[Аниме это жизнь]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [Аниме это жизнь] » Другие фанфики » Фанфики по Аватару <


Фанфики по Аватару <

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

Хоть это не совсем аниме... но я его просто обожаю эту мультяху х3  http://s50.radikal.ru/i129/0910/7d/0246ce344e15.gif
зутара лучший пейринг)
тут в основном зутара

0

2

Кровные узы.

Автор: Shadowdancer
Бета: Little Vixen, она же - главный психоконсульт по Зуко )))
Темы: ангст, романтика
Пейринг: Зуко/Катара
Рейтинг: PG-13 где-то
Условия публикации: "шапка" и источник - этот сайт - обязательны
Специфика: даже не знаю. Возможно, это AU. Действие происходит после "Театра Угольного Острова"перед самой "Кометой Созина", либо в начале "Короля Феникса". Могло произойти...
Отречение: Все права принадлежат их законным владельцам
Статус: закончено.

Сны или видения терзали его, будто свора голодных собак. Это напоминало ему его болезнь в Ба Синг Се, только сейчас рядом не было дяди, чтобы готовить ему целебные отвары и чай, генерал Айро стал одним из персонажей этих мучительных снов, да и болезни никакой не было. Была лишь невыносимая усталость, тревога высасывала его, как засуха - колодец. Комета была все ближе, он уже чувствовал ее диафрагмой, но не был готов к ее появлению, никто не был готов. Даже аватар. Прежде всего, аватар.
Зуко снова закрыл глаза, в сотый раз за час перевернулся на другой бок. И снова усталость подкралась к нему, навалилась на веки, сковала тело. И снова он не заметил, когда темнота вокруг стала черными глазами Мэй, острыми, как ее кинжалы. Душная летняя ночь погладила его по щеке тонкими пальцами Мэй. Ее волосы гладким шелком ускользали сквозь пальцы, не оставляя следа.
-Прости меня… - приоткрылись во сне его губы.
-Ты бросил меня, - донеслось в ответ, и слова рассекли его реальность тонкими стальными стилетами. Или то, что он считал реальностью.
В прорехе мрака блеснули две голубые звезды, приблизились, и он увидел, что мраком была черная повязка на лице Катары и ее волосы, а звездами – глаза, которые смотрели на него с такой же яростной болью, как и Мэй.
-Ты никогда не простишь меня… - в отчаянии прошептал он.
-Это ты не можешь простить себя, - он вдруг понял, что боль в ее взгляде была не за себя, а за него. – Но я помогу тебе…
Она стянула повязку, открывая смуглые острые скулы и мягкие губы, ее глаза приблизились настолько, что все вокруг поглотила лазурь, а губы приникли к его рту. И ночь превратилась в радужный знойный вихрь, который унес прочь черноглазую грустную Мэй, и генерала Айро, говорившего что-то о чести и судьбе, и лукаво улыбающуюся Азулу, и смертоносного Хозяина Огня, которого принц больше уже не называл отцом. Мир его канул в голубой омут глаз мага воды, и Зуко с изумлением понял, что больше не способен думать о нем, лишь бы ее мягкие теплые губы так же ласкали его кожу, лишь бы ее бездонные глаза вечно смотрели на него. Его тревоги горячим клинком погрузились в этот ледяной источник и рассыпались, истаяли. Был только небесный океан ее взгляда, качавший и баюкавший его.

-Зуко, просыпайся! – ее мягкий голос был частью сна, и потому он никак не мог понять, зачем нужно просыпаться. – Зуко, завтрак готов, - и ласковая рука взъерошила ему волосы.
-Мама… - выдохнул он, пытаясь разлепить непослушные веки. В ответ раздался тихий смех. Зуко подскочил, как ужаленный: - Мама?!
Рядом с его постелью сидела Катара, и в глазах ее плескались веселые солнечные зайчики.
-Еще немного, и ты останешься без своей порции – Сокка глаз с нее не сводит, - сказала она.
Зуко ошеломленно потряс головой, пытаясь избавиться от остатков ночных видений.
-Я сейчас, - наконец сказал он и потянулся к одежде. – Не отвернешься?
Катара закатила глаза и отошла к окну.
«Дурацкий спектакль! – с досадой думал Зуко, поскорее натягивая штаны. – Что за идиот все это придумал?! Все из-за него…»
Он бросил беглый взгляд на тонкую фигурку, застывшую у окна, и зябко передернул плечами – при воспоминании о ее прикосновениях во сне по коже побежали мурашки. Зуко сделал пару медленных выдохов, чтобы успокоиться. Но почему она не уходит?
-Ты что-то хотела спросить? – юноша потуже завернулся в кимоно, словно она могла видеть сквозь ткань.
-Да… - Катара заметно смутилась под его взглядом: Зуко стало любопытно, и он подошел ближе. – Есть кое-что… Мне нужно найти укромное место… Я хочу попрактиковаться кое в чем… а ты лучше всех знаешь этот остров… И мне бы не хотелось, чтобы кто-то видел меня… - Катара говорила так сбивчиво и так смущалась, что Зуко никак не мог понять, о чем идет речь.
-Хорошо, хорошо! Не надо оправдываться! Я помогу тебе. Но что это должно быть за место? Вода, скалы, камни, песок, деревья…
-Животные, - тихо и твердо перебила его Катара. – Небольшие животные.

-Это то, что я видел на корабле Южных Захватчиков? – спросил Зуко, когда Катара объяснила по дороге, зачем ей понадобилось место, где живут дикие зверушки.
-Да, - Катара вспыхнула и отвела глаза. – Я была вне себя… Когда-то мне казалось, что никто и никогда больше не заставит меня использовать магию крови. Но там, на корабле… Мне стыдно вспоминать об этом, - Катара с досадой нахмурилась и замолчала.
-Но это же невероятно! – принц задохнулся. – Почему ты так говоришь?! Ты можешь подчинить себе врага, даже не прикасаясь к нему, не сражаясь, не причиняя вреда: чего тут стыдиться?
-Ты не понимаешь! – девушка развернулась к нему всем телом. – Это же отвратительно: забираться внутрь человека, использовать его как куклу, обращаться с ним как с бездушным предметом…
Зуко поднял руки в примирительном жесте.
-Тогда я действительно ничего не понимаю. Ты с таким ужасом говоришь об этом, но все же собираешься попрактиковаться…
Катара поникла и продолжила путь.
-Просто… Идет война, и если я смогу этим спасти кому-то жизнь…
Зуко пришло в голову, что если бы Катара владела магией крови тогда, в Ба Синг Се, когда молния Азулы поразила аватара, никакие моральные принципы не остановили бы мага воды.
-Послушай, зачем так мучить себя? Ты – маг воды, эта способность живет в тебе с рождения, и отрицать ее все равно, что прыгать на одной ноге, когда их две. Магия… она не хорошая и не плохая – той или другой ее делают люди.
Катара посмотрела на принца… странно. Он не смог понять, что было в ее взгляде.

Небольшая поляна была со всех сторон окружена густым колючим кустарником. Зуко порой скрывался здесь в детстве и играл с кротолисами, норы которых были здесь повсюду. Воспитатели не пытались пробраться сквозь густые заросли в поисках маленького принца Страны Огня, и мальчик слушал их отчаянные призывы, чувствуя себя в полной безопасности. Место так и осталось в его памяти убежищем – тихим, спокойным и надежным.
Принц застыл на кромке поляны, погрузившись в воспоминания, не замечая текущих мимо мгновений. Катара наблюдала за ним, стоя чуть позади. Было бы слишком просто тронуть его за плечо, вытолкнув на поверхность, в реальность. Было бы слишком сложно объяснить, почему она не делала этого, а лишь смотрела, пытаясь угадать, что скрывается за его неподвижностью.
-Здесь полно кротолис, - вдруг услышала она его голос. – Они ужасно любопытны, и если дать им повод, обязательно вылезут посмотреть, кто находится на поляне, - Зуко обернулся. – Мне остаться?
-Как хочешь, - Катара пожала плечами. – Я не уверена, что у меня что-то получится… Луна начала убывать, а я лишь дважды использовала магию крови и оба раза – в полнолунье…
-Нуу… Ты очень сильный маг. Можешь мне поверить, - Зуко потер шею, словно она заныла от неприятных воспоминаний, и попытался ободряюще улыбнуться. – Мне неоднократно пришлось испытывать действие твоей магии на себе.
Катара не улыбнулась в ответ. Она смотрела на него задумчиво и словно изучающе. Юноше стало не по себе от ее взгляда.
-Эти зверьки безобидны, - тихо сказал он, смущенно глядя в сторону. – Так, воруют по мелочи у отдыхающих всякую снедь… Не причиняй им вреда, - добавил он через паузу.
Катара покраснела и процедила сквозь зубы:
-Я здесь не для этого. Я не хочу больше использовать магию крови для нападения.
Маг воды повернулась к принцу спиной и надолго замолчала. Зуко неловко потоптался на месте, так и не решив, остаться вместе с Катарой или вернуться к остальным. Любопытство победило, - он отошел к большому дереву и расположился в тени у его подножия. Солнце палило немилосердно, и принц Огня чувствовал, как стремительно течет в его теле огненная энергия, как поток ее пульсирует завихрениями в области живота и диафрагмы. Комета приближалась, наполняя его новой силой, вызывая почти эйфорическое чувство всемогущества, заставляя кровь быстрее бежать по венам…
-Кровь имеет доступ к каждому органу в нашем теле, - услышал он вдруг певучий голос Катары и вздрогнул, выдернутый этим звуком из медитации. – Она – хранилище и носитель знания. Она несет жизнь и смерть.
Маг воды снова замолчала, наблюдая, как привлеченные принесенным ей угощением, из нор начинают выбираться любопытные серые зверьки. Сперва опасливо, потом все более уверенно они подходили к разбросанным неподалеку остаткам человеческого завтрака. Схватив кусочек, одни стремглав бросались обратно в норы, другие отбегали на почтительное расстояние и наблюдали за людьми, понемногу поглощая кусочки хлеба и фруктов. Катара медленно подняла руки, стараясь не спугнуть гостей. Зуко, затаив дыхание, наблюдал за тем, как ее узкие ладони гладят воздух, как тонкие пальцы плетут странное магическое кружево. Он готов был поклясться, что девушка легко могла бы одним движением этих хрупких рук выбить жизнь из пушистых зверушек, расположившихся неподалеку со своей трапезой. Но ничего не происходило. Кротолисы, будто почувствовав, что опасность им не грозит, стали подходить ближе, те, что сбежали, постепенно снова выбирались на свет и расслабленно жмурились на солнце, словно вышли на прогулку. Принц возблагодарил духов, что его магические способности не зависят от прихотей Луны: похоже было, что Катаре не удастся добиться результата без помощи ночного светила. Но она не сдавалась. Ее дыхание было медитативно размеренным, движения подчинены какому-то внутреннему ритму и сосредоточенны. Пользуясь тем, что она не обращает на него внимания, Зуко любовался ей, незаметно для самого себя все глубже погружаясь в эмоции своих ночных видений.
Прошло довольно много времени. Непонятно было, чего же пытается добиться маг воды своими манипуляциями, и как ей хватает терпения не оставлять попыток, раз она явно терпит неудачу. Принц позавидовал ее колоссальному терпению, только теперь начиная понимать источник ее мастерства в управлении своей стихией.
Солнце постепенно приближалось к зениту, и теперь уже причина удушающей жары этого странного дня стала очевидной – с юга надвигалась черная туча, обещавшая грозу. Катара, видимо, изнуренная бесплодными усилиями, медленно опустилась на землю, протянула руку и… погладила кротолиса. Зуко глазам не поверил: зверушки сидели у ее ног, будто ручные. Парочка даже беспечно развалилась на спине, подставив мягкое пузо чутким пальцам мага воды.
-Почему… Как ты это сделала? - Зуко едва не подбросило от удивления. Он никогда не видел, чтобы кротолисы вели себя так доверчиво.
-Целители из племени воды учатся управлять состоянием человека, регулируя его энергетический поток. И полагаются при этом не столько на собственные силы, сколько на магические свойства самой воды. Ее используют как хранилище знания о человеческом теле и как проводник для энергии целителя, - Катара говорила тихо, как будто размышляла вслух или боялась спугнуть зверушек. – Обладая возможностью чувствовать свой элемент, маг воды может получать знание не только через воду, но и напрямую – из крови. Так можно узнать массу полезного о том, как работает тело любого живого существа. Ощущение немного странное… но если иметь возможность тренировать этот навык, со временем я могла бы гораздо быстрее узнавать, что с человеком не так, чем пользуясь для этого водой… - Катара обернулась к магу огня. – Хочешь погладить их? Я их успокоила, они никуда не убегут.
Зуко подошел и сел рядом на траву. Взял кусочек хлеба из рук девушки, и тут же в ладонь ему ткнулось два черных мокрых носа. Он тихонько засмеялся от внезапно нахлынувшего ощущения детской радости. Воспоминания о том, как они с матерью кормили уткочерепах у пруда, как он играл здесь с кротолисами в прятки, наполняли его грудь теплом и каким-то щекотно-беззаботным­ чувством, от которого хотелось смеяться. Нос защипало, и принц огня с изумлением почувствовал, что глаза стали влажными. Смех замер у него на губах, когда он услышал, как девушка рядом осторожно перевела дыхание.
-Я могу с помощью магии крови успокоить их или встревожить, - продолжала Катара. - Возможно, я могла бы заставить их испытывать голод или напугать, но мне это не нужно. При этом я не чувствую, что делаю что-то нехорошее.
Зуко, смущенный внезапно нахлынувшими воспоминаниями и эмоциями, тихо вздохнул. Голос Катары и ее рассуждения помогли ему справиться с собой. Слезы отступили, оставив тепло в груди и легкость.
-Но все это, хотя и безопасно для них, - с досадой добавила маг воды, - совершенно бесполезно для меня. Я много размышляла над этим. Магия крови может и должна приносить пользу людям! Ты прав, и мне это тоже приходило в голову: если я обладаю силой, я обязана найти способ, как ее использовать, не причиняя вреда. Иначе – зачем вообще нужна магия?!
Зуко подумал, что очень немногие его родственники согласились бы с ней…
-Так что ты задумала?
-Не знаю. Пока у меня есть совсем небольшой опыт и масса догадок. Чтобы подтвердить их или опровергнуть, мне, как оказалось, недостаточно кротолис… - тут Катара прервала себя и надолго замолчала. Зуко видел ее неуверенность и растерянность, слышал в ее голосе разочарование, и ему очень хотелось помочь ей.
-Тогда что тебе нужно?
Катара отвернулась и как-то съежилась. Он уже решил, что ответа не будет, когда она сказала таким низким голосом, что он едва расслышал:
-Мне нужны добровольцы. Люди, которые смогут рассказать мне, что они чувствуют, когда я выполняю один или другой прием. О духи! Мне нужны разумные существа, на которых я могла бы опробовать магию крови…
Голос ее растворился в совершеннейшем отчаянии. Зуко едва удержался от того, чтобы обнять ее и прижать к себе, но он не понимал, почему все это так мучительно для нее. Он не видел смысла в том, чтобы так истязать себя, осваивая технику, которую невозможно применить.
-Для чего тебе это нужно? – наконец спросил он. – Если ты не хочешь использовать эту магию в бою, то чем тебе может помочь знание всех этих тонкостей?
-Но это же очень просто! Управляя кровью, можно остановить кровотечение или избавить человека от головной боли... Контролируя мышцы через кровь, можно попробовать исцелять вывихи и переломы, можно было бы, наверное, помогать при трудных родах, да мало еще что… Когда-нибудь эта война закончится, я знаю, и я смогу заниматься целительством. Подумай! Не сражаться, не причинять боль, не защищать свою жизнь, а просто жить! Разве это не стоит того?
Юноша смотрел на нее, не отрываясь, не осознавая, сколько времени они уже сидят рядом, боясь пошевелиться и разрушить хрупкую гармонию этого мгновения. Катара поймала его пристальный взгляд, но не отвела глаз. Они были цвета бездонного неба. И в них снова, как когда-то в Ба Синг Се, так давно, словно в другой жизни, он увидел отражение своей боли и своей тоски. И снова он ощутил странную связь с ней. Ей было столько же, сколько и ему, когда она потеряла мать, когда чужие амбиции и жестокость разрушили хрупкую безопасность ее детства. И как тогда, в хрустальных пещерах, ему изо всех сил захотелось, чтобы эти тонкие чуткие пальцы прикоснулись к его лицу, казалось, одно это касание может усмирить всю боль и стыд последних трех лет.
-Я буду твоим добровольцем, - неожиданно для самого себя сказал он.

Пальцы Катары порхали над его вытянутой вперед кистью, глаза ее были закрыты, и лицо от этого казалось непроницаемой маской. А ему очень хотелось видеть в этот момент ее глаза.
-Не молчи, - тихо сказала она. – Мне нужно понимать, насколько мои собственные ощущения совпадают с твоими.
-Ну… - Зуко замялся, чувствуя себя немного глупо от необходимости говорить о своих физических ощущениях. – Несколько секунд назад пальцам было холодно, а сейчас они нагреваются… я чувствую прилив крови… если я буду дышать, преобразуя дыхание в энергию, у меня на ладони появится пламя…
Маг воды скользнула рукой к запястью, и Зуко с удивлением почувствовал, как пальцы ее, даже не касаясь его кожи, осторожно перебирают косточки в суставе.
-Тебе не больно?
-Нет, скорее щекотно…
Мягкие поглаживающие движения отправились выше, к локтю, тихонько проводя по сухожилиям и мышцам предплечья.
-Говори, - велела Катара.
-Если бы я не видел твои руки, я бы решил, что ты пальцами прослеживаешь, куда идут эти мышцы и с чем они связаны. Я даже, кажется, чувствовал, как шевелились кости в запястье.
Рука ее поднялась выше, приблизившись к плечу. Эти «прикосновения» убаюкивали, навевали дремоту, а с дремотой возвращались ночные фантазии. Ее руки на его груди… Ее губы на его лице…
-Тебе нехорошо? – озабоченный голос Катары вернул его к реальности, и принц понял, что действительно задремал: тягостная ночь напоминала о себе. Глаза девушки смотрели тревожно, тонкие брови сошлись к переносице.
-Нет, все в порядке, - Зуко был смущен тем, что его мысли о ней, кажется, были сосредоточены не только в голове. – А что?
-У тебя на ладонях выступила испарина… и на лбу… И сердце пару раз ударило не в такт… Ты молчал, и я испугалась, что что-то сделала не так…
Зуко покраснел.
-Нет-нет… просто... очень душно, - промямлил он, отводя глаза. Не хватало еще, чтобы девушка таким образом догадалась о его фантазиях.
-Остановимся?
-Ты закончила?
-Нет! Вообще-то все, что я до сих пор делала, я умела и раньше… Управлять мышцами, кровотоком не так уж сложно… если ты не заботишься о том, к кому применяешь свою силу, - маг воды тоже отвела глаза. – Мне важно найти технику, которая позволит делать все это, не причиняя боли и неудобства… Поэтому я стараюсь быть осторожной. Ты готов продолжить?
Принц огня сделал пару вдохов-выдохов, стараясь прогнать глупые мысли подальше.
-Готов.
Ее руки вернулись к его горлу, на мгновение стало труднее дышать, и он сказал ей об этом. Затем ее магия коснулась его лица, легким бризом обследовала место ожога, дразнящим массажем пробежала по коже головы, и принца снова стало клонить в сон. Он упрямо тряхнул головой, отгоняя дремоту.
-Что-то не так? – снова спросила Катара. – Не молчи!
-Все хорошо, - улыбнулся он. – Только спать хочется. Ты можешь что-нибудь с этим сделать?
Девушка пожала плечами.
-Попробую… Скажи, когда подействует…
То, что она делала, казалось совершенно невероятным: Зуко не понимал, как ей это удается, но через несколько минут дремотное состояние покинуло его, энергия солнца широким потоком хлынула в вены, смывая вялость и апатию, дышать стало легче, словно прохладный ветер подул в лицо или он умылся ледяной водой.
-Невероятно, - прошептал он, глядя на нее широко открытыми глазами. – Ты – волшебница!
Ее щеки вспыхнули румянцем от его похвалы, и смущенная улыбка тронула губы.
-Продолжать?
-Да! У тебя все прекрасно получается!
Зуко чувствовал приятный прилив сил, голова очистилась, все чувства обострились, и он сам не заметил, в какой момент ее едва уловимое присутствие внутри стало будить в нем странные, неожиданные реакции. Все началось с легкой щекотки в области ключиц, потом ощущение спустилось в область диафрагмы. Он думал, что это – действие ее магии, но, открыв глаза, увидел, что ее руки по-прежнему подняты к его плечам. Чувствуя, как что-то приятно пульсирует в области желудка, он уже хотел спросить ее, что она делает с его энергией, как вдруг ощутил молниеносный приток крови в низ живота. Удовольствие электрическим разрядом прожгло все тело, он едва сдержал стон. Глаза Катары расширились, и она в испуге отпрянула. Несмотря на это, реакция не прекратилась. Зуко пришлось сделать несколько медленных выдохов, чтобы унять расходившееся в груди сердце, и избавиться от мучительного чувства стыда, заливающего краской его бледные щеки. Его удивило молчание Катары, и он решился поднять на нее глаза: она стояла чуть поодаль, обхватив себя руками, и сразу отвела взгляд и покраснела, едва заметив, что он смотрит на нее. Задуматься над ее странным поведением Зуко не успел, потому что в этот момент в небе что-то полыхнуло, и через несколько секунд усилившийся ветер принес оглушительный раскат грома.
Катара в растерянности подняла глаза к стремительно темневшему небу – похоже было, что она совершенно не заметила приближавшейся грозы.
-Кажется, пора возвращаться, - неуверенно сказал принц.
-Ты прав, нас начнут искать, если мы еще задержимся…

За деревьями уже стали видны верхние постройки виллы, когда хлынул ливень. Зуко показалось, что это настигшая их туча разом упала на землю, – он в жизни не видел таких потоков воды с неба. Мгновенно промокшие, они все же постарались укрыться под сплетенными кронами.
Зуко посмотрел в сторону океана. Там стихия бесновалась во всей своей красе и ужасающем величии. Даже при свете дня, чуть затененном нависшими тучами, были отчетливо видны молнии, прорезавшие небо. Они словно золотые нити пытались сплести воедино небесный и земной горизонты, которые вдруг перестали быть единым целым.
Тот, кто видел грозу на море, может утверждать, что видел рождение мира. Видевший, как две пучины мрака подобно двум древним воинам сражаются между собой, взмахивая огненными мечами, ослепляя и оглушая весь мир, как вода стремится соединиться с водой через огонь, как Небо укрощает свою непокорную жену Землю, в безудержном, гневном желании полосуя ее нежное и упругое тело огненной плетью-семихвосткой­ и затем, так и не покорив, орошает собственными слезами, - может сказать, что видел истоки Вселенной.
Зуко оглянулся на Катару, безмолвно застывшую рядом.
Она пожирала грозу своими невероятными пронзительными глазами. Казалось, даже ее дыхание замедлилось, словно она боялась спугнуть дивное зрелище. Прислонившись спиной к дереву, не сводя горящих восторгом и страстью глаз с желтых, многоструйных всполохов пламени, низвергающихся в волны, она не замечала потоков воды, насквозь исхлеставших ее одежду, которая облепила ее, как вторая кожа. Зуко вдруг стало тяжело дышать, сердце забилось в горле, и в этот момент Катара взглянула прямо ему в глаза. Небо рухнуло.
Она смотрела, чуть пошевеливая атласными бровями, будто дразня его. Уголки губ подрагивали. И в то же время взгляд ее был серьезен. Зуко сделал шаг и оказался так близко от нее, что весь мир заполнили ее глаза. Казалось, прошла вечность, когда он, наконец, наклонился и вдохнул ее губы. Это было так, как если бы он пил небо и звезды, как первый взгляд на океан, как прыжок в воду с высокой скалы. Такого раньше не бывало с ним. И это было сейчас единственным оправданием, которое казалось ему достаточным. Мэй была далеко. Мэй была недосягаема. Мэй, подарившая ему свое доверие, Мэй, отдавшая ему свое одинокое и печальное сердце… Мэй никогда не простит его.
Он испытывал тайное удовлетворение оттого, что все было совсем иначе: шелковистые каштановые пряди – вместо гладких и сияющих, как лезвия ножей, тепло голубых глаз вместо расплавленной стали, соблазнительная смуглая, а не мраморно–бледная кожа, требовательные, жадные губы – взамен лукавых и ускользающих.
Прижав ее плечи к стволу дерева, Зуко отстранился и заглянул ей в лицо. Ее полузакрытые глаза слепо блуждали под дрожащими ресницами. Щеки горели. Тонкие пальцы сжимались и разжимались, словно пытаясь зацепиться за скалу перед неизбежным падением. Больше всего на свете ему хотелось сейчас подчиниться этому немому призыву.
-Катара... – еле выговорил он и замолчал, не справившись с голосом.
Она с явным усилием сфокусировала глаза на его лице и судорожно вздохнула.
-Мне страшно... – словно ответ на его незаданный вопрос.
Он снова взял ее в объятия, чувствуя, как нарастает неутолимая боль от пульсирующей во всем теле крови.
-Тебе нечего бояться, - едва слышно шепнул он. - Никто никогда не причинит тебе вреда…
Катара вздрогнула и отшатнулась от него: в глазах застыл ужас, и даже смуглая кожа не могла скрыть ее бледности.
-Ты не понимаешь, - она провела дрожащей ладонью по лицу и глубоко вздохнула. – Я… Надо остановиться.
Ее синие глаза снова встретились с его взглядом. Он, действительно, не понимал. Не хотел понимать. Только что ему казалось, что она принадлежит ему, - драгоценность, чудо из чудес, он чувствовал себя богачом, властелином мира, - ни трон, ни спасение вселенной не могли сравниться с обладанием этим сокровищем. А теперь она говорит ему, что ничего нет…
Катара внимательно смотрела в его глаза, полные заходящего солнца, и, казалось, читала его мысли, потому что вдруг закусила губу и отпрянула. Но он не дал ей ускользнуть, снова поймал губами ее губы, не желая знать, почему теперь она не отвечает ему, не решаясь задуматься над ее словами, не в силах сопротивляться тем бешеным токам, что рождала в их телах гроза. С горьким наслаждением он позволял своему рту причинять ей боль, стремясь заглушить этим свою собственную.
Катара попыталась вырваться, отстраниться, но он не позволил, еще крепче прижав ее к себе и сорвав тихий стон с ее губ: «Остановись!». Ее тело превратилось в натянутую тетиву, а ногти болезненно вонзились в его плечи, но ему было все равно. Только мстя ей и самому себе за эту слабость, за эту внезапную привязанность, он мог искупить свою вину перед другой любовью.
Внезапно прямо перед ним полыхнула голубая вспышка, и Зуко показалось, что в грудь ему врезался девятый вал, отбросив его от Катары, вывернув болезненно руки.
-Зуко, стой! – хрипло вскрикнула она.
Наваждение вдруг кончилось. Словно пелена спала. Он увидел ее, стоящую, прижавшись спиной к дереву, дрожащую и слабую, с рукой, вытянутой вперед. Но глаза ее – две черные беспросветные бездны расширенных зрачков – метали громы и молнии. Алые припухшие губы чуть приоткрыты, и из них вырывается частое дыхание. Под прозрачной кожей на шее сумасшедшим колокольчиком бьется пульс. Несмотря на свое недоумение, Зуко вдруг подумал, что в жизни не видел ничего прекраснее.
-Стой, - выдохнула она и опустила руку.
-Катара? – он не понимал, что оттолкнуло его с такой силой.
-Не заставляй меня... снова применять магию, - она закрыла глаза.
-Это ты?
-Я. Я, Зуко. И это меня ты только что чуть не сломал, как игрушку, - она снова подошла к нему и заглянула в растерянные глаза. – Это я, Зуко. И здесь нет никого другого.
-Но...
-Зуко, ты не понимаешь, что происходит. И я тоже… не уверена, что понимаю, - Катара отвернулась и осела на землю, прижавшись спиной к стволу.
Он оторопело покачал головой.
-Прости... я не должен был...
Она закрыла глаза, и ему показалось, что этим она пытается удержать слезы.
-Зуко, ты только что готов был забыть обо всем на свете: о своей стране, о войне, о том, что нам предстоит сделать, обо всех, кто остался там, в лагере! Да что ты – я почти забыла о них, - она мучительно покраснела, подбирая слова. – Мы ведем себя, как актеры в той злосчастной пьесе: все равно, мол, никто не узнает! Я не знаю, в чем тут дело – в грозе или в том, что я чувствовала тебя изнутри… - это прозвучало совсем тихо, на грани слуха. – Я даже не понимаю, откуда это взялось… Но это неправильно. Это солнце, гроза, магия крови, наваждение, не знаю! Мне страшно от того, что я делаю. С тобой. Мне страшно подумать, что было бы с ним, если бы я ответила… - Катара снова покраснела, не договорив. – Есть вещи гораздо более важные, чем мы и наши чувства… А я просто теряю голову! – девушка спрятала лицо в ладонях.
Зуко почувствовал, как сладкий туман в голове начинает рассеиваться, вытесняемый чем-то гораздо более знакомым – злостью. Ладони начали гореть, готовые выпустить на волю живое воплощение этой злости. Он постарался взять себя в руки, медленно выдыхая воздух из легких.
-Катара, - наконец, справившись с собой, юноша подошел ближе и сел рядом с ней на землю, - ты говоришь странные вещи. Только что мне казалось, что ты… что мы…
Тут он понял, что, как всегда, не сможет выразить словами то, что только что было между ними. Что было причиной этого сумасшествия – магия, послушная ее воле, или его глупый порыв? Да и было ли что-то? Он уже сомневался в этом.
-Неважно! Я тоже не понимаю, что происходит. Но еще меньше я понимаю то, что ты говоришь. О каком страхе? За кого?
Девушка подняла на него огромные глаза, полные удивления и недоверия. Он не выдержал и отвел взгляд – ее пальцы мелко дрожали, как затравленные лисята в норе, и принц понял, что она истощила свои силы – несколько часов непрерывных упражнений в магии крови оставили ее беззащитной и беспомощной. Зуко стало стыдно. Когда он уже решил, что ответа так и не будет, она снова заговорила:
-Прости меня. Это, правда, моя вина. С магией крови надо быть еще осторожнее, чем с магией огня, потому что она может не только причинять боль и подчинять врагов, она может подчинить самого мага… Так, вероятно, случилось с Хамой… Знаешь, она вела себя, как одержимая, казалось, ею управлял какой-то демон… И, наверное, так оно и было, только ее демоном стала ее собственная сила… Да, наверное, магия крови может исцелять, но для этого мне придется сперва научиться контролировать собственное тело и собственные эмоции… - Катара тяжело вздохнула. – Но чем ближе комета, тем сложнее мне сдерживать себя и свой страх. И этот спектакль вчера… Мне всю ночь снились кошмары…
-Мне тоже, - тихо вставил он и снова поймал ее удивленный взгляд, потом посмотрел на океан: гроза отступала куда-то за горизонт, отплевываясь золотыми вспышками. – Знаешь, дядя как-то попытался обучить меня технике молнии… Он назвал ее «хладнокровным огнем». Для того чтобы овладеть этой техникой, нужно, прежде всего, освоить самоконтроль, - Зуко усмехнулся, снова переводя взгляд на затаившую дыхание Катару.
-И?
-Боюсь, что понятия «самоконтроль» и «Зуко» несовместимы, - принц огня засмеялся, и Катара тоже усмехнулась, но тут же снова посерьезнела.
-А Хозяин Огня владеет этой техникой?
-Конечно! На то он и Хозяин Огня…
-Но как ты сможешь обучить Аанга управлять молнией, если сам не умеешь?
-Я научу его защищаться от молний. Этого, я надеюсь, будет достаточно… И кстати, об уроках магии: я думаю, что нам с аватаром пора вернуться к ним, - Зуко поднялся и протянул девушке руку. Катара секунду колебалась, будто боялась снова коснуться его, но потом приняла помощь.
-Ты прав. Нас нет уже слишком долго, - маг воды уже собиралась идти, но Зуко вдруг остановил ее.
-Пока мы говорили, я, кажется, понял, что ты имела ввиду… Ты говорила об Аанге?
Не нужно было дальнейших пояснений, чтобы догадаться, что вопрос попал в цель. Катара смутилась, отвела взгляд и кивнула.
-До меня только сейчас дошло: все то время, пока я гонялся за аватаром, ты вставала между нами, и тогда, в первый мой вечер с вами – помнишь, перед тем, как я потерял свою магию, - ты дала мне понять, что пойдешь на все, чтобы защитить его… И сейчас – ты снова беспокоишься о нем… Ты… любишь его?
Она секунду молчала, потом бесстрашно встретила его взгляд.
-Это неважно, - ее голос звучал абсолютно ровно. – Важно то, что ему предстоит спасти мир. И я не встану между аватаром и его предназначением.
Зуко понимающе кивнул и повернулся, чтобы идти.
-Ты покоришь магию крови, - твердо произнес он.

*** Эпилог .

Никогда он еще не чувствовал такой уверенности и такой мощи. Сила опьяняла, соблазняла безрассудством, но игра с ней была смертельно опасной, и принц знал это. Пожалуй, впервые за свою недолгую жизнь, он действовал абсолютно хладнокровно, спокойно и уверенно, и, казалось, ярость Азулы лишь укрепляет его волю. Зуко знал, что если бы он попытался создать молнию сейчас, у него бы все получилось, но - впервые - отказался от мощного, но неподвластного пока оружия в пользу простой и знакомой техники. Он ждал, сохраняя полное спокойствие. Ждал, когда Азула сорвется и допустит ошибку.
-Сегодня без молний? - крикнул он, перекрывая шум пожара, бушевавшего вокруг. - В чем дело? Боишься, я их перенаправлю?!
-О, я покажу тебе молнии! - в бешенстве взревела Азула, и Зуко понял: "Сейчас!"
Принцесса взмахнула руками, концентрируя энергию, готовясь выпустить с кончиков пальцев в мир саму Смерть. Но она слишком подавлена, огонь рвется наружу вместе с яростью, ему не хватает самой малости, крошечной лазейки в ее технике, чтобы без следа смести ослабевшую Азулу с боевой арены.
За треском горящих кровель и гулом пламени Зуко показалось, что он слышит звук бегущих ног. Катара. Не сводя глаз с сестры, принц сосредоточил все свое внимание на ее руках, в которых искрили и ломались голубые протуберанцы. Но Азула медлила, словно тоже ждала чего-то. И вдруг Зуко понял, что сейчас произойдет, понял, когда увидел змеящуюся усмешку на губах принцессы. Понял за мгновение до того, как Азула выбросила вперед правую руку, выпустив Смерть чуть правее замершего в стойке Зуко.
-Нет!
Всего два шага и один прыжок. Не успеть. В последний миг Зуко протягивает кончики пальцев, чтобы принять на них Смерть, будто ручную птицу, и Смерть поет, впиваясь ястребиными когтями в пальцы. В руки. В грудь. В сердце. Поет и машет огненными крыльями, но от них так холодно, так холодно... Зуко обессилено выбрасывает руку вверх, и - освобожденная - она срывается в затянутое тучами (или дымом?) небо, оставляя скорченное тело поверженного принца на каменных плитах дворцовой площади.
Он перекатился на спину, надеясь подняться, но боль навалилась всей тяжестью на грудь, уложив на обе лопатки. Зуко застонал, прижимая руки к израненной груди, снова попробовал встать. Бесполезно. Откуда-то издалека, из-за шума в ушах, из-за рева огня, пожирающего дворец, до него донесся топот ног и вскрик:
-Зуко!
-Назад! - хотел крикнуть он, но губы выпустили лишь стон.
Ослепительная голубая вспышка взорвалась между ним и Катарой, отбросив мага воды. Зуко перекатился на живот и приподнялся на руках, скрипнув зубами от боли. Катара снова попыталась приблизиться к нему, надевая на руку водяную перчатку, но ей пришлось отступить под натиском пламени Азулы, прикрываясь водяным щитом. Зуко протянул руку, собирая остатки энергии, но огня не было, каждый вдох обжигал болью. Он еще увидел, как Катара бежит по краю дворцовой площади, едва уворачиваясь от молний Азулы, а потом мир вокруг закачался и померк.

...Чьи-то сильные руки приподняли его за плечи и перевернули на спину. Боль вернулась удушающей волной, напомнив ему, что он еще жив. Зуко застонал и стиснул зубы. Что-то прохладное легло на опаленную молнией кожу. В первые секунды ощущение было мучительным, но затем боль утихла и стала отступать, по израненной коже растекался приятный холод. Принц огня приоткрыл глаза: она стояла рядом на коленях, приложив руки к его груди, лицо сосредоточено, брови сошлись в линию. Вдруг черты ее озарились улыбкой, и она обернулась к нему. Глаза были полны слез.
-Спасибо, Катара, - голоса едва хватило на шепот.
Слезы ручьями побежали по ее щекам, и ему захотелось прикоснуться к ее лицу. "Какая же ты плакса", - с нежностью подумал он, чувствуя, как боль уходит все дальше, уступая силе и жизни, которая втекала в него через ее пальцы.
-Кажется, это мне нужно благодарить тебя, - услышал он ее срывающийся голос.
Зуко попытался сесть, чтобы оглядеться, и с ее помощью ему это удалось. Азула неистовствовала, прикованная к решетке водостока. Судя по пламени, которое она изрыгала, силы ей было не занимать, но она была побеждена, и знала это. Принц оперся на подставленное плечо Катары и встал. Почему-то он не испытывал никаких эмоций при виде сестры - ни жалости, ни ненависти. Разве что грусть. Азула упала на спину, продолжая извергать огонь, ее лицо заливали слезы. Катара отвернулась, не вынеся безумного зрелища. Зуко накрыл ладонью ее руку.
-Ты воспользовалась магией крови? - спросил он.
Она подняла на него глаза.
-С ней - нет. С тобой - да. Тебе нужна была помощь, а я никогда раньше не лечила раны от молний... И ты был без сознания, я испугалась... Ну и... мне помог первый опыт - я теперь хорошо знаю твое тело... - Катара смутилась от того, как двусмысленно прозвучали ее слова.
-В таком случае, - усмехнулся Зуко, - не хочешь ли стать придворным целителем Хозяина Огня? Я сохраню за тобой место.

0

3

От ненависти до любви

Главы: фик состоит из двенадцати глав и эпилога (да... он большой, что не делает ему чести)
Автор: Nato
Бета: бета 1-5 глав - Midsun
Персонажи: Аанг, Азула, Айро, Зуко, Катара, Мэй, Озай, Сокка, Тай Ли, Тоф, Урса и другие знакомые. Введено небольшое количество новых второстепенных персонажей.
Пейринг: Зуко+Катара
Рейтинг: PG
Жанр: ANGST/ROMANCE (увы и ах)
Состояние: в процессе (10 глав закончены)
Дисклеймер: Я в этом деле человек бесправный. Обращайтесь к Майклу и Брайану.
Источник: http://fanatfiction.ucoz.ru/forum/63-71-1

Глава 1. Встреча
Человек в длинном дорожном плаще, надвинув на голову капюшон, стремительно шел вдоль берега. Времени оставалось мало, а цель была еще далека. С неба на грешную землю смотрела, улыбаясь, полная луна, река неспешно и величаво несла свои серебряные воды, легкий ветерок сгонял оставшиеся после недавнего дождя редкие растрепанные тучи поближе к ночному светилу, словно укутывая его в пуховое одеяло. Внезапно странник замер и прислушался, впереди явно кто-то был, и этот кто-то двигался в том же направлении, но с гораздо меньшей скоростью. Замедлив шаг, что бы случайно не налететь на нежданного попутчика, юноша всмотрелся в сгустившуюся темноту – ветер, как по заказу, именно сейчас решил завершить свое черное дело. Зуко не опасался незнакомца, здесь он был дома, здесь у него не было врагов, но годы странствий и борьбы приучили его быть осторожным, к тому же принц совершенно не нуждался в спутнике, туда, куда он шел, он должен прийти один – это обязательное условие.
Едва различимый хруст гальки за спиной заставил девушку обернуться, луна, словно желая помочь соплеменнице, пробилась сквозь тучи и на мгновение осветила лицо невольного преследователя. Юный маг воды узнала молодого человека, но выдать свое присутствие в опасной близи от столицы страны Огня не могла, и с трудом сдерживая внезапно нахлынувшую ярость, метнулась в расщелину окружающих реку скал.
Зуко же едва успел разглядеть силуэт девушки, как его внимание было самым неожиданным образом отвлечено ударившей под ноги молнией…
* * *
За несколько часов до описываемых событий
Вслед за звоном разбившегося стекла тишину дворцовых коридоров нарушил визг принцессы. Тай Ли поспешила в комнату подруги и, едва не столкнувшись в дверях со служанками и горничными, стала свидетельницей замечательной картины. Азула босыми ногами стояла среди осколков посуды и остатков еды, а по лицу и платью девушки стекали ручьи соуса, перемешанного с содержимым лежащего неподалеку чайника.
- Этим слугам ничего нельзя доверить! Даже ужин нормально донести не могут! Какая гадость…, - принцесса безуспешно пыталась отряхнуть одежду, и, наконец увидев всю бесплодность своих попыток, скорчила такую гримасу, что слуги исчезли еще до того, как она, вытянув указательный палец в сторону двери, прорычала: - Убирайтесь все!
В опустевших апартаментах остались только их хозяйка и Тай Ли, которая никогда не обращала внимания на резкий и властный характер подруги детства и теперь беспечно сидела на диване, то и дело поглядывая на малоприятную лужу на ковре.
- Пойдём отсюда, я не могу на это смотреть, меня тошнит, - Азула уже переоделась, бросила взгляд в стоявшее у стены зеркало, и, довольная увиденным, взялась за ручку двери. Дождаться ответа собеседницы ей и в голову не пришло.
- Да, конечно..., - неконфликтная и привыкшая к манерам принцессы девушка легко поднялась и вышла из комнаты.
Через пару минут они были уже в библиотеке и, усевшись на широкий подоконник, бесцельно таращились в окно. Бессмысленное времяпровождение претило деятельной натуре принцессы, и она не выдержала первой.
- Где Мэй? Я её целый день не видела.
- Угадай, Азула, у тебя есть три попытки, - съехидничала циркачка.
- А, понятно... Она с моим братцем... И что только она в нём нашла?
- Ну, не знаю, Зуко довольно милый…, - развить мысль о достоинствах Его Высочества она не успела, в коридоре раздались торопливые шаги, и в комнату почти вбежала долгожданная подруга.
Такое поведение было настолько не свойственно для Мэй, что девушки замерли в ожидании новостей. Интуиция их не обманула.
- У меня неприятное известие. Мы сейчас гуляли, - краска залила лицо. – И Зуко сказал мне, что уходит искать Урсу, что его достала эта неясность, и что ему надоело сидеть в четырёх стенах…
- Почему ты его не остановила?! – Азула разозлилась не на шутку. – Отец будет не доволен... И вообще, у моего брата нет права сбегать из дворца!
- Успокойся, я думаю, он недалеко ушёл, мы сумеем его догнать.
- Отлично. Мей, собирайся. Тай Ли, остаёшься здесь, если через два часа мы не появимся, возьмешь солдат и пойдешь по нашим следам.
- Удачи, девочки!
Принцесса народа Огня и её подруга, оседлав быстроногих ящеро-коней, неслись галопом по следу принца. Солнце село. И только когда россыпи звезд зажглись на синем бархате неба, и летняя ночь окончательно вступила в свои права, взмыленные животные прекратили бешенную гонку. Теперь они стояли, переминаясь с ноги на ногу, и, нервно всхрапывая, шумно вдыхали прохладный и влажный воздух. На мгновение из облаков вынырнула луна, и в её призрачном свете среди высоких скал заблестела серебристая лента реки.
- Отличное время для охоты, - сощурив глаза, прошипела Азула.
Мэй проследила за направлением взгляда спутницы и увидела на узком песчаном берегу знакомую фигуру в дорожном плаще. Человек стоял неподвижно, словно прислушиваясь к окружающему...
- Зуко... – прошептала девушка.
- Ему некуда бежать... Я хочу свести с ним счёты сегодня же... – даже не пытаясь скрыть яд, источаемый голосом, принцесса спешилась и, подойдя ближе, выпустила под ноги своему ненавистнику разряд. Просто так, для затравки, чтобы привлечь его внимание…
* * *
Молния ударила под ноги, превратив песок в тонкие, причудливо изогнутые стеклянные трубочки. Юноша резко повернулся в сторону возникшей из ниоткуда опасности и принял боевую стойку. В бледном свете луны он увидел своих врагов - две тонкие девичьи фигурки четко вырисовывались на мрачном фоне окружавших их скал. «А чего ты ждал? Сестренка в своем репертуаре… Но как она меня нашла...? Мэй…?», - даже не разглядев, а скорее угадав в силуэте противника ставшие уже такими родными черты, Зуко непроизвольно опустил руки и, растерянно тряхнув головой, сдернул капюшон. Движение было таким наивным и отчаянным, словно парень цеплялся за остатки призрачной надежды, надежды на то, что его просто не узнали, приняли за другого… Как будто это могло помочь…
- О, без сомнения, это Зузу, – с ухмылкой на лице произнесла Азула.
«Что им надо?», - невысказанный недоуменный вопрос не остался без ответа, Азула заговорила…
- Далеко ли собрался, дорогой? – эхо усилило голос, раздавшийся в тишине ночи. – Неужели Ваше Высочество думал, что я такая глупая, и никогда ни о чём не узнаю? Ты ошибся, тебя предали, Зузу. От меня не сбежать, да это и не придет тебе в голову, гордец. Да, кстати, мамочку искать я не разрешаю... Это приказ отца, даже не смей ослушаться!
Надменно-пламенная речь младшей сестры объяснила все и даже больше, чем брат хотел бы слышать, каждое едкое слово остро заточенным клинком резало сердце, раскаленным клеймом врезалось в сознание, поднимая из его мутных глубин, казалось навек похороненную безысходность и ярость. Да, он дома, и отец восстановил его в правах, но ничего не изменилось – он по-прежнему презираемый изгой в своей семье и нет ему ни доверия, ни прощения. Он пленник, пленник в четырех стенах собственной комнаты – роскошной и величественной темницы, узник, ослушавшийся приказа грозного стражника или… палача…? Мысли, словно вспугнутые крохотные птахи, метались в голове принца, мутя рассудок и смущая чувства. И вдруг хаос прекратился, из всего сказанного разум выхватил основное и, наверное, впервые в этой израненной душе наступило ледяное спокойствие, пугающее и приводящее в упоение одновременно. «Мэй предала меня, - Зуко усмехнулся, дернул застежку, плащ упал на песок. – Что ж, я не нуждаюсь ни в чьей помощи, я один, я привык, и я справлюсь».
Движением, отработанным за годы тренировок до автоматизма, руки юноши заняли необходимую позицию, показывая его готовность к бою.
Огонь бывает разный, но не придумали еще безопасного огня. Мощная нежно-голубая струя, разрезавшая чернильную темноту ночи, встретила на своем смертоносном пути огненно-желтый поток и совсем как брат и сестра, алчущие крови при молчаливом попустительстве равнодушной луны, два пламени поглотили друг друга, оставив на месте своей последней встречи только дым и грохот.
- Ты забываешься, Азула. Как бы там ни было, я – наследник престола, а ты – всего лишь моя сестра! С этого момента я и только я буду решать, куда, когда и зачем мне идти! – два длинных раскаленных хлыста родились в руках мага огня и с каждым сказанным словом, словно насыщаясь взрывоопасной энергией из смеси гнева и холодного рассудка, удлинялись и крепли. Достигнув своего апогея, они, как пара палашей, управляемых руками умелого воина, обрушились на врага…
Услышав ответ брата, девушка расхохоталась, ей показалось забавным, что он всерьез считал себя достойным трона, но от хорошего настроения не осталось и следа, когда он подкрепил свои слова делом. Принцесса едва успела создать огненную стену, которая защитила её от сильнейшего удара, на нежной коже появились следы сажи и ссадины, но, отдышавшись, она продолжила эмоциональную экзекуцию.
- Я вижу, ты кое-чему научился... что ж, это похвально, - Азула усмехнулась. – Но тебе всё равно меня не победить. Я всегда буду сильнее тебя, запомни это... Ты хочешь сказать, что когда-то станешь Хозяином Огня? Ха! – она сделала ударение на последнее слово. – Да отец ненавидит тебя! А если узнает, что ты скрыл от него то, что Аватар жив, он просто выкинет тебя, как шелудивого пса, подарив на память ещё один шрам! Ты никогда! Слышишь, никогда, не будешь любимым в семье... Что с того, что ты наследник? Я тоже наследница, любимая наследница. И шансов на трон у меня гораздо больше…
Хохот, многократно повторенный безжалостным эхом, резанул слух.
- Ну, хватит разговоров, начнём бой...
* * *
Смерть – всего лишь один незамысловатый иероглиф. Смерть лаконична и нетребовательна, всего единственный маленький шаг – и нет пути назад. У совершившего этот шаг нет возможности все изменить или переиграть, выбор, сделанный однажды становится конечным - мертвого не воскресишь, у него не попросишь прощения. Осмелившийся остановить чье-то дыхание должен помнить, что своим решением он лишает человека будущего – его дети никогда не родятся, его дела останутся незаконченными, предназначение – невыполненным. Душегуб, отнимая жизнь у врага, умирает сам, убивая в себе Человека… Жизнь – тоже один иероглиф, однако она многогранна и неоднозначна, оставляет за людьми право выбора и всегда дает шанс исправить ошибки. Но зажечь свечу гораздо труднее, чем погасить ее…
«Смерть… Это ведь насовсем, - юноша не верил своим ушам. – Этого не исправишь потом… Никогда…»
Брат и сестра ссорились всегда, но слово «убить», равно, как и одноименное желание, прозвучало впервые. Унизить, показать свое превосходство, доказать ничтожность противника – да, все это было, но так… Может быть, Зуко и убивал раньше, но исключительно в бою, обороняясь, когда есть только один выбор или ты, или тебя, и даже тогда он сознательно не хотел гибели противника. Когда он перестал быть братом и стал врагом для Азулы, парень так и не смог понять, как не мог даже представить причины, приведшей к этому.
Принц вскинул голову и посмотрел в лицо девушки, их глаза встретились… «Она чудовище…, - наткнувшись на равнодушный и пустой взгляд, Зуко похолодел. – И это чудовище приняло решение и не отступит…».
Огромный огненный шар, созданный умелым магом, стремительно приближался к цели...
Молодой человек оглянулся вокруг, оценивая свою позицию. Более невыгодной для него ситуации сложно было представить, слева и справа темнели громадины совершенно отвесных скал, а позади… позади была река. Берег, разделявший камень и воду, представлял собой узкую, в пару метров шириной, полоску песка и годился разве что для побега, но такой исход был неприемлем.
«Раз… Два… Три…, - юноша отступал, рассчитывая скорость летящего на него пламенного шара и готовясь выставить защиту. Вода подбирается к середине голени, вот она уже по колено. – Четыре… Пять… Шесть…». Один резкий встречный удар, гасящий скорость палящего «подарка» сестры, руки в стороны, огненный сферический защитный экран, невыносимое напряжение мышц и воли в желании его удержать… От нестерпимого жара лопается кожа под обожженным глазом, и кровавая слеза стекает на подбородок, смрад опаленных волос раздражает обоняние, но выпад отбит, и это хорошо...
Как только опало пламя, Зуко, стоя по колено в воде, выпустил серию разрушительных коротких всполохов в каменную гряду слева, справа и под грохот падающих обломков – три точечных удара… в сестру…
Скрытый от посторонних глаз невольный зритель этого действа безрезультатно боролся с липким ужасом, сковавшим тело. «Так не бывает…, - девушка представила своего брата и похолодела. - Так не должно быть…»
* * *
От грустных мыслей Мэй отвлёк шум, она повернулась к Азуле и не поверила своим глазам. На лице подруги был виден страх. Вскоре стала понятна и его причина. Мало того, что груды камней, обрушенные принцем, скатывались на песок с оглушающим грохотом, так ещё прямо на них летели три файербола. В самый последний момент принцесса успела сотворить огромный купол из синего пламени и, откинув силой огненных волн осколки скал на приличное расстояние, встала в боевую стойку, приготовившись отражать удары. Первый Азула отбила легко, второй, едва сумела остановить стеной огня. Но третий... На третий времени уже не оставалось.
«Она не успеет. Помочь ей, это значит… предать Зуко, но…», - мысли Мэй метались от одного к другому, но времени для раздумий не оставалось. Непонятно, что взяло верх: страх, злость или трусость, а может, простая человеческая жалость, но, мгновенно приняв решение, она прыгнула на подругу, сбив ее с ног и позволив тем самым огненному шару пройти мимо.
- Зачем ты мне помогла? Я бы и сама справилась, - принцесса резко поднялась с земли, оттолкнув от себя девушку, и тут же перекинулась на противника: - Удачи тебе, Зузу! Но она тебе уже не нужна, не спасёт!
Отточенные движения рук, голубые проблески и …
Самого удара Зуко уже не видел, оглушенный сухим треском раздираемого электрическим разрядом воздуха и невыносимой болью в левом плече, он, отлетев на пару метров назад, окунулся в спокойные воды реки. Последнее, что отметило ускользающее сознание - это сладкий запах грозового дня, окруживший его и яркая вспышка, слепящая глаза.
В ту же секунду, когда голова юноши погрузилась в темный поток, река взорвалась… У кромки берега в высь, к самым звездам, взметнулись столбы пенящейся воды, как стеной разделяя противников… Казалось, что сама природа, восстав против столь хладнокровного убийства, бушевала и неистовствовала.
Холод и влага вернули сознание, и не успел принц понять, что тонет, как река выпустила его из своих смертельных объятий, и в грудь ворвался теплый летний воздух. Зуко, оглохший, с онемевшим плечом, пытался сконцентрироваться на противнике и оценить ситуацию, но окружающая действительность плыла и качалась. Наконец, сфокусировав взгляд, юноша оторопело уставился туда, где должна была быть сестра… Найти ее не позволила вздыбившаяся стеной вода, а между ним и этой импровизированной завесой стояла тонкая девичья фигурка. «Она сумасшедшая, эта девчонка, встать на пути Азулы – это самоубийство», - мысли были мягкими и пористыми как губка, но спасибо, что вообще были. Внезапно в голове Зуко прояснилось, к зрению вернулась четкость, и он увидел то, чего не замечал раньше – между ним и сестрой встал… маг воды. «Кто она? – словно в ответ на его немой вопрос неведомая защитница обернулась. – Этого не может быть… Просто потому, что этого не может быть никогда…».
Катара опустила руки и пока, более не поддерживаемая силой магии вода, с плеском и гулом обрушалась вниз, девушка создала небольшие волны по обе стороны от себя и приготовилась нападать… «Впереди враг, позади… тоже враг?» - в такой ситуации Катаре бывать еще не приходилось, но решение принято, отступать поздно и, вверив свою жизнь принцу, девушка запустила в принцессу очередь острых ледяных дисков…
Получив нечаянную передышку, Зуко попытался подняться на ноги, но сделать это ему удалось только с третьей попытки и то, цепляясь за талию и плечи своей заступницы. «Родная сестра пытается меня убить, а заклятый враг спасает мою жизнь… - движение отняло много сил, плечо нестерпимо болело, и он уткнулся лбом в спину девушки, пытаясь восстановить дыхание. – Почему?» Несмотря на то, что окончание фразы Зуко произнес вслух, маг даже не обернулась, но предприняла все усилия, что бы не порезать ослабевшего парня…
* * *
Сумасшедшая пробежка по берегу даром не прошла. Обессилевший от ранения Зуко болезненно морщился, пытаясь отдышаться. В боку кололо, развороченное плечо нещадно болело, голова кружилась. Им все-таки пришлось покинуть место боя, воспользовавшись кратковременным преимуществом, пока ошарашенная Азула как могла отбивалась от ледяных дисков и огненных шаров. Юноша искоса взглянул на свою спасительницу, пытаясь понять, почему она вступилась за него. Девушка, открывая на ходу бурдюк, подошла вплотную, надавила на здоровое плечо, усадив парня на песок, сама опустилась рядом. Вода в руке мага засветилась голубым…
- Не надо! – принц дернулся, но был тут же остановлен властным движением. Боль утихла, о ране напоминала только опаленная одежда. – Почему?
Катара, не удостоив его ответом, поднялась и направилась своей дорогой, словно ничего не произошло…

0

4

Глава 2. Проклятый лес
«Зачем я ввязалась в эту драку? – Катара быстрым шагом шла вдоль реки. – Зуко – мой враг, что со мной такое…». Круглая, словно головка сыра, луна, контрастируя с темным шелком ночного неба, освещала ей путь. Через некоторое время девушка остановилась, внимательно огляделась по сторонам и достала пергамент. «Здесь», - она смотрела на поросшую лесом огромную гору, возвышающуюся на противоположном берегу, именно туда, на вершину, ей и надо было попасть…
* * *
- Мне нужно увидеться с этим человеком, - Аанг, превознемогая боль, приподнялся над своим импровизированным ложем. – Срочно!
- Ты еще очень слаб, - Катара уложила мальчика обратно и сурово сдвинула брови. – Это совершенно невозможно. Не сейчас!
Грустно взглянув на подругу, аватар вздохнул и, отрицательно тряхнув головой, произнес:
- Надо. Я пойду. Завтра.
Пожав плечами, с напускным безразличием девушка вышла из палатки и присела у костра. «Второго боя с Хозяином Огня он не выдержит. Значит, действительно, надо идти. Этот артефакт нужен нам как воздух».
Когда стемнело и все ее друзья мирно посапывали в своих постелях, Катара, оглядев стоянку тоскливым взглядом, пошла по направлению к столице, сжимая в руке старую карту – наследие аватара Року… Когда генерал заметил ее отсутствие, было уже поздно что-либо менять. Айро вздохнул и подсел ближе к огню. Сердце защемило, и вдруг ему вдруг подумалось, что сюда эта смелая девочка уже не вернется, никогда…
* * *
Легко преодолев водную «преграду» юный маг оказалась на другом берегу у подножья крутого склона. Деревья стояли глухой монолитной стеной, и даже ветер, обдувающий горячие от волнения щеки, не мог, казалось, потревожить зловещего безмолвия проклятого леса. Дом, если верить пергаменту, располагался на самой вершине, и другой дороги туда не было. «Заблудиться невозможно. Нужно просто все время идти вверх по откосу», - вздрогнув, словно от неожиданного прикосновения, Катара, преодолевая страх, сковавший тело, вступила в пугающую черноту…
Темнота, обрушившаяся на девушку, была непроглядна и безмолвна. Этот странный лес, казалось, не пропускал извне в свои чертоги ни звуков, ни запахов, ни света. «Ничего страшного, надо просто подождать, пока глаза привыкнут», - нащупав корень одного из исполинов, Катара присела на него и стала что есть сил вглядываться в обступившую ее тьму. Дышать было тяжело, воздух здесь был душным и вязким, тело мгновенно покрыла липкая испарина, ноздри щекотал тяжелый запах сырости и гниения. Окружающие предметы упорно не хотели проявлять себя, а на уши словно надели меховую шапку – ни один звук, кроме шума кровотока и биения собственного сердца, не раздражал барабанные перепонки. От этой звенящей тишины в душу заполз ледяной ужас. Не будучи в силах дальше бездействовать, девушка вскочила и, подгоняемая страхом, ринулась вперед, выставив одну руку, что бы не налететь на невидимое глазу препятствие. Предосторожность оказалась излишней, так как уже спустя секунду Катара лежала лицом вниз на дурно пахнущей, влажной пружинящей почве, опрокинутая кем-то или чем-то ударившим в спину и навалившимся на нее… Неизвестное что-то было тяжелым, теплым и нещадно ругалось. Этот голос она узнала бы из тысячи, он принадлежал врагу, но здесь, во мраке, не было сейчас голоса роднее и желаннее.
- Слезь с меня, идиот! – тут не было даже эха, слова звучали глухо, как из бочки. – Ты меня раздавишь!
- Ты… Что тебя сюда понесло? – по крайней мере, он откатился в сторону, и Катара смогла сесть.
- Не твое дело!
- Как ты со мной разговариваешь, девчонка! – Зуко явно обиделся на «идиота». – Я же все-таки принц.
- Ой, простите, Ваше Высочество, меня неразумную, - противным голосом вещала в полной темноте девушка. – Не соблаговолит ли Ваше Святейшество зажечь огонек, а то как-то глупо ругаться, не видя своего оппонента, не находите?
Буркнув что-то нечленораздельное, юноша внял-таки голосу разума и через мгновение увидел перед собой перемазанное в грязи личико своей недавней спасительницы.
- Ну и что ты здесь делаешь?
- Шла себе по делам, пока кое-кто не сбил меня с ног…
- Не знал, что маги воды умеют видеть в темноте, - принц усмехнулся и добавил, глядя, как девушка поднесла к его лицу ладонь с растопыренными пальцами, словно пытаясь оцарапать, - или ты кошка?
«Язва!», - юноша в самый последний момент успел перехватить руку, и ей не оставалось ничего другого, кроме как разъяренно шипеть, сузив небесно-голубые глаза.
- Ты как хочешь, но я спешу. Мне наверх, - ему было жутковато и, если честно, парень обрадовался этой нечаянной встрече. – Ты со мной?
- Я – сама по себе! – гордость, однако… - Но с тобой. У тебя есть свет.
Молодые люди поднялись на ноги. Зуко еще раз усмехнулся, пожимая плечами, словно говоря: «как хочешь, со мной так со мной», и увеличил пламя, чтобы осветить дорогу. Открывшаяся картина была столь ужасающа, что Катара, сделав шаг назад, вжалась спиной в спутника и уцепилась за рукав его плаща. Огонь погас, но и этой малости хватило юным магам, что бы разглядеть окружающую их действительность…
На деревьях не было ни листьев, ни хвои, их ветви, словно опутанные темно-зеленой паутиной, свешивающейся огромными бесформенными патлами, клонились к земле. При неосторожном прикосновении к этой имитации листвы вниз бесшумно осыпалась пахнущая тленом пыльца. Абсолютно гладкие, причудливо изогнутые стволы отражали нечеткий свет пламени, точно были сделаны из неизвестного отполированного металла. Их черные изгибы местами переплетались так, что отрицали саму возможность пройти сквозь эти дебри. Под ногами лежала субстанция, больше похожая на влажную губку, чем на траву или почву, она глушила шаги и неприятно поддавалась под ногами, будто стремясь утянуть посмевшего потревожить вековой покой этого места в неизведанные глубины…
Подростки молча стояли во мраке, вслушиваясь в дыхание друг друга.
- Спасибо, - девушка была благодарна за спасительную темноту. – Но нам надо идти…
Огонек загорелся вновь, но отрывать от себя девчонку принц не стал, тепло человеческого тела рядом дарило частичку спокойствия и уверенности, да она и не сопротивлялась. Крепко держась за руки, словно дети или влюбленные, два заклятых врага двинулись в глубь странного леса…
* * *
Казалось, что прошла уже целая вечность. Чем выше поднимались они в гору, тем сильнее менялся окружающий пейзаж: гладкие стволы исчезли, их сменили корявые, испещренные тысячелетними морщинами. Как и прежде все это «великолепие» окутывали массивы паутины и зловонной пыльцы. Не выпуская руки девушки, Зуко упорно двигался вперед, но Катара уже устала и просто плелась позади, все чаще спотыкаясь о многочисленные переплетения корней и мелкие кочки, а последние полчаса парень просто тащил ее за собой. Девушка не жаловалась, стиснув зубы, она молча брела, преследуя свою, неведомую принцу цель. Обернувшись и украдкой взглянув на усталое и бледное лицо попутчицы, парень резко остановился, поняв, что дальше она идти не сможет.
- Надо отдохнуть, - юноша присел на корневище, приглашая спутницу сделать то же самое. – Скоро ночь кончится, станет светлее. Наверное.
Маг воды в изнеможении опустилась на соседний корень и, прислонившись спиной к стволу, устало прикрыла глаза. Сырость делала свое черное дело - оказавшись без движения, девушка продрогла и сейчас стучала зубами от холода.
- Возьми. Он, конечно, тоже отсырел, но все-таки… - Зуко протянул ей плащ. – Я погашу огонь, надо поспать.
Катара завернулась во влажную, но еще хранящую тепло его тела ткань, благодарно улыбнулась и смежила веки. Свет погас. Мрак окружил молодых людей…
Вскоре оба поняли, что выбрали не очень удачное место для привала. Тишину, бывшую еще миг назад абсолютной, нарушили короткие ритмичные звуки, усиливающиеся с каждой минутой. Одиночный и назойливый ритм рос, расширялся и неотвратимо приближался к путешественникам. И вот, это уже не один звук, а множество, целый сонм ускоряющих свой темп ритмов, и вот они уже узнаваемы – это стучат сердца, тысячи сердец…
Катара резко села, почувствовав немое присутствие чего-то неживого, щека ощутила легкое, словно воздушное, холодное прикосновение, а в голове раздался навязчивый, но неразборчивый шепот. Коротко вскрикнув, как вспугнутая птица, она в один прыжок преодолела расстояние, разделяющее их, и прижалась к не менее испуганному принцу. Так, закрыв глаза и обмирая от ужаса, они дожидались рассвета, а вокруг бушевал и неистовствовал изматывающий душу и разрывающий сердце ритм, сопровождаемый легким движением вязкого воздуха. С первыми лучами солнца тьма стала бледнеть, звуки сошли на нет, снова наступила тишина и безмолвие. Последнее, что потревожило перепуганных детей, это был ставший вдруг понятным надрывный шепот: - «уходите отсюда… бегите, неразумные… опасность…»…
- Зуко, что это было? – не открывая глаз, глухо спросила девушка.
- Не знаю… Но это закончилось, - он поудобнее расположился на относительно сухом куске дерева и осторожно приобнял свою попутчицу. – Спи. Нам надо отдохнуть…

Глава 3. Люди-деревья
Пробуждение было не особо приятным. То ли лежанка была узкой, то ли объятия не достаточно крепкими, но факт остается фактом, рука Зуко ослабла и Катара скатилась на землю, снова угодив лицом вниз. Девушка поднялась на ноги и, обтерев грязь подолом длинной юбки, осторожно присела на ближайший корень. «Он не виноват. Он же спит», - уговаривала она себя, борясь с навязчивым желанием заехать принцу кулаком в живот.
С наступлением утра все ночные опасения рассеялись, как страшный сон, и хоть лес не стал ни приветливей, ни безопасней, но днем здесь было гораздо светлее, да и гробовое безмолвие уже не так щекотало нервы. Глядя на мирно сопящего юношу, перемазанного грязью и пыльцой, Катара наскоро перекусила тем, что нашла в своей котомке и, отломив солидный край хлеба, подошла к спящему. Положив снедь на валяющиеся поодаль ножны, ибо чище места не нашлось, она осторожно пошла вверх по склону, уповая на то, что губчатая почва поглотит шум удаляющихся шагов. «Идти дальше вместе было бы полным безумием, ему вряд ли понравится цель моего путешествия», - девушка обернулась и поймала себя на крамольной мысли, что расставаться ей совершенно не хочется…
Корявые стволы обступили юного мага, ветви деревьев местами переплетались так сильно, что двигаться вперед в полный рост было просто невозможно. «Палаши сейчас не помешали бы», - продираясь сквозь дебри и то и дело ощущая жжение оцарапанной кожи и слыша звук разрываемой одежды, грустно вздохнула путешественница. Когда волосы в очередной раз зацепились за что-то, Катара, почувствовав опасность, резко обернулась. Черные шелковые пряди оказались крепко зажатыми в ссохшейся руке, а из глубины ствола пленившего ее дерева чернел пустыми глазницами человеческий череп. Лишь сейчас девушка заметила, что некоторые деревья в этой части проклятого леса – это гипертрофированно огромные мумифицированные тела людей или кого-то очень на них похожих. «Так вот почему здесь так пахнет тленом…», - только и смогла она подумать и, взвизгнув, ринулась обратно, туда, где оставила своего попутчика, радуясь, что не успела уйти далеко. Из разжавшихся пальцев скелета выпал клок темных волос…
* * *
- Аанг, это бессмысленно, - Айро пытался образумить не на шутку разбушевавшегося мальчишку. – Она ушла еще ночью! У нас даже карты нет …
Сокка, согнув колени и положив на них голову, сидел на земле, Тоф понуро стояла рядом, девочка выглядела огорченной и растерянной.
- Но Вы же знаете, как это опасно, она не сможет… и она одна… - бросив посох, аватар присел рядом с другом и, отвернувшись от своего учителя, заплакал.
- Она не одна… - хитрый старик успел совершить ночную вылазку к реке.
Мальчик, подняв полные слез глаза , пристально и удивленно взглянул на генерала.
- Она вместе с… Зуко, - Айро даже зажмурился, предвидя последующую за этими словами реакцию.
- Опять этот Зуко! – Сокка вскочил на ноги и, отчаянно жестикулируя, подошел к старику. – Они же перебьют друг друга!
- Не перебьют…, - рассказ был недолгим, но содержательным. Выдав все, что ему удалось узнать, подслушав разговор племянницы и ее подруг, мужчина замолчал и внимательно посмотрел на аватара.
- Ну, что же… Зуко – это лучше, чем ничего, - мальчик вздохнул и отвернулся. – Он хотя бы маг огня, теперь у них есть шанс… Но с чего ему помогать Катаре?
- Кто знает? Кто знает…
* * *
Подобно обезумевшему лосе-льву, ломая ветви и обдирая руки и тело, с невообразимым в этом тихом месте шумом Катара вылетела на место ночевки. Зуко, едва не подавившийся куском хлеба, из которого состояла его трапеза, закашлялся.
- И зачем ты вернулась? – с трудом проглотив застрявший в горле кусок, юноша посмотрел на взъерошенную, запыхавшуюся девушку.
- Ну…, понимаешь…, я подумала…, а вдруг у тебя воды нет! – в нос принца ткнулся снятый с пояса бурдюк.
- Спасибо за заботу, - парень усмехнулся - только слепой не заметил бы ужаса, плещущегося в этих огромных синих глазах. – Но воды у меня предостаточно… Что там?
- Там люди. Мертвые. Много, - сдалась Катара и выразительно посмотрела на его палаши. – Мне нужна твоя помощь.
«Вот ведь заноза. Но долг платежом красен», - завершив едва не окончившийся так трагически завтрак, юноша поднялся.
- Пошли…
* * *
По вытоптанной девушкой просеке путешественники углубились в лес, и чем дальше они шли, тем гуще срастались на их пути ветви. Одежда молодых людей была уже порядком изорвана, руки и лица украшали многочисленные царапины и ссадины, но с завидным упрямством они продолжали двигаться вперед. Когда же дебри стали абсолютно непроходимыми, Зуко вынул мечи, и девушка смогла вдоволь налюбоваться, как спутанные ветки, подчинившись напору закаленной стали, с сухим хрустом ломались и падали ему под ноги…
Медленно, но верно, изредка давая отдых уставшему принцу, путники продвигались к своей цели, обходя стороной странные и пугающие человекоподобные деревья. Но теперь, когда на их пути возникла целая стена, целиком и полностью состоящая из этих то ли растений, то ли скелетов, палаши замерли в руках юноши, он не решался рубить, пусть не живую, но плоть. Оглядевшись, подростки поняли, что другого выхода нет, эта стена, казалось, опоясывала гору, так далеко она простиралась по обе стороны от них. Зуко размахнулся и нанес первый удар, руки-ветви бесшумно обвалились вниз, а лицо воина окатили кровавые брызги. В ту же секунду по лесу пронесся заунывный протяжный и леденящий душу стон, словно сама земля стенала и выла от боли.
- Прекрати, Зуко, прекрати! – Катара присела и зажала уши руками.
Юноша опустил оружие и вытер лицо рукавом плаща. Молодые люди, снова оказавшись в тишине, растерянно смотрели друг на друга.
- Ты как хочешь, а мне дороги назад нет,- принц злился, сам не понимая на кого, злился за эту неожиданную заминку, но возвращаться к своему занятию не спешил.
- Зачем тебе понадобился старик Вонг? – девушка тоже, как могла, оттягивала неприятный момент.
- Я должен узнать, что произошло с моей мамой, - почему он сказал правду, он и сам не понимал, наверное, потому что там, в пещере, подобный разговор уже был. – Вонг может… должен мне помочь. А ты?
- Мне… мне нужна одна вещь… артефакт…, - это тоже была почти правда. – Очень нужна.
- Почему пошла ты, а не ОН? – Зуко внимательно смотрел на собеседницу.
- Неважно. Так получилось. Он… Неважно…
- Он ранен, да?
- Да, - Катара опустила голову, не выдержав взгляда своего визави, как ни как, они пытались убить его отца, да и сейчас, сам того не ведая, он помогает им в осуществлении этого.
В который раз девушка подумала, что и ее враги – тоже люди, которые имеют родителей, детей, братьев и сестер, испытывают боль и страх, ревнуют, любят и страдают…
- У тебя царапина на щеке. Я помогу, - доставая бурдюк, она взглянула в лицо юноши.
Он все понял, словно прочитав ее мысли, но не отстранился, позволив залечить рану. Его кожа оказалась приятной на ощупь, теплой и очень бледной, совсем не такой, как у Сокки или других мужчин из племени Воды. Золотистые глаза смотрели в упор, как бы испытывая ее. «Красивые у Хозяина Огня дети. Особенно сын…», - испугавшись собственных мыслей, маг воды резко отдернула руку, которая и без того излишне долго задержалась на лице врага.
Зуко же, смотрясь в огромные небесно-голубые глаза, выделявшиеся на загорелой коже, думал о своем: об отце, о сестре, о Мэй, о ее предательстве, о вчерашней ночной битве, там, у реки. «Эта девчонка никогда не предаст… аватара. Зачем она спасла мне жизнь? Что ей надо от Вонга?», - незаметно, но вполне логично размышления юноши переключились на спутницу. Принц, словно ища ответ на эти вопросы, уже откровенно рассматривал девушку и только когда мысли его ускакали совсем уж не в ту степь, смутившись, опустил глаза, разглядывая кровавые брызги у себя под ногами.
- Заткни уши…, - сильные руки вновь взялись за палаши…
* * *
К счастью, этот ужас закончился относительно быстро, и спустя час, изрядно политые кровью и слегка оглушенные подростки стояли на берегу зловонной лужи, гордо именуемой в пергаменте болотом. Над водой, покрытой ряской и все той же паутиной, зеленел слабый туман, переливающийся в сером сумраке уходящего дня фосфоресцирующим светом.
- Не нравится мне это марево, - принц в принципе воду не любил, а тут вообще мало чего хорошего можно было ожидать.
- Ничего, болото оно и в стране Огня болото, - девушка улыбнулась. – Вот и у меня появился шанс стать полезной.
Катара прошлась вдоль кромки воды, легкие ноги оставляли в топкой почве глубокие следы, мгновенно заполнившиеся мутной зеленовато-серой жижей. Резкий взмах руки с распростертыми пальцами и … ничего. Поверхность водоема отказывалась превращаться в лед. Еще одна попытка и … тот же результат. Девушка подняла и опустила волну, сформировала огромный шар и запустила его вдаль, это – пожалуйста, а замерзать – увольте. Безвольно опустив руки, маг замерла на краю суши, ожидая насмешек.
- Что не так? - в его голосе не было и намека на издевку, в силе ее магии он ни на секунду не сомневался, как говориться «проверено на себе».
- В этой воде что-то есть, какая-то примесь, - Катара задумчиво смотрела на неподвижную гладь. – Я даже не уверена, что это вообще вода. У меня не хватает сил ее заморозить…
«Хуже не придумаешь», - юноша почему-то поверил ей сразу, безоговорочно.
- Скоро ночь. Там, - принц указал в глубь тумана, - островок. До него надо добраться засветло.
Девушка тоже видела этот частично скрытый дымкой кусочек суши, но ступать в трясину не решалась, какое-то смутное предчувствие останавливало ее. «Знать бы еще чего я боюсь. Уж точно не утонуть…», - она с тоской обернулась, но, глянув на попутчика, не смогла удержаться от улыбки. Парень, словно котенок, видящий воду впервые, окунул в нее носок сапога и с нескрываемым отвращением отдернул ногу. Глядя на эту картину, Катара забыла все свои страхи и снова почувствовала себя сильной и смелой, как тогда, в пустыне.
- Пошли, Ваше огненное Высочество, - теперь уже она сама взяла его за руку. – Остров близко. Иди за мной, след в след…
Зуко вздохнул и, подчинившись неизбежному, полез в мерзкую и тошнотворно-теплую жижу, доходящую ему до … ну, в общем Катаре было почти по пояс…

0

5

Глава 4. Болото

До острова они добрались довольно споро и без особых приключений. Ну, разве можно назвать приключением троекратное погружение в замечательно густую, пахнущую падалью, теплую жижу по самые уши. Так, мелочи и не более того.
Едва успев выбраться на твердую и относительно сухую поверхность островка, Зуко немедленно занялся одеждой. Он высушил ее, испарив влагу, и ощутил, что она, одежда, стала раза в два тяжелее и покрылась твердой коркой, к тому же нещадно смердела. «Радость» принца по этому поводу была столь велика, что он бы с удовольствием что-нибудь поджег, только вот нечего – одна вода вокруг. Катара же ухитрилась стряхнуть грязь вместе с водой и выглядела более пристойно, хотя окружающего воздуха тоже не озонировала. Девушка хотела было помочь и спутнику освободиться от килограммов налипшей болотной глины, но опоздала - юноша к тому времени уже умудрился запечь ее в непробиваемый керамический панцирь и теперь выглядел довольно забавно.
- Что? – с вызовом спросил он, заметив веселых бесенят, отплясывающих джигу в глазах девчонки.
- Ничего, - скромница потупила глазки, борясь с приступом смеха. – Есть хочется…
Спасибо скорняку, изобретшему непромокаемые кожаные мешки! Жалкие остатки хлеба не пострадали при переходе через болото и все еще годились в пищу, за что и были мгновенно уничтожены двумя голодными подростками. Подобрав с ладони последние крошки, Катара стала осматривать их временное пристанище в поисках места, где можно было бы устроиться на ночлег с наибольшим комфортом, парень же тем временем отколупывал намертво влипшую в ткань зеленую грязь.
Болото располагалось на совершенно горизонтальном плато и было в принципе не понятно, как оно уместилось на этом относительно небольшом склоне не самой огромной горы в Мире. Но на этом странности не заканчивались, напротив, их здесь было столько, что у желающего их перечислить не хватило бы пальцев на обеих руках. Чего только стоит импровизированная «крыша», покрывающая не только пространство над этой ничтожной частичкой суши, но и простирающаяся над всем довольно большим водоемом. «Крыша» эта, представляющая собой переплетение каких-то растений, похожих на лианы, непонятно на чем держалась, и у стороннего наблюдателя создавалось впечатление, что она парит над землей, нарушая все мыслимые и немыслимые законы физики. Сам же остров был невелик, шагов сорок по периметру, в центре обреталось погибшее, наверное лет сто назад, совершенно сухое, корявое дерево, крона которого терялась в высоте, а ствол был испещрен морщинами и изъеден жуками-короедами. Места для отдыха совершенно не было, и девушка решила подобрать с земли валежник, что бы хоть как-то обустроить привал…
Пока молодые люди занимались своими делами, там, в другой жизни, участниками которой они были всего сутки назад, наступила ночь. В качестве напоминания о существовании свежего воздуха, неба, ветра и светил в этом зловонном аду остались только белые полосы лунного света, пробивающиеся в прорехи переплетенных лиан, и добавляющие лишний элемент потусторонности в этот и без того зловещий пейзаж. Лес, окружавший трясину, превратился в неприступную черную стену. Туман, растекшийся над болотом, сгустился. Его фосфорическое свечение стало переливчатым, меняя спектр от светло-желтого до голубого, из-за чего казалось, что он движется в немой и пугающей пляске вокруг островка, не нарушая, однако, его пределов. То тут то там над поверхностью воды вспыхивали и гасли синие огоньки, тишину нарушали редкие стоны опускавшегося на дно ила и булькающие звуки вырывающегося на свободу болотного газа…
Сложив из подручного материала какое-то жалкое подобие лежака, Катара в задумчивости уставилась на дело рук своих, спальное место было мало, но веток вокруг больше не было…
Закончивший увлекательное занятие по очистке одежды Зуко, недолго думая, расстелил плащ и улегся на импровизированный мат. Девушка просто онемела от такой наглости.
- Это мое… - дар речи вернулся к ней не сразу.
- Зачем кричать, здесь достаточно места для двоих…
- Ты на что это намекаешь! – Катара фыркнула и, скрестив руки на груди, отвернулась от нахала, краем глаза продолжая наблюдать за его реакцией.
До юноши не сразу дошел смысл сказанного, а когда это произошло, предательская краска залила лицо. «Все девчонки - дуры», - мозг выдал свежую для подлунного мира мысль.
- Да пожалуйста, - Зуко повернулся на бок и укрылся остатками плаща. – Можешь спать стоя, как боевая лошадь.
«Как стыдно», - увидев недоуменно-смущенное выражение лица парня, девушка сконфузилась. Постояв, для приличия, еще немного, она молча легла рядом и тут же получила свою порцию «одеяла». Спиной Катара почувствовала, как принц усмехнулся, но проверять догадку не стала, просто тихо улыбнулась сама себе и закрыла глаза…
* * *
Костер весело потрескивал, и мелкие искры взлетали прямо в темно-синий шелк звездного неба, где пропадали безвозвратно. Четверо путешественников сидели вокруг очага, пили женьшеневый чай, их мысли подобно искрам уносились вдаль, каждый думал о своем, но всех одинаково интересовала судьба их пятой попутчицы.
- Как там Катара, интересно…, - не то спросила, не то пригласила к диалогу Тоф.
- Я думаю, что у нее все хорошо. Интересно, она уже добралась до Вонга? – сказать «они» у Аанга язык не поворачивался, хоть он и знал, что его подруга не одна.
- Надеюсь, им не придет в голову заночевать на болоте, - излишне осведомленно заметил единственный взрослый человек в этой довольно разношерстной компании.
Три пары ставших внезапно недоверчивыми глаз уставились в лицо старого генерала.
- Вы что-то знаете? Чем опасно это болото? Оно большое? Почему там нельзя ночевать? – вопросы сыпались на него как горох из разорванного мешка.
Айро вздохнул и, внимательно оглядев детей, начал рассказ.
- Я был в этом месте, давно. Так давно, что сейчас вряд ли его найду, но то, что там видел, я запомнил на всю жизнь. Места там глухие. Мертвые места. Ничего живого там нет, ни птица не пролетит, ни зверь не пробежит, даже насекомые обходят проклятый лес стороной. Рассказывают, что это пристанище душ умерших грешников, тиранов и убийц, но возможно, что это неправда. Не вся правда…
Плавный рассказ захватил слушателей, и они внимали старику, широко раскрыв глаза, а кто и рот. В скором времени рассказчик добрался и до главного.
- Но единственное действительно опасное место в проклятом лесу - это болото. Сколько жизней оно отняло, сколько жаждущих вкусить славы и денег и просто несчастных людей пропали в этой зловонной луже. Каждый из них хотел получить совет от старика Вонга, но дошли до него лишь единицы. Все беды происходят от болотного газа, который вызывает галлюцинации, но не простые, а настолько реальные, что только редкой силы души человек сможет им противостоять…
Повествование продолжалось еще долго и только заполночь путники улеглись, и снилось каждому свое, но засыпали все с одной мыслью: «Катара, миленькая, не спи…». И только старый маг огня добавил к этой своеобразной молитве еще одно имя.
* * *
Если вложить в мысль достаточно энергии, то она обязательно долетит до адресата. Может, по этой причине, а возможно совсем по иной, но молодые люди распахнули глаза, едва только стрелки на часах во дворце Хозяина Огня разошлись, и время перевалило за полночь. Расстояние между синим и золотым не превышало ширины ладони, сильная рука свободно лежала на тонкой обнаженной талии… Такая близость, пусть даже невольная, испугала обоих, резко сев на своем неудобном ложе, подростки огляделись, пытаясь понять, что же их разбудило. На болоте установилась непривычная безмятежность, трясина словно замерла в ожидании чего-то, только туман продолжал бесшумно танцевать вокруг острова. Но не сама тишина нарушила их сон, было в ней что-то томительное и опасное, от чего заходилось в бешеном ритме сердце и леденела душа. Безмолвие было недолгим, внезапно дети услышали тихий плеск, который нарастал и становился все отчетливей, и вскоре можно было уже разобрать даже сопровождающее его неясное бормотание и покашливание. Маги встали в боевые стойки, бурчание стало членораздельным, а ожидание рвало нервы, натянутые как струны…
- Не-е-ет, такая сырость не доведет до добра… И это с моими-то больными суставами…, - на берег отдуваясь вышел мокрый и грязный человек, развернулся спиной к острову, скорее всего даже не заметив на нем посторонних, и присел, стаскивая с ног сапоги и выливая из них воду. – Ну, теперь точно будет все кости выкручивать…
- Кто Вы? Что Вы здесь делаете? – громкий голос юноши в тишине прозвучал угрожающе.
С нежным «плюх» обувка окунулась в трясину. Мужчина подскочил на месте как ужаленный, и, развернувшись еще в прыжке лицом к детям, уставился на них широко открытыми от испуга зелеными глазами.
- Меня зовут Тин Пу, я поставляю продукты старику Вонгу, - он поднял повыше зажатый в правой руке мешок и улыбнулся. – А Вы, я так понимаю, тоже к нему?
Маги вышли из стоек и представились, при ближайшем рассмотрении пожилой поставщик продуктов оказался довольно милым и болтливым мужичком. Круглое лицо с пуговкой носа и большими нереально зелеными глазами вызывало доверие, бархатистый голос успокаивал, но все же было в нем что-то, что насторожило Катару, что-то, что украдкой царапало ее душу и не позволяло расслабиться в его присутствии. «Гость» громко и долго радовался столь неожиданной, но от этого не менее приятной, встрече, и даже предложил «хозяевам» подкрепиться чем-нибудь из запасов Вонга, но те хором вежливо отказались.
- Так что вам понадобилось от этого старого колдуна? – прищурив глаз, с некоторым недовольством, вызванным, возможно, отказом разделить с ним трапезу, спросил мужчина.
- У нас к нему дело.
- Одно на двоих? Вы не подумайте ничего, я просто удивлен. Всем известно, что Вонг выполняет просьбу только одного человека, самостоятельно дошедшего до него, - при этих словах Зуко и Катара переглянулись и ошарашено уставились на Тин Пу.
- А если…, - задать вопрос девушка не успела.
- У нас одно дело. И давайте ложиться спать, день был очень тяжелым, - принцу, по всей вероятности, общительный мужичок тоже не понравился.
Парень решительно лег на свое место, повернувшись к гостю спиной, но предусмотрительно подтянув ножны поближе к правой руке. Катара присела ближе к дереву, облокотившись на него, по правую руку от юноши, а по левую расположился странный попутчик, девушка смежила веки и задремала. Испарения, поднимавшиеся над болотом, разбудили жажду, и только маг воды, не открывая глаз, нащупала бурдюк, как ее внимание привлек тихий шорох и неприятный утробный звук, похожий на клекот. Осторожно открыв глаза, девушка увидела, как Тин Пу склонился над неподвижно лежащим юношей, в руке блеснуло короткое лезвие, намерения гостя уже не вызывали сомнений и одним отточенным движением вода из бурдюка, превращенная в лед, достигла своей цели. Отрубленная конечность, брызжа кровью, покатилась Катаре под ноги...
Это была уже не человеческая рука, кости пальцев удлинились, кожа сморщилась и приобрела землистый цвет, острые изогнутые когти все еще скребли землю. Девушка перевела взгляд на нападавшего – от добряка Тин Пу не осталось и следа, она смотрела в светящиеся глаза злобного и мерзкого чудовища, с клыков которого капала слюна, а горло в предвкушении вкусного обеда издавало мерзкие звуки.
- Безумная, зачем ты помешала мне, - морда упыря приняла несчастное выражение, можно сказать, что он был обижен за такое несправедливое обращение. – Он – препятствие между тобой и артефактом, а препятствия надо убирать. И потом, тебе что, жалко для меня маленький кусочек свежей мертвечинки?
Не слушая и не разбирая дороги, Катара бросилась на врага, попутно поднимая огромную волну, которая и решила дело, смыв вурдалака за пределы острова. Под нечеловеческий хохот, многократно отраженный непонятно откуда взявшимся эхом, девушка взглянула на все еще лежащего без движения Зуко и, вспомнив последние слова Тин Пу, пнула ногой пустой бурдюк, вынула из ножен один из мечей и занесла его над головой несчастного парня…
* * *
Зуко падал с высокой скалы, от ветра перехватывало дыхание, когда воздуха в легких совсем не осталось, юноша понял, что это не сон. Открыв глаза, он увидел Катару с занесенным над ним оружием… Голоса для крика не было, не осталось даже сил сопротивляться, мозг отказывался работать, перед глазами все плыло, и вот уже он ничего не видит вокруг себя, ничего, кроме синих, блестящих от слез глаз его убийцы… Через мгновение в легкие ворвался долгожданный воздух, а еще через секунду тело обрело способность двигаться и он смог сесть. Девушка, выронив палаш из обессиливших от страха пальцев, опустилась рядом с ним на колени и заплакала, громко, навзрыд.
- Что это было? – юноша поднес к глазам сухие ветви, чуть не погубившие его и вдруг, увидев лежащую поодаль отрубленную кисть, догадался. – Это Тин Пу?
Катара кивнула и вытерла глаза, первый шок прошел.
- Спасибо. Ты второй раз спасаешь мне жизнь, - слова благодарности срывались с губ на удивление легко, Зуко захотелось протянуть руку и смахнуть слезинку с ее щеки, но он вовремя себя остановил.
Но девушка уже не обращала на него внимания, она смотрела на что-то находящееся у юноши за спиной. Принц обернулся и увидел, что от переливающегося марева стали отделяться сгустки, они темнели, становились более плотными, словно наливаясь объемом, приобретали цвет и форму. И вот уже молодые люди видят перед собой тронный зал Хозяина Огня, огненную завесу, и семью из четырех человек на коленях перед троном, и вот уже маленькая Азула показывает приемы огненной магии своему деду…
- Я уже видела такое. На другом болоте, - Катара, не отрываясь, наблюдала, как мальчик терпит фиаско, а мама успокаивает его. – Это картинки из прошлого и будущего. Они показывают, что мы пережили, что нас волнует, что ждет в дальнейшем.
Почему-то Зуко вдруг захотелось провалиться сквозь землю, только бы не видеть своего позора, пережитого более семи лет назад, а главное, ему совсем не хотелось, что бы она знала об этом.
- Какой же ты упертый, не сдаешься. Молодец, - парень внимательно взглянул на спутницу, девчонка не издевалась, на ее лице было написано искреннее восхищение. – Хотя, об этом можно было догадаться по тому, как упорно ты нас преследовал.
А болото все не унималось, оно, словно решив окончательно свести детей с ума, поднимало из своих пучин все новые болезненные воспоминания. Дворец сменился ледяной пустыней, красивая женщина с голубыми глазами стояла между воином в красной, украшенной рогами, маске и своей дочерью. Огненный залп, и бездыханное тело падает на обагренный кровью снег…
Катара отвернулась, скрипнув зубами, а принц страны огня широко открытыми глазами как бы впитывал происходящее и, не смея посмотреть в глаза визави, спросил:
- Почему ты спасла меня?
- ЭТО сделал не ты… Не знаю…
- Но…
- Чего ты сейчас добиваешься, Зуко? Что ты хочешь от меня услышать? – девушка говорила очень тихо, но звучало это довольно угрожающе, и принц замолчал, так и не разгадав эту загадку.
Больше часа неведомая сила щекотала юным магам нервы, позволяя лучше узнать себя и своего врага, больше часа молчали они, рассматривая картины, создаваемые этим странным туманом. Только одна сцена нарушила абсолютную тишину, когда Катара увидела, как юноша заработал свой шрам, она не выдержала…
- За что? Как это возможно? – ее душили рыдания, а слезы застилали глаза, на Зуко она при этом смотреть избегала, зато он с нескрываемым удивлением и непониманием таращился на мага воды.
И на этот раз у него хватило ума понять, что этот вопрос она задавала сама себе, пытаясь осмыслить то, что по ее мнению осмыслению не поддавалось… «Какой же величины сердце надо иметь…», - тут сюжет снова сменился и, видя, как Урса, постучав в дверь царских покоев, поднесла Азулону чай, от которого тот больше не проснулся, принц вскочил на ноги.
- Нет! Мама! Зачем?!
Женщина обернулась на крик, улыбнулась и пошла навстречу сыну. Шаг. Еще шаг. И вот она уже ступила на берег и, раскинув руки для объятий, практически вплотную приблизилась к юноше. Зуко, не веря своим глазам подался вперед, мама, его мама была здесь, во плоти… Водяной хлыст разрубил фигуру пополам и видение рассыпалось в прах, словно его и не было, а принц увидел Катару, стоявшую в боевой стойке с выражением решимости на лице…
- Зачем ты это сделала? – не выдержав напряжения, парень упал на колени и закрыл лицо руками.
Нет, он не плакал, он давно уже не плакал, если только от ярости, а сейчас просто пытался разобраться с сумбуром, царившем в голове, но она-то этого не знала… Через мгновение теплые и нежные руки гладили его по волосам и тыльным сторонам ладоней, трясли за плечи.
- Зуко, она не настоящая, это просто мираж, понимаешь. И потом, у нее были на то веские причины, она спасала тебя, твою жизнь, - зачастила Катара, едва успевая вдыхать воздух между фразами. – За любимого человека можно и умереть, и убить.
Девушка, подчиняясь необъяснимому порыву, обняла врага за шею, прижала к груди и поцеловала в макушку, как маленького ребенка, как брата. Почти как брата.
- Смотри, Зуко! Это вообще может быть неправдой! Смотри, это, например, просто вздор, - она схватила его за подбородок и повернула голову в сторону нового видения. – Мы бредим! Этого же не может быть, значит, и твоя мама не убивала Хозяина Огня!
Логики в таком заявлении было ничтожно мало, но в чем-то девчонка была права. Посреди болотной жижи, облаченные в кипенно-белые царственные одежды, целовались двое молодых людей, коронованные на престол страны Огня, целовались без стеснения и зазрения совести. Они выглядели совершенно счастливыми, что так не соответствовало их траурному наряду.
- Ну, убедился? – девушка засмеялась. – Ну что такое должно произойти, что бы в моих волосах засверкала корона жены Хозяина Огня… Это же абсурд.
- Абсурд…
Зуко не вынимал своих рук из теплых ладошек, он верил тому, что видел, почему-то хотел верить. И еще ему захотелось совершить поступок, который точно не будет одобрен, и самое забавное, что его не поймет никто, даже Катара…
«Что со мной? Он – враг… Он едва не убил Аанга…», - она что-то говорила и говорила ему, только чтобы прогнать тоску из золотистых глаз, тоску, которая съедала его душу и разрывала с недавнего времени и ее сердце. Почему-то ей вспомнился старый генерал, обучающий аватара магии Огня, в памяти вспыли его слова, все, что он говорил о племяннике. «Он не такой плохой, он просто издерган и очень устал», - то ли успокаивая свою совесть, то ли подводя итог под остальными размышлениями, вдруг подумала маг воды. Почему ей в голову пришла подобная мысль, она понять не успела…
Лазурные глаза, обрамленные частоколом густых ресниц, внезапно оказались совсем близко, рука юноши ощутила прикосновение шелка черных как смоль волос, их губы соприкоснулись…
Пощечина отрезвила принца, молодые люди вскочили на ноги, разбежались по разным концам острова и замерли там, обдумывая случившееся.
* * *
плакать от бессилия. Девушка понимала, что происходит с ней что-то такое, с чем придется бороться, разрывая душу в клочья, слишком уж привязалась она к этому вздорному мальчишке. Ее сознание словно раздвоилось, сердце рвалось на другой край островка, а холодный разум вполне обоснованно говорил о невозможности и абсурдности случившегося. Обернувшись, что бы украдкой взглянуть на своего врага, Катара с ужасом увидела, что парень вошел в воду, явно собираясь продолжить путешествие без попутчицы, а в небольшом отдалении от берега скалил зубы Тин Пу. Словно не замечая опасности, принц шел прямо в лапы к вурдалаку…
Огромная волна, поднятая магом, вынесла его прямо ей под ноги. Пока присевшая над неподвижным телом девушка пыталась понять, что произошло, Зуко резко открыл глаза, вскочил и, вынув палаши, напал на свою спасительницу. Катара, встав в боевую стойку и используя имеющуюся в резерве болотную воду, предприняла попытку вразумить нападавшего, но терпела одну неудачу за другой, она не могла достойно сопротивляться магу и воину. «И откуда у него только взялись такая сила и умение», - недоумевала девушка, отражая особо изощренную атаку, и со страхом наблюдая, как огонь, словно стекающий с палашей, поджигает влажную губку под ее ногами…
Зуко потрогал горящую огнем щеку. Кожа под глазом опять лопнула и, вытерев выступившую кровь, парень ухмыльнулся. Странно, но впервые за последнее время он был счастлив. «Трудности. Опять трудности. И спросить не у кого, - юноша заложил руки за спину и смотрел на туман, переливающийся всеми цветами радуги. – Мне все достается не просто. Но настойчивости мне не занимать…». Логичные в его положении мысли о некоторой, мягко сказать, невыполнимости желания даже и не думали прийти в голову упрямцу. Думать наперед он никогда не умел, а чувства, охватившие его сейчас, были настолько необычны и радостны, что размышлять вообще не хотелось. Шум разгорающегося за спиной пламени удивил. «Как она умудрилась поджечь почву?», - через мгновение принц уже подбегал к девушке, стоявшей в огненном кольце…
Катара смотрела в лицо врага, ожидая чего угодно, только не того, что произошло. Чьи-то сильные руки обхватили ее сзади и потащили прочь от места боя. Над ухом раздался взволнованный шепот:
- Все в порядке, мы просто надышались болотным газом, отсюда надо уходить, немедленно.
И, взявшись за руки, молодые люди понеслись, не взирая на преграды в виде топей и деревьев, вперед, через болото, потом вверх по склону. Ободрав до крови руки и вконец испортив одежду, маги добрались-таки до своей цели. На фоне внезапно открывшегося рассветного неба чернела каменная избушка – дом колдуна Вонга. Подростки, совершенно обессилев, повалились на мягкую, а главное – живую траву, и с упоением вдыхали кристально чистый воздух…

Глава 5. Сумасшедший старик

Свежий горный воздух после зловония проклятого леса казался сладким и упоительно вкусным. Лежа на спине и наблюдая за медленным угасанием звезд на светлеющем небе, девушка размышляла обо всем приключившемся за последние дни. Сейчас, когда разум практически освободился от воздействия ядовитых испарений, сказать точно, что из произошедшего и увиденного случилось на самом деле, было уже невозможно. Неоспоримым оставался только один эпизод, о котором напоминали горящие глаза ее попутчика и свежий шрам на его же левой щеке. «Я помню вкус его губ, - Катара вздохнула и украдкой посмотрела на юношу. – Значит, это правда. Какой ужас…». От внимательного взгляда не укрылись ни сурово сдвинутые соболиные брови, ни внезапно заливший красивое личико румянец. И от этого румянца душу принца переполнила, какая-то по-детски беспричинная радость.
- Нам пора. Уже совсем рассвело, - вставать ему не хотелось, но действительно надо было двигаться дальше, тем более, что цель была уже так близка.
Девушка молча кивнула и поднялась. Последнее усилие - и вот они уже стоят на вершине, а под их ногами раскинулся целый мир, о существовании которого они успели позабыть. Лучи только что оторвавшегося от горизонта светила ласково и, как бы невзначай, освещали и реку, лениво несущую свои воды в океан, и деревья с резными кронами, и горную гряду с причудливыми тенями ущелий и плато. Мир, омытый ночным дождем, осторожно, словно нехотя, просыпался, в лесах уже пели невидимые глазу птахи, а где-то в деревне уже потягивался, наверное, в своей постели старый рыбак, привыкший удить рыбу на утренней зорьке. И было в этом пейзаже столько очарования, столько мирной неги и спокойствия, что хотелось взлететь, словно птице, и парить над этой красотой, купаясь в лучах восходящего солнца и вдыхая ароматы плодоносящих садов, цветущих ирисов и влажной земли.
- Посмотри, Зуко, какое великолепие, - Катара повернула к спутнику лицо с сияющими от восторга глазами. – Как прекрасна твоя земля!
Она так и сказала «твоя земля», и от этих слов защемило сердце, и вспомнилась война и кровь, которая тоже была присуща «его земле», вспомнился отец, сестра и … мама. В этот момент солнце озарило площадку, на которой они стояли и Зуко смог, наконец-то, разглядеть свою попутчицу при естественном, так сказать, освещении.
- Ты бы себя видела, - звонкий смех разнесся по долине, многократно повторенный безжалостным эхом.
Удивленная без меры девушка повернулась к заливающемуся парню, собираясь сказать этому нахалу все, что она о нем думает, но, не удержавшись, расхохоталась сама. Себя она, конечно же, видеть не могла, но то, как выглядел ее спутник, наводило на вполне логичные мысли, что и она от него не далеко ушла. На густо перемазанном пыльцой лице шрам от ожога был практически незаметен, слипшиеся от болотной жижи волосы грустно зеленели в солнечных лучах и только чистые золотистые глаза контрастировали с общим фоном. На одежду же смотреть вообще не хотелось, рваная и грязная, она не добавляла к образу принца ни благородства, ни величия.
- Я никогда не слышала, как ты смеешься, - язык бежал впереди разума. – У тебя красивый голос, когда не свирепствуешь.
«Великие духи, что я несу. Зачем?», - глядя в расширившиеся от удивления зрачки юноши (еще бы, два комплимента подряд), Катара злилась на себя за неосторожные слова.
- Я тоже впервые вижу тебя такой… такой…, - промучившись некоторое время, он наконец подобрал нужное определение: - веселой.
Этакий неумелый обмен взаимными приятностями привел обоих в замешательство. Неловкая пауза затянулась…
- Редко к нам заходят столь оживленные гости, - обернувшись на голос, юные маги увидели перед собой пожилую женщину с радушной улыбкой на лице. – Добро пожаловать, молодые люди…
* * *
Следуя за пухленькой, похожей на румяную сдобную булочку, старушкой, путники приблизились к дому. Оттуда, снизу, избушка выглядела несколько иначе, но подростки, не сговариваясь, списали эту странность на причуды одурманенного болотом мозга и плохое освещение. Пристанище колдуна напоминало обычный сельский дом с аккуратными зелеными ставенками, белеными стенами и неизменным атрибутом здешних мест – огромной крытой террасой, украшенной симпатичными фонариками и изобилием цветов.
- Вы пришли к моему мужу за советом, - скорее утвердила, чем спросила хозяйка. – Сюда все за этим приходят.
- Его можно увидеть? – близость цели рождает нетерпение и заставляет забыть о приличиях. Даже принца… – Мы спешим…
- Вонг сейчас занят. Да и вы, наверное, проголодались с дороги, - оглядев гостей с ног до головы, женщина сморщила пуговичный носик и, ни сколько не стесняясь, добавила: - Вам не мешало бы привести себя в порядок. Пойдемте.
Проведя молодых людей внутрь уютного жилища и вручив каждому по изумительно мягкому халату и куску мыла, развела их по разным туалетным комнатам…
Уже через час отмытые до блеска и благоухающие дети в чистой и сухой одежде (и как только Венг, так звали жену колдуна, успела все это проделать), чинно восседали на террасе, наслаждаясь хорошо прожаренной курицей и жасминовым чаем с потрясающе вкусными хлебцами. После окончания трапезы, пожилая женщина, пристально посмотрев на подростков и хитро прищурившись, словно сумев разглядеть в их глазах, что-то им самим не ведомое, предложила:
- Хотите, я вам погадаю?
Две ладони одновременно протянулись к ней, то ли это был гипноз, то ли неуемное юношеское любопытство, но такая поспешность и слаженность рассмешили ворожею.
- Не все сразу, - вежливо кивнув юноше, старушка поднесла к лицу руку Катары.
- У тебя очень интересная судьба, девочка. Интересная и сложная. Ты станешь женой могучего мага, но только после того, как предашь друга и убьешь врага. А если у тебя не хватит на это душевных сил, тогда тебя ждет смерть. Проще говоря, милая, твое сердце будет биться рядом только с одним мужчиной, либо он, либо – никто. Не упусти же свою судьбу, она давно стучится в твою дверь, но ты гонишь ее прочь…
«Великий маг – Аанг? – девушка отрешенно уставилась в стену, пытаясь разобраться в услышанном и хоть как-то его осмыслить. – А враг? Озай? Так мне никогда его не победить. Зуко?!».
- Теперь Ваша очередь, молодой человек, - едва взглянув на ладонь юноши, гадалка покачала головой. – Ваши страдания подошли к концу, принц Зуко, но… Линия Вашей жизни оборвется, совсем скоро, если вы не выполните предначертанного судьбой. Ваш удел – предательство, и выбор будет ужасен: предать любимого человека, чьего расположения Вы с таким трудом добьетесь, или погибнуть…
Горестно вздохнув, Венг оставила молодых людей разбираться в своих мыслях и сойдя с террасы наклонилась над розовым кустом, растущим поодаль.
- Дети, посмотрите. Это может быть для вас интересным, - ее звонкий не по годам голос вернул магов из забытья.
Когда подростки подошли к растению, то с удивлением увидели, что на нем нет ни цветов, ни бутонов, обычный, ничем не примечательный куст. Обернувшись, что бы поинтересоваться у хозяйки, чего же в нем такого она нашла, они застыли, пораженные открывшимся зрелищем.
Ни старушки, ни террасы, ни милого домика не было и в помине, все, что осталось – это приземистая, поросшая мхом избушка, сложенная из необработанного камня, и две котомки, наполненные провизией, сиротливо лежащие у ног…
* * *
Терпимость и рассудительность никогда не относились к добродетелям принца страны Огня. Ну, как говорится, не жили богато, не стоит и начинать! Сжатые кулаки, скрежет зубов и пламя из тонких, благородных ноздрей – его Высочество изволили гневаться… Катара же, спокойно пожав плечами, словно говоря «ну и какой смысл?», плавно обошла плюющегося огнем спутника и постучала в покосившуюся, обитую позеленевшей от старости медью, дверь. Вопреки законам жанра та без зловещего скрипа или других соответствующих случаю спецэффектов поддалась, и молодые люди вошли в обитель старого колдуна.
- Господин Вонг, - девушка огляделась в поисках хозяина и, не найдя его, стала разглядывать комнату.
Помещение оказалось темным и тесным. По закопченным стенам были развешаны пучки всевозможных трав, связанные за хвостики мыши и еще какие-то твари, под самым потолком находился блеклый источник света – древняя засиженная мухами лампа из рисовой бумаги, местами порванная и смятая. Ноздри щекотал въедливый запах нюхательных солей в смеси с ароматами специй и экскрементов. Вдоль стен стояли потемневшие от времени, сколоченные из неструганных досок стеллажи. Обилие на полках керамических, стеклянных и каменных мисочек, баночек, бутылочек, стаканчиков и коробочек поражало воображение. Каждый предмет был снабжен соответствующей этикеткой, без стеснения и заботы о сохранении рассудка посетителя, раскрывающей секреты содержимого. Зуко, невольно разбирая иероглифы, впервые в жизни пожалел, что научился читать, право слово, в данной ситуации безграмотному человеку было бы куда более комфортно. На хорошо утоптанном земляном полу размещались большие глиняные сосуды, и пара пузатых бутылей синего стекла. Читать надписи, сопровождающие эти предметы, подростки поостереглись. Любопытство любопытством, а нервы дороже.
- Господин Вонг, - не своим, каким-то севшим, но достаточно громким голосом позвал начинающий терять терпение юноша.
Подозрительно знакомый хохот заполнил оставшееся от препаратов, предметов мебели и гостей пространство. От этого смеха у юных магов похолодела кровь и мурашки, величиной с хорошо откормленную утко-черепаху, замаршировали по коже. Через секунду из соседней комнаты, дверь в которую была скрыта грязной тряпкой, и поэтому осталась незамеченной при беглом осмотре, вышел хозяин этих покоев.
- О… какие гости…, - он, непрерывно хохоча, как-то боком подошел к застывшим от шока детям. – Сами Хозяин и Хозяйка Огня пожаловали в мои скромные апартаменты.
После этих слов, Вонг, отчаянно размахивая верхними конечностями и заплетая нижние в кренделя, попытался изобразить что-то вроде реверанса (да будет известно, достопочтимым читателем сей ерунды, что в то время даже и значения-то этого слова не знали). Катара, спрятавшись за спину, застывшего как соляной столб Зуко, прошептала:
- Он сумасшедший, да?
Вопрос был явно риторическим. Но все равно, парень, отчаянно соображая, куда бы втиснуть и свою тушку, да так, чтоб с фонарями искали – не нашли, кивнул в ответ. Когда же колдун подошел ближе, и молодые люди по нереально зеленым глазам и перевязанному запястью правой руки узнали в нем вчерашнего ночного гостя, желание спрыгнуть с ближайшей скалы стало просто маниакальным. И если бы не пропавшая неведомо куда дверь, то юные маги трусливо покинули бы поле боя, плюнув на мир во всем Мире и заблудших родственников. Но так как бежать было не куда, они спина к спине встали в боевые стойки и приготовились отражать нападение. Начать конструктивный диалог с мало вменяемым упырем Вонгом - Тин Пу никто не решался. А Катара так и вовсе впала в прострацию. Подметив, как девушка, округлив синие глаза, уставилась на жившую своей жизнью руку (ей просто не очень понравилось, когда рука, продемонстрировав ей «ай-яй-яй» корявым указательным пальцем, свернула остальные в оскорбительный кукиш), вурдалак беспечно заявил:
- Не волнуйся, прирастет, - с чего он решил, что Катара переживала именно по этому поводу, никто, понятно, выяснять не стал.
Задорно гикнув, старец подскочил на месте и принялся нарезать круги вокруг оторопело взирающих на него визитеров.
- У меня праздник! Огонь и вода, инь и янь, слившиеся воедино…, - это была чистая правда, ибо Зуко и Катара так вжались друг в друга, что между ними невозможно было протащить даже листок самой тонкой рисовой бумаги.
- Так что вам надо от старика Вонга? – резко прервав свою пляску, он ткнулся носом в лицо наследника престола, склонив голову на бок, словно большая, странная птица. Юноша шумно сглотнул.
- Я хотел узнать у Вас о своей маме…
- Твою маму зовут Урса. Следующий! – и вот старик уже тычет костлявым пальцем в девушку.
- Ну уж нет! Я и без тебя знаю имя своей матери, мерзкий старикашка, - Зуко разозлился не на шутку и, схватив колдуна за шиворот, подтащил его к себе. – Я хочу знать, где она!
- Нет ничего проще, Озай держит «любимую» жену в тюрьме на острове Линь. Иди и спасай. Но…, - хитро прищурившись и выдержав театральную паузу, Тин Пу добавил: - тебе для этого понадобится маг воды!
Вырвавшись из рук принца, он принялся прыгать на месте и хохотать, ритмично отбивая такт ладонями по грязным коленкам. Дождавшись, когда чудак натешится вдоволь, наблюдавший все это время за ним со скрещенными на груди руками юноша, снова подтащил его ближе и грозно заглянул в бегающие глазки.
- Ой, Ваше Величество, не гневайтесь, - писклявым голосом ерничал старик. – Чего хочет Ваша жена?
- Моя…, - парень запнулся. – Она хочет найти один артефакт - свиток магии огня.
«Откуда он знает, зачем я сюда пришла?», - смотреть на Зуко было стыдно, а на Вонга – страшно, пришлось разглядывать пол, слушая ответ.
- Вот держите, - откуда-то из грязного рукава показался пергамент. – Это карта. Артефакт рядом, но ты, девочка, его получишь только когда откажешься от него.
Радуясь удачной шутке, старик захохотал, извиваясь всем телом и ударив в ладоши с громким «пуф-ф-ф», исчез вместе с избушкой…
- Что это было? – Катара пребывала в растерянности, и от этого ее голос звучал немного жалостливо.
- Не знаю, но мы, по крайней мере, узнали о том, зачем пришли, - Зуко устало потер голову. – Ну что, пора в обратный путь?
Очередное «пу-ф-ф-ф» за спиной заставило их подпрыгнуть на месте.
- Я забыл сказать вам одну вещь. Обратной дороги через проклятый лес нет, - не переставая хихикать, Вонг медленно таял в воздухе, указывая рукой в сторону небольшого уступа. – Вам туда. Под землю. Для того и карта.
Невежливо плюнув на то место, где еще секунду назад находился забывчивый колдун, Зуко, подобрав с земли бурдюки и котомки, направился к чернеющей в скале пещере, Катара шла рядом.
Через мгновение на вершине этой странной горы остался только одинокий розовый куст с двумя великолепными цветками - голубым и алым…

0

6

Глава 6. Свиток магии огня

«Путешествовать с магом огня может и непривычно, но очень удобно…, - Катара шла по гулким коридорам пещеры позади освещающего дорогу принца. – Зуко – мой недруг. И я должна…». Слова гадалки вот уже битый час не выходили у нее из головы, разумом девушка понимала, что единственный враг, доступный для исполнения предсказания идет впереди, но сердце упорно не хотело с этим соглашаться. За эти несколько дней, проведенных вместе, она привыкла к Зуко, а после увиденного на болоте и узнав больше о судьбе юноши, ей стали понятны и причины его поступков, но… Но главное было не это. Самым неприятным было то, что этот негодный мальчишка, преследовавший ее друзей по всему миру, этот сын одержимого правителя страны, поработившей почти все народы, этот невоздержанный эмоциональный пышущий огнем парень стал ей по-настоящему дорог. То ли находясь в прострации от этого неожиданного открытия, то ли оттого, что ее спутник излишне резко затормозил, но Катара не смогла вовремя сориентироваться и врезалась в его спину, пребольно ударившись лбом о ножны. Потерев ушибленное место под молчаливый аккомпанемент насмешливого взгляда, она вырвала из рук протянутый свиток и развернула карту. Две головы молча склонились над пергаментом, а уже через мгновение оба путника с непониманием смотрели друг на друга. Карта была подробная, красочная, да что там говорить, симпатичная была карта, но тех пяти коридоров, перед которыми стояли сейчас в недоумении маги, там не было. Не было и все тут…
- Что будем делать? – у девушки были кое-какие предположения, но высказать их вслух она не решилась.
- Вернусь назад и повыдергиваю оставшиеся жидкие волосенки с головы этого..., - договорить разъяренный принц не успел, за спиной раздалось шипение и, обернувшись, он увидел одного из тех ползучих гадов, укус которых освобождает от всех земных проблем.
Гад оказался славной очковой коброй с умными зелеными глазками, ставшими уже почти родными. Подползя на расстояние, не позволяющее своему упругому и влажно блестящему телу познакомиться с обнаженным мечом, но достаточное для ведения разговора, змея свернулась в кольцо и подняла плоскую голову.
- Сз-сз-зачем обижаеш-ш-ш-шь с-с-старого человека, - раскачиваясь в такт словам и присвистывая, вещала знакомым голосом хозяйка подземелья. – Я сз-сз-забыл с-с-сказать… карта неполная.
- Это мы поняли, - Зуко злился, но нападать на колдуна не спешил. – Что дальше?
- Она сз-сз-знает, - давая понять, что беседа закончена, длинное тонкое тело не спеша удалилось в темноту.
- Мы… я…, - верно разгадав вопрос в золотистых глазах, начала девушка. – Я была в подобной ситуации в пещере возле Омашу.
Подойдя вплотную к попутчику, Катара зачем-то сдвинула челку, падающую юноше на лоб и, проведя пальцем по щеке, по непонятной причине дрогнувшим голосом закончила фразу:
- Погаси пламя и не сопротивляйся…
Он и не думал сопротивляться, он вообще ни о чем не думал – некогда было. На своде подземелья давно уже зажглась светящаяся дорожка, ведущая в один из тоннелей, за ближайшим поворотом, удовлетворенно потирая руки, хихикал «забывчивый» старик с зелеными глазами, а юные маги все еще продолжали «искать выход из сложного положения». Молодая кровь, пополам разбавленная жидким огнем, заставляла сердца биться в удвоенном ритме, от чего перехватывало дыхание, и кружилась голова.
- Ваше Высочество, Вы немного увлеклись, - Катара оттолкнула парня и глубоко вдохнула.
- И с кем это ты была в той, другой пещере? – вопрос выскочил как чертик из табакерки, минуя сознание, причем в тоне говорившего явственно слышались нотки раздражения.
- Это не важно…, - девушка, не оборачиваясь, пошла вдоль светящегося следа, то и дело вглядываясь в карту…
* * *
Спать хотелось неимоверно, но они упорно двигались вперед, туда, где на пергаменте была обозначена деревня, непонятно как оказавшаяся под землей. Идея остановиться на ночлег именно там принадлежала принцу, Катара даже не сопротивлялась, настолько она была поглощена своими ощущениями и мыслями. Очнулась девушка только тогда, когда ноги в тонких башмачках коснулись поверхности подземного озера. Дальше дороги не было. Еще раз взглянув на карту, молодые люди убедились, что водоема на ней нет и в помине, а сама дорога действительно прерывается, только немного дальше, а потом продолжается, как ни в чем небывало. Если внезапно возникшее препятствие беспокойства не вызывало, так как было ясным, простым и легко преодолимым, то пока невидимая и от этого опасная помеха возбуждала воображение и щекотала нервы. Зуко огляделся вокруг.
- Что ты ищешь? - взмах руки, и ледяная дорожка сковала водную гладь.
- Нашего старого чудака, меня беспокоит вот это место, - палец ткнулся в свиток. – Конечно, когда он нужен, его не дождешься!
Осторожно ступая по скользкому тонкому льду, подростки продолжили свой путь, пригибаясь под особо низко висящими сталактитами и вскоре оказались на небольшом плато с трех сторон окруженном водой, а с четвертой… Это и было то неведомое препятствие, тот обрыв дороги. Обрыв в прямом смысле этого слова, где-то в тридцати метрах внизу в довольно обширной подземной зале стояли небольшие домики - долгожданная и недоступная деревня.
- Где этот негодяй!!! – огонь освещал каменные своды, пламя лизало стены и потолок над головой присевшей на пол девушки.
- Не бесись, это препятствие преодолимо, - глядя, как парень замер посередине площадки, Катара продолжила: - Я могу создать волну и на ней мы спустимся в деревню.
- Не надо говорить мне, чего я не должен делать! - быть беспомощным и зависящим от девчонки неприятно, да и прыгать с такой высоты жутко. – Я туда не сунусь!
Сжав кулаки, девушка шумно вздохнула и борясь с желанием вспылить и ответить принцу как он того заслуживал, Катара встала и, подойдя к пышущему огнем юноше, улыбнулась.
- Зуко, не надо сердиться, эту пропасть не я сотворила, - тонкая рука легла на плечо. – У нас нет другого выхода, пойми.
Парень дернулся и отвернулся - гордец не хотел признавать, что ему страшно. Предприняв еще пару бесплодных попыток вразумить спутника, девушка, которую все происходящие стало раздражать (ну, у любого терпения есть свои пределы), единолично приняв решение, одной волной смыла Зуко в пропасть, и, оседлав вторую, понеслась вниз, успев поймать на водяной столб и мягко опустить на землю мокрого и перепуганного мага огня.
- Никогда, слышишь, никогда больше так не делай! – вода ручьями стекала с одежды, волосы липли к лицу и шее, а глаза метали молнии. – Ты хотела меня убить?
- Не сходи с ума, если б хотела, то убила бы! И не ори на меня! Спасибо бы лучше сказал!
- Спасибо? Спасибо?!! За то, что я чуть не разбился о камни? – у юноши от возмущения сел голос. – Ну да, как я мог забыть, ты же у нас великий маг воды, невеста могучего Аватара! Я приклоняюсь!
- Не ерничай! Да, Аанг – сильный маг, не то, что некоторые!
- Ну да? А кому мой отец так наподдал, что вместо него девчонка отправилась на поиски артефакта для покорения лавы? Мне, может быть? Не-е-ет, твоему разлюбезному Аангу!
- Откуда ты знаешь, за чем я иду? – Катара наконец смогла задать давно интересующий ее вопрос.
- Я же не совсем идиот! Представь себе! Догадался! – от крика и ярости на шее у молодого человека вздулись вены, а на виске пульсировала тоненькая синяя жилка. – Что же, вперед, к своему счастью, а меня - как расходный материал. Хороший враг – это мертвый враг!
Девушке вдруг стало до такой степени обидно и тоскливо, что захотелось плакать, мало того, что она сама холодела от одной мысли о предсказании, так теперь еще и Зуко обвинял ее, совершенно не заслуженно.
- Идите Вы к черту, Ваше Высочество! – это прозвучало так тихо и уныло, что запал у принца погас сам собой, Катара отвернулась от него и подошла к ближайшему дому с намерением попроситься на ночлег.
Но в деревне уже не спали, это было просто невозможно, ибо незваные гости и без того не шептались, выясняя отношения, так еще и эхо многократно усилило громкость звуков, издаваемых скандалистами. Когда девушка подошла к избушке, на порог тут же вышел хозяин и, узнав своего принца, с почтением приклонил колени.
- Ваше Высочество, мы рады приветствовать Вас в нашем скромном поселке, - Катара хмыкнула и отошла, позволяя венценосному спутнику выйти на авансцену.
- Нам нужен самый простой ужин и ночлег, - некоторое удивление такой популярностью своей персоны не помешало, однако, ему давать распоряжения, гордо поглядывая на девчонку, словно давая ей понять - «ты в моей стране». - Утром мы покинем это место.
Наскоро перекусив холодным мясом и рисом, путешественники прошли в предложенный сарайчик (хозяин, конечно же, долго извинялся, но и сами жилища были не многим лучше, если не хуже) и, расположившись со всеми удобствами на пахнущем лугом и солнцем сене, мгновенно провалились в сон…
* * *
- Сюда приближается что-то очень большое и тяжелое, - девочка высунула голову из своей палатки.
Через мгновение в лагере уже никто не спал. Бой был тяжелым, шпионы Хозяина Огня обнаружили место нахождения аватара, и теперь ударный отряд теснил беглецов с насиженного места. Силы были явно не равны, всего два мага и слабый еще после ранения Аанг против целого полка.
- Нам надо уходить, Аанг, зови Апу, - Сокка на лету поймал вернувшийся с «задания» бумеранг и схватил свой спальный мешок.
- Нет! Надо дождаться Катару!
- Это глупо! – выставив перед врагами каменную стену и получив таким образом кратковременную передышку, Тоф собирала вещи. – Ты думаешь, найти здесь четыре холодных тела, будет для нее лучше, чем никого не найти? Собирайся!
- Нет!
- Да, мой мальчик, и не спорь! – Айро, запустив очередную молнию и обрушив скалу под ногами врага, схватил парня за шиворот и потащил к оседланному зубру.
Большое мохнатое животное уносило четырех седоков прочь, полет сопровождался редкими всполохами огня, долетающими до них, но не причиняющими особого вреда. Им снова повезло, но радости по этому поводу не было, друзья молчали, глядя на слезы стоявшие в глазах аватара.
- Мы что-нибудь придумаем, - крепкие руки дядюшки обняли очередного своего воспитанника, Аанг уткнулся лбом в грудь учителя. – Мы обязательно пошлем ей весточку…
* * *
Катару разбудили слабые стоны, раздававшиеся с улицы. Тихо, словно мышка, любопытная девочка проскользнула мимо сопящего и видящего третий сон парня и выбралась из сараюшки. Стон стал громче, и она пошла по освещенной фонариками дороге к крайнему дому, который и служил источником шума. В окне мерцал слабый огонек свечи, и девушка, прильнув к щелям в ставнях, сумела различить среди сумрака комнаты лежавшее на грязной постели худое и сморщенное тело старого человека.
- Не стоит этого делать, госпожа, - тихий шепот заставил ее оставить в покое ручку двери.
Зуко, следовавший по пятам за спутницей (если бы кому-то пришло в голову спросить у него, зачем он это делает, то этот человек вряд ли получил бы вразумительный ответ, так как этого принц и сам не знал), замер, впечатав тело в стену соседней хижины, и вслушался в едва различаемый разговор.
- Я маг воды, я – лекарь, я могу помочь, - Катара, резко обернувшись на голос, увидела перед собой женщину средних лет очень бедно одетую, с бледным изможденным лицом.
- Ему уже не поможешь. Это чума. Туда нельзя входить, - разговор прервал громкий стон мечущегося в горячечном бреду человека. – Вы можете заразиться. Хозяин Огня нам не простит, что мы не уберегли его невестку.
«Они тут все сумасшедшие, да Озай им премию выдаст, каждому, если я заболею, - упрямо тряхнув длинными волосами, девушка оторвала кусок ткани от подола юбки и, повязав его на манер защитной маски, решительно вошла в дом. – Если не вылечу, то хотя бы уменьшу его страдания». Войдя в помещение и приблизившись к больному, Катара с удивлением обнаружила, что ему нет и двадцати лет, просто тяжелый недуг высушил его тело и обезобразил черты лица. Кожа юноши была покрыта гноящимися кровоточащими язвами, хрупкий торс временами сотрясал тяжелый кашель, одежда насквозь промокла от липкого пота. Бред перемежался с временным прояснением сознания. Девушка присела рядом и взяла его руку в свою, помочь ему она не могла. Молодой человек умирал и это было так же неизбежно, как и то, что завтра утром там, за пределами этой пещеры, взойдет солнце. Катара гладила его по спутанным волосам, глотая горькие слезы бессилия, как вдруг набухшие веки поднялись и на нее взглянули глаза такой кристальной чистоты, и было в этом взгляде столько мольбы, что сердце мага не выдержало. Девушка молча кивнула и, положив ладонь на впалую грудь умирающего, закрыла глаза, позволив влаге стекать по щекам длинными блестящими дорожками. Кровь перестала циркулировать в венах юноши и он постепенно заснул вечным сном с улыбкой облегчения на губах…
«Она не просто могучий маг, нет. Она великий маг. Глупо даже рассчитывать на что-то. Такие не предают друзей и никогда не… полюбят… врага…, - Зуко собрал свои вещи и услышал, как скрипнула дверь, обернувшись и встретившись с тяжелым взглядом, подумал: - Я жив еще только потому, что я ей нужен». Путешественники, не прощаясь, покинули гостеприимную деревню, и пошли своей дорогой, думая, что самое страшное уже позади. Они ошибались…
* * *
Выход из пещеры, судя по карте, был совсем рядом, за следующим поворотом каменного коридора, когда на путников опустилась непроглядная тьма, такая плотная, что они потеряли друг друга из виду. Катара вдруг ощутила, что во мраке она осталась одна, Зуко не отзывался ни на шепот, ни на крик. Сорвав голос, девушка металась во мгле, но не было вокруг ни стен, ни пола, пространство словно раздвинулось и превратилось в поглощающую звуки бесконечность.
- Ты его не найдешь, - раздался спокойный голос и перед юным магом материализовался вездесущий Вонг, - Принц завершает свой жизненный путь. Вот то, что ты искала.
Корявые пальцы протянули свернутый пергамент. Катара развернула свиток и удовлетворенно вскрикнула, это был тот самый артефакт, открывающий тайны магии огня.
- Где Зуко? – крепко сжав в руке добычу, сверкнула глазами девушка. – Куда ты его отправил, сумасшедший старик?
- Не переживай, он здесь, - из темноты кто-то словно выхватил кусок и в неясном голубом свете, Катара увидела своего врага и, пораженная открывшимся зрелищем, схватилась за бурдюк. – Магия тут бессильна.
Зуко лежал на снегу, подтянув колени к подбородку, его глаза были закрыты, губы плотно сжаты, на мертвенно бледном от холода лице ярче обычного выделялся шрам. Только по нервному вздрагиванию длинных ресниц и по таящим на коже снежинкам можно было понять, что он еще жив. Пока жив.
- Нет! Почему? Освободи его!
- У всего есть цена, у его жизни она не так уж велика. Артефакт, - рядом взметнулась в невидимую высь стена пламени. – Сожги его и я отдам принца тебе. Или осуществи предсказание – убей врага.
Опустившись на колени, Катара тихо плакала и, не отрываясь, смотрела на замерзающего юношу. Такого выбора ей совершать еще не приходилось, на одной чаше весов была судьба всего Мира, жизнь Аватара, ее друзей и ее собственная, на другой – жизнь принца страны Огня, врага и сына врага в одной ипостаси.
Легкие снежинки больше не таяли на бескровном лице, падающие хлопья покрывали безвольно лежащее тело ровным тонким слоем…

Глава 7. Долгая дорога

Тысячелетние пергаменты горят на удивление быстро… И вот уже Катара сидит на освещенной солнцем поляне неподалеку от темного зева пещеры, а на руках у нее замерзший донельзя человек. Человек, которому она никогда не сможет причинить вреда, более того, девушка всего секунду назад поняла это, она убьет любого, кто осмелится тронуть хотя бы волосок на его голове…
Там, в пещере, решение было принято сердцем, а не разумом, рука сама бросила в пламя то, ради чего девушка отправилась в путь и от чего зависела, может быть, судьба этой планеты. Она никогда не вернется, даже в мыслях, к этому выбору, и не будет раздумывать правильно ли поступила тогда, но это все потом, а сейчас… Сейчас юный маг пыталась вернуть жизнь, почти покинувшую лежащий у нее на коленях ледяной кусок плоти…
Зуко видел во сне Урсу. Мать успокаивала сына, обещая, что все будет хорошо, что они обязательно встретятся, и он будет счастлив. Сновидение было таким умиротворяюще радостным, таким уютным и спокойным, что просыпаться совсем не хотелось. Его разбудили редкие капли огненного дождя, мерно падающие на лицо и прожигающие в тонкой коже глубокие борозды. Юноша глубоко вздохнул и разлепил смерзшиеся ресницы. Первое, что он увидел, было заплаканное личико врага, и в ту же секунду он почувствовал, как тонкие пальцы рвут у него на груди добротную, а потому плохо поддающуюся одежду. Девушка спешила добраться до его и без того почти остановившегося сердца. «Нет, мама, ничего уже не будет. Все кончено…», - умирать не хотелось…
Заметив ужас в широко раскрытых золотых глазах, Катара отрицательно покачала головой и коротко, словно украдкой, коснувшись своим ртом бледных, холодных губ юноши, зашептала:
- Я разгоню твою кровь, ты согреешься, ты не погибнешь, я этого не допущу…
* * *
Катара уже успела оглядеться и сориентироваться на местности. Буквально в двух шагах была стоянка аватара, где ее ждали друзья, но она не торопилась, просто не зная, как сказать, как объяснить… «Они не поймут, Аанг не поймет… если только Айро…». Погруженная в невеселые мысли, она вернулась к пещере, что бы поднять случайно оброненную там поклажу и оружие.
Справа раздалось знакомое «пу-ф-ф-ф», и у выхода из подземелья материализовался пышущий здоровьем упитанный и довольный жизнью крольгуру, стоявший в вызывающей позе - облокотившись о каменную стену и скрестив нижние конечности. На наглой мохнатой морде задорно блестели зеленые глаза, а во рту перекатывалась соломинка.
- Что тебе надо?! – сил для задушевного разговора у девушки не было. – Врага я не убила, Мир рухнет под пятой Озая, аватар погибнет, да и мне теперь не долго осталось. Что тебе еще надо, животное?!
- Фу-у, как грубо! – крольгуру усмехнулась и полезла в свою сумку. – Такие речи не достойны жены Хозяина Огня. Ты ничего не забыла?
Выхватив зажатый в лапе свиток, Катара не верила своим глазам.
- Почему?
- Ну, я же предупреждал, что ты получишь артефакт, только отказавшись от него, - опершись на мощный хвост и скрестив тонкие лапки на большом мягком брюшке, животинка внимательно смотрела на собеседницу. – И насчет всего остального… Не надо мыслить так прямо и так… кровожадно…
Проводив взглядом удаляющихся подростков, Вонг принял свой обычный вид и пошел в глубь пещеры. От сумасшедшего колдуна не осталось и следа, по темному коридору быстрым шагом двигался пожилой, убеленный сединами, но все еще статный и величавый, человек. Могучий маг Огня, хранитель тайн и секретов возвращался домой весьма довольный исходом дела. «Ну, Урса, дочка, и задала ты работенку своему старому отцу, - сын аватара Року улыбнулся. – А девочка-то – огонь, не смотря на то, что маг воды. Великий маг, а не знает, что врага можно убить и в себе…».
Почти бегом преодолев последние метры, Катара увидела знакомую поляну.
- О нет…, - на месте лагеря остались только следы недавнего боя и забытые в спешке вещи…
* * *
Зуко напряженно думал (представьте себе, бывает и такое!), украдкой поглядывая на сидевшую поодаль девушку. Результатом последней встречи с дядей был тот факт, что по его совету парень стал пытаться осмысливать поступки как свои, так и чужие. «Девчонка должна выполнить предсказание, иначе погибнет, - какое ему было дело до подруги аватара, он не знал, но почему-то ее судьба волновала и заботила его. – Я не могу разобраться в мотивах ее действий. Великие духи, я и себя-то не всегда понимаю последнее время». Юноша подошел к попутчице, присел и, отняв ее руки от лица, заглянул в глаза и тут же отвел взгляд, словно боялся утонуть в этой синеве.
- Катара, - это имя из его уст звучало непривычно, принц произносил его первый раз. – Катара, ты должна остаться здесь, они найдут возможность с тобой связаться. Я пойду дальше, к озеру Гуайо, надо спешить, думаю, меня уже ищут.
- Без мага воды ты не обойдешься, - все оказалось сложнее, чем он думал. - У нас нет причин не верить Вонгу.
«Так я тебя одного и отпущу, опять куда-нибудь вляпаешься», - упоминание колдуна было всего лишь оправданием, она просто хотела быть рядом с тем, кого… в общем, рядом с ним.
- Ты - чокнутая! Ненормальная! – не понимая, почему она упрямится, Зуко не просто кричал на нее, он орал, оглашая окрестности и пугая птиц. - Прешь мимо своей судьбы! Жить надоело? Приключений тебе мало? Иди к своему могучему Аангу! Подумай, наконец, об артефакте, о моем отце подумай, он же поджарит твоего разлюбезного аватара и не поморщится!
- Я иду с тобой. Это мой выбор, - просто ледяное спокойствие в ответ и только одна реакция – сузившиеся в нуль зрачки при упоминании имени друга.
- Но я не хочу этого! Ты… мне… ничего… не… должна…! – слова, каждое весом с пуд, не возымели ожидаемого эффекта – девушка не отступала.
Второй в его жизни благородный поступок грозил закончиться полным провалом, принц злился, казалось, еще секунда - и трава под ним вспыхнет. Скандал прекратился неожиданно - на его плечо опустился сокол-вестник, в котором пораженный юноша узнал птицу своего дяди. Но послание предназначалось не ему. В короткой записке генерал сообщал, где и когда их компания будет дожидаться … Катару. Парень, передав девушке письмо, молча ждал объяснений.
- Э… Айро с нами. Он… э… учит Аанга покорять огонь, - говорить было нелегко. – Я хотела тебе…
Принц остановил ее решительным жестом и устало присел на ближайший кусок скалы.
- Мой дядя обучает аватара магии, я помог тебе найти артефакт, который не принесет моему отцу ничего хорошего, ты спасла меня от гнева сестры, а теперь собираешься вместе со мной искать мою маму… - Зуко потер лоб и тоскливо посмотрел на собеседницу. – Тебе не кажется, что это уже … слишком…
Что тут ответишь? Вот и Катара не знала. Подманив почтальона, она доверила ему драгоценный артефакт, снабженный краткой заметкой, и отправила птицу к хозяину. Живая стрела взмыла в небо и пропала.
- Теперь, когда свиток почти достиг адресата, я вполне свободна, и мы можем идти.
Поняв, что сопротивление бесполезно, юноша тяжело поднялся, подхватил мешок с припасами и, предоставив девчонке возможность плестись позади, не оборачиваясь широко зашагал в глубь леса…
* * *
- Почему? – мальчик в недоумении смотрел на учителя, сжимая в руке пергамент. – Почему она ушла с ним?
- Я не знаю, но что-то произошло, раз она приняла такое решение, - старик и правда не располагал достоверной информацией (откуда бы ей взяться), но очень надеялся, что случилось то, что должно было. – Спросишь у нее при встрече.
- Катара просто отрастила себе огромное чувство долга!
- Гораздо более вероятно, что чувство долга привело бы ее сюда, - Айро положил руку на плечо Аанга. – Это может быть… все, что угодно…
Пауза была слишком нарочитой, а аватар не слишком юным, для того чтобы не понять, что имел ввиду генерал.
- Нет! Она не могла… это предательство… я ее… она знает, как она дорога мне… Нет!
- Поверь, Катара дорожит тобой не меньше, просто…, - ну как объяснить ребенку, что его чувства – это всего лишь привязанность. – Вы хорошие друзья, но не более!
- Я готов отдать за нее жизнь! А она… предает…
- А за Тоф? За Сокку? – Айро не хотел быть жестоким, но выбора не было. – Ты можешь расценивать это как угодно, но Катара всегда была честна с тобой. Пойми, в таких делах бессилен даже аватар!
- Я не верю, - с ослиным упрямством твердил парнишка, и умудренный жизнью маг отступил, он понимал, что душевные раны более болезненны, нежели физические и излечить их может только время. И потом, он мог и ошибиться…
* * *
- Почему там, у реки, ты не дал мне атаковать Мэй? – это была еще одна попытка наладить утраченный контакт, наверное, сотая за последние три дня, попытка без надежды на успех.
Принца действительно разыскивали, поэтому им приходилось передвигаться исключительно по ночам, а днем отсиживаться в лесу или, как сейчас, в пещерах, благо, скал было вокруг полно. По всем окрестностям были расклеены листовки с требованием задержать наследника престола, одну такую беглец держал сейчас в руках и, глядя на нее, грустно ухмылялся. «Спасибо, что только «задержать», а не «убить»...», - мысль была ни о чем, на самом деле, он просто не знал, как ответить на вопрос, но и не ответить не мог, так как молчать было уже невмоготу. Юноша вспомнил вчерашний бой, когда у рыбацкой деревни они нарвались на засаду, вспомнил выражение лиц солдат, когда в них полетели ледяные диски, и как вздыбилась стеной вода в небольшой горной речушке, вспомнил тепло ее тела за своей спиной. Ему было комфортно рядом с этой девчонкой, комфортно и страшно… Зуко тревожило даже не само упорное желание сопровождать его, а то, что она, скорее всего, преследует какие-то свои цели, а вот какие… парень понять не мог. Все предположения, что приходили в голову никуда не годились, хотя нет, одно, самое невероятное, было и самым желанным. И это тоже пугало, поэтому, еще немного подумав, юноша решил вспомнить уроки дяди (ну, наконец-то!).
- Мэй - моя девушка, я не мог причинить ей вред…, - добавлять «была» он не счел необходимым и, ожидая реакции, уставился на собеседницу из-под упавшей на глаза челки.
- Ты… любишь ее? – с деланным безразличием девушка задала очередной вопрос.
- А ты любишь аватара? – еще один быстрый и короткий взгляд из-под занавеса волос.
- Конечно…, - выдержанная театральная пауза, во время которой сердце юноши, и без того висевшее на тонкой нити, оборвалось и забилось где-то в районе живота.
– Как брата… Но ты мне не ответил, - она переиграла его легко, как неразумного ребенка...
Устав от затянувшегося молчания, Катара завернулась в тонкое полотно и, уткнувшись носом в стену, постаралась заснуть. «Он влюблен. Ну и что, – невыносимо хотелось плакать, но этого она себе позволить не могла. Не здесь. И не сейчас. – Пусть он будет счастлив, Зуко это заслужил».
Положив руки под голову и разглядывая неровности каменного потолка, юноша пытался не думать о девчонке. Не получалось. «Ей на роду написано быть женой могучего мага. А я…, - признаваться даже саму себе в этом было неприятно. – Я не могучий…». «Так стань им», - это последнее, что предложил принцу спутанный уже рассудок, сон на тихих лапах подкрался к утомленным путникам, и уже через несколько минут они мирно спали, каждый в своем углу…
- Почему ты преследуешь меня? – спросонья девушка даже не сразу поняла, что вопрос относится ее скромной персоне.
Солнце уже скатилось за горизонт, окрасив напоследок верхушки деревьев в ало-розовые тона, снова нужно было отправляться в путь. Встав и кое-как умывшись, Катара принялась собирать нехитрые пожитки, проигнорировав вопрос спутника. Но на этот раз тот отступать не собирался.
- Ты оглохла?
- Беру пример с тебя.
- Нет. Мой ответ – нет! – он практически проорал это ей в лицо.
- Ну и ладно…, - девушка подошла ближе и, осторожно погладив парня по щеке, улыбнулась. – Нам пора идти.
- Я не сдвинусь с этого места, пока ты… - Зуко схватил ее за плечи и тряхнул, как тряпичную куклу, словно пытался вытрясти из нее слова, способные развеять все его сомнения и страхи. Но, встретившись с ее взглядом и прочитав в нем то, о чем даже и помыслить не мог, отпустил, чтобы через мгновение крепко прижать к себе. – Ты точно ненормальная.
На медленно чернеющем небе зажигались первые звезды, убывающая луна, цепляясь за вершины гор, заступила на свой пост и начала обход владений, а два заклятых врага все еще слушали биение сердец друг друга…
* * *
Сегодня они передвигались при свете дня, так как в этой бескрайней снежной пустыне опасаться преследователей было глупо. Горы, покрытые белым покрывалом, встретили путников не очень дружелюбно, от ледяного ветра не спасали ни теплые плащи, ни магия огня, ноги проваливались по колено, и тут и там под тонкой коркой снежного наста скрывались расщелины и провалы. Идти дальше становилось все труднее и труднее, разреженный воздух вызывал головокружение, от яркого солнца резало глаза, и вот уже идущая впереди девушка, в изнеможении опустившись прямо в сугроб, рванула завязки плаща, словно это они мешали ей дышать. Юноша опустился на колени рядом и, взяв ее руки в свои, осторожно, явно опасаясь причинить спутнице боль, попытался согреть их своим огненным дыханием.
- Ну, ты что? – он легонько щелкнул ее указательным пальцем по кончику носа. – Снег – это же твоя стихия. Если мне память не изменяет на твоей родине всегда зима.
- Да, но там я была одета гораздо теплее, - Катара слабо улыбнулась и встала. – Спасибо. Я могу двигаться дальше.
- Нет. Мы замерзли, надо устроить привал и согреться. Да и пути осталось всего ничего. Смотри, - парень указывал на едва заметную среди белизны снега и льда пещеру и несколько деревьев рядом с ней. – Вот и дом, и дрова.
Непонятно как оказавшиеся на такой высоте чахлые деревца пришлись очень кстати, хотя были сырыми и тонкими, но, единожды не устояв перед палашами, не долго сопротивлялись и упрямому пламени. Вскоре, в небольшом, но относительно уютном каменном мешке весело трещал костер, а скудный ужин казался измученным стихией подросткам царским обедом…
Катару разбудили непривычные звуки, напоминающие взрывы петард и сопровождаемые тихим чертыханьем. «На бой не похоже», - в недоумении девушка выглянула наружу и тут же была сбита летящим ей на встречу принцем. Зуко вскочил на ноги и в ярости так ударил кулаком ни в чем не повинную стену, что оцарапал кожу, не причинив камню особого вреда. Не оборачиваясь, он выскочил на улицу, спутница последовала за ним. Ветер стих, взошедшая на небосклон луна посеребрила заснеженные вершины, было красиво и тепло. Сын Хозяина Огня стоял на краю плато и, скрестив руки за спиной, напряженно вглядывался в ночь.
- Что это было? – ответом ей была тишина. – Ну, продолжай, не буду мешать.
Что оставалось делать? Он хотел стать могучим магом, надо тренироваться. Чувствуя напряженной спиной внимательный взгляд, юноша сделал еще одну попытку. Тот же результат.
- Ты пытаешься создать молнию, - девушка подала руку лежащему у ее ног незадачливому магу.
- Откуда ты знаешь?
- Видела. У Азулы, у Айро, у …, - длинный язык еще никому пользы не приносил, но оставалась надежда, что конец фразы остался не замеченным.
- Продолжай! – парень отошел на прежнюю позицию. – У него с первого раза получилось? Чего молчишь? С первого?
- Он – аватар.
- А я – нет!!!! – Зуко опустился на колени и наклонил голову, снег медленно таял под ним, настолько юноша был зол.
- Ты пытаешься управлять разделенной энергией вместо того, чтобы просто дать ей свободно течь, - Катара приблизилась к парню и, увидев лужу, улыбнулась. – Ты всем пытаешься управлять. Всегда.
«Я не могу жить вдали от него, значит либо с ним - либо смерть, и плевать на предсказания», - страдания любимого человека разрывали сердце, это походило на сумасшествие, и она была не в силах бороться с этой одержимостью, да и не хотела. Девушка присела рядом, обняла принца за торс обеими руками, вдохнула запах его волос, и поцеловав в макушку, прижалась щекой к широкой спине.
- Я могу тебе помочь…
Автор пишет только половину книги: другую половину пишет читатель.
Джозеф Конрад

Темноту пещеры нарушал только слабый свет тлеющих углей в костре, от чего лица и фигуры казались странными и загадочными. Зуко, позволивший втянуть себя в эту авантюру и следовавший за девушкой как неразумный теленок, не до конца еще понимал, каким образом маг воды может его научить покорять молнию, а вернее, совсем не понимал.
- Какое отношение ты имеешь к магии огня?
- Никакого, - и откуда у нее только смелость взялась. – Но я могу… Думаю, что могу… научить тебя… освобождать поток энергии от влияния, двигаться по течению, не пытаясь им управлять. Мне объясняла Пра-Пра… это сильно похоже… должно быть. Я сама не очень в этом разбираюсь. Но можно попробовать…
- Попробовать что? – упрямец мало что уразумел из спутанных речей собеседницы, и сейчас пытался расставить все точки над "i", пока его не втравили во что-то непонятное.
Освещение помогало не замечать предательского румянца, залившего лицо девушки, когда она подошла вплотную к стоящему столбом юноше и не закрыла его рот долгим и горячим, слишком горячим поцелуем…
Это было так не похоже на все, что происходило с ним раньше, что Зуко, едва справившись с головокружением, вызванным ударившей в голову кровью, и не будучи в силах унять мелкую дрожь, сотрясающую тело, оттолкнул Катару от себя и, привалившись к стене, посмотрел на нее исподлобья сквозь завесу длинных волос.
- Ты не должен сопротивляться, позволь желанию взять верх над разумом, - ее тоже трясло и сердце плескалось где-то внизу живота, замирая от страха и предвкушения. – Это все равно, что энер…
- Ты сама себя слышишь? – до принца наконец дошло, чего от него хотят. – Ты мне предлагаешь… у тебя что, от холода мозги атрофировались? Ради чего? Ради молнии? К черту эту молнию!!!!
- Ради тебя… и … себя, - девушка подошла ближе, в ее глазах стояли слезы. – Я… тебя… Мне не нужен никто другой, понимаешь.
- У вас в семье все сумасшедшие? – он, почему-то с облегчением, вздохнул и заключил трепещущую девушку в свои объятия. – Надо будет познакомиться с будущими родственниками…
Что происходило с нашими героями дальше, знают только луна, да несколько звезд. Но они нам ничего не расскажут. Правда?

0

7

Глава 8. Остров
                                                                                          Эта теория недостаточно безумна, чтобы быть верной

                                                                                                                                                           Нильс Бор.
Миллионы лет назад…

Существование чего-либо или кого-либо - это цепь постоянных катастроф и происшествий, случайных и закономерных, трагических и забавных. И ничто и никто не сможет прервать эту череду событий, ибо бытие в планетарном масштабе подобно вселенной: также вечно и бесконечно. Это тяжело понять и осмыслить, в это нужно просто верить…
Что двигало сознанием Homo sapiens, получившего в дар прекрасную голубую планету, когда он, с упорством спятившего осла, создавал и постоянно усовершенствовал оружие, и опять создавал и усовершенствовал? Жажда наживы, желание обладать неограниченной властью или банальная глупость? Мы этого никогда не узнаем - миллиарды лет и непреодолимые расстояния не позволяют нам это сделать, но одно можно утверждать наверняка: он не собирался уничтожать свой мир… просто так получилось… случайно… Осколки некогда великой цивилизации, подчиняясь законам физики, разлетелись по свету, подгоняемые энергией произошедшей катастрофы, чтобы стать очередным звеном в цепи бесконечных событий…
Метеоры и кометы живут своей жизнью, размеренной и неприхотливой, они летят в космическом пространстве по заданной неизвестно кем траектории. И нет ни конца, ни начала этому пути - вечность впереди, вечность позади. Но и в этой холодной закономерности есть место для случайностей. И вот дороги одного из обломков и вполне безобидной кометы сошлись в единой точке пространства. Комета победила, рассыпавшись на мелкие части, метеор продолжил свое бесконечное странствие, но закон цепочек уже сработал с точностью часового механизма.
Молодую планету населяли только растения и животные, будущий и вероятный ее убийца и желанное дитя – человек - еще не появился, когда небо над вулканической грядой посветлело в ночи. Мир словно сошел с ума, казалось, что само солнце решило покинуть привычное место и приближается теперь, сопровождаемое шипением, громовыми раскатами и ярким светом. Вспугнутые твари, звериным чутьем угадав приближение гибели, метались в стремлении спастись от неизбежного, но воздух вдруг превратился в жидкий огонь, кровь заливала зрачки выпученных от страха глаз и кожа лопалась от нестерпимого жара. Через мгновение все кончилось. В точном соответствии с законами физики малая частица большой когда-то планеты окончила свою жизнь, врезавшись в тело будущей жертвы венца эволюции и оставив на этом теле звездную рану - образованный взрывом кратер. Оплавившись и испарившись, каменный исполин запустил следующее событие бесконечной цепи. Разбуженный взрывом и землетрясением, последовавшим за ним, вулкан прорвался в месте удара небольшим потоком лавы, которая мгновенно превратила в раскаленный пар ледники, сорвавшиеся с вершин окружающих гор. Этот огненно-парящий ад продолжался несколько недель, но всему приходит конец, и вот уже дожди заполняют впадину, и вокруг небольшого острова образовалось глубокое озеро идеальной формы. Прошел не один миллион лет, сформировалась система стока и наполнения, мелкие ручейки и речушки превратились в артерии, снабжающие водоем, на остров нанесло ила и пепла, благодаря ветрам и птицам появились растения. Многие века зеркальная гладь смотрелась в небо, отражая только облака, несущиеся в вышине, и не было у этой красоты другого хозяина, кроме солнца днем и луны ночью. Но закон не дремлет - сюда пришли люди и снова, словно время повернулось вспять, и расстояния перестали иметь значение – порожденный метеором остров стал верой и правдой служить… войне…
* * *
Оазисы бывают не только в пустыне. Юные маги стояли на берегу небольшого идеально круглого озерца, расположенного высоко в горах. На окружавших его склонах не было снега и льда, они были покрыты травой и кустарником, маленький островок в самом сердце водоема порос густой растительностью, а красноватая, богатая железом вода оказалась теплой, даже горячей. Над поверхностью периодически били фонтаны гейзеров, сквозь громкий плеск которых слышался птичий гомон, в прозрачной воде отражалась синева неба и проплывающие облака.
- Любуйся, - Зуко был серьезен. – Озеро Гуайо – невероятно красивое и опасное.
* * *
- И чего в нем опасного? Милое место.
- Милое… На островке, на который ты смотришь и который по своим размерам не удостоен даже чести быть нанесенным на карту, находится тюрьма для опасных государственных преступников. Здесь отбывают наказание только граждане страны Огня. Выражение «попасть на остров Линь» давно стало нарицательным, этими словами матери пугают непослушных детей.
- Но доступ к нему открыт, разве здесь нельзя обойтись без мага воды? – Катара нисколько не жалела, что пришла сюда, просто недоумевала, глядя на ровную и спокойную на первый взгляд поверхность водоема.
- Можно, наверное, но вода в гейзерах горячая, да и водоворотов много, - принц усмехнулся и широким жестом указал на окрестности. – И потом, ты здесь видишь хоть одну лодку? Есть тоннель, проходящий по дну озера, через него пленникам и страже носят продовольствие, только я понятия не имею, где он.
Не успели маги ступить на созданную девушкой ледяную дорожку, как она разделилась на мелкие кусочки и поплыла у них под ногами, молодым людям пришлось срочно ретироваться. Катара задумалась на мгновение, а затем, явно приняв какое-то решение, хитро прищурившись, посмотрела на юношу.
- Ты когда-нибудь катался на пингвинах со снежной горки?
Зуко, широко раскрыв глаза от удивления, ошалело помотал головой в ответ. Он с трудом вспомнил как эти самые «пингвины» выглядят, а о возможности кататься на них даже и не подозревал, к тому же, парень не понимал, где она собирается взять эту загадочную птицу и как это может им помочь преодолеть водную преграду.
Спутница приблизилась к хлопающему ресницами юноше и, развернув его лицом к острову, зашла ему за спину, обхватив за талию левой рукой.
- На счет три прыгаем в воду. Одновременно. Тебе понравится, - она откровенно забавлялась. – Раз, два, три!
Как только ноги принца коснулись поверхности озера, их крепко сковало ледяным замком и в ту же секунду он с невероятной скоростью понесся навстречу ветру. Умелыми пассами девушка направляла их движение, на больших виражах обходя многочисленные водовороты и возникающие из ниоткуда фонтаны горячей воды. Ее звонкий смех, многократно отраженный от окружающих гор, сопровождал их полет, от которого у юноши захватывало дыхание и он, вдруг, почувствовавший себя свободным и счастливым, тоже что-то кричал, сам не понимая что, да это было и неважно. Брызги от бурунов, создаваемых куском льда, мчащимся по водной глади, окатили молодых людей, и они плавно въехали на берег, незаметно освободившись от ледяных оков. Зуко, продолжая смеяться, повалился на траву. Катара присела рядом.
- Это было просто… Я счастлив… Потому что ты рядом, потому что я скоро увижу маму, - он притянул к себе девушку и поцеловал. – Только… причем здесь пингвины…?
* * *
Островок был совсем невелик. Если честно, он был так мал, что Катара обошла его буквально за полчаса. Солнечные лучи пробивались сквозь густую листву, укладывая тени в резные узоры, ноги утопали в изумрудной шелковой траве, среди которой то тут, то там качались на тонких ножках белая кашка и нежные голубые колокольчики. От раскаленного полднем земного покрова пахло сеном и медом, стрекотали невидимые глазу кузнечики, выводили рулады певчие птахи. Разноцветные бабочки, перелетая с цветка на цветок, органично дополняли идиллию этого места. В самой середине леса возвышалась одинокая скала, поросшая мхом и грибами, столь же древняя, как и сам остров. Абсолютно дикое место, присутствие цивилизации ограничивалось только странными каменными колодцами, попадающимися на пути. Каждое такое сооружение имело металлическую конусообразную крышу, а сами они располагались в виде спирали, которая, начинаясь от центра, расходилась к краям острова, в чем девушка смогла убедиться, забравшись на вершину утеса…
- Я не вижу тюрьмы, - поинтересовалась она у помогавшего ей спуститься вниз принца.
- Она внутри, под землей.
- А эти колодцы…
- Это вентиляционные шахты. Они все разные, самая глубокая здесь, - Зуко указал на ближайший конус, возвышающийся неподалеку. – Нам надо найти самую маленькую.
- Но как … такое сооружение… это невероятно! – девушка все еще не верила, что подобное возможно, когда они вернулись на берег и подошли к окруженному кустами колодцу.
- О, это величайшее достижение инженерной мысли и мастерства зодчих великой страны Огня, - юноша полным сарказма голосом процитировал учебник истории, когда-то заученный им наизусть. – Этот каземат строили пленные…
* * *
Девяносто пять лет назад …
Затерянный в горах страны Огня остров многие века жил своей размеренной и спокойной жизнью. Его навещали только птицы, ветер и дожди, и лишь регулярная смена времен года напоминала о текущем мимо времени. За многие миллионы лет существования трудолюбивая вода вымыла из его основания все мягкие породы, образовав разветвленную сеть пещер, на его поверхности буйствовала растительность и находили временное пристанище перелетные птахи. И вот наступил день, когда в окрестностях этого никому доселе ненужного куска суши раздались человеческие голоса и крики вьючных животных.
- Господин, но почему именно это место? – министр исполнения наказаний всегда робел, когда ему приходилось перечить огненному лорду. – Оно труднодоступно…
- В этом его ценность, - Созин, которому после убийства друга и объявления войны всюду мерещились заговоры и предательства, удовлетворенно взирал на горное озеро. – Отдаленность добавит загадочности, а все, что непонятно, вселяет ужас. Это сооружение войдет в историю!
Строительство шло чуть более пяти лет. Многие из захваченных в плен в первые годы жестоких сражений сложили свои головы, не выдержав непосильного труда и жестокого обращения. Не жалели ни людей, ни животных, ни средств - все было положено на алтарь честолюбия диктатора. Лучшие инженеры страны разрабатывали системы водоснабжения, отведения стоков и вентиляции, маги воды неутомимо откачивали подземные воды, маги земли не покладая рук крушили камень и пробивали тоннели. Из-за уединенности тюрьмы и тщательно охраняемой тайны расположения места выхода на поверхность главной подземной галереи не требовалось много стражи, а хитроумная система шлюзов позволяла затапливать отдельные помещения, тем самым разрешая проблему смертной казни. Государственная темница получилась во всех смыслах удобной и неприступной, за весь срок ее существования еще ни одному узнику не удавалось самовольно покинуть ее пределы. Хозяину Огня Созину удалось-таки записать себя в летописи не только как «гениального политика и верховного главнокомандующего», «жесткого, но справедливого императора» и «покорителя земель восточных и южных», но и как «великого зодчего и государственного реформатора». Легко войти в историю, когда ты сам ее пишешь…
* * *
- Ну, что? Рискнем? – юноша привязал веревку к одной из опор конусообразной крыши и заглянул внутрь колодца. – Я - первый.
В каменной трубе было темно и влажно, ноздри щекотал легкий запах сырости и плесени, поднимающийся снизу. Катара спускалась осторожно, упираясь ногами в скользкие стены и с унынием глядя на все уменьшающийся квадрат голубого неба над головой. Подземелий она не любила, но осознание того, что там, во мраке, тебя ждут нежные и сильные руки любимого, грело душу.
- Т-с-с-с! – Зуко приложил палец к губам и осторожно продвинулся в глубь коридора, слабо освещенного закрепленными на стенах факелами, держа девушку за руку.
Предосторожность была излишней, бредя по длинным извилистым ходам, переходя с уровня на уровень, спускаясь все ниже и ниже к самому дну озера, молодые люди не встретили на своем пути ни одного человека, только бесконечные железные двери с огромными засовами и полуистертыми деревянными табличками, уведомляющими тюремщиков об имени и чине узника. Подкованные металлом сапоги принца гулко отбивали мерный ритм по каменным плитам пола, и даже эти звуки, усиленные слабым эхом, не вызвали беспокойства у стражников.
- Почему здесь нет охраны? – Катара шла за юношей, стараясь держаться как можно ближе и вертела головой в разные стороны, читая надписи.
- Им не о чем беспокоиться, все воины сосредоточены внизу, у тоннеля, а сюда они поднимаются только для того, чтобы раздать арестантам паек.
- А если кому-то станет плохо и потребуется врач?
- А кого это волнует? – тяжелый тоскливый взгляд исподлобья. – Да здесь и нет лекарей. Не предусмотрено штатом…
- Откуда ты все это знаешь? – она просто не верила, что так жестоко можно обращаться с людьми.
Зуко остановился, откинул челку со лба и открыто и пронзительно уставился прямо в глаза Катары.
- Это – моя страна. Я воспитывался как наследник всего, что в ней есть. Эта тюрьма тоже входит в «достояние» моей родины. Вот так!
- Но ты… ты должен что-то с этим сделать…, - умная девушка поняла даже то, о чем сказано не было, что осталось между слов.
Принц усмехнулся, не отводя взгляда, и, словно вспомнив о чем-то, провел левой рукой по шраму. Повисла неловкая пауза. Спутница подошла к парню и, взяв его ладонь, прижала ее тыльной стороной к своей щеке.
- Все будет хорошо, - она могла сказать, что ей не важно кто он, кто его отец, что она любит его просто потому, что он есть, и еще многое и многое, но все слова казались не к месту, какими-то лишними, пустыми и банальными. – Пойдем.
Нужная им камера оказалась на самом нижнем ярусе, что было к тому же еще и опасно, так как в тишине юные маги слышали приглушенные голоса охранников, перемежающиеся редкими вспышками громогласного хохота. Перед самой дверью юноша замер, словно опасаясь вспугнуть удачу, ведь через мгновение он увидит самого дорогого человека, которого не видел более семи лет, и бережно провел пальцами по лаконичной табличке. «Урса», и больше ничего, ни звания, ни рода. Озай не собирался афишировать тот факт, что его жена – государственный преступник, ведь в благородном семействе не может быть постыдных тайн и убийств. Хорошо смазанный затвор без единого звука покинул свое ложе и впустил путников внутрь маленького помещения. Камера была пуста…
* * *
Тесная комнатка еще хранила следы своей хозяйки. Догорающий на стене факел, забытые вещицы и тонкий аромат благовоний - все говорило о том, что пленница покинула свою темницу совсем недавно и при этом очень спешила. Зуко, в одночасье потеряв силы, присел на одиноко стоявший в центре помещения табурет, запустил руки в волосы и, уставившись в пол, принялся мерно раскачиваться.
- Не позволяй отчаянью победить тебя, - прошептала девушка, осторожно поцеловала юношу в макушку и оглянулась вокруг, словно старые базальтовые стены могли им чем-то помочь.
Ничего особо примечательного она не нашла, тюрьма как тюрьма – обычный каменный мешок, жесткая лежанка, кособокий стол и табурет, вот и все убранство. Единственное, что привлекло внимание - это расположенный в самом углу, слегка возвышающийся над полом колодец и странное отверстие в стене под самым потолком. Какой-то смысл в этой дыре, конечно же, был, но Катара, сколько не вглядывалась, так и не смогла понять ее предназначение. Повинуясь непонятному порыву, юный маг при нечетком свете затухающего факела стала миллиметр за миллиметром осматривать стены, но все, что она нашла – это едва заметный иероглиф, нацарапанный на одном из булыжников, из которых были сложены борта колодца. «Вода, - прочитала девушка. - Это может значить что угодно, но вряд ли была необходимость помечать таким образом источник…».
- Не занимайся ерундой! – принц увидел, как она склонилась над кладкой. – Все бесполезно! Мы опоздали!
Потеряв всякую осторожность, Зуко кричал в полный голос и, вскочив в припадке ярости, разбил незамысловатое творение мебельщиков о стену, попутно смахнув со стола керамический кувшин с водой, глухо ударившийся о каменные плиты пола и разлетевшийся на сотню мелких черепков. Ответом на его тираду стали быстро приближающиеся тяжелые шаги в коридоре и приглушенные голоса охранников.
- Что это было, Денг? Ты слышал? – раздалось у самой двери, молодые люди замерли в замешательстве и, поняв, что через мгновение их присутствие здесь будет обнаружено, не сговариваясь, прыгнули в колодец…
Раздался далекий металлический скрежет, и размеренный звук работающих механизмов наполнил помещение, уровень воды стал резко понижаться и вскоре маги стояли на самом дне.
- Ты бы поменьше увлекался рисовой водкой, а то мерещится уже всякая чепуха. Это насосы заработали, воду меняют… пошли…, - этого разговора ни Зуко, ни Катара уже не слышали, они разглядывали найденный среди ила, покрывавшего решетку дна, металлический футляр. Удивление их было так велико, что они даже не сразу заметили, как из отверстия в стене ударил напор и колодец стал вновь заполняться…
* * *
«…Зуко, сынок, я надеюсь, что ты когда-нибудь прочитаешь это послание. Вот уже много лет, как я не видела твоего лица, но каждую ночь ты приходишь ко мне во сне, мой родной, мой любимый. Я взываю к Великим Духам, что бы они хранили тебя, я никогда раньше столько не молилась, как теперь. Прости меня, мой милый, ты был слишком мал тогда, чтобы понять, чтобы осмыслить… Все, что я делала, я делала только ради тебя, и все эти годы верила, что однажды смогу прижать тебя к своей груди, но судьба распорядилась иначе. Сегодня мне не принесли завтрак и обед, это может означать здесь лишь одно, что дни мои сочтены, но я не могу уйти, так и не открыв тебе всей правды. Той памятной ночью, когда мы вынуждены были расстаться, Азула рассказала, что дед приказал убить тебя, дабы восстановить справедливость. Не суди его строго, твой отец осмелился претендовать на трон, обвиняя своего брата в трусости и бездетности. И Азулон принял решение. Я пошла к нему, пытаясь отговорить его и вымолить твою жизнь, но перед дверью императорских покоев столкнулась с Озаем. Твой отец протянул мне поднос с чаем и попросил отнести его Хозяину Огня, в чае был яд… Я даже не успела понять, что произошло, когда в комнату ворвался мой муж в сопровождении стражи и обвинил меня в убийстве. В обмен на твою жизнь я согласилась не обличать истинного преступника и была заключена в эту тюрьму, стражникам же повезло меньше…
Вот и все, мой милый… Прощай, сердечко мое, как много я готова отдать, только бы увидеть тебя еще раз перед смертью, но, видно, не судьба. Я люблю тебя, родной мой и всегда буду рядом. Ты только живи, сынок, только живи…

твоя мама…»
* * *
Пергамент выпал из дрожащих рук, Зуко прислонился к стене и пытался унять текущую без спроса по щекам влагу. Катара подхватила послание и впилась взглядом в текст, слова расплывались, и через мгновение она сама уже ничего не могла разглядеть из-за застилавших глаза слез. Девушка подошла вплотную к принцу и, обхватив его лицо ладонями, принялась покрывать поцелуями.
- Не смей, слышишь, не смей отчаиваться! – ее сердце разрывалось от боли, хотелось обнять любимого крепко-крепко и никогда не отпускать, защищая от всех и вся, но так не бывает… - Она жива! Я чувствую это! Слышишь?
- Стража! Они должны знать! – дверь, встретившись с подошвой сапога, жалобно и тонко взвизгнув, распахнулась и вот уже твердые шаги уверенного в своей правоте человека оглашают тишину тюремного коридора.
Когда Катара догнала спутника, тот прижимал одного из охранников за горло к стене, тогда как второй уже лежал поодаль без чувств.
- Мой господин, пленницу забрали от нас сегодня утром, а куда, я не знаю, поверьте! – воин задыхался, и слова его больше напоминали хрип, нежели членораздельную речь.
Хватка принца ослабла, и обессиленное тело рухнуло к его ногам, человек корчился на холодном полу от боли, с шумом вдыхая затхлый воздух подземелья.
- Где выход? – девушка сидела на коленях перед поверженным врагом и осматривала его ожоги, пыталась понять, жив ли он. Убедившись, что он просто потерял сознание, она переместилась ко второму стражнику и, ослабив его камзол, укоризненно глянула на юношу. – Зачем так жестоко?
- Вход в тоннель перед вами, госпожа, - в голосе раненого послышались нотки благодарности. – Только без магии земли его не открыть, а конвой с провизией прибудет завтра.
Катара даже зажмурилась, ожидая вспышки ярости и гнева, сопровождаемой, как всегда, дымом и пламенем. Но было подозрительно тихо, только сильные руки приподняли ее над полом и поставили на ноги.
- Мы не можем опоздать еще раз, - уверенный голос, спокойные движения, и вот уже разделенная энергия, послушно следуя указанным ей магом путем, превратилась в молнию.
Треск, грохот - и сквозь огромный пролом, зияющий в кладке стены, потянуло свежими ароматами леса и луга…
После полумрака подземелья даже неяркое закатное солнце слепило глаза, внизу простирались луга, заросшие высокой изумрудно-зеленой травой, а за ними темнела стена высоких и стройных деревьев. Тоннель вывел путников к подножью каменной гряды, и теперь она возвышалась над ними, словно огромный исполин, раскрашенный катящимся за горизонт светилом в кроваво-красные тона. Ноздри щекотал дурманящий запах меда и летнего вечера, и молодым людям подумалось, что, наверное, именно так пахнет свобода…
Сквозь звон цикад послышалась чья-то тяжелая поступь и шум крыльев, навстречу юным магам вышла оседланная птица, невесть как оказавшаяся в этих местах, подойдя ближе, она присела, словно приглашая их поудобней разместиться в седле. И уже поднявшись ввысь, Катара увидела стоявшего на земле и глядящего им вслед колдуна Вонга, и, помахав старому знакомому рукой в ответ, сильней прижалась к собственному могучему магу… Черная птица увозила своих седоков на восток, на встречу новому дню и новым событиям. Их ждала столица царства Огня…

Глава 9. В гостях

В предрассветной мгле двое молодых людей, словно воры, прокрались вдоль дворцовой стены и, не будучи замеченными, проскользнули мимо стражников. Сделать это было совсем нетрудно, так как один из ночных посетителей еще в детстве исходил эти места вдоль и поперек. С замирающим от страха сердцем Катара двигалась по освещенным факелами коридорам, все здесь было чужим и зловещим. Изобилие черно-красной символики, встречающиеся на каждом шагу флаги и гербы, витиевато вплетенные в орнаменты, украшающие стены – все это тревожило душу, а в памяти всплывали самые грустные моменты жизни. Так близко к своему главному врагу девушка не была никогда. И эта близость пугала и восхищала одновременно. Тихо скрипнула дверь, и темная комната поглотила гостей, на мгновение подарив им обманчивое чувство защищенности.
- Что будет, если нас поймают? – пока Зуко занимался свечами, Катара стояла у стены и оглядывалась вокруг.
«Так живут принцы… О, Великие Духи…, - от неожиданно пришедшей в голову мысли, внутри натянулась противно звенящая струна, руки и ноги похолодели, голова закружилась. – Я ведь ему не ровня. И никогда ей не стану. Я…».
- Ничего. Это если обнаружат меня. А вот тебя надо спрятать, - юноша подошел к собеседнице, заглянул в синие глаза и, прочитав всю гамму чувств, отраженных в них, крепко сжал тонкую ладонь. – Не бойся, тебе ничего не угрожает. Ты вся ледяная. Иди ко мне.
От тепла его тела противная дрожь ушла, но горькое ощущение собственного несовершенства никуда не делось и казалось, что оно поселилось в ее душе навсегда.
- Я же не вещь, как ты собираешься меня «прятать»? – Катара отстранилась слишком поспешно и нарочито, что не могло не остаться незамеченным.
Кинув на подругу удивленный взгляд, юноша покинул помещение, так и не удостоив ее ответом.
* * *
Опоры кровати, украшенные затейливой резьбой в виде позолоченных драконов, огромный гардероб у стены, набитый дорогой одеждой, бюро, туалетный столик с большим зеркалом в бронзовой раме, малахитовая шкатулка с драгоценностями и чернильница, полная свежей туши – всё замерло на своих местах, словно ожидая возвращения хозяйки. Старая фамильная реликвия – изящная ширма из тиса и тонкой рисовой бумаги с филигранно прорисованной художником цветущей сакурой - нисколько не изменилась за эти годы. Всюду – стерильная чистота и свежесть, чьи-то заботливые руки смахнули пыль даже с портрета некогда благополучной семьи, от которой не осталось и следа. Свежесрезанные цветы в вазах наполняли помещение благоуханием и создавали иллюзию жизни. Тяжелый балдахин красного шелка с золотыми кистями, подушки, набитые легчайшим пухом, атласные простыни, приятно ласкающие усталое тело, все как всегда, как будто и не было этих лет. Ничего не изменилось здесь, кроме женщины, стоящей у окна. Она вернулась, пусть не по своей воле и ненадолго, но все-таки она сейчас дома и смотрит на светлеющее небо, как тогда, когда она была счастлива.
Убаюканная бархатом темноты и погруженная в свои мысли Урса не сразу услышала осторожные шаги за дверью, а когда та тихо скрипнула плохо смазанными петлями, реакция была мгновенной – одно движение, и вот уже опустившийся вниз полог скрыл ее от посторонних глаз. Незваный гость замер, вслушиваясь в звенящую тишину. Женщина затаила дыхание, вошедший оставался невидим, сколько не вглядывалась она во мрак сквозь прорезь в занавесе. И вдруг сердце матери затрепыхалось в груди подобно птице, ледяная рука сжала горло, на грудь навалилась едва переносимая тяжесть, она зажала рот ладонями и впилась зубами в нежную кожу, опасаясь выдать свое присутствие. «Мальчик мой…», - она не видела его, но знала, чувствовала, и не могла поверить, что сын рядом…
* * *
Зуко не любил эту комнату и бывал здесь редко, но не потому, что боялся гнева отца, просто каждый визит сюда вызывал боль, тонкой иглой надолго застревавшую в сердце. Сегодня же что-то смутило его, к привычному запаху цветов и мебельного воска примешивался слабый, едва уловимый аромат благовоний, вот уже многие годы несвойственный этому месту. Списав все на свою усталость, юноша зажег одинокую свечу и занялся делом, он спешил, ибо задача перед ним стояла непростая, а времени оставалось мало…
* * *
Сквозь пелену застилавших глаза слез, Урса вглядывалась в родные черты. Она узнала бы его из миллиона, даже если бы прошло двадцать, пятьдесят, сто лет. Женщина не замечала уродующего лицо сына шрама, она с обмирающим сердцем ловила взгляд золотистых глаз, любовалась, как сильные руки ловко и споро орудуют, вынимая один за другим ее наряды, а когда, достав из шкатулки заколку, юноша улыбнулся сам себе, желание выйти из укрытия стало просто непреодолимым. Но слова мужа, произнесенные накануне, давали силы терпеть. «Если станет известно, что ты во дворце, Зуко не жить, - как молитву повторяла она, борясь сама с собой. – Озай знает, чем шантажировать меня, и он сделает это, несомненно сделает». Приведя комнату в первозданный вид, принц огляделся и вполне довольный увиденным погасил свечу и вышел, бережно прикрыв за собой дверь. Когда в коридоре затихли осторожные шаги, Урса в изнеможении повалилась на кровать, и, не будучи в силах более сдерживать душившие ее рыдания, вцепилась зубами в тонкий батист подушки…
* * *
- Вот. Это одежда моей матери, переодевайся, - Зуко как вихрь ворвался в комнату, небо за окном просветлело, и лучи восходящего солнца уже позолотили вершины дворцовых башен, скоро все проснуться, надо было успеть завершить задуманное.
Катара, робко сидевшая на краю постели, подняла на юношу заплаканное лицо. Ничего не понимая, принц подошел ближе, опустился на колени и попытался погладить ее по щеке. Девушка отвернулась, оттолкнула его руку, резко поднялась и, прижав платье к груди, молча замерла у зеркала.
- Да что с тобой? - ничем не заслуживший такого обращения парень, вполне обоснованно злился. – Что не так?
В ответ - лишь гробовое молчание. Зуко пересек комнату и положил на стол заколку для волос и большую деревянную шкатулку, на подругу он смотреть избегал, не понимая, как реагировать на ее поведение.
- Тут всякие девчачьи штучки - краска для лица, я ста… позаимствовал это у Тай Ли, - и тут его взгляд наткнулся на самодельный портрет, на котором он был изображен под руку с Мэй. Катара, не отрываясь, смотрела на рисунок. – Не бери в голову - это прошлое! – картинка полетела на пол…
* * *
Из глубины большого зеркала на нее смотрела красивая, с тонкими благородными чертами и бледной кожей девушка, в которой Катара с трудом узнавала вчерашнюю девчонку из южного племени воды. Легкие тени на веках и черные стрелки делали и без того большие глаза просто огромными, изменился даже их цвет, теперь они казались сине-серыми, ресницы словно стали еще гуще и длиннее. Тонкая рисовая пудра скрыла многолетний загар, свойственный всем ее сородичам, а нежно-розовая помада выделила идеальный изгиб губ, которому могла позавидовать любая записная красавица. Красно-розовое платье Урсы, украшенное по подолу и вороту золотой вышивкой, пришлось ей точно впору, шаровары тонкого шелка и атласные туфельки дополняли ансамбль. Выделив широким атласным поясом тонкую талию, девушка занялась прической. Принесенная принцем заколка являла собой образчик ювелирного мастерства, простой и лаконичный узор - ничего лишнего и вычурного. Таких дорогих вещей девушка не носила никогда, но, вопреки своим отнюдь не веселым мыслям, чувствовала себя в этом наряде свободно и уютно, словно была рождена для подобного существования. Высокий воротник вынуждал держать голову гордо поднятой, а спину прямой, что окончательно завершило перевоплощение. Кинув последний взгляд на свое отражение и расправив пряди иссиня-черных волос, Катара подошла к кровати, на которой, не снимая одежды, прямо поверх покрывала дремал юноша. Вдоволь налюбовавшись на спящего, а потому особенно милого парня, она осторожно дотронулась рукой до его плеча.
- Ваше Высочество, - она не могла объяснить в тот момент, почему обратилась к нему именно так. – Принц Зуко, все готово, можете оценить результат.
- Чего Вы хотели и как посмели…, - спросонья он пытался сообразить, кто стоит перед ним, и успела ли спрятаться Катара.
Визитерша улыбнулась и, сложив руки домиком под подбородком, поклонилась своему господину. Золотые глаза расширились от удивления, а через мгновение в них уже плясали веселые бесенята…
* * *
- Ты обманул меня! – Урса, всегда учтивая и покорная Урса, показала свой характер. Сейчас она не упала ниц, а стояла перед Хозяином Огня в полный рост, вызывающе глядя ему в лицо. – Зуко во дворце! Я хочу видеть сына!
- И что же тебе мешает? Я тебя не держу. Иди, - известие о возвращении принца дошло до него за минуту до появления жены, перепуганный слуга сообщил, что Его Высочество находится в своей комнате вместе с неизвестной гостьей.
- Но вчера ты сказал…
- Я от своих слов не отказываюсь, - с удовлетворением глядя, как женщина, теряя самообладание, опускается на колени, Озай улыбнулся. – Его жизнь в твоих руках. Ведь так было всегда, не правда ли?
- Я могу хотя бы встретиться с дочерью?
- Это - пожалуйста, - тихий и вкрадчивый, его голос всегда диссонировал с жестоким и властным характером. – А теперь - убирайся! И что бы не одна живая душа, кроме Азулы, не знала о твоем пребывании здесь!
Дождавшись, когда дверь тайного хода вернется на прежнее место, император позвал стражника.
- Принца Зуко и принцессу Азулу ко мне. Немедленно!
* * *
- Главная твоя задача – не попасться на глаза Азуле и девчонкам, - пройдя по бесконечным извилистым коридорам, молодые люди приближались к тронному залу. – Жди меня здесь, я скоро.
«Пора брать пример с сестренки, а значит, быть хитрым и расчетливым», - Зуко набрал полную грудь воздуха, словно собирался нырнуть, и уверенно вошел в предупредительно распахнутые стражниками двери. Как и подобает учтивому сыну, принц опустился на колени и склонил голову.
- Как ты посмел самовольно покинуть дворец! Твоя мать мертва, незачем беспокоить ее память!
- Отец, Вас ввели в заблуждение, я ушел, что бы лучше узнать свою страну, посмотреть, чем живет простой народ. Или я пленник? – быстрый пронизывающий взгляд, вызывающе едкий тон в конце фразы и, снова, как ни в чем не бывало, выражение полнейшего смирения в позе и жестах.
Озай удивленно приподнял бровь, недоумевая, своего ли сына он видит перед собой…
Азула еще издалека заметила незнакомку, со скучающим видом рассматривающую картины в изобилии украшающие стены. Девушка нисколько не заинтересовала ее, куда больше принцессу заботило неожиданное возвращение брата и предстоящий разговор с отцом в его присутствии, и все это после того злополучного боя у реки. Однако, уже миновав праздношатающуюся по дворцовым коридорам девчонку, Азула обернулась. Цепкий взгляд уловил что-то очень знакомое и опасное в ее чертах, но, увидев удаляющуюся спину, принцесса не стала возвращаться и затевать ненужный, может быть, разговор. Хозяин Огня ждать не любил…
- Отец, я уверена, что Его Высочество направлялся на поиски Урсы, - вот так, словно речь шла о женщине, не имеющей к ней никакого отношения. – Я предприняла попытку его остановить…
- Остановить?! Ты пыталась меня убить! – видя, как поморщился отец при этих словах, Зуко продолжил. – Откуда ты вообще можешь знать, куда и зачем я шел?!
- Мне сказала Мэй! – девушка уже осознала всю невыгодность своего положения, слова подруги к делу-то не пришьешь.
- А больше она тебе ничего не говорила?! – юноша понял, что одержал маленькую победу. Ему, может быть, и не поверили, но предъявить ничего не смогли, значит, по крайней мере пока репрессий можно было не опасаться.
«Хорошо, что охранники тюрьмы промолчали, и…», - мысли принца прервал раздраженный голос Озая, разговор перешел на скользкую и нежелательную тему.
- Прекратите эту свару! – он был так зол, что даже слегка привстал над троном. – Ты вернулся – и это хорошо! Кто та особа, что пришла с тобой?
- Она – мой друг, - выразительный и недвусмысленно-насмешливый взгляд сестры разозлил юношу не на шутку и неожиданно для самого себя он ляпнул: – Ну… не совсем друг, она – моя невеста!
Если бы посредине тронного зала сейчас начал бить фонтан или стала извергаться лава, то это вызвало бы гораздо меньшее удивление. Хозяин Огня поднялся в полный рост и, нервно дернув шеей, шумно сглотнул. Но сын не отводил взгляда, а в его глазах горел огонек вечного упрямства.
- Ты намерен вступить в брак? Сейчас?...
- Госпожа! – неожиданно подошедший сзади солдат заставил Катару вздрогнуть и обернуться. – Пройдемте. Вас вызывают.
Осторожно ступая по отполированным плитам каменного пола, маг воды бесшумно вошла в помещение и с обмирающим сердцем опустилась на колени по правую руку от принца, благоразумно решив находиться подальше от его сестры. Девушка не поднимала головы, опасаясь, что враг прочтет на ее лице все, что она о нем думает и чего ему сейчас желает. Озай, все еще находясь под впечатлением от услышанного, спустился и, подойдя вплотную к гостье, жестом приказал ей подняться. Получив чувствительный тычок от любимого, Катара встала на ноги, опустив глаза долу. Но мужчину это не устраивало, и, приподняв за подбородок лицо девушки, он принялся изумленно ее разглядывать.
«А он не промах. Девчонка необычайно красива и горда…, - кроме гордости опытный интриган и политик уловил в ее взгляде и другие чувства, от которых похолодела спина. – Надо узнать о ней все, и чем быстрее, тем лучше…».
- Как тебя зовут, дитя? – тихий голос завораживал и словно гипнотизировал собеседника.
- Ката, Ваше… Величество…
- Хорошо, Ката. Завтра мы дадим семейный обед в честь будущей жены принца Зуко и назначим день свадьбы, - расширившиеся до нельзя зрачки девушки несколько озадачили его, Хозяин Огня вернулся к трону и, не оборачиваясь, махнул рукой. – А теперь все убирайтесь вон!
Еще не один час властитель восседал на троне, подперев голову сложенными в замок руками. Он размышлял. И чем дольше он это делал, тем меньше ему нравилась будущая невестка…
* * *
В общем-то, все обошлось достаточно благополучно, и последнее происшествие сошло ей с рук, вот только… Только принцессу не оставляло чувство, что эту девчонку она уже где-то видела. Встретившись с подругами, Азула поспешила донести до их ушей «радостную» новость.
- Завтра праздничный обед в честь помолвки Зузу. Вы приглашены, - обыденность, с которой это было сказано, значила вовсе не пренебрежение судьбой брата, а являла собой хорошо продуманный и отточенный прием – принцесса хотела развлечься.
Исподволь глянув на Мэй и с удовлетворением заметив, как румянец заливает ее щеки, Азула, будничным тоном, как бы промежду прочим, добавила:
- Вы еще не видели его невесту? Хороша. Только имя подкачало, - эффектная пауза, не оставшаяся незамеченной вспышка недоумения в глазах подруги и, наконец, решающий удар: – Ката.
- Дурацкое имя, - пробормотала Мэй с трудом «удержав» лицо.
Тай Ли переводила взгляд от одной девушки к другой, в глубине души восхищаясь принцессой, хоть и не понимала, как можно быть такой жестокой…
- На сегодня все обошлось. А завтра… посмотрим, может быть, я найду маму еще до наступления утра, - двое молодых людей вполголоса переговаривались в укромном уголке сада, возле дерева, одиноко стоявшего на берегу небольшого пруда.
Сакура давно отцвела, и сейчас на ее ветках наливались соком кроваво-красные вишни, теплый ветер гулял в листве, от воды веяло прохладой.
- Зачем ты сказал отцу, что я – твоя невеста? - Катара не очень-то и сердилась, такое заявление где-то было даже приятно, но она не понимала, как теперь себя вести. – Это, по меньшей мере, безрассудно и привлекло ко мне усиленное внимание, ты же хотел добиться обратного этим переодеванием!
«Зачем? Если бы я знал! Как всегда хотел что-то кому-то доказать, - Зуко посмотрел на девушку и улыбнулся. – Ну и пусть! Я даже рад, что так вышло».
- А разве я солгал? – он притянул Катару к себе, заглянул в глаза и, словно одержимый, пытающийся добровольно утонуть в этой синеве, поцеловал, жарко и неистово.
Она ответила, потому что не могла не ответить, и только когда дыхания уже почти не осталось, и кровь закипела в венах, окончательно туманя разум, влюбленные ослабили объятья…
- Фу… как это… вульгарно! – Мэй, сложив руки на груди, презрительно поморщилась.
- Это так… красиво… так … по-настоящему … так … поэтично, - Тай Ли уперев сжатые кулачки в подбородок, округлив огромные глаза умиленно смотрела на целующуюся парочку. – Мэй, не будь так строга, не всем дано изображать из себя холодную лягушку, для этого нужен определенный талант.
Только Азула, воздержавшись от обычных ехидных комментариев, молча наблюдала за братом, впервые в жизни она поняла, что завидует ему …

0

8

Драблик по Зутаре
Автор: Sigrlin
Пейринг: Зутара
Рейтинг: G

Ба-син-се тихо таял в предрассветной мгле.. Катара смотрела ему вслед до тех пор пока он совершенно не скрылся из виду… Да и после этого тоже еще долго смотрела… Аанг спал у нее на руках. Какой же он милый и трогательный, как же она испугалась за него… У нее никогда не было младшего брата, только старший, Сокка. Как же ей иногда хотелось, чтобы все было наоборот… Чтобы она была старшей. Он же такой неуклюжий и временами глупый… при этом еще и командовать пытается, считает себя главой семьи… пока отец не вернулся.
Отец… Эта проклятая война отняла у нее слишком много.. Мама, которая никогда уже не вернется… Никогда. Им не понять, как это потерять мать. У Аанга ее не было, Тоф сама сбежала от родителей, а Сокка… он всегда был ближе с отцом… Им не понять…
Мысли Катары против ее воли возвращались к мальчику со шрамом. Она понимала, что думать о нем не стоит, что это неправильно.. и все же… Почему он так поступил? Почему помог своей сестре, после того… а может ей все показалось? Может она была права с самого начала, относительно того, что эта была ловушка? Тогда почему его дядя помог им сбежать?
Почему?! Катара закрыла глаза… кулачки сами собой сжались и тихо скрипнули стиснутые зубы… Она со столькими людьми говорила о своей матери, но … никто из них не понял ее так как этот принц. Даже Джет. Его разум затуманен ненавистью… Она вытравила все из его души, даже любовь к родителям, саму память о них. Он помнит лишь, что их у него отняли… Этот принц помнит что именно он потерял, она это почувствовала… Она впервые заплакала о маме… Впервые… и ей стала настолько легче… Как же все могло бы хорошо получиться… Если бы…
Взгляд Катары упал на спящего аватара. Подумать только, ведь она едва не потеряла его… Если бы не вода из священного озера… Если бы она потратила ее на принца…она бы потеряла Аанга, вот каким был выбор, на самом деле…
Аанг чуть не погиб из-за нее… Или нет?
А что если…
Нет не может быть…
Катара закрыла глаза, по ее щекам катились слезы…
Никто не обратит внимания поводов плакать больше чем достаточно…
Но вот знали бы они почему она плачет…
Она только что поняла, что у нее был шанс спасти целую страну и защитить Аанга, но… ничего не вышло, она упустила его… теперь они будут только врагами, а ведь если бы она вылечила шрам принца.. все могло бы сложиться совсем иначе…. Они могли бы уничтожить Азулу… вместе… они могли бы просто быть вместе…

0

9

Что же....хотелось бы начать...фик был ранее выложен на другом форуме, надеюсь, он Вам придётся по вкусу....
Название: Что-то, что называют любовью...
Рейтинг: G
Дисклеймер: всё права на героев принадлежат их создателям
Персонажи: Зуко/Катара
Жанр: всё вместе
Бета: нет
Состояние: в работе

Глава 1. Пробуждение.
Я проснулась. Я проснулась, но мне очень не хотелось этого делать, ведь, открыть глаза, значит вернуться в реальность, развеять сны, но они так хороши! Мне снились наши путешествия по всему миру: остров Киоши, Северный полюс, столица народа земли Басингсе, болота с магами воды…. Все те чудесные места, которые мы посетили. И наши приключения. Конечно, не все, некоторые я так далеко запрятала у себя в голове, что почти забыла о них. Я видела лишь самые яркие, радостные и запоминающиеся моменты, ведь все я просто не успевала «посмотреть» за ночь, хотя мне так часто снились такие сны, что я, с такими темпами, наверное, успею заново пережить все, что было до этого. Интересно, почему они мне снились? Может, потому что мне не хватало этой жизни…. Да, скорее всего именно поэтому. Спустя два года после войны, жизнь наконец-то встала в обычное русло. Ну, почти в обычное. Тоф уехала к родителям, слепой бандит снова одерживает победу за победой. Сокка все больше времени проводит с Суюки, а она все ждет не дождется от него предложения руки и сердца. Аанг восстанавливает храмы народа воздуха, хотя время от времени навещает меня. Зуко теперь у нас великий хозяин огня, мы с ним почти не видимся…. Из-за этого я не раз грустила и даже плакала, сама не зная почему…. Я часто думала об этом, но так и не могла найти своему поведению логического объяснения…. Может, это …. Нет, такого просто не может быть, или…. От любви до ненависти один шаг, а может ли быть наоборот?.... Но сейчас не до этого. Мне надо собираться, наверняка мои ученики скоро придут, а учительницы нет. Было бы даже забавно. К сожалению такого я себе позволить не могу – маги воды Южного полюса не привыкли ждать. Как не прискорбно, но те несколько детей, что открыли в себе силы подчинять воду, все, все до одного были девочками. Оказывается, я была не последний маг воды на Южном полюсе, просто я была самой взрослой. Остальные лишь недавно достигли шестилетнего возраста. Всего учеников у меня было восемь. Не так, конечно, что на Северном полюсе, но для начала, не плохо.
И вот я наконец-то встала. Оделась, позавтракала, привела себя в порядок и пошла на «работу».
- Здравствуйте, сифу Катара! – хором воскликнули мои ученицы.
- Всем доброе утро! – не осталась в долгу я.
Урок начался как обычно, с проверки домашнего задания. Когда я объявила, что сегодня, в некотором роде, контрольная, все с ужасом ахнули. Хотя я и сама не знала, какое испытание устрою девочкам, но я была уверенна - оно будет не из легких…
Тук-тук-тук.
- Заходите!
На пороге стоял Аанг. Естественно, все девочки вскочили и с криками «Аанг!» кинулись к аватару.
В голове мелькнула мысль. Одной рукой, я выстроила перед остолбеневшим Аангом ледяную стену, а другой рукой, заключила ноги всех учениц в оковы.
Девочки застыли в недоумении. Они вырывались, пытались бежать, но у них ничего не получалось – ледяные поножи плотно приковали их к полу. Я внимательно следила за ними. Интересно кто первым догадается использовать магию, чтобы освободится. Слава Богу, долго ждать не пришлось. Одна из них – Кая, сосредоточилась, взмахнула руками, и через секунду, уже была свободна. Она быстро побежала в сторону Аанга, а остальные, стали наблюдать друг за другом, а потом до всех дошло, что надо делать….
- Ну, спасибо! Я то думал, ты меня действительно спасти хочешь, а ты …
- Аанг успокойся. Ну что я должна была делать? Согласись, мысль провести
испытание, и в качестве приза выставить тебя, была очень удачной!
- Ну, хорошо.
- Вот и славно. Хотя я что-то забыла…. Ах да! Прости меня Аанг, за то, что я так с тобой поступила – улыбнулась я.
Аанг вздохнул - Извинения приняты!
- Спасибо!
- Не простить тебя – это выше моих сил, тем более, когда ты так улыбаешься…
Я немного покраснела – Да ладно тебе…
Мы пошли ко мне домой. По дороге Аанг рассказал мне, что скоро он закончит, как он выразился, реинкорнацию храма, и он сможет почаще меня навещать.
- Аанг это же здорово! – воскликнула я.
- Рад это слышать!
Я заметила, что с Аангом что-то не так. Он говорил не как …он. Как-то странно, как будто разговор был заранее отрепетирован….
- Аанг, с тобой все хорошо?
- Да, а почему ты спрашиваешь? – видно, он волновался.
- Аанг, я тебя насквозь вижу, а ну-ка говори…
- Хорошо. – он покраснел – Катара, я тебе кое-что принес… - он достал из сумки огненную лилию.
- Аанг, какая красота! Спасибо тебе, огромное!
Хотя я и была рада, мне все равно было немного грустно. Я знала, что означает этот цветок. Там, где он растет, юноши дарят такие цветы своим возлюбленным. В этом же поселении, мне сделали предсказание: я стану женой великого мага. Конечно, это было слишком очевидно. Он ведь аватар, куда же величественнее. Но именно от этого мне и было грустно. Были моменты, когда я к нему что-то чувствовала, но это было так давно… А может, и вовсе не было. Я помню наш поцелуй в Омашу, но это был лишь выход из затруднительного положения, не больше. Но я такая дура! Продолжала совершать ошибку за ошибкой. Поцелуй перед затмением, поцелуй после войны в Басингсе… Я давала ему ложные надежды, вот они мои ошибки! Это очевидно – я не любила его, как он любил меня. Я не выдержу, если разобью ему сердце. Он должен жить, только он сможет восстановить наш мир. Я осмотрела на Аанга с ног до головы: волосы он отрастил, радостные, черно-серые глаза, татуировка… Ему уже пятнадцать, а мне, мне семнадцать. Не то чтобы я не любила его из-за того, что он младше меня, но я просто не любила его.
- Но это еще не все…
- Что значит еще не все?
- А ты не заметила, что Аппы со мной нету….
- И?
И тут я увидела ответ на свой вопрос. В небе показалось огромное пушистое «облако». Оно приземлилось…
- Ребята!!!
- Катара! – послышалось в ответ несколько голосов.
Да это были они. Первым ко мне подбежал братец.
- Катара! Как же я по тебе соскучился!
- Сокка! – воскликнула я, обнимая брата.
Следующими на очереди были Тоф и Суюки.
- Катара, мы так рады тебя видеть! – в один голос воскликнули они. Почему-то Суюки держала Тоф за руку. Точно, а я и забыла. Тоф видит через землю, а тут сплошной снег.
Следующей была та, которую я вообще не ожидала увидеть. Да мы с ней сдружились, но я не знала, что она хотела меня увидеть так же, как я ее.
- Катара! – воскликнула Тай Ли. Она подбежала ко мне, но прямо передо мной, почему-то, остановилась. Я поняла, что она не знает, как я ее восприму, и тогда я решила взять инициативу в свои руки.
- Тай Ли! – воскликнула я и обняла ее. Видно, что она была рада такому приветствию.
На этом сюрпризы не закончились.
- Зуко!
Вот кого я действительно была рада видеть. Я подбежала, не стала ждать пока он сам дойдет, и обняла его. Где-то в груди, вдруг стало очень тепло. Кажется, я простояла в его объятьях дольше, чем надо было.
- Катара, я тоже рад тебя видеть.
Я отпустила его. Приятное тепло в груди тотчас угасло.
- Здравствуй Катара. – последней из седла вышла Мей.
- Здравствуй. – так же сухо ответила я ей.
Увидев Мей, мне захотелось плакать. Она была девушкой Зуко. Хотя, это не должно меня огорчать, но я расстроилась. Так, надо взять себя в руки. Улыбнулась и пошла!
Мои грустные мысли прервал Аанг.
- Ну как Катара, тебе понравился наш сюрприз?
- Конечно! Как он может не понравится? Спасибо вам всем ребята!
На моих глазах блеснули слезы.
- Катара, что с тобой? Ты чем-то расстроена? – забеспокоился Сокка.
- Да, нет просто… я так рада вас видеть!
Это была наполовину правда. Я быстро смахнула слезинки, и пригласила всех в дом….
Время пролетело быстро. Даже очень. Мы болтали, веселились, вспоминали прошедшие дни. Скоро стемнело. Я уже хотела показать всем свои комнаты, но вдруг Зуко воскликнул.
- Мы бы рады погостить у тебя, Катара, но нам надо улетать, мы и так слишком долго задержались тут…
- Конечно, я все понимаю – государственные дела не ждут, ясно. – я пыталась скрыть боль в моем голосе. Да что это со мной!
- Да, нам пора. – сказала Мей.
И вот, они улетели. Я попрощалась с ними, дошла до своего дома, показала оставшимся свои комнаты и рухнула на кровать. По щекам катились предательские слезы….

0

10

Автор: девочка ГЕРОИНЯ из царства земли
Бета (Гамма): нет
Название: Шел дождь
Дисклеймер: герои принадлежат Никелодиону, текст мне
Предупреждение: нигде не размещать без моего разрешения
Рейтинг: G
Пейринг: Зутара
Жанр: ангст (трагедия)
Описание: раставание Катары и Зуко
Персонажи: те же, что в пейринге
Пометки, Посвящение, Благодарности : не имею

Идет дождь. Холодный и обильный, он неприятен мне не только потому, что я маг огня и люблю солнце, а и потому еще, что он символизирует необходимость нашего расставания. Необходимость, которую я ненавижу.
Каждая клеточка во мне протестует против того, что мы собираемся сделать. Но так надо. Ты сказала, что так надо, что так будет лучше для всех. А я привык считать тебя правой, и этот случай не исключение, хотя сейчас мне, как никогда,хочется, чтобы ты ошибалась. Вдруг Аангу лучше без тебя, а Мэй уже вычеркнула меня из сердца, и мы совершим непоправимую ошибку, вернув все на круги своя? Однако что-то в глубине души подсказывает мне, что я лгу сам себе, безуспешно стараясь выдать желаемое за действительное.
Может показаться, что это затяжной тоскливый дождь оставляет на твоем смуглом личике мокрые серебристые дорожки, но я знаю, что виной всему слезы. Ты плачешь. Тебе очень больно, ведь своим решением оставить меня и вернуться к Аватару ты словно мазохистически рвешь на части всю себя, добровольно отказываясь от того оглушающего, ослепляющего, благодатного, блаженного, абсолютного счастья, которое испытываешь, когда находишься рядом со мной. И, если честно, я не понимаю, зачем эта ужасная жертва, которую должна принести и моя кровь, впервые за долгие годы согретая настоящей любовью.Любовью к тебе.
Любовью, которая станет невыносимой, если ты будешь засыпать в объятиях Аанга.
В порыве чувств я прижимаю тебя к своей горячей, тяжело вздымающейся от прерывистого дыхания груди. Целую твои глаза, даже в теперешнем предгрозовом мраке не утратившие своего влажного лазурного блеска, шею, плечи, едва прикрытую насквозь промокшей тканью по-летнему тонкого платья грудь. И, всем телом наслаждаясь твоим трепетом, прошу севшим, взволнованным голосом:
- Катара... не надо, Катара.
Ты кладешь мне руку на плечо и мягко, но решительно отстраняешься:
- Надо. Надо, Зуко. Так будет лучше для всех.
- Не для всех! - кричу я. - Не для нас!
Твои пальцы нежно касабтся моих губ:
- Перестань думать только о себе. Ты знаешь, это единственный правильный выбор. Единственное, что мы можем сделать, дабы искупить наши грехи.
- Любовь не бывает грешной! - в непереносимом отчаянии восклицаю я.
Ты качаешь головой:
- Бывает. Если эта любовь сопряжена с предательством близких людей, которые тебе доверяют. Я не могу так больше, Зуко... Прости.
Не дав мне больше и рта раскрыть, ты исчезаешь в потоках дождя, словно фея из старой сказки. Ещё несколько секунд я мучительно наблюдаю очертание твоего силуэта, удаляющегося от меня всё дальше и дальше. Затем, крепко зажмурив глаза, погружаюсь в непроглядную тьму. Я хочу, чтобы ты знала: я всегда буду тебя любить.

0

11

Название: Его имя Зуко - или история пленницы.
Автор: Kerato.
Содержание: приключения Катары за год до того, как она и Соко нашли аватара.
Пейринг (персонажи): Зуко, Катара, дядя Айро и др.
Предупреждение: в мульте я так и не смогла понять - откуда Катара знала имя принца огня. Ведь с первых серий он как то не счёл нужным представиться жителям южного полюса. Проскользнула только фраза его дяди: "Мы уже были здесь и аватара тут нет!"
Дисклаймер: права на персонажей принадлежат их авторам, права на фик -Kerato.
Статус:Закончен.

Глава 1.

Одинокий корабль держал свой путь посреди ледяной пустыни. Его узкий нос, нагретый силой огненной стихии, словно масло, разрезал вековой лёд, скопившийся у берегов безжизненной заледеневшей земли. Война! Она длилась уже почти сто лет и этот заплутавший в океане, островок жизни принадлежал народу, возжелавшему покорить мир. Однако именно этот корабль, похожий на маленькую плавучую крепость, был пристанищем юного изгнанника - зализывающего свои раны опального сына хозяина огня. Его цель была столь же призрачна, сколь и надежда вернуться домой.
На пустующую палубу вышел мужчина. Его грузное тело и начинающая седеть борода совершенно не гармонировали с живым блеском янтарных глаз - отличительной особенностью его рода. В глазах этого человека сочеталось казалось бы не сочетаемое - юношеский азарт и созерцательное спокойствие - он любовался закатом. Уставшее солнце уходило за горизонт, окрашивая ледяные просторы в нереальный оттенок синего и красного, словно кто-то взял и перемешал в огромном котле воду и пламень до той самой консистенции, которая в реальном мире просто невозможна. Близилась ночь, а с уходом солнца мороз станет нестерпимым. Мужчина собрался было покинуть палубу, чтобы дать команду сменить курс - корабль должен уйти в океан, чтобы ночью его не затёрло льдами. И в этот момент его проницательный взгляд уловил вдалеке маленькую темнеющую точку.
Корабль продолжил свой путь вдоль побережья, и вскоре стало заметно, что темнеющее пятно в снегу - тело девочки-подростка, одетое в традиционную одежду местных жителей - когда-то сильного и могущественного народа магов воды. Врядли она сама была магом. Людей, владеющих стихией способной противостоять грозной силе огня в этих краях не осталось.
- Что случилось, дядя? Почему мы всё ещё движемся вдоль берега? - резкий раздражённый голос племянника заставил мужчину обернуться.
- Там во льдах человек. Нужно оказать ему помощь.
- Зачем нам труп туземной девчёнки? - юноша сложил на груди руки.
- А если тот, кого ты ищешь, скрывается тут и она что-то знает об этом.
- Если она жива! Хорошо, вышли солдат - пусть посмотрят!
Когда-то давно этот мужчина мог без малейшего колебания развернуть корабль и оставить замерзать во льдах даже собственного солдата. Но жизнь меняет всех. Потеряв на войне своего единственного сына, старый генерал вернулся к своему истинному предназначению - к обету, данному ещё в далёкой юности, к обету, придерживаться которого так тяжело во время войны.

***

Она лежала в полумраке каюты словно ледяная статуя - безжизненная и холодная. Над ней склонились две тени. Хотелось открыть глаза и закричать, но липкий сон был сильнее - сильнее страха и боли - сотнями колючих игл, пронизывающей её тело.
- Она жива? - в её уходящем в небытиё сознании, голос юноши прозвучал звоном бьющего об лёд металла.
- Конечно, - мужчина убрал от её губ зеркало - видишь стекло покрыто испариной, значит она ещё дышит!
- И что с ней делать? - голос юноши был полон раздражения, но эта эмоция лишь слабо прикрывала страх. Он вырос принцем и ему ни разу не приходилось видеть больных и умирающих людей. Он пристально посмотрел на тонкие черты лица девушки и впервые испытал странное и не знакомое ему до сих пор чувство. Это была смесь жалости и любопытства с добавлением слова "если". Если бы! Если бы она была благородных кровей! Если бы она пренадлежала его народу! Если бы он не был...
- Ты смог бы помочь ей, - голос дяди отвлёк юношу от мыслей, затягивающих в дебри бесплотных идей.
- Чем? - взгляд молодого человека снова обрёл холод стали.
- Огонь, носителями которого мы являемся может вернуть ей дыхание жизни, возродить жар её сердца. Ей нужно совсем немного - лишь малую толику твоего тепла.
- Моего? - щёки юноши покрылись пунцовыми пятнами.
- Именно! - я слишком стар, что бы касаться столь юной души.
- А я значит должен! - молодой человек негодующе скрестил на груди руки.
- Нет конечно, ты не обязан - но тогда она умрёт. Холод почти полностью завладел её телом.
- И что ты мне прикажешь делать?
- Вдохнуть в неё маленькую толику своего тепла. Помнишь я учил тебя преобразовывать огонь в тепло своего дыхания.
- Помню, - юноша смутился, - мне что поцеловать её что ли?
Дядя улыбнулся, едва уловимо - краешком губ, что бы его обидчивый племянник не счёл улыбку за насмешку.
- Это не поцелуй - это дарование внутреннего огня... - старый воин опустил глаза.

Глава 2.

Её дорога лежала на запад - туда, где завершает свой путь солнце. Где-то вдалеке призрачная фигура, её покинувшей этот мир матери, протягивала к ней руки и звала - звала по имени.
Девочка шла к ней с трудом переставляя ноги. Шаг, ещё шаг - каждое движение давалось с таким трудом - её сковывал холод. И вдруг - огонь затопил её серлце. Волна тепла накатила неожиданно словно океанский прилив. Огонь не был обжигающим и страшным - сейчас он умиротворял, согревал и звал к жизни. Призрачная фигура матери подёрнулась пеленой и начала таять. Огонь растекался по венам, оставляя сладкое ощущение истомы, пришедшей непонятно откуда. Это было совсем незнакомое чувство для юной четырнадцатилетней девочки. Огонь нашептывал ей - живи! Она глубоко вдохнула и открыла глаза.
Первое что она увидела, придя в себя - было лицо подростка сидящего к ней полубоком. Его щёки горели пламенем смущения, он в задумчивости смотрел в окно каюты. Тонкие черты лица и янтарный цвет глаз выдавали настоящего аристократа. И вдруг страх сковал её тело - она увидела отличительные знаки народа огня на его одеждах.
Юноша уловил её движение и повернулся. Катара в ужасе отшатнулась. На левой стороне его лица алел след свежего шрама. Это был ожёг.
Человек из народа огня с таким жутким отпечатком родной стихии не мог быть ей врагом, но мог ли он стать другом?
- Кто ты и как твоё имя? - в его голосе звучали властные нотки.
- Катара из южного племени воды, - девочка быстро поняла что он имеет тут больше прав чем простой матрос или пленник. Юноша молча кивнул заметив испуг в её глазах.
- Зуко, зачем ты пугаешь нашу гостью? - дверь каюты натужно скрипнула, впуская внутрь крупного мужчину, довольно-таки добродушного вида с такими же пронзительными янтарными глазами.
- Гостью? - юноша удивлённо приподнял бровь.
- Именно гостью, - мужчина по отечески положил руку на его плечо, - мы не являемся частью военного флота. Не забывай - мы изгнанники.
- Надеюсь это продлится не долго! - юноша скрестил руки на груди и отвернулся. Катара, с настороженностью слушавшая этот разговор, закрыла глаза.

***

Через день девочка окрепла настолько, что смогла самостоятельно подняться с постели. Сев, она огляделась. Бардовые тона убранства каюты давали понять что её безопасность очень зыбкая, словно тонкий лёд под лучами палящего солнца. Корабль принадлежал народу огня, и в любой момент из гостеприимного пристанища мог превратиться в тюрьму посреди океана. На тумбочке возле кровати Катара обнаружила стопку одежды, у зеркала - воду и туалетные принадлежности. Приведя себя в порядок, она одела тёмнобардовое платье и посмотрела на себя. Наверное именно так выглядели женщины народа огня. Девочка не могла узнать своё отражение. Стянув волосы, лежащей тут же лентой,она сложила свою одежду в угол и принялась обдумывать план побега. Не было смысла оставаться на корабле захватчиков, однако не было смысла и бежать посреди океана. Её мучал вопрос - кем был этот надменный юноша с обожжёным лицом. Пострадал ли он по собственной глупости, или же был как и она полугостем - полупленником.
Где-то далеко осталась её родная деревня, её бабушка и брат, с которым она повздорила, уходя в свой злополучный путь. Погода в тот день была ужасной, но каждый год со дня смерти матери, она ходила к месту, где была их старая деревня. Люди огня отняли жизнь самого дорогого ей человека и с тех самых пор в сердце Катары поселилась ненависть. Она ненавидела всех людей огня, но что может маленькая девочка? В этом холодном жестоком мире её основная задача - выжить!
Катара подошла к двери каюты и толкнула её. Странно, но та оказалась открытой. В конце длинного, окованного железом коридора брезжил свет. Девочка пошатываясь побрела к выходу, обещающему глоток свежего воздуха. Она прислонилась к тяжёлой двери и полной грудью вдохнула. Лёгкий мороз обжёг горло, наполняя всё её существо ощущением утраченной свободы. Лёгкая невесомая снежинка коснулась смуглой кожи и капелькой воды побежала по руке. Снег! Ей так не хватало снега! Девочка с горечью посмотрела на каплю воды представляя хрупкие лучики умершей снежинки. В эту секунду капля остановилась и на глазах изумлённой девочки превратилась в миниатюрный хрустальный узор. Снежинка была ровно такой, какой её представила Катара.

***

Если она смогла справиться с каплей воды - значит она сможет овладеть и самой водной стихией - эта мысль дала Катаре надежду на то, что когда нибудь она сможет наказать убийцу своей матери. Девочка сделала шаг на палубу. Там шёл бой. Двое солдат племени огня атаковали юношу - того самого со шрамом, которого она видела накануне. Неужели он тоже пленник? Робкая искра надежды затеплилась в её душе. Но она тут же угасла, едва Катара увидела всполохи в его руках. Это была тренировка, а не настоящий бой.
- Иди сюда, девочка! - голос пожилого мужчины за переносным чайным столиком успокоил её.
- А можно? - она сложила руки и поклонилась, как учила её бабушка.
- Ты не пленница, а гостья - чаю? - мужчина улыбнулся себе в бороду, - на этом корабле давно не было столь юной дамы.
Катара присела на мягкий коврик и взяла в руки фарфоровую чашку.
- Ты ведь из южного племени воды?
-Да, - она кивнула. Вкус чая был ароматным, он наполнял душу теплом и главное - она никогда в жизни не чувствовала подобного вкуса. Ей не были знакомы тропические травы, самое большее что могло вырасти на её родной земле это мох и ягель.
- Великий был народ во времена аватара Курука. Ведь он был из южного племени воды! Не так ли?
- Да, но Коху-похититель лиц украл его любимую, - Катара вспомнила одну из бабушкиных сказок.
- Да, - мужчина отхпебнул немного чая, наблюдая за юношей, в этот момент похожим на маленького дракона пытающегося поджарить свой собственный хвост, - но у Курука и его любимой были дети. Известен последний потомок его рода, - мужчина внимательно заглянул в синие глаза девочки. Катаре стало любопытно и она не смогла скрыть этого от внимательного взгляда умудрённого жизненным опытом собеседника.
- Последний потомок Курука - Хакода, смелый воин. Его корабли охраняют южные берега царства земли. В его жилах течёт благородная кровь. Услышав имя отца, девочка словно оцепенела. Ни словом, ни взглядом она не должна выдать с
воё происхождение. Пожилой мужчина же, не обращая внимания на её молчание, продолжил рассказ.
- Наше государство погубили люди огня! - глаза Катары сверкнули.
- Нет, - мужчина снова сделал глоток ароматного напитка, - государство на южном полюсе умерло задолго до начала войны. Да люди огня убили всех магов воды, но это было лишь следствием бесполезной злобы одного заносчивого человека. Здесь нет колоний людей огня и никогда не будет!
- Почему?
- Потому что ледяная земля никому не нужна, кроме горстки людей, для которых она является родиной, - он сделал глоток чая и поморщился - напиток успел остыть. Катара смотрела на крупные ладони своего собеседника и думала, что же именно хотели от неё эти люди.

Глава 3.

Неделю корабль шёл по бескрайней глади океана. Вода, вода и снова вода! Зуко уже не мог выносить однообразия этого пейзажа. Его призрачная цель требовала смены обстановки или хотя бы маленьких изменений. Он уже привык к девочке, которая ходила теперь за его дядей как приклеенная и с благодарностью слушала его бесконечные байки. Нет, старый генерал не рассказывал о тех битвах, в которых принимал участие. Он посвящал её в тайны истории поднебесья. Временами это раздрожало юного принца огня, временами вызывало любопытство.
Буря зарождалась в глубине океана постепенно. Воссоединившись воздух и вода образовали огромные кучевые облака на горизонте - они громоздились словно мощьные стены нереального замка, и темнея, набирали силу. Но эта грозная мощь ещё не достигла своего апогея и издали казалась безопасной.
Вдалеке маячил белый парус торгового судна. Кому взбрело в голову торговать в этих широтах? Либо это были контробандисты, либо вольные мореходы. Только они были настолько же безрассудны, насколько и изгнанный принц в поисках аватара.
- Курс на корабль! - Зуко рвался на поиски приключений. За каждым поворотом, под каждой скалой ему мерещился призрак мага воздуха. Корабль резко повернул набирая скорость.
- Что ты собираешся делать с этим торговцем? - дядя настороженно посмотрел в глаза своего одержимого племянника.
- Ну уж точно не захватывать этот корабль!
- Хм, не нашему судну тягаться с вольными мореходами! - старый генерал заметил знак на флаге корабля.
- Но они обязанны подчиниться кораблю народа огня! - юноша был непреклонен.
- Я советую спустить государственный флаг и заменить его на эмблему странника, а также убрать с палубы солдат. Пусть это и вотчина южных захватчиков, но где ты видешь их корабли?
- Попрятались как крысы! Я не намерен спускать флаг!
- Тогда расстанься с надеждой догнать этот корабль, - дядя душой понимал юношу, заменившего ему сына. Он знал что для Зуко спустить флаг значило признать свою отверженность. Он цеплялся за этот символ родной страны как за спасительную соломинку, словно кусок алой ткани мог заменить ему любовь отца!
Юноша несколько минут пристально смотрел на трепещущий по ветру штандарт, затем поморщился словно от удара по лицу и выдавил из себя согласие. Флаг был спущен и корабли пошли на сближение. На торговце была провизия и не мешало пополнить запасы.

***

Никогда ещё Катара не видела такой роскоши. Хотя какую вообще роскошь она могла увидеть в родной деревне! Солдаты, снявшие своё обмундирование, перекатывали по мосткам, перекинутым между двумя палубами бочьки с маслом и носили мешки с мукой. Странный юноша спустился в трюм, он осматривал стеллажи с оружием и диковинными вещами из разных уголков Поднебесья. Катара впервые увидела на его лице радость и неподдельный, почти детский азарт. Холодные глаза вдруг засветились янтарным блеском. Девочка смотрела как этот юный аристократ ловко крутит в руках оружие искуссных мастеров и понимала что он рождён для войны. Ещё несколько лет и он станет таким же как человек, убивший её мать. Однако эти мысли никак не могли справиться с его вдруг проявившимся обаянием. Катара спряталась за ширму и оттуда наблюдала как юноша взял в руки маску синего духа, как скрыл под ней своё изувеченное лицо и сделал несколько выпадов в сторону зеркала в тяжёлой кованой раме. Парные мечи блеснули в свете горящих факелов. Когда нибудь он станет воином и её врагом, но сейчас она видела лишь красоту его ловких движений. Где то в глубине сердца девочка ощущала то тепло, которое спасло её из ледяных обьятий холодного сна. Стоило бы уйти, но она не могла пошевелиться. Юноша сложил мечи в ножны и одним движением перехватил их за перевязь. Затем он обернулся и его рука словно стрела-змея скользнула за ширму, такое непрочное убежище Катары. Она не успела даже ахнуть как оказалась лицом к лицу со своим оппонентом.
- Ты следишь за мной? - он старался казаться грозным.
- Я, э-эм, нет! Я просто хотела посмотреть на украшения, - её взгляд остановился на лотках с драгоценностями и женской одеждой.
- Чтож, смотри - выбирай, гостья! - он отпустил её плечо, уголки его губ дрогнули в лёгкой улыбке - девочка совсем ещё не умела лгать!
- Но у меня нет денег, я только посмотрю и уйду.
- То то же! - он громко расхохотался, усевшись на сундук с шелками, - так зачем ты следишь за мной?
Этот смех разозлил девочку, но не подавая вида она сказала первое, что пришло в голову.
- Ты нравишся мне, - Катара опустила голову, сжимая в руках бирюзовый шёлковый шарф.
- Я?! - юноша вновь расхохотался, - посмотри на меня! Как такой может кому либо нравиться? - его губы скривились в горькой усмешке.
- Н-не знаю, - она густо покраснела и отвернулась. Стало как-то не по себе.
- Ну что же ты? Выбирай украшение, - я подарю тебе то, что ты выбирешь, хотя бы за добрые слова - пусть они и не искренни.
Катара послушно открыла ларец и достала из него коралловые бусы. Юноша внимательно следил за её движениями. Нет, эта девочка не могла быть из богатого дома - её руки совершенно не знали колец. Если она и носила бусы, то только из кости полярного пингвина.
- Тебе не подойдут украшения из коралла, вот бирюза, горный хрусталь, лунный камень, - ты ведь из племени воды, - его руки скользнули по бусам и ожерельям, браслетам и серьгам - слишком роскошно для тебя? Но ведь украшения и созданны для роскоши, - он извлёк из недр ларца медальон из лунного камня на простом кожаном ремешке.
Катара замерла. Она узнала это украшение и узор на нём, тонкой насечкой скользящей по поверхности, почти стёртый временем, но такой дорогой её сердцу. Последний раз она его видела на шее матери в день её гибели. Человек, убивший её, забрал медальён в качестве трофея.
- Нравится? - юноша повертел в руках это простенькое произведение ювелиров северного племени воды, - эта вещь принадлежала твоим сородичам, бери и считай это моим подарком, - он застегнул ремешок на шее девушки.
- Спасибо, глаза девчёнки сверкнули, - но эта вещь когда то пренадлежала моей семье! Её забрал человек из племени огня!
- Прискорбно, - ни один мускул на лице молодого человека не дрогнул, - закон войны - победители берут трофеи.
- Но они не победили! - Катара была в негодовании от невозмутимости юноши.
- Значит победа была им не нужна. Тебя как зовут-то?
- Катара, - она сжала в ладони медальён матери.
- Так вот что, Катара, поблагодари судьбу за то, что она вернула тебе семейную реликвию - меня уже благодарить не надо, он отвернулся, чтобы гордая девчёнка не видела его обиды.

Глава 4.

Люди высокомерны и самонадеяны. Владея магией стихий, они забывают о том, как хрупка их телесная оболочка и о том, что земля, порождая бурю, не заботится о количестве магов, способных противостоять ей. Увлёкшись погрузкой провианта и подсчётом вырученных денег, капитаны обоих кораблей не заметили усиливающихся порывов ветра и волн, всё сильнее бьющих о борта кораблей. Чувствовала их только Катара. Она ощущала невероятный прилив сил, как будто воды океана заполнили её вены, ища выход. Она ждала бурю как надежду на спасение. Ей нужен был гнев природы, что бы совершить побег и вернуться в родную деревню. И вот буря пришла. Первая сильная волна ударила в тот момент, когда она шла вслед за Зуко на его закованный в металл корабль. Катара повернулась и бросилась назад, осознавая что ни один солдат не двинется, чтобы остановить её.
- Стой! Не вздумай бежать! - юноша уже прошедший половину пути, остановился.
- Оставь её, Зуко, для неё важна свобода, а для тебя важна жизнь.
Он смотрел на удаляющуюся фигурку девочки - почти ещё ребёнка и не мог понять - почему? Почему она убегает? Катара была на корабле как гость, но упорно считала себя пленницей. Она не в чем не нуждалась, так почему же эти ледяные берега южного полюса были для неё так важны? И в этот момент новая волна разметала мостки словно мелкие щепки. Юноша взмахнул руками, стараясь ухватиться хоть за что нибудь, но расстояние до борта его корабля было слишком велико. Последнее что он услышал - это был крик дяди.
- Зуко, не-е-ет! - старый генерал уже потерял сына, гибель племянника стала бы для него последним ударом.
Буря разворачивала корабль, относя его в сторону. Матросы с торгового судна в спешке убирали парус. В этой суматохе Катара стояла ухватившись за край борта и смотрела как волна, словно тряпичной куклой, играет телом юноши, который ещё пол часа назад вернул вещь столь дорогую её сердцу. Корабль народа огня неистовые волны уносили всё дальше. И только молодой человек отчаяно цеплялся за жизнь. Почему его не отбросило в океан и почему именно в этом месте волны были намного слабее - она не знала, но всем своим существом желала что бы он не утонул. Если бы она могла управлять водой, как настоящие маги - она бы сделала так, что бы волна подхватила его и выбросила на борт. Но некому было её научить! В отчаянии девочка протянула руки к океану и он услышал её. Вода вздыбилась и хлынула через борт, оставив обессиленного Зуко лежать возле мачты.
- Молодец, девочка! - старый генерал спрятал подзорную трубу. Как только буря утихнет, он найдёт это торговое судно в ближайшем порту.

***

Шторм кончился так же внезапно, как и начался. Хозяин корабля принадлежал к гильдии вольных мореходов и лояльно относился к представителям всех народов. Как торговец он осознавал что богатый вельможа поблагодарит за спасение своего юного родственника, пусть даже его спасение всего лишь удачное стечение обстоятельств.
Для юноши была выделена отдельная каюта и Катаре разрешили остаться рядом с ним. Время, проведённое в ледяной воде, не прошло для Зуко даром. У него началась лихорадка и юная представительница племени воды мучительно пыталась вспомнить как же бабушка лечила их с Соко, когда они наелись сосулек. Для начала нужно было как-то справиться с жаром и она попросила принести ей холодной воды и винного уксуса.
Прохладная влажная ткань, пахнущая любимым дядиным вином, (иногда он предпочитал употреблять его вместо жасминового чая) коснулась его лба и Зуко открыл глаза. Странно, но он был жив. Лицо синеглазой девушки было ему знакомо, кажется её зовут Катара. Сознание медленно возвращалось к нему. Зуко огляделся и понял, что это не его каюта. Значит он на другом судне.
- Где мой корабль? - он попытался встать. Всё тело болело тупой, ноющей болью.
- Не надо! - маленькая смуглая рука легла на его плечо. Она была тёплой и мягкой, как рука мамы. Тонкие пальцы скользнули по обожженой щеке и убрали ткань со лба. Через минуту прохлада повязки вновь коснулась его головы, принося облегчение. Было так хорошо и нереально спокойно. На мгновение юноша позабыл кто он. Прикосновения девочки вернули его в далёкое счастливое детство, на угольный остров, где он гулял с мамой по пляжу, где она поправляла его волосы, убранные в традиционную причёску. Зуко закрыл глаза и отвернулся. Мягкая ткань сползла на подушку. Он не должен проявлять слабость. Этой девочке не нужно видеть слёзы принца огня! Когда то Азула сказала что он слабак. Может и эта - синеглазая думает так же. Юноша сжал зубы
- Ты поправишся! Это всё вода - она слишком холодная для человека твоего народа, - её голос журчал словно ручеёк в старом дворцовом парке. Он вспомнил голоса девчёнок - подружек своей сестры, их голоса звенели колокольчиками, а в голосе Катары были слышны тёплые успокаивающие нотки.
- Зачем ты спасла меня? - он накрыл ладонью её руку, в очередной раз сменившую нагревшуюся повязку.
- Я? Тебя выбросило волной!
- Не-ет! - он сжал её ладонь, но не так грубо и жёстко как раньше, - вода услышала тебя так же, как огонь слышит меня. Просто ты ещё не научилась управлять ею. Катара опустила глаза. Этот янтарный взгляд - он забирал волю, она боялась странного юношу и в то же время жалела его.
- А вдруг однажды ты пожалеешь о том, что сделала?
- Как можно сожалеть о чьём то спасении? - в глазах девочки застыло наивное сомнение.
- Но ведь я же человек из народа огня!
- Я это знаю, но быть может когда-нибудь и ты проявишь снисхождение к человеку другого племени, - она протянула руку к повязке и Зуко вновь ощутил прикосновение её тонких пальцев.
- А если бы ты знала, что я Зуко - сын правителя страны огня Азая, что бы ты сделала тогда? - он привстал и их лица оказались настолько близко, что Катара ощутила его обжигающее дыхание на своей щеке.
- Тогда почему ты изгнанник? - она не хотела отвечать на вопрос человека, оказавшегося принцем.
- Я не хочу отвечать тебе так же как ты не хочешь отвечать мне, - он снова отвернулся.
- Ты хочешь казаться сильным, поэтому стараешся показать всем свою злость, но злость - это не сила! - Катара сняла повязку и опустила её в таз с водой.
- Я сильный, потому, что у меня есть цель - последний маг воздуха!
- Ты хочешь убить его, как люди огня убили последних магов воды моего племени? - девочка сжала в ладони лоскут ткани и капли воды зазвенели о таз мелкими льдинками.
- Как видно не всех! - Зуко скептически улыбнулся, - теперь ты понимаешь что однажды мы окажемся по разные стороны этой незримой черты, которую называют войной и ты не раз пожалеешь что спасла мою жизнь!
- Время покажет! - девочка прикоснулась к его лбу, - я вижу моему будущему врагу уже легче!
Зуко закрыл глаза, погружаясь в зыбкий сон. Он знал что его юная стражница будет рядом.

Глава 5.

Корабль летел словно птица, ветер наполнял его паруса своей силой, унося Катару всё дальше от родных берегов. Небо постепенно очищалось от грозовых облаков и заходящее солнце дарило океану свои последние лучи. Солнце, дающее тепло всему живому, солнце, проливающее свет на тьму этого мира. Светило, воплощающее в себе истоки огня, дарующего жизнь. Нет, не истинное предназначение избрало для себя племя огня. Катара с горечью наблюдала как багровый диск коснулся воды и по волнам побежала дорожка из алых бликов.
- В такие моменты кажется что войны нет, ведь правда? - Зуко нашел в себе силы что бы выйти из каюты.
- Её могло бы и не быть, если бы твои предки не были алчными! - Катаре совсем не хотелось обижать юношу, но слова упрёка сами сорвались с губ.
- Не становись занудой, девочка, тебе ещё не столь много лет чтобы рассуждать о судьбах мира! - он облокотился о борт судна, продолжая смотреть на уходящее в океан солнце. Ему ли было знать, что спустя год именно на хрупкие плечи этой девочки лягут эти самые судьбы, а потом и он сам примет на себя этот груз. Но сейчас вокруг была лишь тишина, нарушаемая плеском волн и криком морских птиц. Однако это шаткое равновесие в одно мгновение было разрушено кораблями южных захватчиков. Зуко был удивлён их присутствием в этом районе. Призрачная надежда на возвращение на борт своего корабля мелькнула всего на мгновение и тут же угасла, когда он понял что цель этого небольшого флота - банальный грабёж. Видимо капитаны решили поживиться товарами, хранящимися в трюмах торговца. Тишину нарушил тревожный звон колокола, призывающий всех матросов на палубу. Такой слаженной работы команды, юноша не видел ни на одном военном корабле. Матросы свернули холсты и принялись крепить к бортам листы лёгкого, отполированного до блеска металла. Шатёр на корме был убран и его мошьные стойки стали креплением для огромного колеса с лопастями, собранного из различных частей надпалубных строений. Зуко смотрел на все эти превращения и не мог понять, как он не смог раньше заметить такое хитроумное оснащение! И самое главное: как матросы собирались запустить это колесо?
Прозвучала команда всем пассажирам покинуть палубу. Зуко скрепя зубами подчинился. Один из матросов вежливо проводил его в каюту и запер дверь. В этот момент строптивый юноша ощутил себя настоящим пленником. Ему ничего не стоило устроить в каюте пожар, но желание было только одно - увидеть бой, если он будет. Но все знали что вольные мореходы никогда не сражались, они лишь мастерски умели уходить от погони.
Засов скрипнул и в каюту проскользнула Катара.
- Зуко, - тихо позвала она, - ты здесь?
- Конечно! Я послушно исполняю роль пленника! - в наползающих сумерках вспыхнул огонёк и девочка увидела его саркастическую улыбку.
- Ты хочешь сбежать?
- С чего ты взяла? - на его лице появилось искреннее недоумение.
- Но ведь нас преследуют корабли народа огня!
- Хм, - он криво усмехнулся, - для них я никто! Всего лишь изгнанник, лишённый права называться гражданином своей страны.
- Идём, если они догонят нас, уж лучше не быть запертым в каюте! - Зуко накинул плащ, чтобы скрыть лицо и поспешил за этой юркой девчёнкой.

***

Снаружи творилось нечто невообразимое. Корабли народа огня атаковали, разочаровавшись догнать быстроходное судно. Печь, служившая очагом для приготовления пищи, стала паровым двигателем для колеса с лопастями. Зуко кожей ощутил, что огнь в ней поддерживается силой магии, но откуда взяться на корабле магу огня? Странно, при полном штиле паруса корабля были наполнены ветром и волны послушно расступались перед его острым носом. Судно лавируя уходило от горящих ядер, запущенных с ближайщего корабля преследователей. Каменные снаряды не долетали до цели, рассыпаясь в песок. Либо на судне были маги всех стихий ( но о магах воздуха не слышали последние сто лет), либо оно было пристанищем аватара! Адские огоньки вновь вспыхнули в глазах Зуко. Он должен, он просто обязан восстановить свою честь!
В суматохе погони никто из матросов не обратил внимание на юношу в сером плаще, словно змея скользящего между ними. Он искал старика - последнего мага воздуха, но все мужчины на корабле были не старше пятидесяти лет.
- Зуко, смотри! - Катара догнала его на корме и больно сжала плечо, - здесь нет аватара! - она указала на странное приспособление на колёсах. На нём восседал безногий мужчина лет тридцати и именно он управлял пламенем в печи. Маг огня, воюющий против людей своего народа! Зуко был ошеломлён. В его сознании, взрощенном на имперских догмах, не укладывался подобный ход событий. Он привык считать что сильные, несгибаемые маги огня не могут предать родину и встать на сторону врага. Юноша обернулся к кораблям, догоняющим мирное торговое судно. Сейчас именно они были врагами, алчущими наживы! Теперь он заметил и магов земли - двух братьев в традиционных зелёных туниках. Они стояли плечом к плечу и их движения дополняли друг друга, словно зеркальное отражение. Где-то на носу должны были находиться и маги воды. Но воздух? Кто управлял воздухом наполняющим паруса?
- Это пар! - Катара уловила вопрос в глазах юноши, - вот, смотри! - она указала на струйки воды, стекающей по мокрому полотну. Огонь в глазах Зуко угас, сменившись разочарованием. Он никогда не вернётся домой.
- Эй, молодой человек! - маг огня заметил его в пылу боя, - помоги мне! Ты ведь можешь! Если машина остановится эти стервятники нас догонят! Зуко вздрогнул словно от пощёчины. Как он может? Но может ведь! Он встал рядом с покалеченным соплеменником.
- Что я должен делать?
- Поддерживать огонь на должном уровне, Ваше высочество!
- Откуда ты знаешь моё имя, беглец?
- Я из тех, за кого ты попытался вступиться. Свои бросили нас умирать, а матросы этого корабля спасли меня! Помогать им для меня дело чести.
- Что ты знаешь о чести? - Зуко усмехнулся.
- Настанет время, принц, и ты поймёшь какова цена настоящей чести, а не ложных догм, - мужчина разминал затёкшие кисти рук.
Зуко нечего было ответить. Он следил за огнём до боли сжав зубы.
Катара подошла к одному из магов земли и тихо спросила.
- Вы можете поднять стену из камня?
- Да, - один из братьев ответил не оборачиваясь.
- А если на пути тех кораблей сделать отмель?
- Это хорошая идея, но до дна слишком далеко, да и корабль сможет уплыть.
- Но ведь вас можно привязать к длинным верёвкам по двое с магами воды, говорят они могут создавать водный кокон с воздухом внутри.
- Молодец девочка, - капитан корабля положил широкую ладонь на её плечо.
Выход был найден. Через несколько минут братья спустились на дно, что бы перед эскадрой народа огня появились подводные скалы.
Зуко смотрел как боевые корабли садились на мель и впервые был рад этому.
- Они могут погибнуть! - Катара осознала последствия своей гениальной идеи.
- Нет, отставшие подберут людей с авангарда, - Зуко улыбнулся почти что с ехидцей, - тебе их жалко?
- Но они ведь просто матросы - марионетки в руках капитанов.
- А как же твоя ненависть?
- Она осталась при мне! - Катара отвернулась. Ей совсем не хотелось показаться слабой.
- Молодец, принц! Ты станешь настоящим лордом, - бывший солдат дружески похлопал Зуко по плечу.

***

Помощь незнакомому магу, забрала у Зуко последние силы. Совершенно разбитый, он шагнул за порог своей каюты и рухнул на кровать. Его снова бил озноб.
- Катара, - он повернулся на звук тихих шагов, - не уходи!
- Я рядом! - она присела на угол кровати - но однажды мне придётся уйти.
- Зачем? Если я добьюсь своей цели и вернусь во дворец, я сделаю тебя придворной дамой.
- Девушка из племени воды во дворце лорда огня! - Катара расхохоталась и её голос зазвенел словно маленький водопад - Ваше Высочество вы бредите! Нам суждено быть врагами!
- Но почему?
- Как только Вы окажетесь рядом со своей целью (если она существует в этом мире) я встану на вашем пути и ни кто не остановит меня!
Зуко закрыл глаза. Ну откуда в такой юной головке такие взрослые мысли? Чтож враги так враги, хотя можно порадоваться и этой минуте - вне времени и вне войны.

Глава 6.

Катара открыла глаза. Накануне она так и уснула рядом с принцем, прислонившись к стене. Корабль причаливал к пристани, возле небольшой деревни южных окраин королевства Земли. Здесь была ярмарка и на палубе шли приготовления к торговому дню. Где-то в этих краях несли дозор корабли её отца. Если бы он был здесь, если бы она могла найти его! Катара посмотрела на спящего Зуко. Обычный подросток, ничем не отличающийся от её брата Соко. Почти так же выбрита наголо голова и только хвост украшает макушку. Наверное он мог быть красивым и за ним вился бы хвост из юных поклонниц, но эта война (кто мог так жестоко покалечить лицо подростка?) лишила его весёлой и беззаботной юности. Нужно было спешить. Если она не найдёт людей своего племени, то стоило бы вернуться на корабль до того, как он снова продолжит свой путь. Девочка тихо ступила на ковры, устилающие пол каюты и поспешила на палубу. Никто не остановил её. Каждый из пассажиров имел полную свободу. А она и Зуко заслужили её.
Рынок встретил её криками зазывал и звоном монет, ароматами пряностей и яркими красками шелковых тканей. От всего этого кружилась голова и мысли тревожно путались. Она так привыкла к безмолвию ледяных пустынь и завыванию вьюги за стенами скромных жилищь её деревни.
- Чай! Свежий, горячий чай! - Катаре очень хотелось пить и она заглянула в шатёр чайханщика. Несколько монет страны огня в её кармане принадлежали быть может бывшей владелице этого платья (ей было не вдомёк что кораблём до Зуко пользовалась его сестра Азула и все платья естесственно принадлежали огненной принцессе, которая о них давно позабыла). Заказав чашку ароматного чая, она уселась за крайний столик и утоляя жажду совершенно не обратила внимания на людей, сидящих за соседним столиком. Откуда ей было знать что это не торговцы, а пираты - такие промышляют не только грабежами, но и торговлей живым товаром. Они-то сразу заметили девочку в дорогом наряде. Если её не удастся продать, так можно потребовать выкуп!
- Здравствуй, малышка, ты что-то ищешь? - бородатый мужчина по отечески улыбнулся.
- Да, скажите, вам не встречались люди из племени воды? - Катара наивно пологала что ей хотят помочь.
- Хм, - мужчина задумался, - зачем девочке из народа огня нужен был кто-то из племени воды.
- Я не из народа огня! - девчёнка возмущенно отодвинула от себя чашку с чаем.
- Успокойся, я тебе верю, на моём корабле есть такой человек. Я могу отвести тебя к нему.
- Правда? - глаза Катары засветились надеждой.
- Да, да - идём со мной, - мужчина встал и направился к выходу. Она послушно направилась за ним. Убедившись что у девочки нет сопровождающих, остальные мужчины тоже удалились из чайной. Старый чайханщик не мог остановить пиратов, но синеглазую девочку в платье принцессы народа огня все-же запомнил.
Катара поверила в сказку о том, что на борту корабля без флага находится человек из южного племени воды. Дверь каюты перед ней раскрыли и... захлопнули, как только она успела войти внутрь.

***

Струя воды обожгла его тело ледяным холодом и огонь родился как защитный рефлекс, он отбросил девушку в сторону и её тело безжизненно осело в зелень свежей травы. Ещё никогда его цель не была так близка. Человек в позе лотоса совершенно не реагировал на происходящее совсем рядом. Зуко подошел к нему и увидел лицо мальчишки. Затем он обернулся и понял что маг воды, противостоявшая ему была Катарой, ставшей вдруг взрослее и на много симпатичней. Юный принц огня очнулся в холодном поту, лучик солнца щекотал его щёку и той, что несколько минут назад снилась ему, не было рядом.
- Ушла! - Зуко сжал кулаки и соскочил с постели, - зачем? По-че-му? - в спешке он забыл накинуть привычный плащь и выскочил на палубу. Принц спускался по трапу, перескакивая через ступеньку. Почему она ушла именно теперь, когда он был готов открыть свою душу этой девочке и даже отказаться от поиска аватара. Он вспомнил слова дяди: "Пусть всё идёт своим чередом, ты слишком юн, в твои годы дети растут и радуются жизни! Вчера он представлял сад в вишнёвом цвете и синеглазую девочку с забавными косичками. Разве можно стать ей врагом? Но утро распорядилось иначе. Он заглядывал в каждую лавку, в каждый лоток, буд-то Катара могла спрятаться среди цветных безделушек. Он не мог ответить себе на один вопрос: когда он - принц народа огня успел привязаться к этой простолюдинке из племени воды? Почему рядом с ней хотелось быть самой собой и не одевать маску тщеславия и высокомерия?
Заглядывая под очередную занавеску, голова юноши уперлась в большой, мягкий живот. Владелец сего достоинства басисто крякнул и этот голос прозвучал для Зуко как спасение.
- Дядя! - он упал в широкие обьятия старого генерала.
- Я вижу с тобой всё впорядке!
- Не совсем, - Зуко с мольбой заглянул в глаза старого вояки, - Катара пропала.
- О-о, - лицо Айро смягчила улыбка, собрав сеточку морщин у глаз - ты запомнил как её зовут!
- Не до шуток, дядя! Она могла попасть в беду! - юноша снова становился раздражительным.
Айро крякнул с досады и посоветовал гневному юнцу отправиться на корабль в сопровождении двух матросов. Иногда приходилось и принцу давать понять что возраст - мерило мудрости.
Бывший генерал знал где можно найти следы беглянки. Его путь лежал к местной чайной. Именно там за несколько монет у чайханщика можно было узнать любую новость и выведать что подозрительного произошло за последнее время.

***

Сколько времени прошло, она не знала, только дверь отворилась и появившаяся на пороге женщина заявила Катаре что теперь она раба и её купил богатый господин для нужд своего юного родственника. Она протянула Катаре плащ с усмешкой и в этот момент заметила на её шее медальён из лунного камня. Её глаза вдруг потеплели.
- Скажи, дитя, почему под одеждой народа огня ты носишь знак племени воды?
- Я родом с южного полюса.
- О! Здесь недалеко стоят корабли капитана Хакоды! Я могу помочь тебе?
- Да, постарайтесь узнать куда меня отведут и передайте Хакоде мой медальён, - в руку женщине легла голубая капля на кожаном ремешке.
Её звали Сахрасава, когда-то давно она была юной и наивной и так же как и эта девочка попала в руки к пиратам, только капитан оставил её для себя. Униженная и обесчещенная, она не смогла вернуться на родину, даже когда старый капитан умер, а новый дал ей свободу. И вот теперь она должна была помочь этой малышке воимя своей поруганной чести. Женщина запомнила корабль, на который увели её соплеменницу и поспешила к утёсу, за которым стояли корабли племени воды.

Глава 7.

Зуко вертел в руках маску синего духа, вспоминая сказки своей матери Урсы.
- Говорят Синий дух был красивым молодым человеком. Он любил смотреть на луну и она подарила ему власть над водой. Он стал первым магом, поклявшимся обучить свой народ управлять этой зыбкой, подвижной стихией. Как любому человеку племени воды ему подобало жениться на девушке своего народа, но первому магу суждено было нарушить этот закон. Однажды он набрёл на рыбацкую деревню охваченную пламенем пожара. Её жители в страхе бежали прочь от всепоглощающего, разрушительного огня. И только одна юная девушка, без страха шагнула в полыхающий дом, чтобы спасти оставшихся там детей. Молодой человек воспользовался своей силой и погасил пожар, но смелая девушка сильно пострадала. Сила воды помогла юноше исцелить её, лишь следы ожогов покрывали с тех пор её лицо огненным узором. В награду за бесстрашие великий дракон даровал ей власть огня, тем самым разделив молодых людей извечным запретом. Но любовь обычно сильнее законов и табу. За свою непокорность они были прокляты и Коху - похититель лиц пришел, что бы забрать юношу в обьятия тьмы. Тогда девушка нашла способ обмануть жестокого духа. Она подарила юноше синюю маску и Коху не смог украсть его лицо. Разгневанный дух обратил юношу в монстра с лицом ужасной маски и кожей синей как у призрака смерти! - голос матери звучал в душе принца легким дуновением ветра, - так и ходят эти духи по Земле ища избавления от постигшей их кары. Странный был день, странные встречи. И только той, что он искал, всё не было.
Когда матросы сопровождали Зуко на корабль, их остановила странная женщина с просьбой донести покупки к повозке.
- Думаю нужно помочь, - юноша взвалил на плечи один из тюков, солдаты удивлённо последовали его примеру.
- Я удостоилась великой чести, - глаза женщины, казалось смотрели в тайные глубины души юноши - сам будущий лорд огня помог мне! Ты найдёшь того, кого ищешь, юноша, и он перевернёт твою жизнь. И ещё любовь, она будет ускользать от тебя как вода, которую невозможно удержать в раскрытых ладонях. И только потеряв надежду, ты обретёшь ту, которую сейчас ищешь.
- Но откуда Вы знаете?
- Отсутствие знаков отличия, не скроет огня в душе.
Лёгким движением руки опальный принц успокоил насторожившихся солдат и направился к своему кораблю.
И вот теперь, сидя в своей каюте, в окружении привычных ему вещей, Зуко с грустью взирал на маску, купленную у морских торговцев, понимая что война разделила два племени сильнее чем древнее табу.

***

Корабль уходил в океан, значит дядя успел вернуться. Судьба той, что столько дней была рядом, до сих пор волновала его. Зуко хотел ещё хоть раз заглянуть в бездонные синие глаза этой девочки. Она слишком юна для тех чувств, которые почти зародились в его душе. Она должна была уйти, что бы повзрослеть, но куда, какой дорогой?
Дверь каюты открылась и дядя ввёл внутрь покоев принца девушку, с ног до головы закутанную в покрывало рабыни, словно игрушку в подарочную упаковку.
- Мне не нужна рабыня, дядя! - Зуко закатил глаза, представляя какие ещё безумные идеи могли прийти в голову старому генералу.
- Этой ты будешь рад!
- Торговля людьми наказуема во всех трёх королевствах! - отрезал юный принц раздраженно. Насмешливо улыбнувшись старый Айро потянул за край покрывала.
Зуко расхохотался, увидев знакомые черты. Она и только она, выросшая посреди ледяной пустыни, была наивна настолько, что могла попасть в руки к обычным пиратам. Глаза девочки гневно сверкнули.
- Ты потеряла мой подарок? - Зуко заметил отсутствие медальёна
- Надеюсь что не на долго! - она отвернулась. Уж слишком нелепой была ситуация и детская гордость не давала ей признать свою ошибку. Она была действительно счастлива видеть и этого несносного мальчишку, который в глубине души был всего лишь обиженным ребёнком, и его мудрого дядю, но осознание того, что корабли её отца уже идут по следу этой дымящей посудины, придавало её поведению налёт грубоватой надменности.

***

- Дядя, а может действительно мне стоит забыть про аватара? - Зуко взял в руки чашку горячего имбирного чая.
- Может и стоит, но сможешь ли ты отказаться от мечты вернуться в столицу победителем?
Юноша задумался.
- Я вырасту и стану родоначальником новой династии!
- О-о, только не это! - дядя Айро улыбнувшись закатил глаза, - почему у всех детей Азая имперские замашки?!
Корабль содрогнулся и сбавил ход. Чай выплеснулся из чашки и разлился по тунике юноши алым кровавым пятном. Что-то случилось! Что-то, что заставило капитана застопорить ход. Пираты не должны были преследовать судно с отличительными знаками народа огня, но чем духи не шутят, сорвав со стены палаши, юноша поспешил в каюту Катары. Она стояла в дверях, одетая в свою прежнюю одежду - синюю тунику и шаровары. Её руки были туго перетянуты лентами из чисто выделанной кожи.
- Оставь, Зуко, это не пираты! - её глаза в этот момент были бездонным океаном боли. Слишком много чувств для девочки, которой скоро исполнится четырнадцать лет.
- Но, кто посмел остановить моё судно?
- Это действительно не пираты! - старый генерал вошел в каюту в сопровождении воинов в шлемах, украшенных волчьими головами. Это был капитан Хакода.
- Отец! - Катара кинулась в обьятия высокого статного мужчины, слегка задев принца огня плечом. Зуко увидел в глазах смелого капитана столько любви, что невольно позавидовал своей почти что пленнице. Её любит отец и ценит. Он готов отдать за неё свою жизнь и пренебречь общественным долгом. Тупая боль в его сердце сменилась тихой яростью. Он обязан, он просто должен добиться признания со стороны своего отца.
Хакода разжал ладонь и отдал дочери ожерелье, которое привело его на борт этого корабля.
- Эти люди обидели тебя?
- Нет, отец, они спасли меня дважды! - Катара сжала сильную широкую ладонь мужчины, - я хочу домой, а они пусть плывут своей дорогой.
- Неисповедимы пути судьбы, - старый генерал поклонился последнему потомку аватара Курука.
- Вы свободны, генерал, - Хакода пожал руку человеку, спасшему его дочь, человеку, который бы мог быть Хозяином огня и тогда война разжала бы свои смертоносные тиски.

***

Корабли племени воды уходили вдаль, оставляя за собой дорожку из волн, отражающих блики заходящего солнца. Зуко ещё долго смотрел вслед белому как снег парусу на фоне которого темнела стройная девичья фигурка.
- Видимо наша судьба, стать врагами! - юноша сжал кулак и выдохнул тонкие струйки пламени.
"Ярость рождает огонь! Целенаправленность даёт ему силу!" - так говорила Азула, теперь и ему было знакомо это чувство.
- Я был прав насчёт этой девочки, - старый Айро положил руку на плечо своего племянника, - она действительно дочь Хакоды.
- Хм, дядя, а как они всё же остановили наш корабль?
- Даа! - бывший генерал почесал затылок, - знаешь есть такие водоросли.

Эпилог.

Яркая вспышка разрезала небо пополам, устремляясь в запредельные вершины. Юноша, стоявший на палубе усмехнулся, словно ждал этого момента всю свою жизнь. Судьба вновь привела его в эти края, но его сердце теперь было подстать ледяному пейзажу, окружавшему грозный корабль. Он шел к своей цели. Он стал взрослее и шире в плечах, детская наивность ушла вместе с морскими ветрами поднебесья, но где-то на самом дне окаменевшего сердца, хранилась память о доброй девочке с синими глазами.
"Как только Вы окажетесь рядом со своей целью, я встану на Вашем пути и никто не остановит меня!"
- Я рядом с целью, Катара, что-ж попробуй стать на моём пути! Я жду этого! - прошептал принц сквозь плотно сжатые губы.

0

12

Название: Единство
Автор: zumaipair (или Влюбленный Дарсия)
зутара
Жанр: романтика (как всегда)
Размер: мини

Прекрасные глаза чуточку расширились, мягко втягивая мое «я» в ласковую, прозрачно-прохладную вселенную абсолютного спокойствия и уверенности. Я растворялась в нем, а он – во мне, и вот нас уже нет как плоти, мы –единое чувство, единая эмоция колоссальной силы, эмоция, способная вызвать ураган, наводнение, цунами. И остановить его.
Я встаю с табурета, обнимаю Зуко, также вставшего навстречу мне, и, каждой клеточкой ощущая всей полнотой телесных чувств искрящуюся энергию исходящей от него теплой нежности, с закрытыми глазами слушаю самую волшебную музыку вселенной – стук его сердца.
Он прижимает меня к себе все крепче и крепче, и вновь я перестаю существовать в качестве чего-то отдельного. И он тоже. Есть только МЫ.
МЫ – СИЛА, КРАСОТА, ВЕЛИЧИЕ, ВОЛЯ, ЛЮБОВЬ, БОЖЕСТВЕННОСТЬ!
Как во сне, лишь отдаленной частью блаженствующего сознания слышу его обворожительный, чуть хрипловатый голос - непередаваемот-прекрасную органную музыку:
- Я люблю тебя, Катара.
В ответ я - тихо, немного испуганно, еще не до конца веря этому совершенно новому, никогда раньше не испытанному мною чувству настоящего, вселенского единения с любимым человеком - говорю:
- Я люблю тебя, Зуко.
Он робко, счастливо улыбается. Улыбается мне каждой клеточкой, всей душой, и я понимаю, что мы всегда будем вместе.
МЫ – СИЛА, КРАСОТА, ВЕЛИЧИЕ, ВОЛЯ, ЛЮБОВЬ, БОЖЕСТВЕННОСТЬ...
И снова самое чудотворное, исцеляющее, волнующее слово в этом, да и в других мирах - нескончаемый поток чистого, полновесного, светлого счастья:
- Люблю...

0

13

Автор Flamma
Бета отсутствует
Жанр Romance
Пейринг: Зуко/Катара
Рейтинг 13+
Статус закончено
Место и время действия Западный храм воздуха, хронологически между 12-й и 13-й сериями третьего сезона
Условия публикации размещайте на здоровье, но не забудьте "шапку".
Отречение Все права принадлежат их законным владельцам

Прекрасная в своем гневе, она швырнула ему в лицо:
– Если только ты оступишься, если дашь мне малейший повод заподозрить, что ты можешь причинить вред Аангу, тебе больше не придется беспокоиться о своей судьбе, потому что твоя судьба оборвется навечно, – и хлопнула дверью.
Полночи принц ворочался с боку на бок, не понимая, почему, устав так сильно, он никак не может уснуть. В ушах звенели слова Катары, несправедливые и заслуженные одновременно.
Зуко сел на постели. Тишина теплой ночи была наполнена предчувствием. Еле заметный ветерок влетел в окно, коснувшись разгоряченного нагого плеча, овеяв целительной прохладой лицо. За окном неведомая птица завела тихую и печальную песню, одинокую, как эти обезлюдевшие места, а принц Зуко окончательно потерял надежду уснуть.
Полуодетый, он вышел из комнаты, решив набрать воды в фонтане: вечером Катара чистила его, и там был единственный источник пригодной для питья воды во всем заброшенном храме. Путь Зуко пролегал мимо спальни Аанга. Проходя мимо его двери, принц невольно замедлил шаг и зачем-то прислушался, как будто желая услышать дыхание недавнего противника. Зуко замер у двери в комнату аватара, опустив голову, думая о странных поворотах собственной судьбы. Если бы несколько лет назад он оказался ночью у этой комнаты!.. Тогда все сложилось бы иначе. Зуко мысленно благословил неведомый высший смысл своей жизни за то, что этого не случилось. Нельзя сказать, что перелом дался ему легко, болезненная гордость еще теплилась на дне сердца, но теперь он твердо знал, что должен победить ее, потому что она могла помешать ему на избранном ныне пути – пути истинной чести.
– Ты! – грозный шепот раздался за спиной у Зуко, и ледяной кинжал повис в опасной близости от его горла.
Не оборачиваясь, Зуко задержал дыхание, обуздывая вспыхнувшую в нем инстинктивную реакцию защиты.
Катара. Он даже знал, какого цвета сейчас ее глаза. Они должны были блестеть тем особенным стальным светом, который он видел в них на Северном полюсе, когда она сражалась изо всех сил, защищая Аанга.
– Я чувствовала, что ты попытаешься совершить что-то мерзкое. Но я тебе не позволю, – с этими словами Катара скользнула между ним и дверью в комнату аватара.
– Если бы я хотел, я бы уже сделал, – миролюбиво поднял руки Зуко. – У меня было достаточно времени.
Катара была прямо перед ним, меньше, чем в шаге. Он слышал ее дыхание, казалось, даже стук ее сердца отдавался у него в висках. Ей тоже было жарко, хотя она оставила на себе лишь белую нижнюю одежду, в которой обычно купалась. На смуглой коже выступила едва заметная испарина. Она не опускала кинжал, но Зуко почему-то не было страшно. В голове у него мелькнула шальная мысль, что умереть от ее руки прямо сейчас в эту томную, невыносимо длинную ночь было бы счастьем. Со слабой усмешкой он спросил:
– Кстати, а что ты сама делаешь ночью у двери Аанга?
Катара растерянно моргнула, но тут же быстро ответила:
– Я охраняла его. Я же сказала, что буду следить за тобой, так что не надейся подобраться к Аангу незаметно.
Она лгала? Секундное замешательство не ускользнуло от внимания Зуко. Он пристально посмотрел в глаза Катаре, и … трепет бархатных ресниц выдал ее с головой.
– Катара! – с насмешливым укором протянул он. – Не обманывай: это нехорошо.
Синие глаза изумленно расширились:
– Нет, я не… – ледяной кинжал бессильными брызгами упал на пол.
– Ну-ну, – все с той же снисходительной лаской в голосе успокоил ее Зуко, – не продолжай. И все же, Катара, он еще ребенок. Как можно…
Божественная ярость на ее лице. Она сама не знает, насколько хороша в такие минуты.
– В чем ты меня подозреваешь?
– Да ни в чем, девочка, не волнуйся так! Мне просто захотелось тебя подразнить, – Зуко склонился к ней, опершись локтем на дверь у нее за спиной, и почти на ухо прошептал: Это останется нашим секретом, я никому не скажу…
Закончить он не успел, потому что ледяной обруч сжал его горло.
– Не смей, – коротко произнесла Катара. – Мне нечего стыдиться, так что не смей говорить со мной так. И я тебе не девочка, а воин племени воды – смогу постоять за себя.
Вода стекла прохладным душем, оставив мелкую россыпь капелек на коже плеч и груди. Катара опустила руку и смело смотрела на него.
– Ты воин, – согласился Зуко, – и ты девочка. Маленькая робкая девочка. Не отрицай, я вижу это.
– Да что ты видишь? – запротестовала Катара.
Самодовольный наглец взялся судить о ней? Словно не знает, через что прошла "маленькая и робкая" девочка по его милости! Словно забыл, что ей пришлось преодолеть, чтобы стоять здесь, перед ним, так близко…
Зуко скользнул взглядом снизу вверх: по узкой лодыжке, по амфорному изгибу бедра, выше и еще выше по изящной полусфере груди, по нежной шее, встретился с потемневшей синевой ее глаз. Она быстро отвела взгляд и покраснела до корней волос.
Катара чувствовала кожей, как взгляд янтарных глаз принца словно бы касался ее, как обжигал и будоражил в ней что-то, чего она сама в себе не знала. Так на нее никто еще не смотрел. Она привыкла к восхищению, к затаенной нежности, к почтению или мальчишескому бахвальству. Даже Джет был иным: его взгляд говорил больше о нем самом, чем о ней. Но Зуко словно заново создавал ее из воздуха, под его взглядом она внезапно ощущала, как таинственно прекрасно ее тело, как притягательны его изгибы, очерченные еще так целомудренно. Узнавая себя в той Катаре, что отразилась в глазах принца Зуко, она дивилась тому, как нужен был ей его взгляд, чтобы обнаружить в себе эту terra incognita. Океан внутри нее волновался и грозно зашумел жарко прилившей к лицу кровью.
Зуко молчал, хотя они оба понимали, что он оказался прав: она действительно была робкой девочкой, смутившейся от одного нескромного взгляда в свою сторону.
– Я вижу… тебя, – сказал наконец принц, с трудом выдавив эти слова из внезапно пересохшего горла.
Катара не спешила снова посмотреть ему в глаза.
– Я не такая трусливая, как ты думаешь, – неожиданно прошептала она. – Я докажу.
И – больше самой себе, чем ему:
– Я смогу.
Глядя в пол, Катара шагнула ему навстречу, преодолев то небольшое расстояние, что до сих пор разделяло их, положила руки ему на плечи, несмело прижалась к нему и потянулась к губам.
Сердце глухо забилось. Зуко слышал, как в нем где-то в глубине вспыхнул древний огонь, как гулкие удары там-тама зазвучали в каждой жилке, и до кончиков пальцев его охватила легкость и сила. Зуко притянул девушку еще ближе к себе. Она податливо изогнулась в его руках, и узкая полоска обнаженной кожи на ее талии обожгла его ладонь. Зуко смутно чувствовал, что загоревшийся в нем огонь ничем не похож на разрушающее пламя, которое он знал до сих пор. Катара в его объятиях была источником и целью этого огня, началом и концом всего. Зуко даже не понял, а просто ощутил всем сердцем, что это пламя в нем – настоящее, что прежняя магия огня и годы обучения были только приготовлением к нему. Еще мгновенье он помедлил, наслаждаясь близостью Катары, ее внезапным порывом, который, без сомнения, пройдет через минуту и больно аукнется ему позже.
Потом Зуко прикоснулся к ее губам, благоговейно целуя их, как святыню, не смея требовать большего, чем она сама готова отдать. Коснулся обветренными губами воина, встречая нежность ее поцелуя в ответ. И когда Катара, захваченная тем же вихрем, что кружил голову ему самому, обвила руками его шею, положила прохладную ладонь на затылок, ласкающим жестом провела по щеке, мир ушел из-под ног принца Зуко.
Тем не менее несколько секунд вся вселенная принадлежала ему, потому что вся она была в той девушке, что закрыла синие глаза и поцеловала заклятого врага. Когда эти мгновения окончились, когда она замерла в его объятиях, еще не осознавая пробуждения, когда отпрянула в испуге, Зуко не удерживал ее. Закрыв глаза, он старался запомнить тонкий запах ее волос: роса на рассвете, неуловимый аромат первого снега, зовущий и напоенный обновлением жизни воздух на весенней реке…
Она не ушла, она по-прежнему почему-то преграждала ему путь. Катара почти не дышала, еще чувствуя поцелуй Зуко на своих губах и боясь его самого, стоящего в шаге от нее. Та страсть, та покоряющая ласка, что она только что ощутила в нем, были чем-то совершенно неизведанным. Она была побеждена, она признавала в глубине души, что понятия не имела, с чем играет, безрассудно подлетая к этому пламени. Но это поражение странным образом пугало и пьянило ее, как самая большая победа.
А сам победитель отступил назад и опустил голову так, что его темный шрам показался Катаре маской, скрывающей подлинное лицо принца-отступника. Потом, не говоря ни слова, не взглянув на нее, Зуко зашагал прочь.
Мерное дыхание ночи отзывалось в нем почти болезненной тоской. Она стояла там, позади, в тускло освещенной луной сводчатой галерее. Беззащитная и сильная, она только что позволила ему приблизиться к такой магии огня, которой он еще не знал, и только что испытала на нем всю власть своей женственности. Она заслонила собой Аанга, потому что видела в нем единственную надежду мира. Она защищала того, кто смог простить ненависть, вражду, убийства, но ни за что не простил бы, если бы Зуко отнял его мечту о счастье. Эта девушка, в сердце которой была судьба городов и племен, – она никогда не будет принадлежать ему.
Катара, чьи руки нежны и прохладны, Катара, его синее пламя…

0

14

Название: Нестандартная зутара
Автор: zumaipair (она же Наталья Водолеева)

Раннее утро. Лучи недавно проснувшегося, вечно юного солнца, с ребяческим любопытством заглядывающего в маленькое слюдяное окно, слегка испуганно касаются лица Катары. Она просыпается.
Просыпается на его, Зуко, постели в небольшой комнате, которая служит и библиотекой, и опочивальней принца в их скромном, однокомнатном, если не считать кухни, обиталище. Пахнет почему-то древесной стружкой и теплом – это аромат ее, Катары, тихого, детски-восторженного счастья, в которое временами она сама не верит до конца.
Но что она делает здесь – в его комнате? Ах да, вчера опять кошмар приснился! Нервная Катара стала в последнее время. А может, ей просто нравится сидеть на коленях у Зуко, вдыхать его близость, преступно наслаждаясь ею? Кто знает….
Вопреки расхожей легенде о ней, свидетельствующей о том, что девушка родилась под знаком Воды, по жизни ее вела страстная, горькая и противоречивая стихия Огня. Да и выглядела она далеко не так, как говорила о ней та же легенда: у нее были густые темно-русые волосы и странные серо-зеленые глаза, таящие в себе неведомые посторонним тоскливые метания и муки.
Что же насчет Зуко, он тоже никакой не принц народа Огня, а просто мудрый и одновременно наивный монах-целитель из темной лесной глуши, и жить ему помогает всеисцеляющая, всепрощающая стихия Воды. Ему 32 года, он на 16 лет старше Катары, у него пшенично-золотистые волосы, небесно-голубые глаза и вовсе не имеется шрама на лице.
Когда Зуко говорит, голос его тих, ласков, как шелест морских волн о прибрежную гальку в погожий день, и действует на Катару усыпляющее и успокаивающе. Когда же поет – нет глубже и мощнее этого голоса. Катара любит слушать голос Зуко. Любит аромат его кожи, впитавшей запахи трав. Любит его небесно-чистые взгляды, робкие, иногда чуть насмешливые и озорные улыбки. Любит его скучноватые лекции о растениях.
Катара ничего не понимает в ботанике, однако Зуко всякий раз высказывает свое мнение о ее выдающихся способностях в данной области. Он верит, что она станет великой целительницей. И она верит. Она всегда ему верит, ведь он для нее – воплощение божественности.
На самом деле Зуко зовут Деметрий Светлый, а Катару – Наталья Темноликая. Но целитель-принц знает, что его ученица терпеть не может свое имя по какому-то ей самой непонятному девичьему капризу и придумал ей другое, которым зовет ее в те редкие минуты, когда она бывает сердита на него, - Талюша.
Глупое, противно-сентиментальное прозвище, но девушка любит его гораздо больше своего настоящего имени. Ну, странная личность, что с нее возьмешь?
- Талюша, - ласкающее тянет Зуко, глядя на нее доверчивыми, полными подкупающей надежды глазами, и всю злость с нее как рукой снимает. Катара счастлива.
Когда Зуко нет рядом, это значит, что Катара находится в ином мире, где он, ее Деметрий-Зуко становится только сном. Нет, снами. Катара слушает Кристиана Кастро и ищет в звучании прекрасных баллад испанского певца нотки голоса возлюбленного. Плачет ночами, жалуясь потолку на горестное одиночество среди близких людей.
Можно было бы и меньше страдать, однако такая уж она, Катара. Не может существовать без чувственных страданий до полуобморочного состояния, как пламя костра не может существовать без хвороста.
Засыпая, рожденная страстью огня знает, что ей приснится сон – пусть не реальный, не астральный, но все-таки сон о нем. И это составляет ее весьма сомнительное счастье - хрупкое, недолговечное счастье 16-летней особы с комплексом отсутствия Бога.

0

15

Название: Happy end
Авторша: хулиганка
Фэндом: само собой разумеющийся
Размер: минимальный
Рейтинг: АМ-0 (АнтиМей, читают все, чтение с нуля лет (а следовательно, прививание любви к зутаре) приветствуется)
Предупреждение: модератор сошел с ума и хулиганит.

Однажды Мей вышла на балкон подышать свежим воздухом, и на нее свалилась пятитонная кувалда.
Не волнуйтесь, все закончилось хорошо: балкон остался цел.
http://s50.radikal.ru/i129/0910/7d/0246ce344e15.gif  http://s50.radikal.ru/i129/0910/7d/0246ce344e15.gif  http://s50.radikal.ru/i129/0910/7d/0246ce344e15.gif

0

16

Фанфик "Холодный Огонь"
Автор: CultOfStrawberry, перевод - Shyless
Жанр: Angst, Romanse, Hurt
Пейринг: ЗуТара
Персонажи: Зуко, Катара. Айро, Сокка, Аанг - эпизодически.
Рейтинг: NC-17
Содержание: События происходят во время путешествия к Северному Полюсу. Эпизод девятый - Свиток Магии Воды, Книга 1 - Вода. Зуко преследует Аватара и его друзей. Но только ли Аватар ему нужен?
Дисклеймер: Все права принадлежат Майклу Ди Мартино и Брайану Кониецко
Примечание автора(мое): Если рейтинг не удовлетворяет понятиям читателей, то вы об этом скажите, поскольку если кому-то неприятно или что-то еще, то лучше сразу сказать. Благодарю!)

Холодный Огонь

Глава 1

«Ну, по крайней мере Зуко спас меня от пиратов» - горько думала Катара, пытаясь высвободиться из оков, стягивающих ее руки и ноги. Кто мог знать, что банда пиратов могла сделать с ней?! Вероятно, ничего хорошего. Но это не означало, что быть захваченной Страной Огня куда как безопасней. Совсем нет. Она напрягала свои мыщцы, расстраиваясь все больше и больше, и желала быть сейчас где угодно, но только не здесь. Было что-то истеричное в отчаянной попытке разорвать оковы.
Теперь они были одни. «Замечательно. Ну просто великолепно» - язвительно думала Катара, молчаливо уставившись на принца Страны Огня. Он шагал по грязи решительно, но иногда, думая, что она не видит, оглядывался.
Ожерелье в его руке маняще поблескивало в лунном свете. Она тихо вздохнула. Катара была настолько близка к материнскому кулону, когда Зуко дразнил ее, прикладывая холодный камень к шее…
- Пожалуйста… - о, как тяжело ей было это говорить, если бы он только знал! – Отдай мне ожерелье! – прошептала девушка мягко. – Оно значит так много для меня!
- Давай поговорим начистоту, Маг Воды, - ответил принц, медленно подходя к девушке, но не настолько, чтобы быть в опасной близости к ее лицу. Темнота скрывала его, позволяя Катаре видеть лишь смутные черты, а вот ее лазурные глаза, посеребренные лунной дымкой и казавшиеся металлическими, были отчетливо видны юноше.
- Я не скажу тебе, где Аватар! – выпалила горячо девушка. Травмированный Маг Огня отвернулся, но Катара могла отчетливо видеть, как угрожающе сжались в тоненькую ниточку его губы.
- О, я даже и не рассчитывал на такое с твоей стороны. Ты… - сильная девушка. Какая глупая ошибка, что ты родилась не Магом Огня, - спокойно отвечал принц.
- Ха-ха. И быть убийцей?! Ни за что! – саркастично хмыкнула она. Все ненавидели Страну Огня, а она не была исключением из правил. Тем более после того, что они сделали с ее матерью. После ста лет борьбы, запугивания, завоевания, и покорения, что еще могла ожидать Страна Огня? И что заставляет принца Огня быть уверенным, что он что-то получит от нее?!
- Мы – огонь. Огненный жар. Наша судьба – быть самой великой нацией. – проговорил без всякой выразительности юноша. Катара же, не зная наверняка, могла с точностью сказать, что этот монолог Зуко с младенчества вдалбливали в голову.
- И что происходит, когда огонь заполняет все вокруг?! Пожар, все сгорает… - ответила девушка.
Зуко затих, вдумчиво уставившись на нее. Голубоглазая девушка повернулась к принцу спиной.
- Сила. Власть. – разорвал тишину голос Мага Огня. Катара краем глаза следила за ним, пытаясь предугадать его дальнейшие действия. Она прекрасно знала, что молодой человек был не глуп. Он пыталася применить новую уловку? По голосу принца сложно было что-то понять, поскольку его тон был нечитаем, осторожен. Нет, он не посмеет играть с ней так!
Катара замигала, когда юноша резко подошел к ней и схватил за плечо. Его руки были словно железные тиски.
- Мои люди все еще здесь, и я – высококвалифицирова­нный Маг Огня! Даже не пытайся сбежать, - прорычал ей в ухо принц. Девушка чуть саркастически хмыкнула.
- Что ты собираешься сделать со мной? – простонала яростно она.
- Я хочу поговорить, - невыразительно ответил тот и подтолкнул ее к берегу реки, у которой находилась большая лодка.
- Почему бы не поговорить здесь, на суше? Зачем брать меня на борт? – сыпала вопросами Катара, упрямо остановившись у входа, не желая двигаться дальше не получив ответа. Охрана могла бы постоять у дерева, к которому Зуко ее привязал, а они провели бы конфиденциальный разговор. Видимо, ее предложение спросом не пользовалось, потому что юноша резко толкнул ее в сторону входа на лодку, что-то яростно прорычав. Не придавая его словам особого значения, она все еще пыталась сопротивляться. Видимо, зря.
- Не сопротивляйся и останешься целой, - угрожающе прошипел принц. Девушка судорожно сглотнула и прошла вперед, поскольку его ладонь сжала ее плече еще сильнее, причиняя боль. Сощурив глаза, он злобно тащил ее вперед, а ей не оставалось ничего кроме как молчать и поддаваться.
Ее волнение увеличилось, поскольку молодой человек привел ее в каюту. Судя по всему, его. «Да, безрадостно…»Дверь захлопнулась, а Зуко взмахнул рукой, приводя девушку взамешательство. Свечи, расположенные везде, вспыхнули, играя пламенем. Вздрогнув от неожиданности, Катара отступиоа на пару шагов, внезапно натолкнувшись на своего «похитителя».
Юноша же просто ухмылялся, наблюдая за ее «потерянностью». Медленно положив руку на ее плечо, Зуко наблюдал ее реакцию на свое действие. Она снова вздрогнула, чувствуя, как теплая ладонь осторожно скользит по ее предплечью, касаясь локтя и нежно поглаживая кисть.
- Сядь, - прошептал Зуко и махнул рукой куда-то в сторону. И только сейчас Катара увидела всю обстановку. Простой деревянный табурет, кровать, покрытая серым одеялом, небольшой стол и еще один табурет. На стене напротив двери был небольшое полотно красного цвета с символом Страны Огня. Все было предельно просто. Катара не ожидала чего-то большего, помня о других, гораздо более внушительных и больших кораблях…
Медленно продвигаясь к стулу, Катара не спускала глаз с принца. Присев, она продолжала следить за ним, опасаясь чего-то и приготовившись атаковать, если понадобиться. О чем он думал? Естественно, Зуко хотел заполучить Аанга, но каким образом? Она украдкой взглянула на его шрам, думая о том, как он мог получить эту метку. «Если он попытается мучить или даже обжечь меня…»
Принц расположил перед собой другой табурет и уселся на него, оказавшись лицом к лицу с Катарой, что не слишком радовало девушку. Вытащив из-за пояса ожерелье мага воды, юноша глубокомысленно глядел на него.
-Пожалуйста…отдай мне… - мягко выдохнула темнокожая девушка, потянувшись к кулону. Внезапно, ожерелье исчезло с глаз, оказавшись на прежнем месте. При этом принц выглядел самодовольно, как хулиган, отобравший игрушку у ребенка.
- Пожалуйста, это принадлежало маме…это все, что осталось у меня от нее…Это значит для меня слишком много… - произнесла девушка с мягким хныканьем, еле сдерживая нахлынувшие слезы. Несколько раз моргнув, ей удалось прогнать их. Маг Огня уставился на нее, показав свое удивление, которое пропало почти мгновенно, заставив его лицо смягчиться. На мгновенье, но она явно видело мерцание понимания в его глазах цвета шафрана.
- Никто не понимает, насколько ценна мать, пока не потеряет ее, - просто сказал он, не предлагая объяснения своей фразе. Откинувшись назад, Зуко скрестил руки на груди и внимательно наблюдал за Катарой из-под прикрытых век.
- Чего ты хочешь? – устало пробормотала она, пытаясь не показывать свой страх. – Если думаешь, что сможешь заставить меня отдать…
Он закрыл глаз и потер лоб ладонью, как будто внезапная головная боль заставила сделать его это. Катара затихла, понимая, что лучше не лезть на рожон. В конце концов, она заперта здесь, без любых источников воды. Ее сердце безудержно колотилось в груди, пока она глядела на него. Зуко, сидевший перед ней и одетый в броню, выглядел не намного старше, чем сама Катара. Но он был уверен. В себе, в своей силе.
И не было ничего удивительного в том, что Страна Огня настолько мощна и непобедима… Другие Нации нуждались в веществе, которым могли управлять. Земля, Воздух, Вода. Без своих элементных составляющих они бессильны, равнозначно простым людям, не умеющим управлять стихией. Но Маги Огня… Они могли вытянуть огонь из ничего!
- Я должен восстановить свою честь и свое неотъемлемое право. Таким образом, мне нужно найти Аватара. Это моя обязанность, - сказал он с легкостью.
-О, - только и нашлась Катара.
- Разумеется, тебе было куда как проще просто отдать мне его. Ты была бы вознаграждена, охрана к твоим услугам, за сотрудничество ты получила бы все, чего пожелала – у тебя есть мое слово, Маг Воды…
-Нет, - он правда ничего не понимает, да? Она не покупается! И ее преданность к Аангу неоспорима!
- Я так и думал.
- Итак…ты используешь меня для…
- Да. Но это не причина твоего прибывания здесь, - ответил Зуко. Катара удивленно склонила голову и с любопытсвом смотрела на своего «похитителя».
- Но как…
- Тише… - успокаивающе прошептал принц, вставая со стула и подходя к ней вплотную. Его теплые пальцы скользнули по плечу Катары, слегка поглаживая. Она неистово покраснела. Девушка хоть и была юной, но совсем не глупой или тем более наивной. Она догадывалась, что у него были причины так ее касаться.
- Пожалуйста… не…
- Не делать чего?
- … Не причиняй мне боль, - прошептала Катара. Она знала другие слова, которые бы точно охарактеризовали ее подозрения, но формулировать их желания не было никакого.
- У меня и в мыслях не было ничего варварского. Я никогда не причиняю боль женщинам. Это идет вразрез с моими понятиями.
- Тогда почему я здесь?
- Ты…ты пламя, - выдал он с мягким вздохом. Катара замигала и резко повернулась, пытаясь увидеть его лицо. Глаза цвета янтаря вспыхивали в искусственном освещении.
- Я… кто? Пламя? – насмешливо произнесла девушка, удивленно подняв брови.
- Мотыльки всегда летят на пламя. Я наблюдал за ними, будучи маленьким, когда ложился спать. Они трепетали перед ним, приближаясь все ближе и ближе. Несмотря на огонь и жар, мотыльки всегда возвращались к пламени, - вдумчиво шептал он, будто бы рассуждая. Это что, способ как-то ее привлечь? Он же не может быть серьезным, правда? Она-то горячая и опасная? Не будь Катара заперта вместе с ним на судне Страны Огня, девушка бы просто посмеялась от души.
- Но… я-то здесь причем? – полюбопытствовала она.
- Ты была бы восхитительным Магом Огня. Сильная. Упрямая. Эти качества ценят среди нас.
- И ты что, каким-то образом собираешься сделать меня такой же, как ты? – иронично спросила Катара. Зуко затих на мгоновение, прежде чем слабо улыбнуться. Очевидно, ее слова сильно удивили юношу.
- Если бы я только мог… - мягко качал головой принц, наклоняясь вперед. Смуглая девушка задыхалась, чувствуя, что его губы слегка задели ее щеку. Она не осознавала, насколько близко он был… - Но это не значит, что я не могу провести время в такой чудной компании.
- Нет, Зуко… - она сказала мягко, начиная лихорадочно качать головой.
- Тише… - негромко шепнул он.
С тех пор, как сосланный принц Страны Огня впервые увидел ее, то уже просто не смог выкинуть из головы. Он мог лежать ночи напролет, так и не уснув, и думать о ней, перебирая в руках ее ожерелье. Почему? Ему должно быть тошно при упоминании Мага Воды, тем более безродной крестьянки. Но нет… Она была пламенем, а он – тем злосчастным мотыльком, слепо рвущемся к губительному, но и спасительному огню. Парадоксально, что он – Маг Огня – должен был сгореть сам. Зуко не лгал. Она и вправду была бы превосходным Огненным Магом. Ее преданность Аватару и расстраивала его, и вызывала невольное уважение. Она понимала понятия чести и благосклонности.
И щека девушки была настолько мягкой, насколько он даже не ожидал. Она была самой мягкой вещью, которой он до сих пор касался. Пальцы заменили губы, и, касаясь изгиба скул, линии подбородк, Зуко нежно исследовал участки ее кожи, смакуя все, что оказывалось под его пальцами. Мягкая. Теплая. Упругая. Сладкая. Опьяняющая. Такая, какую он себе и представлял… нет лучше.
Его пальцы скатились вниз по ее горлу, устроившись в ямке у ключицы.
- Моя, - произнес Зуко обольстительным шепотом, решив сделать свои мечты реальностью. Юноша надеялся, что, как только сон развеется, искушение ею пропадет.
- Нет, - возразила девушка и отодвинула его руку. Впрочем, уже через мгновение другая его рука заняла место у плеча Катары, крепко сжимая его.
- О да, - тихо прошипел Зуко.
- О, безусловно. Это же так весело, не правда ли? – яростно сказала она, чувствуя прилив храбрости. Его руки оставили ее в покое, и она отшатнулась.
- Нет. Я отношусь к этому серьезно, - он парировал торжественным шепотом. - Я хочу тебя.
Катара закрыла глаза в ответ на это ошеломляющее заявление. Его присутсвие просто выбивало из колеи. Он ненормальный? Очевидно… Принц Огня. Хочет ее? Это немыслимо! Да, а чем были собственно плохи пираты? Она только открыла рот, чтобы озвучить свою мысль, как почувствовала, что губы Зуко оказались на ее. При этом она понимала, что действовал он почти яростно, но осознавать было трудно.
Ее первым побуждением было отпихнуть его как можно дальше, но она была слишком ошеломлена, чтобы отреагировать. А когда Катара восстановила свои чувства, она ответила на его поцелуй.

Источник ~~~~~~~~~~> http://zutara.clan.­su/forum/11-109-1
Опции Дoбавить кoммeнтарий
Rendall ru 5 февраля 2011 г. 19:25:58 [ постоянная ссылка ]
Дай мне руки, если мы друзья
Пейринг: катара\аанг
(не мое)

Мечты.

Может, когда-нибудь она проснется, завернутая в его одежду, недовольная тем, что его запах пропитал ее насквозь – ее волосы, каждую клеточку кожи, он остался и на груди и между ног. Она проснется пронзаемая возбуждением от того, что он так близко, с каким-то неопределенным выражением лица – целуя его – или снова занимаясь любовью, и смятение застынет кристаллами морской соли.
Он будет бормотать слова любви, и она соберет их как вишни, чтобы спрятать на своем теле, и они будут плыть вместе сквозь молочные облака, которые Катара уже пила раньше: каждое облако – это то, что говорит Аанг. Одно из его обещаний.
Она попросит его засмеяться, чтобы смех его поднялся в небо, и она будет единственным тому свидетелем - самое могущественное существо в мире смеется, лежа рядом с ней.
Ее возбуждает безумие происходящего.

Реальность.

Их отношения слишком натянуты и в то же время несколько небрежны – иногда она смеется слишком громко – он случайно задевает ее грудь, потянувшись к поводьям Аппы. Может, случайно, а может, и нет. Но она чувствовала его руку и ее тепло сквозь ткань одежды, и тогда безумие происходящего вздымается дымом и пеплом над сгорающей благовоспитанностью­.
Она хотела, чтобы он снова коснулся ее, но не хотела, чтобы он знал, что она этого хочет.
И эрекцию – хотя сейчас ее не было, но однажды обязательно будет – и она хотела видеть ее. Она хотела видеть выражение его лица, когда ее пальцы будут скользить вниз по его животу. Она хотела все это.
Катара говорит себе, что это все летняя жара. Просто они спят прямо на земле в этой жаре, и между ней и Аангом нет ничего, кроме ткани палатки – и ослепительного солнечного света. Да. Это просто погода. Иначе она бы так не думала о нем. Не размышляла бы, каким будет их секс на вкус.
Они – друзья.

Желания.

Однажды, стоя у колодца, они бросали в него монеты, и, бросив свою, она взяла его за руку и наклонилась к нему. Водяные испарения, рассеянные в воздухе вокруг, донесли до него запах ее волос. Он невольно улыбнулся.
Колодец находился посреди заброшенного двора. Воды в нем не было – и ни в одном из окрестных селений в такую засуху, и безумный жар испаряющейся влаги поднимался от подошв ее туфель и его сапог, проникая в их сердца, сотрясая их ребра и заставляя трепетать желания.
Сперва она не заметила этого, но потом чувство разрослось – дружеское прикосновение рук – он скользнул пальцами по ее ладони, и когда она обернулась к нему, прижался губами к ее рту и закрыл глаза. Капельки пота блестели на его бровях и, когда он наклонился к ней, упали ей на лицо, на щеки. И хотя она тысячу раз представляла себе это, она никак не могла поверить в то, что это происходило, и все же это было так.
Катара сказала себе, что это сон, а во сне возможно все. Это произошло, потому что было возможно. Возможно и – дозволено.
Она снова винила погоду.
Когда ее руки обвили его шею, его руки скользнули ей на спину, и было слишком жарко стоять так близко и целоваться так глубоко. Его язык был горячим от жаждущей жары этого дня, а ее язык был холодным от нервного возбуждения, захлестнувшего ее, – если бы он знал, сколько раз за день она представляла его у себя между ног. Аанг. Если бы он знал, он бы рассмеялся, и небеса дрогнули бы.
Он мог бы сказать, что тоже представлял все это, между ее ног, лежа на ней, сбоку. Где угодно, когда угодно и что угодно. Но он реалист, и он понимает, что это реальность, и ему это нравится. Он толкнул ее ближе к пересохшему колодцу, спиной к нему – и занялся застежками ее кимоно. Неловкими рывками они соревнуются, кто кого разденет первым – да! Слишком жарко.
Это просто жажда прохлады. И они просто друзья.
Небо слишком темное, чтобы можно было разглядеть ее груди, по его коже бегут мурашки, и она кладет раскрытую ладонь ему на грудь и коленом гладит его пах, откидывает голову и смотрит в небо. Это все еще сон. Когда их ноги сплетены вот так, и когда кимоно Катары совершенно распахнуто, и когда его штаны сняты, и когда их сознания погружены в грезы об этом мгновении…
Морская соль. Пока Катара, закрыв глаза, мысленно рисует под веками отчетливые очертания, он только осознает строение собственного тела и то, что именно должно произойти сейчас, когда они зашли так далеко. Слов нет, мятеж безмолвия целует их обоих. Его руки вспотели – от жары.
Это все еще сон. Его пальцы холодны от пота и стискивают ее спину, и этого достаточно, чтобы она снова приникла к нему – она целует его лицо – скользит языком по изгибу шеи – кусает его – и удивляется, что не произошло еще ничего из того, о чем бы она сожалела девять месяцев спустя.
- Дай мне руки, - говорит он, но он все еще обнимает ее и мурлычет это ей в рот, и сперва она даже не понимает его. Как она может взять его за руки, когда он держит ее?
Сны взрываются оживлением. Вкус секса. Морская соль, и смятение, и облака снов, сделанные из молока. Она не знает, что делает – в растерянности она осознает, что он хочет, чтобы она взяла в руки часть его тела, которая стала так заметна. Она неловко торчит из его белья и толкает в ее бедро, удивительно жесткая – когда он двигается, она трется о пояс ее кимоно.
Почему-то Катаре все это кажется бесконечным, и она не делает того, о чем ее просят. Вместо этого она снимает свои повязки и встает перед ним обнаженная – ее спина выгнута на краю колодца, кимоно распахнуто, как халат, на ногах туфли. И больше ничего. Она снимает с него трусы, и он протяжно стонет и пытается снова понять, как все произойдет. Его влажные пальцы следуют вверх по ее бедру.
Момент столкновения взрывается подобно песчаной буре и оставляет их, и потом они тяжело дышат.
Какой-то голос на задворках сознания целителя продолжал выкрикивать оправдания: это погода – солнце, вызвавшее такое желание, – это вина Аанга – это ее вина – все это… это очень плохо, что им было так хорошо. О духи!
И они все еще друзья, говорит голос.
И Катара не верит ни единому слову.

Источник ~~~~~~~~~~~~~> http://www.lastavat­ar.org/ (где то там хD )

0

17

Зутара
Был тёплый вечер в Ба-Синг-Се. Зуко уже закончил рабочий день.
Он шёл, думал о своём, решил развеяться с мыслями.
Он увидел перед собой девушку лет 14,в синем наряде, блестящими чёрными волосами,
заплетённые в длинную косичку, у неё была темноватая кожа и большие голубые глаза.
Этот образ казался ему знакомым, но он не припоминал её. Она сидела на скамье.
Он смотрел как она разговаривает с мальчиком, как трепетно помогает ему подняться...
Невольно Зуко вспомнил свою маму, которой ему так не хватает, единственный человек,
которого он сильно любил и знал, что был любим, до тех пор, пока мама не ушла...
С тех пор он жил с сестрой и папой, которые его ненавидели, но Зуко думал, надеялся иначе.
По некоторым обстоятельствам, отец изгнал его, сказав, что он может вернуться только тогда,
когда поймает аватара.Тогда он был бок о бок с дядей, который помогал ему и любил как своего
сына, правда Зуко не терял надежды поймать аватара... Зуко заглянул в глаза девушки, в которых
горела страсть, надежда, любовь, доброта... С уст мальчика до Зуко донеслось имя - Катара.
"Катара.-подумал Зуко - Катара! Ну, конечно, девчёнка, которая со своим братом (кажется Сокко)
путешествует с аватаром. Аватар! Так он в городе! Это мой шанс!... Нет!" Зуко приехал в этот город
со своим дядей - Аэро для того, чтоб начать новую жизнь и у них начинало всё получаться, через
какое-то время его дядя открыл собственную чайную и Зуко каждый день ему помогал. Это была лучшая
чайная в городе. Зуко пообещал дяде, что перестане "охотиться" за аватаром, что он изменится.
Зуко контролировал каждый свой шаг, поступок, слово... У него пока не совсем получалось, но
он старался побороть всё зло в себе, он носил с собой нож, подарок дяди, на котором было написано :
"не сдавайся без боя!" и он не сдавался, никогда... "Нет,-повторил он- я не буду гнаться за аватаром,
это в прошлом!" Из безопасного места Зуко, сам не понимая почему, следил за Катарой. Мальчик ушёл,
Катара что-то ему сказала, обняла и помахала. Несколько минут она сидела спокойно и беззаботно и
глядела на звёзды. На её лице была радость, её выдавала еле заметная улыбка. Зуко никогда не видел её
такой, обычно она была настроена против него, он не видел, чтоб она улыбалась, чтоб она была так добра
и нежна, он впервые увидел её в "обычном облике"... Через мгновение произошла другая сцена, менее
приятная, к Катаре подошли четверо незнакомцев, они схватили её, Катара попыталась сопротивляться,
но было поздно, ей сковали руки магией земли и один и них держал её, чтою она не убежала.
"Надо помочь ей!-сказал себе Зуко- Но она не должна меня видеть." Он вспонил про Синюю Маску,
которая была у него с собой и про два кинжала, которые висели справа от него как один меч. Он одел маску,
взял два кинжала, подошёл к четверым незнакомцам... Первый, кто налетел на него оказался самым "храбрым" и слабым,
Зуко, к несчастью первого незнакомца, справился с ним очень быстро. Так же, как и первый,
на него налетели второй и третиий и их ждала та же участь. Затем на Синюю Маску налетел четвёртый,
он был больше всех и сильнее, тот который держал Катару. Зуко, однако, ни его внешний вид,
ни сила не помешали уложить его лицом вниз и заставить всех четверых бежать. Синяя Маска подошёл к Катаре
и рассёк её каменные "наручники" одним ударом своих мечей. Чтоб не выдать себя - ни во время схватки,
ни после неё - Зуко не произнёс ни слова.

Девушка была до глубины души потрясена таким спектаклем: мало того, что какие-то четыре
"цирковых мартышки" схватили её, сковали руки и поволокли куда-то, так ещё таинственный незнакомец в
Синей Маске спас её. "Должно быть, он просто проходил мимо и решил помочь..."-была первая мысль Катары
сразу после схватки "цирковых мартышек" и таинственного незнакомца. Девушку распирало от любопытства
по поводу незнакомца, который собирался уходить. "Стой! - крикнула она ему - Кто ты?" Незнакомец не отвечал,
однако, остановился. "Кто ты? - повторила девушка, но ответа не последовало. -Хорошо, пусть это будет твоей
тайной, но я хотела поблагодарить тебя..." Катара опустила глаза, достала из кармана (дорогой для неё
подарок от одной женщины за спасение её сына) круглый медальон, слегка украшенный прозрачными камнями,
на толстой, блестяще - чёрной ленте. Внутри серебрянного медальна, где он открывался, была на одной стороне
надпись :"Всё будет хорошо, если верить!", а на другой можно было вставить рисунок или фотографию. Катара
взяла руку своего спасителя, вложила ему медальон в ладонь и закрыла её. "Спасибо."-сказала она, наполовину
сняв маску незнакомца и поцеловала. Человек под Синей Маской ушёл, а Катара начала мучать себя вопросами -
кто бы это мог быть. К ней приходила мысль, что те четверо и он заодно для каких - либо целей, что
они действительно разыграли перед ней спектакль, но отбросила этот вариант, так как он бы не одел маску
и не молчал, а наоборот начал восхваляться. "Значит, это определённо тот, кто меня знает, но не хотел, чтоб
я его видела и молчал, чтоб не выдать себя."-на этой мысли она и остановилась. Но она не могла не признать,
что это спасение было весьма кстати (иначе бы эти четверо могли придумать чёрти - сто, да и что у них могло
быть на уме, тем более хорошего?) и приятно...

Тем временем Зуко снял маску, убрал её, рассматривал медальон, который подарила ему Катара, сама того не подозревая,
перечитывал и перечитывал надпись, думал о том, что её спасать было приятно, потирая то место, где она его
поцеловала. Он убрал медальон в карман и вошёл в чайную его дяди и отправился в свою комнату наверху.

Ни Катара, ни Зуко и не думали рассказывать кому-то о их "маленьком приключении", оставляя все мысли при себе.

Прошло три дня. Был довольно прохладный вечер. Катара гуляла среди улиц Ба-Синг-Се, как обычно.
Она проходила мимо чайной "Жасминовый дракон". Она много слышала о том, что это самая лучшая чайная в городе.
Девушка ни разу там не была и решила заглянуть на чашечку чая. Она вошла и села за столик. "Тут уютно!"-подумала
она. Пока она ждала официанта, она уже успела повнимательнее осмотреть все стены заведения и начала осматривать
посетителей. Вдруг взгляд её остановился на юноше, лет 16, с короткими тёмными волосами, карими глазами,
шрамом на пол-лица около глаза с левой стороны, ростом примерно на голову выше, чем сама Катара, в фартуке под
раскрасску этого заведения..."Зуко!"-со злостью подумала девушка. Катара встала из-за стола и подошла к
предмету её последних мыслей.
-Что ты здесь делаешь? Очередной план как поймать аватара? Или идеи похуже? -налетела она на Зуко. Но тот
предпочёл не устраивать дискуссию посреди столовой и решил не замечать её упрёки. Он пошёл на кухню (где дяди не
было). Однако, Катара не собиралась прекращать свой расспрос, пока она всё не узнает. Она только сейчас обратила
внимание на то, что было под фартуком. Её охватило удивление, ещё большее любопытство и непонятное ощущение.
Она увидела, что Зуко был одет, не считая фартука, как человек в Синей Маске. "Наверное, у многих такая одежда
в Ба-Синг-Се..." - подумала было Катара. Она продолжила спрашивать и заметила, как выпало из кармана Зуко ожерелье,
которое она подарила человеку в Синей Маске. Она резко подняла ожерелье и начала махать им перед Зуко, думая про
себя: "Либо этот подлец что-то сделал с тем незнакомцем... Но зачем ему ходить в этой одежде по чайной - на
самом видном месте и носить ожерелье в кармане? Незнакомец мог положить ожерелье в карман, а затем Зуко встретил его
или... мой спаситель и есть Зуко!" От этой мысли Катара пришла в шок, зачем ему надо было её спасать? "Очередная
попытка поймать аватара - через меня или... он сам?" - такие мысли пронеслись в голове Катары.
-Ты человек в Синей Маске, который спас меня?
Не успел Зуко ответить, как на кухню вошёл дядя.
-Извините молодые люди, но если хотите - можете побеседовать чуть позже, после закрытия чайной, а сейчас Зуко
надо работать. -сказал дядя добрым, как всегда непринуждённым голосом.
-Хорошо, я подожду за чашечкой жасминового чая.
Ответила Катара, улыбнувшись и пошла садиться за столик. Пока она сидела, она крутила в голове множество разных
мыслей, но и не верила глазам - как принц Зуко работает в какой-то чайной каким-то официантом. Она никак не могла
понять одно - правда ли это или очередной план. Пока она была занята мыслями прошло уже полчаса и чайная
закрывалась.
-Пойдём!
Катара схватила -Зуко, который только что снял "фирменный" фартук, за руку и потащила на улицу.
-Рассказывай!
-Что тебе рассказывать? Сказки?
-Прости. -начала Катара своим обычным, спокойным, вежливым тоном- Эммм... Так это ты человек в Синей Маске?
Зуко отвёл взгляд.
-Да.
-А, э...ну...ясно. А почему ты меня спас? Из-за аватара?
-Захотелось. Мимо проходил. Аватар тут не при чём.
-Ты что, изменился?
-Да.
Ей достаточно было его сло и поведения, чтобы поверить ему.
-А у вас классная чайная!
Катара говорила весёлым тоном, хотя сама ничего не заметила.
-Знаю. Это дядина идея.
-У тебя хороший дядя...
Зуко мельком отвёл взгляд и улыбнулся.
-Да.
-Зуко...
-А?
-Эммм... (Она хотела сказать "Спасибо", но вместо этого...)Пойдём к фонтану, там очень красиво.
Улыбнувшись, Зуко посмотрел на Катару и сказал:
-Ладно.
И они потихоньку пошли к фонтану. Сияние звёзд и блеск Луны отражались в воде, как в зеркале. Вокруг фонтана
стояли зажжённые ночные фонари, среди которых красовались скамейки. Они уже подходили к фонтану.
Катара взглянула на Зуко, которого она никогда не видела - робкого, доброго, спокойного, когда обычно она
его знала злым и жестоким. Девушка взглянула в его глаза, полные внутренней рдости, тайны и... красоты...
Они пришли, встали у фонтана, начали любоваться всей красотой этого пейзажа, даже забыв о том, что они до
недавнего времени были врагами, но сейчас их переполняли другие чувства... Катара посмотрела на Зуко, но тот не
почувствовал её взгляда.
-Зуко...
-Что?
-Возьми этот медальон, он твой.
Катара достала тот самый медальон и дала Зуко. На их лицах заиграли лёгкие улыбки.
-Спасибо... - продолжила Катара.
-За что?
-За спасение...
-Не за что.
-Нет, есть за что!
В голову Зуко пришла безумная мысль...
-Закрой глаза.
Катара хихикнула.
-Ладно!
Он поцеловал её в губы... Она крепко обняла его... Это был первый в их жизнях поцелуй страсти...
Они сплелись в одно целое... И никто из них не осознавал, что они делают... Чувства опередили их...
Казалось, прошло всего несколько секунд прежде, чем они отпустили друг друга. На их лицах появились ярко-розовые
пятна, но в темноте этого не было видно. Уже минут через двадцать Катара и Зуко сидели на скамье, непринуждённо
болтая и глядя на звёзды. Но с чего всё это произошло - никто толком не мог обьяснить.
Видимо, от ненависти до любви - один шаг, как и говорит пословица.
Начало светать.
-Ах! Мне надо идти! Аанг и Сокко, наверное, уже начинают волноваться! - спохватилась Катара.
-Да, мне тоже поже пора! Скоро откроется чайная, надо помочь дяде. Эммм... Приходи... Когда захочешь...
Если захочешь...
-Конечно! Э... То есть... Да, я приду...
Её голос был наполнен радостью, она даже засмеялась, а на лице Зуко была неслезающая улыбка.
-...Когда приходить?
-Перед закрытием чайной.
-Ладно.
Катара обняла Зуко, помахала ему рукой и поспешила домой. Она тихо вошла в свою комнату (все ещё спали) и легла
спать. Только она прикрыла глаза, как почувствовала, что её будит Аанг:
-Катара, пошли плескаться!
-А? Что?... Ох...
Она совсем забыла про уроки магии воды по утрам.
-Магия воды ждёт нас, Катара!
И тут до неё дошло.
-А? Вода? Да, я уже встаю.- Она встала, протёрла глаза, зевнула, подтянулась.-Ну, я готова!
Сказала Катара более бодрым головом, зевнув ещё раз.
-Катара, что с тобой? Обычно ты просыпаешься раньше Сокко, это он спит, как медведь! - Сказав это, Аанг хихикнул.
-Да я... просто вчера поздно легла спать...
Аанг вопросительно посмотрел на Катару и весело прибавил:
-Ну, раз ты уже проснулась- значит, пошли на урок!
-Конечно идём!
Они направились к ближайшему пруду, как обычно заниматься магией воды.

Тем временем Зуко направлялся к чайной. Она уже собиралась открываться. Дядя уже встал и вовсю наводил
чистоту в чайной. Он заметил Зуко.
-Что-то ты позновато, племянник. - сказал он улыбаясь -Хорошо всё прошло?
Зуко замялся, отвёл взгляд, про себя улыбнулся, прикусывая губу, чтоб дядя не спрашивал отчего он такой счастливый.
-Да.
-Я вижу ты устал, племянник. Иди, поспи пару часов. Я пока справлюсь.
-Спасибо, дядя.
Зуко прошёл в свою комнату, лёг на кровать, думая и думая о вчерашнем вечере, о Катаре... и уснул. Ему снилось
множества снов, в каждом из них хоть и немного, но присутствовала Катара, правда, проснувшись, ни один не вспомнил.
Он встал, надел фартук и пошёл на помощь дяде.

Сокко сидел на траве, палируя свой бумеранг с огромной улыбкой и вглядывался в своё отражение:
-Красавец!- сказал Сокко, но к бумерангу или к себе он обращался - было непонятно. Рядом сидели Момо, Тоф и Аппа.
Момо пытался жевать какие-то орехи, но у него это не получалось из-за скорлупы. Тоф лежала на траве, положив руки за
голову,ногу на ногу и вертела во рту соломинку. Аппа лежал на животе, положив передние две лапы перед собой, а
остальные четыре расположил поудобнее и внимательно следил за кузнечиком, который дразнил его, прыгая с одной
травинки на другую прямо перед его носом. Недалеко от них в пруду стояли Аанг и Катара и упражнялись в магии.
-Эй, Сокко, смотри, что я могу!
Сокко обернулся к Аангу, который махал ему руками и сотворил вокруг себя оболочку из воды и рыбок в ней - огромного
себя. Аанг со своей оболочкой помахали Сокко и станцевали ужасно смешной танец. Зате Аанг плюхнулся в воду и на
него вылилась вся вода (с рыбками) огромного Аанга. Он высунулся из воды с довольным лицом и рыбкой на голове,
которую он бросил в воду, после её обнаружения. Так как ни Момо, ни Аппа, ни Тоф не могли оценить эту картину,
Сокко повалился со смеху и со слезами держался за живот, затем перевернулся, начал бить кулаками и ногами по траве и
от его заразного смеха - всех остальных тоже продирало на смех. Пока никто не видет, Момо стащил у Сокко его
любимый бумеранг и начал долбить по орехам. Освободив свой завтрак от скорлупы, Момо бросил бумеранг в сторону.
Минут через десять, когда Сокко смог выключить свой заразный смех, он спохватился, что бумеранга нет!
-О, нет! Мой бумераг! Кто спёр мой бумеранг? Это был ТЫ! - орал Сокко и тыкал пальцем в Момо - Ты всегда завидовал
моему бумерангу! Я видел как ты на него смотрел!
-Кому нужен твой бумеранг? - спросила у него Тоф, продолжая смотреть в небо.
Сокко посмотрел на неё взглядом, полным досады, грусти и несчастия.
-Мне он нужен! Ты же, конечно, маг земли, тебе не нужен бумеранг, Катара - маг воды, а Аанг... о нём я вообще
промолчу! Когда у меня был бумеранг - я был простым парнем с бумерангом, а так... так - просто парень! Без
бумеранга!
-Не переживай, Сокко! Мы тебя, все равно, любим! Твой бумеранг обязательно найдется. - сказала ему сестра, улыбаясь
и продолжая стоять в пруду.
-Спасибо, Катара.
-Эй, Сокко!
-Что, эй-Тоф?
-Твой бумеранг валяется вооон в той куче грязи.-не отрывая глаз от неба, Тоф указала в то место, куда Момо бросил
бумеранг. Сокко подошёл к бумерангу и закричал пуще прежнего.
-О, нет!
-Что случилось?-спросила у брата Катара.
-Ты посмотри - какой он грязный!
-Зато нашёлся! - сказал Аанг.
-Ты прав, мой бумеранг! Как я рад тебя видеть! Ты всегда ко мне возвращаешься!
Сокко поцеловал свой грязный бумеранг и с довольным видом пошёл его снова палировать.
-Эх, Сокко, Сокко! - хихикнула Катара.-Ну, что, продолжим урок, ученик - Аанг?
-Да, учитель - Катара. - хихикнул Аанг и все продолжили заниматься своими делами.

Наступил вечер. Приближается закрытие чайной. Зуко ходит по столовой, разнося чай и принимая заказы и ждёт Катару.
Через несколько минут пришла Катара. Она попросила чашечку жасминового чая. Зуко пошёл на кухню за чаем, пришёл,
поставил на стол Катаре и шепнул ей:
-Я скоро приду.
Вскоре, когда "ресторан чая" закрылся он подошёл к ней, она сказала:
-Спасибо! Чай великолепен! Вот.
С этими словами она протянула ему деньги за чай. Улыбнувшись, он закрыл её ладонь с деньгами и сказал:
-Не стоит.
Он взял её чашку и отнёс на кухню, через несколько секунд он подошёл к ней:
-Ну, что, пойдём?
-С удовольствием!
Они вышли из чайной, шли по улицам ночного города Ба-Синг-Се, разговаривая о всём, что в голову взбредёт...
-Помогите, помогите!
Услышали они чей-то крик. Зуко и Катара побежали на голос. Пробежав несколько улиц, они увидели перед собой
человека, на которого бежал разъярённый лоселев. Они подбежали к лосельву, пытаясь его отпугнуть. Катара
вспомнила, как Аанг говорил, что лосельвы боятся огня, она обернулась в поисках огня, хоть чего-нибудь, но, увы,
ничего не нашла.
-Они боятся огня! Скорей, придумай что-нибудь!-обратилась она к Зуко.
Но он не собирался использовать магию огня, особенно на глазах незнакомца, хотя то, что Катара не назвала его
по имени, за это он был ей благодарен. Он оглядел улицу и нашел деревянную палку, он взял её и зажёг о горевшую
фонрную свечу. Палка разгорелась, Зуко помахал ей перед лосельвом и тот убежал за ближайший дом. Катара помогла
подняться незнакомцу и спросила:
-Откуда здесь лоселев?
-Из зоопарка, он сбежал...
-Я помогу вам вернуть его на место.
-Я тоже.
Это был Зуко. Катара посмотрела на него взглядом,полным надежды и любви. Зуко это заметил и подумал про себя:
"Ради такого стоит спасти этого старикашку!"
-Где зоопарк? - спросил он.
-Прямо и сразу налево.
-Мы идём. - ответила Катара.
Они пошли к зверю. ОН стоял как раз напротив зоопарка, а рядом стоял мост, под которым была речка...
Катара образовала магией ледяной проход от зверя до его места в зоопарке. У Зуко всё ещё был зажжённый факел,
он направлялся к лосельву, выставив перед собой горящую палку. Лоселев побежал по проходу, сотворённым Катарой,
до самой среды его обитания в зоопарке. Катара и Зуко добежали до него и закрыли лосельву поход из зоопарка,
сдвинув огромный камень. Катара потушила факел Зуко, тот бросил его в сторону, и убрала ледянной проход обратно
в речку. Хозяин зоопарка подбежал к ним.
-Ой, ой! Спасибо, спасибо большое, ребята! - запыхавшись от бега, сказал он.
-Не за что! - ответила Катара и она, и Зуко пошли дальше.
-Это было очень благородно, Зуко... Я думала, что тебе...
-Наплевать?
-Нет, я не совсем это имела в виду!...
-Я знаю, что ты думаешь, что я бессердечный негодяй, который охотится на аватара и ничто его не волнует.
По правде говоря, Катара так и думала до недавнего времени.
-Ну...
-Но я пытаюсь измениться, начать жизнь с чистого листа. Я знаю, у меня выходит похо и из-за этого я себя ненавижу,
но дядя учил меня не сдаваться без боя и я не сдаюсь...
Катару его слова поразили до глубины души:"Такие слова могут идти только из самого сердца!" Зуко хотел добавить:
"...и не собираюсь", но Катара обняла его и поцеловала в щёку.
-Я верю, что у тебя всё получится!
Они гуляли ещё несколько часов; смотрели на звёзды, разговаривали... И, к счастью вернулись домой раньше, чем в
прошлый раз и проблем на следующее утро было меньше.

На следующее утро Катара, как обычно, встала раньше всех, но, к её удивлению, не совсем всех. Она натолкнулась на
Сокко.
-А, привет, Катара! Ты не видела этого лапоухово?
Катара подумала, что это он об Аанге и захихикала.
-А что случилось?
-Скажу по секрету, от анонимного источника (которым являлась Тоф) я узнал, что это он стащил тогда мой бумеранг,
ломал им свои вонючие орехи, а самое страшное - бросил его в грязь!
-Аанг не трогал твой бумеранг, мы же учили с ним водную магию!
Сокко посмотрел на сестру, как на больную, только что сбежавшую из психушки.
-А Аанг здесь причём?
-А ты не о нём?
-А ты о чём?
-А о каком лапоухом ты говорил?
-О маленьком блохастом лимуре, по имени Момо, ты знаешь такого?
Сострив, Сокко принял совершенно серьёзный вид, а Катара, подумав о том, что она сморозила - покраснела.
-Да, нет, я не видела его. А что ты собираешься с ним делать?
-Суп сварить!
-Сокко!
-Ладно, для начала - найти его, а потом суп сварить!-сказал Сокко, потирая руки, Катара закатила глаза.-Да, кстати,
где ты вчера была? Я уже седьмой сон видел, когда слышал, как ты пришла. Да и позавчера тоже.
Сокко скрестил руки на груди и вопросительно начал смотреть на Катару.
-Как обычно, прогуливалась перед сном, это тебя удивляет?
Катара приняла такую же позу, как Сокко.
-Да, нет, наверное...
-Так "да", "нет" или "наверное"?
-Да, я немного удивлён, но нет, меня это не волнует, наверное, я пойду лучше варить супчик из Момо!
-Издеваешься?
-Нет, мысленно снимаю шкуру с Момо! Мясо меня уже ждёт!
Сокко пошёл, смеясь, искать Момо, правда, суп варить не собирался, но уж точно прочитать ему очередную лекцию о том,
что нельзя трогать бумеранг Сокко и использовать его в корыстных целях!
Катара подошла к зеркалу, чтобы причесаться...как обнаружила, что у неё пропало мамино ожерелье!"О, нет! Где оно
может быть? Надо его найти!" Катара быстро собралась и решила пройти весь вчерашний путь.

Сегодня Зуко проснулся на полчаса раньше, чем обычно. Дядя ещё спал. Он быстро собрался и пошёл на улицу,
не переставая думать о Катаре... Он прогуливался по улицам, которым они вчера ходили, вспоминая все моменты...
Он опустил голову, положил руки в карманы, в одном из них так и лежал подарок Катары, который он носил с собой.
Вдруг он увидел ожерелье, лежащее на земле, в тени больших бочек. Он вспомнил Катару вчера, когда он её встретил
и когда прощался. На ней был этот медальон, затем она, должно быть его потеряля, когда они встретили лосельва.
Зуко взял медальон и положил его в карман, затем поспешил в чайную к дяде.

Катара уже прошла мимо чайной, совсем забыв про неё, зная, что там ожерелье было при ней, проходила те улицы, мимо
зоопарка, клетки лосельва..."А вдруг он сожрал моё ожерелье?... Нет, оно не вкусное, он бы выплюнул." Она
оглядела каждый уголок этой клетки и убедилась, что там его нет. Он пошла дальше, по следующим улицам, к фонтану,
но нигде его не было. огда она направилась в чаную, возложив все надежды на неё, что ожерелье именно там. Она
вошла, начала обыскивать свой вчерашний столик, дорогу до него, по столиком. "Наверное, кто-то его уже забрал..."
Тут она подумала, что раз она в чайной - можно навестить Зуко. Она начала оглядывать зал, но, кажется, его там не
было. Она уде напрвилась на кухню, ожидая увидеть его там, как вдруг услышала тихий голос из-за спины:
-Привет, Катара!
Она обернулась и увидела того, кого искала.
-Зуко! Слушай, я потеряла мамино ожерелье, оно очень дорого мне, ты случайно не находил его в чайной? - тихо
спросила Катара.
-Нет.
-о,жаль...
Зуко достал из кармана её ожерелье и начал махать им перед Катарой.
-Это оно?
-Да! Но постой, ты же сказал, что не находил его!
-...в чайной, но я нашёл недалеко от неё. Наверное, когда гнали лосельва - ты его и потеряла...
Катара была счастлива, она обняла его и сказала:
-Спасибо! Я уже было потеряла надежду, что когда-либо его увижу...
Зуко обошёл Катару и одел ей ожерелье.
-Надеюсь, ты его больше не будешь терять.
Катара опустила глаза и покраснела.
-Я не обещаю, но постараюсь...
Она посмотрела ему в глаза и улыбнулась, тем же самым и он ей ответил.

-Сокко! Где Катара? Её со вчерашнего дня нет! - начал шуметь Аанг. - Надо её искать!
-Стоп! Если её не было со вчерашнего дня, тогда с кем я разговаривал сегодня утром?
Сокко косо и подозрительно посмотрел на Момо.
-Она, значит пришла, когда все уснули, а ушла, когда её видел ты. Ты ничего подозрительного не заметил?
-Да уж, заметил!
Сказал Сокко, продолжая смотреть на Момо. Когда Аанг задал ему вопрос, Сокко наблюдал за тем, как Момо
ковыряет в ушах и нюхает лапки.
-Я пойду искать её, а ты останься, на случай, если она придёт.
-Ладно.
Сокко ещё внимательнее начал наблюдать за тем, как Момо начал пялиться на Сокко.
Не успел Аанг выйти из дома, как вошла Катара.
-Привет, ребята!
-Катара! Я так рад тебя видеть! Где ты была? - сказал радостно Аанг и обнял Катару.
-Я просто вчера, когда гуляла, потеряла ожерелье, а сегодня обнаружила пропажу и пошла её искать. К счастью, всё
обошлось! -сказала Катара, улыбаясь и указывая на ожерелье.
-Хорошо! Пошли погуляем по городу!
-Я за!
Аанг и Катара взяли, точнее оттащили Сокко и Момо, и Тоф. Они пошли по городу, пытаясь найти что-нибудь интересное.
-Я слышал, где-то здесь, недалеко открылась супер-чайная, может посмотрим на неё?
-Эээ... Не... Не стоит... Может лучше покатаемся по почтовой системе?
-Да, ты права! - подхватил Аанг. Катара не хотела рассказывать ни о Зуко, ни о том, что с ним её связывало,
так как знала, что это ни к чему хорошему не приведёт, потому что Аанг и Сокко ненавдели его.
Они целый день катались в качестве почты, а на вечер пришли уставшие, голодные и измотанные. Каждый пошёл на
кухню и взял себе поесь, кроме Сокко, он слишком устал, гоняясь за Момо. Момо хоть и тоже уставший убегать от Сокко,
пошёл на кухню, взял себе орешков, которые лежали там, где он всегда мог их брать и, увидя в каком состоянии
Сокко, захватил для него тарелку жаренного мяса, которое он так любил и отнёс Сокко. Сокко открыл глаза,
посмотрел на Момо, который только что дошёл до Сокко, большими глазами, просящие прощения, когда увидел, что Момо
принёс ему его любимое мясо. Сокко отставил тарелку с мясом в сторонку и очень крепко стиснул Момо в своих
обьятиях, что чуть его не задушил.
-О, спасибо, Момо! Ты чудо-лемур!
Это означало, что Момо прощен. Наконец, Сокко отпустил Момо, взял своё мясо и начал есть его с большим аппетитом, а
Момо сел на своё любимое место - на плечо Сокко и начал жевать орешки.
Поев, Катара присела рядом с нажравшимся Сокко и спросила у Аанга,который сидел напротив неё, весёлым голосом:
-Чудесный день! Какие планы на завтра?
Сокко, Момо, Аанг и Тоф, которая сидела в другом конце комнаты, посмотрели на Катару большими глазами.
-Катара, ты разве забыла? Мы завтра улетаем. -сказал Аанг.
-Куда?
Полукрикнув, с удивлённым выражением лица и поддавшись вперёд, спросила Катара.
Друзья ещё более вопросительно посмотрели на Катару.
-Нужно найти учителя магии огня, лето уже почти заканчивается, медлить нельзя! Року сказал, что я должен овладеть
всеми стихиями до конца лета, иначе будет слишком поздно, я должен победить хозяина огня до прилёта кометы. Может
быть, это наш последний день в Ба-Синг-Се... - рассказывал ей Аанг. -У нас есть около двух часов, так что можно
пока- Аанг зевнул и подтянулся - поспать!
-Хорошо, тогда вы спите, а я вас разбужу через два часа.
-А ты разве не хочешь спать? -поинтересовался Аанг.
-Нет, я не устала, я пока похожу по городу...
-Тем хуже для тебя! - сказал ей Сокко, закрыл глаза и упал на диванчик в гостинной, который стоял возле него,
Момо прыгнул к нему и свернулся клубочиком у него на животе. Тоф уснула уже минут как пять назад на своём кресле.
-Хорошо, Катара. - сказал весело Аанг и уснул на своём кресле. Аппа уже давно спал в своём углу комнаты. Катара
встала и пошла в чайную...

-Зуко! Зуко!
-А? Что дядя? - спросил Зуко, оторвавшись от своих мыслей после рабочего дня.
-Я смотрю, ты так просто сидишь и мечтаешь с улыбкой на лице вот уже как полчаса. Ты не влюбился? -спросил дядя
улыбаясь.
-Не знаю... Наверное... То есть нет, нет. Что за глупости?
Зуко не мог признаться даже самому себе, а дяде - тем более. Зуко никогда прежде не испытывал таких чувств к
кому-нибудь, после того, как он потерял единственного любимого человека в его жизни - маму. Дядя посмотрел на него
и широко улыбался.
-Хорошо, Зуко, не буду тебя отрывать больше от твоих фатазий.
Дядя продолжил заниматься своими делами в другом коце комнаты, то же самое сделал и Зуко, снова заливаясь своими
мыслями. Тут его снова прервали, но это был не дядя. В дверь чайной постучалась Катара. "Катара..."-подумал Зуко,
улыбаясь и подходя к двери, чтоб открыть её.
-Мне нужно тебе кое-что сказать... -сказала Катара.
Зуко оглянулся, увидел, как дядя смотрит на них с широкой улыбкой и сказал еле слышно.
- Пойдём выйдем.
Катара тоже посмотрела на дядю через плечо Зуко.
-Пойдём.
Они вышли из чайной и завернули за угол, где их никто не мог ни слышать, ни видеть.
-Зуко, через два часа мы улетаем, может быть, навсегда...
-Но... Зачем?
-Зуко, я должна помочь Аангу овладеть всеми стихиями и помочь сражаться за мир...
-Я помогу.
-Нет, ты нужен дяде! Тем более, что ни Аанг, ни Сокко, ни Тоф, ни даже Момо и Аппа не знают, что мы... встречались,
а уж тем более, что вы в городе... Но я буду знать, что на тебя можно надеяться. - сказав это, Катара улыбнулась и
подмигнула ему да продолжила -Так что вот это наша, наверное, последняя встреча... Во всяком случае на этой неделе.-
хихикнула Катара.-Мне надо тебе ещё кое-что сказать, может это глупо, но...
-Неважно, говори.
-Я люблю тебя! - выпалила Катара, при этом покраснела и отвела глаза в сторону, начиная ломать себе пальцы, не зная,
какая реакция будет у Зуко. Но для него эта новость была очень, очень по душе... Он улыбнулся и сказал ей:
-Я тебя люблю.
Прежде, чем она успела отреагировать - он поцеловал её в губы... Но теперь это был поцелуй настоящей любви. Они
выпустили друг друга из обьятий и Катара продолжила, широко улыбаясь:
-Надеюсь, пока мы не встретимся снова - между нами наши чувства не изменятся... - сказала она, продолжая улыбаться.
-Конечно, нет!
-Не говори так, всякое бывает, но что бы ни произошло - я всегда буду любить тебя...
-Я тоже...
-Знаешь, когда я тебя впервые увидела, я решила, что ты злой и жестокий человек и когда я вспоминала всё плохое -
я видела твоё лицо...
-Я понимаю...-сказал Зуко, приложив руку к шраму... Катара это заметила и сказала:
-Дело не в шраме, просто ты был первый человек, которого я увидела из магов огня. Я слышала не мало про магов огня,
и видела... Они убили мою маму
-Прости...
-Но когда я увидела тебя здесь, я поняла, что у тебя доброе сердце и люди могут меняться, я понимаю через что ты прошёл и сколько тебе надо было усилий,
чтобы стать таким. И я очень рада!
Она обняла его и поцеловала. И оставшиеся полтора часа они провели вместе. Для Зуко и Катары это был лучший день в
мих жизнях.
Улетая, Катара ещё долго смотрела на чайную, на город Ба-Синг-Се, в том направлении где был город и сказала себе:
-Скоро, очень скоро - мы будем вместе...
http://s60.radikal.ru/i167/0910/35/d8e9b6726ca4.gif

0

18

"Подарок"

Автор: Эхо(Moonlight)
Бета: Alia (изначально фик задумывался как подарок на ее день рождения)
Рейтинг: R
Персонажи: Зуко/Катара,Мэй
Жанр: романтика
Размер: Средний
Пейринг: Зутара
Предупреждение:
Фанфик неожиданный для жадного до крови автора.Получился нежным и каким то излишне...Судите сами.Разрешается выставлять с указанием автора.Ах вот еще...Бились мы с Бетой над пунктуацией и пришли к неожиданному выводу.Действительно сложно в некоторых местах былло расставить знаки препинания согласно нормам русского языка, так что (неожиданный ход!) вся пунктуация в тексте признана авторской и поруганию хоть и подлежит,но имейте ввиду-автор и бета изо всех сил пытались привести сие в потребный вид.
И еще.Не осуждайте фанфик из за пейринга.Еще раз для тех кто не понял(ибо мне надоело видеть в отзывах что то вроде:"вай красиво,но Зутара-гадость и вообще автор пишите про Катаанг,он круче")критикуйте все что вздумается но не Зутару как пейринг.Всем спасибо.

Душная августовская ночь имеет дурную по своей сути привычку пробуждать воспоминания.
Запросто, не успеешь оглянуться - она злой каргой расцарапает что-то внутри тебя, подденет, выставит наружу и заставит молиться на дорогие нынче рассудок и беспамятство. Море без дна и без края - звездное августовское небо. Хотя, может, оно никогда им и не было. Кто знает, может, оно всего лишь запыленное зеркало, но настолько дальнее, что там отражаются изредка только ночные фонари, зажигаемые с упорством стариком-маразматиком - фонарщиком в такие вот ночи.
Август. Надушенный, раскрашенный, продажный, душно - невыносимый и тягучий. Приторно - сладкий... Добавим имбиря, корицы и перца немного. Похож на молодящуюся даму слегка преклонных лет. Август унылый. И фонари оранжево-красными пятнами где-то внизу, кажется, совсем в преисподней, под дворцом перемигиваются, зевают бумажными ртами. В такие ненужные ночи верное лекарство от бессонницы - рытье могил-воспоминаний, пыльных моих гробниц. Чувствуешь себя не то варваром, не то избавителем.
Гнусный август. И ветер не свеж, а лишь доносит аромат курений, масел, базарных шумных дней и забегаловок, пополам с пением храмовников и вареным рисом. В такие дни убийство оставлять окна открытыми навстречу августу. Но взаперти сидеть...
Скорей бы ветер налетел. А то от бумаг уже мутит. Чернилами заляпан рукав, как в ученические старые времена. Еще пару последних документов, кажется, по поводу колоний... Еще чуть-чуть, и я засну. Собираю документы со стола. Среди вороха каких-то нелепых историй, жалоб, приказов, затесался очередной знакомый, настойчивый плотный квадратик узорчатой голубоватой бумаги. Вздох вырвался с головной болью. Придется отдать его Мэй. Пусть сама решает, едем мы или нет. В конце концов, у Катары День рождения. Как же там будет много народу… Зная отвратительную привычку Племен Воды праздновать на широкую ногу все, что можно отпраздновать. Да еще подарок выбрать... Вот это и вправду самое сложное. Документы недовольной кипой прошелестели на пол. Свечи колыхнулись от дыхания, а потом погасли, стоило только пожелать.
Выйти. Как когда-то давно, ночью, когда царит мрак, свесить ноги с балкона, словно мальчишка, и наблюдать за проблесками тусклых звезд, вдыхать влажную жару и снова пожелать улечься на нагретом за день камне, а может, даже забраться на черепичную крышу и заснуть, впитывая последние капли нашего Огненного лета. И можно шептать: "Лето, прощай!" - искренне призывая спокойную осень. Сытую и прохладно-долгожданную. Ну вот. Еще две звезды выглянули из дыма. Кажется, они были такими тусклыми, будто бы запыленными, вот чуть-чуть - и станет эта самая пыль цедиться с них при первом дуновении вселенских ветров.
Что бы такое подарить ей... Конечно, только стоит попросить, даже не приказать – и все сбегутся с предложениями, шелками дорогими, побрякушками, зеркалами, мебелью - что там обычно принято дарить девушкам... Но... Хочется чего-то особенного. Что-то, что было бы символом, знаком, колыбелью воспоминаний. Чем-то, что имело бы смысл только для нас двоих.
Вот бы горсти звезд с неба собрать.
Но не дотянуться. Да и не свежие они сегодняшней ночью, уставшие. А если бы вернуться в тот тихий омут ночи, уж сколько ночей, дней, недель, месяцев, лун назад...
Самое время для событий - ночь. Согласитесь, день слишком занятой, обыденный, утро -ленивое и скупое, сумерки, пожалуй, - вот, с чего начинаются движения, шепот, музыка, сердце. А ночью - бешеный ритм, карусель, вакханалия. Умирают в три пополуночи все, кому положено умереть. Ночь - время для снов наяву и грез невпопад. Собрать бы для нее пригоршню тех самых ярких звезд, что тогда светили в новом омуте. Озеро со сверкающими глазами рыб - вместо небесных тел. Казалось, они оживут сейчас, задвигаются, поплывут в неведомые дали, глотая облака, корабли - цепеллины, птиц перелетных. На душе сейчас, как в колодце старом эхо обмякло на пушистых мхах. Все поросло полынью, мхом да лишайником белым. Терпким запахом летней толстой нерасторопной луны... Вдохнуть бы, как тогда, полной грудью, и зачерпнуть бы рукой водную гладь мирового океана - неба... Трава уже осенью пропиталась. Жесткая, колкая и ласковая почему-то чуть-чуть, слегка, на кончиках… Примятые цветы...
За последний месяц странствий наша команда - команда Аватара- верите или нет, так сплотились, что кажется, ближе, чем мы были друг для друга, невозможно было быть. Мы все любили друг друга. Может быть, потому что боялись, что за очередным днем придет разлад, разруха, битвы, смерть. Что кто-то останется в живых, а кто-то нет. И все непременно желали либо жить вместе, либо умереть в один день. Никто не хотел огорчений. Кажется, я запутался в созвездиях, в четких линиях травы, и теперь заворожено, зачарованно, да что там, просто меня околдовала ночь, и я смотрел, тонул, боролся, метался, рождался, бился. Казалось все таким ирреальным.
Мой идеальный омут.
Из оцепенения вывел шорох, испуганная птица, вспорхнувшая в мировой небесный океан и ты, присевшая рядом. Протянула мне кружку травяного чая, остывшего уже. Отдернула руку, не позволив пальцам моим коснуться тебя. Как будто боялась, что останется ожог. Я сел поближе к тебе. Лагерь мирно сопел, не подозревая ни о лунном океане, ни о рыбках–звездах, ни о твоем тепле совсем близко со мной.
- Как жалко, что нельзя коснуться звезд... Наверное, они надменные, раз позволили нам смотреть на них только издали.
Шепот Катары смешался с голосом травы.
- Ты хочешь коснуться звезд? Зачем они тебе, они ведь холодные, как сталь. Хотя... и не такие далекие, как предполагаешь.
Она повернулась ко мне с настойчивым каким-то удивлением, каплей меланхолии и краем восхищения.
- Как они рождаются? Ты же знаешь, ведь есть же наверняка на свете такое место...
- Ты хочешь видеть, как рождаются звезды? Что ж, я покажу тебе. Эта сказка ближе, чем ты думаешь...
Я помог ей подняться. Странно, что она согласилась с моим прикосновением, почти не колеблясь.
Шаг за шагом. Трава примята. Цветы опали. Луна зевнула. Шаг за шагом. Поле кончалось обрывом. Она в недоумении вырвала руку.
- Зуко, что ты задумал?
И от удивления затрепетала ресницами, когда я приложил палец к ее губам.
- Тсс… Ты спугнешь.
- Зуко! Что это такое? Я ухожу. Немедленно.
Она отступила назад, боясь обрыва, но что-то ее остановило. Любопытство? Я же опустился в траву. Нашел плотный стебелек цветка, сорвал сухой ныне стебель. Дудочка, да и только. Впустишь дыхание - новая песня. Ветер уснувший и виду не подал, что знает мотив.
Еще одно дуновение - и тысячи светлячков вспорхнули вверх. Ведь именно так рождаются звезды. Их достаточно просто разбудить... Тысячи светящихся ласковых точек вспорхнули с земли и устремились к темным небесам. На миг их поглотили редкие облака, и вот новые звезды засияли. Но, пожалуй, не так ярко, как ее глаза в тот момент. В ее волосах путались новорожденные звезды, бликовали в темном шелке. Целовали кожу. Кто, как не звезды, целует нежнее... Они не обжигают, не ранят. Они гаснут. Но только они умеют гаснуть не прощаясь. Искры танцевали везде, ветер, кажется, поднялся к самым небесам, а искры плясали. Сегодня рождались созвездия. Девчонка спрятала светлячка в ладони. Но, пожалев, отпустила. Он вспорхнул с руки и превратился в очередную звездочку. Она посмотрела на меня. Еще секунда. Сердце стуком вспугнуло последних сонных светлячков, золотой вихрь рассеялся на миг и снова превратился в упоение.
Обрыв. Она. Слабость. Головокружение. Светлячки и звезды. Поцелуй ожогом. Ее губы. Мои губы. Смятение... Ее бег. Мой обрыв. Больше мы не вспоминали о звездах. У каждого из нас она, одна, лишняя, была спрятана в рукаве.
Нет. Звезды... Отпугнут ее, да и где достать их сейчас. Нет. Определенно нет.
Я снова рассматривал городской лабиринт. Хитросплетения улиц, улочек, площадей. Все готовятся к празднику. Городу нещадно добавили красок. Каждый считал своим долгом украсить свой дом, улицу, прилежащие кварталы. И всюду лилии. Огненные лилии. Как назло. Лилии. Весь город - огненная сказка. Алый тяжелый дурман. Голова болит. Средство от бессонницы - вскрытие гробниц - воспоминаний. То ли варвар, то ли избавитель...
Что же за подарок такой. Может, действительно последовать традиции и подарить ей букет огненного дурмана? Но ведь... Ах, отмахнуться бы от воспоминаний. Выпрямился во весь рост над громадой моего города. Последний взгляд на суету. Скрываюсь внутри дворца. Ветра не было. Тяжелым грузом висели занавеси, охраняющие вход в покои. В комнате воздух плотный, окна нараспашку не спасают. И в ванной терпкий запах проклятых цветов. Скинуть теплый шелк. Вода ласкает кожу, медь стенок холодит спину. Дурман успокаивает, затягивает, напевает. Кажется, этот запах огненных лилий - личный мой опиум. Я погружаюсь с головой в алую от опавших лепестков воду. Позже - снова шелк кровати обвивает тело. Сети снов. Ловушка для человека. Мэй сегодня не придет. Она обиделась. А я скучаю. Она прогоняла воспоминания. И охраняла от кошмаров. Но сегодня она не придет.
Так что там с букетом лилий? Помню, два чертовых года назад...
Мэй тогда должно было исполниться восемнадцать. Жаркий июль. Самый конец июля. Не поверишь, что она родилась в этот безбашенный, суматошный месяц с цветными каруселями. Мы собирались отпраздновать его в летнем дворце, спрятанном в цветах, полях и на картах. Гости почти все собрались. Она тоже была среди приглашенных и прибывших. Рядом с ним. С моим другом. С нашим героем, небожителем, братом -Аватаром. Тем летом она была счастлива. А я скучал. И кто придумал дарить подарки? Так глупо и беспокойно их выбирать. Не хотелось дарить Мэй кунаи, сюрикены и прочую дребедень. Мир все же. Украшения она не любила. Поэтому в честь нашей помолвки, которая состоялась на днях, и в честь ее дня рождения, был заложен для нее новый дом на Угольном острове. Символичное для прошлых нас место. Мы снесли старый королевский дом, и теперь строился новый. Специально для нее.
Летний радостный дождь барабанил по крышам, по парадным воротам, по балконам, по окнам, по открытым террасам. Небо не плакало. Небо смеялось. На нем ужились и солнце, и дождь, и радуги немного, и вечер густою смесью рыже-ало-фиолетовой чуть-чуть, пару капель свежей краски. А она смеялась вместе с небом. В каждой капле дождя по маленькому солнцу. Ее тело влажной истомой обхватила ткань и множество ярких, мокрых от дождя широких подолов, и смех колокольчиками. Она танцевала. Но, заметив меня, остановилась. Дождь бесстыдным любовником ласкал ее. Она улыбнулась мне. Я было осмелев, вышел из своего убежища, но она вдруг пропала. Стоило только обернуться на зов Мэй.
А на следующий день я нерешительно приблизился к полю огненного дыхания.
- Хочешь собрать для Мэй цветов?
Катара появилась неожиданно. Губы в хитрой улыбке, в уголках спрятался прошлый поцелуй. Я замер. Видение? Нет. Она прошла мимо, скользнув в лилии. Цветы с длинными, в рост человека стеблями, с яркими головками, квинтэссенцией огня...
- Я помогу.
Неужели сама ищет встречи со мной? Осталось только последовать за ней по узким дорожкам. Цветы кланялись. Цветы жались друг к другу. Ее руки срывали цветок за цветком, не позволяя этого делать мне. Запах окутывал меня с ног до головы. Этот опиум. Это она завела меня в ловушку. Я практически ослеп, оглох. Только губами бы улавливать колебания воздуха. И чувствовал едва осязаемый в этом умопомрачительном тонкий запах ее волос. Она резко остановилась. Улыбнувшись, сорвала еще один длинный стебель. А потом сунула в руки охапку лилий. С упоеньем вдохнула аромат цветка. Дурман трава… Яд для сердца, дум, катализатор желаний и иллюзий.
- Не уверен, что Мэй любит цветы.
Ее это не остановило. Она улыбается мне, как можно улыбаться только нерадивому ребенку.
- Как можно не любить цветы? Только совсем черствые люди не могут видеть их красоты, не чувствовать их аромата, не любоваться прелестью лепестков, не могут восхищаться ими. Черствые или мертвые. Посмотри, разве эти лилии не совершенны? Все девушки любят цветы...
Она отвернулась от меня, чтобы сорвать еще один цветок. Ветер налетел неожиданно, унеся на мгновение дурман, сыграв на траве мелодию снов. В моей голове тут же всплыли воспоминания о тех прошлых днях. О том единственном поцелуе. О том, что могло быть, и было, и не было. Мэй на краткое мгновение исчезла, чтобы позже вновь возникнуть в воспаленной памяти. Катара выдохнула резко, от неожиданности отстранилась, порезав руку. По пальцу струйкой стекала кровь. Ворох лилии упал к ногам. Но цветы не жаловались, им не до чего не было дела. Я без дозволения взял ее руку. Царапина, конечно, была неглубокой, но маг не спешила ее залечивать. Повод? Для меня - чтобы прикоснуться. Ее кровь опьянила. Огненный дурман, огненный кошмар, огненные цветы, жидким пламенем по венам. Она покраснела и попыталась отстранить руку, когда мой язык коснулся пореза. Вкус крови во рту... Палец в соку сорванных лилий и в крови. Нектар. Она смутилась, почувствовав мое желание, бьющее через край. Всю без остатка. Мне хотелось ее всю до капли без остатка.
- Зуко, перестань. Что, если нас увидят... Зуко?
Я притянул ее к себе. Голова закружилась. Опиум. Дурман-трава. То ли варвар, то ли избавитель. Обхватил ее лицо руками. Ощущение хрупкости оставляет в руках холод. В сомкнутые губы, на расстоянии в четверть миллиметра.
- Ты поцеловала меня только один раз, - трава замолкла, и мой шепот неожиданно резко, гневно прозвучал в наступившем беззвучье - Неужели этот поцелуй так и останется еще одним глупым шрамом ?
Она отвела глаза, мучительно краснея. Она не хотела смотреть на меня. Дразнит, так?
- Отпусти меня. Мне это не нравится. Пусти.
Ее губы дрожат. Она вырывает руку, снова готовится мне пощечина. Но тонкое запястье перехвачено и снова утопает в моей руке.
- Готов поспорить, что ты врешь.
- Что?! Да как ты смеешь?! Я счастлива! Мне не нужен никто другой, кроме Аанга. Как ты...
Слезы неожиданно из глаз брызнули, драгоценные капли скатились по щекам, коснулись моих рук.
- Как ты не понимаешь! Ты. Снег. Твои корабли. Пираты. Пещера. Обвал. Месть. Тот закат. Рождение звезд, поцелуй, последний бой. Ты умирающий. Ты! Я хочу забыть тебя.
Катара всхлипывала, и вопреки всем своим высказанным желаниям, прижалась ко мне. Я дотянулся до злого цветка, бесчувственно- высокомерного, и, сорвав, украсил ее волосы.
- Давай забудем все вместе. Проклятый запах цветов... Его хватит, чтобы забыть, кто ты. Просто давай еще побудем здесь. Я вспомню все в последний раз.
Катара всхлипнула громче, не в силах говорить, кивнула. Вдруг встала на цыпочки, обхватив мою шею, запутавшись руками в длинных рукавах. Шелковый плен. Миг раздумий и новый жгучий шрам - поцелуй. Яд специально на двоих.
- Зачем?
Она не ответила, в оцепеневшие руки вложила цветы и скрылась в поле. Я не последовал за ней. Вкус на губах не остался. В этой игре она меня обыграла.
Зной, дурман-трава, отрава.
По узким дорожкам, задевая нахальные цветы, обратно. В руках - ее холод. В руках - ее слезы. В руках - ее память. В руках - всего лишь цветы. Цветы для Мэй. Несколько раздавленных нами огненных головок-лепестков на пыльной дороге. Плата за воспоминания.
Прохлада дворца отрезвила. Огромная тяжелая ваза. Покои Мэй.
- Ненавижу цветы, - она откинулась на кровати. День ее восемнадцатилетняя. Она совершенна для меня, как всегда. Она не позволила сесть рядом. Тяжелая дверь закрылась с ужасным скрипом. Мэй ненавидит цветы.
Нет.
Не цветы. Катаре они, конечно, понравятся, но... Она забудет их так же, как пыталась забыть меня. Интересно, получилось ли у нее?
Простынь ускользнула на пол. Подушка свалилась за ней. Отвратительная ночь, и не уснуть. Вернуться на балкон? Смотреть на город, где торгуют снами, мечтами, чувствами. Не сейчас. Лучше уставится в одну точку. Запутаться в резных украшениях потолка.
Что нас связывает с магом воды? Бои? Противостояние? Элементы? Противоположность? Ожерелье... То самое ее ожерелье. Голубое с синим, материнское, обручальное. Которое - сколько же лет назад? - я нашел среди обломков тюрьмы, угля, пыли... Может, подарить похожее ей? Но… Это будет символом нашего с ней... Нашей с ней связи. Неправильно поймут. Но вспомнить сейчас тот трепет ее, тот шантаж, то самое дурацкое дерево, тот сумасшедший поиск. Вспомнить - разрыть еще одну могилу. Старую совсем. Да простят меня, варвара, великие духи. Нет. Ожерелье не подойдет.
А может собрать огненный закат, не горсть ведь звезд - реальнее. Собрать бы закат, стянуть с неба его покрывало огненно - вечернее. Вышьет еще. Но такого заката не найти. Такого, как тогда. В закате она обняла меня, это было как воспаление, начало болезни. Что я чувствовал..? Смешанный страх, трепет, гордость завоевателя, горечь, слабость, симпатию пополам в закатном небе и алой от крови воды. Тот путь мести, который мы оба выбрали, закончился в тот момент, когда ее руки обвили меня. Путь мести ее, путь мести мой... Оборвались с моим судорожным выдохом.
Нет. Закат. Не передать, только запутать ее. А что, если вспомнить пещеру? Предательство, нечестно с моей стороны возвращать ее в то скомканное мною прошлое. В ту точку, где почти по-настоящему начинаемся мы. Нет. Кристаллы в той пещере погасли. И возвращаться к ее ладони на моем лице... К шагу вперед и к ней и шагу назад от нее. Не вернемся. Что же с нами? Чем же мы связаны? Что было в начале, что будет в конце…
Я уснул, улыбаясь, вспоминая тот глупый спектакль на Изумрудном острове, вспоминая почти смерть, вспоминая ее руки, вскрывая могилы. Избавитель. Освобождаю воспоминания из заточения. Варвар – тревожу мертвецов, призраков прошлого. Молнии расцарапали душное небо. Благословенный дождь пролился на мою землю. Чужие сны спугнул.
Полюс встретил нас с Мэй зимними ветрами колючим белым снегом, слепящим солнцем. Гостеприимными объятиями, дружескими похлопываниями, затрещинами и перебранками. Как будто назад духи время отсчитали. Долгий путь. Огромные залы. Столы, ломящиеся от угощений. Каждый член племени - участник празднества. Ликующий Аватар, светящийся от гордости и счастья за свою жену, Суюки, которая всеми силами пытается поймать близнецов, как назло таких же шустрых и неуклюжих, как папочка, и с таким же паршивым чувством юмора. А вот и сам Сокка с очередным проектом, надоедает всем вокруг, кажется, на этот раз это абсолютно невозможный корабль-который-плавает-под-водой. А вот и Тоф, которой неуютно без ощущения земли под ногами. Ей всеми силами помогает мой дядя и добрая половина гостей мужского пола. Тоф это раздражает, а все умиляются и продолжают ей помогать, пусть даже она сама того не желает. Она стала настоящей красавицей. Превратилась из сорванца в изящную девушку, но привычки остались. Так же больно бьет, так же ужасно смеется и так же обзывает Аватара. Но ей это прощают. Все как будто бы на месте, как будто бы и не прощались.
Все гости замирают вдруг и поворачиваются ко второй парадной двери, находящейся на возвышении около столов для старейшин племени. Мы не виделись уже несколько лет. Мэй нездоровилось. Очередное восстание бывших солдат армии огня... Всегда находилось что-то, чтобы отложить нашу встречу. Но вот она входит. Приветственные крики, суматоха… И взгляд от нее не оторвать. Похожа на снежную королеву из старых сказок. Та снежная королева, полюбив посланника солнца, растаяла от его единственного прикосновения. Длинные волосы, украшения словно из прозрачного льда, белое, голубое, сиреневое, воздушное, пена - кружева. По венам бурный ток крови. И сердце слишком быстро. Она, заметив меня, тут же скрылась. Никак не могли найти ее. Она пряталась в толпе, намеренно, или нет, ускользая.
Поздравления, шум, крики... Мэй уснула на плече от усталости. Этот день окончательно ее вымотал. Бледная кожа от яркости здешних льдов еще белее, и вены аквамарином под кожей. Я отнес ее в покои, отведенные нам. Раздеть, несколько одеял и поцелуй на ночь. Она сильная, но холод убивает женщин страны огня. Пришлось вернуться. Хотелось лично в руки передать подарок. Мне повезло. В зале уже никого не было. Все разбрелись -разошлись. На ледяном троне, подтянув под себя ноги, засыпала Катара. Корона сползла на бок, кимоно смялось, тело запуталось в нескончаемых слоях тончайшей призрачной ткани. Рука потянулась к ней. Щеки коснулась. Она подалась навстречу неожиданному теплу, потеревшись котенком доверчиво о руку. Распахнула глаза и отпрянула резко, спросонья не узнав. Промолчала.
- С днем рождения тебя, Катара.
Она улыбнулась, натянуто и обреченно.
- Устала?
Кивнула.
- Это от Мэй.
Протянул ей сверток. Тут же открыла футляр. На ледовый свет показались свитки, пожелтевшие от нещадящего врага – времени.
- Тут старые техники магов воды. Оказывается, хранились у нас в библиотеке со времен Созина. Целое сокровище. Он хотел тогда изучить вашу тактику. Мэй нашла, думала, тебе интересно будет...
- Спасибо.
Ни слова больше. Пауза. Стеснение.
- И вот тут от меня...
Красивый маленький ключ скользнул в замочную скважину преподнесенной мною шкатулки. Из белой кости, с деревянными и серебряными вставками. Узоры. Ледяной на ощупь, странный древний материал холод сохраняет. Мелкими буквами, блестящими, как роса в мертвом, блеклом свете земного начала.
- "Ты поднимаешься с луной, я - с солнцем".
Она, прочитав, непонимающе посмотрела на меня. Я продолжил:
- Но есть кое-что, что нас объединяет.
Взял ее руку с зажатым ключом. Скрежет - поворот... В шкатулке - сверкающий...
- Снег?
Чистый. Белый. Первозданный.
- Помнишь нашу первую встречу?..
- Корабли. Ты. Страх. Снег. Мы начинались со страха.
- Так ты не забыла? Мы начинались со снега. Обещала забыть.
- Не смогла. Просто. Твой поцелуй - мой шрам, а снег-сопровождение.
- Давай забудем?
- Забудем?
- О страхе, снег можешь оставить себе.
- Забудем.
- Но ведь не совсем забудем, верно?
- Да. Не совсем.
Она согласилась. Отвела глаза в сторону. Прижалась ко мне. Я на коленях. Она обнимает меня. В первый раз признавая поражение. Но не спешит убегать.
- Еще один подарок, да или нет?
- Да, пожалуй.
- Только если глаза закроешь.
Самая прекрасная полуулыбка. Озорная.
- Так и быть.
Я знаю, что она знает. Знает про мой подарок последний или нет, решать не нам - судьбе. И то, что появится еще одна тема, которую надо будет обходить. Еще кое-что, о чем следует молчать. И я буду скрывать то, что она скрывает.
Доверчиво губами к губам. И оба знаем про тепло, проснувшееся во льдах.
Про первую встречу.
Про снег и про страх.
Про тихие наши молитвы.
Про разные пути.
Про то, что скрываем.
Про то, что я поднимаюсь с яростным солнцем, а ты - с неспящей луной.
Про то, что я варвар.
Про то, что я избавитель.
И про наш с тобой вечный снег.

0

19

Автор: Я
Бета: нет
Персонажи: Зуко/Катара
Жанр: романтика
Размер: Средний
Пейринг: Зутара
Баловство, в общем-то... ))))

У меня появилась огромная проблема – я не мог отвести от нее глаз.
И то чувство, что она будила во мне, было сродни магии огня, ее энергии, заполняющей все тело жаром. Разница была лишь в том, что тот жар я с помощью правильного дыхания будил в себе сам и мог управлять им, а вот огонь, который она разжигала во мне, контролировать было тяжело. А избавиться от него не было, кажется, никакой возможности. Прошло всего-то пару-тройку часов, а у меня ощущение, что она уже целую вечность мучает меня одним своим присутствием.
Я чувствую ее запах на расстоянии, как животное, ее голос щекочет мне горло, вызывая непонятную жажду, ее движения, когда она откидывает волосы назад, или поправляет юбку, или потягивается, сидя у огня, как кошка… я постоянно хочу прикасаться к ней, ее глаза… мне лучше в них не смотреть!
А она, как будто специально, все время садится рядом, вытягивая стройные ноги, приносит мне чай, наклоняясь так, что я вижу ложбинку между ее грудей, нечаянно касается своим плечом моего и смотрит… она вот уже несколько раз подолгу и испытующе прожигает меня взглядом. Что ей нужно? Она издевается надо мной? Я и не думал, что за несколько часов человека можно довести до полубезумного состояния…. Хотя, в моем случае, наверное, это можно сделать и за несколько секунд. Я ухмыляюсь своим мыслям. Тофф оценила бы мою самокритику.
А она опять смотрит на меня…
Когда и как это произошло? Почему раньше я не замечал ее? Легкое объятье в благодарность за то, что я, как она считает, помог ей разобраться в себе.… Какие глупости! Я всего лишь хотел, чтобы она отомстила за мать и перестала ко мне цепляться…. И она перестала, кажется…. Теперь я ее друг.
О, духи! Лучше убейте меня! Друг…. От коротких дружеских объятий не становятся буйно-помешанным. А я, по-моему, стал. Но как же быстро! Секундное ощущение ее тела, запаха волос, дыхания на шее, кольца тонких рук, и я уже не нахожу себе места.
- Зуко, - ее тихий голос выводит меня из транса, - С тобой все в порядке?
- Нет, - равнодушно пожимаю я плечами и, не глядя ни на кого, убираюсь подальше от компании Аватара, сидящей у костра. И от нее.
Этот храм Воздуха полностью соответствует моему состоянию. Все вверх тормашками! Спасительная темнота и ночная прохлада принимают меня в свои объятья. Я иду туда, где когда-то меня навещала Тофф.… Ее ожидал не очень приятный прием. Гоню от себя эти воспоминания.
Мне кажется, или я слышу тихие всплески воды? Иду на эти звуки, как загипнотизированный.
В свете луны она с остервенением кидает волны на камни, в каком-то безумном танце закручивает вокруг себя водяные смерчи. Она устала. На лбу выступили капельки пота. А вода все бурлит и грохочет вокруг нее. И мне уже не ясно, кто кем управляет. Девушка обессилено садится на землю, руки ее дрожат от напряжения, и я слышу ее тихий шепот:
- Почему ты избегаешь меня?
- Я не… - начинаю я, стоя за ее спиной.
Катара вздрагивает и вскидывает на меня удивленные глаза. Она не знала, что я здесь. Она, возможно, обращалась даже не ко мне. А я выдал свое присутствие, как последний болван! Она встает и подходит ко мне. Глаза ее влажно поблескивают, поглощая лунный свет.
- Что происходит, Зуко? – кажется, я не ошибся. Она, действительно, говорила обо мне, - Последние несколько часов у меня ощущение, что ты еле сдерживаешься, чтобы не ударить меня!
- О чем ты? Я даже не думал, - я блею, как баран, не находя оправдания своему поведению. Ума не приложу, как ей могло прийти такое в голову!
- Скажи мне, - она в опасной близости от меня. Я делаю шаг назад, но она не отступает. – Скажи мне, - ее дыхание обжигает мне лицо, я сжимаю кулаки, чтобы сдержать себя. Она замечает это, смотрит на меня, изогнув недоверчиво одну бровь. Боже, как она красива!
- Что происходит? – ее голос срывается на хрип.
- Я не знаю, - честно отвечаю я, - Просто… я думаю, будет лучше, если мы не будем… слишком часто…общаться, - я несу какую-то чушь, язык становится ватным, я избегаю ее взгляда, смотрю себе под ноги и вдруг слышу совсем рядом ее тихое, на выдохе:
- Я. Не хочу. Так. – она судорожно глотает воздух, делает еще один шаг ко мне, хотя ближе, кажется, уже невозможно, - У меня ощущение, что мы поменялись местами, что теперь моя очередь чувствовать себя виноватой, но я не могу понять, почему, - сбивчиво лопочет она, и я почти с ужасом ощущаю ее руки на своих плечах, а потом ее прохладную ладонь на затылке. Она сошла с ума…
- Мне кажется, я сошла с ума, - вторит она моим мыслям, а ее рука путается в моих волосах. В голове пустота. Я не могу остановить дыхание, надрывно рвущееся из груди. И я не могу остановить ее. Или могу?..
- Отойди, - шепчу я, не в силах отстраниться сам, - Прошу…
- Посмотри на меня, - она никогда не слушает, что я ей говорю, - Пожалуйста! – а я не могу ей не подчиниться. Я поднимаю глаза. Я задыхаюсь. Сердце больно стучит в висках. Она так близко. И я вижу свой огонь в глубине ее зрачков. Кажется, мы сошли с ума вдвоем.
Ее губы на моих.
- Нельзя, - рычу я, из последних сил пытаясь сохранить самообладание.
- Можно, - это не утверждение, это просьба… почти мольба в ее голосе, - Сейчас… можно.
Ее язык проникает ко мне в рот, и я отвечаю на поцелуй. Я не железный. Я не могу не отвечать. Я не хочу не отвечать. Она дрожит, как осиновый лист. Я обнимаю ее. Кладу горячие ладони чуть ниже спины и прижимаю ее бедра к своим. Она стонет тихо и глухо. Невыносимо… Упоительно.
Я чувствую, как подгибаются ее ноги и кладу ее на траву. Луна прячется за тучи, и нас накрывает спасительная темнота. Хорошо! Я не могу смотреть ей в глаза.
Целую ее в шею, ощущая ее бешеный пульс, опускаюсь губами ниже, развязывая ленточки на топе,…  где-то там, в груди, в клетке ребер, бьется ее сердце… я целую, целую, целую ее обнаженное тело, плечи, грудь, покрытый испариной живот, а моя рука бесстыдно скользит под юбку, и выше, и выше. Я хочу… знать ее.
Она выгибается навстречу мне с тихим стоном, потом вдруг отталкивает меня от себя, практически кладет на обе лопатки и оказывается сверху, рвет одежду, кусает в шею, легким касанием губ к груди, животу, ниже…сводит с ума. Это больше похоже на пытку, но мне не хочется, чтобы это заканчивалось.
Когда она дрожащими руками начинает возиться с брюками, я пользуюсь заминкой и снова оказываюсь сверху. Придавливаю своим телом ее к земле и вдруг ощущаю, что ее ноги обхватывают меня. С утробным рычанием освобождаю ее от юбки, с моими штанами она все-таки успела справиться сама. На выдохе, с хрипом вхожу в нее… и замираю. Эта чертова луна… Она снова на небе и ярко освещает ее лицо. Катара смотрит на меня широко распахнутыми глазами.
- Не останавливайся, - ее шепот. Я делаю еще одно резкое движение, она закусывает губу, но не закрывает глаза, я чувствую, как ее коготки впиваются мне в спину. Это ни на что не похоже, это ни с чем не сравнимо. И нет никакой возможности это остановить. Только не сейчас. Я беру ее с тихим стоном, утопая в ее глазах, которые стали желтыми от луны. Она гибкая, как кошка, и… щедрая. Она отдается мне без сожаления и без остатка. Она прекрасна.  И она – моя. И мне кажется, что в тот момент, когда луна снова ушла за тучи, а я, обессиленный ритмом и все еще дрожащий от наслаждения, зарылся в ее шею, она прошептала, прижимаясь ко мне:
- Я люблю тебя.

Я знаю, что будет потом. Мы вернемся в лагерь и будем делать вид, что ничего не случилось. Будем прятать глаза и учить Аватара каждый своей магии. Она будет улыбаться ему и держать его за руку. Она будет читать нотации и учить его ответственности.
Но иногда…
Иногда она будет садиться рядом, вытягивая стройные ноги, приносить мне чай, наклоняясь так, что я буду видеть ложбинку между ее грудей, нечаянно касаться своим плечом моего и смотреть….
И я знаю, что именно в эти ночи она будет тихо приходить ко мне в палатку и уводить меня подальше от лагеря. Именно в эти ночи она будет исступленно прижиматься ко мне и со словами: «Не могу больше!» –  впиваться в мои губы поцелуем, а я не смогу ей не подчиниться. И именно в эти ночи мне будет казаться, что она шепчет, прижимаясь ко мне:
- Я люблю тебя!

0

20

Название: Зеленый чай
Автор: Чародейка Фиона
Бета: нет
Пейринг: Зуко/Катара
Рейтинг: PG-13
Статус: закончен
Размер: мини
Размещение: только в виде ссылки на эту страницу

День был просто прекрасным! Солнце разливало свою благодать по крышам и тротуарам, с удовольствием освещая каждый закуток. Пели птицы, цвели цветы и любой, даже самый противный человек невольно улыбался, выходя на улицу.
Катара исключение не была, тут же переполнившись хорошим настроением, стоило ей только выйти из дома. И, поскольку, никаких дел на сегодня запланировано не было, девушка отправилась гулять по городу, наслаждаясь прекрасным днем.
Пройдясь по всем известным ей магазинам, чтобы расслабиться, Катара жутко устала. К тому же, время близилось к обеденному. Чайная, услужливо расположившаяся неподалеку, была как раз кстати.
Девушка, присмотрев себе столик у окна, стала ждать, пока к ней подойдут. Атмосфера расслабляла. Наверное, здесь можно было бы и остаться жить, если бы разрешили.
-Здравствуйте, что будете заказывать? – вежливо спросил мужской голос.
Катара посмотрела на официанта и обомлела, не зная, что можно в этот момент сказать.
-Ты?! – только и смогла спросить девушка, разглядывая принца огня, который послушно ждал заказ.
-Чшшш!
-Что ты здесь делаешь?!
-Я здесь работаю. Мы с дядей решили открыть чайную, - неожиданно стал рассказывать Зуко, понимая, что врать в этой ситуации нет никакого смысла. – Знаешь, кажется, сбылась его мечта.
-Бред какой-то, - проворчала Катара.
-Может быть, - усмехнулся принц, понимая, что если бы ему сказали недавно, что он будет работать в чайной, он бы ответил точно так же. – Но чай дядюшка варит отменный! Может, все же попробуешь?
-Ну, давай, - неуверенно согласилась Катара. В любом случае, она будет следить за ним, чтобы он ничего не подсыпал в ее чашку.
Ждать долго не пришлось. Горячий ароматный чай буквально через минуту стоял перед ней, а Зуко уже успевал обслуживать других клиентов. Катара неуверенно сделала глоток, понимая, что чай и правда отменный. Можно сказать, настоящее сокровище. И воспоминания, который был так мало и так много одновременно волной нахлынули на нее.
-Официант! – весело попросила девушка через какое-то время, едва сдерживая смех. Никогда бы раньше не подумала, что будет обращаться так к принцу огня! – Можно еще чай и… чего-нибудь поплотнее.

-Понравилось у нас? – с улыбкой спросил Айро, выводя Катару из своих воспоминаний. Только сейчас девушка сообразила, что уже давно вечер, но ей так хотелось остаться здесь. В чайной уже давно никого не было, но мага воды никто выгонять не спешил.
-Очень! – ответила девушка, едва заметно вздрогнув от неожиданности.
-Я очень рад это слышать! Останешься ночевать у нас? – ехидно подмигнул дядюшка.
-Нет, - смутилась Катара, - меня потеряют. Я, пожалуй, пойду.
-Погоди минутку! Ты, конечно, сильная и смелая девушка, но на улице давно уже ночь. Зуко, проводи девушку!
Принц замер на секунду, думая, что Катаре, которая была ему самому достойным соперником провожатый был не нужен. Однако, вспомнив последние попытки дяди найти ему девушку, только усмехнулся.
-Сейчас!
-Не стоит, я сама дойду! – попыталась протестовать Катара.
-Боишься, что съем тебя в темном переулке? – ехидно заметил Зуко.
-Ничего я не боюсь!
-Тогда пошли? – он предложил ей руку, со смешанными чувствами глядя, как она непонимающе смотрит на него. Неуверенно потянулась, послушно взялась.
И они вместе, чувствуя оба себя немного неловко, вышли на улицу.
-Я не понимаю, зачем ты меня провожаешь?
-Дядюшка все ищет мне девушку, - оповестил Зуко, уверенно идя вперед, хотя он сам дороги не знал. – Давай порадуем старого человека? Если я отказываюсь проводить девушку, он обычно очень расстраивается.
-Так вы серьезно хотите остаться здесь жить? – от удивления Катара даже забыла возмутиться, полностью игнорируя слова Зуко, который многозначительно намекал о свидании.
-Если получится. Дядюшка счастлив здесь. Да и… мне нравится.
-Стой! – неожиданно опомнилась девушка. – Куда мы идем! Ты же не знаешь дороги.
-Точно, - подтвердил парень, - просто обычно все девушки меня ведут сюда, так что я уже по привычке.
-Сюда? – Катара огляделась, не зная, что в этом месте может быть такого привлекательного.
-Закрой глаза.
-Даже не подумаю.
-Ну, как знаешь, - пожал он плечами, и незаметно щелкнул пальцами.
Спрятанный в темном скверике фонтан мгновенно озарился огнями фонарей, словно сюда слетелись тысячи мотыльков.
-Как красиво! – выдохнула Катара, словно зачарованная подходя в воде, отражающей огни. – Бесподобно!
-Бесконечно можно смотреть только на две вещи: на горящий огонь и текущую воду, - улыбнулся Зуко, когда Катара пыталась в воде фонтана разглядеть огоньки фонарей. Здесь было чудесно.

Они пришли поздно, но в доме до сих пор горел свет. Молодые люди остановились недалеко, чтобы лишние глаза их не видели.
-Я думаю, дальше тебе идти не стоит. Вряд ли остальные обрадуются.
-Я понимаю. Я пойду?
-Да, - нерешительно кивнула Катара, а потом, привстав на цыпочки, чмокнула парня в щеку, - спасибо за чудесный вечер!
И быстро, не дожидаясь его ответа, скрылась из виду. А Зуко словно пытался рукой найти ее поцелуй на своей щеке и легко радостно улыбался.

Как обычно к обеду в чайной было много народа, но ее хрупкую фигурку он заметил сразу. И как только смог обслужить других клиентов, подошел к ее столику.
-Чего желаете? – улыбнулся он уже фирменной улыбкой. Ему чем-то нравилась эта фраза. Он казался себе великим джином, который может исполнить любое желание.
-Фирменного чаю, - в ответ наградила его улыбкой Катара.
-Сейчас исполню, - он скрылся в толпе, а через пару минут уже подавал ей кружку в горячим напитком, только что приготовленным дядюшкой. – Я боялся, что после вчерашнего ты не придешь. Ты так таинственно скрылась.
-Просто, - немного смутилась девушка, - так же бесконечно как на огонь и воду можно смотреть на еще одну «стихию»: на чужую работу.

0


Вы здесь » [Аниме это жизнь] » Другие фанфики » Фанфики по Аватару <


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC