь слова – Страна Водопада, которая по сей день продолжает «умирать» в гордом молчании.
Неудивительно, что именно на её границах и территориях образовались некие группировки «вольных шиноби», иначе говоря, разбойников, обирающих случайных путников.
Но они совершили ошибку, позволив себе напасть и причинить вред гражданам Конохи. С этим, Намиказе Минато, не собирался мириться. Однако, вот уже на протяжении часа, что он бродил возле границы территорий, не дало никаких результатов. Вокруг по-прежнему было тихо. За исключением…
Минато едва нахмурился, и повернул голову в сторону, словно прислушиваясь к чему-то. Вечерний, прохладный ветер гулял в листве деревьев, то успокаиваясь, то вновь заставляя звенеть листья. И вот, в тот самый момент, когда ветер снова подул, до него действительно донеслись лязг металла и хлопки, которые бывают при творении техник. Звуки сражения…
Сорвавшись с места, перепрыгивая с ветки на ветку, Минато бросился в сторону юго-запада, откуда и дул ветер, а значит, именно оттуда и принося звуки сражения. Вскоре перед ним начал виднеться просвет, открывающий вид на небольшую полянку.
Лязг металла и хлопки стали отчетливее, и замерев на несколько секунд, Минато спрыгнул вниз, и не спеша, надежно скрываясь в тени деревьев, протянул руку и чуть пригнул «мохнатую» ветвь ели к земле, открыв себе вид на поляну.
Около восьми шиноби, в темных одеждах и черных платках, закрывающие нижнюю половину лица, окружили одного ниндзя в яркой, оранжевой одежде и такого же цвета плаще. Скорее всего, парнишке было не больше восемнадцати, так как уж больно он был хрупкого телосложения. Один из бандитов напал на него со спины, но неожиданно парнишка ушел в сторону, резко разворачиваясь и наотмашь ударяя бандита в лицо. Видно, удар был ошеломляющим, или, вернее будет сказать, неожиданным. Шиноби пошатнулся и сломанной куклой упал к ногам юноши. Минато и сам не ожидал от столь худого и низкорослого шиноби такого удара. Видно, это так же поубавило пыл бандитов; они отступили, расширив круг, однако парнишка, быстро ринулся вперед, ударяя плечом в одного из вольных шиноби и буквально снося его с ног.
- Она сумасшедшая! – раздался голос одного из бандитов, в котором явно угадывались нотки паники.
«Она?» - удивился Минато, прищурившись, и не поверил своим глазам. То, что он сначала принял за оранжевый плащ, оказалась ничем иным, как длинной, рыжей волной волос. Он еще не встречал ни одну девушку, чьи волосы были бы такого яркого, насыщенного цвета огня, и длины, что доходила до места, чуть выше колена.
Тем временем в руке девушки блеснуло оружие, и резко развернувшись, она вонзила его в бедро одного из бандитов. Поляну огласил вопль боли, и шиноби повалился на землю. Однако девушка не стала его добивать, а бросилась догонять другого бандита, стремительно удирающего от неё. Она бы, наверное, гналась за ним до последнего, пока возле её лица не просвистело лезвие куная, заставившее её отшатнуться и отпрыгнуть назад. Однако в ту же секунду ей снова пришлось это сделать, так как оружие пронеслось всего в сантиметре от её плеча. Её «затравливали». Такая перегруппировка была не нова – обычно шиноби, не знающие ни чести, ни совести, не гнушались таким способом «забивания» противника. Они рассредоточивались на местности, и метали в жертву оружие, не давая ей ни секунды оставаться на месте. Если же жертва замешкается, то она непременно получала ранение. Именно так и сделали эти вольные шиноби. Сейчас они метали кунаи в девушку, надеясь зацепить её. Но та не сдавалась – девушка ловко уворачивалась от тонких лезвий, а некоторые перехватывала на лету, посылая их обратно. Минато не двигался, словно завороженный, следил за её действиями, которые, казались, были отчаянными, словно она вовсе не хотела отбиться от атак, и даже не прекратить драку, а наоборот, вынуждая противника атаковать сильнее. И, словно насмехаясь над ними, она что-то постоянно выкрикивала, от чего некоторые бандиты в открытую бросались на неё в атаку. Но именно этого, похоже, девушка и ждала, потому что, как только противник появлялся из укрытия, его тут же, настигал метко пущенный кунай.
Минато так же заметил, что девушка не добивает своих противников, оставляя им жизнь, однако ранения она наносила по связкам мышц ног и рук, так, что… если по близости не окажется лекаря, а он вряд ли здесь окажется, то эти шиноби еще не скоро возьмутся за свое разбойничье ремесло.
Неожиданно, Четвертый заметил, как среди густой листвы деревьев за спиной девушки что-то сверкнуло стальным блеском.
Поняв, что ей грозит смертельная опасность, Минато бросился к ней. На ходу отбив один летящий кунай, он подскочил к девушке. Синие, словно лесные озера глаза, удивленно распахнулись. Губы приоткрылись, с которых сорвалось:
- Что ты…?
Дальше она ничего не успела сказать. Нагнувшись, Минато стальным захватом обхватил её за талию, взвалив на плечо, и помчался в сторону рощицы. За спиной просвистели с десяток кунаев, один он отбил в воздухе, ловко развернувшись на все триста шестьдесят градусов. Скрывшись между мощными стволами деревьев, Минато перескакивал одним прыжком невысокие кусты и поваленные деревья. Тут он почувствовал, что девушка пытается повернуться, и крепче сжал её талию, боясь уронить.
- Пусти меня! Ты… - дошло до него, скорее шипение, чем голос, и, извернувшись у него в руках, она неожиданно ударила его локтем в скулу.
Минато, споткнувшись, сбился с шага, закосил влево и ударился плечом о дерево, отпустив девушку. Покатившись по траве, та, словно кошка, тут же припала к земле и вытащила кунай, выставив его перед собой.
- Ммм… - промычал Минато, потирая плечо, на которое пришлось столкновение с деревом. Выпрямившись, он чуть нахмурился. – Я помочь пытался, между прочем.
- Мне не нужна твоя помощь, чужестранец! – вспыхнула куноичи, вскакивая на ноги. Рыжие волосы взметнулись в стороны, и вновь улеглись за спиной гладкой волной. – Узумаки Кушина не нуждается ни в чьей помощи!
Минато не удержался, и оглядел её с головы до ног. Сначала он дал ей не больше семнадцати, но теперь понял, что перед ним довольно взрослая девушка, примерно двадцати лет, просто невысокого роста. На ней был оранжевый, с двумя черными полосами жилет из плотной ткани. Руки закрывали черные, до плеч, сетчатые «рукавки». На ногах были такого же оранжевого цвета бриджи, достающие ей до щиколоток и обычная, удобная обувь, с открытым мысом. Четвертый про себя даже улыбнулся. Девушка была явно не из робкого десятка – носить такую яркую одежду в самой, почти «криминальной» части территории страны; это нужно быть очень смелой, или отчаянной… или…
- Кушина… Узумаки – склонил голову Минато, искренне улыбаясь девушке. – Прости, но я правда хотел помочь. Там один шиноби был…
- Черта с два! – неожиданно оборвала его куноичи. – Я не буду с тобой разговаривать, пока не назовешь своего имени!
Минато удивленно моргнул, а после тут же рассмеялся.
- Ты права, прости. Меня зовут Намеказе Минато, я из селения Скрытого в Листве. А ты?
- Моё имя ты знаешь, - уже более примирительно сказала девушка, - а откуда я родом, не так уж и трудно догадаться по протектору.
Девушка-ниндзя указала себе пальцем на лоб. Минато последовал взглядом за её жестом, но так ничего и не понял. Её лоб был открыт, и его пересекала наискосок длинная, рыжая челка, которая была заправлена за ухо. Заметив его непонимающий взгляд, девушка раздраженно прижала ладонь ко лбу и тут же побледнела.
- Мой протектор… - прошептала она. – Он пропал!
Куноичи ринулась в обратную сторону, но Минато тут же поймал её за кисть руки, останавливая.
- Постой! Там же еще бандиты, а их больше десятка. Я помо…
- Пусти! – вскричала девушка, резко выгибаясь назад и выбрасывая ногу вверх. Чтобы избежать удара, Минато пришлось отшатнуться назад и отпустить руку девушки.
Кушина тут же вскочила на ноги, и снова бросилась бежать. Она потеряла свой протектор! Что же она за шиноби, раз даже не заметила того, что потеряла такую важную вещь! Протектор ниндзя – единственное, что осталось у неё… на память обо всем.
Низкие ветки деревьев хлестали по лицу и рукам, но девушка не обращала на это никакого внимания. Она неслась в сторону поляны, и даже успела подумать, что этот лохматый блондин, на удивление быстр, раз смог так далеко убежать… и унести её с собой.
Наконец, достигнув поляны, на которой никого не было, она спрятала приготовленный кунай и принялась искать потерянный протектор.
- Ксо, ксо, ксо! – тихо шептала она. – Как же так… как же…
- Ха-ха! Я же говорил, что она вернется!
Кушина вскинула голову в сторону мощного, раскидистого дуба, откуда и раздался голос. На его ветвях расположились около пятнадцати бандитов-шиноби.
- Это сумасшедшая из Водопада не могла не вернуться, - насмешливо проговорил бандит, что-то вертя в руках. – Ведь у нас в руках её… повязка!
Мужчина выпрямил руку, показывая стальную пластину со знаком Водопада.
- Верните её, - зарычала Кушина, сжимая кулаки. – Это принадлежит мне!
- Ха! Такая храбрая, и такая наивная, - покачал головой шиноби, спрыгивая на землю. Остальные бандиты остались стоять не двигаясь. – Признаться, меня сначала это забавляло, но… после того как ты ранила больше половины моей команды, я не могу остаться к этому равнодушным. До меня начали доходить слухи, что какая-то рыжеволосая бестия орудует на моей территории…
- Твоей территории?! – закричала Кушина. – Вы грабите земли моей страны! Эти земли принадлежат моей деревне! Я этого так не оставлю, и буду драться до последнего, пока не искореню вас всех, жалкие мародеры!
Мужчина, кажется, потерял дар речи, так как он застыл на несколько секунд, непонимающе глядя на девушку.
- То есть, - поднял он бровь, - ты та самая из последних ополченцев, кто еще стоит на страже этой мертвой страны?! Ты – пытаешься защищать эти земли от посягательства других? И…
Раздался хохот, от чего мужчина не смог продолжать, согнувшись пополам, он держался за живот. Отсмеявшись, он выпрямился и утер слезу.
- Черт, - сказал он, - а я-то думал, заключить с тобой перемирие и взять в команду, а, оказывается, ты не мелкая воровка, а самая, что ни на есть, воительница за справедливость, а?
- Заткнись, - прошипела Кушина, сузив глаза. – Верни мне протектор, и я пощажу твою жалкую жизнь.
- Ха-ха! Какая самоуверенность, от столь тщедушного создания, как ты…. Признаться, мне до сих пор стыдно, когда я узнал, что моих людей побили не десяток опытных ниндзя, а ошалелая девка из Мертвой Страны.
- Моя страна не мертвая! – вскричала Кушина.
- Она давно умерла. А раз так, это тебе больше не нужно. – Шиноби с силой сдавил в ладони протектор. Железо жалобно заскрежетало, покорно сгибаясь в руке верзилы.
- Ублюдок, - выкрикнула девушка, выхватывая кунай и бросаясь на обидчика.
Тот только поднял руку, давая знак, что он справится сам, и как только девушка была всего в шаге от него, он резко подался вперед, наклоняясь и, таким образом, ударяя плечом её в живот, затем, резко разогнувшись, перебросил куноичи через себя. Но Кушина, крепче сжав рукоятку куная, приземлилась на ноги, и снова бросилась на бандита. Тот выбросил руку вперед, намереваясь схватить её за шею, но девушка ловко уклонилась в сторону, выставив перед собой лезвие оружия и нанося глубокую кровавую борозду на его руку, чуть выше кисти. Она тут же отскочила в сторону, но мужчина не двигался. Его глаза как-то странно глядели на неё, и… словно не видели.
- Эй, - окликнула его Кушина, - не стой столбом, а дерись, как подобает мужчине! Ты…
Тут глаза девушки расширились, так как шиноби неожиданно подался вперед и с глухим стуком упал на землю. У него из затылка торчал кунай. Кушина моргнула, а после подняла взгляд. В двадцати шагах от неё стоял тот самый голубоглазый блондин.
- Какого черта…?! – возмутилась куноичи, и вздрогнула, так как светловолосый мужчина неожиданно исчез, и долю секунды спустя появился прямо перед ней. Не успела она поразиться его скорости, как его ладонь легла ей на шею, заставляя наклониться в сторону, и когда девушка посмотрела на него, на том месте, где была её голова, он держал двумя пальцами лезвие куная, скорее всего предназначавшийся её шее.
- Спрячься где-нибудь, - серьезный тон мужчины сначала было чуть не заставил Кушину послушаться его, но она тут же взяла себя в руки.
- Что? – нахмурилась она. – Мне не нужна помощь! Я…
В этот момент шиноби прижал её к себе, так что она с размаху уткнулась носом в его грудь. Минато отпрыгнул в сторону и как раз вовремя. С десяток кунаев вонзились в землю, чуть дальше того места, где они стояли. Он еще больше нахмурился, когда почувствовал, что девушка уперлась ему руками в грудь, и пытается высвободиться. Он отпустил её, при этом осматривая местность – бандиты исчезли, однако среди густой листвы то тут, то там мелькали быстрые тени.
Хм… Их окружали.
- Эй! – отвлек его голос девушки. – Я не давала тебе права лапать меня как тебе захочется!
- Пригнись, быстро! – приказал Минато, вставая перед ней и отбивая кунай, но он не успел заметить, откуда именно его бросили.
- Не приказывай мне! – парировала куноичи, даже не дрогнув, и упрямо вскинула подбородок, складывая руки на груди. – Я и сама могла с ними справиться!
Снова раздался свист в воздухе, и Минато вовремя отпрыгнул в сторону, так как до этого немного отвлекся, слушая слова Кушины.
- И что это за манера? – продолжала она. – Схватить незнакомую девушку прямо в разгаре драки и бежать с ней куда глаза глядят! И вообще…
- Ксо! – прошипел Минато, выхватывая кунай и отбивая оружие, которое вот-вот чуть не вонзилось в его грудь.
- Черт возьми! – вскричала Кушина, разозлившись.
Выхватив сюрикен, девушка резко размахнулась, посылая оружие в густую листву одного из деревьев. С секунду ничего не было слышно, а потом раздался треск веток, и на землю упало тело одного из бандитов. Минато едва удержался от того, чтобы не присвистнуть, но глянув на девушку, он понял, что она тоже удивлена. Однако она быстро справилась с этим чувством, и с гордостью посмотрела на него.
- Видишь? – сказала она тоном, полного превосходства. – Я умею постоять за себя.
- Пожалуйста, спрячься... – начал Минато говорить девушке, когда неожиданно прямо между ними в землю вонзилось лезвие со взрывным свитком. Молодые люди уставились на него, а после прыгнули в разные стороны. Раздался взрыв, и на полянке образовалась неглубокая выбоина с сожженной травой.
- Достали, - проговорил Минато, выпрямляя указательный и средний палец, и поднимая их на уровень лица. - [Сюнсин-но джицу](Мгновенное перемещение).
После чего, он со скоростью молнии ринулся вперед. Земля под его ногами словно взрывалась, разлетаясь в стороны мелкими камушками и комьями земли.
Вот один бандит справа – метко пущенный кунай пробил ему лопатку, прочно засев в кости. Второй, так же слева, на дереве – ударом ноги он был сброшен на землю, потеряв сознание. Третий справа – удар кулаком обеспечил ему сотрясение мозга. Но вот впереди мелькнуло ярко-оранжевое пятно, и Минато побежал быстрее, настигая девушку. Как раз вовремя. Пока она избивала очередного бандита, кто-то бросил ей в спину сюрикен, который Четвертый вовремя перехватил, и метнул обратно.
Кушина подняла на него удивленный взгляд.
- Как ты…
- Пригнись! – вскричал Минато, заметив тень, метнувшуюся между деревьями. Но поздно. Девушка не желала слушаться приказа, пока сама не убедиться в его надобности. Повернувшись, она увидела занесенный над собой клинок и отшатнулась назад, выставив руки крест-накрест перед собой, чтобы хоть как-то защититься. Но удара не последовало. Открыв глаза, она увидела в полушаге от себя широкую спину блондина. Бандит, который хотел нанести ей удар, упал. Кровь алым фонтаном хлестала из его горла.
Девушка вышла из-за спины Минато, глядя на поверженное тело врага, а после подняла взгляд на своего защитника.
- Здорово. Ты вовремя меня… - Кушина ахнула, глядя на кунай, торчавший из его плеча.
Намиказе сжал зубы и вытащил оружие. Как такое произошло…? Он уже очень и очень давно выходил из самых отчаянных схваток целым и невредимым. А тут… так подставиться. Но ситуация требовала этого. Или оружие ранит девушку, или он убивает бандита, подставив себя под удар. Он выбрал второе. Минато перевел взгляд на лезвие. Как он и думал… Оно смазано ядом.
- Он отравлен! – сказала девушка, хватая его за руку. – Нужно немедленно…
Голос её дрогнул и пропал, хотя он понимал, что Кушина продолжает говорить. В глазах потемнело, и неожиданно боль пронзила голову. В глазах расплывались черные круги, и зрение то пропадало, то возвращалось к нему. Он увидел перед собой лицо Кушины, которая нагнулась над ним. Значит…, он упал и лежит на земле. Яд действует быстро.
Неожиданно он услышал свист, и вздрогнул. Так рассекает воздух лезвие оружия.
- Ублюдок… - услышал он откуда-то издалека голос девушки, а после она и вовсе исчезла.
- Не… уходи… - прошептал Минато, хотя не был уверен, что его услышали.
Он боялся, что Кушина, скорее всего, помчалась следом за разбойником…. Но… Странным образом он одновременно боялся за неё и был спокоен.
Испарина мелкими каплями выступила на лбу. Рана на плече горела жидким огнем, медленно растекаясь по всему телу. Он чувствовал, что уже не может подняться.
Неожиданно перед ним мелькнула тень, загораживая собой солнце.
- Кушина? – прошептал он.
- Эй, попробуй подняться! – тут же резанул слух звонкий голос куноичи. – Слышишь?
Он попытался кивнуть, но… наконец-то, черная бездна бессознательности подкралась к нему вплотную.
- Прости… - успел прошептать он, обессилено закрывая глаза.
Но… прежде чем окончательно провалиться в манящую темноту, которая словно покачивала его на волнах, до его слуха долетели последние слова девушки:
- Не смей терять сознание!… Имей в виду, я не собираюсь тащить тебя на себе!… Ксо!
__________
Открыв глаза, Минато первым делом почувствовал саднящую боль в районе затылка, и повернул голову. Виски сразу заныли, а в глазах снова потемнело, исказив очертания окружающего. Минато глубоко вздохнул, и слегка поморщился. Воздух был затхлым. Снова повернув голову, он открыл глаза, посмотрев на каменный свод потолка. Он был вогнутым, что говорило о том, что крыша здания куполообразная. И еще о том…, что он находится в помещении.
Неожиданно, вспомнив всё, он резко поднял руку и приложил её к плечу. Пальцы коснулись плотных бинтов, обхватывающие его поперек груди и левое плечо, которое было ранено. Боли он не чувствовал, да и то, что бинты были наложены так плотно, свидетельствовали о том, что Кушина все же успела спасти ему жизнь.
Лежа у самой стены, Минато приподнялся на локтях, и, подтянувшись, прижался спиной к холодному камню. Сидеть в таком, полусогнутом состоянии было не очень удобно, но теперь он мог осмотреться.
Он внимательно осмотрел каменные стены, резные колоны, подпирающие свод потолка, высокие пыльные окна с разводами. Невысокий, с потрескавшейся древесиной шкаф. Остальной интерьер комнаты он не успел увидеть, так как в стороне от него раздался скрип, и Минато повернул голову.
На пороге комнаты стояла Кушина, удивленно глядя на него. В руках она держала поднос с тарелкой, от которой поднимался пар.
- Зачем ты поднялся?! – тут же вскрикнула она, быстрым шагом подходя к нему. Поднос с дымящейся тарелкой угрожающе накренился в его сторону. – Рана может открыться!
- Я очень благодарен тебе… - успел сказать Минато, прежде чем девушка со стуком положила поднос возле него.
- Не стоит, - отрезала девушка. – Хоть ты конечно, и являлся изрядной помехой…, ну да ладно.
- Они преследовали тебя? – тихо спросил Минато, быстро оглядывая девушку с головы до ног, на наличие ран.
- Нет, - отрицательно качнула головой она, - последний разбойник все-таки успел уйти. Да и потом… я не могла бросить тебя.
Он заметил, как девушка отвела взгляд, опуская его на тарелку, и поднимая крышку.
- Кушина, что это за место? – спросил Минато. – Это… какой-то храм?
- Это мой дом, - просто ответила девушка, быстрым взглядом окидывая помещение. – Здесь родилась я и все, кто принадлежал клану Узумаки.
- Клан Узумаки? – переспросил Минато, и только сейчас угадал на резных колоннах, и на стенах знак, нарисованный краской, которая уже давно почти стерлась и потрескалась. Знак спирали. «Узумаки» - Водоворот.
- Где же все? – продолжил Четвертый. – Я не слышу ни шума, ни голосов.
- А никого и нет, - пожала плечами Кушина, опуская голову. – Здесь только я… и ты.
Минато чуть склонил голову, заглядывая девушке в лицо, от чего она едва заметно нахмурилась, но боль в её синих глазах он успел заметить.
- Что же случилось? – тихо спросил он.
- Болезнь… - голос куноичи дрогнул, и она еще больше нахмурилась. Дальше её речь, была намного увереннее. – Наш клан стоял на защите нашей страны, и довольно успешно. Ты, наверное, не слышал о такой группе шиноби, как Демоны из Водоворота. Так называли нас нарушители, посягнувшие на нашу страну. На самом деле клан Узумаки был простым, небольшим войском, первыми выходившие на защиту деревни. Иногда мы теряли кого-то из родных, но… Мы всегда были горды тем, что с успехом защищали то, что нам дорого. А после… неожиданно что-то случилось. Начались пожары… Неурожаи. Голод… болезнь, скосившая пол деревни. Люди начали бежать и только наш клан до последнего оставался в деревне, которая… которая в буквальном смысле разлагалась. Я родилась уже будучи на пике всей этой катастрофы, которая удивительным образом не убила меня, ребенка… но убила мою мать, сильную женщину. Остались только я и отец.
- Из всего клана… остались только вы?
- Да. - Девушка неожиданно улыбнулась. – Я уже росла среди всех этих… развалин, захолустий… и все-таки…. Это мой дом, который я ни при каких обстоятельствах не покинула бы. Отец любил меня, и все же… я подозревала, что он очень хотел сына. Он ни разу не говорил, что о чем-то жалеет…. Никогда. А я…, я росла, и воспитывалась всему, что должен знать наследник клана.
- Наследник? – удивился Минато.
- Вот именно, - кивнула Кушина, неожиданно с раздражением глядя ему в глаза. – Наследник! Мои дети будут носить мою фамилию, а не мужа! А кто с этим не согласен, тот…, тот не достоин меня, вот!
Теперь Минато не был удивлен её поведению. Она вела себя как самоуверенный юнец. Её манера ведения боя была такой же отчаянной и сорванцовской… Просто удивительно.
- Ты, наверное, думаешь, что я…, я глупая, да, раз надеюсь на это? – по её тону было ясно, что он не предвещает ничего хорошего, если Минато сейчас кивнет, однако… в её голосе он так же услышал ноту боли и горечи. Синие глаза смотрели в сторону… такие красивые и глубоко-одинокие.
- Кушина, - неожиданно сказал Четвертый, накрывая её ладонь своей. – Я никогда не подумаю так. – Минато улыбнулся, когда девушка удивленно посмотрела на него. – Более того, я полностью согласен с тобой. Тот, кто не захочет взять твою фамилию, будет просто идиотом, и не достойным тебя.
Губы девушки дрогнули в улыбке, и она опустила взгляд, слегка зардевшись.
- Ой, суп остыл, - тут же сказала она. – Теперь нужно снова его разогревать…
- Не нужно, - покачал головой Минато, забирая у неё тарелку и ложку. – Я так голоден, что любая еда, будь она холодной или горячей, покажется мне райской.
Зачерпнув ложкой суп, он тут же засунул её в рот. Глаза в тот же миг расширились, и он едва не закашлялся, но все же заставил себя проглотить жутко пересоленную жидкость.
- Что-то… - подозрительно спросила куноичи, – не так? Тебе не нравится еда?
Только посмотрев в её глаза, Минато зачерпнул еще супа.
- Он великолепен, Кушина, - ответил он, делая усилие и проглатывая вторую ложку.
Улыбка, которой ответила ему девушка и гордость от сделанной работы на её лице стали для него наградой.
__________
Уже на следующий день Минато поднялся на ноги, и вышел в заброшенный сад. Даже сорняки и полуразрушенные беседки не могли скрыть былого великолепия. Сейчас все поросло бурьяном, но… сад внушал некий трепет тихого восторга. Кушина говорила, что этот сад она помнит только таким. Он так же осмотрел особняк. Величественные стены, из серо-зеленого камня, что за долгие годы покрылись лишайником и мхом, сейчас устрашали, хотя, наверное, в далеком прошлом, они внушали лишь уважение гостям, и гордость хозяевам. Здание и вправду был скорее похоже на храм, чем на фамильный особняк. Слишком большой…, слишком величественный. Скорее всего, клан Узумаки был уважаем в селение Водопада.
Два дня прошли почти незаметно. Кушина владела только начальными навыками первой помощи при отравлениях ядом, она смогла только очистить рану, но не заживить её полностью, поэтому Минато хоть и медленно, но верно шел на поправку. За эти два дня молодые люди много времени проводили вместе за беседой и игрой в карты. По сути, это было единственное развлечение, но… они от этого не скучали.
Постепенно Кушина начинала понимать, что этот «лохматый блондин» как она его называла про себя, был очень симпатичен ей. Ей очень хотелось, что бы он мог остаться здесь подольше, но понимала, что это невозможно. Он из Конохи… а там…. А там совсем другая жизнь, не то что здесь… в Мертвой Стране, где время, словно остановилось.
- А правда, что человек, называемой Желтой Молнией, стал Хокаге деревни Листа? – спросила как-то под вечер Кушина, проверяя почти затянувшуюся рану на плече Минато.
- А почему ты о нём спрашиваешь? – спросил Четвертый, улыбаясь.
- Просто, - пожала плечами девушка, а после, хитро прищурившись, сказала. – Ну, дело в том, что у вас в Конохе есть люди, с некоторыми…ммм… отличительными способностями. То есть я знаю Белого Клыка из Конохи, однажды мне даже довелось его видеть.
- Правда? – с улыбкой спросил Минато.
- Угу, - кивнула девушка. – А потом начали доходить слухи о невероятно быстром шиноби, разящим и убивающим с одного удара, подобно молнии! – голос девушки стал волнующим. – Торговцы рассказывали, что он еще совсем молод, но уже добился таких высот. Я уважаю таких людей.
- Хм, - хмыкнул Четвертый.
- Нет, правда, - сказала Кушина, затягивая бинты у него на груди. – Я и сама такая.
Минато едва не рассмеялся. Та детская непосредственность, с которой она рассказывал о различных вещах, заставляла его улыбаться. Нет, он не считал эту девушку глупой или наивной. Он считал её… живой. По настоящему живой и яркой.
- Ты мне не веришь? – последовал вопрос.
- Верю, - серьезно кивнул Минато, и девушка улыбнулась. Минато тем временем надел не без её помощи футболку, и накинул джоннинский жилет.
- Так вот, однажды, я так же стану известной на весь мир шиноби, - продолжила Кушина. – Обо мне узнают так же, как я, будучи здесь, у черта на рогах, знаю о Белом Клыке или Желтой Молнии. Ты-то его, небось, каждый день видишь?
- Да…, безусловно, - уклончиво ответил Минато.
- Какой он из себя?
- Да ты, никак влюбилась? – приподнял бровь Намиказе.
- Вот еще, - фыркнула девушка. – Просто… я думаю, раз он такой быстрый, он наверное длинный, худой и кривой, как молния…. Ха-ха!
Минато улыбнулся и кивнул в сторону окна.
- Уже вечер, - сказал он. – Думаю завтра, мне нужно возвращаться… иначе в селение начнется паника.
- Паника? – переспросила Кушина. – Ах да… «один за всех, и все за одного». Коноха знаменита этим. – Кушина незаметно вздохнула и чему-то улыбнулась. – Сплоченностью. Мне всегда хотелось посетить вашу деревню…
- В чем же дело? – Минато даже напрягся от её слов. Может быть…, у него есть шанс забрать Кушину с собой? Она ведь здесь совершенно одна, да и эти разбойники, с которыми она ведет постоянную борьбу, так просто не оставят её в покое.
- Здесь мой дом, - качнула головой Кушина. – И я не могу…, не могу все так оставить.
- Что оставить, Кушина? – спокойно, но серьезно спросил её Минато. – Эти развалины? Свое… одиночество?
Девушка изумленно посмотрела в его глаза.
- Тебе не понять, - прошептала она. – Этот дом… эти развалины… Я защищаю их. Я берегу то, что дорого мне. Разве это плохо?
- Не плохо, - ответил Четвертый. – Но разве этот пустой дом, стоит постоянных противостояний с этими разбойниками? Разве это стоит твоей цели, стать знаменитой? Разве это стоит твоей жизни, Кушина? Иногда чтобы достигнуть большего, нужно отказаться от старого.
Девушка нахмурилась и отрицательно качнула головой, словно отбрасывая какие-то мысли.
- Я уверена, - ответила Кушина. – Что последние слова принадлежат не тебе.
Минато рассмеялся.
- Ты права, они принадлежат моему учителю. Не слышала о таком человеке, как Саннин-Отшельник?
Кушина отрицательно качнула головой, а после задумчиво сказала.
- Но я слышала… о Джирайе, старом отшельнике-извращенце.
Минато хотел было рассмеяться, но это было бы не уважительно по отношению к учителю и вообще к другу.
- Да, это про него, - кивнул Минато.
- Ты ученик Джирайи?! – вскричала девушка.
- Ну… да, - опасливо кивнул Четвертый.
Девушка вскочила на ноги и обвиняющее ткнула в него пальцем.
- Так ты и есть Желтая Молния?!
- Ты и об этом знаешь, - вздохнул Минато. – Да, это я.
- А… А… А почему раньше не сказал?
- Ты не спрашивала напрямую, да и… мне не очень хотелось об этом распространяться.
- Ох, да ты еще и скромный…. И ты не похож на худого и кривого.
- Какой есть, - притворно вздохнул Хокаге.
Неожиданно Кушина рассмеялась, а после, сжав кулаки, подняла их вверх.
- О да, я стала знаменитой! – сказала она.
Минато приподнял бровь, и, заметив это, девушка пояснила.
- Я. Спасла. Жизнь. Хокаге, - по словам произнесла она.
- И в благодарность, я забираю тебя с собой в Коноху, - выпалил Минато, внимательно следя за реакцией куноичи.
- Что…? Нет!... Нет-нет! Спасибо, конечно, но… нет.
- Но почему? – искренне удивился Намиказе. – Ты здесь совершенно одна! Эти разбойники наверняка попытаются тебя выследить. Ты и сама хотела…
- Как ты не понимаешь, - нахмурилась Кушина. – Я здесь родилась, здесь мой дом…
- В котором ты совершенно одна, - перебил её Минато. – Домом называется не то место, где ты родилась, а там, где тебя любят и ждут…
- А в Конохе меня ждут?! – закричала Кушина. – Там меня любят?!
- А здесь?
- А там?!
Повисло молчание. Кушина отвернулась к окну, у которого была перебита рама и неумело перевязана бечевкой.
- Я не хочу…, чтобы ты оставалась здесь, - сказал Минато, поднимаясь на ноги и вставая у неё за спиной. За окном сверкнула молния, и они услышали, как крупные капли дождя забарабанили по стеклам и листьям деревьев, растущих в саду. – Пожалуйста, Кушина, пойдем со мной.
- Зачем тебе это все? – спросила девушка, не оборачиваясь. – Я… я спасла тебе жизнь, но я не требую от тебя никаких обязательств.
- Ты боишься? – тихо спросил её Минато.
- Я ничего не боюсь…. Но… мне сейчас сложно. Минато, - она впервые за эти дни назвала его по имени, и Четвертый шагнул ближе к ней, – пойми, это не так просто. Я росла здесь… одна, я… я свыклась с этим. А ты предлагаешь мне уйти в вашу деревню, где я никого не знаю…, где… я буду так же одинока.
- Ты никогда не будешь одинока, Кушина, - твердым голосом сказал Намиказе, осторожно опуская ладони ей на плечи. – Я буду всегда рядом.
- Но для чего? Зачем тебе это? – Кушина повернулась к нему, заглядывая в его небесно-голубые глаза. Надо же… Небо и вода. Её глаза, подобны лесному озеру, глубокие и манящие. Его, словно небо, чистое и открытое. – Зачем, Минато?
- Я… - Четвертый замолчал.
Зачем? Ведь все так просто. Он хочет уничтожить тень боли в глазах Кушины. Он хочет вырвать её из одиночества, плотно сковавшее её сердце. Он хочет, чтобы она была с ним рядом. Он хочет слышать её голос, видеть её улыбку, знать, что с ней все в порядке и что ей хорошо. Она нравится ему. Потому что она не похожа на других. Потому что она живая и заставляет его улыбаться. Потому что она храбрая сердцем, и нежна душой. Потому что…, потому что он любит.
- Кушина, я…
Раздался треск, и осколки битого стекла впились ему в лицо. Зажмурившись, он услышал слабый крик Кушины, которая метнувшись вперед, прижалась к нему и повалила его на спину. В комнату ворвался ветер, неся с собой холодные капли дождя, сразу же намочив пол возле окна. Прямо возле его ног вонзился кунай со свитком, уголок которого вспыхнул маленьким пламенем.
Перевернувшись, Минато обхватил Кушину за плечи, и отпрыгнул в сторону. Свиток взорвался. Ударная волна снесла их, ударив об стену. В последний момент Минато успел перегруппироваться и подставить свою спину под удар, крепко прижимая к себе бесчувственную девушку. Приподнявшись, он заглянул в лицо девушки.
- Кушина… Кушина…- прошептал он, но глаза девушки были закрыты.
Тогда он почувствовал покалывание в правой руке и посмотрел на неё. Она была в крови. Медленно и очень осторожно, Минато перевернул девушку на живот, смотря на её спину. Оранжевая ткань была изорвана и окровавленные осколки торчали из её спины. А своей рукой… в тот самый момент, когда он обнял её, прижимая к себе, он лишь глубже вогнал стекло в её спину.
- Ксо… - прошипел он, аккуратно укладывая Кушину на живот за перевернутым от взрыва, столом. После он быстро отбежал в сторону, глядя в разбитое окно. Открыв карман на жилете, он достал сюрикены, зажав их между пальцами правой руки. Левая все еще болела, когда он сгибал её в локте, но… всё это терпимо.
- Голубки, голубки…. Неужели у этой рыжей воительницы кто-то появился? – послышался голос, и в свете сверкнувший молнии можно было увидеть высокую фигуру, стоявшую в проеме разбитого окна. – А где сам Рыжий Демон?
Минато молча стоял у дальней стены, ничем не выдавая свои дальнейшие действия.
- Эта девчонка убила моего брата, - в комнате раздался вздох. – Я знал, что его однажды прикончат, но… не какая-та дикая, рыжая девчонка из Мертвой Страны. Мой долг отомстить за смерть брата.
- Я не соглашусь с тобой, - ответил Минато, - твоего брата убила не она, а я. Хотя признаться, я даже не знаю, кем именно был твой брат. Бандиты все на одно лицо.
Шиноби у окна хмыкнул и поднял голову. Молния на короткий миг снова озарило комнату, и Минато узнал лицо шиноби. Именно его он убил там, в лесу… Точнее не его, а его брата.
- Как верно сказано, - продолжал улыбаться шиноби. – Мы с моим братом близнецы, но наши техники расхожи. Мои люди доложили, что ты невероятно шустрый. Это так?
- Убедись сам, - сказал Минато, бросаясь в сторону шиноби. Однако тот в последний момент ушел в сторону, но Четвертый успел кинуть в него один из пяти сюрикенов, который зацепил мужчину, оставив царапину на его щеке.
- Да, быстро… быстро…. Ха-ха, как сама молния, да, Хокаге-сама?
- Ты знаешь кто я?
- Позор не знать кто ты… Неудивительно, что эта рыжая сразу же впустила тебя в этот дом. Ха-ха! Обычно она никого на километр не подпускает, а оказывается это ваше любовное гнездышко, а?
Снова полыхнула молния, и Минато заметил, как в ту же секунду по комнате рассредоточились около пяти шиноби.
- Хм… - хмыкнул Намиказе. – Ты взял с собой сюда раненых инвалидов?
Он заметил, как несколько бандитов яростно сжали кулаки.
- К сожалению, Рыжий Демон покалечил большинство моих людей, причем серьезно, будто знает где подрезать мышцу, чтобы человек еще не скоро начал ходить. Да… девочка интересная…. Уходи отсюда, Желтая Молния Конохи, и я обещаю, мои люди не станут преследовать тебя.
- Хорошо, - неожиданно кивнул Минато. – Тогда я забираю с собой…, как ты сказал? Рыжий Демон?
- Не бывать этому! – неожиданно зарычал мужчина. – Девчонка остается здесь. Отдай её мне и иди своей дорогой.
- Я не отдам тебе Кушину, - спокойно ответил Минато.
- О, так вот как её имя… - произнес шиноби. – Прекрасно. Что ж… компромисса мы так и не нашли, да…? Что же, тогда…. Убить его.
Пять бандитов в едином порыве бросились на него, однако… их ранения оказались куда более серьезнее, чем можно было оценить на первый взгляд. Не прошло и минуты, как пятеро шиноби валялись на полу и не двигались. Сюрикены так же закончились и остались в телах ниндзя.
- Впрочем, - нарушил тишину главарь бандитов, – я и не надеялся на них. Хочешь сделать все правильно, делай это сам.
Главарь отскочил в сторону, как только Минато выхватил кунай и метнул оружие в него. Шиноби пригнулся к земле, и тут же появился за спиной Четвертого.
- Хе-хе, все так просто? – спросил он, ударяя Минато лезвием под ребра.
- Ты идиот, - прошептал Минато… и исчез. На его месте был небольшой кусок деревянной балки, который тут же шлепнулся на каменный пол.
- Ксо, - прошипел главарь, и повернулся. В это же мгновение его челюсть настиг кулак Четвертого и отбросил назад.
- Не так все просто, - проговорил главарь и… исчез.
- Я так и думал, что ты клон, - кивнул Минато. – Иначе бы ты не делал таких смешных ошибок при атаке.
- А ты все знаешь?!
Минато отпрыгнул в сторону, в сантиметре от его лица просвистел кунай.
- Во всяком случае, больше чем ты, - ухмыльнулся Намиказе, когда на него помчались сразу три клона главаря. Схватив одного за рукав, он крутанул его вокруг своей оси и швырнув в сторону второго. Двое исчезли, остался третий, который почти задел его, но Минато отпрыгнул в сторону, и, крутанувшись в воздухе, ударил его ногой в голову. Клон исчез.
- Будешь часто выделывать такие фокусы, останешься без чакры, - нравоучительно произнес Минато. – Я любил так выделываться, но… мне было шесть лет, когда мне это наскучило и я начал грамотно распределять чакру.
- Не строй из себя умного! – вскричал главарь, выскакивая из-за колоны и бросаясь на обидчика.
Минато вздохнул… и, бросившись в сторону главаря, одним ударом уничтожил клона. Сзади послышались быстрые шаги. Четвертый развернулся, цокнув языком, и усмехнулся.
- Хватит тратить чакру на бесполезных клонов, - сказал он, вонзая кунай в руку шиноби.
Губы бандита исказились в улыбке, и он замахнулся.
«Не клон?» - успел подумать Минато, прежде чем тонкое, зазубренное лезвие вонзилось ему в прямо в рану на плече. Хокаге сжал зубы, чтобы не застонать от нестерпимой боли.
- А я и не клон, - ухмыльнулся бандит, вырывая кунай из его раны и снова замахиваясь.
- Ты идиот, - раздался голос совсем рядом, и шиноби-разбойник резко замер. К его шее был приставлено лезвие оружия, а за спиной стояла рыжеволосая девушка, на чьем лице горели яростью синие глаза.
- Кушина, - выдохнул Минато.
- Я убью тебя только за то, - прошипела куноичи, сильнее надавливая лезвием на кожу шиноби, - что ты посмел ударить его в плечо, которое я старательно залечивала целых два дня!
- Ты всегда любила болтать, не так ли Рыжий Демон? – усмехнулся шиноби и с этими словами резко уклонился в сторону. Лезвие полоснуло его по горлу, но не глубоко. Локтем он ударил девушку в живот, и та отлетела.
- А теперь ты… - повернулся шиноби к Минато… которого не было в комнате.
- Что за… - начал главарь разбойников, когда его неожиданно развернули и ударили.
Сверкнула молния. Тонкая струйка крови потекла вдоль носа, стекая на губы и по капле падая с подбородка.
- Ты посмел ударить её, - раздался в тишине тихий шепот.
Главарь опустил взгляд… на человека с разорванной раной на плече. На лицо, которое застыло подобно маске. А после вдоль его руки, которая поднималась куда-то к его голове. Секунду спустя глаза шиноби остекленели, и мертвое тело упала на спину, с вонзенным в лоб по самую рукоятку кунаем.
Минато опустил руку, и повернулся в сторону стены. Не чувствуя боли, он быстро разыскал аптечку, которая чудом уцелела, и подойдя к Кушине, опустился с ней рядом. Повернувшись, он взял лежащий рядом железный подсвечник и зажег свечи.
Девушка была без сознания и лежала на боку, поэтому он осторожно перевернул её на живот. Оранжевая ткань на её спине пропиталась кровью, поэтому взяв нож, он осторожно разрезал одежду на спине девушки, а после и тонкий, обтягивающий топ. Сняв с неё обрывки ткани, Кушина осталась перед ним по пояс обнаженной. Ей спина вся кровоточила, но осколки были хорошо видны.
- Намиказе… - раздался тихий шепот девушки, от чего Четвертый вздрогнул. – Я убью тебя, за это… только… напомни мне… пожалуйста…
После этого девушка затихла, и вновь расслабилась. Протянув руку, Минато провел ладонью по её волосам, и, открыв аптечку, принялся обрабатывать раны девушки.
__________
Теплые, утренние лучи солнца разогнали туман, что пришел за грозой, разразившейся вчерашней ночью. Птицы в старом саду щебетали, встречая новое утро. Воздух был чист и прохладен, наполняя природу свежестью и умиротворенностью.
Солнечный зайчик проник в комнату, и, проскочив дальше, запрыгнул на кровать, на мгновение запутался в длинных рыжих волосах и, наконец, упал на лицо девушки. Поморщившись, та открыла глаза и приложила ладонь, чтобы спрятать лицо от надоедливого луча солнца. Повернув голову, она замерла, удивленно глядя в лицо молодого человека. Светлые волосы были в полном беспорядке, от чего его теперь смело можно было назвать лохматым и взъерошенным, но… до безумия красивым. Высокие скулы отчетливо проступали в лучах солнца, поэтому черты лица мужчины казались тонкими и аристократичными. Подняв руку, Кушина тихонько убрала светлую прядь с его лба. Голубые глаза резко открылись, напугав девушку.
- С добрым утром, - улыбнулся ей Минато.
- С… добрым, - кивнула Кушина и неожиданно подскочила на кровати. Покрывало сползло вниз, открыв голые плечи и показывая округлую грудь, которую, как и поясницу, обхватывали бинты.
- Ты все-таки сделал это… - прошептала в ужасе девушка.
- Что сделал? – не понял Четвертый, на всякий случай так же приподнимаясь с кровати.
- Видел меня голой! – вскричала она, натягивая одеяло.
- Да нет же, - тут же сказал Минато, успокаивая Кушину. – Я только промыл раны и сделал перевязку, даже не переворачивая тебя! После нашел эту комнату, где еще была цела кровать, и укрыл тебя одеялом.
- Мать честная! – тут же вскрикнула Узумаки, поняв еще одну вещь. - Ты был со мной в одной постели!
- Я не укрывался с тобой одним одеялом! Я лежал поверх него, так что… я ничего не делал. Совсем.
Однако девушка прищурилась, чувствуя, что Минато что-то не договаривает, тот, напротив, старательно пытался скрыть тот факт, что прежде чем уснуть, он сам обработал себе рану на плече, а после…, после поцеловал девушку, но говорить он об этом не собирался... во всяком случае, сейчас.
- Допустим, - проговорила она, а потом чуть покраснела. – Ты не мог бы выйти из комнаты…? Или нет, сначала принеси мне одежду, а потом выйди.
- А я получу что-нибудь взамен? – неожиданно сказал Минато, наклоняясь к ней и улыбаясь. Почему-то ему показалось, что теперь он вправе поддразнить немного Кушину.
Девушка попыталась «дотянуться» до него кулаком, но промахнулась.
- Получишь это, - разгневалась куноичи, - если будешь наглеть Намиказе!
Минато улыбнулся и, подойдя к единственному шкафу в комнате, открыл его.
- У тебя что, вся одежда оранжевая? – спросил он.
- Это цвета моего клана! – вспыхнула девушка. – И оранжевый цвет – цвет солнца!
- А разве не желтый?
- Не спорь со мной! – вскрикнула девушка, надувшись. – Оранжевый – так же считается цветом жизни. И по-другому думать я не буду, чтобы ты не говорил.
- Хорошо, хорошо, - примирительно сказал Минато, достав из шкафа оранжевую тунику, с короткими рукавами и с красной спиралью сзади на спине. Подойдя к кровати, он протянул одежду девушке, а затем вышел из комнаты. Сначала он хотел подождать у двери, но после, предупредив Кушину через закрытую дверь, что он будет в саду, вышел на улицу. Солнце щедро заливало светом все вокруг. Он еще раз оглядел раскинувшийся вид перед ним. Без сомнения, двор особняка выглядит потрясающе, но… Кушина здесь не останется, это он решил твердо.
__________
Надев тунику, девушка провела рукой по волосам, а после, подойдя к окну, выглянула на улицу. На площадке перед домом стоял Минато. Светлые волосы отливали золотом в лучах солнца. Девушка закусила губу, улыбаясь. Как много раз она смотрела в окно, не видя ничего, кроме поросшего травой сада, и разрушенных построек, не видя ничего, что радовало бы глаз. А сейчас…. Там стоит Минато, и почему-то только глядя на него, её сердце сладостно ноет. Неожиданно он поднял голову, глядя прямо ей в глаза, от чего сердце девушки екнуло. Улыбнувшись ей, он поманил её рукой. Кивнув, Кушина отошла от окна, и попыталась успокоиться. После, выйдя из комнаты и спустившись по лестнице, она так же вышла на залитую солнцем площадку.
- Здесь красиво, - сказал Минато, когда девушка встала рядом с ним. – Но в Конохе тебе понравится еще больше.
- Минато, - раздраженно выдохнула девушка, - мы уже обсуждали это, я…
- Я люблю тебя, Кушина.
- И не спорь, я… Что?! – Девушка вздрогнула и посмотрела на него.
Минато улыбнулся, и, подойдя к ней ближе, ласково прижал ладонь к её пылающей щеке.
- Я люблю тебя, Кушина, - повторил Четвертый.
- Ты… не понимаешь… что говоришь, - слабо прошептала Кушина.
Неожиданно Минато осторожно прижал девушку к себе, стараясь не задевать её спину.
- Кушина… - прошептал Намиказе ей на ухо. - Наш ребенок, будет носить имя твоего клана. Обещаю.
Девушка отстранилась и подняла на него синие глаза, словно не веря.
- Но… - Кушина замолчала, и прижалась к груди Минато. – Ты… Ты же… Хокаге, а я… всего лишь…
- Девушка, которую я люблю, и которая, надеюсь, станет моей женой.
- Боже, - выдохнула куда-то в область его плеча куноичи.
- А теперь, ты согласна переехать из своего особняка, у черта на рогах, в мою маленькую квартирку в центре Конохи?
Кушина рассмеялась, и обхватила его лицо ладонями. Ну надо же…. Стало так легко! Все так просто разрешилось. Согласна ли она? Да конечно, согласна!
- Я даже согласна готовить тебе завтрак, обед и ужин! – с улыбкой сказала она.
- Милая, - вспомнив о её супе, ответил Минато. – Я сам все буду делать, я прошу только об одном – будь со мной всегда рядом.
- Ну, Намиказе Минато, - улыбнулась девушка. – Я всегда мечтала о таком мужчине, как ты.
- О каком именно?
- О таком, с которым можно договориться, - с лукавой улыбкой ответила куноичи.
- Узумаки Кушина – ты удивительна, - прошептал Минато, и хотел было поцеловать её, но Кушина неожиданно подняла руку.
- А! – сказала она. – До свадьбы ни-ни!
Но как только Минато отстранился от неё, девушка положила ладонь ему на затылок.
- Но ради любимого, можно и забыть о некоторых принципах - хитро подмигнула она, притягивая мужчину к себе и целуя его в губы.
__________
- Тревога оказалось ложной. С Хокаге все в порядке, и мы можем возвращаться, - сказал полный мужчина, с двумя спиралевидными кругами на щеках.
- Хм… Хорошо, - кивнул второй, проводя рукой по светлым волосам, которые были зачесаны в длинный хвост.
- Тогда давайте поскорее вернемся, - сказал третий шиноби, расположившийся на верхней ветке. На нем был потрепанный, с меховым воротником жилет, а его лицо украшали шрамы, делая его устрашающим. – А то меня жена прибьет, если опоздаю к ужину. Всего как два месяца женаты…, а я уже чувствую, когда пора возвращаться домой.
- Да, Нара, - улыбнулся Яманака Иноичи. – Мы совсем забыли о тебе. Ну что команда, выдвигаемся?
- Ино-Шика-Чо! – вскричали шиноби Конохи и одним прыжком растворились в густой листве зеленого леса.
­

увеличить

0

9

Название: Компейто
Автор: Sakiko-san aka Sakiko (--)
Бета: Fight
Пейринг: Минато/Кушина
Рейтинг: PG
Жанр: драббл, флафф, дарк
Состояние: закончен
Дисклеймер: отказываюсь от всех прав на персонажей
Саммари: Вы когда-нибудь пробовали компейто? Такие сладкие, как безмятежное счастье, в которое надеешься. Такие горьковатые, как несбыточная мечта, растаявшая в кровь.
Предупреждение: Out Of Character
От автора: автор решил вернуться к своему любимому пейрингу и начиркать некий огрызок. Также автор неожиданно полюбил слово «юноша». Это взрослее, чем просто ультрасовременное «парень», и еще не банально-сухое «молодой человек».
Компейто? Хм… Это японские сахарные леденцы. Недавно я пробовала эти самые сладости, но из-за своей жадности съела больше, чем положено. Они очень вкусные, но если перебрать с количеством… В общем, будет очень и очень неприятно.

- Я дома, - произнес юный Хокаге, едва войдя в квартирку.
Сияние закатного солнца, льющееся из окна, било в лицо, теплый ветерок разметал по комнате листы бумаги, до этого валявшиеся в бесчисленном множестве на столе. Пахло свежестью.
Из соседней комнаты вышла улыбающаяся женщина. В глазах сияли искорки. Теплый взгляд преображал девушку. Пряди волос, водопадом спадающие на грудь, отливали медью. Руки придерживали округлившийся животик, который не мог скрыть даже свободный сарафан. Парень улыбнулся. Какой же он счастливый! Любимая жена, скорое пополнение в семье – что еще надо?
- Конбанва, Минато-кун, - девушка легонько коснулась губами щеки мужа, оставляя приятное тепло на душе.
Намиказе присел и прислонился ухом к животу любимой. Ни единого звука. И вдруг юноша расслышал тихий толчок. Хокаге легонько улыбнулся. Скоро наступит долгожданный день, когда в их семье появится третий человечек.
- Наруто, ты любишь компейто? Это такие сладкие леденцы. Папа принесет тебе целый кулек!
Кушина рассмеялась.
- У малыша еще зубов не будет, как же угощаться? – Девушка ласково взъерошила волосы Минато. Вздохнув, юноша поднялся и обнял любимую.
- А мы его научим. Когда появятся зубки, - его горячее дыхание приятно защекотало ухо.

***

- Ты как? – Минато обеспокоенно смотрел на свою бледную жену. Кушину везли на каталке по длинному больничному коридору. Хокаге бежал рядом, крепко сжав сухую ладонь девушки.
- С дороги! Срочно позовите акушера! – Главный врач Конохи молниеносно раздавала указания. – Как это нет свободных палат?! Я понимаю, на деревню напали, есть раненые! Но сейчас мы должны помочь выжить еще одному человеку!
- Тсунаде-сама, я могу на вас положиться? – Юноша горел желанием защитить деревню, но все же он еще сильнее сжал руку Кушины.
- Минато! Это твоя деревня. Только ты можешь справиться с девятихвостым, – впервые Хокаге увидел умоляющий взгляд главного врача.
Намиказе отвернулся и быстро посмотрел в глаза любимой. Та лишь кивнула.
- Не беспокойся. Со мной все будет хорошо, - слабым голосом ответила она.
Минато быстро поцеловал горячую ладонь и помчался к выходу.

***

«Черт… »
Юноша в окровавленном плаще сидел на голой земле. Ветер растрепывал волосы по лицу, оставляя красные полосы. В руках парень аккуратно держал сверток. Кто-то, бережно завернутый в ткань, зашевелился. Тут же начался плач. Малыш, похоже, старался обратить на себя внимание.
- Тише, тише. Папа рядом.
Младенец мгновенно успокоился, услышав голос Минато.
- Я ведь обещал, что принесу тебе компейто, так? – Левая рука вынула из складок одежды небольшой пакетик с разноцветными леденцами. Юноша осторожно положил сына на землю, и, сняв с себя плащ, заботливо укрыл им ребенка. Тут же оказался и кулек с конфетами.
- Прости за все, Наруто. Прости и… знай, мы очень тебя любим.
Голубые глаза потухли. Не осталось в них больше жизнерадостной искры, не осталось в них и блеска.
- Хокаге-сама!
Чьи-то руки успели подхватить тело юноши. Кто-то припал к груди, стараясь услышать биение сердца.
- Хокаге-сама…
С неба упало несколько слезинок. Ещё несколько. И ещё… Угрюмые тучи собирались в непроницаемое покрывало, не давая проскочить даже самому маленькому лучику света. Они давили своей тяжестью, словно груз печали. Небо разрыдалось, поливая окровавленную землю своими горькими слезами. Никто не расходился, никто не сказал ни слова. Все стояли, отдавая последние почести Четвертому Хокаге.
…А на земле валялись втоптанные в грязь компейто…

увеличить

0

10

Название: Пламя.
Автор - Xellia
Пейринг - по идее Минато/Кушина...
Рейтинг - G.
Жанр - Чего только нет -_- Драма,романтика,возможно deathfic...
Саммари - ТАКОГО не было еще нигде... оО

Быстрые шаги. Учащенное дыхание. Бегающие из стороны в сторону изумрудные глаза, с опаской смотрящие на происходящее. «Лишь бы не нашли» мелькает беспокойная мысль, постепенно перерастающая в заветное желание.
- Ага, нашел! - слышится самодовольный мальчишеский голос и на плечо прятавшейся опустилась ладонь. -Тебя легко заметить!
- Это почему это? - недовольно пробурчала пламенно волосая девочка, укоризненно смотря на "запалившего".
- Потому что ты, Кушина, совсем не умеешь прятаться! Из тебя совершенно не выйдет нормальный Шиноби.
- Минато, заткнись... иначе от твоей хвастливой блондинистой задницы ничего не останется... - на угрожающих тонах прорычала рыжая девочка, сверля глазами Минато.
- Я сказал правду! Кушина совсем не умеет прятаться!
- Догоню - убью!
***
- Опять эта неугомонная парочка?.. - со вздохом спросила медсестра, накладывая пластырь на Минато.
- Хех, ну а что с ними поделать?- высокий мужчина с пепельными волосами развел руками, добро ухмыляясь. - И кто начал в этот раз?
-Она!
-Он!
-Я всего лишь сказал правду!
- Если бы это была правда, ты бы так не огреб!
И, правда. Большая часть царапин и ссадин была на Минато. Кушина отделалась парой синяков.
- Что-то я недопонимаю... Вы серьезно подрались?
-Да, я показала ему, кто такие потомки клана водоворотов!
- Нет, мы просто свалились в канаву... - промямлил блондинчик, вздыхая.
Рядом сидящая девочка фыркнула и отвернулась. Может, это и не было заметно, но она слегка покраснела
- Тогда почему основная часть царапин перепала Минато? - медсестра закончила облеплять мелкие ссадины пластырем, и переключилась на Кушину.
- Потому что когда мы падали, я прижал эту врушку к себе. Джирайя всегда говорил, что девушек надо беречь.
-О-о... Минато, ты прямо герой.- Улыбнулся его сенсей.- я всегда знал, что ты не бездарность. Ну, Кушина-тян, что ты скажешь в свою защиту?
- Я его не просила!- возмущенно выкрикнула рыжая бестия.
" интересно, что из нее выйдет, когда она повзрослеет? если она уже сейчас оправдывает свою фамилию. " Озадаченно подумал эро-сеннин, и, достав из кармана ручку и блокнот, сделал какую-то пометку.
Минато меланхолично наблюдал за всем происходящим. Его настроение всегда странно балансировало между легкой меланхолией и оптимизмом. И, судя по всему, сейчас преобладало первое.
- Ну, если ко мне никаких дел нет, я пойду. - Сказал он, и медленно направился к выходу.
Кушина проводила его загадочным взглядом, и тоже вздохнула. Дурак Дураком, и добрый сильно. Как на такого долго злиться? Может, и правда она зря это начала. Он мог и действительно сказать правду. Только кроме него ее пока никто не признавал. Да и не знал даже. «Это о чем это я думаю?! Нет, еще чего! он как обычно задирался!» упрямо убеждала себя бестия, уходя из госпиталя.
В Конохе почти всегда было солнечно и тепло. Но сегодняшний день был исключением, потому что на небе начали появляться темные, дождевые тучи. Хорошо, что дождь тут надолго не задерживался, но поспешить домой все, же следовало. Домом Узумаки служил номер в гостинице, потому что больше остановится, было негде. Интересно, спросите вы, а что делает представительница Страны водоворотов в Конохе? Живет. Ее деревня была уничтожена и стерта с лица земли нападением врага. И, как бы печально это не звучало, погибли все. Все, кроме Кушины. Ей повезло - ее пригласили в Коноху и приняли за свою, но самой девочке жилось нелегко. Эти странные, порой подозрительные косые взгляды людей на нее, будто она сделала что-то ужасное. Все это угнетало и ломало. Сдать экзамен генина, получить, наконец, протектор своей деревни, и потерять все, получив взамен лишь новый протектор - Конохи. Это было по-крайней мере... глупо.
Шли дни. За ними и месяцы, и года. Коноха оставалась неизменной, как и ее обитатели.
Минато сидел, подперев локтем голову, за стойкой Ичираку Рамена, перебирая палочками лапшу. В глазах мелькала еле заметная грусть, наверное, именно из-за нее опять ничего не хотелось делать.
- Что, опять Кушина? - послышался знакомый голос, а затем показался и его обладатель. Джирайя часто появлялся в нужных местах и в нужное время.
-Сенсей... - поднял глаза голубоглазый блондин.- Ну что во мне не то? - несколько обреченно спросил он.
-Ты лучше скажи толком, что произошло. Я же в этих делах профессионал, хех. - жабий отшельник присел рядом за стойку.
- Я пригласил ее на свидание...
- Опять?
- Опять! Что в этом такого?!
- Не кричи.- Спокойным, дипломатичным тоном проговорил учитель.- И?
- И она опять не пришла... Что во мне не то? Чем я ей не нравлюсь?
-А ты не пробовал... переключится на другую девушку? Так много прекрасных девушек, которым ты не безразличен!
-Но они безразличны мне, сенсей! Пойми ведь, я...
- Любишь эту лису?
Минато грустно кивнул, откладывая чашу с раменом, к которой так и не притронулся.
- Эх, и где же бывший Минато? Что с людьми делает любовь...
- Знаешь, мне кажется, что ей нравится надо мной издеваться! мне нужно серьезно поговорить с этой... как ты выразился... лисой!
- Правильно, ученик мой! мне не остается ничего сделать, как просто пожелать тебе удачи.
- И на этом спасибо.
-Кстати, вот и она!- саннин поспешил удалиться, что бы не мешать разговору "молодежи".
- Эй ,Кушина!- окликнул молодой Хокаге девушку.- Кушина!
Отозвалась рыжая бестия только во второй раз, и ей потребовалось немного времени, чтобы понять, кто же ее позвал. Когда ее взгляд встретился с взглядом Минато, она поняла кто.
"...и ждет меня каюк. И что мне сказать в этот раз?!" хаотично метались мысли единственной представительницы клана Узумаки, По мере приближения к ней Минато.
- Что стряслось, Намиказе?- невинно спросила девушка, одетая в оранжево-черную одежду, со знаками водоворотов.
- Почему ты опять не пришла? я же ждал тебя.
-Не пришла куда-а?..
- На свидание.
-Ой!..
Воцарилось молчание...
-Нет, ну только не говори, что ты забыла...
- Эм... ладно, не буду. Ты сам это сказал, Намиказе.
- Прекрати меня так называть!
- Может лучше будет Хокаге-сама?- ехидно поинтересовалась девушка, проведя взглядом по белому плащу, украшенному языками пламени снизу.
- Кушина... Пойдем, мне нужно сказать тебе кое-что! - желтая молния Конохи схватила девушку за кисть, и побежала в неизвестном направлении.
В такие моменты Минато казалось, что он возвращается на много лет назад, в детство, когда они постоянно ругались из-за стремления стать лучше друг друга. Сейчас же - Кушина стала уважаемой АНБУ, хоть и возраст ее и не достигал даже двадцати, а Минато стал Хокаге. Все эти перепалки лишь отклики прошлого, которое не могло их отпустить. Которое не давало им начать новую жизнь - как молодой пары, а не как друзей детства. В конце концов, факт того, что они не ровно дышали, друг к другу был известен всем, кроме них же самих. Хотя нет, Минато-то полностью осознавал это, это все Кушина не могла признать, и смирится с этим. Ей хотелось свободы. Она жила мечтой. Но в этой мечте не было Минато...
- Ксо, да что с тобой не так?! - несколько взволнованно спросила рыжая бестия, плетясь следом за блондином. Наконец-то они остановились. Девушка вырвала свою кисть из ладони Минато, и потерла ее.
- Я требую объяснений, Намиказе!
Минато резко развернулся и приблизился к лицу Кушины, а затем поцеловал ее.
Внутри Узумаки кипела куча эмоций и чувств, одно сильнее другого. Самое яркое - безграничная нежность и неожиданно появившаяся тоска. От того, что через мгновение это все закончится.
- Я люблю тебя, огонек. - Прошептал Минато, прижимая к себе Кушину. Странно, но именно сейчас она казалось такой хрупкой и беззащитной, ее хотелось взять и защитить от всего.
- Почему ты постоянно убегаешь от меня?
Куноичи зарылась лицом в плащ Хокаге, тихо шмыгнув носом. - Я больше не буду. - По-детски пообещала она. - Потому что тоже люблю...
***
- Ну что я могу сказать? Молодец, Минато...- Джирайя улыбался, словно чеширский кот, не скрывая радости.- Я рад, что наконец-то вы во всем признались друг другу.
- а как рады мы.- Минато отвечал с не менее чеширской улыбкой. - Я впервые чувствую себя настолько счастливым.
- Кушина-Кушина... Это же надо. Влюбить в себя Самого Хокаге. Я знаю и ее, и тебя, считай, с самого детства. Что же ты в ней нашел?
- Знаешь, Джирайя... Она отличается от других. В ней есть что-то загадочное, что притягивает. Я и сам не пойму что это. Так что просто люблю.
- Надеюсь, ты не против отпраздновать ваше воссоединение бутылочкой сакэ?- с хитрым прищуром спросил саннин.
-До настоящего воссоединения нам еще не близко... Впрочем... я не против... - смущенно согласился блондин.
***
Опять? - подумал Минато, услышав легкие шаги. Как и предполагалось, вторая половина постели пуста, Кушина опять куда-то уходит. Это у нее с детства, как помнится Минато. Только раньше особого значения этому он не придавал. Но ведь именно в эту ночь ему захотелось проследить, куда она направляется.
Было темно, а Кушина передвигалась на удивление быстро. Вначале они вышли из жилой части деревни и оказались в лесу, затем Минато чуть не потерял из виду рыжую бестию, но к счастью быстро нашел. Затем девушка остановилась и замерла. Замер и сам Намиказе. Прошло пять минут - а может и полчаса. Время, казалось, замерло. Затем, Куноичи начали покрывать потоки чакры... Но не обычного ее цвета, а красного. Пламенно-красного. Глаза девушки тоже окрасились в алый, зрачки удлинились, став вертикальными. Но самым поразительным и ужасным было не это. А хвосты, начинающие расти за ее спиной. Один, два... поочередно появились девять хвостов. Минато почувствовал, что его начинает охватывать духота и онемение, а так же жар. Столь мощные потоки чакры и так рядом...
-Кушина?..- прошептал он, прежде чем потерять сознание.
***
- Наконец-то очнулся... - прозвучал знакомый ласковый голос, и Минато открыл глаза небесного цвета.
- Кушина...
- Ты куда вчера посреди ночи решил пойти, глупый? Я тебя полночи выслеживала. А когда нашла - ты был в бессознательном состоянии. Что произошло? - в зеленых глазах девушки читались беспокойство и тревога.
- Я...
Вот черт. Как назло, половина воспоминаний со вчерашнего дня будто стерлись. Он помнит только женский силуэт, обвитый чудовищными потоками чакры... И темноту.
- ... Не помню. - Сказал Минато, запустив руку в карман. - Кушина...
- М?..
- Знаешь, я недавно увидел эту вещь, и подумал, Что тебе она очень пойдет.- Юноша вынул из кармана красивую заколку, которая осталась лежать его ладони.- Да и ты постоянно жалуешься на то, что тебе мешает челка.
- Минато...дурень!- пламенно волосая представительница клана Узумаки бросилась обнимать Хокаге.
- Ты же меня задушишь!..
- Молчи, Намиказе...
***
- Знаешь, Минато. ...
Куноичи прислонилась к зеленому дереву, чьи лепестки колыхались от малейшего дуновения ветерка.- У нас будет ребенок. - Отведя глаза в землю, пробубнила Узумаки.
- Ты шутишь?
- Нет. Я говорю правду.
- Так это же прекрасно! - легким движением Минато поднял девушку на руки и закружил.
-Да... - шепнула Кушина улыбаясь.
***
- Наруто. Давай назовем его Наруто? - спросил Минато, держа на руках маленького ребенка, который смотрел на происходящее большими и наивными голубями глазами.
Кушина на миг задумалась, а затем кивнула, улыбнувшись.
- Узумаки Наруто. Хорошо звучит. - словно пробуя на вкус, протянула она.- знаешь, Минато...-рыжая бестия поднесла руку к убранной заколкой челкой и сняла ее.- возьми это. - Несколько печальным голосом попросила она.
- Зачем?- не понял Хокаге.
- Просто возьми. - Кушина положила в ладонь жениха зеленую заколку и откинулась к стене, сидя на кровати.
- Надеюсь, ты не против, если я немного вздремну... - подавляя зевок спросила рыжая бестия.
- Нет... конечно. - Минато сел на стул рядом с больничной кроватью, и остался смотреть на спящую девушку. Маленький Наруто, следуя примеру матери, тоже погрузился в сон.
Ночь. Глубокая ночь и тишина, изредка нарушаемая скрипом цикад. Кушина встала с больничной койки, и босиком, не надевая обуви, вышла из Палаты. Минато проснулся от скрипа двери и быстро оглядел обстановку. Эта Узумаки опять куда-то пропала. Выйдя из Палаты следом, с младенцем на руках, хокаге начал преследовать Кушину. Было не совсем разумным делать это с ребенком на руках, поэтому он отдал его дежурной медсестре, которая непонимающе поморгала глазами.
Кушина бежала. Как тогда, в детстве. Неконтролируемая красная чакра рвалась наружу, и доставляла массу нестерпимой боли. Тихий крик вырвался из груди. - Я не планировала все это...- девушка схватилась за голову.- Я не хотела!
Продолжать бег было сейчас заданием из невозможных.
- Я не виновата в случившемся!
- Кушина!
- Что?.. - обернулась та. На глазах у нее начали расти клыки.- Минато?
- Что происходит?! - подбегая к невесте, спросил он.
- Не приближайся! - отскочила, словно дикая кошка Кушина. Глаза начинали алеть. - Уходи отсюда!
- Не раньше, чем ты объяснишь все!- Минато попытался дотронуться до плеча Узумаки, но как только это произошло, та вздрогнула и у нее за спиной поочередно начали появляться хвосты.
- Я предупреждала... - прошипела она.
- Кто ты? - Намиказе никак не мог поверить в происходящее.
- Кьюби, девятихвостый демон-лис.
- Как?!..
- Разве ты не знал, что лисы могут принимать форму людей?
- Я ... Я же люблю тебя...
- Заткнись! - мощным потоком чакры Минато сбило с ног. Ему показалось, или эта фраза действительно была произнесена с горечью?
Когда хокаге очнулся, в деревне творился хаос. Всюду бегали люди, с испуганными лицами, Шиноби, с взглядом направленным куда-то вверх. Минато проследил за ними, и его взгляду открылась ужасающая картина. Громадный девятихвостый лис атаковал родную деревню.
"Кушина... зачем? " горько подумал Намиказе.
- Хокаге - сама!- два АНБУ подбежали к нему.- Мы нашли человека, который смог бы запечатать Кьюби! Хокаге-сама?
Минато стоял со стеклянными глазами. Его атаковало смятение и неверенье в произошедшее. Все эти года, все это время... Получается, Кушина лгала? И Джирайя был прав, назвав ее лисой... Это было столь нелепо, что просто не могло признаться. И ее чувства тоже были фальшью? или же... нет?
-Хокаге-сама, мы теряем людей, пожалуйста, поторопитесь с решением!
- Я сам.
- Что?!
- Я сам запечатаю демона.
- Но ведь этот ритуал отнимает жизнь... Минато-сама!
- Всё равно я не дам запечатать ее никому, кроме себя.
- Ее?..- АНБУ непонимающе переглянулись.
Минато сложил несколько печатей руками и исчез во вспышке света. Появился он уже в госпитале, и, забрав у медсестры Наруто, вновь переместился.
- Знаешь, Джирайя. Я хочу, что бы Наруто считали героем. Что бы, когда на него смотрели, в нем не видели девятихвостого демона, а видели человека, спасшего Коноху.
- Минато... не стоит этого делать... Мы же нашли человека. Подумай о себе, о Кушине, о Наруто!
- Кушины больше нет. - С помощью техники призыва Минато вызвал огромную жабу, и забрался на ее голову. Его лицо исказила боль от того, что он сейчас сделает.
- Прости, Кушина...
Я люблю тебя, и поэтому сделаю это сам...

увеличить

Отредактировано Бяка (2011-02-20 20:12:33)

0

11

Название: Легенда
Автор: Нюра
Бета: mizure
Жанр: приключение
Персонажи/пары: Минато/ Кушина, Кен, остальные.
Рейтинг: G
Дискламер: Масаси Кисимото
Содержание: История родителей Наруто: Узумаки Кушины и Намикадзе Минато.
Статус: в процессе написания
От автора: Идея написать историю родителей Наруто родилась во мне очень давно и пережила огонь и воду ещё до того, как появиться на «бумаге». Прошу вас, дорогой читатель, оставить хотя бы небольшой комментарий к работе, хоть положительный, хоть отрицательный. Заранее спасибо.
От беты: Что ж, это моя первая работа в качестве беты. Хочу попросить читателей судить меня жестко и указывать на ошибки, опечатки и т.д.

Глава 1.

Звонкий смех наполнял огромное помещение, где, пользуясь отсутствием учителя, ребята лет восьми весело щебетали друг с другом. Над классом кружились самолетики: лучший способ отправить записку на уроке, а также подразнить девочек. Один из них, расправив огромные крылья, замер над классом, словно решая, куда лететь, а затем резко спикировал на вошедшего в класс мужчину. Тот, легко поймав посланника, смял его, превратив в комок бумаги.
– Доброе утро, – вздохнул учитель, окидывая взглядом быстро вернувшихся на свои места учеников. – Познакомьтесь, – показал он рукой на девочку, что стояла рядом. – Это Узумаки Кушина. С сегодняшнего дня она будет учиться с вами.
Ребята, словно получив приказ, посмотрели на новенькую. По сравнению с их учителем, она была совсем крошечной. У неё были необычные огненно-красные короткие волосы, круглое личико, светящиеся предвкушением нового зеленые глаза и удивительно светлая улыбка. На девочке была оранжевая водолазка с алым знаком деревни Водоворота на груди и темные бриджи с огромными карманами.
– Кушина приехала в Коноху из деревни Водоворота и поэтому, я надеюсь, вы покажете ей, какие люди живут у нас в деревне. Будьте гостеприимны. Кушина, – подмигнул ей учитель, – ты можешь сесть на любое понравившееся тебе место.
Девочка нетерпеливо кивнула и заняла последнюю парту.
– Итак, сегодня я бы хотел поговорить с вами о мечтах и целях, – дождавшись, когда дети вновь обратят на него внимание, продолжил сенсей, – надеюсь, что у каждого из вас есть в жизни цель, ведь без неё жизнь бессмысленна. Многие из вас чего-то хотят, желают – это и есть мечта. Мечта отличается от цели тем, что зачастую мы хотим её исполнения по воли случая, ничего не делая сами, – заметив, что дети с трудом понимают его слова, учитель улыбнулся. – Что ж, кто хочет поделиться своей целью и мечтой? Подумайте и ответьте мне.
В классе раздалось радостное перешептывание. Каждый хотел поделиться с остальными тем, что он собирается сделать.
– Итак, кто начнет? – через пару минут переспросил учитель и, не получив ответа, предложил: – Кушина, может, ты хочешь?
– Хорошо, – вскочила девочка. – У меня есть цель – я хочу стать первой Хокаге-женщиной!
Класс уставился на новенькую. Удивление, вызванное словами девочки, быстро переросло в неодобрение. Вот ещё, новенькая, а возомнила о себе незнамо что!
– Хорошо, Кушина. А о чем ты мечтаешь?
Девочка промолчала, задумавшись над словами учителя.
– Не знаю… Я ещё не придумала, – ответила Кушина.
– Спасибо, Кушина. А ты, Кано, о чем мечтаешь? – спросил он парня, что смеялся над целью Кушины.
– Я хочу летать! – горячо ответил мальчик под дружный смех класса.
– А я тогда хочу ползать по потолку, как муха! – заявила одна из девочек.
– А я хочу завести змею, – выкрикнул парень с ярко-зелёными волосами. – Как у Орочимару-сана.
– Тише, тише, – пытался угомонить учеников сенсей, и с пятой попытки ему удалось установить подобие порядка. - Кен, а что ты хочешь?
– А я хочу стать чунином, а потом, возможно, и джонином, – ответил парень.
Ребята прыснули.
– Ты сначала генином стань! – заметил Кано.
Кен медленно повернулся к говорящему.
– Ты что-то сказал? – сжал парень огромные кулаки. – Я плохо расслышал.
Кано испугано замолчал. О крутом нраве Кена знали все и предпочитали не злить его.
Учитель тяжело вздохнул. Хотя Кен под влиянием своего нового друга Минато и стал намного лучше учиться и вести себя, он до сих пор предпочитал спорные вопросы решать огромными кулаками и не менее большими ногами. В общем, дракой.
– Кен, а зачем ты хочешь стать чунином?
Парень повернулся к сенсею.
– Затем, что чунин – это сильный ниндзя. Я тоже хочу быть сильным, чтобы защищать тех, кто слабее.
Учитель с улыбкой посмотрел на соседа Кена, Минато. Он был уверен, что эти слова принадлежат ему, этому удивительно доброму и светлому мальчику, что стал другом самому отъявленному хулигану и решил взять его под опеку, помогая не только проходить все экзамены и тесты, но и просто занимаясь с ним в свободное время. Взамен Кен пообещал всегда защищать мальчика, хотя тот не нуждался в этом. Но Минато согласился, чтобы друг не чувствовал себя должником. Вдвоем они были весьма необычным дуэтом. Светловолосый, голубоглазый Минато с доброй и теплой улыбкой полностью отличался от лысого, полноватого и огромного парня с черными глазами. Эту парочку ребята в шутку называли Большой брат и Маленький брат, и мальчишки с удовольствием приняли эти прозвища.
– Хорошо, Кен. Минато, а какая у тебя цель?
– Я хочу стать Великим Хокаге, и чтобы каждый в деревни признал мою силу, – твердо сказал Минато, смотря прямо в глаза учителю. – Это – цель моей жизни. Ведь Хокаге всегда защищает свою деревню и её жителей, а это – моя мечта.
К удивлению Кушины в классе раздался одобрительный гул.
«Видно, пушок тут популярен, – фыркнула девочка. – Типа, он сможет стать Хокаге? Да никогда в жизни!»

Глава 2

Два года прошли, как одно мгновение. И вот, наконец, наступил долгожданный день, когда юные ученики Академии становятся генинами. Вроде и выпускные экзамены позади, но всё это всего лишь начало удивительного пути ниндзя.
Прим. автора: В то время отношения между странами были сильно обостренны, а потому деревни отчаянно нуждались в ниндзя. И поэтому Академию оканчивали не в двенадцать лет, как мы привыкли, а в десять.
***
– Итак, рад вас видеть в этом классе таким дружным составом, – добродушно улыбаясь, сенсей обвел взглядом выпускников Академии. – Я рад, что каждый из вас справился с выпускными экзаменами и теперь вы – шиноби, оплот и надежда Конохи. Я надеюсь, что Академия стала для вас не только местом, где вы обучались и познакомились, но и домом. Мне жаль расставаться с каждым из вас, однако пора прощаться.
– Что-то не похоже, что он сильно огорчен, – прошептала одна из учениц своей соседке и девочки дружно захихикали. Да, их поколение сильно выводило учителя и все прекрасно знали, что он мечтал об этом дне сильнее, чем большинство сидящих в аудитории.
– Итак, команда номер семь, – произнес учитель, – Тайра Кен, Намикадзе Минато, – парни церемонно пожали друг другу руки, – и Узумаки Кушина.
– Что? – воскликнул громила, вскочив со стула, от чего последний радостно крякнул.
Кушина, до того рисовавшая цветочки на свитке, посмотрела на Кена и хищно улыбнулась, отчего парню стала не по себе.
– Кен, – нахмурился учитель. – Команды окончательно сформированы, так что кричать бесполезно. Это решение самого Хокаге.
– Надеюсь, Минато, ты станешь Хокаге прежде, чем Кровавая Хабанера (Красный перец) убьет нас, – прошептал он на ухо парню, сажаясь на многострадальный стул. Минато лишь неопределенно улыбнулся.
– Ваш учитель Джирайя-сама. Он будет ждать вас на полигоне для тренировок ровно в полдень, – строго посмотрев на бывших учеников, учитель вновь развернул свиток. – Команда номер восемь…
***
Джирайя с нетерпением ждал своих первых учеников из на полигоне, вспоминая свой первый тренировочный бой. Рядом с ним, положив руку на одно из трех бревен, поставленных кем-то в центр поляны, стоял Орочимару, что согласился помочь другу в его первый день работы учителем.
Кушина первой прибежала на поляну и теперь с удивлением рассматривала джонинов. Одного из них, темноволосого с бледной кожей и змеиными глазами девочка узнала сразу. Второй же, седовласый, казался ей очень знакомым, однако она не помнила, где именно встречала его. Путем исключения, Кушина поняла, что это и есть их учитель Джирайя.
– Добрый день, – поздоровался Джирайя, когда Минато и Кен появились на поляне. – Я, великий Джирайя, один из трех сильнейших шиноби – санинов…
– Я вспомнила, где тебя видела! – вдруг закричала Кушина, обвиняюще показывая пальцем на сенсея. – Вы – тот самый извращенец! Вас ещё девушка побила за то, что Вы за ней подглядывали в женской бане.
Джирайя мгновенно сник, невольно вспомнив, как именно его била Цунаде – та самая женщина, за которой он подглядывал. Минато и Кен непонимающе переводили взгляд с Кушины на учителя и обратно.
«Похоже, она не врет. Ксо, как же мне повезло! Вначале Кушина, теперь ещё и извращенец. Хорошо хоть Кен рядом».
– Значит, первым дело мы… – вернулся в реальность Джирайя.
– Это королевское мы? – тут же выкрикнула Кушина, пользуясь тем, что учитель явно смущен её замечанием.
– Помолчи, наконец, – огрызнулся Минато, чуть повернувшись к девушке. Та лишь показала ему язык.
– Может, предложишь им рассказать о себе? – предложил другу Орочимару, заметив, как тот растерялся.
– Да, точно! – оживился Джирайя. – Я хочу, что бы вы представились и рассказали о себе пару слов. Что вы любите, что ненавидите. Ну, давайте. Кто первый?
– Давайте я, – предложил Минато и, получив одобрение, начал. – Мне зовут Намикадзе Минато. Я люблю, – запнулся мальчик, но быстро спохватился, – я люблю свою бабушку. А ещё я хочу стать Великим Хокаге.
– А что ты ненавидишь? – с интересом посмотрел Джирайя на мальчика.
– А ненавижу я выскочек! – тут же ответил парень и получил в бок локтем от соседки.
– Выскочка отвечает тебе тем же, – пропела Кушина.
– Я Тайра Кен, – представился друг Минато. – Я люблю поесть, особенно рамен. А ещё я люблю, когда меня угощают раменом. А ненавижу я перец.
– Перец? – удивленно переспросил Джирайя, в то время как Кушина испепеляла взглядом мальчика.
Кен, молча, кивнул.
– Понятно, – почесал затылок Джирайя. – Ну, а ты кто?
– Я Узумаки Кушина. И я стану первой женщиной-Хокаге!
– Ну-ну… – пробормотал Минато.
– Ты не веришь мне, пушок? Да я стану Хокаге раньше тебя!
– Да ну? – приподнял бровь парень, за что тут же получил по ноге.
В следующее мгновение Минато, забыв, что перед ним девочка, ощутимо ударил Кушину в плечо. Завязалась драка.
– Минато, Кушина, – быстро растащил Джирайя детей в стороны и с укором посмотрел на парня: – Минато, ты же хочешь стать Хокаге, как же ты можешь бить девочку?
– Где Вы видите девочку, сенсей?
– Что ты сказал? – попыталась вырвать из цепкого захвата учителя девочка. – А ну повтори!
– Я не знал, что у тебя проблемы со слухом.
– И что мне с ними делать? – растерянно посмотрел Джирайя на Кена, но тот лишь развел руками.
***
– Итак, теперь, когда вы немного успокоились, мы начнем нашу тренировку. Ваша задача, – Джирайя поднял вверх два колокольчика, – забрать их у меня. Тот, кто останется без колокольчика, будет привязан к дереву.
– Понятно, – кивнули дети.
– Ну, тогда начинайте, – ухмыльнулся Жабий отшельник.
– С радостью, – закричала Кушина и, вытащив кунай, побежала на учителя. Однако, едва она приблизилась к нему, сенсей оказался у неё за спиной.
– Никогда не открывай противнику спину, – заметил санин и наотмашь ударил девочку в шею, от чего та упала. Минато и Кен, переглянувшись, кивнули друг другу и вместе атаковали учителя, однако буквально через минуту катались по земле рядом с Кушиной.
– И это всё? – усмехнулся Джирайя. – После этого вы говорите, что сможете стать Хокаге?
Услышав это, Минато тут же подскочил на ноги. Кушина, не желающая отставать от парня, последовала его примеру. За ними, кряхтя, поднялся Кен.
– По одному нам с ним не справиться, – вслух заметил Минато. – Вдвоем это тоже бесполезно. Придется работать в команде.
– Но колокольчиков всего два! – возразила Кушина.
– Для начала надо победить учителя, а потом уже кто успеет, – процедил парень сквозь зубы. Кушина, посмотрев на серьезное лицо Минато, согласно кивнула.
– Хорошо. Тогда, на счет три, – тут же начала приказывать девушка. – Раз, два…
– Три! – хором прокричали ребята, набросившись на Джирайю. Тот, не ожидая подобной атаки, растерялся и пропустил удар. Тут же раздался хлопок, и учитель исчез.
– Это был всего лишь клон! – воскликнул Кен.
– Зато колокольчики остались, – заметила девушка и тут же схватила один из них. – Я достала колокольчик!
Мальчишки уставились на оставшийся.
– Минато, раз твой план, значит и колокольчик твой, – вздохнул Кен.
– Нет, бери ты, мне он не нужен.
– Нет, нет. Не стоит. Ты намного сильнее и умнее, значит, тебе он и должен достаться.
Кушина перевела взгляд с мальчиков на колокольчик, и тут её радость утихла. Девочка поняла: они насколько были дружны, что победа не радовала одного, если это означало поражение другого. Скрепя сердце, девочка подошла к ребятам.
– Вот, возьмите, – протянула девочка колокольчик. – Теперь у вас два колокольчика.
Парни тут же повернулись к ней.
– А как же ты? – хором спросили друзья.
– Ну, мне он тоже не нужен. Подумаешь, привяжут к бревну, – с этими словами Кушина кинула колокольчик, что, упав на землю, жалобно звякнул.
– Нет, так нельзя! – твердо сказал Минато. – Ты – девочка, и поэтому мы должны тебя защищать.
– Где ты девочку увидел? – с вызовом ответила Кушина, невольно напомнив Минато его же слова. – Либо вы вдвоем берёте колокольчики, либо никто.
Посмотрев друг на друга, ребята одновременно отвернулись от колокольчиков.
– Значит, вместе? – спросил Минато.
– Вместе и навсегда! – твердо ответили Кен и Кушина.
Джирайя, наблюдавший за детьми с дерева, улыбнулся. Да, похоже, эти ребята ещё не раз его удивят.

Глава 3.
– Как же мне надоели эти скучные задания, – закричала Кушина, когда Третий в очередной раз пригласил их команду. – Поймать глупую белку! И этим должны заниматься ниндзя?
Минато вздохнул. Кушина, как всегда перегнула палку, однако мальчик тоже хотел поскорее получить нормальное задание.
– Давайте так, – хитро сощурился Третий. – Если ваша команда справится с этим заданием я, так уж и быть, дам задание ранга C. – Идет?
– Да, – хором откликнулись ребята.
– Тогда вперед.
Трио выбежало из кабинета.
– Джирайя, ты уверен, что они готовы? – обратился Хирудзэн к ученику.
– Да, готовы, как никто иной.
***
– Лови её! – в пылу азарта кричала Кушина.
Миссия была в самом разгаре. В первый раз, когда Кен поймал её, она вывернулась и больно укусила его за палец, отчего тот, не ожидавший ничего подобного, выпустил бельчонка. Теперь же ребята гнались за ней по всему лесу, перепрыгивая с дерева на дерево.
– И где у неё выключатель? – выдохнул Кен, в очередной раз поздоровавшись с веткой головой.
– Давай живее, – не оборачиваясь, выкрикнул Минато.
– Тебе легко говорить, – пробурчал Кен. – Ты сам, как белка.
– Минато, берегись, – завизжала Кушина, когда ветка, за которую уцепился мальчик, треснула. К счастью, парень, услышав предупреждение, выбрал опору надежнее.
– Давайте живее, – подогнал ребят Минато. – Чем быстрее мы закончим, тем раньше вернёмся в Коноху.
Белка, резко спрыгнув с дерева, помчалась по тропинке. Минато, оттолкнувшись от ветки, сделал огромный прыжок, чем вызвал завистливый свист Кена, и прижал белку к земле.
– Ура! – запрыгала Кушина, наблюдая, как мальчик пытается запихнуть упирающуюся белку в клетку. – Миссия ранга С, жди нас! 20:41:59
***
– Поздравляю, – звонко поприветствовал своих учеников Джирайя. – Слышал, вы справились с очередным заданием.
– Джирайя-сенсей, – недовольно прервала его Кушина, – давайте ближе к делу. Зачем вы нас собрали?
Ребята с учителем стояли на мосту, куда их созвал сенсей. На небе ярко светило солнце, отражаясь в прозрачной воде.
– Да, я хочу вас кое-чему научить. Пойдемте, – позвал Джирайя учеников.
– Куда? – тут же встряла Кушина.
– В лес, – коротко ответил мужчина. – На все вопросы отвечу там.
Кушина положила руки на плечи товарищей.
– И не страшно вам с извращенцем в лес идти? – зловеще прошептала она на ухо парней.
– Ты неисправима, – пробормотал Минато, выбираясь из её объятий. – Идемте.
***
На небольшой, залитой солнцем поляне их уже ждал Орочимару, сидящий в тени дерева. Заметив Джирайю с учениками, санин встал и отряхнул штаны.
– Рад вас видеть, – поприветствовал он пришедших.
– И чем мы будем тут заниматься? – удивленно спросила Кушина, обходя поляну.
– Сегодня я научу вас концентрировать чакру, – строго ответил Джирайя.
– А зачем? И как?
– Вы должны сами это понять.
– Замечательно, – сложила руки на груди Кушина. – А что хоть делать надо?
– Вот для этого мы и пришли сюда, – поняв, что злиться на девочку бесполезно, спокойно объяснил сенсей. – Думаю, что лучше наглядно показать. Смотрите.
Джирайя, сложив руки замочком за спиной, подошел к дереву и, не останавливаясь, начал подниматься по нему. Кушина и Кен удивленно вытаращили глаза.
– Это же невозможно, – закричал Кен, смотря на учителя. Джирайя, спустившись, подошел к ученикам.
– Все просто, – с улыбкой заметил учитель. – Я концентрирую чакру в ногах и иду по дереву, как по земле. Попробуйте.
– Подумаешь, – фыркнула девочка, и первая подошла к дереву. Закрыв глаза, она попыталась сконцентрировать чакру. Затем, разогнавшись, побежала к дереву.
– Это не поможет, – покачал головой Джирайя, наблюдая, как она, поднявшись около полметра, упала на землю. Кушина поднялась, потирая спину, которую ушибла при падении.
– Давай, Кен, попробуем, – предложил Минато, переглянувшись с другом. Тот кивнул ему и мальчишки, выбрав два дерева, стоящие рядом, начали тренировку.
Первая попытка Кена закончилась печально для дерева, которое мальчик от усердия пробил ногой, умудрившись застрять. Выручил непоседу вовремя подоспевший Орочимару.
– Получилось, – огласил поляну звонкий голос через пять минут.
– Молодец, братик! – закричал Кен, наблюдая, как Минато, весело смеясь, сидел на ветке, махая ногами.
– Чему радуешься, пушок? – крикнула Кушина. – Подумаешь. Все так могут!
– Тогда почему ты до сих пор на земле? – заметил Минато.
Кушина покраснела.
– Молодец, Минато, слезай и иди сюда, – позвал парня учитель. Девочка же повернулась к дереву и продолжила тренировку. Она не собиралась отставать.
– Джирайя-сенсей, – обратился Минато, – а ведь это не единственный способ концентрации чакры, да?
– Конечно, нет, – ответил учитель. – Потом шиноби учатся ходить по воде, это тренирует длительный контроль чакры, ведь нужно постоянно выпускать одинаковое количество, – заметив, с каким неподдельным интересом смотрит на него ученик, Джирайя продолжил. – Вообще, существует два способа работы с чакрой: контроль формы и контроль стихии. Вот, смотри, – только Джирайя собрался показать ученику, как поляну огласил громкий возглас.
– Смотри, пушок! У меня получилось! – кричала Кушина. Её изумрудные глаза светились от счастья. Кен, лежащий на земле, горестно вздохнул: ему так и не удалось обогнать девчонку.

Глава 4.

– Доброе утро, пушок, – разбудил Минато знакомый голос. Открыв глаза, парень с удивлением обнаружил, что в его комнате стоит Кушина.
– Что ты здесь забыла? – недовольно спросил мальчик, натягивая на себя одеяло.
– Джирайя-сенсей попросил тебя разбудить. Неужели ты забыл, что у нас сегодня миссия?!
– Помню, – пробурчал Минато, вспоминая, зачем надо было им вставать в шесть утра, как услужливо подсказывал будильник, и с надеждой спросил: – Может, ты выйдешь?
– А ты что, стесняешься? – рассмеялась Кушина. – Знаю я вас, мальчишек, стоит выйти, как вы тут же ляжете спать. Дудки! Никуда я не уйду, – посмеиваясь, девочка упрямо скрестила руки на груди.
Тогда парень, не церемонясь, резко вскочил с кровати и, под смех подруги, натянул на себя бежевые бриджи и зелёную футболку с длинными рукавами, что висели на стуле.
– Вот видишь, и нечего стесняться, – всё ещё хихикала Кушина, наблюдая, как мальчик натягивает на себя обувь.
– Идем, – потащил парень девочку, схватив за руку.
– А ты знаешь, куда идти? – насмешливо спросила Кушина.
– Разве не в кабинет Третьего Хокаге? – от удивления Минато отпустил руку девчонки.
– А вот и не угадал!
– Тогда куда? – поинтересовался парень.
– А вот и не скажу, – начала вредничать девушка.
– Да и не хотелось, – скрестил руки на груди Минато. Однако через пару минут молчания и переглядывания спросил: – Так и будем стоять? Нас, наверное, ждут.
– Да, конечно! – спохватившись, схватила парня за кисть Кушина. – Быстрее, – крикнула она на мальчика и повела того к воротам Конохи.

***
Дороги Конохи, по которым шли ребята, были пустынны.
– Доброе утро, – с улыбкой поприветствовал Минато и Кушину Джирайя, который ждал ребят у ворот Конохи. Около сенсея, опираясь спиной о белоснежную стену, стоял Кен.
– Охае, – помахал он рукой подошедшим друзьям.
– Выспались? – участливо поинтересовался учитель, на что получил три гневных взгляда.
– И зачем вы нас так рано подняли, сенсей? – заныла Кушина.
– Одно из умений ниндзя…
– Рано просыпаться? Не смешите мои носки, – фыркнула девочка.
– Кушина, помолчи ты уже, – зевая, взмолился Минато.
– А вы хоть представляете, во сколько мне пришлось подняться? – тут же начал жаловаться на свою судьбу Джирайя. – Я же ещё брал задание и тебя будил, Кушина, а потом Кена.
– Джирайя-сенсей был у тебя в комнате? – прошептал Минато на ухо Кушине, отчего та покраснела и пробурчала что-то про извращенца. – Так какая у нас миссия? – уже громко обратился парень к сенсею.
– Слушайте внимательно, повторять не буду, – вернулся к заданию Джирайя. – Ровно в восемь утра мы должны встретить одного уважаемого человека в соседнем городе и сопроводить его в деревню Скрытого Тумана. Цель миссии…
– Охранять этого человека, – прервала Кушина, – мы и сами об этом догадались.
– Раз так, тогда вперед! – и, не дожидаясь ответа, Джирайя пошел по каменной дорожке навстречу длинному дню. Ученики поспешили за ним.

***
– Как здесь красиво! – вслух восхищалась Кушина, кружась на дороге. – Деревья такие прекрасные, и птицы красиво поют.
– Ты впервые покидаешь Коноху? – спросил Джирайя, заметив, что этой девочке не чужды красоты природы.
– Да, покидаю впервые. Но я была уже здесь, когда переехала сюда, – заметила девочка и, отбежав от команды, сорвала цветок. – Минато, правда, здесь красиво?
– Лес как лес, – пожал плечами мальчик. – Ничего удивительного. В деревне он такой же.
– Ничего ты не понимаешь, пушок – топнула девочка ногой. – Кен, скажи, что здесь гораздо лучше, чем в Конохе.
– Угу, – пробормотал мальчик, думая, как бы ему лучше не уснуть, шагая, на вымощенной камнем тропинке.
– Много вы понимаете, – пробурчала Кушина и, обидевшись, скрестила руки на груди. Одно лишь радовало Минато: больше в пути она не болтала.

***
– Добрый день. Вы должно быть Джирайя? – поприветствовал сенсея лысый старичок возле отеля. – Я – Тоторо Такеуши, ваш большой поклонник, – с этими словами старичок потряс руку Джирайи. – А вы должно быть его ученики? – наконец-то заметил он Кушину, Минато и Кена.
«Интересно, а для чего ему нужна эта штучка на носу, если он всё равно не видит», – мрачно подумала Кушина, окинув взглядом мужчину.
– Да, вы правы, – вежливо ответил Минато. – А это вас мы должны сопровождать?
– И ты попал в точку, милый мальчик, – улыбнулся старик.
– Мне очень приятно знать, что мои книги пользуются популярностью, – отошел от ступора Джирайя. – Что ж, позвольте представить своих учеников, – махнул он в сторону друзей. – Это Намикадзе Минато.
– Очень приятно. Какой милый! – потряс старик руку мальчика.
– Это Узумаки Кушина.
– Что за красавица! У вас все девушки в Конохе такие прекрасные? Неудивительно, что вы пишете такие замечательные книги, Джирайя-сан.
– Это, типа, комплимент? – прошептала девочка на ухо Кена. Тот лишь пожал плечами.
– А это Тайра Кен, – показал на последнего ученика сенсей.
– Богатырь! – восхитился Тоторо. – Много риса кушаешь, да?
– Я рамен люблю, – ответил Кен, почесав затылок, и с удовольствием пожал руку старика, отчего у последнего чуть искры из глаз не посыпались.
– Сильно, – оценил рукопожатие Тоторо, потирая плечо. – Ну, что же мы стоим? Время-то идет.
– Ну и пусть себе идет, – пробурчала Кушина. – Мы что, на его пути стоим?
– Посмотри с другой стороны, – предложил Минато. – Чем быстрее мы придем в деревню Тумана, тем раньше избавимся от старика.
– Я, кажется, понял истинную цель миссии, – заметил до сих пор молчавший Кен. – Самим не прибить его.

0

12

Автор: Kai_Kiei/ Sauri_Osaki(я не знаю, кто из них настоящий автор)
Название: Водоворот огня
Бета: только Word и мое знание русского языка.
Пейринг: Намикадзе Минато/Узумаки Кушина.
Персонажи: шиноби Конохи, Песка и Камня. Команда Минато и многие другие.
Цикл рассказов: Водоворот огня
Жанр: военная драма, даркфик.
Статус: пишется
Рейтинг: NC-17
Размещение: с моего согласия.
От автора: История будет большой, так как слишком много хочется рассказать. Наверное, многим покажется, что дальнейшее повествование сильно отличается от предыдущих историй, но данная тема не терпит юмора. А также, сообщаю, что седьмая история будет заключительной.
Дисклеймер: Кишимото Масаши

История первая: Знакомство.

По мирным улочкам селения бежал светловолосый мальчик лет 13. В его груди снежным комом росло негодование. Он затормозил около дверей какого-то дома и забарабанил в дверь. На пороге появился высокий, заспанный мужчина с копной белых, взъерошенных волос.
- Минато, - широко зевнул он, уставившись на гостя. - Какого черта ты пришел в такую рань...
- Рань?! - возмутился паренек. - Сенсей, время уже далеко за полдень, а вы обещали сегодня научить меня новой технике. Вот и объясните мне, почему вы не пришли, а?!
- Ладно, ладно, - выставил вперед руки Джирайя, желая усмирить разбушевавшегося ученика. - У меня было вчера сложное задание и...
- Джииирайя-сааан, куда вы подевались? - раздался из глубины комнаты игривый, женский голосок.
Одна бровь Минато поползла вверх.
- Задание, значит?! Ну-ну, вот Цунаде-сама узнает...
- Ты спятил?! - закричал саннин. - Попробуй ей только рассказать, я тебя в жизни ничему не научу.
- Хех, напугали, - улыбнулся паренек. - К тому же Цунаде-сама вас не в грош не ставит, а после этого вообще забудьте о ней...
- Я понял, - горестно вздохнул отшельник. - Через пять минут на полигоне и чтобы не опаздывал.
Намикадзе Минато расплылся в улыбке и, закинув руки на затылок, ответил.
- Кто бы говорил.
***
- Итак, приступим, - хмуро произнес Джирайя, все еще недовольный тем, как его разбудили днем. - Сегодня я научу тебя Технике Призыва.
Глаза Минато радостно заблестели.
- Только не думай, что это будет легко, - сразу предупредил учитель.
- А я трудностей не боюсь, - нагло ответил ученик. - Я ведь будущий Хокаге.
- Ну-ну, посмотрим, - он усмехнулся. - Сначала освой технику, потом выпендривайся.
Джирайя достал свиток и развернул его.
- Здесь, - он пояснил, - находится договор, с помощью которого можно заключить сделку с каким-нибудь животным. Этот, например, с кланом жаб. Для того чтобы сделка состоялась необходимо написать свое имя. Кровью.
Минато сглотнул, не то что бы он боялся вида крови, просто не очень-то хотелось руки резать. (Прим. автора: вот что отличает отца от сына. Минато сначала думал, а потом делал. А Наруто сначала делал и никогда после этого не думал).
- А иначе нельзя?
- Ну, так ты не сможешь призвать животное, только кровный договор может это сделать. Ты что, испугался?
- Еще чего! - воскликнул парнишка и, достав кунай, полоснул по руке.
- Хорошо, - усмехнулся саннин. - Теперь распишись здесь и внизу оставь отпечаток ладони.
Когда все условности были соблюдены, Джирайя свернул свиток и посмотрел на ученика.
- Теперь внимательно следи за моими движениями, - он укусил палец и быстро сложил печати и, опустив руку к земле, спокойно произнес. - Техника Призыва.
Поляну, на которой они тренировались, заволокло дымом, а когда он рассеялся, на ней восседала огромная жаба.
- Ух, ты! - только и смог произнести Минато.
- Хех, - усмехнулся отшельник, довольный произведенным успехом. - Если захочешь вызвать жабу, создай нужное количество чакры и с помощью крови, на той руке, которой подписывался, применяй вызов. И да, Минато, это дзютсу требует огромное количество чакры, так что тебе придется попотеть.
- Подумаешь, - протянул Минато.
Тут же он сконцентрировался, повторил все движения сенсея и, опустив руку к земле, произнес.
- Техника Призыва.
Прошла секунда и... ничего не появилось. Джирайя нахмурился. «Странно, конечно это очень сложно дзютсу, но я думал, что он быстро его освоит. Раньше ему все удавалось легко». Минато удрученно повесил голову.
- Ээ... послушай, - попытался его утешить отшельник. - Не у всех все сразу получается. Давай я еще раз покажу...
- Нет, - прервал его парнишка, - я сам во всем разберусь.
Джирайя вскинул брови вверх и улыбнулся. В этом был весь Минато, он никогда не останавливался, даже если ничего не выходило, Намикадзе продолжал упорно работать, до тех пор, пока не овладевал всем в совершенстве. (Прим автора: ну а здесь как говорится, яблоко от яблони, ну вы меня поняли).
- Хорошо, - произнес он, - тогда попробуй еще раз.
- Есть, - крикнул парнишка и уже было вновь собрался повторить все заново, когда вверху раздался протяжный, птичий крик.
- Похоже, меня вызывает Хокаге, - нахмурился саннин. - Продолжай без меня.
Он растворился в облачке дыма.
***
Джирайя шел по мягкому ковровому покрытию в направлении кабинета Хокаге. Около окна он увидел Орочимару, как всегда холодному ко всему окружающему миру, и Цунаде, упорно строившую глазки другу.
- Привет, - поздоровался он с друзьями.
- А, это ты, - демонстративно отвернулась от него девушка.
Джирайя приуныл. «Ну почему она всегда так себя ведет со мной?!» Орочимару взглянул в его сторону и хмыкнул.
- Ты чего лыбишься, а? - разозлился саннин.
- Да на тебя, придурка засмотрелся, - безразличным тоном ответил друг.
Цунаде захихикала.
- Чего?! - Джирайя начал закипать и подлетел к товарищу с кулаками.
Дверь в кабинет Хокаге отварилась и на ее пороге появился сам хозяин.
- А я то думаю, что так шумно, - полушутливым, полуворчливым тоном произнес Третий. - Оказывается, тут собрались мои ученики.
- Добрый вечер, Сарутоби-сенсей, - поздоровалась троица.
- Что ж, заходите. Мне нужно с вами поговорить, - произнес Сарутоби вдруг серьезным тоном.
Друзья переглянулись. Войдя в кабинет, они посмотрели на правителя селения. Третий некоторое время молчал, попыхивал трубкой и лишь выпускал облачка дыма. Наконец, он удостоил вниманием собравшихся и заговорил.
- Сегодня я получил сообщение, что Страна Травы напала на Страну Водоворота.
Орочимару нахмурился.
- Выходит, опять началась война? - тихо произнес он.
Сарутоби взглянул на любимого ученика.
- Ты как всегда прав, Орочимару, - вздохнул он. - Водоворот запросил у нас помощи, мы не можем им отказать, ведь в свое время они помогали нам. Поэтому я и собрал вас здесь, вы одни из лучших шиноби в нашем селение, поэтому я хочу, чтобы вы отправились туда и оказали им помощь. К тому же, Цунаде, - обратился он к ученице, - я рассчитываю на тебя. Твое медицинское ниндзютсу будет там как нельзя кстати.
- Я поняла, Сарутоби-сенсей.
- Хорошо. Орочимару, назначаю тебя командиром. Отправляйтесь немедленно, надеюсь, что не все еще потерянно.
Саннины кивнули в знак согласия, и пошли восвояси. Около выхода из резиденции они остановились.
- Необходимо собрать все необходимое снаряжение, - произнес Орочимару. - Через полчаса жду вас у выхода из селения.
- Хорошо, - ответили товарищи, и каждый пошел собираться.
***
Джирайя укладывал в рюкзак свитки, проверял кунаи и цеплял к жилету сюрикены, когда в дверь кто-то забарабанил. Саннин улыбнулся, судя по стуку, это был его нетерпеливый ученик. Беловолосый шиноби пошел открывать, как он и ожидал, на пороге стоял Минато нетерпеливо переступающий с ноги на ногу.
- Сенсей, - завопил он, лишь дверь открылась. - У меня получилось, получилось!!
- Хорошо, только успокойся.
- Ага, я вам сейчас покажу, - радостно продолжал мальчик, не обращая внимания на учителя.
Он поднял руку, чтобы укусить палец и применить вызов, но Джирайя остановил его.
- Я верю, что у тебя все получилось, но демонстрацию пока отложим на потом.
Минато взглянул на учителя и заметил за его плечами рюкзак.
- Вы куда-то уходите? - поник мальчишка.
- Да, - серьезно взглянул на него Джирайя. - У меня новое задание.
- Ааа, - расплылся в улыбке Минато. - Такое же, как вчера, да? Девиц в борделе кадрить.
- Идиот! - рявкнул Джирайя, но тут же сам не удержался от улыбки. - Хотелось бы, конечно, но... - его лицо посуровело. - Начинается война, Минато.
Мальчик опустил глаза.
- Вот... как, - глухо произнес он.
- Да, однажды тебе тоже придется защищать наше селение, поэтому я хочу, чтобы ты упорно тренировался и не останавливался на достигнутом.
- Вы так говорите, будто прощаетесь со мной, - тихо произнес Минато.
Джирайя сжал плечо ученика.
- Минато, я могу погибнуть там, это факт. Жизнь шиноби связана с риском, этого нельзя изменить, но мы сами выбираем свою судьбу. И если мне придется пожертвовать жизнью ради селения, то я это сделаю.
- Я понимаю, сенсей, - поднял на него свои голубые бездонные глаза Минато. - Когда придет мой час, я поступлю также.
Джирайя улыбнулся.
- Может быть, ты и, правда, когда-нибудь станешь Хокаге, - задумчиво произнес он.
- Что значит, может быть?! - возмутился Намикадзе. - Так и будет, вот увидите.
- Надеюсь, у меня получится дожить до этого дня, - вздохнул Джирайя и, потрепав мальчишку по голове, развернулся и пошел прочь.
Когда он отошел на несколько метров от дома, его рука взметнулась вверх в прощальном жесте. Минато улыбнулся.
- Я тоже на это надеюсь, сенсей, - тихо прошептал мальчик.
***
День шел за днем, а вестей от учителя не было. Минато ходил на задания и продолжал упорные тренировки. Иногда до селения доходили тревожные новости, и сердце мальчика сжималось от страха. Каждый день он все больше и больше волновался за Джирайю.
Однажды, возвращаясь домой поздно вечером с очередной изматывающей тренировки, он услышал разговор двух чунинов.
- Страна Травы проиграла, - радостно произнес темноволосый парень в черных очках. - Теперь все, наконец-то, смогут вернуться назад.
- Да, - хмуро ответил ему товарищ, бледный высокий парень. - Но говорят Страна Водоворота пала, никто кто там сражался, не выжил.
Минато остановился как вкопанный. «Не выжил?! Но ведь именно туда был направлен Джирайя-сенсей!».
Мальчик бросился бежать и остановился лишь около резиденции Хокаге. Он решил все узнать и поднялся наверх, лишь на пороге кабинета Минато слегка заколебался, но тут же отбросив все сомнения, постучался в дверь.
- Войдите, - услышал он усталый голос Третьего.
- Извините, Хокаге-сама, - тихо произнес мальчик, заходя в кабинет. - Я просто хотел узнать...
Третий оторвался от чтения какого-то документа и взглянул на светловолосого паренька.
- А, это ты, Минато, проходи, не стой в дверях, а то дует. Так что ты хотел узнать?
Минато встал напротив Третьего и опустил глаза.
- Я слышал, что Страна Водоворота пала.
Сарутоби внимательно взглянул в лицо мальчика.
- Да, - медленно произнес он. - Это действительно так.
Минато вскинул голову и в его глазах заблестели слезы.
- Значит, Джирайя-сенсей... - комок подкатил к горлу и он не смог договорить.
Третий тяжело вздохнул и поднялся на ноги. Правитель селения подошел к мальчику и сжал его плечо.
- С Джирайей все в порядке, - тихо произнес он и грустно добавил. - Но в том сражении погибло много людей, а Страна Водоворота, когда-то очень красивая и сильная, теперь не существует.
Намикадзе поднял на него глаза, только в эту минуту он понял, как сильно постарел Сарутоби, и как неизгладимым отпечатком отразились на его лице переживания за судьбы людей, которых он отправил на жестокую и бессмысленную войну. В это мгновение Минато понял, что судьба Хокаге очень тяжела, но именно сейчас мальчик решил, что никогда не отступится от своей мечты.
***
До Конохи дошло известие, что отправленные на войну шиноби возвращаются. Эта новость разлетелась в мгновение ока и словно электрический ток прошибла каждого из жителей селения. Каждый надеялся и боялся. Надеялся увидеть среди вернувшихся своих родных и боялся, что они могут и не вернуться.
В отличие от остальных жителей, Минато не боялся. Он знал, что Джирайя жив и просто сгорал от нетерпения, так ему хотелось увидеть учителя.
Наконец, дозорный сообщил, что к селению приближается колона шиноби. Люди хлынули на улицу, желая встреть своих родных и близких, среди них был и Минато. Радостный блеск в его глазах потух сразу же, как только он увидел приближающихся людей. Первыми в селение занесли трупы. Толпа медленно расступилась и все люди, находящиеся здесь замолчали, словно отдавая честь павшим героям. Через несколько мгновений вдалеке послышались горестные причитания, видимо кто-то узнал среди погибших своих родных.
Минато было горько слышать этот плачь, но он не мог облегчить это горе, потому что каждый сам должен пережить свою трагедию.
Вскоре по толпе прошел какой-то ропот, парнишка обернулся и увидел, как в ворота проходят какие-то люди, но они никак не могли быть шиноби. На многих была простая одежда, правда сильно потрепанная. Да и люди при этом имели вид измученный. По дороге хмуро шли уставшие, совершенно обессиленные люди с потухшими глазами. Тут и там можно было увидеть хмурые взгляды давно не брившихся мужчин, вымученные улыбки исхудавших женщин, несших на руках детей, многие из которых непрерывно плакали. Иногда встречались еще старики, с пустыми глазами, их вид так и говорил, что они не понимали, что делают здесь.
- Кто это? - тихо спросил Минато стоявшего рядом с ним мужчину.
- Беженцы, - коротко ответил тот, в его голосе явно чувствовалась горечь. - Это те немногие, кто выжил после сожжения Страны Водоворотов. Теперь они будут жить здесь. Хокаге позаботится о них.
Минато провожал взглядом всех этих людей. От когда-то сильной страны осталась только горстка людей, осознание этого сердечной болью отдалось в груди Минато. В этот момент он поклялся, что с его родной Конохой никогда не случится подобного.
Наконец, по толпе побежали радостные крики. Минато обернулся и увидел, как в селения входят сами шиноби. Мальчишка бросился вперед и стал высматривать седую шевелюру учителя. Тут и там раздавались счастливые крики, кто-то с кем-то обнимался, но Минато никак не мог увидеть Джирайю. Он пробрался в самую толпу и натолкнулся на Орочимару.
- Орочимару-сан, а где Джирайя-сенсей, вы его не видели? - озирался по сторонам мальчик.
Орочимару молчал и разглядывал паренька. От этого взгляда у Минато по коже пошел мороз. Ему никогда не нравился этот человек и сейчас он жалел о том, что обратился к нему.
- Орочимару, вот где ты! - услышал он голос веселой блондинки Цунаде, от ее присутствия ему сразу же стало легче.
Девушка подхватила под руку своего друга и улыбнулась.
- Здравствуйте, Цунаде-сама, - вежливо поздоровался Минато.
- А, Минато, привет-привет, - защебетала Цунаде. - Ты, наверное, Джирайю ищешь, он там, в конце колоны.
Махнула она рукой.
- Спасибо, - поблагодарил мальчик и бросился бежать прочь.
Пока он пробирался сквозь толпу, Минато незримо ощущал на своем затылке чей-то взгляд. Ему не надо было оборачиваться, Намикадзе знал, кому принадлежал этот взгляд. Взгляд змеи, так он для себя определил выражение глаз Орочимару.
Но долго задумываться по этому поводу ему не пришлось, так как среди народа, наконец, замаячила знакомая шевелюра.
- Джирайя-сенсей! - закричал он, толкаясь и пихаясь, Минато активно работал локтями, чтобы подойти поближе к учителю.
Джирайя заметил его и расплылся в улыбке.
- Минато! - он махал ему рукой.
Наконец, мальчику удалось пробраться к учителю, и он радостно улыбнулся в ответ.
- Сенсей, - запыхавшись, произнес он, - я так за вас...
Но тут парнишка увидел, что рядом с отшельником стоит кто-то и этот кто-то внимательно на него смотрит. Минато перевел глаза на это недоразумение, иначе он никак не мог объяснить вид этого человека, вернее девочки, одного с ним возраста. У девчонки были длинные, огненно-рыжие волосы и огромные зеленные глаза, в которых на миг Минато утонул (прим. автора: вот откуда появилась страсть Наруто к зеленоглазым девушкам, в лице Сакуры). Но стоило отвести взгляд от этих глаз, как образ сразу же рушился. На ней были драные, мальчиковые штаны и длинная бело-серая майка, тоже вся в каких-то пятнах. Лицо было вымазано в саже, и при этом она еще нагло ухмылялась, глядя на него.
- Джирайя-сан, - звонким, словно весенний ручеек, голосом произнесла девчушка. - Кто это?
Она ткнула пальцем в сторону Минато. У того даже дыхание перехватило от такой наглости. «Да что она себе позволяет?!» - возмущался он про себя. Минато надулся и обратился к учителю.
- Мне бы тоже хотелось знать, кто ОНА? - взглядом указал он девчонку.
Джирайя переводил взгляд с одного на другую. «Похоже, детишки не понравились друг другу», - подумал саннин и почесал в затылке.
- А, ну давайте я вас познакомлю, - попытался сгладить он острую ситуацию. - Минато - это Узумаки Кушина, дочь бывшего правителя Страны Водоворотов. А это Намикадзе Минато - мой ученик.
- Дочь дайме? - вскинул вверх брови Минато. - Не очень-то ты похожа на принцессу.
- Да что вы говорите, - ехидно ответила Кушина. - Так это и есть ваш драгоценный ученик, Джирайя-сан? Этот дохляк?
- А ну повтори, что сказала! - приблизился к ней покрасневший от возмущения Минато.
- И повторю. Ты - дохляк! - не осталась в долгу Кушина и, тоже сжав кулаки, подошла к парнишке.
Они стояли так близко друг другу, что чуть ли не касались носами. Пара сверлила друг друга взглядом и каждый мечтал при этом, чтобы его оппонент упал замертво.
- Так-так, ребятки, - попытался их утихомирить Джирайя. - Вы только познакомились и уже поссорились. Минато, где твое гостеприимство? А ты Кушина, разве так себя должна вести дочь дайме?
Мальчик и девочка пропустили мимо ушей все эти излияния Джирайи и, громко хмыкнув, отвернулись друг от дружки.
«Ох, и нахлебаюсь же я с ними», - удрученно подумал Джирайя. «Страшно подумать, как отреагирует Минато, узнав, что Кушина будет прикреплена к его команде. Мда, нас всех ждут не легкие времена».
Так началась история наших героев.

История вторая: Контакт.

- Сенсей, вы ведь шутите, правда? - светловолосый мальчик недоверчиво смотрел на учителя.
Джирайя тяжело вздохнул, как он и предполагал, новость о том, что Кушина будет в одной команде с Минато, не слишком-то его обрадовала.
- Послушай, Минато. Ты должен быть более лоялен с Кушиной, она как никак все потеряла...
- Но это не значит, что она должна входить в нашу команду.
- Минато, это приказ Хокаге. Можешь, конечно, сходить к нему и попросить о другом.
Мальчик скис. Не мог же он спорить с самим Хокаге?! Заметив состояние ученика, Джирайя улыбнулся.
- Ну, так то лучше. Пойдем, нас уже твои друзья заждались.
Минато поплелся за Джирайей на тренировочный полигон. На зеленой площадке стояли трое. Невысокий пухлый, мальчик с ежиком коротко стриженых волос, постоянно отправляющего в рот какую-то снедь. Его звали Саито Хаджиме. Рядом с ним переминалась с ноги на ноги темноволосая, вечно улыбающаяся девочка. Такани Цукико. Она и теперь улыбалась, только улыбка была какой-то нервной. И все из-за третьего человека. А именно, Узумаки Кушины. Девочка демонстративно стояла в стороне от компании и делала вид, что ее мало что волнует.
- Привет, привет, - поздоровался учитель с учениками. - А вот и мы.
- Добрый день, сенсей, - поздоровались ученики.
Кушина лишь фыркнула.
- Эй, - нахмурился Минато. - Тебя здороваться не учили?
Девочка обернулась в его сторону и сделала ехидную рожицу.
- Ааа, это наш гений пришел. Ах, простите, простите, у меня от волнения пересохло во рту. Как же я - простой человек, могу обратиться к гению?!
- Да ты, - Минато подошел к ней и, презрительно взглянув, произнес. - Одно слово, девчонка!
- Эй, Минато, - нахмурилась Цукико. - Ты не забыл, что я тоже девочка, а?!
- Э? - паренек смутился, он не хотел обидеть подругу, просто эта Узумаки выводила его из себя.
А девочка, явно с победоносным видом, прошла мимо него.
- Язык мой - враг мой, - тихо произнесла она, так чтобы только Намикадзе ее слышал.
Она подошла к Цукико и встала рядом.
- Ну что ты, он не хотел тебя обидеть, - произнесла она. - Но у гениев же столько дел, им сложно следить за тем, что они говорят.
- Да, что ты заладила гений, гений! - злился Минато.
Джирайя спохватился, еще драки ему тут не хватало!
- Так, успокоились. Минато, держи себя в руках, - тихо произнес он ученику, тот лишь мрачно фыркнул. - Сегодня я познакомлю вас с новым членом команды. Это - Узумаки Кушина, с этого дня она будет с вами тренироваться. Кушина, познакомься, это - Саито Хаджиме, - указал он на полного мальчика, - а это - Такани Цукико. Ну, Минато представлять не буду.
- Он сам себя хорошо представляет, - расплылась в саркастической улыбке девочка.
- Сенсей, - надулся паренек, - можно, я ее придушу?
- Нельзя, - вздохнул Джирайя.
«И это только начало», - приуныл саннин.
- Я надеюсь, что все вы в скором времени станете друзьями, - натянул фальшивую улыбку учитель.
Узумаки громко хмыкнула, Минато сжал кулаки, двое других лишь переглянулись.
- Ну, ладно, - тяжело вздохнул сенсей. - Может, и не в скором времени. Хорошо, сегодня мы будем тренироваться в метании кунаев.
- Чего? - Намикадзе, как в прочем и его товарищи по команде, был недоволен. - Это же легче легкого.
- Минато, - хмуро глянул в его сторону Джирайя. - Не забывай, что Кушина только вошла в вашу команду и ей надо начинать с азов. И я надеюсь, - повысил он голос, - что все ей в этом помогут.
Он взглянул на любимого ученика.
- Все, Минато, ты меня понял?
- Да, понял я, понял.
Мальчик с мрачным видом отошел к столбам. Он достал кунай и, даже не целясь, попал в центр.
- Вот так это делается, - угрюмо взглянул он в сторону Кушины.
- Подумаешь, - протянула девочка, поджав губы.
Двое других тоже подошли к своим столбам и начали тренировку. Джирайя подошел к Кушине и протянул кунай.
- Ты главное, целься в центр. Может не сразу получиться, но...
- Я все поняла, - девочка нетерпеливо вырвала нож и пошла к своему столбу.
«Ох, какая же она торопыга, я точно с ней намучаюсь», - впадал в депрессию Джирайя.
Кушина в это время, прикрыв одни глаз и целясь точно в центр, бросила свой кунай. Нож со свистом полетел к цели, но ушел в сторону на добрых полметра и улетел в сторону леса.
- Хе-хе-хе, - злорадствовал Минато. - Только на язык метка, а в жизни ничего не можешь.
Кушина стояла с низко опущенной головой, ее руки тряслись, но девочка, сжав их в кулаки, подняла голову. Она даже не взглянула на Минато, просто молча прошла мимо него и направилась в чащу леса, искать кунай.
- Чего это с ней? - недоумевал паренек.
К нему подошли Хаджиме и Цукико.
- Странная она какая-то, - протянула девочка, смотря, как Кушина скрывается в чаще леса.
- Вы все, подойдите ко мне, - услышали они сердитый голос Джирайи.
Троица встала перед учителем. Лицо саннина было суровым.
- Послушайте меня все внимательно. Кушина никогда раньше не имела дела с холодным оружием. Сегодня она впервые взяла кунай в руки. Как дочери дайме ей давали совершенно другое образование. И вы должны понять, что ей сейчас сложно. Я всегда считал, что жители Конохи помогают тем, кто попал в беду, но, глядя на вас, я начинаю понимать, что ошибался. Минато, особенно я не ожидал этого от тебя, - перевел он грозный взгляд на Намикадзе.
Мальчик опустил глаза.
- Сенсей, но раз она никогда раньше этому не училась, зачем тогда взялась сейчас? - спросила Цукико.
- Да, - встрял Хаджиме. - Наше обучение начинается, чуть ли не с пеленок, такие, как эта Узумаки, вряд ли чему смогут научиться.
- Я знаю, - грустно вздохнул Джирайя. - Отец Кушины был талантливым шиноби, но, придя к власти, он захотел сделать Страну Водоворота мирной, не знающей войн страной. Когда у него родилась дочь, Узумаки Катцураги решил воспитать ее, как справедливую правительницу, ведущую мирную политику, возможно, это была его ошибка.
Саннин замолчал и посмотрел в ту сторону, где скрылась девочка. Кушина все не появлялась.
- Страна Водоворота была сожжена дотла, а родителей Кушины убили на ее глазах, - тихо произнес он. - Когда я ее нашел, она была сильно напугана и пыталась убежать. Мне долго пришлось успокаивать ее и объяснять, что я не хочу причинить ей вреда. Только через неделю она стала нормально себя вести, а когда узнала, что я шиноби и увидела мои возможности, попросила взять ее в ученицы. Я объяснял ей, что чтобы стать шиноби, наших детей с самого рождения готовят к этому и многие ее сверстники уже многое умеют, но Узумаки Кушина очень упряма, с ней сложно спорить. Я передал ее просьбу Хокаге, и он согласился.
Друзья подавленно смотрели в землю.
- Кушина пережила страшные потери, - продолжал Джирайя. - Может поэтому она так стремится стать шиноби, чтобы не допустить в будущем того, что с ней случилось в прошлом. Поэтому я и прошу вас, помочь ей. Это все, что я хотел рассказать.
- Я понимаю, сенсей, - тихо заговорила Цукико, поднимая на учителя глаза. - Я постараюсь стать ей подругой.
- Ага, - поддержал ее Хаджиме, - я даже поделюсь с Кушиной обедом.
Джирайя перевел взгляд на Минато.
- Я вас понял, сенсей, - тихо ответил Намикадзе.
«Что это с ним?»
- Пойду ее поищу, - Минато развернулся к друзьям спиной.
История Кушины взяла его за сердце, мальчик сам вырос без родителей, они погибли, когда он еще был совсем маленьким ребенком, но он надолго запомнил, какого это терять любимых людей.
Он приблизился к кромке леса и почти нос к носу столкнулся с Кушиной.
- А я как раз собрался идти тебя искать, - натянул улыбку Намикадзе.
Кушина смерила его холодным взглядом и небрежно ответила.
- С чего вдруг? Я же вроде ничего не могу делать.
Минато скис. «Блин, она меня все равно бесит!»
- Эй, Кушина! - махала в ее сторону Цукико. - Иди сюда, я покажу тебе, как надо бросать кунаи.
Девочка удивленно взглянула на Минато.
- Чего это она?
Парнишка пожал плечами.
- Наверное, хочет помочь, ты как никак одна из нашей команды.
Узумаки нахмурилась. «Откуда такая перемена?» Но лишь вздохнув, подошла к Цукико.
- Вот, - произнесла девочка, - смотри.
Цукико прицелилась и попала точно в центр.
- Ты глаз не прикрывай, иначе собьешь прицел, и кунай улетит в сторону. И еще возьми сразу несколько, чтобы не бегать за одним кунаем по сто раз, - она протянула ей свои ножи.
- Ну, - Кушина смутилась. - Эээ... спасибо.
- Не за что, - улыбнулась Цукико, - если что, обращайся.
- Хорошо, - послала ответную улыбку Узумаки.
«А она ничего, когда не вредничает», - наблюдал за девчонками Минато.
- Ну что уставился? - разбила иллюзию Кушина. - Я тебя все равно когда-нибудь обойду.
«Черт! Нет, ну она невозможна!» Минато мрачно усмехнулся.
- Мечтай!
Ребята усердно принялись за тренировку. Джирайя с улыбкой смотрел на них. «Похоже, что-то налаживается. Да, вот только не между Кушиной и Минато», - вздохнул он, смотря, как они вновь стали ругаться между собой.
- Это ты виноват, что я не попала, путаешься тут под ногами, - огрызалась Кушина.
- Да как я могу путаться под ногами, я же стою в полуметре от тебя, - злился Минато.
- Твои хмыканья меня сбивают, - стояла на своем Узумаки.
- Да просто целиться надо лучше, - не оставался в долгу Намикадзе.
- Тайм аут, - оборвал их перепалку Джирайя. - Ну, я думаю, на сегодня хватит, идемте все обедать. Я угощаю.
Цукико и Хаджиме схватили свои рюкзаки, и подошли к Джирайи, Минато хмуро взглянув на Кушину, двинулся за ними. Кушина осталась стоять в гордом одиночестве.
- Э? - Джирайя удивленно взглянул на нее. - Кушина, тебя это тоже касается.
Девочка опустила голову.
- Я еще немного потренируюсь, - произнесла она, отворачиваясь от них и идя к столбу, на котором в хаотичном порядке находились кунаи.
Хаджиме полез в рюкзак и подошел к Кушине.
- Возьми, - произнес мальчик, протягивая коробку с обедом. - Тебе пригодится.
Девочка посмотрела на протянутый обед и с благодарностью взглянула на мальчика, тот даже покраснел от смущения.
- Спасибо, - прошептала она, беря коробку.
- Не за что, - потупился Саито, - мы ведь теперь одна команда.
Он помахал ей и побежал к друзьям.
***
Компания разместилась в небольшом ресторанчике. Когда принесли обед, все со зверским аппетитом набросились на еду, кроме Минато. Мальчик хмурился и практически не притрагивался к еде, правда, его друзья этого не замечали. Хаджиме и Цукико оживленно о чем-то разговаривали, то и дело доносился веселый смех Цукико. Но Джирайя сразу подметил состояние ученика.
- В чем дело, Минато? - поинтересовался он.
- Ни в чем.
- Тогда, почему ты не ешь?
- Я не голоден, - произнес мальчик, отодвигая тарелку. - Пойду лучше прогуляюсь.
Он вышел из-за стола и направился к двери.
- Эй, Минато! Ты куда? - удивлено смотрела в его сторону Цукико.
- Пусть идет, - усмехнулся Джирайя. - Ему о многом надо подумать.
Мальчик брел по сонным улочкам Конохи, в это время на улицах было мало народа, рабочий день еще не закончился. Минато, засунув руки в карманы, шел по широкой мостовой и пинал пустую банку. В его голове, как заноза, застряла Кушина и он ничего не мог с собой поделать. «Какая же она противная, но все равно мне ее безумно жаль. Странно, ей хочется помогать, хотя она и ведет себя подобным образом. Почему?»
Он не заметил, как оказался около тренировочного полигона. Кушина все еще была там. Мальчик остановился в тени деревьев и стал наблюдать за ней. Кушина уже тяжело дышала, но все равно вновь и вновь бросала кунаи. Многие из них так и не попадали в цель, но она не останавливалась. Медленно стали сгущаться сумерки. «Она так себя совсем загонит», - подумал мальчик, видя, как Кушину начало покачивать.
- Я так и думал, что ты здесь, - раздался тихий голос над самым ухом.
Минато обернулся, рядом с ним стоял Джирайя и тоже смотрел на Узумаки.
- Сенсей, - начал Минато, переводя взгляд на девочку. - Почему она так себя ведет?
Джирайя сложил руки на груди и закрыл глаза.
- Понимаешь, Минато, - медленно он произнес. - Кушина за иронией и ехидством скрывает свою боль. Она смеется, а ее сердце обливается слезами. Но она очень сильная девочка и упорная.
В это время Кушина выдирала кунаи из столба, на последний у нее уже не хватило сил и она упала на колени. Минато было рванул к ней, но рука Джирайи остановила его.
- Я же говорю, она упорная, а еще упрямая. Если вбила что-либо себе в голову, никогда не оступится. В этом она похожа на тебя, Минато.
Мальчик улыбнулся и посмотрел на Кушину. Девочка тяжело дышала, ее ноги дрожали, но она заставила себя встать и резким движением вырвала кунай. Встав в позицию, Кушина закрыла глаза, несколько раз глубоко вздохнула. Сконцентрировавшись, девочка резко распахнула глаза и стала отточенными движениями бросать кунаи, ножи летели в цель. Первый, второй, третий попали в разные области мишени, но каждый из них становился все ближе и ближе к центру.
Джирайя усмехнулся.
- Такими темпами она и, правда, обойдет тебя, Минато.
Мальчик усмехнулся.
- Да, как же, - но в его словах не было иронии, скорее уважение к этой упрямой девчонке.
Наконец, последний кунай был брошен и пришелся прямо в центр. Кушина слабо улыбнулась.
- Я это сделала, - прошептала она, и сознание покинуло ее, даря, наконец-то, долгожданный покой.
- Вот теперь, пора, - произнес Джирайя, оказываясь рядом с девочкой.
Кушина была в глубоком обмороке, но на губах застыла гордая улыбка. Минато смотрел на нее, и в груди зарождалось новое чувство, он сам не знал, что это было, но сейчас ему почему-то хотелось оберегать и защищать эту девчонку, несмотря на все гадости, что она говорила. «Может мы и, правда, когда-нибудь сможем стать друзьями».
- Минато, отнеси ее в больницу, - произнес Джирайя. - Всех беженцев пока разместили там.
- Хорошо.
Мальчишка подхватил девочку на руки и понес в сторону больницу. Последние отблески заката озаряли фигурки двух детей.
Кушина начала приходить в себя.
- Мм, - протянула она, открывая глаза.
Какого же было ее удивление, когда перед ее взором предстало улыбающееся лицо Минато, его ярко-голубые глаза с заботой смотрели на нее.
- Очнулась, наконец.
- Ты? - девочка зашевелилась и почувствовала, что находится в сильных руках мальчишки.
- Ну, что? Все еще считаешь меня дохляком? - спросил он, заметив ее смятение.
Кушина закусила губу и опустила глаза.
- Зачем ты это делаешь? - тихо спросила она.
Минато остановился около больницы и опустил девочку на землю. Засунув руки в карманы, он задумался.
- Ну, даже не знаю, - протянул он. - Ты, конечно, редкостная заноза и к тому же не сдержана на язык...
Кушина виновато повесила голову.
- Но ты теперь одна из жителей Конохи, а, значит, я должен защищать и оберегать тебя. К тому же ты в моей команде, значит, я должен тебе еще и помогать.
- Хм, - хмыкнула девочка, - должен, не значит обязан.
- Может и так, - пожал плечами паренек, - но я считаю, что каждый, кто попал в беду, имеет право на помощь и если отворачиваться от человека только потому, что у него несносный характер, то это уже подлость. К тому же ты не такая уж и плохая, - произнес он, смотря куда-то поверх головы девочки.
Кушина слегка улыбнулась.
- Не плохая, говоришь? Ну-ну, посмотрим, посмотрим. Ты еще меня не знаешь, - рассмеялась девчонка, убегая в сторону больницы.
«Вот ведь, даже спасибо не сказала», - надулся паренек.
Девочка остановилась у входных дверей и посмотрела в сторону мальчишки.
- А ты и, правда, не дохляк, - она сверкнула белозубой улыбкой, помахала ему рукой и скрылась в холле.
Намикадзе Минато простоял еще несколько мгновений, глупо улыбаясь в сгущающуюся темноту. В конце концов, он развернулся и побрел в сторону своего дома, но от улыбки этой взбалмошной девчонки на душе было светло и тепло. Для них все еще только начиналось.

История третья: Один день из жизни.

Прошла неделя с того момента, как Кушина попала в одну команду с Минато. Но, несмотря на то, что между мальчиком и девочкой вроде все стало налаживаться, они все равно продолжали ругаться между собой.
Новый день ознаменовался диким воплем Минато.
- КУШИНА!
А началось все с того, что накануне парнишка не особо лестно отозвался о виде Узумаки.
***
- Сенсей, - светловолосый мальчишка стоял перед учителем. - Почему я должен показывать ей Коноху?
- Ну, Минато, - протянул Джирайя. - Кто-то ведь должен это сделать? К тому же Цукико и Хаджиме будут заняты на задании по прополке, или ты хочешь отправиться выдирать сорняки?
- Нуу... - мальчик любил работать, но ему не нравилось, что его команде давали такие легкие задания.
- Вот и ладненько, - произнес Джирайя, поднимаясь на ноги. - А мне пора за работу.
- Хех, знаю я вашу работу, - усмехнулся парнишка. - Опять пойдете подглядывать за девушками на горячие источники.
- Намикадзе Минато, - оскорбился учитель до глубины души. - Это что еще за разговорчики?
«Блин, от него ничего нельзя скрыть!»
- Нда, - закинул за голову руки паренек. - Вот если вас Цунаде-сама увидит, хе-хе-хе, думаю, вы одними побоями, как в прошлый раз, не отделаетесь.
Джирайя побелел, как только что отштукатуренная стенка, и стал обильно исходить потом. «Она же меня тогда чуть не убила. Чертов Минато - мелкий шантажист!»
- Эм, Минато, - заговорил саннин сладким голоском. - Я тут подумал, может, вас пора уже отправлять на миссии и повыше D-ранга.
- Что, правда? - глаза мальчишки радостно заблестели. - А когда, сенсей?
- Ну, вот Цукико и Хаджиме закончат свое задание, а ты покажешь Кушине деревню, тогда и поговорим.
Минато закручинился.
- Вот всегда так...
- Да, ладно тебе, Минато. Думая, все будет хорошо. Ну, пока.
И быстренько испарился, пока его ученик еще чего-нибудь не придумал. Намикадзе тяжело вздохнул и отправился разыскивать Кушину.
***
Девочка хмуро смотрела на Намикадзе.
- Я уже видела Коноху, когда мы только пришли. С какой радости, я должна болтаться по деревни с тобой?
- Как будто мне охота, - вздохнул паренек. - Но это мое задание, так что лучше не спорь.
Кушина лишь хмыкнула и, задрав гордо голову, прошла мимо него.
Они бродили по селению. Минато мрачно комментировал то или иное место. Наконец, они, прошатавшись так несколько часов, остановились по среди улицы.
- А там находится резиденция Хокаге, - махнул Минато куда-то в сторону.
Девочка посмотрела в указанном направлении. С этого места открывалась панорама на горную гряду.
- А это что? - указала она на каменные лица.
- А это наша гордость, - расплылся в улыбке Намикадзе и, показывая слева направо, начал ей пояснять. - Здесь высечены лица всех Хокаге. Первый, он основал Коноху, потом Второй, а последний - это нынешний Третий Хокаге. Все они были сильнейшими шиноби в селении, поэтому в разное время все они стали Хокаге. Потому что только самые сильные люди могут защищать деревню. А когда-нибудь там высеку и мое лицо, - мечтательно произнес Минато.
Девочка взглянула на него и громко рассмеялась.
- Тебя?! Да скорее полюса местами поменяются.
Мальчик разозлился не на шутку.
- Да, - кричал он. - Я обязательно стану Хокаге, вот увидишь.
- А я тебе говорю, что не станешь, - сощурила глаза Кушина и вплотную подошла к мальчишке.
Между их глаз так и сверкали молнии и, казалось, что еще чуть-чуть, и они просто бросятся друг на друга. Но тут в животах обоих громко заурчало. Как говорится: война войной, а обед по расписанию. Минато удивлено схватился за живот.
- Нуу... объявляю временно перемирие, - произнес он, смущенно потирая переносицу.
- Хорошо, - вздохнула девочка, но тут же добавила, - но только на время обеда.
Минато только хмыкнул. «Она неисправима». Он начал озираться по сторонам.
- Смотри, там какой-то трактир.
Они подошли к зданию, на котором висела яркая, явно новенькая вывеска.
- Ичираку Рамен, - прочитала Кушина. - А что такое рамен?
Намикадзе удивленно уставился на нее.
- Ты что, не знаешь что такое рамен?
- Нет, а должна?
Паренек вздохнул.
- Пойдем, тебе понравится.
Они зашли в трактир. Их встретил приветливый мужчина в поварской шапочке.
- Добро пожаловать, вам чего ребятки?
Минато и Кушина уселись на вращающиеся стулья.
- Ну... - протянул мальчик, рассматривая меню. - Нам, пожалуй, два мисо-рамена. Ты как, Кушина?
Девочка пожала лишь плечами. Когда обед принесли, девочка смотрела на тарелку большими, круглыми глазами.
- Так это лапша?!
- Не нравится, не ешь, - недовольно произнес мальчик, разламывая палочки. - Итадакимас.
Кушина взглянула на него и, тяжело вздохнув, последовала его примеру. Но стоило ей отправить в рот первую порцию лапши, как ее глаза загорелись от восторга.
- Ух ты, вкуснятина какая! - заворачивала она за обе щеки (прим. автора: Наруто в маменьку пошел ).
Минато лишь усмехнулся. В мгновении ока, прикончив первую порцию, девочка произнесла.
- Одзи-сан, а можно добавки?
- Вот это аппетит! - восхитился мужчина и принес вторую порцию (прим. автора: хе-хе, ему еще предстояло увидеть аппетит сынули).
Узумаки и вторую порцию умяла со сверхзвуковой скоростью.
- Ты не лопнешь? - поинтересовался Минато, смотря на свою тарелку, там еще оставалась добрая половина.
- А фебе фто фалко? - отвечала девочка с набитым ртом.
- Да нет, конечно. Просто, ты как с голодного острова приехала.
Девочка выпила суп из тарелки и, счастливо выдохнув, посмотрела на мальчишку.
- А ты сам хоть пробовал больничную пищу? Это же отрава какая-то. Во дворце меня кормили совсем...
Кушина осеклась и опустила глаза. Минато вспомнил слова учителя.
- Она смеется, а ее сердце обливается слезами.
Мальчишка сразу решил сменить тему.
- Джирайя-сенсей сказал, что скоро отправит нас на стоящую миссию, - быстро произнес он.
- Вот как, - Кушина мрачно разглядывала свою тарелку.
- Что-то не так?
- Нет, - она надменно взглянула на него, - все в порядке.
Парнишка пожал лишь плечами и стал разглядывать девочку.
- Что? - она явно занервничала под его взглядом.
- Да, так, - Минато сконфуженно отвернулся. - Просто ты... эээ... выглядишь, ну... как бы сказать?! Вообщем странно.
- Почему это? - нахмурилась Узумаки.
- Просто, - Минато почесал переносицу, - эти твои мальчишеские одежды. Ну, девочки так не одеваются.
- Ну, знаешь! - вспыхнула Узумаки. - Что дали, то и ношу!
Она слезла со стула и быстро направилась к выходу.
- Спасибо, одзи-сан. Минато заплатит.
- ЧЕГО?! - Намикадзе с ужасом взглянул на 3 пустые тарелки.
Если бы Минато знал, то никогда бы не стал заводить разговор с Кушиной по поводу ее внешнего вида. На следующее утро Намикадзе проснулся явно в хорошем расположении духа. Сегодня он добьется, что их команду отправят на задание выше D-ранга, может даже дадут миссию А-ранга. Мальчишка улыбнулся своим мечтам и стал быстро собираться. Заправив постель, одевшись и быстро позавтракав, Минато, что-то насвистывая, направился к дверям. И тут...
- КУШИНА!!!
Ну, кто еще мог прикрепить к выходу банку с белой краской?! Отплевываясь и стирая потеки с лица, Намикадзе, проклиная все и вся, вернулся в квартиру. Он долго пытался смыть с головы краску, но та была явно стойкая и смываться не хотела. Вот в таком виде он и явился на место тренировок. Его волосы стояли торчком, и с головы то и дело отлетали, словно белые пушистые перья, шматки краски. Сказать, что он был зол, так ничего не сказать. Его взгляд мог убить на месте, но виновница его нынешнего состояние лишь невинно подняв глаза к небу, что-то напевала.
- Узумаки, ты мне за это еще ответишь, - прошипел он, глядя в ее сторону.
Цукико нервно пыталась подавить смешок и это ей удалось, как только она словила грозный взгляд друга.
- Оу, Минато, ты решил поменять имидж? - улыбнулась во весь рот Кушина. - Решил скопировать нашего учителя?
- И ты мне это говоришь?! - еще чуть-чуть и он готов был ее придушить.
Но тут появился Джирайя и хмуро взглянул на воспитанников.
- Что здесь происходит? - мрачно поинтересовался отшельник.
Но тут он увидел Минато, и губы сами расплылись в улыбке.
- Эээ... - начал было он.
Но мальчишка, скрестив руки на груди, отвернулся и угрюмо произнес.
- Без комментариев.
Джирайя устало вздохнул. «Не будет мне покоя с этими детьми».
- Слушаем задания на сегодня. Цукико и Кушина отправляются в ясли. Ваша миссия следить за грудничками. Минато и Хаджиме выгуливают собак.
- Чего?! Сенсей, вы обещали нам сегодня настоящую миссию! - выпалил Намикадзе.
- А это что, по-твоему, игрушки? - нахмурился он.
- Но...
- Это все, - гаркнул Джирайя. - И без разговоров.
«Боже, как болит голова после вчерашнего, а еще и с ними приходится выяснять отношения», - приложив неизвестно откуда взявшийся лед к голове, Джирайя поплелся в сторону Конохи. «Чтобы я еще раз пил на спор с Орочимару?! Да, никогда! Ну, ведь видел же, что он жульничает. Опять он меня дураком перед Цунаде выставил. Ох, моя голова».
Дети же, горестно вздохнув, разбрелись выполнять порученные задания.
***
Минато возвращался домой. Угрюмо пиная банку перед собой и засунув руки в карманы, он думал: «Ну, что за день сегодня такой?! Сначала с утра окатили краской, потом эта дебильная миссия. А еще учитель называется, сам обещал и на тебе, пожалуйста, снова миссия D-ранга...» Он вдруг резко остановился, под сенью большого дерева сидела в одиночестве Кушина.
В Намикадзе заиграло злорадство. «Ну, сейчас я ей устрою!» Мальчишка не слышно подкрался сзади. Кушина, прислонившись к стволу дерева, сидела с закрытыми глазами и ничего не замечала.
- Хе-хе-хе, - тихо засмеялся паренек.
Укусив палец, он как можно тише применил Технику Призыва. Перед ним появился маленький лягушонок.
- Ты кто? - удивленно хлопая веками, спросил он.
- Тшш, - зашипел парнишка, прикладывая палец к губам. - Говори тише. Я вызвал тебя, меня зовут Намикадзе Минато, а тебя?
- Гамабачи, - квакнула лягушка.
- Слушай, Гамабачи, мне нужна твоя помощь.
И он тихо начал шептаться с лягушкой.
- Нуу, я, знаешь ли, боевая лягушка (прим. автора: гы-гы-гы, 15 см в длину и 10 в высоту, боевее некуда, враги сразу же умрут от ее вида... от смеха), не могу же я расходовать свои силы на всякие шалости?!
- Гамабачи, будет весело, ну что ты теряешь?!
- Ну ладно, - вздохнул лягушонок.
Подкравшись к самому стволу, Минато тихо подал знак. Гамабачи выпрыгнул из-за дерева и приземлился Кушине на колени. Девочка от неожиданности открыла глаза и рот.
- Ля... ля... лягушкаааааа, - затряслась она.
- Привет, - поднял в приветственном жесте лапку Гамабачи.
- Ыыыыыыыыыыыыы, - завизжала Кушина. - Она еще и говорит!
Вскочив на ноги, девочка стала с ужасом отряхивать с себя эту неожиданность. Гамабачи незаметно соскочил с нее и вернулся к Минато. Тот лежал под деревом и загибался от беззвучного смеха.
- Это все? - хмуро поинтересовался лягушонок, потрясая лапкой в ухе, так как Кушина все еще продолжала визжать.
- Ага, - с трудом проговорил Намикадзе, поднимаясь на ноги.
- Ну, тогда пока, - Гамабачи испарился.
- Я так и знала, что это твоих рук дело! - перед мальчишкой оказалось разгневанное лицо девочки.
- Ой, - Минато еле увернулся от ее удара и стремя голову бросился бежать.
- Ты у меня еще попляшешь, Намикадзе Минато! - донеслись до него ругательства Кушины.
Вот так и продолжались день за днем жизнь этих деток. А впереди еще ждало очень много всего. И опасные приключения, и страшные потери, но... Это будет потом, а пока солнце светило над Конохой и посылало на плечи людей свои теплые лучики. А двое детей бежали по улицам. На лице мальчишки была лукавая улыбка, а гнавшаяся за ним девочка не прекращала кричать, но даже в ее глазах сверкали веселые искорки.

История четвертая: Наконец-то, новый прием!

- Каждый новый день начинается одинаково. С первыми лучами солнца. Но каждый восход уникален. Будет ли он означать спокойное и ясное утро или солнце взойдет в хмурых тучах, еле-еле пробиваясь через их сизую завесу, мы не узнаем до тех пор, пока не встретим новый день. Наша жизнь похожа на эти восходы. Мы не знаем, как начнется новый день…
- Сенсей.
- … но он будет непредсказуем и много нового мы узнаем…
- Сенсей!
- … созерцая восходы солнца…
- Сенсей!!! – светловолосый мальчик уже орал в ухо заболтавшемуся учителю.
Джирайя от крика Минато чуть не свалился с крыши, на которой он восседал со своим воспитанником.
- Намикадзе! Какого дьявола ты так вопишь?! – поморщился беловолосый мужчина, зажимая полу оглохшее ухо.
- Черт, сенсей, - надулся Минато, усаживаясь обратно рядом с Джирайей. – Вы обещали, что сегодня будет тренировка, и вы научите меня новым техникам, а все что я слышу так это разглагольствования о природе.
- Ты болван, Минато! – заорал на ученика саннин. – А мы, по-твоему, чем сейчас занимаемся, а?!
Мальчик сам чуть не упал от этого бешенного крика, но униматься не собирался.
- Но уж явно не тренировкой! – вскочил он на ноги и закричал на Джирайю.
- Будьте вы прокляты! – в крикунов полетели банки и еще какой-то мусор из раскрывшихся окон противоположного дома. – Шесть часов утра! Дайте поспать!
Джирайя еле успевал отпрыгивать от летевших в него предметов.
- Так, Минато. Меняем дислокацию, - подхватив ученика подмышки, отшельник в несколько прыжков ускакал от этого места, где еще долго слышались ругательства в их сторону.
Наконец, беглецы достаточно далеко ушли и остановились. Джирайя опустил Минато на крышу.
- Черт! Там было такое прекрасное место для…
- Чего? – сузил глаза паренек.
- Эм… - смутился саннин. – Для новой тренировки, а ты взял и все испортил!
Мужчина строго смотрел на поникшего Намикадзе. Потом тяжело вздохнул и стал озираться по сторонам. Что-то бросилось ему в глаза, и он усмехнулся.
- Хотя не все еще потеряно. Туда. – Он запрыгал по крышам спящего селения в сторону полуразвалившегося храма.
Через полчаса они вновь восседали в позе лотоса на крыше.
- Ну, сенсей, - недоверчиво смотрел на учителя Минато. – Так в чем заключается новая тренировка?
- В медитации, мой друг, - ответил Джирайя, закрывая глаза и принимая расслабленную позу.
- Ааа! Какого… - взорвался Минато, но тут же рука сенсея закрыла его рот.
- Не смей орать! – зашипел Джирайя, боязливо смотря в сторону мирных домов напротив храма. - Или ты хочешь, чтобы нас вновь выгнали?
- Я все равно не понимаю, - угрюмо произнес блондин, отдирая руку учителя от своего лица.
Джирайя тихо вздохнул и выругался себе под нос.
- Балбес, - удручено констатировал он. – Умения полностью расслабиться и сконцентрироваться, является неотъемлемой частью в обучении шиноби. Если ты не будешь абсолютно спокоен на поле боя, то можешь погибнуть.
- Правда, что ли?! – ехидно произнес Минато.
- Ты мне не веришь? – сощурился Джирайя.
- Не осо… - дальше мальчик не успел договорить, так саннин уже стоял за его спиной и прижимал к горлу Намикадзе кунай. По лицу паренька заструился пот. «Когда он успел?»
- Если бы ты был более внимателен, то заметил бы мое движение, - шептал он на уху воспитаннику.
Отшельник выпрямился и убрал нож.
- Для этого и существует подобная тренировка, надеюсь, теперь ты понимаешь.
Мальчик лишь сглотнул и кивнул.
- Вот и молодец, - вернулся на свое место саннин. – А теперь полностью расслабься и сконцентрируйся.
- Есть! – Минато вновь уселся в позе лотоса и закрыл глаза.
Несколько минут учитель и ученик сидели совершенно неподвижно. Но тут Джирайя приоткрыл один глаз и взглянул на Минато, на его губах появилась довольная усмешка. «Пока он там медитирует, можно заняться делом». Совершенно бесшумно отшельник извлек из кармана подзорную трубу и направил ее в сторону женской бани, которая была хорошо видна с этого места. «Хе-хе. Ооо! Они уже пришли. Ааа! Какая прелесть!» Изо рта Джирайи потекла слюна, но тут обзор закрыло какое-то белое пятно.
- Э? – саннин протер объектив и поднял глаза. – Минато? Когда ты…
Мальчик возвышался над ним с видом не предвещающим беловолосому дзенину ничего хорошего.
- А это все благодаря вашей тренировке, сенсей, - ехидно заметил мальчишка. – Извращенец!
Джирайя замахал руками.
- Ты все не так понял…
- Хватит врать! – скрестил руки на груди воспитанник. – Если вы сейчас же не примитесь за мою тренировку, я все расскажу Цунаде-сама о том, чем вы занимаетесь.
Отшельник поник головой и из глаз у него побежали слезы. «Ааа! Ну, за что, Ками-сама мне достался такой ученик?!»
***
Парочка восседала в Ичираку Рамен и уплетала лапшу.
- И все равно я не понимаю, - произнес Минато, приканчивая свою порцию. – Что вам дает это подглядывание? Вас же постоянно избивают за это.
- Мал еще, чтобы понять это, - надулся Джирайя. – Вот станешь таким, как я, тогда…
- Да ни за что! – перебил его Минато. – Я не хочу быть таким же извращенцем, как вы!
- А ну повтори! – бухнул тарелку об стол саннин.
Учитель и ученик сверлили друг друга взглядом, но тут с улицы до них долетел знакомый смех.
- А я ей и говорю, если будешь столько есть, то превратишься в бочку, - журчал звонкий девичий голосок.
- А? Это случайно не Цукико? – оторвался от гляделок Минато и выглянул из бара.
Джирайя последовал его примеру. По дороге и, правда, шла напарница Минато, а рядом с ней еще какая-то девочка. Они обе чему-то смеялись.
- Сенсей, а кто это рядом с Цукико? – указал на незнакомку Намикадзе.
Отшельник нахмурился и вдруг улыбнулся во все 32 зуба.
- А ты присмотрись повнимательнее.
- Э? А!! Кушина?!
Услышав свое имя, Узумаки остановилась и посмотрела в сторону лавки. Ее и, правда, было сложно узнать. На девочке больше не было длиной, мешковатой, явно не по росту и комплекции майки. Также исчезли засаленные мальчишеские штаны. Она была одета в облегающие зеленные бриджи, а поверх была одета оранжевая туника, подпоясанная плетеным ремешком. Под этим нарядом угадывалась стройная, красивая девочка. Волосы были гладко причесанны, и вечно свисавшая на глаза челка была убрана двумя заколками в виде цветочков. На щеках девочки сиял мягкий румянец, делавший ее удивительно привлекательной.
Минато впал в ступор от такой метаморфозы и мог лишь пялиться на девочку. Сердце в груди мальчишки предательски застучало сильнее. «Это Кушина?! Быть не может».
- Смотри, Цукико. Это же наш непревзойденный гений, - ехидно растянулись в улыбке губы девочки. – Наверняка, с утра пораньше разрабатывает новую технику. Наш великий повелитель лягушек, надеюсь, мы вам не помешали, - склонилась в шутливом поклоне Кушина.
Намикадзе тут же поник. «Да, Узумаки всегда останется Узумаки».
- Это была жаба, а не лягушка! – выкрикнул он рыженькой в лицо.
- Оу, да ты что?! А я думала, головастик, - фыркнула Кушина.
- Ха, ты все равно испугалась! – показал ей язык Минато.
- Ни черта не испугалась! – подлетела к нему с кулаками девчонка.
Джирайя и Цукико со стороны наблюдали перепалку этих двоих. Темноволосая девочка лишь тихо вздохнула.
- Они никогда не исправятся.
- Ну, здесь ничего не поделаешь, - пожал плечами дзенин. – Зато вот так и зарождается любовь.
- Ни фига! – подлетели к нему сразу оба и в голос заорали.
- Ладно, ладно. Успокойтесь, - отодвинул от себя разъяренные лица ребят Джирайя. – Раз уж ты здесь, Кушина, то я должен отвести тебя сегодня к Хокаге. А вы двое, - обернулся он к Минато и Цукико, - найдите Хаджиме и отправляйтесь на полигон. Мы вас потом догоним.
- Сенсей, - обрадовался Минато, - это значит, что вы сегодня научите нас новому приему?
- Ну, типа того, - почесал в затылке Джирайя. – Ладно, идем, Кушина.
***
В резиденции Хокаге никого не было. Шаги по пустому коридору звонко раздавались в здании. Кушина нервно поглядывала на Джирайю.
- Сенсей, а… но…
- Мм? В чем дело?
- Зачем я понадобилась Хокаге-сама?
Отшельник весело подмигнул ей.
- Скоро узнаешь.
Они остановились перед дверью Третьего и постучались.
- Войдите.
Пара зашла в кабинет и остановилась перед столом Сарутоби. Старик выпустил облачко дыма и ласково взглянул на смущающуюся девочку.
- Узумаки Кушина, так ведь?
- А… да, Хокаге-сама, - почтительно поклонилась Кушина.
- Ну-ну, не надо, - пробасил Третий, поднимаясь с места и подходя к ней. – Ты многое пережила, дитя мое.
Он положил ей руку на голову и погладил по волосам.
- Но сейчас все позади. Надеюсь, тебе нравится в Конохе?
- Да, - покраснела девочка.
- Хорошо. Знаешь, мы всегда помогаем людям оказавшимся в беде. Такой закон в Листе. Чтобы не произошло, мы не оставим человека одного. Если ты попадешь в неприятность, каждый в селении придет к тебе на выручку, начиная с меня.
- Я это знаю, Хокаге-сама, - тихо ответила Узумаки. – Я благодарна вам за все, что вы для меня сделали.
- Правда? – старик улыбнулся. – Это замечательно. Но я слышал, что ты все еще живешь в больнице, во временном расположении беженцев.
- Да, но я не жалуюсь…
- А стоило бы, - мрачно ответил Сондайме. – Я уже подписал приказ, чтобы всех беженцев расселили по специально отведенным для них квартирам. И начнем с тебя. Вот, это ключи от твоего нового дома, - он протянул связку девочке.
Кушина ошарашено смотрела на протянутый дар.
- Я… я… - из глаз у нее брызнул поток слез, и она всхлипывающим голосом произнесла. – Спасибо.
- Не за что, - Сарутоби обнял девочку. – Теперь Коноха – твоя семья, Кушина. А в семье на первом месте всегда была взаимовыручка. Надеюсь, что когда-нибудь и ты поможешь мне.
- Я буду стараться, Хокаге-сама, - уткнулась она в плечо Третьему.
Джирайя с легкой улыбкой смотрел на этих двоих. Но тут в дверь отчаянно забарабанили. Третий отпустил девочку и нахмурился.
- Что случилось?
- Срочное донесение с границы, Хокаге-сама, - ворвался в комнату стучавший.
Шиноби протянул свиток Сарутоби и, поклонившись, вышел. Сондайме развернул документ и его брови сошлись на переносице.
- Что произошло, Сарутоби-сенсей? – тихо спросил подошедший к нему Джирайя.
- Похоже, Страна Камня готовит широкомасштабную военную акцию, - глухо ответил старик.
Кушина, стоявшая все это время рядом, испуганно уставилась на Хокаге. Третий заметил ее и нахмурился еще больше.
- Кушина, выйди, пожалуйста, - строго приказал он.
Девочка затравленно посмотрела на Джирайю, тот лишь кивнул ей. Узумаки поплелась к выходу, когда дверь за ней закрылась, отшельник прямо взглянул на своего учителя.
- Будет война?
- Не знаю, Джирайя, - устало вздохнул Сарутоби, усаживаясь на свое место, - но этого нельзя исключать.
- Я пойду на разведку, - направился было к двери Джирайя.
- Подожди, - остановил его Третий. – Эти слухи уже давно ходили, так что я уже отправил в Камень Орочимару. Скоро мы узнаем все подробности, поэтому ты останешься здесь и займешься своими обычными делами.
- Но… - возмутился саннин.
- Это все может быть просто провокацией, чтобы заставить Лист первым напасть и ввязать его в неоправданную войну. Мы должны поступать как можно осторожнее, я не хочу новых жертв. Орочимару справится, не волнуйся.
Кушина стояла за дверью и слышала весь разговор. Сердце девочки гулко стучало в груди, отдаваясь старой болью. За 2 месяца, что она провела в Конохи, былые раны стали затягиваться, но сейчас они снова открылись. Перед глазами девочки поплыли кошмары прошлого. Развороченное здание дворца, крики людей, отец, закрывающий ее своим телом. Кушина до боли сжала кулики на груди и зажмурилась. Из ужасных воспоминаний ее вырвал скрип открывающийся двери. На пороге стоял Джирайя, он с удивлением смотрел на плачущую девочку.
- Кушина?
- Джирайя-сенсей, - тихо заговорила Узумаки, - неужели… неужели, все опять…
Мужчина сжал плечо малышки.
- Послушай меня внимательно, Кушина. Лист довольно сильная деревня. На нее не так просто напасть. Разве ты не слышала, что тебе только что сказал Хокаге?
Девочка подняла заплаканные глаза на учителя.
- Каждый в деревне будет защищать тебя, начиная с Третьего. К тому же у тебя есть друзья, они не дадут тебя в обиду. Тебе больше нечего бояться, так?
Узумаки едва заметно улыбнулась.
- Да, вы правы, сенсей.
- Ну, а теперь утри слезы и пойдем разыщем остальных.
***
На тренировочном полигоне стояла команда Джирайи. Минато и Хаджиме от нечего делать метали сюрикены в столбы.
- Блин, - вздохнул светловолосый паренек. – Ну, где их черти носят?
Цукико сидела на траве, прижав коленки к груди.
- Как думаешь, зачем Кушину вызвали к Хокаге?
- Почем я знаю?! – пробухтел Намикадзе, усаживаясь рядом с девочкой.
Тут раздался хлопок и на поляне появились Джирайя с Кушиной.
- Вижу, вы нас уже заждались, - наигранно бодро возвестил саннин.
- А, не важно, - поднялся с земли Минато, отряхивая штаны от травы. – Так вы будете нас учить новому приему?
- Да, все за мной, - развернулся беловолосый дзенин, направляясь в лес.
Хаджиме и Минато шли впереди, а Кушина и Цукико чуть по отстали.
- Ну, Кушина, - схватилась Такани за руку подруги, - зачем ты понадобилась Хокаге-сама?
Узумаки не отвечала, вид у нее был очень подавленный, и смотрела она только себе под ноги. Хаджиме обернулся и заметил состояние девочки.
- Что-то случилось, Кушина-тян? – проговорил мальчик мягким, слегка свистящим сквозь дырку в зубах голосом.
Девочка остановилась и посмотрела на друзей. В их глазах стояла забота и волнение за нее. Джирайя тоже обернулся. В голове девочки вспыхнули слова учителя, перед тем как они ушли из здания главы селения.
- Каждый в деревне будет защищать тебя, начиная с Третьего. К тому же у тебя есть друзья, они не дадут тебя в обиду. Тебе больше нечего бояться…
Саннин лишь слегка заметно улыбнулся девочке.
- Нет… ничего, - рассмеялась Кушина. – У меня теперь есть свой дом, так что приглашаю вас всех на новоселье.
- Ух, ты! – обрадовалась Цукико и даже подпрыгнула на месте. – Значит, устроим вечеринку?!
- Да, - улыбалась Узумаки.
- Эй, вы не забыли, что у нас тренировка, - хмыкнул Минато.
- А, наш гений все такой же правильный, фу! – фыркнула Кушина.
- Ты ничего не понимаешь! А еще собралась стать ниндзя, - окрысился Минато.
- И стану! И буду лучше тебя, ясно?! – вперила в него гневный взгляд рыженькая.
- Куда тебе, - усмехался Минато.
Джирайя лишь тихо посмеивался. «Ну вот, все и наладилось».
- Эй, вы! Хватит, а то отправлю обоих на ферму, удобрять рисовые поля. А новому приему научу только Цукико и Хаджиме.
Минато и Кушина тут же вытянулись по стойке смирно.
- Мы больше не будем, сенсей, - произнесли они в голос.
«И как им это только удается?!» Озадачено смотрел на ребятишек Джирайя.
- Ладно, мы уже пришли.
Четверо детей и мужчина вышли к тихо журчавшей речке, на берегу которой стояли несколько ранцев для уборки мусора и большой контейнер.
- Э?! – ребята уставились на инвентарь.
- А, это, - заметил их взгляд Джирайя и почесал в затылке. – Сегодня у вас еще миссия по уборке мусора, я забыл сказать.
- Сенсей! – вылетел вперед Минато. – Но вы обещали научить нас новому приему…
- Одно другому не мешает, - назидательно произнес дзенин, выставив палец вперед. – Итак, сегодня вы будете учиться ходить по воде с помощью чакры.
- Чатры? – удивленно переспросила Узумаки, представив кота тигровой окраски. – А разве кошки могут помочь в этом?
- Эк, - озадаченно уставился на нее отшельник. – Я и забыл тебе рассказать о чакре.
- Хе-хе-хе, и она еще собралась стать шиноби, - согнулся пополам Минато.
- Умник мне тоже нашелся, - надулась Кушина и демонстративно отвернулась от него.
- Ох, ну ладно, - вздохнул Джирайя. - Твой отец ведь был шиноби, Кушина. Разве он тебе ничего не рассказывал об энергии, используемой для выполнения техник?
Увидев, как Кушина лишь непонимающе похлопала глазами, Джирайя вздохнул еще протяжнее.
- Кушина, - повернулась в сторону девочки Цукико. - Другими словами, чтобы выполнить технику, ты должна смешать чакру, являющуюся энергией тела, накопленной в клетках по всему телу, и духовную энергию, которая приобретается с опытом. Затем производится специфическая комбинация руками, и тогда техника может быть выполнена.
- Э? – все так же недоуменно посмотрела в сторону подруги Узумаки. – Я ничего не поняла.
Все стоявшие вокруг нее громко вздохнули.
- Хорошо. Покажу на примере, - взял инициативу в свои руки Джирайя. – Конечно, лучше было бы начать с азов и поучить вас сначала взбираться на деревья без рук, но я думаю, это вы освоите и сами. Итак. Для того, чтобы вы смогли ходить по воде нужно сделать следующее. Вы должны постоянно высвобождать нужное количество чакры из своих ступней в воду и, уравновешивая количество, поддерживать тело на поверхности. Цель этого упражнения - научить вас контролировать свою чакру, высвобождая её в постоянном количестве.
Узумаки открыто зевнула.
- Эх, ладно. Сначала вы накапливаете чакру в ступени, - Джирайя сконцентрировался, и у его ног сформировалась голубоватая дымка. – Затем, постоянно выпускаете определенно количество чакры, чтобы удержать себя в равновесии. Ну и… - он зашлепал по водной глади, - собственно вы уже ходите по воде.
Минато, Цукико и Хаджиме восхищено смотрели на учителя.
- Делов-то, - брякнула Кушина и, закрыв на секунду глаза, последовала за Джирайей.
Девочка с легкостью держалась на поверхности, рассматривая свои ногти.
- ААА! – отпали челюсти у всех собравшихся.
- Ку… Ку… Кушина, - заикаясь, тыкал в ее сторону Джирайя пальцем. – Ты уже умеешь это делать?
- С трех лет, - пожала девочка плечами. – Меня папа научил, правда, он ничего не рассказывал про эту… чат… как ее?
- Чакру, - сокрушенно произнес Минато, наблюдая за девочкой.
- Ага, - показала она ему язык. – Хотя, может, и рассказывал, но я не запомнила.
Все трое учеников, включая сенсея, свалились от такого заявления.
- А что такое? – удивленно озиралась по сторонам Кушина на повальное уныние.
Минато поднялся на ноги. «Я не могу проиграть ей! Нет, ну это надо же, черт бы тебя побрал, Кушина!» Мальчик сконцентрировался и бросился в воду и… тут же погрузился в нее по самую макушку.
- А-ха-ха! – хихикала Узумаки, наблюдая за Намикадзе. – Наш гений, опросто… Ааа!
Минато вынырнул из-под ее ног и утащил в воду.
- Ха, не задавайся!
- Минато! Я тебя убью! – булькала Кушина.
Джирайя лишь устало привалился к дереву и наблюдал за водными шалостями детишек. К тому времени уже и Цукико с Хаджиме присоединились к борющимся Минато и Кушине. Брызги так и летели, пока беловолосого дзенина не накрыло с головой волна.
- Хе-хе-хе, детство, - вытирал мокрую макушку Джирайя. – Эй, вы, не забывайте. Вам еще мусор соби…
Новая волна заткнула отшельника.
***
К границе Страны Огня приближался одинокий шиноби. Картина, представшая его глазам, поразила даже этого человека, славившегося своим хладнокровием.
- Не может быть…
Огненные всполохи заката озаряли жутким светом поляну, залитую кровью убитых шиноби Листа.

0

13

История пятая: Черные птицы – признак беды.

Бежать, бежать, бежать… Не вздохнуть. Сажа забивается в горло. Кругом огонь. Крики. Зажать уши, и вновь бежать. Спотыкаться. Что это? Чья это рука? Лицо… Маска, искаженная ужасом. Губы, искривленные предсмертным криком. Глаза, застывшие навсегда. Мама? Нет… НЕТ!
Кровь. Везде. Чья? Почему? Не надо! Отодвинуться от трупа. Подняться на ноги. Слезы… Они не помогут. Страшно… Страшно!
Крик. Что это?! Птица. Черная птица. Смотрит в глаза, заглядывает в душу. Эти зрачки… В них смерть. Зачем я смотрю?! Отвернуться. Бежать. Прочь. Прочь! Прочь!!
Тупик. Не выбраться. Не могу дышать. Жжет внутри. Задыхаться. Сжаться в комок. Забиться в угол...
Тень? Кто это? Надвигается. Ближе. Звериный оскал. Меч, занесенный над лицом. Я умру? Умру?! Взмах...
- Неееет! – Кушина выпрямилась на кровати.
Ее тяжелое дыхание раздавалось в тишине ночи. По лицу бежали струйки слез.
- Почему? – всхлипнула девочка, сжавшись в комок.
Боль не уходила, пережитый ужас накрывал с головой. Лицо убитой матери не желало отпускать сознание девочки. Еще долго в ночи раздавался горестный плач Узумаки Кушины.
***
По темному лесу бесшумно передвигался шиноби. Кровь медленно текла по венам. Сердце стучало ровно, отзываясь лишь на быстрый и размеренный темп бега. Былое спокойствие вернулось к нему. Но даже сейчас, в уравновешенном состоянии картина бойни не покидала человека. «Что за странные техники были к ним применены. Такое чувство, что их просто сжали в тисках и вывернули наизнанку». Расплющенные тела товарищей представали перед мысленным взором бледного, молодого человека. «В любом случае, старик ошибся. Чертов Третий!» Орочимару стиснул зубы. «Ему уже давно пора на покой, а он все еще цепляется за свою должность». Повелитель змей остановился на очередной ветке. «Что ж, это мой шанс. Если я докажу не дальновидность Сарутоби, совет селения, наконец, прислушается к доводам рассудка. У Конохи будет новый правитель». По белому лицу скользнула злорадная усмешка, и кончик змеиного языка облизал губы. «Теперь мне ничего не помешает».
Змеиный саннин так углубился в свои мысли, что чуть не пропустил летящие в его направление кунаи. Однако, оточенные рефлексы сработали безошибочно, и Орочимару с легкостью уклонился от ножей, спрятавшись в крону лесного массива. «Это было слишком близко. Нужно быть более сосредоточенным».
- Кажется, птичка упорхнула, - послышался голос, будто бы раздававшийся отовсюду.
«Проекционная Техника? Ясно. Они скрывают свое местонахождение, рассеивая голос по воздуху». На губах ниндзя Листа появилась жуткая улыбка. «Но вы не на того напали».
- Нинпо. Сокрытые Змеи, - прошептали губы бледнолицего, темноволосого шиноби.
Под ногами Орочимару зашевелился ворох змей и растворился в ночи. Через несколько мгновений послышались протяжные крики людей, которых душили рептилии. Хруст сломанных позвонков сладчайшей музыкой отдавался в ушах шиноби, заставляя зловеще улыбаться. «Мои милые крошки найдут вас, даже если вы устраните все запахи и звуки. Но вы не сможете избавиться от тепла своих собственных тел. От их инфракрасного зрения не уйдет никто». Уцелевший ниндзя вылетел из кроны деревьев, отбивая прыгающих на него змей кунаями.
- Хе-хе-хе, - приглушенно рассмеялся саннин. – Кажется, единственные птички здесь вы, попавшие на корм хищнику.
- Не будь таким наивным! – сверху на Орочимару надвигалась тень.
Змеиный повелитель небрежно увернулся от атаки катаной. Шиноби, бросившийся на него, отскочил в сторону и уставился на своего противника. Все тело нападавшего вдруг парализовало, во рту пересохло и мужчину захлестнул животный ужас.
- Ч… Что это? Такая сильная… жажда убийства.
Взгляд человека встретился с вертикальными зрачками змеиных глаз Орочимару. Его собственная рука подняла меч и пронзила себя.
- Акх, кха - из горла вырвался кашель, и полилась кровь. – Чт… что ты… такое?
- Разве хищник должен что-то объяснять своей жертве? – оскалился Орочимару.
Поверженный враг лишь тихо выдохнул и замер. Саннин склонился над лицом человека, разглядывая протектор. «Камень. Значит, я был прав. Они начали действовать. Теперь главное успеть в Коноху…»
- Хм, считаешь, что выкрутился? – раздалось над самым ухом Орочимару.
Саннин отпрянул от голоса и тут же почувствовал, как его что-то скрутило. По лицу шиноби Листа заходили желваки. На свет вышел его противник, и в глазах Орочимару появилось недоумение.
- Вы?... Но, мы же…
- Хех, - рука врага незаметно шевельнулась.
Вдруг внутри будто что-то хрустнуло и темный лес огласился страшным криком Орочимару, заставившим вспорхнуть над чащей с громким клекотом стаю черных птиц.
***
Минато проснулся поздно. Его немного лихорадило после вчерашних водных процедур. Мальчик медленно выполз из кровати и, громко чихая, поплелся в ванную. Картина, представшая перед ним в зеркале, его вовсе не обрадовала. С гладкой поверхности на Намикадзе взирал его хмурый двойник с красным носом и повисшими как сосульки волосами.
- Вот говорила мне вчера Цукико, чтобы больше не доставал Кушину, а я не послушался. Вывод: женщины иногда говорят не только глупости, - тяжело вздохнув, паренек полез в шкафчик за аптечкой. - Мне надо быть в форме, вдруг небо сжалиться надо мной и сегодня будет нормальная миссия. – Он вытащил лекарство и с хитрецой взглянул на свое отражение. – Интересно, а как там Узумаки?
Тут в дверь кто-то забарабанил. Намикадзе пошел открывать и застыл от неожиданности, увидев перед собой объект, помянутый не более минуты назад.
- Мда, мысли материальны, - тихо пробурчал он себе под нос.
- Ты сейчас что-то сказал? – подозрительно посмотрела на него девочка.
- Нет, что ты, - с самым невинным видом парировал блондин. – И каким же ветром тебя занесло?
Кушина мялась на месте, не зная, что сказать.
- Меня Цукико отправила, - нахмурилась она и с вызовом взглянула на мальчишку. - Она сказала, что ты никогда не опаздываешь на тренировки, вот и беспокоится о тебе.
- Да, правда, что ли? – ехидно начал Минато, но тут громко чихнул.
- Ты заболел? – вдруг встревожилась Кушина, проходя в комнату.
- Нет, просто пыль в нос попала, - гнусавя, проворчал Намикадзе. – И вообще, ты то чего волнуешься?
- Я вовсе не волнуюсь, - обиженно поджав губы, произнесла рыженькая. – Нужен ты мне больно. Если ты здоров, то идем. Нас все ждут.
Резко развернувшись и чеканя шаг, Узумаки вылетела из квартиры Минато.
- А я то уж обрадовался, - грустно вздохнул мальчик, но тут же разозлился на себя. – О чем я вообще думаю? Это же Кушина.
Быстро проглотив таблетку, зажатую все это время в руках, и скривившись от омерзения, он поплелся вслед за девчонкой.
Они медленно брели по пустому селению, что сразу же бросилось в глаза парнишке. «Как-то необычайно пусто сегодня. С чего бы это?» Кушина шла, опустив голову и смотря себе под ноги. Вид у нее был отрешенный, даже поникший. Намикадзе заметил это состояние Узумаки.
- Что-то случилось? – небрежно поинтересовался он, закинув руки за голову.
Девочка молчала. Проснувшись ночью от кошмара, она долго не могла заснуть. Ей было очень одиноко и страшно, хотелось выплакаться, поговорить с кем-то. Но почему-то воображение услужливо подсовывало ей образ этого задиристого блондина. Когда утром, придя на полигон, она не обнаружила этого зазнайку, ей вдруг стало очень тоскливо. Но тут Цукико предложила сходить за ним. Кушина сама не заметила, как уже шла к его дому. Правда, «радостное» приветствие Намикадзе несколько охладило ее. Вспомнилось, что у них «холодная война», хотя и не понятно с чего вдруг завязавшаяся. И все же, где-то в районе груди лежал тяжкий груз, давивший на сердце. Кушина подняла глаза, застывшие в неимоверной тоске, и взглянула на мальчика. От этого ее взгляда к горлу Минато подкатил ком, он еще никогда не видел, чтобы в глазах человека было столько боли.
- Я… - начала Кушина.
- А, вот вы где! – оборвала речь девочки, подбежавшая к ним Цукико. – Ты в порядке, Минато?
- Да, - зло глянул в сторону подруги Намикадзе. Он понял, что Кушина что-то хотела сказать, перед тем как ее бесцеремонно прервали. Он грубо произнес. – Вы должны ждать нас на полигоне.
Цукико нахмурилась, ей не понравился тон Намикадзе, он никогда раньше так с ней не говорил. Но тут она посмотрела в сторону отвернувшейся Кушины. Интуиция подсказала Такани, что она пришла не вовремя. Но было уже поздно и девочка, громко вздохнув, произнесла.
- Там нечего делать. Джирайя-сенсей сказал, что у нас сегодня нет заданий, и мы можем быть свободны.
Минато нахмурился. Что-то было явно не так. Пустое селение, отмена тренировки, да и с Узумаки непонятно что творилось.
- Как думаете, что происходит? - тихо обратился он к девчонкам.
Кушина внутренне сжалась, сразу вспомнился подслушанный разговор Третьего с Джирайей. «Но ведь сенсей сказал, что ничего страшного нет. Что Коноха сможет постоять за себя. Тогда почему… почему мне так жутко, как будто…» Дальше девочка не смогла додумать, так как перед ее лицом кто-то махал рукой.
- Ау, Цукико вызывает Кушину. Дома есть кто-нибудь? - рыженькая удивлено моргнула. - Ну, наконец-то, а то я уж подумала, что ты заснула.
Такани весело улыбнулась, от ее улыбки на сердце Узумаки сразу же отлегло.
- Извини, я задумалась.
Черноволосая девочка вплотную приблизилась к Кушине и тихо заговорила ей в лицо.
- Дай-ка догадаюсь о чем. О таком светловолосом, голубоглазом…
- О чем вы там болтаете? - повернулся в их сторону Минато, который в это время как раз здоровался с подошедшим Хаджиме.
- Ни… ни о чем! - выпалила Кушина, залившись густой краской. Она схватила подругу за руку, оттащила подальше от мальчишек и зашипела на ухмыляющуюся Такани. - Что за бред ты несешь, а?!
- Хи-хи, будто я не вижу, как ты смотришь на Минато, Кушина, - придушенно рассмеялась Цукико. - Утром вон как стартанула, когда я предложила проведать его.
- Да он мне ни капельки не нравится. Вот нисколечко, - с оскорбленным видом отвернулась Узумаки.
- Угу, а я реинкарнация Будды, - не унималась черноволосая.
- Цукико!!
- Эй, - двинулись в их сторону мальчишки. - Да что вы там так бурно обсуждаете? Может, с нами поделитесь.
- Мы тут как раз обсуждали, - весело начала Такани, - что Кушине нравится…
Рыженькая закрыла болтливой подружке рот рукой, практически придушив при этом и нервно смеясь, закончила.
- Рамен. Давайте сходим что-нибудь перекусить, раз уж тренировку все равно отменили.
Намикадзе переводил непонимающий взгляд с одной на другую, явно не зная, что сказать на это. Но тут заговорил Саито.
- Я за, - улыбнулся мальчик, - а потом можно помочь Кушине-тян переехать в новую квартиру.
- А? - девочка удивленно взглянула на него. - Точно, я и забыла. Только мне туда перевозить нечего, у меня вещей никаких нет.
- Не боись, - вывернулась, наконец, из ее захвата Такани, - мы с Хаджиме уже все подготовили. Так небольшой вклад, подарок на новоселье.
«Когда они успели?» Потрясено разглядывала улыбающихся друзей Кушина. Тут ее взгляд метнулся в сторону Намикадзе.
- А ты что-нибудь для меня приготовил? - ехидно произнесла она, прищурив глаза.
- Эээ… - мальчик смущенно потер шею, - ну…
- Ясно, - горько вздохнула рыженькая, - гении не утруждают себя проблемами мирских обывателей.
Минато надулся и уже собирался сказать что-нибудь едкое, но тут встряла опять Цукико.
- Не волнуйся, Кушина. Мы отвели ему отдельную миссию, - она хитро подмигнула подружке.
Блондин насторожился.
- И какую это миссию вы мне приготовили?
Черноволосая злорадно рассмеялась.
- Обеспечение провиантом всех четверых!
- ЧЕГО?! Вы меня разорить хотите?! - заорал Намикадзе.
Но его уже никто не слушал, друзья смеялись во всю и через несколько секунд к ним присоединился и сам Минато.
***
В обширном помещении в резиденции Хокаге шло срочное собрание всех шиноби не ниже рангом чунина. Третий задумчиво выпустил облачко дыма и сквозь повисшую на мгновение завесу взглянул на своих подчиненных.
- У нас до сих пор нет данных от разведчиков, отправленных несколько дней назад в Камень. Однако, мы уже не можем отрицать нависающей угрозы войны. К тому же само исчезновение шиноби говорит об этом. Также утром к нам не пришел ежедневный отчет с южной границы, - докладывал со своего места невысокий, поджарого телосложения темноволосый дзенин, с хвостиком на затылке.
- Хорошо, Шикаши, - вздохнул Сондайме, - спасибо. Итак, вы видите, что ситуация складывается критическая. Но мы до сих пор не знаем намерений противника. И все же попрошу усилить вашу бдительность, особенно это касается начальников постовой службы. Укрепите границы селения, а также подготовьте убежища для населения, а также обеспечьте, чтобы в пещерах было достаточно провизии…
- Простите, Хокаге-сама, - перебил его молодой, беловолосый человек, сидевший в первом ряду.
- В чем дело, Сакумо? - нахмурился правитель.
- Я просто хотел узнать, возможно, следует отправить отряд к границе и разузнать, что там произошло.
- Хм, - прикрыл глаза Сарутоби, сцепив перед лицом кисти рук в замок. - Об этом я тоже уже думал.
- Мой отряд готов выступить уже сегодня, - произнес шиноби, поднимаясь с места.
- Нет, - взглянул в его сторону Третий, - твоя задача будет в обеспечении безопасности селения.
- Но…
- Послушай, Сакумо, - прервал недовольный возглас Третий, - я знаю что ты, не смотря на свой юный возраст, очень сильный шиноби и не зря получил прозвище Белого Клыка Конохи. Однако, тебе не о чем беспокоиться, к границе уже направляется специальный отряд особого реагирование.
Хатахе Сакумо вздохнул и опустился на свое место.
- Вы ведь отправили их, да?
Сарутоби лишь улыбнулся.
Минато и Хаджиме затаскивали на второй этаж ветхого дома кровать, а девчонки весело щебетали за их спинами и несли менее тяжелые предметы. Как только они поднялись в небольшую, однокомнатную квартирку Цукико принялась хлопотать на кухне и готовить обед. Кушина разбирала принесенные до этого остальные вещи. Мальчишки повалились на пол и тяжело отдувались.
- Можно было обойтись простой циновкой, зачем тебе сдался этот монстр? - вздохнул блондин, с трудом повернувшись в сторону новоявленной хозяйки.
- Сам спи на полу, - буркнула Кушина, развешивая одежду в шкафу, уже имеющемуся в квартире, чему несказанно порадовались оба ее напарника. - Я все-таки дочь дайме, хоть и бывшая.
Намикадзе лишь закатил глаза к потолку.
- Ой, Кушина! - радостно впорхнула в комнату Цукико. - А у тебя тут еще и балкон есть.
- Ага, отсюда красивый вид, - довольно произнесла девочка, - ты уже видела?
- Нет. Пойдем вместе, - подружки убежали.
Саито скосился в сторону Минато.
- Ты заметил? - тихо произнес он, осторожно оглядываясь на девочек, оживленно болтавших на балконе.
- Угу, - пробормотал блондин. - Что-то происходит в деревне.
Хаджиме кивнул.
- По дороге на полигон я встретил Шикаку, он сказал, что всех шиноби не ниже чунина собирают во дворце на экстренное собрание. А генины были сегодня распущены по своим делам и даже в Академии отменили уроки.
- Он слишком болтлив, - нахмурился паренек, - прямо находка для шпиона.
- Все еще злишься, что Джирайя-сенсей не пустил нас на экзамен на чунина, в то время как все наши однокурсники сдавали его?
- Ха! - хмыкнул Минато. - И толку? Все же провалились.
- Шикаку сдал, - усмехнулся Хаджиме.
- Так он и не из нашего потока, - надулся Минато. - И это его уже третий экзамен. К тому же, - мальчик повернулся в сторону девчонок на балконе, - сенсей не хотел рисковать, теперь с нами Кушина, и даже два месяца тренировок не помогли бы ей пройти этот тест.
- Да, - вздохнул товарищ. - Это точно, хотя Кушина-тян уже многому научилась.
Намикадзе подозрительно скосился на друга.
- Она тебе нравится что ли?
Хаджиме заалел, как только что распустившаяся роза.
- Минато-кун, что ты такое говоришь?
- Хех, - закинул за голову руки паренек, - ладно, не отпирайся.
Саито взглянул на блондина.
- Если здесь кому-то и нравится Кушина-тян, - мягко протянул он с лукавой усмешкой, - так это тебе.
- Ты что, сбрендил?! - заорал паренек и вскочил на ноги.
Хаджиме широко улыбнулся, но тут же стал серьезным.
- Сейчас это неважно. К тому же, я хотел поговорить о том, что происходит в деревне. Ты думаешь, что снова будет война?
Минато вздохнул и опустился на пол рядом с другом.
- Я не знаю. Но деревня к чему-то готовится, это очевидно. Нужно поговорить об этом с Джирайей-сенсеем, уж он то точно знает.
Мальчик с ежиком коротких волос кивнул на эти слова.
- Я уже спрашивал его, когда Цукико побежала искать вас, чтобы предупредить об отмене тренировки. Он сказал, что беспокоиться не о чем.
Минато скосился в сторону друга.
- Если так, то может, и зря мы суетимся?! Хотя, меня все время за сегодняшний день не отпускает какая-то тревога…
Но Хаджиме его не слушал, а к чему-то принюхивался.
- Тебе не кажется, что что-то горит?
- Аааа! - в комнату влетела Цукико с безумными глазами. - Я же не выключила плиту!
Вся четверка бросилась на кухню, с которой уже валил черный дым.
- Кхе-кхе, - размахивал полотенцем Намикадзе, - Цукико - хреновая из тебя хозяйка.
- Заткнись, Минато! А то я заставлю тебя съесть эти обгорелые останки пирога!
- Вот именно! Какой прок от этих мальчишек?
- Ну, вот Хаджиме. Нам еще и досталось.
- Я вообще молчал.
Квартет вывалился на балкон и жадно стал ловить воздух.
- Это все ты виноват, Минато! - тут же набросилась на парня Кушина. - Не мог проследить за кухней?
- А меня никто не предупреждал за ней следить, между прочим!
- Можно было додуматься!
- Ну, кажись, жизнь налаживается, - подмигнул Хаджиме Цукико, яростно отирающей сажу с лица.
Девочка улыбнулась другу, отвернувшись от препирающихся товарищей.
- Если эти двое стали ругаться, то действительно все в порядке. Только вот есть хочется.
- Ага, - вздохнул мальчик и погладил себя по круглому, журчащему с голоду, животу.
На этот звук обернулась Узумаки и тут ее лица коснулась дьявольская ухмылка.
- У меня идея, - повернулась в их сторону Кушина. - Так как виновник нашего не состоявшегося обеда найден, - она ткнула пальцем в сторону нахмурившегося Минато, - то пусть он и оплачивает нам обед в Ичираку Рамен. Кто за?
Цукико и Хаджиме синхронно вскинули руки.
- А меня кто-нибудь спросил? - разозлился светловолосый паренек. - Между прочим, это Цукико сожгла пирог.
- А тебе право голоса не давали, - показала ему язык Узумаки и вместе с Цукико выскочила на улицу. - Долго вы еще?
Хаджиме виновато развел руками.
- Прости, Минато-кун, но если девчонки что-то вбили себе в голову, их же не переубедишь. Женская солидарность. А я не люблю конфликтов.
- Еще друг, называется, - буркнул Намикадзе и тяжело вздохнул, - ладно, идем кормить этих негодяек. И в честь мужской солидарности, ты оплачиваешь половину обеда.
- Минато-кун!
***
В молчаливом лесу не шевелились даже кроны деревьев. Не было слышно обычное перекликание птиц, не было шуршание на земле животных. Зеленный массив раскинул свое массивное тело и словно застыл, выжидая. И товарищ ветер был солидарен с ним, спрятавшись под пологом растительного океана, зорко наблюдая.
Но через мгновение тишина была нарушена. По лесу бежали двое шиноби, один вырвался вперед и что-то бурчал себе под нос.
- Джирайя, - раздался недовольный оклик сзади, - притормози уже.
- Цунаде, разве ты не понимаешь? - оглянулся назад беловолосый саннин, но скорость сбросил, - этот сукин сын до сих пор не вернулся. Будь он проклят!
Светловолосая девушка тепло улыбнулась.
- Волнуешься за него, да?
- Да кому нужен этот чертов Орочимару! - выпалил Джирайя, с такой силой приземлившись на очередную ветку, что из-под ног у него полетели щепки.
- Ну, мне-то можешь не врать, - ухмыльнулась Цунаде. - Однако, можешь за него не переживать. Он сильный. По крайней мере, сильнее тебя, - подколола друга девушка, надеясь вывести его из мрачного расположения духа.
Но Джирайя не повелся на ее провокацию.
- Я знаю, что Орочимару силен, - серьезно произнес он, увеличивая темп бега, - именно поэтому я не понимаю, почему он до сих пор не вернулся. Если только…
- Даже не думай об этом! - заехала ему по голове девушка, отправив в полет к земле.
- Ааа, - застонал из образовавшейся от падения воронки парень, - Цунаде, за что?
- За пессимизм, - довольно хмыкнула она, поправляя хвостик на голове. - Давай передохнем немного, целый день ведь в пути.
Куноити уселась под деревом. Джирайя выполз из своего кратера и, морщась и потирая здоровенную шишку на затылке, поплелся в ее сторону. В нескольких шагах от нее он остановился и с удивлением уставился на нее. Цунаде подняла глаза и проследила за его взглядом, жилка рядом с правым глазом девушки нервно вздулась.
- Ты, чертов извращенец! Сколько можно пялиться на мою грудь! - она замахнулась, чтобы врезать ему.
- Нет-нет-нет, Цунаде, - отпрыгнул от нее беловолосый шиноби, размахивая руками, - я не смотрел на твою грудь, правду тебе говорю. Там и смотреть-то не на что… - тихо проворчал он себе под нос.
- ЧТО ТЫ СКАЗАЛ?! - закатала рукав девушка.
- Ничего! - отскочил он от нее еще на пару метров. - Я просто удивлен, что ты не надела свое ожерелье, вот и все. Ты же никогда его не снимала.
Цунаде опустила глаза вниз и поумерила свой пыл.
- Так ты об этом, - спокойно произнесла она, усаживаясь обратно. - Я его подарила Наваки. У него сегодня день рождение, - грустно закончила девушка.
Джирайя улыбнулся.
- Он ведь у тебя недавно стал генином? Взрослый уже.
- Да, - Цунаде закрыла глаза, - но я за него так волнуюсь.
- Тебе не о чем беспокоиться, Цунаде, - опустился беловолосый рядом с ней. - Он у тебя замечательный и мечта у него прекрасная.
- Почему все мальчишки так стараются стать Хокаге? - вздохнула девушка. - Вон и твой ученик, Минато тоже все время об этом талдычит.
- Хех. В их возрасте это самое то. Есть куда развиваться, есть к чему стремиться, есть для чего жить. Из таких, как они и получаются самые лучшие Хокаге. Сама, наверное, тоже бы хотела в тайне стать Хокаге, а Цунаде?
- Нет, - усмехнулась светловолосая куноити, - я никогда не мечтала об этом, да мне и не светит.
- Не загадывай наперед, - подмигнул ей Джирайя и поднялся на ноги. - Все, отдых окончен. - Тут же на его лицо набежала тень. - Нужно найти Орочимару как можно скорее и вернуться в деревню.
- Да, ты прав, - последовала за ним девушка.
***
Ребята возвращались из Ичираку Рамен, довольные и сытые. На перекрестке они остановились.
- Ну, до завтра, - помахала Цукико рукой и они с Хаджиме свернули направо.
Кушина смотрела им вслед с тихой грустью в глазах.
- Они такие замечательные, - прошептала девочка.
- Такими и должны быть настоящие друзья, - назидательно произнес Намикадзе.
Узумаки опустила голову, и уголки ее губ дрогнули.
- В чем дело, Кушина? - обеспокоено взглянул в ее сторону мальчик.
- У меня раньше никогда не было друзей, - тихо произнесла рыженькая.
- Эээ… - смутился паренек, - зато теперь появились. Разве ты не рада?
- Нет, я рада, - вскинулась девочка, но тут же опустила глаза, - просто…
В голове вновь вспыхнул ночной кошмар.
- Ты сегодня сама не своя, - заглянул в грустное личико девочки мальчишка. - Утром ведь ты хотела о чем-то поговорить?
- Я… нет, то есть… - Кушина так сконфузилась, что даже отвернулась от уж очень внимательного взгляда Намикадзе.
Она рассеяно смотрела по сторонам, пока ее взгляд не наткнулся на забор. На щербатых досках восседала черная птица и пристально смотрела на девочку. В ее черных, напоминающих блестящие пуговицы, глазах Кушина увидела свое отражение. Краска сошла с ее лица, и она невольно отшатнулась от напугавшей ее птицы.
- Эй, ты чего? - подхватил падающую девчонку Минато.
- Эта… эта птица, - задыхающимся голосом прошептала Узумаки.
- Да это просто ворона. Не знал, что ты какую-то дохлую пичугу испугаешься.
Узумаки оттолкнула блондина и закричала.
- Ты дурак, Минато! - из ее глаз брызнули слезы.
Намикадзе ничего не понимал, он лишь видел, как храбрая и бойкая Кушина трясется, словно осиновый лист. Ему было неприятно видеть слезы в ее глазах и хотелось защитить эту казавшуюся совсем хрупкой и беззащитной девочку.
- Ну, хочешь я в нее камень брошу и она улетит? - беззлобно произнес он, разворачивая девочку к себе лицом.
- Нет… нет, - шептала Кушина, пытаясь стереть непрошенные слезы с лица. - Прости… я не должна была пугаться. Но…
- Что?
- Мой отец всегда говорил, что черные птицы - это признак беды. А если заглянуть им в глаза, то можно увидеть свою судьбу. Он всегда остерегал меня смотреть на них. А я не…
- Что за глупости ты говоришь, Кушина?! - разозлился паренек. - Это просто предрассудки, бабушкины сказки. Нельзя верить такой чуши.
Кушина покачала головой.
- Я тоже так думала и в тот день специально посмотрела в глаза черному ворону, прилетавшему в наш сад.
- Кушина… - мальчик печально смотрел на нее, опустив руки.
- Это моя вина, - всхлипнула девочка. - Они все умерли из-за меня…
- Узумаки, замолчи! - крикнул Минато, испугано смотря в глаза рыдающей девочки и встряхивая ее за плечи. - Ты не виновата! Уясни себе это!
- Не могу, - покачала головой Кушина. - Все возвращается, вновь и вновь. Кошмары, они приходят каждую ночь. Тот день… Я боюсь.
Намикадзе сгреб дрожащую девочку в охапку.
- Тебе нечего бояться. Это просто дурацкие сны, - ласково гладил он ее по волосам.
- Я боюсь не кошмаров, - плакала Кушина у него на груди, - я боюсь, что все, что со мной происходит сейчас, просто сон. А завтра, когда я проснусь, снова будет огонь и смерть…
- Глупая, - прижался к ней мальчишка, пытаясь своим теплом прогнать дрожь в ее теле, - разве ты не чувствуешь, что я не сон. Цукико, Хаджиме, сенсей, Коноха - это все реальность.
Узумаки начала затихать в объятиях паренька.
- Я не позволю тебе больше видеть эти кошмары, Кушина. Обещаю, что защищу тебе. Клянусь, как будущий Хокаге Скрытого Листа, - он отодвинул ее от себя и улыбнулся такой лучезарной улыбкой, что Кушине не оставалось ничего другого, как улыбнуться в ответ.
- Ну, только, если как Хокаге, - шмыгнула она носом, но тут же отпихнула его от себя и надменно добавила. - И все равно ты им не станешь, и не смей меня лапать!
- Чего?! - взъярился Минато. - Что эта за слова? Я ее тут утешаю, а она…
- Тоже мне, утешитель и защитник нашелся, - хмыкнула девочка и развернулась, чтобы уйти. - Пока, будущий Хокаге.
- Ты просто ведьма, Кушина! - заорал он ей вслед.
Девочка обернулась, улыбнулась до ушей и показала ему язык. Потом она побежала и скрылась за поворотом. «Спасибо, Минато», - шептала Узумаки, направляясь к себе домой.
Паренек еще постоял немного, глядя в след убегающей подруги. Его беспокоили ее слова, ему не нравилась обстановка в Конохе, он волновался за сенсея. Целый котелок чувств и эмоций бурлил в душе паренька.
- Я ведь не шутил, Кушина, - тихо произнес он.
И направился в сторону своего дома, но прежде он прогнал напугавшую девочку ворону с забора. Черная птица с громким карканьем метнулась в воздух и улетела прочь, туда, где у самой границы селения собиралась ее стая.
На Коноху надвигалась гроза.

История шестая: Без объявления войны.

Часть первая: Зависть

Тихий шелест листьев над головой действовал умиротворяющее. Свет восходящего солнца озарял верхушки деревьев и медленно просачивался в темноту предрассветного леса, косые лучи ложились на земляной покров, усыпанный опавшей листвой. Под ногами медленно бредшего по чаще леса человека они сминались и рассыпались в прах. Шиноби покачивало из стороны в сторону, и он то и дело хватался руками за стволы, чтобы удержать равновесие. По бледному лицу молодого мужчины стекал пот, и в тишине раздавалось его тяжелое, надсадное дыхание. Рядом с большим дубом силы покинули его, и он рухнул на колени.
- Про… клятье… - Орочимару уронил голову на свои руки и запустил пальцы в волосы.
Перед глазами вспыхнула недавняя схватка.
***
- Вы?.. Но, мы же…
- Ты сильный, - смеялся голос. - Но с моей техникой тебе не справиться.
Орочимару посмотрел на свои руки, их окутывал песок и мертвой хваткой сжимал, ломая кости. Гримаса боли исказила лицо змеиного повелителя. Кроваво-красная луна взошла над лесом, озаряя место боя. Напротив шиноби из Листа стоял его противник. На протекторе молодого парня, совсем еще ребенка отчетливо выделялся в страшном свете знак Деревни Скрытой в Песках.
- Песок объединился с Камнем, и собирается напасть на Лист. Я прав? - прошипел Орочимару.
Песчаный рассмеялся, поднимая руку.
- Ты сам сказал, что хищник ничего не обязан объяснять своей жертве. Знаешь, змеи всегда были любимой добычей ястребов, - сощурился противник и сжал ладонь. - Пустынный Гроб!
Покров, окутавший все тело ниндзя Листа, с громким шелестом сжался и взорвался дождем песчинок, покрасневших от крови жертвы.
Красноволосый джонин Песка подошел к трупу, песок медленно осыпался с него. Глаза молодого парня сузились.
- Он… сбросил кожу?
- Хе-хе, - Орочимару стоял в нескольких шагах от него. - Иногда глупые ястребы могут быть съедены большими змеями.
- Кто ты такой?
- Это уже не имеет значение. Стихия Огня. Мифический огненный дракон!
Змеиный повелитель полыхнул пламенем в своего противника. Но тот лишь усмехнулся.
- Нинпо. Песчаный Щит!
Огонь разбился о стену выросшего из-под ног шиноби песка. «Черт! Этот мальчишка действительно опасен. Если так пойдет дальше, то я впустую лишь растрачу чакру».
- Старикашкам, вроде тебя, не одолеть меня, - ухмылялся Песчаный.
- Старикашкам? - бровь Орочимару изумлено изогнулась.
Красноволосый, продолжая глумливо улыбаться, сложил руки на груди.
- Твои устаревшие техники на меня не подействуют. Смотри, ты уже выдыхаешься и это только после того, как использовал технику огня. Я всегда знал, что все шиноби Листа - жалкие слабаки.
- Я затолкаю тебе эти слова обратно в глотку, - прошипел змеиный повелитель, - сопляк!
- Попробуй! - руки шиноби Песка взметнулись. - Песчаная Волна!
Из земли под деревьями, на ветвях которых они стояли, взметнулась волна песка и бросилась на Орочимару. Шиноби мог лишь уворачиваться, а его противник хохотал и издевался над бледнолицым врагом.
- Смотри, песок, который сыпется из тебя, присоединился к моему и он тебя же и похоронит!
Змеиный повелитель уклонился от волны в воздухе и молниеносно сложил печати.
- Стихия Земли. Земляная Стена!
Земля вздыбилась и бросилась наперерез песчаной волне противника. Громкий взрыв от столкнувшихся техник сотряс воздух. Огромная просека поваленного леса пролегла в том месте, а двое противников уже стояли лицом к лицу.
- Для старикашки довольно не плохо, - ухмылялся красноволосый паренек, буравя врага пристальным взглядом.
- Для такого молокососа, как ты я и, правда, старик, - усмехнулся Орочимару, - но ты всего лишь ребенок, по сравнению со мной…
Громкий хохот Песчаного заставил шиноби Листа замолчать.
- Если ты думаешь, что твой боевой опыт больше, чем у меня, то ты глубоко заблуждаешься, - хищный оскал исказил губы паренька. - Я сражаюсь с пяти лет, и мой песок уже давно изведал человеческую кровь. Говорят, если испить кровь врага, то можно получить его силу. Как ты думаешь, скольких я уже убил?
- Что ты несешь? - змеиный повелитель нахмурился.
От этого мальчика шла невероятная жажда. Желание убивать. Его глаза сверкали маниакальным огнем. Даже Орочимару, много повидавшему за свою жизнь, становилось не по себе рядом с этим ребенком. Паренек ощерился.
- Мой песок впитывает кровь жертвы, это все равно, что выпить ее, - жуткая ухмылка становилась все шире и шире на лице Песчаного. - На моем счету уже больше тысячи убитых и я вовсе не собираюсь останавливаться. Я хочу стать сильнее, а, одерживая победу над очередным противником, я вижу, как моя сила растет. Когда-нибудь я стану Казекаге, и если для этого придутся пройтись по головам, то меня ничто не удержит.
Темноволосый джонин вздрогнул. Идеи этого мальчика были схожи с его, но вот безумие, которое исходило от парнишки, вызывало в мужчине дрожь. «Он очень опасен». Глаза Орочимару сузились.
- Вряд ли у тебя получится, - хрипло произнес он. - Я уже сказал тебе, ты всего лишь ребенок. Даже имея за плечами такой боевой стаж, тебе меня не побить…
- Хе-хе-хе! Ты не понял, - Песчаный не потерял ни капли самообладания. - Именно то, что я так молод и дает мне безграничную силу. А ты? Взгляни, ты уже на грани…
- Ты забываешься, пацан! - Орочимару вскинул руки. - Нинпо: Сокрытые Змеи!
Ворох рептилий вырвался из рук шиноби и бросился в сторону противника. Мальчишка ухмыльнулся и исчез.
- Не уйдешь!
Очередная порция змей взмыла в воздух, выискивая свою жертву. Но шиноби Песка лишь улыбался. Его пальцы сложились в печати, а губы прошептали.
- Стихия Ветра. Режущий поток!
Шквальный порыв обрушался на лес. Ураганный ветер валил все на своем пути, змеи Орочимару в секунду были рассечены его тонкими лезвиями. Ниндзя Листа с трудом удерживался за вековым деревом, гнувшимся под этими стихийными порывами, словно молодой тростник. А Песчаный уже стоял рядом.
- Пойми, старик, - глумливо улыбался он, - моя сила в молодости, поэтому ты проиграешь.
Губы змеиного повелителя растянулись в ухмылке, обнажая клыки.
- Что ты кичишься своей юностью? Она закончится раньше, чем ты успеешь опомниться…
- Я знаю, - ветер развивал красно-серые одежды мальчишки, делая похожим его на парящую, грозную птицу. - Но пока у меня есть время, я буду упиваться силой, а потом я создам самое мощное оружие, какое было на земле, в нем я воплощу все свои знания и умения, я сделаю его бессмертным! Запомни эти слова, старикашка. Запомни перед смертью меня, будущего Казекаге Песка, Собаку но Оотака.
Руки Песчаного взвились вверх, а в бушующем урагане заметались песчаные вихри.
- Песчаная Буря!
Столпы режущего песка обрушались на шиноби Листа. Орочимару понимал, что ему не увернуться.
- Призыв! - перекрывая ревущий ветер, закричал он.
***
Змеиный повелитель сидел под деревом, вновь и вновь прогоняя в памяти минувшую битву. Призванная змея вынесла его с поля боя, но поплатилась за это своей жизнью. Мужчина не чувствовал жалости к животному, оно для него было лишь приспособлением, удачно спасшим его жизнь. В эту секунду Орочимару испытывал лишь досаду и бессилие. Шиноби совершенно не волновала судьба родной деревни, больше в этот момент он переживал лишь за себя самого. Его рука скользила по уставшему лицу. Перед глазами застыла ладонь. На белой коже просвечивали четкие линии, столько он уже прожил. Сколько ему еще осталось? Шиноби Листа с ненавистью смотрел на свою руку. Злость, негодование, ярость смешались в нем. Тонкие пальцы сжались в кулак и ударили по рыхлой земле.
- Я проиграл мальчишке! - с отвращением в голосе прошипел Орочимару. - Это… невозможно. Как… Как так получилось?!
В голове всплывали слова недавнего противника: «моя сила в молодости». Орочимару скривился. Он всегда считал себя сильнейшим шиноби, способным стать настоящим правителем. Но в памяти всплыл образ учителя. Сарутоби ошибся, потому что стал сдавать. Старость… Утробный рык вырвался из глотки. Все из-за этого. Люди не вечны. Неужели, он когда-нибудь станет таким же? Даже сейчас, пребывая в самом расцвете сил, змеиный повелитель чувствовал какую-то обреченность. Он набрал в руку немного земли и стал смотреть, как она просачивается сквозь пальцы. Так и жизнь медленно уходит, оставляя лишь разочарование.
«…я буду упиваться силой, а потом я создам самое мощное оружие, какое было на земле, в нем я воплощу все свои знания и умения, я сделаю его бессмертным». Этот чертов мальчишка был прав.
Орочимару почувствовал неодолимую зависть к бывшему противнику, его молодости и силе, которая станет со времен только больше. А эти техники? Он отдал бы все на свете, чтобы заполучить их.
- Ненавижу, - прошипел темноволосый мужчина.
Как бы хотелось ему в эту минуту поменяться с тем мальчишкой местами. Иметь столько возможностей, быть всесильным!
Глаза вспыхнули опасным огнем. Он понял, чего хочет от этой жизни. Губы зазмеились в ухмылке.
- Мы еще посмотрим… - тихим, шипящим голосом рассмеялся Орочимару. – Я не позволю больше никому одержать над собой победу. И даже этой чертовой жизни!
Шиноби Листа улыбался. Глаза сами собой закрылись.
- Но сначала нужно отдохнуть.
Прошептал он, прислоняясь к стволу дерева и чувствуя, как кора становится мягкой, погружая его в себя. Это дерево даст ему жизненных сил, даже если после этого погибнет.
«…если для этого придутся пройтись по головам, то меня ничто не удержит». Слова Песчаного впились в мозг, но змеиный повелитель не чувствовал больше досады, он был с ними согласен.
- Этот мир будет принадлежать мне, - произнес он, прежде чем погрузиться в спокойный сон.

Часть 2: Нападение

Короткие вспышки молний озаряли мрачное, низко опустившееся небо, шквальный ветер стремился снести аванпосты на границе селения. Воздух был перенасыщен электричеством, и громовые раскаты только еще больше поселяли смуту в дежурных отрядах.
- Не нравится мне все это, - придерживая полы плаща, угрюмо произнес молодой парень, несший пост на южной стене.
Его напарник поплотнее закутался в тонкую материю своей накидки.
- Казуки, и так тошно. Не нагоняй тоску, - проворчал он. – Ну и погодка. Эх, сейчас точно лива…
Ослепительная вспышка света на мгновение лишила зрения шиноби, заставив прикрыть глаза. Взрыв последовал с секундным опозданием, обрушив смотровые башни и похоронив под обломками ниндзя Листа.
***
Кушина вскинулась на кровати, непонимающе уставившись в темноту. За окном бушевал настоящий ураган. Тут и там вспыхивали белые, фосфоресцирующие нити разрядов, голые ветви деревьев свирепо гнул бешеный ветер, и они жалобно бились об стекло, отбрасывая ужасающие тени на стены. Раскаты грома оглушали. У рыжеволосой девочки зуб на зуб не попадал от дикого холода, пробирающегося с улицы через не плотно прикрытое окно, противно скрипевшее от натисков шквала.
Узумаки с расширенными от страха глазами укуталась посильнее в одеяло, но тут ее с головой накрыла звуковая волна от пронесшегося по небу грома, что даже кровь в жилах застыла. «Разве может так греметь? – в ужасе думала девочка. – Нет, это…» И словно в подтверждение ее незаконченной мысли новая серия звуков от взрывов долетела в ее комнату. Кушина вскочила на кровати и прижалась к окну. В стороне южной границы разрастались языки всепожирающего пламени. Через минуту взвыла серена, ознаменовавшая собой первый уровень опасности.
- Нет… - губы Узумаки затряслись, а из глаз хлынули слезы. – Нет…
***
Минато не спалось. Буря за окном мало способствовало спокойному сну, но больше мальчишку тревожили собственные переживания, нежели причуды природы. Перед глазами все время всплывало испуганное лицо этой бестии, Кушины. Он никак не мог забыть то отчаяние, увиденное в ее взгляде. И самое противное было то, что паренек совсем не знал, как ей помочь. Намикадзе не мог вытравить пережитую боль из ее души, все, что ему оставалось, просто быть рядом.
Минато тяжело вздохнул и перевернулся на бок, но сильный взрыв вытряхнул его из постели и мальчишка больно приложился лбом об пол.
- Что за…
Светловолосый паренек вскочил на ноги и, потирая шишку, бросился к окну. С улицы доносились дикие завывание сирены, и творилось что-то несусветное. Перепуганные люди выбегали из своих домов, матери в спешке укутывали своих детей, во что попало, по крышам перескакивали шиноби Листа, что-то истошно вопя, пытаясь перекрыть своим криком вой сирены, громовые раскаты и череду взрывов, словно фейерверки вспыхивающие тут и там. Блондин широко распахнул глаза, не веря в то, что творилось на улице.
- Неужели…
Его словно подбросило на месте и, схватив свою сумку с оружием и натянув первые попавшиеся штаны, мальчишка выбежал из дома, забыв на полке свой протектор.
Толпа все пребывала, люди кричали, дети ревели в голос. От взрывных волн сотрясалась земля, и звенели стекла, в любую секунду готовые высыпаться грудой осколков на перепуганный народ. Минато дико озирался по сторонам. Не желая быть затоптанным в паники разбегающихся людей, мальчик запрыгнул на крышу и тут же увидел в нескольких метрах от себя Шикаку. Темноволосый паренек, бывший на пару лет старше его и недавно получивший звание чунина, кричал.
- Все направляйтесь в сторону резиденции Хокаге, там вас ждет эвакуационная группа. Без паники! Слушайте меня! Ааа, черт!!! – Нара рванул к маленькому мальчику, споткнувшемуся и растянувшегося прямо под ноги обезумевшей толпы.
Намикадзе был растерян. Только в эту минуту до сознания мальчишки дошло, что его родная деревня находится в большой опасности, только вот он совершенно не знал, как себя вести.
- Пацан! – хриплый голос раздался над самым ухом, и чья-то тяжелая рука легла на плечо. – Сообщение было для всех или ты глухой?! Тут тебе не парк аттракционов. Не хочешь сдохнуть, вали со всеми к дворцу Хокаге.
Светловолосый парень нахмурился и обернулся. Перед ним стоял высокий мужчина в черных очках и парой шрамов пересекавших лицо поперек.
- Я тоже ниндзя и хочу помочь…
Шиноби скептически изогнул бровь, будто не веря его словам.
- Если так, - насмешливо произнес он, - то не стой столбом. Нужно донести до этого стада, куда им идти…
- Как вы можете так говорить! – взъярился блондин. – Эти люди…
Мужчина схватил его за ворот футболки и потянул к своему лицу. Выдавливая слова сквозь зубы, шиноби прохрипел мальчишке в лицо.
- Слушай сюда, сопляк! Все что ты видишь перед собой сейчас – это стая обезумевших животных, подвластная только одному инстинкту самосохранения и еще неизвестно, что больше принесет им вреда: вторжение врагов или их собственная паника. Можешь, верить мне или нет, но я люблю деревню и ее жителей, именно поэтому мы должны помочь этому стаду вернуть разум. Это тоже часть работы шиноби, уяснил?!
Намикадзе виновато повесил голову.
- Простите, - еле слышно промямлил он.
Шиноби выпустил его и похлопал по плечу.
- Ладно. Я понимаю, сейчас всем тяжело. Каждый человек на счету, даже генины все здесь. И если хочешь помочь, то присоединяйся к группе Шикаку и помоги с эвакуацией. И еще, передай внизу тем, - мужчина вздохнул, - людям, что мы сделаем все, что в наших силах, чтобы не допустить гибели мирного населения. Пока.
Он тут же исчез в облачке белого дыма. Минато несколько секунд взирал на пустое место, навсегда запомнив урок самообладания, преподнесенным ему в минуту отчаяния этим безымянным человеком. Мальчишка не знал, что буквально через час этот шиноби будет лежать с пробитой катаной грудью у южной границы и последняя мысль у него будет о родной деревне, за которую он отдал жизнь.
***
Южная часть селения яростно пылала, и жар от огня уже доходил до дома Узумаки. Девочка слышала крики людей внизу, чувствовала, как вибрируют стекла в окнах, видела шиноби, направляющих жителей в сторону дворца Хокаге, но… Но она не могла даже пошевелиться. Сведенные судорогой пальцы мертвой хваткой вцепились в подоконник, учащенное дыхание вырывалось из горла, а парализованный ужасом мозг не желал принимать данную ситуацию.
Кушина, словно зачарованная, следила за тем, как на ее глазах гибла Коноха. Слез уже не осталось и лишь прочерченные мокрые дорожки на щеках говорили о пережитом шоке. Рыжеволосая девочка находилась в состоянии полной апатии и не могла оторваться от бликов пламени, игравших на стекле. Это было даже красиво, вот только плач и взрывы, доносящиеся с улицы, напоминали, что там торжествует смерть.
Перед самым лицом Узумаки пронеслась какая-то тень. Девочка не пошевелилась, оставаясь в подобии транса. Ей уже было все равно, будто внутри что-то оборвалось. Но тут за окном на балкон кто-то приземлился. Мальчишка с протектором Конохи на лбу уставился на обмершую девочку. Он что-то крикнул ей, но она не расслышала. А потом раздался взрыв, вынесший окно и отбросивший Узумаки внутрь комнаты. Кушина вскрикнула от боли, ее лицо и руки были изрезаны осколками.
В комнату влетел паренек и подбежал к ней. Мальчик наклонился к ней, перекрикивая вой сирены и череду взрывов.
- Уходи! Они скоро будут здесь!
Узумаки замотала головой, что-то нечленораздельно мыча сквозь непослушные губы.
- Сдурела?! – вопил мальчишка, пригибаясь от очередного взрыва и пытаясь устоять на сотрясающемся полу.
Схватив ее за локоть, юный ниндзя потащил Кушину к выходу, но разум девочки словно заволокло кровавой дымкой и, вырвавшись из цепкого захвата, она отбежала в угол комнаты, в котором и забилась.
- Я никуда не пойду!!! – кричала она.
Темноволосый генин подскочил к ней.
- Ты умрешь, если останешься здесь!!!
- Какая тебе разница?! – зло закричала она, отбиваясь от него.
Парень усмехнулся и, опустившись на корточки рядом с ней, показал себе на грудь.
- Видишь? Это ожерелье моего деда, Первого Хокаге. И когда-нибудь я тоже стану Хокаге, поэтому я должен уже сейчас стараться помогать всеми своими силами нашему селению, ради этой цели. Ты тоже часть Конохи, я спасу тебе. Клянусь тебе, как Будущий Хокаге Скрытого Листа!
Кушина изумленно уставилась на мальчишку.
- Как… Хокаге, - прошептала она, невольно улыбнувшись.
- Идем, - он схватил ее за руку, одобренный этой улыбкой.
Рыжеволосая Узумаки повиновалась. Они выскочили на улицу и побежали.
- Как тебя зовут? – крикнула она ему в спину.
Парень обернулся и одарил ее своей лучезарной улыбкой.
- Сенджу Наваки, запомни мое имя, - и все еще удерживая ее за руку, потянул дальше от смертельных взрывов, уводивших землю под ногами.
- Я запомню… - прошептала Кушина.
***
- Сюда! Все сюда! – орал Минато, одергивая перепуганных людей и направляя их в переулок, ведущий к эвакуационной группе перед зданием Хокаге. – Мы вам поможем, слушайте нас!!!
- Минато! – за спиной кто-то приземлился.
Мальчишка обернулся, рядом с ним стояли взволнованные Цукико и Хаджиме.
- Вы здесь, - облегченно выдохнул он, но тут же растерянно моргнул. – А где Кушина?
- Кушины-тян нигде нет, - печально покачал головой Саито.
- Что?! – испуганно выдохнул блондин.
- Эй, что встали?! – Шикаку мрачно покосился в их сторону. – Давайте, за работу. Нам еще один квартал эвакуировать.
Намикадзе подбежал к нему.
- Ты видел Кушину?! – напряженно смотрел он в лицо темноволосому парню.
- Нет.
- Черт!!! – завопил Минато, бросившись прочь.
- Стой… - недоуменно выкрикнул он. – Саито, Такани, а вы куда?! Туда нельзя, южный квартал уже захвачен, эй!!
Но было поздно, все трое неслись в сторону пылающей границы селения.
«Беги, Кушина! Прошу тебя, беги!!!»

Часть 3: Марионетки

Мощные взрывы сотрясали воздух, пылавший нещадным огнем. Все правильно, Страна Огня и должна расцвести своим символом. Смуглый мужчина с волосами темно-красного дерева бежал по улице ненавистного Селения Скрытого в Листве. Его лицо застыло в хладнокровной маске, глаза ничего не выражали. Скольких он уже убил? Десять, двадцать? Не имело значение. Оружие не должно задаваться подобными вопросами, оно просто обязано четко и безоговорочно выполнять приказ. А эмоции? На войне нет места им. Акасуна но Каираи ничего не чувствовал. Он просто шел и убивал. Куда? Зачем? Для чего? Пустые вопросы. Ответов нет. Есть долг перед командным составом. Приказ. И все равно, что всего лишь несколько мгновений назад на его руках скончалась жена.
Мастер марионеточного искусства сжал кулаки. Это было не осознано. Мозг был пуст, а сердце… Его вырвали вместе с жизнью любимой.
Бойня. Они шли на убой, марионетки. Прозаично. Губы исказились в ухмылке. Точно, ими они и были. У кукол нет сердец, они просто безмозглые деревяшки, которых можно дергать за веревочки и послушные болванки бросятся в самое пекло. Это не обсуждается.
Очередной противник. Тоже кукла. Бесконечный театр. Но он быстрее и тело врага падает беспорядочной тряпкой. Какой по счету? Плевать. Не думать. Есть лишь приказ.
Но вот выветрить все из головы не получалось. Всплывало лицо Мичико. Вновь и вновь. Застывший кадр, невидимыми гвоздями вколоченный в мозг.
- Я – кукла, - шепчет командир вражеского отряда Песка. – Куклы не чувствуют.
Обман. Как глупо. Кому он дурит голову? Он может притворяться, он может машинально убивать, он даже все еще может следовать приказу, но… Он не может забыть. Ее глаза. Любимые, родные, самые драгоценные на свете... Невидящие и пустые. Мертва.
Но она знала, на что шла. Солдаты не имеют голосов. Они безликие, они послушные. Марионетки. И он главная кукла в этом театре смерти. Он может отдавать команды, и живые болванки безропотно бросятся выполнять его приказы. Сколько уже погибло ЕГО людей? Он не помнил, он не видел, ему было все равно. До ЕЕ смерти. Сердце, зачем оно так сильно сжимается? Зачем оно болит? Надо идти дальше. Вперед. Нет места эмоциям. Сейчас не до них. А потом? Что будет потом?
Акасуна но Каираи резко остановился и непонимающе огляделся на хаос, творящийся вокруг. Ради этого он пришел сюда? Ради того, чтобы видеть, как погибают его товарищи? Странно. Раньше он никогда не задумывался над этим вопросом. Во всех других битвах он безукоризненно выполнял команды. Он привык следовать правилам, этому всю жизнь учила его мать. Образ пожилой, суровой женщины всплыл в пылающем мозгу.
- Вы этого хотели, Чие-сама? – горькая усмешка.
Даже сейчас он не нарушит законов и как верный пес отправится дальше нести свою службу. Он впитал это с ее молоком. Закон. Правила. Приказы! Пропади все пропадом! Раньше ему было безразлично, всегда была отговорка. Солдат пал смертью храбрых. Благородная смерть на поле боя. В чем же заключается это благородство? Проклятье! Голова Каираи разламывалась на куски. Он верил. Он хватался за эту спасительную ложь, чтобы не видеть мерзости правды. И вот она, всплыла перед ним во всей красе. В глазах мертвой Мичико. Разве она заслужила смерть? И все они, эти молчаливые куклы, живые марионетки… Нет! Люди. Все эти люди, они заслужили смерти?! Кто дает право отнимать жизнь? Зачем вообще нужна эта кровавая резня?!
- Капитан! – окрик молоденького чунина вывел Каираи из раздумий. – Какие будут указания?
Акасуна вздрогнул, как от удара. Конечно, он ведь еще командует. Он все еще отдает приказы. Ненавистное слово! А этот парнишка… Сколько ему? Еще молоко на губах не обсохло. А ведь вот, смотрит на него преданными глазами. Марионетка. Стоит лишь сказать, и он бросится за него в драку, перегрызет горло противнику, сдохнет, но приказ выполнит. А ведь ему еще жить и жить. И что делать? Как ему теперь быть?
Он забыл. Акасуна но Каираи тоже болванка, которую дергают за ниточки. И ведь он также будет до последней капли крови бросаться в бой. Бессмысленный и беспощадный. Саркастическая ухмылка исказила рот мужчины. Приказы не обсуждаются.
- Только вперед. Живых не оставлять, - хриплым голосом произносит он.
И вновь кровь, вновь чье-то тело падает к ногам, вновь очередная жизнь обрывается. Джонин из Песка оглядывается по сторонам. Везде кто-то с кем-то сражается, отнимает чьи-то жизни. А ему нет дела! Да! Сейчас он просто машина для убийства. Этим все сказано. У него долг перед СВОЕЙ родиной. А на остальное ему плевать.
Бег возобновляется. Кругом идут схватки, а вот и очередной противник. Парень: молодой, а уже седой. Видимо часто сражался.
- Дальше не пройдешь! – голос уверенный, в глазах ледяная сталь.
Наивный. Ты ведь тоже только болванка. Твое начальство потянет за веревочку, а ты и рад радешенек. Песчаный смотрел на парня и ухмылялся.
- Уверен?
Как просто их убивать. И не важно, что эти куклы живые. Они отняли у него смысл жить. Они поплатятся за это…
Противники сошлись в рукопашной битве. Клинки кунаев разрезали своим протяжным свистом воздух. Они вертелись и кружились, поднимались на крыши полуразрушенных домов, и вновь сталь встречалась со сталью, высекая искры. Мастер марионеточного искусства лишь улыбался. Мертвые глаза не знали пощады. Незаметное движение кончиками пальцев и во врага летит рассеянный в воздухе дождь из холодного оружия. Седовласый парень отскакивает, но слишком поздно. На то и расчет. Из крыши под ногами вырывается новая порция ножей на тонких нитях чакры, припрятанная заботливой рукой Песчаного. Увернуться невозможно и острые клинки с противным хлюпаньем врезаются в тело шиноби Листа.
Однако, парень хорош. Отбил почти все кунаи. Почти… Алое пятно крови растекается по правой руке, свисающей бесполезной плетью из-за порванных сухожилий; из рассеченной брови бесценная жидкость заливает глаза. Ну, и что ты будешь делать? Каираи взметает руками, оброненные ножи опять в воздухе, нацеливают свои жала в беспомощного противника. Песчаный вновь атакует, а шиноби Листа лишь ускользает и отбивается. Тебе некуда бежать. Все кончено. Решающий бросок и противник уже прижат к стене. Алых цветов на его одежде все больше и больше. Акасуна смотрит в глаза шиноби. Сколько в них ненависти. Это тебе не поможет. И вновь легкие движение пальцами. Как хорошо, что здесь недавно произошел взрыв. Железная балка с легкостью пронзит этого настырного пацана. Седовласый стоит у развороченной стены какого-то дома. Здесь будет твоя могила. Ничего личного.
- Сакумо! – женский крик, словно эклектический разряд, ударил в воспаленный разум джонина Песка.
Слишком поздно реагирует мозг, а руки уже оправляют балку в беззащитную женщину справа от него. Беременную, мирную жительницу. Зрачки Каираи в страхе расширяются. Поздно. Ведь он видел, что недалеко отсюда шла эвакуация простого населения. Этот парень хотел увести его от того места. Разве он пришел сюда за смертью обычных людей? Он сражался с равными противниками, солдатами. А теперь? На его руках будет кровь невинной жертвы. И не одной. В зрачках глаз отражается ужас этой женщины, ее руки пытаются в последний миг укрыть еще свое не рожденное дитя. Он – убийца. Крик похожий на вой вырывается из его глотки. Но это война. На ней нет жалости к противникам, даже если это всего лишь простые люди. Они тоже только куклы.
Каираи закрыл глаза и отступил назад. Его мутило и качало. Отчетливый, вязкий звук пробитого балкой тела достиг его ушей. Почему она не кричит? Песчаный открыл глаза. Дрожащую всем телом женщину прикрывал тот самый парень, именно его плечо пробило оружие джонина.
- Са… Сакумо? – в глазах мирной женщины застыли слезы и неверие.
Ее трясущиеся пальцы ухватились за плечи шиноби Листа.
- Нозоми… - кровавый кашель заставил парня замолчать ненадолго. – Я тебе… приказал уходить…
- Но…
Акасуна дернулся, и его глаза сузились.
- Кто она для тебя? – какой холодный у него голос.
Удивительно, но, не смотря на то, что творится у него внутри, он все еще может контролировать свои эмоции, хотя бы снаружи.
Седовласый обернулся. От взгляда этого парня в груди Каираи, будто все перевернулось.
- Моя жена! – от гнева его трясет, и неконтролируемые потоки чакры вырываются наружу. – Я убью тебя!
Что это? Откуда у него столько сил? Каираи не может понять и вдруг перед глазами всплывает лицо Мичико. Нет, не то, холодное и равнодушное ко всему на свете. Ее образ, пропитанный безграничной любовью к нему - Акасуна но Каираи. Ведь будь сейчас он на месте этого парня, как бы он поступил? Песчаный вспомнил, за что хотел сражаться с самого начала, ради чего пришел в это селение. Дело было не в приказах и не в жестоких играх теневых воротил этого мира по разделу земель. Он хотел лишь одного, защитить свою семью. Мать, жену, маленького мальчика Сасори – его сына, ждущего его в родной деревне. Ради этого он бился всю свою жизнь. Он не марионетка и его противник тоже. Они люди, стоящие по разную сторону баррикад, но верующих в одну истину.
Каираи молчал, и его руки опустились. Он уже знал, что проиграет в этой схватке. Может, ему и хотелось умереть, за то, что он отнял у многих семей их сыновей, отцов, жен, матерей. Бесчисленное количество жертв, павших от его руки. Но одно он точно знал, что ему не хотелось, чтобы его сын когда-нибудь пошел по его стопам.
- Как тебя зовут? – обратился он к шиноби Листа.
- Хатахе Сакумо. Белый Клык Конохи, - процедил парень, выхватывая здоровой рукой клинок, по которому пробегали электрические разряды.
- Хорошее имя, я запомню, - прошептал Песчаный. – Нападай!
Бросок этих двух людей был очень мощным, под их ногами взорвалась земля и закрыла обзор. Нозоми ухватилась за кусок стены и с нетерпением смотрела на облако оседающей пыли. Что там происходило? Женщина не сдерживала слез, ей было страшно, но не за себя. Он боялась потерять мужа, истекавшего там кровью, и этот человек… Он был силен, она могла чувствовать чакру и знала, что этот враг был достойным противником. Секунды, словно превратились в тягучую пелену не проходящей вечности. Бешеный стук сердца перекрывал все другие звуки в голове жены Хатахе. Кто… Кто… КТО?!
Пыль, наконец, осела. В центре, словно обнявшись, стояли эти двое. Они смотрели в глаза друг другу. Что они хотели прочесть? И вдруг один из них упал. Нозоми вскрикнула, но это был крик радости. Сакумо все еще был на ногах. Девушка бросилась к своему мужу и тут крыша дома, под которой она находилась, стала оседать, от ее смертоносной туши нельзя было уклониться.
- Нозоми! – парень побежал к жене.
Но в этой решающей схватке он потратил все силы, к тому же сильная потеря крови… Вот так, потерять ее и их ребенка… Столько биться и все в пустую! Хатахе упал и в отчаянии смотрел, как погибает Нозоми. Однако, крыша вдруг остановилась, подпертая куском стены. Нозоми сидела на коленях, обхватив одной рукой голову, а другой укрывая свой живот.
- Не…
- Хатахе… - тихий голос умирающего джонина Песка заставил шиноби обернуться. – Береги… свою семью.
Его глаза закрылись, а рука, минуту назад сохранившая жизнь Нозоми, упала на землю.
Белый Клык смотрел на своего врага и не мог поверить тому, что только что произошло. Он медленно поднялся на ноги и побрел в сторону Нозоми.
- Сакумо… - всхлипывала женщина. – Что…
- Помолчи… - с трудом произнес парень, вытаскивая ее из-под угрожающе накренившимися обломками. – Просто дай мне сделать то, о чем он меня попросил.
Хатахе Сакумо повел рыдающую супругу в сторону эвакуационной группы, внутри благодаря своего противника. Он был тяжело ранен, но позволил медикам лишь на скорую руку подлечить его. Просто Хатахе Сакумо знал, что не все были такими, как тот песчаный шиноби, имя которого он так и не узнал.

0

14

Автор: sjuga
Бета: Megamy
Название: Как никогда
Дисклеймер: Масаши Кишимото
Жанр: драма,элементы экшна, романтикa.
Статус: закончен
Рейтинг: G
Пейринг: Минато/ Кушина
Размещение: обязательно указывать автора
От автора: Немного не состыковывается с историей манги, но на то это и фанфик.
Саммари: Минато. Жизнь Четвертого Хокаге - жизнь великого героя, спасшего Коноху ценой собственной жизни. Хотите заглянуть за кулисы его будней? Узнать о том, как он встретил самого близкого себе человека, свою любовь? Желаете заглянуть в его мысли, узнать его чувства? Читайте дальше...
Коноха Ждет Именно Вас...Жизнь Четвертого Хокаге раскроется перед вами...

Намиказе Минато медленно поднимался по лестнице, ведущей на самый верх башни Хокаге. Очередное задание – миссия S класса… похоже, он пойдет один. Его подопечные еще слишком неопытны: Какаши, Обито и Рин… он стал их сенсеем четыре дня назад, а они уже готовы рваться в бой. «Нет, еще слишком рано для них». Он остановился и достал фотографию из-за пазухи – эти ребята теперь его семья… никогда они не должны подвергаться опасности. А миссия S ранга – это слишком серьезное испытание для них:
- Какаши… он, несомненно, силен, гениальный сын великого шиноби – Хатаке Сакумо – белого клыка… Его детство прошло рядом с гением – неудивительно, что его показатели так высоки. Только вот все чаще теперь, после смерти отца, он замыкается в себе. Невообразимая тоска мелькает в его глазах, когда он видит, как других детей ласкают родители. От этого он тяжело сходится со своими товарищами, избегая их, обходя стороной. Надо будет с ним поговорить. – Минато улыбнулся и перевел взгляд на скромно улыбающуюся физиономию девчушки десяти лет…
- Рин…она очень добра, излишне застенчива, но у нее есть явная склонность к медицине. Из нее получится отличный ниндзя медик. Вчера на тренировочной площадке она показала самые высокие результаты: смогла сгенерировать больше всего чакры в ладони – определенно, она очень талантлива… и, похоже, служит барьером между Какаши и Обито. Обито… - он вгляделся в угрюмое лицо мальчишки, стоящего, скрестив руки на груди, в маске аквалангиста.
- Обито Учиха, из сильнейшего клана Учих. – Минато улыбнулся в кулак. – Обито не может сдерживать себя – излишне эмоционален, пытается скрывать свои чувства, но у него это плохо получается – полная противоположность Какаши. Вечно опаздывает, придумывая самые немыслимые отговорки. Вчера его показатели оказались самыми худшими. – Минато перестал улыбаться и серьезно посмотрел на изображение. – Шаринган Обито еще не пробудился, и он очень переживает. Вечером на тренировочной площадке он плакал, отвернувшись от всех.

… Минато сидел, прислонившись к тренировочному столбу.
- хватит ныть. – Какаши не детскими фразами наставлял Обито. – Ты слабак. И лгун. И перестань плакать – ты же не девчонка.
- я… я не плачу – мне просто в глаз что-то попало. – Обито вытер лицо руками, закапал в глаза специальную жидкость и натянул маску.
- ну конечно – слюнтяй, – Какаши отвернулся.
- мальчики, перестаньте ссориться, – тихий голос Рин как бальзам подействовал на них.
- он слабак. – Какаши упорно стоял на своем.
- замолчи! – выкрикнул ему в спину Обито. – Ты ничего не знаешь!
Минато улыбнулся. Абсолютно лишенный эмоций Какаши и Обито, бурно реагирующий на все… они такие разные…
- хватит спорить. – Он поднялся и подошел к ним. – У каждого из вас свои особые навыки и способности. Нет нужды выяснять, кто сильнее. Да, и… завтра задание…
- ух ты!!! Минато-сенсей!!!!!! – Обито радостно вопил, размахивая руками.
- Успокойся. – Шиноби положил ему руку на голову и улыбнулся. – Завтра я иду один. Это миссия S ранга.
- мы вполне справимся – негромкий голос Какаши заставил Минато обернуться.
- вы еще не готовы. Завтра я иду один – это все. На время миссии я нашел вам тренера, он позанимается с вами, пока я буду на задании. – Его голос смягчился и он улыбнулся, - постарайтесь не разочаровать меня, когда я вернусь…

… Намиказе остановился перед дверью в кабинет Сандайме. Он еще раз взглянул на фотографию и засунул снимок за пазуху.
- можно? – Минато негромко постучал и вошел.
- да, заходи. – Сарутоби сидел в высоком кресле и просматривал списки учеников, собирающихся поступать в академию.
- Хокаге-сама, я пришел, как вы и просили. Только…
- Ммм? – третий вопросительно поднял на него глаза.
- я не понимаю, я мог бы отправиться на задание сегодня с утра. Зачем вы просили меня зайти?
- просто человек, которого ты должен охранять, еще не прибыл. Ты должен будешь сопроводить его в страну росы. Это очень важная персона, так что, скорее всего, в дороге тебе придется быть настороже.
- в страну росы? Я слышал, что недавно там умер правитель…
- да. Минато, тебе известно, что в стране росы власть принадлежит духовенству? Так что, ты должен будешь сопроводить одного юношу в монастырь. Он займет место предыдущего ламы Нин-чона.
- что?!
- у духовного лица не было наследника. Перед смертью он пожелал, чтобы следующим ламой стал, Пай-рю. Но мальчик долгое время рос за границей, так что ты должен будешь сопроводить его в деревню.
- да, Хокаге-сама.
- Минато, сейчас в стране росы новый правитель. Эту «обязанность» взял на себя двоюродный брат Нин-чона – Нин-лон. Поговаривают, что в стране сменился режим. Нин-лон – приемник грубых методов, он никогда не был монахом и предпочитает только силу. Будь осторожен.
- хорошо, Сарутоби-сама.
- да, и, Минато… твой путь пройдет через деревню водопада. Ты знаешь, что они довольно скрытные, и не потерпят вмешательства, хотя мы являемся их союзниками. Так что я отправил запрос к ним.
- …
- в деревне водопада у тебя появится проводник – таково их решение. Он будет сопровождать вас до страны росы.
- да, Хокаге-сама.
В этот момент в дверь тихо постучали, и в комнату вошел худенький паренек лет девятнадцати.
«мой ровесник», – пронеслось в голове у Минато.
- Хокаге-сама, я прибыл, как только смог. – Он говорил тихо и неуверенно. На нем не было роскошной одежды или каких бы то ни было украшений – простое кимоно зеленого цвета и маленькая сумка через плечо. Только густые черные волосы, собранные в толстый пучок на затылке выдавали благородное происхождение.
- ты один? – Сарутоби удивленно изогнул бровь.
- не совсем. Со мной три охранника. Они ждут внизу. Я просто хотел дать им возможность передохнуть.
- хм, - третий довольно улыбнулся и выдохнул струю белого дыма.
- Минато – это Пай-рю, будущий наместник страны росы. – Юноша покраснел и опустил глаза в пол:
- прошу вас, не надо. Не нужно почестей. Это честь, что Коноха будет сопровождать меня.
Сарутоби дал еще несколько наставлений Минато, и, спустя полчаса, пять человек вышли через восточные ворота.

- скажи, - Минато обернулся на Пай-рю, - а почему Нин-чон избрал тебя своим наследником???
- я не знаю. Нин-чон-сама какое-то время назад был очень дружен с моим отцом. Мама рассказала перед смертью, что десять лет назад на правителя было совершено покушение, и мой отец… - его голос дрогнул, но юноша продолжил, - мой отец закрыл его своим телом и меч только ранил Нин-чон-саму. После этого он выслал нас с мамой за границу – в монастыре перестало быть безопасно. Это все, что я знаю.
Намиказе удивленно посмотрел на Пай-рю. Тот шел, весь красный и спотыкался через каждые несколько шагов. «Какой из него правитель. Если он даже разговаривать стесняется…»

- все, останавливаемся на привал. – Минато окликнул охранников.
- но… еще не стемнело!
- в темноте мы не сможем разбить лагерь. Вдобавок, мы на границе деревни водопада. Здесь к нам должен присоединиться еще один шиноби.
- еще один? – охранники удивленно переглянулись.
- это приказ.
Внезапно Намиказе резко обернулся и метнул кунай в кусты.
- ч..что? засада?– охранники подбежали к Пай-рю и приготовили мечи.
Из кустов вышел худенький ниндзя: защитный жилет закрывал его плечи и спину; ноги до колена забинтованы, дабы избежать растяжения; черные кожаные сандалии надежно защищали ноги от травм, которые могла бы причинить дальняя дорога; на голове – бандана деревни водопада, черная шапочка, скрывающая волосы и маска.
- ты не АНБУ. В деревне водопада вообще нет подобных организаций. Тогда почему на тебе маска? Кто ты? – Минато потянулся за очередным кунаем.
Вместо ответа шиноби достал из-за пазухи свиток и протянул его Намиказе.
... «как вы знаете, деревня водопада очень скрытна. Я посылаю вам сопровождающего. Это один из наших опытнейших шиноби. Во избежание дальнейших расспросов сразу прошу, не разговаривайте с ним – он все равно вам ничего не скажет. Его зовут Тезу. Это вся информация, которая вам может потребоваться». Внизу стояла подпись каге. Сомнений в подлинности не было. Значит – этот малец – один из самых умелых ниндзя деревни водопада. Минато еще раз оглядел стоящего перед ним паренька: судя по росту и телосложению – ему лет пятнадцать. Господи – совсем еще ребенок.
- ты слишком громко дышишь. – Он отдал ему свиток и протянул руку.
Тот удивленно наклонил голову и вложил свою маленькую ладонь. Рукопожатие оказалось довольно крепким. Намиказе удивился тому, сколько силы было в этом хрупком подростке.
- это свой. – Он повернулся к охранникам, все еще стоящим рядом с Пай-рю, – готовимся к ночлегу...

- если все пройдет гладко, то через два дня мы достигнем страны росы. Минато обернулся на охранников и Пай-рю. – Будьте аккуратны, здешние камни очень острые, - он увидел, как один из них споткнулся о булыжник.
- простите, Минато-сан. Но я, кажется, натер ногу.
- привал. – Он оглянулся на шиноби водопада, замыкающего процессию. Ни следа усталости, в походке было ни намека на то, что они прошли уже четырнадцать километров.
Охранник сел на валун и стянул сандалю. Все подошли. Минато опустился рядом с ним и осмотрел ногу:
- нужно сделать компресс. - Внезапно рядом с ним на колени опустился Тезу. Он достал аптечку и, ловко промыв ранку, умело забинтовал ногу.
- с...спасибо. – охранник обулся и встал. – намного легче. – Тезу снисходительно наклонил голову в знак одобрения.

Через два дня группа из шести человек пересекла реку, свидетельствующую о том, что они в стране росы.
- мы дошли без приключений. – Один из охранников закинул руки за голову и улыбнулся. – Глядишь, к обеду дойдем до столицы.
Внезапно хрипящий звук пронзил тишину и он упал. Из его горла торчала стрела.
- рассредоточиться. – Минато оглянулся на двух оставшихся охранников, испуганно жавшихся друг к другу. – Тезу, охраняй Пай-рю! – больше слов не требовалось – шиноби достал кунай и встал перед будущим наместником.
« хм, я не чувствую их присутствия. Странно». – Минато огляделся и прислушался. Шаг за шагом он обследовал территорию, но людей не было.
Внезапно рядом с его ухом пролетела еще одна стрела, угодившая в голову второму охраннику.
«Что за...?» – Минато снова прислушался. – Либо они слишком быстры, либо их тут вообще нет и это ловушки, расставленные ранее.
- ты думаешь, что это ловушки??? – хриплый голос прорвал тишину, сгустившуюся над дорогой. – Так вот, это не так. Я тут.
Намиказе прислушался, но голос, казалось, раздавался отовсюду.
«понятно, это гендзюцу. Когда он успел? – шиноби огляделся на Тезу и Пай-рю. Они тоже слышали этот голос. – Невероятно, они тоже под властью дзютцу. Но как? Невозможно»!
- глупый малыш, думаешь, это невозможно? Но это так.
Минато огляделся. – Охранник, который два дня назад натер ногу стоял, схватив меч и испуганно озираясь по сторонам. Тезу и Пай-рю стояли неподалеку.
Но где он? Минато еще раз огляделся. Кроме них тут никого нет. Кроме них – Намиказе обернулся. Охранник все так же испугано озирался по сторонам. Все так же… шиноби присмотрелся повнимательнее – его движения были однотипны: поворот головы осуществлялся через каждые девять секунд.
Он размахнулся и с силой метнул в него кунай. Тот, схватившись за плечо, упал, но тут же встал и улыбнулся.
- как ты узнал? – гендзюцу, окружавшее их, развеялось. Ниндзя, все это время, прикидывающийся охранником, снял его.
- ты плохо подготовился. Твое изображение не имеет фантазии. – Минато усмехнулся. – В нем базовый блок движений.
Видение раненого охранника рассеялось, а из-за спины Намиказе, словно из под земли, вырос настоящий.
- Минато-сан! – Пай-рю подался вперед, но был решительно остановлен крепкой рукой Тезу.
Шиноби обернулся и посмотрел в глаза своему противнику.
- у тебя было столько возможностей убить его. Почему именно здесь?
- все дело в политике. Если наследник умрет здесь в стране росы, то другие страны союзники не имеют права вмешиваться во внутренние дела. Нин-лон сошлется на мятеж. Заверить остальные государства в том, что без вмешательства армии здесь не обойтись – проще простого. Он займет место Нин-чона. В стране воцарится его режим. Все просто.
Минато достал кунай:
- скажи только, когда ты успел наложить гендзюцу?
- аааа… это? – он довольно усмехнулся. – Позавчера, когда натер ногу. Вы все столпились рядом со мной, делясь своим никчемным сочувствием. За что и поплатились. Мне всего-то надо было – пошевелить пальцами.
- Мы два дня под действием гендзюцу?
- да, - он довольно хмыкнул. – Это требует колоссальных усилий. Но мне за это хорошо заплатят.
- ясно. – Минато сделал выпад. – Клон? - пронеслось у него в голове.
Внезапно позади него раздался скрежет металла. Тезу отчаянно отбивал атаки шиноби, каждый раз заслоняя собой Пай-рю. Но в какой-то момент бывший охранник сделал обманный ход и пронзил плечо Тезу насквозь.
- сейчас! - пронеслось в голове у Минато. – Разенган! – он подскочил к ниндзя, не успевшему вытащить меч, и пробил его тело плотным сгустком чакры шарообразной формы.
Из горла его противника вырвалось бульканье, и изо рта по подбородку стекла кровь.
- ты быстр, - сказал он напоследок и замертво упал на землю.
-Тезу! – Минато подскочил к нему и аккуратно положил паренька на землю. – Дышит. – Он дотронулся до его шеи, проверяя пульс. – Пай-рю, надо отнести его подальше от дороги и осмотреть.
- а нельзя сделать это здесь?
- сюда может нагрянуть Нин-лон. И тогда нам не поздоровится. По крайней мере – для Тезу каждая минута на счету. А если придется сражаться – он может не дотянуть. – Он подхватил бесчувственного шиноби на руки.

- заходи первый. – Минато пропустил вперед юношу, и сам зашел следом. Им повезло, что всего в километре от того места, где они бились, оказалась пещера. – Пай-рю, костер сможешь разжечь?
- д..да. я пойду за хворостом. – Он, спотыкаясь, вышел из пещеры.
- Эй, - Намиказе окликнул его. – дальше десяти метров не отходи. – если не найдешь, возвращайся. Присмотришь за Тезу. Я сам схожу.

Минато расстегнул жилет. Из-под маски раздавалось хриплое дыхание.
- черт, - пробормотал он. – Скрытность. Придумают же… не важно, сейчас главное – помочь ему. – Юноша дотронулся до маски и сорвал ее с лица. Он зацепил шапку и та, вместе с маской упала к ногам: густые рыжие волосы каскадом рассыпались по плечам, белая нежная кожа с россыпью веснушек на носу. Перед Минато лежала прекрасная девушка лет восемнадцати, обещавшая со временем вырасти в настоящую красавицу.
Намиказе в изумлении застыл перед ней. «это… это девушка…» - пронеслось у него в голове.

Кушин откашлялась и открыла глаза. Прямо на нее, сидя на корточках, уставился Минато. Она подняла слабую руку и дотронулась до лица – маски не было. Девушка провела пальцами по голове – шапка тоже снята.
- З..зачем ты…? – с трудом прошептала она.
- тебе нечем было дышать. Я был вынужден. Прости.
Она непонимающе посмотрела на него:
- за что?
- за это. – Он легонько коснулся ее шеи, и девушка отключилась.
- Я принес… - Пай-рю остановился и перевел взгляд на девушку, лежащую без чувств на земле. – Это Тезу? – он положил хворост на землю.
- да. – Минато аккуратно снял жилет, стараясь не тревожить рану, из которой фонтаном хлестала кровь. – Пай-рю, зажми здесь! Он оглянулся на юношу.
- да…

когда кровь была остановлена, Минато надо было сделать перевязку.
- Пай-рю, - он обернулся на юношу, разводившего костер. – Ты… можешь перевязать ее?
- нет, простите, Минато-сан. Я никогда не делал этого. Я… - он запнулся. – Извините, но я мало что умею. – Он густо покраснел и отвернулся. ( Ложь дается нелегко) – Меня всегда растили, как какого-то особенного ребенка. Мне не позволяли шалить, заставляли изучать науки, которые теперь мне даже не понадобятся… я могу процитировать наизусть отрывок из истории любого государства. Я делал то, что мне совсем не нужно. И никогда того, что действительно хотел. Простите, я ничего не знаю о медицине.
Минато перевел взгляд на девушку, лежащую перед ним. Руки странно затряслись.
- я пойду, наберу еще хвороста.
- хорошо. – Он смог на секунду отвлечься от нее и перевел взгляд на Пай-рю. – ты помнишь?
- да, не отходить дальше десяти метров от пещеры.

Намиказе вглядывался в бледное лицо Тезу. «Хм, Тезу… скорее всего, это даже не настоящее ее имя»…
Он аккуратно приподнял ее и стянул свитер, пропитанный кровью. Минато дотронулся до нежной, как шелк, кожи. « Она не женщина, она – ниндзя», - уговаривал он себя. – Сердце бешено стучало в висках. Он аккуратно положил ее на свой жилет и начал перевязывать плечо. Руки тряслись, отчего бинт постоянно соскакивал и прокручивался. Минато попробовал закрыть глаза, чтобы не смотреть на нее, но так стало только хуже: во-первых, он не видел, куда стоит накладывать повязку, а во-вторых, перед глазами всплывали четкие образы ее совершенного тела. Десять минут мучений и Намиказе мог спокойно вздохнуть: он наложил бинт до самого пояса, так что теперь можно было без стеснения смотреть на нее. Тогда почему в теле кровь кипит словно лава?
- Минато-сан? – Пай-рю вошел в пещеру и сел возле костра. – У нас нет одеяла. Тезу сейчас, наверное, не следовало лежать на земле.
- в моем рюкзаке остались только съестные припасы, вода и оружие. Одеяла и палатка были у охранников, шедших с нами. Я положил ее на свой жилет, но не думаю, что ей от этого теплее.
Пай-рю встал и развязал кимоно.
- вот, возьмите. – Он протянул Намиказе верхнюю рубашку. – Мне не холодно, а ей оно нужнее.
Шиноби оглядел паренька: тот остался в штанах и нижней рубахе до колена.
- она из хлопка, - пояснил Пай-рю. – а штаны из шерсти ламы… верхняя рубашка тоже из ламы – она очень теплая. Не волнуйтесь – Тезу не замерзнет.
- спасибо. – Он приподнял Тезу над землей. – Пай-рю, помоги.
Они расстелили кимоно на земле и, положив девушку на землю, накрыли ее жилетом.

Минато вышел за хворостом, оставив в пещере спящих раненную Тезу и будущего наместника. Он бесшумно огляделся и, удостоверившись, что дыма не видно ни с какой стороны, прислушался. Лес был наполнен звуками утра: щебетали проснувшиеся птицы, ветер шумел в верхушках деревьев. Внезапно, когда первые лучи солнца разорвали горизонт, все засияло разноцветными огнями. Казалось, везде: на траве, на цветах, на деревьях и кустарниках – были разбросаны драгоценные камешки. Минато приблизился к огромному папоротнику и пригляделся. «Это роса! Теперь понятно, почему эта страна так называется»…
Юноша еще раз огляделся – яркое сияние капелек воды, пронзало все вокруг.
Намиказе вернулся с хворостом и застал Пай-рю, сидящего на земле и уткнувшегося в колени.
- что? Что с тобой. – Он озабочено присел рядом с ним.
- ничего. – Тот хлипнул и вытер лицо рукавом.
- если бы здесь был один из моих подопечных, он бы тебя отчитал за слезы, - Минато дотронулся до его волос привычным жестом. – Знаешь, мы с тобой, скорее всего, ровесники. Но ты слишком ранимый, Пай-рю – он встал. – Ты собираешься стать правителем, и не должен позволять себе, чтобы кто-нибудь видел твою слабость.
- просто… просто. – он поднял на Минато красные глаза. – знаете, я никогда не хотел такой судьбы. Всю свою жизнь я мечтал оказаться свободным.
Шиноби непонимающе посмотрел на него.
- я всегда был, словно в клетке. Вроде бы свободен, а вроде и на привязи. Мне нельзя было шалить, как другим детям. Когда я падал, со всех сторон ко мне неслись воспитатели, ругали меня за неуклюжесть. Но они не знали…
- не знали??? Чего?
Пай-рю поднял на него глаза.
- обещайте, что никому не расскажете?
- хорошо.
Юноша снял сандалии и принялся разбинтовывать ноги.
Когда бинты были сняты, Минато в ужасе присел рядом с ним.
- что это? – ноги Пай-рю до колен были черными в желтых рунах.
- я… я не знаю. Мама рассказывала мне, что когда я родился, у меня был черным лишь мизинец. На нем была только одна неизвестная желтая руна. А потом у меня появился дар, и все изменилось.
- дар?
- смотрите… - юноша придвинулся к Тезу и приложил руки к ее плечу. Из пальцев его правой руки потянулись тонкие желтые нити. Они проникали в рану и, выходя из тела черными спиралями, собирались в левой ладони.
Минато подсел к девушке и чуть-чуть отодвинул повязку. Рана на глазах затягивалась. Намиказе ошарашено посмотрел на Пай-рю. Его глаза тоже были разными: правый – желто-золотым, левый – иссиня черным.
- все. – Юноша отодвинулся и прижал руки к груди. – Теперь она в порядке. Смотрите…
Минато опустил взгляд на его ноги: руны с невероятной скоростью распространялись по нему, попутно чернота поедала здоровые клетки его ног.
- теперь я не смогу ходить, по крайней мере, до самого вечера. – Он тяжело отдышался. – Когда мама узнала об этом даре, мне было запрещено его использовать. Но все не так просто – все чаще ноги перестают меня слушаться. Перед смертью мама отправила письмо Нин-Чону. Тот сказал, что в монастыре есть секретный свиток, который поможет мне. Поэтому решено было направить меня туда. Но правитель умер, оставив меня, как своего наследника. И теперь я вынужден… - он принялся забинтовывать ноги. – Теперь я должен стать ламой.
- но… почему ты плакал?
- я… я не могу рассказать. По крайней мере, не сейчас.

Кушин открыла глаза. Дышать стало намного легче, и боли в плече не было. Она повернула голову – вокруг нее были каменные своды. «Пещера», - пронеслось у нее в голове. Она тихонько села и огляделась. Пай-рю спал возле костра в нижней рубашке, а Минато сидел на входе. « Что? Она осмотрела себя. – Где моя одежда»? – она была забинтована до пояса. Свитер висел над костром.
Девушка оделась и вышла на воздух.
- тебе уже лучше? – Минато даже не оглянулся.
- да. – Она потеплее закуталась в свитер и села рядом.
- это Тезу. Он спас тебя. – Минато обернулся на свернувшегося калачиком юношу. – Ты бы видела, что он может.
- я… спасибо. Спасибо вам обоим. – Она потянулась к рюкзаку и достала батончик. – Кушин.
- что? – он удивленно посмотрел на нее.
- меня так зовут – Кушин.
Она доела и вернулась в пещеру. Девушка подняла с земли кимоно и набросила его на спящего Пай-рю.

Через две недели Кушин и Минато покидали страну росы. Пай-рю вышел их проводить.
- спасибо вам. – Он протянул им руку для пожатия.
Они на мгновение замолчали, вспоминая прошедшую битву с Нин-лоном. В той схватке он погиб. Оказалось, что Пай-рю прекрасно владеет мечом.
- скажи, почему ты не говорил, что можешь так сражаться? – Кушин прикрыв глаза ладонью от солнца, посмотрела на него.
- я не люблю браться за оружие, если нет острой необходимости. Оно несет только страдания и боль.
Минато серьезно посмотрел на него. Он вспомнил, как Пай-рю рассказал ему от гибели своего лучшего друга: « я не смог его спасти, мой дар не может оживлять людей. Я видел, как меч пронзил его сердце. Точно так же меч отнял жизнь моего отца».
- когда будет обряд?
- послезавтра. – Пай-рю грустно улыбнулся.
- ты уверен, что хочешь избавиться от этого дара? – Кушин дотронулась до плеча.
- нет. Я уже ни в чем не уверен. Но я устал жить с постоянной болью. – Его улыбка стала еще горше. – Я хочу помогать людям. Но если мое тело перестанет двигаться, то я никому пользы не принесу.

Кушин и Минато медленно пробирались через лес.
- через два дня я буду дома. – Девушка нарушила неловкую паузу.
- да… то есть, нет. – Минато остановился и посмотрел на нее. – Надо зайти в Коноху и написать отчет. Свой я занесу – ведь скрытая деревня водопада как раз у нас на пути.
- хорошо, - она покраснела и отвела глаза.

- эй, Джирайя-сенсей! – Намиказе окликнул мужчину, сидящего на берегу реки.
- м? Минато? – он подскочил и повернулся, пряча что-то за спиной.
- Джирайя-сенсей, - юноша подошел к нему.
- кто это с тобой? – Джирайя оглядел ниндзя, стоящего рядом с его подопечным. – Я думал, ты пошел один.
- это… это Тезу – шиноби деревни водопада. Он должен предоставить отчет Сандайме.
Саннин еще раз придирчиво оглядел спутника Минато и прошептал ему на ухо:
- а он не маловат для миссии такого уровня???
- н..нет, что вы. – Минато перевел глаза на Кушин, стоявшую скрестив руки на груди.
- ты уверен? – Джирайя недоверчиво покосился на него.
внезапно шиноби водопада сорвал с себя маску и шапку.
- я не парень, и хватит называть меня малявкой. – Ее голос громким эхом прокатился по долине реки.
- девушка. – Лицо Джирайи и он, скосив глаза вниз, подумал про себя: «рыженькая, хорошенькая… ыыы…»
- а вы, как я посмотрю, - она подошла вплотную и, заглянув ему за спину, ткнула в него пальцем, - подглядываете.
- что? – Джирайя покраснел и попытался выбросить бинокль, который прятал все это время. – Нет, ты все не так поняла. Когда я выйду на пенсию, то собираюсь писать книги. А сейчас я собираю материал.
За ним раздалось радостное хихиканье и всплески воды.
- да вы просто извращенец, - громко констатировала она, снова ткнув в него пальцем.
- т..Тезу, - Минато стоял красный. Как рак. – Это, мой учитель, Джирайя-сенсей.
- но это не мешает ему быть извращенцем. – Пробормотала Кушин, отвернувшись от них.
- что ты сказала, малявка???!!!!!! – Джирайя взбешенно покраснел.
- а что вы мне сделаете? – она резко обернулась и строго посмотрела ему в глаза.
- н..ничего… - Джирайя отступил, видя перед собой Цунаде номер два по темпераменту. «Подумать только эта девчонка совсем не боится меня, хотя я старше нее в два раза. И так нахально показывает на меня пальцем… хм», - Джирайя отвернулся и спокойно проговорил – Сарутоби-сенсей сейчас в академии. Да, и… твои мальцы на редкость способные

- Кушин, мне надо зайти кое-куда… - он обернулся к девушке.
- я пойду с тобой. – Она равнодушно пожала плечами. – Все равно я не знаю Коноху.
-Минато-сенсей!!!! – радостно завопил Обито, как только они вышли на тренировочную площадку. Рин и Какаши подошли следом. – Минато-сенсей, я смог. Смотрите – он напрягся до покраснения, и его ладонь приобрела голубоватое свечение по краям.
- Обито… - Минато потрепал его по волосам. – Я впечатлен. Ты научился концентрировать чакру в ладони.
- это еще не все… давайте покажем ему… - Обито ехидно переглянулся с товарищами.
- да, - в один голос подтвердили Какаши и Рин.
- на счет три.
Один, два, ТРИ!!! Они разбежались и взобрались на дерево без рук.
- я потрясен. – Минато присел на корточки рядом с ними, когда они спустились. – Это Джирайя-сама вас научил?
- да. Все это время, пока вас не было, мы тренировались. – Спокойно и уверенно произнес Какаши.
- да ты что?! Мы пахали, как лошади с рассвета и до самого позднего вечера. Он настоящий тиран! – Обито отвернулся от него и встал в привычную позу, скрестив руки на груди. – Ммм? А кто это с вами. – Он опустил руки и подозрительно уставился на Кушин.
- это Тезу. – Минато поднялся и провел ладонью по шее. – Шиноби…
- скрытого водопада, - закончила за него Рин.
- да. А как ты… - Намиказе обернулся и удостоверился, что на Кушин не было повязки с символом деревни.
- на жилете деревни водопада есть маленькие символы, которые присущи только им – вместо обычной обстрочки на кармане, у них маленькие волны. Вот здесь и здесь. – Она подошла к девушке и указала на зигзагообразную нить, прошивающую жилет.
- Эй, Минато-сенсей. – Обито дернул его за рукав и, приложив руку ко рту, тихо спросил, - это ваша подружка???
- аммм… нууу… нет. – Он обернулся на покрасневшую Кушин и, пробормотав: «увидимся завтра в девять утра», поспешил покинуть тренировочный полигон.

- кто та девочка?
- это Рин. Они недавно стали моими подопечными. Я тщательно изучил их дела. – Намиказе повернулся к Кушин. – у нее склонность к медицине – скорее всего я отправлю ее обучаться на ниндзя-медика.
- она очень наблюдательна и начитана. За такой короткий срок определить, из какой я деревни, просто осмотрев меня. Я удивлена. Ну. Мы пришли. – Девушка подняла глаза на башню Хокаге. – Хокаге-сама уже наверное вернулся. Поспешим.

Кушин сидела  на кровати у себя дома, в деревне водопада и разбирала вещи. Внезапно что-то упало к ее ногам. Девушка опустилась на колени и подняла... «Это же… - ее глаза расширились. Она прижала руки к груди и легла на кровать, свернувшись калачиком. – Я забыла отдать его Минато-сану».
Она раскрыла ладонь и оглядела кунай: немного необычной формы – лезвие слегка укорочено, рукоятка длинновата и обмотана желтой лентой, на конце удобное кольцо, чтобы можно было его легко прицепить. Девушка села и, покрутив оружие на ладони, с силой метнула его в стену. «Хм, отлично сбалансирован, несмотря на пропорции и излишний вес, - она подошла к косяку и облокотилась о стену. Кунай вошел в косяк по самую ручку. – Отличная поражающая способность»…

Прошло три года….

Минато, Какаши и Рин стояли перед камнем недалеко от тренировочного полигона. В Конохе лил сильный дождь. Они опустились на колени и положили белые кувшинки рядом с маской Обито. Девушка, теперь уже опытный ниндзя медик, не сдерживала слез, лившихся из ее глаз. Намиказе прижал ее к себе и прошептал:
- Рин, не надо. Его не вернешь…
Какаши стоял, уставившись в одну точку. Его руки безвольно висели вдоль тела. Он периодически смаргивал. Крупные капли дождя смешивались с его слезами и стекали по лицу, разбиваясь о гранитную плиту. В мозгу звучали его последние слова: «Какаши, мы наконец-то стали друзьями, но Рин. Я так и не смог ей признаться»…
Хатаке поднял руку и дотронулся до левого глаза-шарингана. «Теперь мы с тобой две половинки одно целого, Обито»…

Война наконец-то закончилась. Помимо имени Обито было высечено еще полторы сотни имен шиноби, не вернувшихся с задания. Джирайя-сенсей, Орочимару-сан и Цунаде-сама стали легендарными саннинами. Такое прозвище дал им Ханзоу Саламандра, лидер Амегакуры и правитель скрытой деревни дождя. Эта деревня, как и многие другие, пала, от ее населения осталась малая часть – 2 процента. Страна скалы, скрытая деревня облака и деревня водопада были практически полностью уничтожены: в Коноху прибывали все новые беженцы.
Каждый вечер Минато подходил к постам и проверял списки, надеясь встретить знакомое имя, которое на протяжении вот уже трех лет не давало ему покоя. Но нет, проходили дни, недели, поток беженцев становился все меньше, а ее так и не было.
« нет, это не так… - убеждал себя Минато. – она не могла погибнуть. Она же один из опытнейших шиноби водопада… - она придет»…
Через два месяца ожиданий бог услышал его молитвы. Минато как обычно пришел к посту и попросил списки. Внезапно мимо его уха просвистел кунай и вонзился в столб. Минато поднял глаза и узнал знакомую желтую ленту. « Не может быть! - сердце радостно подпрыгнуло до самых ушей. – Наконец-то…»
- с чего вдруг ты решила к нам заглянуть? – Он вытащил оружие и повернулся.
Кушин стояла в нескольких метрах от него. Волосы отросли еще длиннее и свободно скользили по плечам и спине и в лучах заходящего солнца казались ярким пламенем. Зеленые глаза, улыбаясь, смотрели прямо на него. Милые веснушки, которые он помнил, практически исчезли, только на висках было несколько знакомых точек. Она очень изменилась, похудела, но фигура стала более утонченной. Сейчас она тоже стояла в форме деревни водопада, но не было мужских брюк и свитера: только легкая водолазка, жилет, аккуратные женские штанишки-ласины, чуть-чуть закрывающие колени и маленькая юбочка. Сандалии доходили до щиколотки, на которой Минато задержался чуть дольше, чем следовало.
- так и будешь глазеть? – она улыбнулась и плавной походкой подошла к нему.
- я… - Намиказе лишился дара речи. Все в ее движениях говорило о том, что из прекрасной девушки, милого котенка, она превратилась в настоящую женщину, хищницу, с грацией и коготками пумы.
- что такое? Как будто призрака увидел. – Девушка остановилась рядом и взяла кунай из его ладони. – Ну, показывай, где тут можно разместиться.

- Минато-сенсей, Тезу-сама. – Рин окликнула их.
- это… это Рин? – Кушин удивленно посмотрела на нее. – Она так изменилась и выросла.
- Тезу-сама, вы тоже очень изменились. – Девушка стыдливо опустила глаза. – Я ищу Какаши… вы его не видели?
- нет, - Минато подошел ближе.
- а где третий??? Ну, тот непоседа в маске? – Кушин огляделась. – Я не слышу его радостных воплей.
На глаза Рин навернулись слезы, и девушка тихо прошептала:
- Обито-кун не вернулся. Он погиб на задании, – и она побежала прочь.
- я не знала. – Кушин опустила глаза. – Господи, какая же я дура. – Она села на первый попавшийся камень и уткнулась лицом в ладони.
- ты ни в чем не виновата. Ты же не знала. – Минато опустился рядом с ней на корточки и заправил выбившуюся прядь за ухо.
- в этой войне погибли все мои близкие: брат и мама. – Она подняла глаза. – Бедная девочка.
- Рин тяжело переносит, ведь она узнала, что нравилась ему. С Какаши все гораздо хуже. Мало того, что Обито подарил ему свой шаринган перед смертью, он назвал его своим другом. Какаши винит себя. Я его уже три недели вижу только мельком – тренируется. В память об Обито он хочет стать еще сильнее.

- Минато, ты же знаешь, что сейчас в деревне нет свободных мест. Новые сектора еще не достроены. Палаточный городок постепенно расселяют, но свободных зданий нет. Кушин, нам некуда тебя пока поселить.
- а если… – Минато покраснел.
Сарутоби удивленно вскинул бровь и посмотрел на них: « что между этими двумя происходит»?
- у тебя уже живет Какаши.
- но Кушин…
- о, не стоит беспокоиться, я найду, где переночевать. – Девушка запнулась и опустила глаза. – Завтра я пойду в другую деревню… может там будет…
- хватит. Минато, у тебя есть свободная кровать?
- да. Я могу поспать на диване.
- значит решено. Узумаки Кушин, пока ты поживешь у Намиказе. Как появится свободное место, я тебя переведу.

- располагайся. – Он открыл дверь в свою комнату и пропустил девушку вперед. – Я пока схожу в Ичираку-рамен и куплю что-нибудь поесть.
- спасибо. – Она поставила маленький рюкзак на пол и огляделась.
Маленькая комнатка оказалась на удивление просторной. Кровать, вплотную стоявшая к стене, была накрыта светло-серым покрывалам, рядом с ней – небольшая циновка и шкаф в углу. На окошке загибался кактус. Кушин улыбнулась и вышла. На кухне она набрала воды в стакан и полила несчастное растение.
- Минато-сан. – в дверь тихо постучали.
В проеме появилась серебристо-серая копна волос. Девушка обернулась – ее внимательно изучал иссиня-черный глаз.
- Какаши! – она протянула ему руки.
- Тезу-сама? – неуверенно предположил он… юноша зашел и остановился в двух шагах от нее.
- ну, положим, да. Меня зовут Узумаки Кушин. То имя было прикрытием.
- Кушин-сама… а где Минато-сенсей?
- он, кажется, в Ичираку пошел.
Какаши опустил голову и медленно вышел.
- эй, постой. – Она догнала его на выходе. – Не хочешь сходить со мной? мне нужна чья-нибудь помощь.
- зачем? – он недоверчиво покосился на нее.
- я собираюсь сходить за овощами. Если постоянно есть один рамен, то можно посадить желудок.
- а кто вам сказал…
- у вас вся кухня в быстрых обедах. – Она наклонилась и, улыбнувшись, потрепала его по волосам. – Ну, так как?

Шло время, Минато и Кушин не скрывали своих отношений. Иногда они гуляли по Конохе. Часами сидели, обнявшись, в высоком кресле и просматривали документы.
- знаешь, я… - Кушин повернулась к нему…
- любишь? – он улыбнулся и поцеловал ее. – Я знаю. Вот здесь. - Он приложил ее руку к своей груди, и девушка ощутила, как под жилетом бешено стучит его сердце. – Я тоже очень люблю тебя.
- правда? – она улыбнулась и сделала вид, что не верит ему.
- чистейшая.
- докажи… - она немного покраснела.
- плутовка, я раскусил тебя. – По комнате прокатился звонкий смех. Его ладонь накрыла маленькую ручку Кушин, лежавшую на столе и их пальцы сплелись. – Так хорошо? – он наклонился и поцеловал ее. Сначала нежно, но затем все страстнее и настойчивее…

Несколько недель назад Намиказе стал Хокаге. Какаши и Кушин по вечерам ждали его, сидя за столом. Конечно, было много свободных домов, и мальчик мог жить отдельно. Но Кушин так привязалась к нему, да и Минато видел необходимость заботиться о нем. В общем, он остался у них.
Однажды, девушка села рядом с ним на диван и, подперев ладонью щеку, сказала:
- Какаши, можно с тобой посоветоваться?
Он удивленно поднял на нее глаза.
- я, не знаю, как сказать Минато. Понимаешь… у нас с ним будет ребенок.
- малыш… - юноша грустно улыбнулся. – Вам нужно скорее рассказать Минато-сенсею обо всем, он будет счастлив.
- что с тобой? – Кушин вопросительно посмотрела на него.
- нет… все… вс&

0

15

класс мне нрава http://druzia.0pk.ru/uploads/0002/25/06/8550-2.gif

+1

16

Я тоже люблю этот пейринг! И все эти фики классные. Но их не так уж и много...

0

17

ну да, ведь мы почти ничего не знаем(( http://s60.radikal.ru/i167/0910/35/d8e9b6726ca4.gif

0

18

класс http://smayly.net.ru/gallery/anime/pictures/HumanShare_1/11.gif

0

19

Автор: Лилянка Солнышко
Бета: Svetusik Uchiha
Название: Чувствуешь, оно бьётся. Чувствуешь, оно живое.
Статус: закончен
Размер: мини
Жанр: флафф, юмор
Фендом: Наруто.
Персонажи: Минато/Кушина.
Рейтинг: G
От автора: Ура! Это свершилось! Я наконец написала фанфик на этот пейринг! Моему счастью нет предела!
Предупреждение: ООС
Размещение: Разрешается исключительно с шапочкой.
Дисклеймер: Масаси Кисимото.

- Узумаки, - как же её бесит этот голос!
- Чего тебе? - нехотя повернулась девушка, с недовольством смотря на блондина.
Юный ниндзя только улыбнулся на её злой взгляд. И почему ему так часто везёт на таких фурий?
Судьба всегда была не справедлива к молодому парнишке. Всё началось с того, что в команду он попал с двумя девочками. Ладно, девочки, но они были близняшки, и при любом случае пытались одурачить неопытного ниндзя. Сенсей, как на зло, оказалась женщиной и не просто представительницей прекрасного пола, а садисткой какой-то, вечно пытавшаяся сделать из бедного мальчика настоящего мужчину.
В общем, жизнь Намиказе Минато была полна женщин и не милых хрупких дам, а безбашенных стерв.
Про ту, что дала ему жизнь, он даже вспоминать не хотел, так как эту женщину ослушаться было просто нельзя, а пойти против её слова…
Единственный его учитель мужчина оказался извращенцем, помешанным на одних женщинах.
- Как это не прискорбно признавать, - вздохнул юноша, - но у нас совместная миссия и я хотел бы…
- Да плевать мне на то, чего ты хотел! – не сдержалась девушка, - и то, что главным в миссии назначили тебя, совсем ничего не значит и ни о чём не говорит!
- Да неужели? – усмехнулся Минато.
- Так что за твою паршивую жизнь я не отвечаю, - рыжеволосая отвернулась, - и почему меня на миссию отправили именно с тобой?
- Я тоже задаюсь этим же вопросом, - печально вздохнул он.
Повисла тишина, но она длилась не долго.
- Минато, - позвала девушка.
- Что? – нехотя отозвался парень.
- Нам долго сидеть в засаде? – спросила она.
- Не знаю, - вздохнул он, - но они прибудут сюда завтра.
- Что? – разъярённо воскликнула куноичи, - тогда, какого мы тут так рано забыли?
Намиказе покосился на девушку и снова тяжело вздохнул.
- Такого и забыли, - спокойно ответил он, - это приказ каге и он не обсуждается. Сказано сегодня, значит сегодня садиться в засаду.
- Блин, - простонала Узумаки, - и почему именно с таким прид*рком как ты?
Блондин косо посмотрел на рыжеволосую девушку, но промолчал. Пусть хоть прид*рок, но лишь бы она молчала!
Но молчать юная особа просто не умела и её так и тянуло поговорить.
- Намиказе, - снова окликнула его девушка.
Минато закатил глаза, прося у богов одного – лишь бы быстрее промчалась их совместная миссия.
- Да, - спокойно отозвался тот.
- Я тут подумала, раз уж мы вдвоём на этом задании, то неплохо было бы нам… - она запнулась и слегка покраснела.
Парнишка удивлённо повернулся к рыжеволосой.
- Чего ты хотела? – с любопытством просил тот.
- Ну, как бы это правильно сказать…
По губам блондина расплылась ехидная улыбочка. Не ожидал он такого от неё, ой не ожидал.
- Давай потренируемся, - улыбнулась она.
Минато трижды моргнул, прежде чем смог переварить полученную информацию. Видимо он снова переоценил её.
- Потренироваться? – удивлённо спросил тот.
- Ну, ты же ниндзя, возможно способен на что-то, - усмехнулась рыжеволосая куноичи, - я знаю у тебя был прекрасный учитель… до того, как тебя начал учить этот извращенец.
Намиказе отвернулся. Он был разочарован, ведь ожидал совсем другого, хотя, что ожидать от такой тупой, тормознутой, тугодумки, которая всегда и во всём тупит!
- Знаешь, тренируйся сама, - он махнул рукой в её сторону, направляя вглубь леса, где-то тут должно быть озеро.
Узумаки непонимающе смотрела вслед парню.
- Какой-то он странный, - тихо прошептала девушка и решила всё же потренироваться.
Прошёл час усиленной тренировки, и девушка решила идти искать непутёвого ниндзя. Найти его оказалось очень не просто, поэтому полчаса были потрачены впустую.
Блондин тихо дремал под раскидистой ивой возле небольшого озера.
Клокоча от негодования и злости, девушка кинулась к нему, намереваясь не просто вырвать его из сладких объятий морфея, а нафиг растоптать сон и, наверное, отправить его поплавать, чтобы сбросить с парня остатки сна.
Но по мере приближения к заветной цели, её желание тухло и, когда она подошла к парню, то просто села с ним рядом, внимательно рассматривая его лицо.
Наклонившись поближе, девушка внимательно всматривалась в каждую чёрточку его лица. Сейчас он казался таким милым, она бы сказала симпатичным. Щёки её начали гореть, а сердце набирать темп. Положив руку на грудь, она попыталась успокоить разбушевавшееся сердце, но оно никак не хотело успокаиваться.
Не понимая, почему стало так жарко, и по телу словно пошли электрические разряды, Кушина осторожно коснулась рукой его щеки, с удовольствием проведя пальцем вниз, до подбородка.
Девушка мягко прикоснулась указательным пальцем к его губам, очерчивая их силуэт.
- Ты такой необычный, - тихо прошептала она, - даже не просыпаешься.
- Вообще-то я и не сплю, - поставил её в известность шиноби, не открывая глаз. Красноволосая куноичи тут же отдёрнула свою руку.
- Твой топот и за милю слона разбудит, - ухмыльнулся парень, открывая глаза.
Лицо девушки побагровело от злости.
- Знаешь что? - Узумаки вскочила на ноги.
- Совсем не знаю, - усмехнулся тот, поднимаясь, - так просвети меня.
Впервые Кушина увидела, что блондин выше её ростом, а ведь раньше этот факт как-то даже и не существовал, видимо их близость доказала это.
Он действительно был слишком близко, и поэтому хотелось оттолкнуть его.
- Что Узумаки, - Намиказе притянул девушку за талию к себе, - язык проглотила?
- Ты труп, - её глаза злобно сверкнули.
- Да неужели? – он приподнял левую бровь. И пока девушка не успела ни сказать, ни сделать хоть что-то, быстро наклонился и коснулся её губ.
Кушина со всей силы оттолкнула блондина, отскакивая назад, но не удержалась на берегу и упала в воду.
Минато согнулся пополам от смеха, что безумно бесило девушку.
- Ну, берегись, - тихо прошептала девушка, создавая двух клонов.
Две Узумаки, оказавшись за спиной парня, толкнули блондина в воду, со счастливыми улыбками исчезая.
К счастью парня он упал сверху на куноичи, заставляю ту краснеть ещё больше.
- Ты тяжёлый, - недовольно прошептала та, пытаясь в сидячем положении спихнуть парня с себя.
- Да ну, я прям как пушинка, - усмехнулся Минато, наклоняясь и целуя девушку в губы.
Кушина не знала, что её делать, хотелось и ответить и оттолкнуть. Пока она терялась в своих желаниях, парень продолжал действовать. Раскрыв её губы своим языком, он начал жадно исследовать каждый миллиметр.
Новые ощущения мешали куноичи сосредоточиться и всё же чувства взяли верх над разумом, и Узумаки начала неумело отвечать.
Парень улыбнулся сквозь поцелуй, ближе притягивая её к себе. Оторвавшись от её губ, чтобы взглотнуть воздуха, парень попытался поймать её взгляд, но девушка закрыла глаза, боясь того, что творилось у неё внутри.
- Ты всегда меня притягивала, - он мягко поцеловал её в лоб, - и сейчас притягиваешь. А ещё мне всегда хотелось поцеловать тебя.
- Почему? – тихо спросила она.
- Что? – не понял Намиказе.
- Почему оно так бешено колотиться? – Кушина открыла глаза, ожидая услышать ответ.
Минато растянул свою джоунинскую жилетку, прислоняя её руку к своей груди. Узумаки чувствовала, как его сердце бешено колотиться, точно так же как и у неё.
- Ведь оно живое и чувствует, когда тот, кого мы любим рядом, - улыбнулся парень.
Девушка покраснела от его слов.
- Я тебя никогда не понимал, - он притянул Узумаки к себе, - и надеюсь, что никогда не пойму.
Кушина не успела ничего ответить, как его губы накрыли её.

0


Вы здесь » [Аниме это жизнь] » По Наруто » Минато/Кушина


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC