[Аниме это жизнь]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [Аниме это жизнь] » По Наруто » Сакура и Саске


Сакура и Саске

Сообщений 401 страница 420 из 666

401

http://i037.radikal.ru/0806/51/db90a1b74a6d.jpg

0

402

Название: Моя жизнь – город Нью-Йорк.
Автор: Dina. (ЛаПоЧкА.)
Бета: Koshka
Жанр: романтика, юмор, в конце драма.
Персонажи: Сакура/Саске (как всегда основа), Ино/Саске, Карин/Саске, Сай/Сакура/Ино, Темари/Шика, Темари/Сасори. Вот такая вот запутанная ситуация.
Содержание: Нью-Йорк, его жизнь, его люди, его любовь. Два человека, любят и ненавидят друг друга одновременно. Мечтаю, и разбивают чужие мечты…
Статус: в процессе.
Рейтинг: Я бы сказала PG-15 но, поскольку мне самой 13, не смею никому ничего запрещать)))
Предупреждения: я очень старалась сохранить характеры, но без ОСС не получилось. необычный взгляд на жизнь, ненормативная лексика, фик на любителя)))
От автора: Идея совсем немного взята из сериала и книги «Сплетница», но прошу не делать скоропалительных выводов, не прочитав хотя бы вторую главу. Очень жду ваших отзывов, так как такой фик пишу впервые. Поэтому критикуйте)))) кстати, прошу обосновывать свои оценки и не занижать.

Пролог.
Мой мир –самые это не сидение на подоконнике, не писание стихов, не тупое просиживание часами в Интернете и не скучные вечера в компании родителей. Нет, мой мир - это город Нью-Йорк, всем известный и всеми обожаемый. Что в жизни может быть лучше, чем куча бабла, родителей, которые приезжают раз в неделю, комнаты, забитой шмотками и друзьями, с которыми ты общаешься только для того, чтобы поддержать свой статус в глазах всех окружающих. Скажите, что это - не жизнь?
Ошибаетесь, эта самая хорошая жизнь, которая может быть у людей. Быть актрисой или певицей – ужасно утомительно и требует много сил. Но вот быть дочкой богатенького папочки и крутой мамочки – вот это жизнь. Мы себе ни в чём не отказываем. Разъезжаем на крутых тачках типа Ламбарджини за пару миллионов. К нам приезжают известные модельеры, чтобы сшить по нашим меркам очередную кофточку, которую мы оденем один раз на вечеринку, а после этого забросим в огромный шкаф, который уже трещит от количества запиханных туда вещей. Поддерживать свой статус, сидя в Солоне красоты по четыре часа в день. Учить эти ужасные теоремы для того, чтобы мамочка получила звание «Лучшая мама года». Но думаю, пара теорем стоит новой машины и отдельной квартиры. Да, да! Вот такие вознаграждения приняты в моём мире. И даже подарочки на окончание вечеринки стоят порой больше, чем сама вечеринка. Но имидж – дело не простое, и надо тратить очень много времени и напряжения, чтобы добиться вершины. Манхеттен – многие мечтают просто хотя бы раз в жизни пройтись по его дорожкам, выложенным из белого мрамора. Я каждый день по ним хожу. Из моего окна открывается вид на огромный личный бассейн. В каждой гостинице на нашу семью забронирован личный номер-люкс. Так что, если после очередной вечеринки тебе захочется немного поразвлекаться с красавчиком, которого ты видишь в первый и, возможно, в последний раз. Ты просто приходишь в этот номер – он весь в твоём распоряжении. Твоё фото украшает обложки глянцевых журналов, все восхищаются тобой. Но не каждый знает, что за всей этой роскошью скрыто множество проблем и неприятностей… но думаю, вам будет понятней если я для начала расскажу о своём круге общения и вообще о себе.
Я - Сакура Харуно, дочка известного бизнесмена, который зарабатывает огромные бабки. Моя мама - знаменитый дизайнер. Благодаря раскрутке, она теперь продаёт свои дерьмовые шмотки по огромным ценам и получает кучу бабла, чтобы потратить их только на себе. Что касается меня, то у меня в кармане всегда есть тысяча долларов, а в сумочке банковская карточка отца с огромной суммой, и я могу потратить всё, так как знаю, что эти деньги он откладывает специально для меня, а оставшиеся пропивает в дорогущем баре лучшего отеля на Манхеттене.
Я - единственный ребёнок в семье, и знаете, мне это нравиться! Всё внимание только к моей персоне, хотя, если я скажу, что мои родители усиленно занимаются моим воспитанием, то я нагло совру. Потому что им наплевать на меня. Главное, чтобы я не позорила честь семьи, в нужный момент надевала дорогущее вечернее платье и изображала из себя светскую даму. Я живу в роскошном доме, вместе с друзьями. Ага, хотите, чтобы я делила дом с предками? Ага. Размечтались. Конечно друзья, это тоже не самый хороший вариант, но всё лучше, чем надоедливая мама и вечный пофигист-отец, которого даже его 46 лет жизни не смогли научить тому, что в жизни есть что-то кроме выпивки и баров. Но все люди видят в нас безупречную семью Харуно. Папа зарабатывает деньги, мама, как истинная леди, отдаётся моде и каждый день корчит из себя светскую львицу, устраивая приёмы, и дочка – красавица, отличница, и, вообще, просто образец для подражания. Но всё это лишь иллюзия, которую мы всей семьёй пытаемся поддержать.
Ну, вот и мои друзья. Иногда я не пониманию, из-за чего с ними общаюсь. Хотя, наверное, знаю; они - элита Нью-Йорка, так же как и я, и вместе мы восемь пожалуй самых популярных подростков на Манхеттене.
Ямонако Ино – моя лучшая подруга и одновременно соперница. Нелегко быть идеальной, когда твоя подруга постоянно пытается быть лучше тебя. Но, всё-таки, она моя подруга. Гламурная блондинка, которая спит со всеми подряд, как впрочем, и вся наша компания. Она часами ходит по магазинам и просто обожает розовый цвет. Забивает на учёбу и… в общем, она натуральная блондинка. Думаю, всем понятно, что это значит. Но как бы глупа она ни была в тригонометрии, нет никого, кто мог бы лучше, чем она сплести интриги. Наверное, только эта вещь меня останавливает, когда я хочу куда-нибудь её послать. Она знает всё про всех, всегда вовремя оказывается на месте ссоры, чтобы потом разнести об этом всем. Её блондинистые мозги (ничего не имею против блондинок, так как я и сама блондинка, но просто не могу по-другому передать её образ пр. ав.) очень хорошо соображают в любовных треугольников, и, если надо, она может превратить твою жизнь в Нью-Йорке в сущий кошмар. И ты потом сама, лично, приползёшь к ней на коленях извиняться. Но все не так страшно, как вы подумали. В ней есть хоть и маленькая, но всё-таки частичка понимания, заботы и доброты. В общем, я не знаю, что сказать ей в защиту, просто она моя подруга и всё.
Саске Учиха – человек, из-за которого мы с Ино не можем ужиться вместе. Казанова всех казанов. Чертовски красивый, умный, обаятельный парень, который покорил сердца всей женской части города, а может и мужской. Он сердцеед, которых ещё мир не видел, но, как и всем парням его возраста, то есть восемнадцатилетним парням, ему нужно только одно. Ну, вы понимаете что. И я, как последняя дурочка и лохушка, влюблена в него с первого класса: именно тогда мы с ним и встретились. Но ему, как всегда глубоко наплевать на это, и я уже свыклась с мыслью, что, к сожалению, с этим субъектом можно только кувыркаться и ничего более. Ха, он знает о моих чувствах с… первого класса. И прошу заметить ему опять(!) глубоко пофиг. И поэтому, вот уже одиннадцать с лишним лет, мы просто друзья, ну, конечно было пару раз когда он переходил границу… бывало что и я… ну вообщем об этом позже. Мы просто друзья, мы живём в одном огромном доме, как и вся остальная наша группа. Но всё бы ничего если бы Ино не была влюблена в Саске с середины первого класса. Вот только её ждал такой же провал, как и меня, и поэтому они теперь тоже только друзья. Но насколько я поняла, Ино теперь не очень интересуется этим ониксовоглазым брюнетом-красавцем из одной из самых богатый семей. Но мы всё ещё не можем ужиться, так как каждая глубоко, глубоко в сердце хранит воспоминания о нескольких классах, когда мы чуть ли не дрались за это бесчувственное создание по фамилии Учиха. Что-то я заговорилась об этом идиоте, переходим дальше.
Коль уж речь зашла о его величестве Учиха, то я хотела бы, вставить последний, недостающий кусочек мозаики, чтобы вы полностью поняли, насколько плохо обстоят дела.
Карин (фамилию не знаю, кто подскажет – тому конфетка)))))
Эта… ну, как бы так сказать… девчонка, которая вообще не понятно как попала в нашу компанию. Да, денег у неё завались, статус тоже ничего, но вот характер и репутация… это человек который больше всех спит (в плохом смысле этого слова пр. ав.) из всей нашей группы. Девушка с необычными красными глазами, таки ми же волосами и взрывным характером очень разбавляет наш коллектив. Её любимый аксессуар - это очки в чёрной оправе. Ну, скажите, что она батан? Нет, они ей очень даже идут, со зрением у неё всё в порядке, но она всё равно постоянно их носит. Такая вещичка, которая становится дополнением каждого её шикарного наряда. Всё бы ничего, и характер можно потерпеть, НО она по уши влюблена в Саске, и насколько я поняла, не собирается наконец, снять розовые очки и понять, что этому бездушному животному с одним единственным инстинктом ничего не надо кроме… в общем понятно. Для нас, для меня и Ино, как трезво смотрящих на мир девушек, это понятно. Но Карин… она уже год гоняется за Саске и не получает ничего, кроме роли его подстилки. И если вы думаете, что об этом мечтает каждая девушка – вы ошибаетесь. Ну, или эта девушка не совсем в своем уме. Так как гораздо более престижным является тот случай, когда наш мистер «Ледяное сердце» пригласит вас на прогулку или на ужин, а не затащит в постель. И хочу сказать, что такая привилегия была только у… стоп! Я даже не помню, чтобы Саске приглашал кого-то в ресторан! Ой, опять не туда пошла. В общем, если в нескольких словах, Карин – очередная влюбленная в Учиху дурочка, которая надеется на взаимность.
Сай (у меня есть ещё одна конфетка для того, кто назовёт его фамилию))))).
Но знаете, этот любовный многоугольник нашей компании ещё не закончился. Вы не устали? А вот, представляете, как мне здесь жить?! Ну, в общем, это такой милый, не менее красивый и обаятельный молодой художник, который ухаживает за мной и ИНО. И это является ещё одной составляющей нашей невидимой вражды. Не знаю, что у него в голове, но он рисует то меня, то Ино, дарит цветы всем по очереди и… хотя нет, этого я вам не скажу. В общем, флиртует, а иногда даже больше с нами обоими. И знаете, что самое плохое? Похоже, он очень нравится Ино! Но не отстаёт от меня, поэтому я догадываюсь, сколько «красивых» слов придумала Ино для характеристики меня. Кстати, этот художник очень похож на Саске: бледная кожа, угольные волосы, ониксовые глаза… блин, опять меня не в ту сторону. Вообщем милый молодой художник, который никак не может определиться с выбором.
Так один многоугольник мы разобрали. Но это ещё не конец. У нас есть ещё три человечка, которые тоже заслуживают внимания.
Собаку но Темари – классная девчонка, душа компании, мечта каждого парня, примерная ученица. Вообщем идеал настоящей девчонки. За всё время нашего с ней проживания, то есть за полгода, я не увидела у неё ни единого слабого места или того, что бы она не умела делать. Иногда в голову лезут всякие мысли про инопланетян… нет, нет. Не подумайте: я к ней хорошо отношусь. Она красивая, умная, добрая, вот только иногда бывают заносы, но это бывает у всех. И ещё она любит командовать! Причём очень хорошо командовать. После одной очень шумной вечеринки она построила нас по струнке, и мы за пять минут убрали весь дом, хотя до этого он был не в самом хорошем состоянии. В общем, она - самая старшая из нас. Полгода, может и не очень большая разница, но её БЛОНДИНИСТАЯ голова варит лучше, чем у всех нас вместе взятых.
Шикамару Нара – единственный парень, про которого я могу смело, без вранья, рассказать. Мы просто друзья и между нами НИКОГДА НИЧЕГО НЕ было. Это, кстати, очень редкое явление. Он, вроде как, раньше любил Ино, но сейчас перекинулся на Темари. Но у них всё не менее запутанно. Шика младше Темари, и это её, так сказать, напрягает… но он очень умный, красивый, в общем, отличный друг. Ещё один стратег. В общем с Темари они были бы идеальной парой, но её напрягает возраст. Подумаешь, меньше года, но у неё принцип. И обломался наш бедный Шикамару.
И последний (слава богу).
Акасана но Сасори – странноватый парень. Любит всякие марионетки. Коллекционирует их и сам делает. Это у него такое хобби. И кстати, он красивый, умный, и главное, он взрослый: через пару месяцев ему стукнет девятнадцать. И именно он является избранником Темари, но она всё ещё не может выбрать. В общем ещё одни треугольник.
И вот, теперь вы представляете в какой дурдом вы попали! А теперь представьте, что я здесь ЖИВУ!

0

403

Глава 1.
- Голова болит, умираю, дайте воды. О, господи, чтобы я ещё когда-нибудь мешала этот ярко-розовый коктейль с той зелёной фигнёй,- промычала я, когда проснулась и сразу схватилась за голову.
- Сакура, заткнись,- послышался сонный голос подруги из-под КРОВАТИ?
Я сразу забыла про боль и, запутавшись в простыне, упала на пол. Под моей огромной двуспальной кроватью лежала Ино с подушкой в обнимку.
- Ино, что ты делаешь под моей кроватью?- спросила я, снова забираясь на кровать.
- Я сплю.
- Ну, а как ты там оказалась?- сонно спросила я, обнимая подушку, чтобы подремать ещё пару минут.
- Я не помню…- монотонно сказала Ино и смачно зевнула.
- Понятно…- промычала я и, завернувшись в одеяла, уперлась в стену… так, стоп! Какая стена? Откуда стена, когда кровать стоит посередине комнаты?
Я резко поднялась на руках и уткнулась лицом в чьё-то тело.
- Сакура, не пихайся, что кровать маленькая что ли?- как всегда холодно сказал Саске. Блин он даже с похмелья холодный и непреступный… так, стоп! Откуда в моей кровати Саске?
- Что ты здесь делаешь?- спросила я и одним движением натянула на себя одеяло. После этого я посмотрела под него и, поняв, что на мне вчерашние ярко-голубые шортики от Дольчи и футболка со смайликом, в которой я ходила дома, я успокоилась.
- Я здесь сплю. Харуно, блин, отдай одеяло,- он резко дернул одеяло на себя, и я по инерции упала прямо на него.
- Блин тебе что кровать маленькая что ли?- начал злиться Учиха.
- Почему ты у меня в кровати? У тебя что комнаты своей нет?- укоризненно спросила я и отдала ему это злосчастное одеяло. У каждого была своя комната, причём не маленькая и с такой же огромной кроватью, так что эти двое у меня забыли?
Я попыталась сосредоточиться на вчерашнем вечере. Итак, воскресенье. Скукотища. Потом Ино предложила устроить вечеринку, в дом завалилась куча народа, я не успела переодеться, мне уже на всё пофигу я пью что-то розовое, у меня кружится голова. Становится ужасно весело. Я целую Саске, сидя у него на коленях (это типично для их компании), потом пью что-то ярко-зелёное. Потом танцы, потом мы все заваливаемся в мою комнату, дерёмся подушками, обливаемся шампанским, которое принес дворецкий. Потом ещё что-то делаем, и потом я отрубаюсь.
От воспоминаний весёлого вечерка у меня опять закружилась голова, и я бессильно упала на подушку.
- О господи, как же голова болит…
Я повернула голову по направлению к часам.
«Вот чёрт, восемь, в это время я уже завтракаю, надо вставать…»
Я снова поднялась на коленки и толкнула Саске.
- Вставай. Ино, ты тоже там давай вылезай.
- Что случилось?- непонимающе и всё ещё сонно спросил Саске, холодно смотря на меня. От этого взгляда я невольно вздрогнула, но всё-таки не отвела глаза.
- Уже восемь. Или ты хочешь опоздать и испортить свою биографию лучшего ученика?
Обладатель ониксовых глаз поморщился от напоминания об учёбе. Мы все учились в Йельском университете. Только на разных факультетах. От сюда до университета рукой подать, и вполне можно было бы дойти пешком, но этого нам не позволяет сделать наш статус. Поэтому мы все садимся по машинам, которые кое-как влезают в гараж, и едем.
Ино вылезла из-под кровати. Да, видок у неё был ещё тот. Платье для коктейля всё измялось, и теперь единственная дорога для него была в помойку. Теперь вы понимаете, почему кофточки надевают только на одну вечеринку? Ну, даже то измятое и испорченное платье не могло отобрать у подруги её красоту и изящество.
Саске уже встал, и, если бы я сама не присутствовала, то никогда бы не поверила, что этот парень вчера был таким же пьяным, как и весь наш дом. По нему и не скажешь. Всегда красивый, угрюмый и холодный.
- С добрым утро, Харуно,- произнёс он, окатив меня холодным, презрительным взглядом. Я лишь ухмыльнулась.
- Скорее со злым, а теперь прошу покинуть помещение. Мне надо переодеться,- сказала я, указывая на дверь.
Вы спросите, почему мы такие злые? Привыкайте, вот так мы и общаемся. Цапаемся на каждом шагу. Подкалываем, но каждая шуточка приносит каждому из нас огромное удовольствие, и знаете, можно сказать, что это - наша игра. Остальные уже раскусили фишку и, когда мы в очередной раз поругаемся, не обратят на это ни малейшего внимания.
Саске скрылся за дверью, сделанной из светлого дерева, а Ино, пожав плечами и улыбнувшись, выпорхнула из комнаты, словно мотылёк. И откуда у неё только берутся силы?
Я потянулась, открыла окно, чтобы впустить в комнату свежий воздух, и пошла в душ.
Немного освежившись и намазав лицо и тело всякой фигнёй, от которой я цвела и пахла я в шёлковом ярко-голубом халатике, начала подбирать одежду.
После долгих поисков и споров с самой собой мой выбор остановился на бежевой мини-юбке от D&G и белой футболке с открытыми плечами из маминой коллекции. Это была единственная вещь, которая мне понравилась из ста моделей. Длинные замшевые сапожки орехового цвета и сумка в тон. Уложив свои нежно-розовые волосы красивыми спадающими до середины спину волнами, я принялась за макияж. Где-то через десять минут я поставила свою сумку в огромной прихожей на табуретку, а сама пошла завтракать. Огромная кухня, бар-стойка. Огромная арка, через которую можно пройти в зал. Половина жителей дома обедала, сидя на диване около журнального столика, и смотрела очередную передачу про звёзд, обсуждая увиденное. Такими были Темари и Карин. Сасори, как всегда, не отлазил от своего телефона и с чашкой крепкого кофе в руках сидел на кресле и был полностью недоступен для мира. Остальные же сидели за барной стойкой на моих любимых крутящихся стульях или же просто стояли и пили кофе. Можно сказать, что у нас получилась такая общага класса люкс.
Я зашла в кухню. Всё как обычно. Все разговаривают, что-то обсуждают. Я села на стул с краю бара и начала массировать виски, так как от шума у меня опять разболелась голова.
- Держи,- Саске ловким движение прокатил по столу стакан с водой, в котором медленно растворялась таблетка.
- Спасибо.
- Больше не смешивай,- безразлично сказал он и поставил пустую чёрную чашку на стол. Я залпом выпила воду с уже растворившейся таблеткой и подошла к гарнитуре, чтобы налить кофе. В комнату вошла Ино. Как всегда сияющая, сексуальная и ужасно красивая. Чёрный коротенький сарафанчик и черные, длинные, лакированные сапоги на высоком каблуке.
- Привет, как спалось?- спросила я, делая глоток кофе.
- Ужасно. Ты не помнишь, что вчера было?- спросила она, кидая в стакан с водой очередную таблетку. Выпив залпом стакан, она сделала себе кофе, и я ещё раз убедилась в том, как мы похожи.
- Кто придумал, чтобы занятия начинались с полдесятого?
- Во всем ищи плюсы. Во всяком случае, потом половина дня свободна. Эй, Саске, какие планы на вечер? – спросила я Учиху, который неторопливо курил. Все остальные о чём-то разговаривали, и мне не хотелось лезть в их разговоры.
- Последняя пляжная вечеринка? – спросил он, а в его глазах промелькнул огонёк.
- Просто читаешь мои мысли.
Я села рядом с ним и, взяв сигарету, закурила.
- Что в этом году?
- Ммм… можно пригласить пару ребят из университета и… наш спор в силе?
- Конечно, как же иначе?- ответил он вопросом на вопрос.
- Тогда увидимся вечером. Позови своих, хорошо?
- Ага, бегу и запинаюсь.
- Лучше бы бежал, если не хочешь проиграть.
- Я бы на твоём месте не был так уверен, Харуно.
- Не забывай, я выигрываю уже два года. Поэтому…
- Поэтому в этом году моя очередь быть победителем.
- Посмотрим.
Я в последний раз затянула сигарету и затушила её. Прокрутившись ещё один раз на кресле, я встала.
- Люди,- я похлопала в ладоши. Все сразу замолчали и повернулись ко мне.
- Не забыли, что сегодня последний день пляжной вечеринки?
- О нет…- заныла Ино.
- О да, обещаю подружка. Сегодня сходим с тобой в «Барниз» и купим новый прикид. Так вы идете сегодня?
- Конечно,- за всех ответила Темари, а её глаза сверкнули.
- Тогда сейчас идём в этот тупой Йель, а потом девочки по магазинам,- сказала я и обняла Ино за плечи. Она улыбнулась, и мы пошли в прихожую.
Через пять минут все были готовы и теперь садились в две машины. Парни сели в свой любимый Ламбарджини чёрного цвета с тонировкой. Так что можно только догадываться, что там кто-то есть. А мы – девочки обошлись лишь красным кабриолетом. Охранник открыл ворота, и две машины выехали одна за другой. Это поездка как всегда началась с гонки между Темари и Сасори. Они обгоняли друг друга, подрезали и что только не делали, лишь бы первыми приехать. А мы, тем временем, пытались не свалиться в одну кучу на заднем сидении. Вот, слышится визг шин, и две дорогущие машины остановились напротив Йельского университета. Я достала из сумки брошь с эмблемой Йеля и приколола её на ворот футболки. Мы вышли из машины, и послышалось многократное захлопывание дверей… Да, мы всегда шумно и эффектно приезжали.
Я, Ино и Саске стоим возле 16 аудитории в ожидание начала занятий. Потом нам, как всегда, всё надоело, и мы втроём выходим на балкон, спускаемся по пожарной лестнице и курим. Ино на своих шпильках осталась на балкончике и с завистью смотрела на пачку сигарет. Саске ухмыльнулся. Через пару минут начнётся занятие. Мы зашли обратно в здание и начали изображать из себя хороших и правильных детей. Жаль, что это не так.
Последняя пара закончилась. Я вышла и стала дожидаться всех на мраморных ступенях университета. Отцепив от себя эту безвкусную брошку, я по привычки бросила её в карман сумки. Как только я выкурила сигарету, все собрались. Ино тут же достала свои лаймовые сигары и с жадностью затянула.
- Изголодалась, бедная. Ладно, парни, нам в магазин, а вы чтобы были на южном побережье, как штык, в восемь,- сказала Темари, которая стояла в обнимку с Сасори… Попахивает скандалом, так как Шика выкуривает уже третью сигарету за ничтожно маленький срок.
«Блин, Темари… Темари, отойди от него, ну, блин, не видишь что ли…»
Я попыталась показать Темари жестами и взглядами, что надо отойти от Сасори, пока не начался очередной скандал. Но не успела я закончить своё немое послание, как послышался звонок. Я машинально достала из сумки телефон. Все поняли задание и теперь стояли в ожидании, пока я поговорю, но я махнула на них рукой и отошла в сторону.

0

404

Глава 2.
- Алло.
- Саку, привет. Мы сегодня приезжаем. Мне срочно нужна твоя помощь: у меня показ через неделю, а мне ещё надо три модели. Может, ты согласишься, можешь взять своих подруг, если хочешь. Саку, милая, мне очень надо,- взмолилась мама на другом конце. Я тут же закурила ещё одну сигарету, так как понимала, что просто так мне от неё не отделаться.
- Ты куришь? Саку ты куришь в школе?- изумилась мама. Конечно, ей было наплевать на то, что я курю и что я пью. Главное, чтобы я этого не делала на глазах у учителей или каких-либо шишек. Главное, чтобы не пострадала мамина репутация. Да ещё и как слащаво звучит Саку. Так меня называет только Саске и Ино, и когда мама использует мою кличку, становится не по себе.
- Не называй меня Саку. Сколько раз просить должна? Потом я не в школе, я… в магазине. И у меня не получится.
- Почему?
- Сегодня последняя летняя вечеринка.
- Что?
- Не важно. В общем, сегодня случится главная вечеринка за весь сентябрь, это событие нельзя пропустить.
- Что за вечеринка, почему я про неё ничего не знаю?
Я начала закипать. Иногда так раздражает, что мама думает, что её зовут на все вечеринки города и что если она не знает о какой-то, то мир сошёл с ума. По её представлению, вечеринки проходят раз в месяц или даже в сезон. Но на самом деле, вечеринки, на которые приглашали меня, случались чуть ли не каждый день.
- Мама, тебе это будет не интересно. Впрочем, не важно. Я сказала не могу, значит, не могу. Тем более я не хочу ходить в этой ужасной одежде, которую ты создаешь…- последнее я сказала шёпотом, только для себя, но иногда у мамы слишком хороший слух.
- Саку… то есть Сакура, что ты сказала?
- Ничего, я не тебе, мне пора.
- Так ты будешь участвовать?
- Нет, у меня нет времени. Нам задали много задания и дополнительный проект, ты ведь всегда говорила, что учёба на первом месте, а теперь всё пока.
- Но Саку…
- Вот чёрт,- выругалась я, бросая окурок на землю и захлопывая телефон. Потом я резко развернулась, напротив меня стоял Саске.
- Блин, Учиха, нельзя так пугать,- сказала я, сделав глубокий вдох. Мне не нравилась перспектива того, что Саске слышал разговор. В конце концов, это было чистой воды враньё, и он это знал.
- И долго ты ещё будешь трепаться по телефону?
- Это мама. Она заставляет меня участвовать в показе, мне надо было от неё отделаться.
Я пошла в сторону машин, но вместо двух там стояла только одна. Чёрный Ламбарджини.
- А где…
- Если бы ты поменьше болтала, может быть, им и не пришлось бы уехать.
- Но почему меня всегда оставляют с тобой? Я что, маленькая что ли, не могу сама справиться?- заныла я.
- Саку, тебя нельзя оставлять одну. Тем более, уж лучше с тобой, чем с Карин,- он ухмыльнулся.
- Ааа, Карин, теперь понятно, почему ты согласился. Значит, сегодня ты спал со мной тоже из-за Карин?
- Может быть,- неопределенно ответил он.
- И куда мы сейчас?
- Я закину тебя в «Барниз» к девчонкам, оставлю машину а сам в «Гринвиче» посижу, у меня там встреча.
- А интересно с кем же?- озорно спросила я, нарочно прищурившись.
- С Наруто.
- Саске, тебе не пора завести девушку?
- Если ты думаешь, что на эту роль я выберу тебя или Ино, то ты ошибаешься.
«Облом…»
- Нет, я не это имела в виду. Просто вокруг тебя постоянно много девчонок, а ты ни с кем не встречаешься.
- Да мне и так хорошо. Для постели есть Карин, для разговоров есть ты, а Ино так, для смотрения на её чудесные формы.
- Да, круто, целый гарем себе захапал. Учиха, ты всё-таки неисправимый пофигист и раздолбай.
- Кто бы говорил Харуно.
- А что я?
- У тебя у самой никого нет.
- А может, я не знаю, кого выбрать.
- Да, врать у тебя хорошо получается только маме. Ты всё ещё меня любишь, всё ещё та же влюблённая дурочка.
- Может быть, но знаешь, я знаю тебя наизусть: все твои привычки, жесты, фразы. И самое главное я знаю все твои грязные помыслы.
- Ты в этом так уверена?
- Абсолютно.
В ответ он только ухмыльнулся и раскрыл передо мной дверь. Я села в кожаный салон чёрного Ламбарджини и невольно вздрогнула от воспоминаний.
Помните не совсем дружеские связи между мной и Саске? Вот это как раз и есть эта связь. Этот миленький, чёрненький Ламбарджини, официально – машина Саске. И когда год назад мы ещё не жили вместе, я и Саске всё равно тесно общались. Его закадычный друг Наруто Узумаки. Самый добрый человек, которого я когда-либо видела. В сущности, этот парень мог бы стать неплохим дополнением нашей компании, но дело в том, что Наруто был очень ответственным. Ну, или, можно сказать, не хотел сидеть на шее у своих родителей, которых у него нет. Маму и папу ему заменяли учителя. И поэтому Узумаки вырос очень самостоятельным. И когда, начиная с того года, мы с Саске начали пить по-крупному и постепенно превратились в бездушных животных, он стоял в стороне. Вернее он пытался нас вытянуть, но что поделать. Если хочешь выжить на Манхетане тебе просто необходимо выпивать каждый день, курить и… ну, те, у кого совсем всё плохо, увлекаться травкой и экстази… И, смотря на всё это, Узумаки понял, что не хочет такой жизни, и, как самый умный человек из всех моих знакомых, ушёл в сторону от пагубных привычек. Но мы с Саске, Ино и Шикомару (именно таким был старый состав нашей группы ещё со школы) не смогли. Мы все курим и пьём. Шика пару раз баловался травкой. Саске во время ссоры с родителями тоже решил немного позабавиться, а мы с Ино, когда у нас были проблемы, просто напивались в стельку и, забыв про всё на свете, кувыркались с первым встречным.
Итак, вернёмся к Ламбарджини.

Примерно год назад.
Вечеринка, танцы, громкая музыка стучит по мозгам, и голова просто разрывается. Но, тем не менее, это не мешает мне отрываться. Торжественный приём в честь сбора средств для маленьких бездомных детей. При всём уважении и сочувствии к этим бедолагам я пришла сюда, на финальную вечеринку, не для того, чтобы отдать бездомным сироткам свои вещи, а чтобы оторваться по полной. Наши предки заплатили кучу бабла в этот фонд, и я просто обязана хотя бы половину этих денег потратить на выпивку. Ещё один зажигательный танец, у меня закружилась голова. Я села на излюбленные за последний год крутящиеся кресла. Взяла очередной бокал шампанского у проходящего мимо официанта. В этой части зала хорошо: тихо, спокойно, музыка не бьёт по мозгам, и ты можешь расслабиться, выпить пару бокалов и выкурить пару сигарет.
В зал заходят остальные. Ино буквально висит на Шикомару. Они пара, причём красивая пара и… кажется, любят друг друга. Ну, не знаю. Я уже давно запуталась в их отношения, так же как и в своих. Рядом с ними идёт Саске. Как всегда ослепительно красивый, самовлюблённый и холодный. Ино и Шика отходят в сторонку: им нечего с нами делать. Они садятся на диван и в опьянённом состоянии целуются, наслаждаясь обществом друг друга. Я невольно поморщилась. То ли от того, что Ино говорила, что любит Саске, то ли от того, что я просто ей завидую. Ведь у неё есть парень, а у меня нет. Ха, последний парень, который у меня был… это Неджи, месяц назад. И, наверное, мне он нравился только из-за того, что был похож на Саске характером или же обаянием. Что-то в нём зацепило меня, но когда я смотрела в его глаза, то я видела не Неджи, я представляла Саске. Да, да, именно этот бессердечный идиот околдовал меня в первом классе, и я до сих пор по нему убиваюсь. Хотя это тёплое, но, к сожалению, не взаимное чувство, что так долго жило во мне, стало неотъемлемой частью меня и, наверное, если хорошенечко задуматься и постараться разобраться в себе, то, наваждение уже ушло, любовь прошла. Но мне ужасно понравилось чувствовать это тепло внутри себя, и я не хочу, чтобы это тепло пропадало. Можно сказать, я придумала сама для себя иллюзию, что люблю Саске, но, на самом деле, теперь этот бессердечный идиот для меня всего лишь друг. Я полюбила его заочно в первом классе из-за его красоты, а теперь люблю его просто потому, что привыкла к этому чувству, живущему внутри меня. Я бы даже сказала, что не раз задавалась вопросом, а любила ли я его когда-нибудь? Не построила ли я для себя иллюзию. Но даже если так, то что есть иллюзия, что её нет. Мне всё равно. Мы с ним просто друзья. Мы общаемся, вместе тусуемся, и мне это нравиться. Он считает меня своей, только своей и этого мне хватает. Любая другая бы на моём месте нашла бы себе ещё кучу парней, но мне они не нужны. Если мне надо, все лягут у моих ног, но мне не надо этого. Мне надо настоящей искренней любви. Но, к сожалению, в Нью-Йорке все зациклены на красивой мордашке, обаянии, толстом кошельке, а все отношения представляют собой развратные поцелуи и секс. Но я этого не хотела.
Вот Саске провожает взглядом парочку и садится рядом со мной. Я сделала ещё одну затяжку лаймовых сигарет, которые так любит Ино. А Саске вытащил из кармана косяк и закурил.
Я сделала последнюю затяжку и затушила сигарету. Прокрутившись на стуле с коктейлем в руках, я уставилась на Саске.
- Зачем тебе это? Что случилось?- я сказала это абсолютно спокойно, так как знала, что просто так Саске никогда не возьмёт в руки травку.
- Родаки поссорились. Оба ушли из дома. Вот, три дня с братом живу.
- А, Итачи, тогда понятно,- я с сочувствием посмотрела на Саске.
Его брат, Итачи, ещё тот наглый тип. Когда он в доме, все прочие вечеринки, на которых мы бываем кажутся просто детским садом. Экстази, марихуана, алкоголь, сигареты. Всё в неограниченном количестве. Весь дом наполнен его друзьями, которые, наверное, и дружат с ним только из-за вот таких вечеринок. И я отлично знаю, что Саске никогда не подаст виду, что боится брата. Ведь когда человек под кайфом, он может сделать многое. А когда Итачи и его дружки под кайфом, лучше в дом не соваться. Но об этом знают только я и Наруто. Как раз к нему Саске и приходит ночевать, когда братик устраивает очередную вечеринку. И по тёмным кругам под глазами я могу сказать, что за эти три дня Итачи во что-то вляпался и Саске всю ночь разбирался с его косяками.
- Почему ты не пошёл к Наруто?
- Он уехал, забыла? У него вступительные в Гарвард.
- В Гарвард, нет, только не говори, что этот придурок туда поступил,- я была в полном шоке от услышанного.
- Ага, разбежалась. Он просто едет на совещание. Не факт, что его примут, но и не факт, что ему откажут. Ты ведь знаешь этого оптимиста, всегда использует свой шанс.
- А почему ты со своими знаниями идёшь в Йель, а не в Гарвард?
- Нет уж спасибо, уехать отсюда… Манхеттен, это ведь моя жизнь.
- Поаккуратней на поворотах, Саске. Не говори, что всю жизнь собрался здесь жить.
- Конечно нет, но ещё пару лет точно. Саку, скажи, ну, куда я без тебя? Тем более, этот оболтус всё равно никуда не поступит и тоже останется в Нью-Йорке. Вы же мои лучшие друзья. Ну, или просто друзья. В общем почти родные,- он усмехнулся своей холодной усмешкой, которая ничего не выражает как всегда.
- Ладно, что-то мы с тобой закисли, будешь коктейль?
- Мартини?
Саске кивнул.
- Два мартини, пожалуйста.
Он докурил касяк и бросил его к другим окуркам. Бармен поставил перед нами два бокала, и мы неторопливо начали пить.
Три часа, ночи пора по домам.
- Ладно, саку, пока, до завтра,- подруга чмокнула меня в щеку.
- Саске, если с ней что-то случится самолично тебя убью. Пока, дорогой, - произнесла Ино и по-дружески обняла Саске, поцеловав в щеку. Я лишь улыбнулась, смотря на то, как Саске безуспешно пытается вырваться из объятий моей Ино.
- Ино, не тормози. Какие же женщины всё-таки проблемные…- промычал Шика и, махнув рукой, пошёл вместе с Ино в сторону дверей.
- Ладно, пора закругляться,- тихо сказала я, туша очередную сигарету.
- Я тебя подвезу, - безразлично сказал Саске.
- Конечно, ты меня подвезёшь, куда же ты денешься.
Он лишь ухмыльнулся в ответ и, накинув мне на плечи свою куртку, пошёл вперёд. Я нагнала его только около машины. Он, как всегда, открыл дверь, и я села на переднее сидение.
Мы ехали в полном молчании, и эта гнетущая атмосфера просто физически ощущалась.
Вот Саске затормозил около огромного особняка.
Всё ещё молчание, я, наконец, решилась что-то сказать.
- Может, переночуешь у меня? – тихо, почти неслышно спросила я.
- Саку, ты ведь знаешь, что твоя мама всё не так поймёт. Мне только не хватало испортить отношения с вашей семьёй, - он горько усмехнулся. Видимо у него и вправду были большие проблемы, но я знала, что ничего кроме одного предложения «родители поссорились, живу с братом» мне не светит, так как Саске всегда был скрытным и никогда не делился своими проблемами. Он считал это унизительным что ли.
- Ну, ладно, пока,- сказала я и потянулась к его лицу, чтобы поцеловать в щеку. Дружески. Но видимо он хотел другого. Он поймал мои губы и нежно прикоснулся своими. Потом поцелуй углубился, и он своим ловким языком изучал мой рот. Сначала я была в полном недоумении и вообще не понимала, что происходит и с чего это Саске меня целует. Но потом мне было глубоко наплевать и думаю три бокала мартини сделали своё дело и я, не долго думая, ответила на поцелуй. Тонированные окна обеспечили нам полную свободу, и только через полчаса, а может даже больше, я смогла, наконец, выйти из машины. Это был первый раз. Мечта маленькой девчонки, наконец, сбылась. Но правда не полностью: я хотела быть ближе к Саске, но, к сожалению, для него хоть сто раз с ним переспи, будешь чужим человеком. Эту истину я усвоила на всю жизнь…

В машине царила тишина. Было лишь слышно, как Саске включает поворотники, и они издают звук, похожий на тиканье. Каждый думал о своём, и, почему-то, с каждой секундой мне всё больше и больше казалось, что всё-таки мы думаем об одном и том же. О том вечере.
Вот, наконец, перед нами предстал огромный торговый дом с золотой надписью «Барниз» на втором этаже.
в углу первого же была вывеска «Гриндвич». Это кафе, в котором Саске должен был встретиться с Наруто.
- Думаю, сама дойдёшь, не маленькая,- спокойно сказал он, останавливаясь напротив огромных стеклянных дверей.
- Спасибо, передавай привет Наруто от меня… и мне с вами нельзя, да?- не знаю, что это, вопрос или утверждение, но я хотела повидаться с Наруто.
- В следующий раз Саку. Наруто ведь не на один день приехал, он, между прочим, здесь живёт. Поэтому встретишься с ним завтра.
- Ты думаешь, у меня завтра будут силы?
- Наш спор в силе?
- И ты ещё спрашиваешь,- я улыбнулась и уже хотела потянуться и чмокнуть его в щеку, но задержалась и просто сказала «пока». Улыбнувшись, я вышла из машины. Он ухмыльнулся, видимо, понимая причину таких моих действий, подождал пока я зайду в здание и уехал.
Я зашла в огромный торговый дом. Два огромных этажа, просто усеянных магазинами, огромными отделами одежды и косметики, небольшие бутики с стеклянными витринами, усеянными многочисленными дорогими аксессуарами, блестящими украшения, которые своим сиянием просто ослепляют. Эскалатор на второй этаж, посередине огромный фонтан, а над ним люстра, освещает всё вокруг своим золотым сиянием.
Может, для кого-то это покажется раем, мечтой всей жизни. Вы всё спите и видите, как купите эти бесконечные шмотки и косметику с аксессуарами. Но для меня поход вот в такой огромный и дорогой магазинчик абсолютно нормально и даже привычно. Намечается вечеринка. Мы с девчонками без вопросов сразу идём сюда, а если берём с собой парней, то просто сажаем их за столик в «Гриндвич» или какой-нибудь суши бар. Подсказка: ключевое слово - «Бар». Вот, парни там и прохлаждаются, пока мы бесконечное количество времени ходим по магазинчикам. Ха, кстати, один раз мы с ино попытались посчитать, сколько здесь магазинов, но ино, увидев очередную ярко-розовую кофточку, забыла о нашем задании и побежала искать свой размер. Но я была не лучше, увидев ярко-голубое платьице с нежно-зелёными полосками. Кстати, хочу сказать, что я, как вы, наверное, уже поняли, очень люблю ярко-голубой цвет, а когда в новой обновке есть либо розовые, либо зелёные детали, то платье не только мне нравится, а ещё и будет просто обалденно сидеть на моей идеальной фигуре и подходить либо к глазам, либо к волосам.
Ну, и вот, я зашла в этот магазин и сразу, не теряя времени, набрала номер Ино, и если вы думаете, что я буду искать их всех в этих бесконечных магазинчиках, то ошибаетесь, так как это невозможно.
Ино сразу же сказала, где они. Я поднялась на второй этаж и зашла в очередной огромный отдел одежды. Тут же мне в глаза сразу бросилась небольшая кучка девушек. Я подошла к ним и, чмокнув каждую подругу в щеку, сразу направилась к вешалке с лёгкими сарафанами голубых оттенков. Я сразу взяла в руки несколько маделек и, развернувшись, столкнулась с Ино.
- Ох, сакура, ты опять взяла свои голубые сарафаны. Думаю, тебе пора перейти на другой цвет,- произнесла подруга, критически рассматривая платья.
- Кто бы говорил, ино,- сказала я, укоризненно смотря на целую кучу ярко-розовых платьев, которые явно подойдут только блондинкам.
- Саку, розовый цвет - это классика жанра.
- Ага, классика гламура. Ну, ладно, я пошла к Темари. Она меня понимает,- нарочно обидевшись, сказала я и развернулась в сторону Теми.
Темари обожала ярко-синие и темно-фиолетовые цвета, а Карин предпочитала насыщенно красные и бордовые. Хотя это лишь любимые цвета, но одежда у нас была абсолютно всех цветов и не обязательно наших любимых.
Через пару часов утомительных поисков мы, наконец, подобрали себе наряды и украшения к ним. Ну, а теперь, думаю, самое время рассказать вам всем, что же такое Летняя вечеринка. Ну, это - летняя вечеринка. Ночная вечеринка в вилле какого-нибудь богача с бассейном и морем шампанского. Такие вечеринки проводят не в отелях, а именно в частных владениях. Ну, если по-простому, то делай что хочешь. Тебе никто ничего не скажет. А последняя летняя вечеринка заканчивает сезон лета и открывает осенний. Тем самым эта вечеринка является самой главной. Уже в течение трёх лет летнюю вечеринку проводит семья Хьюга, точнее Неджи Хьюга. Да, да, именно тот, с которым я недавно встречалась. Семья Хьюга, тоже элита, и хочу сказать, что эта семья довольно богатая. Неджи и Хината, брат и сестра, наследники огромного состояния своих родителей. Хината Хьюга, стеснительная девушка, которая завоевала сердце одного из моих лучших друзей. Наруто влюбился в неё. Да, да, именно влюбился по-настоящему. Они встречаются где-то около года. Но такая скромная девушка, как Хината, так же, как и Наруто, против вечеринок. Но такую вечеринку, как последнюю летнюю, они не могут пропустить. Они приходят, хоть и не надолго, но всё-таки приходят. А Неджи, он из нашего круга. Живёт ночными вечеринками и только и делает, что ночами выпивает огромное количество выпивки. Вообщем тот ещё тип.
Мы ещё несколько раз прошлись по паре отдельчиков, просто так, и, наконец, подошли к красному кабриолету. Темари села за руль, я впереди, а все остальные разместились сзади. Теми нажала на газ, и машина на бешеной скорости помчалась к нашему совместному дому.
Мы ввалились в комнату шумной толпой. Парни не обратили на это никакого внимания, они продолжали свои скучные разговоры. А я за очередной шуткой Ино боковым зрением заметила, что Саске всё ещё нет.
- Так, а теперь готовимся,- весело сказала Темари, вывалив кучу косметики и украшений на свою кровать. Мы сели вокруг и принялись работать над своей внешностью на самое главное событие осени. А до «Летней вечеринки» осталось всего четыре часа…

0

405

ЧеРтЁнОк
проду зду

0

406

Глава 3.
Необычная тишина в машине: неловкая пауза застыла между нами. Все занимались своими делами. Яркие наряды просто ослепляли своей красотой, от множества смешанных духов болела голова, запах лака для волос отравлял разум. Но к этому я уже привыкла. Мы с Саске сидим рядом, как всегда. Дверь раскрывается, впуская в салон свежий воздух и сменяя неловкую тишину оглушительными криками и музыкой. Выходим из лимузина, нас ослепляют нескончаемые вспышки фотокамер, в конце концов, это подобие красной дорожки, всё те же папарацци, восторженные фанатки или просто люди, проходящие мимо, сейчас просто сгорают от зависти. Ведь, в конце концов, попасть на эту вечеринку могут не все, а только избранные, такие как мы…
Ещё десятки разряженных девчонок лет шестнадцати, которые нанесли на себя столько косметики, что похожи на тридцатилетних старух. И тридцатилетние старухи, которые разряжены как шестнадцатилетние шлюшки. Резкие духи смешались, образовывая ужасно терпкую смесь, от которой ещё больше болела голова. Сотни папарацци ловят свои шансы, пока мы ещё не сильно напились, чтобы поместить на обложку журнала. Голова кружилась, ноги подгибались, но это всё временно, ещё чуть, чуть и мы наконец зайдём в роскошную виллу Хьюга. Саске идёт рядом со мной и на автомате подаёт мне руку. Так как понимает, что долго я в этом бульоне не проживу. От его прикосновений тело мгновенно наполняется приятным теплом и у меня появляются силы идти дальше. Улыбка на лице, ещё несколько ослепительных вспышек и я, наконец, вхожу в зал. Здесь эта гнетущая атмосфера сменяется зажигательной музыкой, свежим воздухом, разноцветными огнями и приятным запахом угощений.
Я улыбнулась и повернулась к Саске.
- Наш договор в силе?
- Да, правила те же?
- Флирт, поцелуй, но не более. В двенадцать встречаемся около сцены, чтобы сверить результаты, - сказала я, указывая на прямоугольный постамент в центре зала.
- И без жульничества, - подчеркнул брюнет.
- Конечно, ведь я уже два года как выигрываю, - произнесла я насмешливым тоном, так как знала, что Саске ненавидел проигрывать.
- До двенадцати, - сказал он и направился в неизвестном направление, но я вовремя оттянула его за руку.
- Что… - Саске не успел ничего сказать, как я впилась со всей своей страстью в его губы. Это был долгий и очень глубокий поцелуй, от которого я невольно вспомнила нашу поездку в Ламборджини. Он по привычке потянулся к моей талии и хотел притянуть к себе, но я вовремя отступила, разорвав невидимую связь, что нас связывала, и, словно наконец выйдя из сладкого сна и окунувшись в жестокую реальность, я всё ещё опьянёно смотрела на его губы.
- Нет, Саске, попридержи коней. Я же сказала: ничего кроме флирта, и, кстати, к слову сказать, счёт 1:0. До скорого, - я улыбнулась и пошла в противоположном направлении, всё ещё ощущая сладкий вкус его губ. Голова закружилась, и я ещё раз вспомнила приятный момент. Горящие губы требовали алкоголя, чтобы успокоиться и немного расслабиться, освободившись от блаженных грёз…
Несколько бокалов мартини сделали свое и время пролетело незаметно. Зажигательная музыка сменялась ещё более быстрой, бармен подавал новые бокалы, мои жертвы сменяли друг друга. Мой счет двенадцать, не знаю, как идут дела у Саске. Это просто сухие поцелуи, которые, в сущности, ничего не значат, я просто впиваюсь губами в прохожего, добавляю один к своему счёту. Свежий воздух постепенно пропадал и ему на смену приходил жаркий пыл от сотен вспотевших тел и смешанные запахи лака для волос, женских духов и мужских одеколонов. Около бара застыла пелена белого сигаретного дыма, десятки марок сигарет с разными вкусами смешались, образовывая гремучую смесь отравляющего запаха. Ещё одна жертва, ещё раз вытираю тыльной стороной руки свои губы, решаюсь на перемену, выхожу, минуту дышу свежим воздухом на веранде, освежаюсь приятным ветерком и наслаждаюсь звонкой и манящей тишиной. Хочется остаться здесь до конца вечеринки, но я её так ждала, поэтому разворачиваюсь и вновь вхожу в шумный
зал, окунаясь в сумасшедшею атмосферу. Беру очередной бокал шампанского у проходящего бармена и очередной раз отравляю свой организм шипучим напитком…. Намечаю новую жертву и направляюсь к ней…

Время доходит до одиннадцати - остался всего час, мой счёт пятьдесят четыре, что значительно больше чем в том году, но хотя по сравнению с тем же прошлым годом народу гораздо больше. Вижу знакомую белобрысую голову и с сияющей улыбкой пробираюсь сквозь толпу разряженных девиц.
- Наруто! - воскликнула я и поцеловала его в губы. Просто по-дружески. Хината непонимающе на меня посмотрела, а Узумаки отошёл на шаг.
- Всё ещё ваш глупый спор? Когда закончится это ребячество, Сакура? - спрашивает Наруто, и мы все вместе идем к вип-кабинкам, чтобы спокойно пообщаться.
- Это ребячество и есть моя жизнь. Жаль, что ты не такой как мы.
- Когда ты наконец станешь благоразумнее, Сакура-чан? Ладно Саске, но ты-то куда? - я пропустила его слова мимо ушей. Он никогда нас не поймёт. Он никогда не поймёт насколько приятно чувствовать себя круче Саске. Он никогда не поймёт насколько весело в нашей компании проходит обычное утро. Он потерял своё детство из-за излишней самостоятельности, а мы, наоборот, до сих пор не можем вырасти из этого ребячества.
- Как у вас дела? - решила я перевести тему.
- Всё нормально, живем… - пожав плечами, ответил Узумаки, обнимая Хинату за плечи.
- Где учитесь?
- Хината в Брауне, я тоже, но планирую в Гарвард поступить, - несерьёзно, впрочем как и всегда, ответил Наруто.
- Ты не планируешь, а мечтаешь, Узумаки… - усмехнулась я.
- Но ведь я тоже могу, так же как и Саске заочно учиться в Гарварде, не всё же ему+ - надулся блондин, а потом резко заткнул себе рот рукой.
- Что ты имеешь в виду? - непонимающе спросила я, внимательно глядя на блондина и пытаясь найти ответ в его глазах.
- Да так ничего… Не слушай меня дурака… А вот и Саске… - Наруто помахал рукой.
- Привет, - холодно сказал Саске, присаживаясь за стол.
- Ну что, какой счёт? - спросила я.
- Пятьдесят шесть, а у тебя? - ответил Саске.
- Пятьдесят пять. Ах, какая жалость: я немного отстаю. О ладно, обещаю, я исправлюсь, - я улыбнулась.
- Не будь так самоуверенна, Харуно, - усмехнулся Учиха.
- Это ты не будь так самоуверен, - произнесла я, холодно улыбнувшись.
Мы смерили друг друга холодными взглядами, после чего я расплылась в тёплой улыбке и встала.
- Ладно, мне пора. Еще как-нибудь встретимся, - я помахала рукой. Узумаки улыбнулся, Хината робко попрощалась… Уходя, я слышала, как Саске и Наруто ругались - они всегда ругаются, постоянными ссорами доказывают друг другу кто лучше, хотя на самом деле ужасно скучают один по другому. Наша компания необычная, и, даже если пройдёт сто лет, эти двоё всё ещё будут доказывать, что абсолютно не нуждаются друг в друге. Их гордость - их проблема… Хотя как я могу их обвинять, если сама делаю тоже самое?

Ещё час, ещё десяток поцелуев. Голова кружится, а мозг уже не очень-то соображает о том, что происходит. Беру всё новые и новые бокалы, всё больше и больше качаюсь на высоких шпильках, всё больше мечтаю о конце…
11:59. Иду к сцене, там меня поджидает целая толпа: Ино, Сай, Темари, Сасори, Шикамару, Неджи, Карин, Тен-Тен и Саске. Подхожу…
- Итак, а теперь результаты… - начала Ино. - Саске - шестьдесят четыре, Сакура - шестьдесят четыре, и победитель, - блондинка растянулась в лукавой улыбке, будто это она выиграла спор.
- Попридержи коней Ямонако - у меня есть тридцать секунд, - перебил её Саске, и, сделав шаг вперёд, впился в мои губы. Я, абсолютно обескураженная его поведением, застыла. Но алкоголь делает свою работу, и я медленно теряю контроль и просто таю в его объятиях, и только голос подруги вызволяет меня из плена его сладких объятий.
- Саске - шестьдесят пять, Сакура - шестьдесят четыре. Прости, подруга… - рассеянно сказала Ино. Парни похлопали друга по плечу, я посмотрела на Саске холодным взглядом.
- Всё по-честному, Харуно. Ведь ты меня поцеловала, а я тебя нет, поэтому, я победил, - он улыбнулся, нет, скорее просто ухмыльнулся и сделал ещё один глоток из бокала с шампанским…
Голова кружится, мысли беспорядочно путаются. Ноги подгибаются, но тело само двигается под ритм музыки. Зал опустел. Половина гостей уже ушла: конечно, не каждый может десять часов подряд зажигать под быструю музыку. Сай подходит ко мне, от него ужасно несёт алкоголем и табаком.
- Саку, почему не танцуешь? - спросил он, опираясь на барную стойку. Его глаза беспорядочно пробегали по моему телу, останавливаясь на открытых участках и хищно любуясь моими прелестями.
- Чего тебе? - спросила я, отходя на шаг назад. Мне всегда не нравились его сигареты: они были такими терпкими, что от него несло за километр.
- Просто… ты ведь уже свободна на это утро, может тебя подвести? - его взгляд остановился на моей груди, но я ничего не могла сделать, голова кружилась, и я не могла адекватно воспринять все, что происходит вокруг.
- Меня подвезёт Саске, - сказала я и развернулась. Это всё, что я могла сделать. Мысли путались и затягивались в тугие узлы, да так, что я едва могла сообразить, как поднять руку.
- Когда ты, наконец, его забудешь? Ты жалка Сакура, может тебе, наконец, забыть его и перейти на какого-нибудь другого? - он сделал шаг навстречу, и мне в лицо полетело очередное облако белого, отравляющего организм дыма.
- Не лезь ко мне, - протянула я и сделала шаг назад.
- Не будь дурой, ты ведь не знаешь, от чего отказываешься+ - произнёс он и посмотрел мне прямо в глаза.
- Она же сказала "нет", тебе два раза надо повторять? - ледяной голос Саске послышался за моей спиной. Я резко обернулась, вернее, попыталась резко, но движения получились неловкими и медленными.
Взгляд Саске был слегка затуманен, но это не мешало понять, что он абсолютно серьёзен. У белой рубашки были расстегнуты верхние пуговицы, что придавало ему немного неопрятный вид, но не портило его красоты, а даже подчёркивало ее.
- О, Саске! Привет! А я тут, как видишь, разговариваю с Сакурой. Может, пойдёшь уже, куда хотел: наши разговоры тебя не очень касаются, - сказал Сай заплетающимся языком.
- Саку, поехали домой, - приказал Саске, и я шагнула в его в сторону и попыталась удержаться на тонкой неустойчивой шпильке.
- Не так быстро, Саске. Ты меня не понял? Я тебе сказал: Сакура сейчас пойдёт со мной. Ты не понимаешь это? - Сай резко потянул меня на себя и я невольно качнулась.
- Отпусти её, - ледяным голосом сказал Саске.
- Она не твоя, не будь собственником Учиха, не одному тебе нужно развлечение, - произнёс Сай, не отрывая взгляда от ониксовых глаз Саске.
Я видела картины, слышала отдельные фразы, но ничего не понимала: что они говорят? из-за чего они спорят? от дыма кружилась голова, я чувствовала что вот-вот упаду.
- Отпусти, - резко сказал Саске и потянул меня на себя, обнимая за плечи. Сай что-то там ещё говорил, но я ничего не понимала. Саске тащил меня по залу сквозь толпу людей, слышались недовольные голоса, но он не обращал на это внимания и всё так же тащил меня к выходу.
- Куда мы идём? - еле выговорила я.
- Ты себя видела? Мы - домой, пока ты ещё во что-нибудь не вляпалась, - безразлично сказал Саске, всё ещё пробираясь через толпу.
- Откуда ты знаешь, что я не хотела с ним идти? Хватит уже лезть в мою жизнь, - возмутилась я.
- Заткнись. Хватит нести чушь, ты пьяна, Сакура. Потом спасибо мне скажешь, - он закипал от ярости, и я чувствовала, как он сильнее сжал мою руку.
- Отпусти меня, - резко сказала я, пытаясь высвободить ладонь из его железной хватки.
В ответ лишь молчание.
- Отпусти… - взвыла я.
- Заткнись, - ледяные слова впились в сердце, и даже в полусознательном состоянии я чувствовала боль и унижение. Мы уже вышли из здания, дул холодный ночной ветерок, и лёгкое платьице тут же превратилось в ледяную, неприятную ткань. Мысли постепенно приходили в нормальный темп…
Из огромного здания на всю улицу разносилась музыка. Тёмную дорогу освещали лишь редко проезжающие машины. На черном небе не было ни единой звезды, а жёлтый полукруг месяца закрывали тяжёлые свинцовые облака, пропуская лишь мистический, неяркий ночной свет. Мы, наконец, дошли до чёрного Ламборджини, Саске открыл заднюю дверь и помог мне забраться внутрь.
- Почему ты запихнул меня на заднее сидение? Я тоже хочу вперёд, - обидчиво, словно маленький ребенок сказала я.
- Сакура, ты никогда не умела пить, держи, - он протянул мне таблетку и бутылку воды.
- Какой внимательный. Ну что ж, спасибо, - сказала я, неохотно глотая таблетку.
Через секунду я бессильно упала на сидение, глаза закрывались, голова кружилась, мысли беспорядочно путались…
…темнота…
Сквозь пелену сна я чувствовала, как сильные руки поднимают меня… Голова кажется ужасно тяжёлой, а чтобы раскрыть глаза, требуется огромная сила. Я ничёго не могу сделать, просто как тряпка: полностью в его распоряжении, как не привычно…
Яркие лучи света, звук разбитого стекла, мат со стороны Саске, я просыпаюсь, пытаюсь открыть глаза, но ничего не получается. Он уложил меня на диван.
- Саске… - еле слышно произнесла я, наконец открыв глаза. Ещё более яркий свет просто ослепил меня, от чего я сразу же зажмурилась.
- Сейчас я приготовлю комнату, - сказал он и я услышала уже удаляющиеся шаги.
Ещё одна безуспешная попытка открыть глаза. Вот, наконец, вижу перед собой комнату с серыми стенами, серебряными бра, стеклянным журнальным столиком. Такая тёмная, несмотря на яркий свет люстры, который придает помещению лишь еще более холодный и нежилой вид, и угрюмая комната. Я, словно по подчерку, определила, что это дом Саске. Всё сразу понятно: этот дизайн и интерьер личного дизайнера семейства Учиха, такого же угрюмого и отрешенного, как и они сами. В комнату вошёл Саске, его лаковые туфли неприятно скрипели по разбитому стеклу. Я нахмурилась.
- Чёрт, - выругался он.
- Зачем ты привёз меня к себе?
- Это самое ближайшее место, до которого я мог доехать, а я такой же пьяный как ты, поэтому не очень-то способен ехать на другой конец города к нам домой.
- Но почему не отвез меня в гостиницу? - всё ещё не отставала я.
- Сакура, заткнись и спи уже, - раздражённо сказал Саске и собрал в руки несколько больших осколков стеклянной вазы, что он разбил, пока нёс меня. Я внимательно наблюдала за его действиями. Он аккуратно складывал осколки на журнальный столик с серьёзным выражением лица, осколки светились в свете люстры, отражая свет прямо в лицо Учихи, отчего он постоянно хмурился.
Глаза невольно закрывались, а яркий свет словно приказывал побыстрее заснуть.
Сильные руки опять подняли меня. Я раскрыла глаза и встретилась с усталым ониксовым взглядом.
- Саске…
- Что?
- Я хочу любви… - тихо попросила я.
- Сакура, ты пьяна. Почему ты этого не понимаешь?.. - устало ответил он, отводя глаза.
- Поцелуй меня, пожалуйста… - я всё равно поймала его взгляд и снова попросила. Сейчас все мои тайные желания всплывали наружу. Как бы безрассудно это не звучало, я хотела, чтобы он меня поцеловал, я хотела, чтобы он любил меня, понимая, что на самом деле это никогда не сбудется. Это лишь пустые мечты, которые никогда не исполнятся, блаженный мир грёз, который последнее время заменяет мне настоящий, лишь красивая сказка, которая никогда не оживёт…
- Ты пьяна, - настойчиво ответил Саске.
- Я… я так скучаю по тебе… пожалуйста, поцелуй меня… я хочу, чтобы ты любил меня… пожалуйста… - попросила я, прижимаясь к нему ещё ближе и умоляюще глядя на него.
В ответ лишь молчание, долгое, гнетущее молчание, как всегда…
Он толкнул ногой дверь, и мы очутились в еще одной тёмной комнате. Только если очень присмотреться, можно увидеть огромную кровать, шкаф и прочую мебель. Саске положил меня на постель и, вытащив из стилажа одеяло, укрыл им.
- Почему ты такой бессердечный? Я ведь люблю тебя. Почему ты не можешь меня любить? - всё ещё спрашивала я, силы медленно покидали меня, глаза закрывались, очень хотелось спать…
- Как ты можешь скучать по мне, если я здесь, рядом? Или тебе нравиться быть подстилкой? Не верю. Я никогда не поверю, что ты восприняла всерьёз тот вечер в Ламборджини, а если всё-таки восприняла, то… мне просто жаль тебя, просто жаль, - еле слышно сказал он, выходя из комнаты. Темнота, холодное одеяло пропитанное свежестью, огромная кровать и я, одна. Гнетущая тишина застыла в воздухе, хочется заплакать, хочется убежать из этой тёмной и страшной комнаты, включить свет и телевизор, сделать всё, чтобы доказать, что ты не одинок, что ты не один, но это лишь обман, по сути, этот детский страх одиночества преследует меня всегда, когда я нахожусь наедине с собой… Когда я была маленькой, единственное, что могло меня успокоить - это мама, а если она уходила на очередную вечеринку под предлогом о "срочной работе" и подкупной новой куклы, то я просто плакала, плакала и чувствовала, что осталась одна, смывая со слезами всю боль и одиночество, но я давно не плачу. Я стала сильной… или может просто бессердечной…
Я свернулась в клубочек, чтобы побыстрее согреться, но ничего не выходило. Я так и уснула, в полном одиночестве, тишине и холоде. Как же давно я не испытывала этого чувства! Словно опять стала маленькой девчонкой, словно снова влюбилась в этого бессердечного идиота,… словно ещё раз моё сердце пронзили осколки его безразличия…
Сквозь тьму сна я увидела яркие лучи света, от которых непроизвольно поморщилась. Открыла глаза. Холодная, однообразная и скучная комната была во тьме и лишь небольшой лучик света пробирался сквозь серые шторы. Огромная кровать была мне совершенно не знакома и только через пару секунд я смогла вспомнить, что нахожусь у Саске дома.
Мысли о вчерашнем дне всё ещё беспорядочно крутились в голове, расставляли всё по местам. Я встала с кровати, ярко-голубое платье было измято, макияж размазался, поэтому я тут же прошла в ванную. Прохладная вода, медленно стекающая по моему телу, освежала мысли и спать уже почти не хотелось. Ужасная головная боль лишь ещё раз напоминала о вчерашней вечеринке. Я, обернувшись полотенцем, вышла в коридор.
Из кухни доносился приятный запах свежего кофе с молоком и тостов. Я вошла, всё ещё придерживая полотенце, чтобы оно, не дай бог, не свалилось: перспектива предстать перед Саске голой мне не очень нравилась.
- С добрым утром, - сказал он, не отрывая своего взгляда от чашки кофе, потом сделал пару глотков и закусил тостом.
- Не очень-то оно и доброе… - тихо ответила я, садясь напротив него.
- Тебе нельзя пить, Сакура, как ты этого не понимаешь?
- Саске. Умоляю. Не лезь не в своё дело, - сказала я, скептически глядя на него.
- Если тебе из-за небольшого перебора изнасилуют - не вини меня.
- Саске, единственный, кто может до этого опуститься - это ты, - произнесла я закуривая лаймовую сигарету.
- Я серьёзно, Саку. Может, прекратишь пить? Когда-нибудь ты точно вляпаешься в ситуацию, - серьёзно ответил он.
- Я не нуждаюсь в твоей опеке.
- Как хочешь, - решил отступить он, понимая, что ни к чему хорошему это не приведёт. - Может всё-таки оденешься? - решил перевести тему обладатель ониксовых глаз.
- Я не собираюсь надевать то испорченное платье.
- И обратно ты тоже поедешь в полотенце?
- Нет, мне придется взять одежду какой-нибудь из твоих шлюх, что после бурной ночи оставили её здесь, - произнесла я, делая очередную затяжку.
- Порой твоя сообразительность меня просто убивает, ведь я верен тебе и сплю только с тобой, - с ухмылкой сказал он, ставя пустую чашку на стол.
- Очень смешно. Я так понимаю, сегодня учёба отменяется?- на этот раз я сама перевела тему, потому что никогда не любила разговаривать с Саске про ту ночь, поскольку уже всем своим видом доказывала, что это была обычная случайность.
- Ну, если ты хочешь прийти в концу третей пары в испорченном платье, то тебя никто не держит, - пожал плечами Учиха, унося к раковине пустые кружки. Прислуга в дом Учиха приходила через день, так как Саске жил отдельно, а его родители постоянно были в разъездах.
- В общем, собирайся - через час поедем обратно, - сказал он, выходя из комнаты. Я лишь ухмыльнулась и затушила сигарету о стеклянную пепельницу, стоящую на огромном столе в серой кухне поместья Учиха.
Ровно через час я уже сидела в Ламборджини в измятом ярко-голубом платье для коктейля.

0

407

Глава 4.
Мы приехали довольно быстро, ну, или вернее для меня быстро, так как я за всю поездку не проронила ни слова, разглядывая свои безупречные ногти с французским маникюром и обдумывая, так сказать, планы на жизнь. Пришла к выводу, что сегодня весь день проведу лёжа в огромном джакузи, ближе к вечеру переберу все свои шмотки, составив новые комбинации вещей, а потом всю ночь просижу в чьих-нибудь объятиях, скорее всего Сая, ведь Саске мне всё равно откажет… Ну, а если у меня не будет настроения, то просто напросто всю ночь просижу около телика, пересматривая свои любимые фильмы с печальным концом. Ага-ага, я люблю драмы, не дешёвые или пошлые новые фильмы, в конце которых все могут сосчитать до трёх и точно сказать когда они наконец-таки поцелуются и признаются друг другу в любви, где сюжет очень банален, а действия предсказуемы. Нет, конечно, лишний раз посмеяться над таким фильмом в компании друзей я не против, а вот на ночь, в холодной пустой постели
я предпочитаю классические длинные философские фильмы, когда есть несколько вариантов концовок и ты всё гадаешь, чем же все кончиться. А потом, вытирая слёзы уголком одеяла, понимаешь, что так наверное лучше, ведь с одной стороны хеппи энд сделал бы любой философский фильм ужасно банальным, а в возможном продолжении накрутят много разной всячины, которая, мягко говоря, не к месту... Или ты наконец понимаешь, что они расстались из-за того, что не могут быть вместе или не хотят этого… И увы, к моему сожалению, чем больше я сморю таких фильмов, тем больше нахожу в них сходства со своей судьбой. И, как только я начинаю думать, что у меня в жизни тоже всё закончится настолько печально, становится грустно. Да, может, я действительно немного мазахистка, раз смотрю такие фильмы да и вообще думаю о таких вещах, но этого у меня не отнять, в конце концов, я ведь не знаю, чем закончиться мой фильм… Но не будем о грустном, ведь в конце концов сейчас у меня всё круто, я еду на самой классной тачке, которую ведёт самый классный парень моей мечты, в самый классный дом… и вообще у меня всё классно…
Саске затормозил своим любимым способом. Не знаю, как он так сделал, но послышался визг колёс и меня немного толкнуло вперёд. Саске вышел из машины и открыл мне дверь, я вышла.
Охранник открыл нам огромные кованые ворота, и мы вошли в дом. Да, с первой минуты пребывания в этом доме можно понять, что его хозяева делали вчера. Вот сейчас, например, слышались еле различимые, усталые, а может даже и болезненные вздохи, звон ложек о кружки и тихое бурчание телевизора. Мы прошли в столовую. Да, картина, прямо скажем, не из лучших… Видно, после того, как мы с Саске ушли, многие остались на пару часов…
Ино с усталым видом смотрела на белую растворяющуюся таблетку в стакане воды, около Темари стояли три кружки зелёного чая, который её обычно бодрил. Сасори химичил около кухонных стилажей, Карин непрерывно смотрела в одну точку, а Сай делал глоток за глотком из огромной чёрной кружки, в которую был налит кофе. Шика как самый умный видимо до сих пор спал.
Я лишь с сожалением на них посмотрела, села на любимый крутящийся стульчик и закурила сигарету. Саске варил нам повторные кофе. Тут я полностью ощутила гнетущую и напряжённую атмосферу. Все внимательно следили за мной и Саске, и я спиной, да и вообще всем телом чувствовала прожигающие насквозь взгляды.
Полная тишина. Слышно только, как Саске ставит напротив меня кружку и садится рядом. Такое чувство, что все прямо сейчас набросятся на тебя и порвут в клочья.
- Эм… Что-то случилось? - непонимающе начала я, прокручиваясь на стуле, чтобы увидеть лица всех. Сасори снова достал телефон и теперь ему на всё пофиг, Темари сожалеюще на меня посмотрела и тут же опустила взгляд на ещё одну кружку чая. Все остальные словно стая волков готовые вот-вот напасть на свою добычу… Я сглотнула неприятный вставший в горле комок.
- Да так, ничего, Сакура… Всегда хотела у тебя спросить: как это трахаться с Саске? - резко спросила Ино удивительно бодрым голосом, который прожигал насквозь. Я тут же посмотрела на Саске, наши взгляды пересеклись. Видно было, что он не ожидал такого поворота. Секунды тянулись бесконечно долго, хотелось сказать что-нибудь язвительное, но все мысли вылетели из головы, от минутного шока.
- На что ты намекаешь, Ямонака?
- Разве не ясно? Мы взрослые люди и уже давно в вашу так называемую "невинно-безвозмездную дружбу" не верим. Просто решила спросить: как это - трахаться с Учихой? Это ведь не как с обычным парнем? Давай, скажи, как это! Он для нас запретный плод - он ведь только тебе верен. Давай, расскажи мне как лучшей подруге как это? - Ино не отрывала от меня своих голубых глаз, которые ясно говорили, что она абсолютно серьёзна.
- Закрой пасть. - Не выдержала я.
- Расскажи мне, что значит быть шлюхой, ублажать каждого, кто попросит. Мне интересно: как это спать со всеми подряд? быть самой настоящей шлюхой? - Ямонака выделила последнее слово. Всё ещё прожигая меня взглядом. Её худшая черта. Если ей что-то не нравиться, она может докопаться до человека, ударяя по самым слабым местам, унижая его, поставив себя на более высокое место. Но со мной она так никогда не поступала. Да, я видела, что она так делает с другими, доводит человека до слёз за малейший пустяк, но я не собираюсь поддаваться, чтобы она не говорила. Она никогда не увидит моих слёз, никто никогда не увидит…
- Ино, если ты сейчас же не заткнёшься, я за себя не отвечаю, - я с силой сжала кулаки. Блондинка в ответ лишь усмехнулась, глядя куда-то мне за спину. Я боковым зрением заметила, нет, скорее просто ощутила ледяной взгляд Саске, который не менее убийственно, чем взгляд Ямонако, действует на людей. Этот взгляд был устремлён на Ино.
- Ты шлюха, Сакура. Просто подстилка для других, - с улыбкой произнесла моя так называемая "подруга".
Тут мой здравый смысл отошёл на второй план и в ход пошла не самая лучшая часть меня. Нет, я не могла больше этого терпеть, в эту игру можно играть вдвоём…
- Да что такая сучка, как ты, может говорить обо мне? Не ты ли спишь со всеми подряд три раза за день? Не ты ли постоянно приводишь в дом каких-то кабелей и мы должны пытаться уснуть под твои сумасшедшие крики? Прежде чем осуждать меня, посмотри, какой шлюхой стала сама, - чётно сказала я, приближаясь к ней настолько близко, чтобы бы она окончательно почувствовала себя загнанной. Блондинка всё ещё прожигала меня взглядом. Правда, уже не так уверенно. Ино медленно двигалась назад, словно мышь в мышеловке, я лишь усмехнулась и резко встала. Не сказав никому ни слова, я пошла в свою комнату. По паркету раздавалось лишь быстрое постукивание шпилек, в остальной части дома застыла полная тишина…

- Ну и куда ты собираешься? - от его голоса я вздрогнула. Саске стоял, опершись на дверной косяк, я тем временем скидывала все свои вещи в чемодан.
- Я ухожу, - мой короткий ответ. Выкидываю на порог очередную вещь Ино. Мы часто брали друг у друга одежду, и часто вещи лежали в чужих гардеробах.
- Куда?
- Домой. Не хочешь помогать - вали от сюда, а если ты мне друг - вызови такси.
- Я и сам могу тебя отвести.
- Нет. Я поеду на такси. Меня это достало. Я хочу домой, - сказала я, устало закрывая глаза.
- Где та Сакура, которой на всё наплевать? Вы ведь и раньше ссорились - зачем ты уезжаешь? Знаешь ведь не хуже меня, что опять помиритесь к завтрашнему дню, - его холодный голос наполнил комнату. Я молчала, закрывая чемодан и ставя его на колёсики.
- Нет. В этот раз я её не прощу… Понимаешь, я просто устала от такой жизни - мне надо отдохнуть. Пока, - тихо произнесла я, подходя к двери, глядя в пол, чтобы не встретиться с его глазами.
Но он не понимал, он не хотел меня выпускать и просто напросто застыл в дверях.
- Когда ты вернёшься?
- Не знаю… - тихо прошептала я, толкая его плечом, чтобы пройти. Он покорно освободил выход.
- Может, сейчас просто поговорите и помиритесь? Ты отлично понимаешь, что она не всерьёз. Почему ты такая глупая? - устало спросил он.
- Нет, в этот раз всё зашло слишком далеко… - тихо сказала я и пошла к выходу.
Ни до свидания, ни пока, я просто тупо ушла из этого надоевшего мне дома. В зале уже никого не было. Я ни с кем не попрощалась, не спросила, из-за чего именно Ино так взбесилась, хотя ответ был очевиден. Я просто ушла из этого дома и единственный человек, который не хотел, чтобы я уходила это Он, для остальных я лишь пустое место…
Да, он всё сделал в лучшем виде, такси стояло прямо около ворот. Мне даже не потребовалось платить, меня просто довезли до дома.
Огромный и тёмный особняк. Я не была здесь около года, всё как-то времени не было, с родителями встречалась в кафе или на вечеринках, хотя разве можно назвать Их родителями? Мама после моего отказа от работы "манекена" поехала в Париж к своей подруге, чтобы подобрать опытных моделей и дополнить несколькими куклами свой показ. Отец уже три месяца в командировке в Лондоне, он иногда приезжает, поужинает в кругу семьи и уезжает. Иногда я забываю лица родителей и мне становится страшно от того, что это действительно происходит, что я действительно забываю Своих родителей.
Поднимаюсь по лестнице, вхожу в дом. Темнота, холод и пустота. Мама распустила всю прислугу. Конечно, зачем она нужна, если я уже год живу в другом месте?... Целый год живу там… Много лет знаю Их и им на меня наплевать… Какая же я всё таки жалкая…
Включаю везде свет, музыку, телевизор, я ведь не одна, я, Сакура Харуно, никогда не бываю одна, точнее сказать не бывала одна…

Вот уже прошла целая неделя. Хотя нет, прошло пять дней. И как вы думаете, что я делала? Я три раза перебрала свой гардероб, заказала много-много новых вещей в интернет-магазине, посмотрела самые новые фильмы во всемирной сети. Хотя всё это ужасно скучно по сравнению с моей обычной жизнью. Сегодня введу немного разнообразия: Наруто пообещал мне встретиться в «Гринвиче». В такие моменты мне нужна его поддержка. Саске звонит каждый день, но я не беру трубку, просто не хочу с ним разговаривать. Да и что он может мне сказать? Ведь он остался там, его жизнь не изменилась, даже если они поссорились со мной, то с ним ссориться никто не посмеет. Чтобы он не говорил, он никогда не поймёт, что значит остаться одному, ведь его всегда все окружают вниманием. У него всегда есть друзья, он никогда не бывает одинок, в отличие от меня…
Из плена собственных мыслей меня вырвал звонок.
- Алло, - устало сказала я.
- Привет, Сакура-чан! Надеюсь, наша встреча не отменится! - весело заорал в трубку Наруто.
- Привет, Узумаки. Через полчаса в «Гринвиче», как и договаривались, - произнесла я не в силах сдержать улыбку: даже от голоса Наруто на душе у меня становилось тепло и настроение поднималось. Умеет этот человек вызывать улыбку на моём лице…
- Ну, тогда ладно. До встречи, - сказал он с недоумением в голосе и сбросил.
Я провела блеском по губам и, расчесав волосы, вышла из дома. На подъездной дорожке меня уже ждало такси…

Доехала я очень быстро6 уже через пять-семь минут водитель медленно затормозил около вывески "Гринвич"
Я расплатилась и вышла.
Как только я вошла в здание, угрюмые мысли, которые терзали меня уже несколько дней наконец покинули меня. Шум и постоянное движение вскружили голову и приподняли настроение. За одним из столиков я сразу же заметила блондинистую голову, и мои губы непроизвольно растянулись в улыбке.
- Привет, - весело сказала я, присаживаясь напротив.
- О, Сакура-чан, привет! - как всегда бодро и весело ответил Наруто и пододвинул ко мне кружку кофе. Я сделала маленький глоток горячего напитка.
- Так что у вас там случилось? Саске сказал, что ты сама должна всё рассказать, - начал блондин.
- Да как всегда с Ино поссорилась, - устало произнесла я.
- И зачем же ты уехала? Вы же всегда миритесь, - не понимал Наруто. Конечно, он же не понимает из-за чего мы поссорились, а точнее из-за кого, а рассказывать эту неприятную историю у меня не было никакого желания....
- На этот раз всё зашло слишком далеко…
- Она заговорила о вас с Саске? - тут же спросил Узумаки.
Я еле заметно кивнула.
- Это очевидно, только из-за Него вы ссоритесь. Скажи, Саку, ты всё ещё его любишь?
- Конечно, я его люблю! Я никогда не переставала его любить, и ты это знаешь! Это как моё личное проклятие, только одни проблемы из-за этого…
- Ладно, может, тогда временно поживёшь у Хинаты? Ты ведь теперь совсем одна в своём доме.
- Нет, Наруто, не хочу причинять неудобства. У вас с Хитаной своя жизнь…
- И ты останешься совсем одна? - удивился блондин.
- Ну что поделать?... Тем более рано или поздно я найду себе занятие: через неделю будет осенняя вечеринка, потом Хэллоуин, и ещё много-много всего… Думаю, как-нибудь выживу.
- Но ведь ты можешь вернуться в тот дом - вы вместе его купили - можешь общаться с Темари, Шикой…
- Нет, я просто не хочу туда возвращаться…
У Наруто зазвонил телефон, он тут же ответил. Сказав несколько слов, он его выключил.
- Эм, Сакура… - начал Узумаки.
- Можешь идти, я и так тебя отвлекаю. Спасибо, что пришёл, - произнесла я, улыбнувшись.
- Просто Хината попросила её забрать, она сейчас у родителей в поместье… - продолжал оправдываться Наруто.
- Ладно, пока… - сказала я, улыбнувшись и взяв в руки сумку
- А ты куда?
- Да сейчас немного погуляю в "Барниз" и потом домой.
- Ну ладно, пока, - сказала Наруто и, взяв куртку, вышел…

Как только я поднялась на второй этаж, где располагался мой самый любимый магазин одежды, проход мне загородил Саске. Это было немного неожиданно, но сопоставив всё факты, я поняла, что Наруто вместо свидания с Хинатой доложил Саске, где я буду в течение следующих часов, ведь все эти дни я так не отвечала на его звонки…
- Какая "неожиданная" встреча, - я растянулась в самой лживой и ненатуральной улыбке.
- Чего тебе от меня надо? - резко спросила я, отталкивая его. Трудно было догадаться, что если я не беру трубку, то я не хочу с ним общаться?
- Сакура, я просто ходил в магазин. Между прочим, у нас свободная страна.
- Не ври, у тебя не очень получается, - устало произнесла я. - Саске, пожалуйста, не лезь ко мне…
- Наруто как самый настоящий друг всё мне рассказал. Может, тебе лучше вернуться? Одна дома - это ведь так скучно.
- Ну, да, я не буду врать, мне действительно скучно… - протянула я. Саске лишь ухмыльнулся. Мы уже подходили к знакомому кафе и, сев за столик, всё ещё продолжали разговаривать.
- Давай сейчас поедем вместе домой, ты наконец помиришься с Ино и мы все вместе опять будем нормально общаться. В конце концов, кроме Ино там есть и другие люди.
- Саске, ответь мне, пожалуйста, зачем ты это делаешь? - спросила я серьёзно, глядя ему в глаза и пытаясь найти в них хоть чуточку чувств или хотя бы намёк на эмоции…
- Ты думаешь, мне сейчас там легко? Мало того, что от меня не отстают Ино и Карин, ещё и Сай прицепился. Я что, виноват, что девчонки липнут ко мне, а он как самый настоящий собственник ревнует? В общем, сейчас надо вовремя помириться, если не хочешь, чтобы Ино перешла к более серьёзным действиям. Так ты вернёшься?
- Я вернусь, но позже. Мне просто надо отдохнуть, развеяться. Пусть Ино там перебесится, а потом я вернусь в этот неудачный спектакль… - я не сумела сдержать грустной улыбки. Да, мне действительно не хотелось туда возвращаться, но там моя нормальная, полная красок жизнь и там один единственный человек, в чьих руках моя жизнь… Там Саске…
- Ну, тогда ладно. Если не вернёшься через неделю, я перейду к активным действиям, - он улыбнулся! Да, действительно улыбнулся! Такой просто улыбкой, абсолютно элементарной улыбкой обычного человека, нет, не бога по имени Саске, а просто моего старого друга…
- За твою единственную в своём роде улыбку я обещаю, что как только мои мозги немного отдохнут, вернусь и наконец поставлю Ино на место, - я усмехнулась. Это было похоже на наши старые отношения, ещё когда мы были детьми, когда я на минуту забывала о своей любви и мы просто общались, как хорошие друзья. Правда, это было очень редким событием…
- Не привыкай, Сакура. В конце концов, ты ведь знаешь, что от твоего возвращения у меня большая выгода, - его улыбка тут же сменилась обычной холодной ухмылкой.
- Конечно. Как же без неё? Ты всегда всех используешь, но, ладно, за чистосердечное признание я не обижусь, но учти, я не игрушка, чтобы мной играть, а тем более использовать, - сказала я, потом прямо из его руки вырывала зажигалку и, достав сигарету, закурила.
- Я шучу. Просто невинная шутка.
- Мне параллельно, Саске. А сейчас я хочу в магазин. В конце концов, пара новых туфель окончательно поднимут мне настроение… - я уже глазами пробегалась по витринам магазинчиков, находящихся рядом, в поисках какой-нибудь классной вещи.
- Пока, - с обычной для него холодностью и отрешённость произнёс Саске. Я махнула рукой и пошла к ближайшему бутику…

У меня уже болела рука от огромной кучи пакетов, которые я держала. Да, определенно шопинг удался. Я наверное обновила весь свой гардероб, и, как только опять вернусь в университет, буду самой классной девчонкой на факультете.
- О, Сакура! - раздался звонкий голос, и я тут же обернулась. Ко мне навстречу, качая не меньшей чем у меня самой кучей пакетов, неслась Тен-Тен. На ней были кофейные, плотно обтягивающие ноги брюки и белая полупрозрачная рубашка с коричневыми узорами. Волосы как всегда были заплетены в две шишечки, но это её совершенно не портило, а напротив делало особенной среди многочисленных девушек с очень сложными конструкциями на голове, которые и причёской-то назвать просто нереально.
- Привет! Давно не виделись! Как ты? Что-то не видела тебя на последних вечеринках… - начала задавать бесконечные вопросы Тен-Тен.
- Слушай, Тен, давай сейчас расплатимся и посидим в "Гринвиче", я тебе всё расскажу? - "надеюсь, третий поход в это кафе наконец закончиться для меня нормально" - добавила про себя я.
- Ага, сейчас, мне всего минуточку, - протараторила она и, вытащив из сумки кридитку, быстрыми шагами двинулась к кассе.
Я тоже пошла к кассе, только с другой стороны. Миловидная девушка в фирменной футболке приветливо поздоровалась, я никак не отреагировала на это и протянула ей пару новых кофточек. Она тут же приняла серьёзный вид и начала пробивать цены. Я терпеливо ждала, теребя в руках платиновую карточку отца
- У вас карточка или наличные? - спросила девушка, но я снова не ответила, а просто протянула ей кридитку. Она быстро набирала что-то на клавиатуре, её лицо исказилось в задумчивой гримасе. Потом она наконец обернулась и как-то испуганно произнесла:
- Эм… у вас кончились деньги, может наличные найдутся? - спросила она.
- Как кончились? - нахмурившись, произнесла я. Не было такого, чтобы у меня кончились деньги…
- Вот, - она повернулась ко мне монитор, на котором светился счет: 3$.
Я ещё раз прочитала надпись, не веря своим глазам. Неужели родители забыли положить мне деньги?
- Так что?
- Сейчас, секунду, - я судорожно начала копаться в сумочке. Наличных не было, у меня кончались деньги!
Потом я взяла кофточки и пробежалась по ним оценивающим взглядом.
- Что-то они мне сейчас не нравятся… Наверное, это из-за освещения, я не буду ничего брать, - сказала я, разворачиваясь по направлению к "Гринвичу". "Вот чёрт! Почему если неприятности, то сразу много?" - удручённо подумала я, садясь с ложной улыбкой за столик к Тен…
На тот раз я заказала себе колу.
- Так почему ты не была на последней вечеринке? - спросила брюнетка, делая глоток диетической колы.
- Да так, проблемы… Взяла себе небольшой отпуск от вечеринок… - пожав плечами, ответила я.
- А сегодня пойдёшь?
- Куда? - не поняла вопроса я.
- Учиха старший вернулся из Вашингтона и теперь устраивает вечеринку, ты придёшь?
- Я не хожу на вечеринки Итачи… Нет, подожди, а ты не знаешь, где сейчас Саске?
- Ну… не знаю, правда ли это, но, по слухам, он уже около недели живет в гостинице «Плаза»… Вроде как он поссорился с Саем, у них там случилась драка или что-то типо того, поэтому он сейчас живёт в отеле… Вот только никто не понимает, почему он не поехал домой? - всё ещё тараторила Тен, а я пыталась уследить ход её мыслей, но это мне не очень удавалось: она говорила настолько быстро, что мне пришлось около минуты переваривать полученную информацию.
- Эм, наверное, он просто не хочет общаться с братом… Знаешь ведь, какие у них отношения… - я пыталась говорить лишь наводящими фразами: Саске разозлится, если узнает, что я кому-то рассказала о его личных семейных делах.
- А, ну ладно… Мне, наверное, пора: Неджи ждёт, - улыбнулась шатенка, взяв сумки.
- Ага, давай… Ещё увидимся, - сказала я, мило улыбнувшись. А потом наконец покинула "Барниз" и "Гринвич", надеясь, что наконец смогу остаться наедине со своими мыслями…

Я держала в руках телефон, бесцельно глядя на один-единственный номер, раздумывая: позвонить и узнать, что там у него с Саем и братом, или всё-таки бросить эту бредовую идею и наконец пойти в джакузи.
"О господи! Когда же я перестану по пять минут думать над такой простой вещью как телефонный звонок!.."
Но не успела я наконец нажать зелёную кнопку вызова, как аппарат заиграл приятной мелодией - я тут же взяла трубку, даже не взглянув на номер…
- Алло.
- Сакура, привет. Как у тебя дела? - приятный голос отца послышался из трубки… Я закатила глаза. С чего это он решил позвонить мне, когда мы уже месяц не говорим? И почему он позвонил именно тогда, когда у меня в жизни сплошная жопа?
- Привет, у меня всё нормально. Только деньги на кридитке кончились, положи, - устало сказала я, переворачиваясь на спину - я лёжала на кровати - этот разговор будет долгим.
- Друг только что приехал из Нью-Йорка, он сказал, что весь Верхний Ист-Сайд кишит сплетнями про тебя и твоих друзей, вот и решил узнать, чем занимается моя дочка, - его слегка грубоватый голос, звучал очень мягко.
- Да всё нормально. Просто мы немного повздорили, поэтому я сейчас живу дома…
- Ты там одна?
- Да, мама в Париже, и я даже не знаю, когда она вернется.
- Она недавно мне звонила, говорила, что вернется в ближайшие несколько дней. Так, может, расскажешь, что на самом деле у вас случилось?
- Мы с Ино поссорились из-за Саске, и я ушла из того дома. Сегодня виделась с Наруто. Саске опять меня уговаривает вернуться, причём свободно говорит о том, что ему просто удобнее будет, если я вернусь. Когда я уходила оттуда, со мной никто не попрощался, Кридитка кончилась. Я уже пять дней сижу дома, совсем одна, про меня никто не вспоминает кроме Саске, но это всё из-за того, что в городе поползли не те слухи и, чтобы от них избавиться, надо, чтобы я вернулась. На меня всем наплевать, и вообще мне плохо, - сказала я, через силу сдерживая слёзы, подступающие к глазам. Какая же я всё-таки жалкая, и жизнь моя полное дерьмо!
- Успокойся, я понимаю тебя…
- Как ты можешь меня понимать, когда даже наверное и не помнишь, как я выгляжу, и спрашиваешь всё это для того, чтобы казаться примерным отцом! - вскрикнула я, глотая неприятный комок в горле, не в силах сдержать горькую обиду…
- Когда я только познакомился с твоей мамой, она тоже не относилась ко мне всерьёз. Около года мы с ней вообще кое-как общались. Потом я решил, что надо что-то менять, и каждый день покупал подарки, устраивал сюрпризы: я ведь её по-настоящему любил. А она… я и сейчас сомневаюсь, что она меня любит. Мы поженились. Она иногда так прекрасно играла роль хорошей жены, что я просто не верил, что она действительно меня не любит. Но что-то мне подсказывало, что это просто спектакль. Потом появилась ты. Если бы она в таком положении стала мне изменять, то это изрядно подпортило бы её статус, поэтому мы с ней продолжали разыгрывать сценки идеально семьи, пытались вырастить из тебя настоящего человека. Вернее, каждый из нас хотел сделать из тебя другую: мама мечтала, что ты станешь моделью, а я - что ты будешь доброй и внимательной. Но в итоге получилась ты, такая, какая есть на самом деле. Как только ты выросла, то нам можно было уже не так стараться играть в этих бесконечных спектаклях, но, чтобы не подставлять тебя под удар, твоя мама решила, что просто будет уезжать во всякие поездки. Там - её вольная жизнь, она может делать, что хочет, а я остался здесь. Потом тоже начал все реже бывать дома, но я никогда не забывал про неё и не изменял. Твоя мама моя единственная на всю жизнь любовь, и, если тебе действительно нравиться Саске, сто раз подумай, прежде чем совершать какой-то шаг. Ведь вы можете попасть в такую же западню, как и мы. Поверь, я никому не желаю такой жизни… - я внимательно слушала каждое слово отца и уже тысячу раз пожалела, что думала о нём как о бездушном животном… Оказывается, он вытерпел даже больше чем я…
- Почему ты раньше не рассказывал мне про это? - спросила я, сворачиваясь калачиком, чтобы не трястись от внезапного холода.
- Ты была маленькой, не поняла бы. Зачем лишний раз напрягать твою психику? Тем более могла неправильно понять. Думаю, сейчас ты уже достаточно взрослая, чтобы не осуждать никого…
- Папочка, я хочу к тебе. Пожалуйста, приезжай, - попросила я. К глазам подступали непрошенные слёзы. Становилось противно от самой себя, что я могла думать плохо о человеке, который действительно для меня много значит, только раньше я не понимала, что настолько много…
- У меня работа - приеду через неделю. А сейчас ты идёшь в ближайший клуб и целую ночь там развлекаешься, чтобы поднять настроение. Я хочу, когда приеду, увидеть свою всегда весёлую дочку, - сказал он и я невольно улыбнулась. Как бы прискорбно это не звучало, но только в восемнадцать лет я поняла насколько хороший у меня отец…
- Сегодня, я слишком устала, а вот завтра, пожалуй, неплохо бы начать новую жизнь! - воскликнула я, улыбнувшись.
- Я постараюсь приехать как можно скорее, а теперь, пока.
- Пока, - немного грустно сказала я и отключила телефон.
"Никогда не думала, что скажу это, но какой же классный у меня папа!" - я завернулась в одеяло и начала смотреть тихо бурчащий телек. Сегодняшний вечер я решила провести в тихой обстановке… Но видимо не все этого хотели…

Я уже выключила телевизор и тупо смотрела в потолок. Нет, я не размышляла о вечном или об отношениях с Саске, я просто тупо смотрела в потолок. За сегодняшний день я очень устала и, пожалуй, теперь можно полчаса полежать, не думая ни о чём. Тут послышались отдалённый шум, щелчок дверного замка, и через несколько тишину в доме разорвали два громких голоса…

0

408

Глава 5.
Я вздрогнула и тут же встала с кровати.
Меня охватил леденящий страх, я попыталась двигаться как можно тише, вяла телефон с тумбочки.
"Что мне делать? Что мне делать? Я одна дома, тут какие-то маньяки пришли, что мне делать?" - такие мысли крутились в голове. Я готова была расплакаться, руки тряслись, когда я набирала номер, почему-то не полиции, а Саске.
Как только я поняла, что делаю, тут же отменила вызов и медленным и тихими шагами пошла в коридор, из которого и доносились эти звуки.
"Так, спокойно, надо пойти посмотреть кто там, а потом уже звонить, вдруг это мама, она же на днях должна приехать. Блин, да какая мама? Я точно слышала мужской голос!" - как всегда в голову лезли не те мысли, и я, всё ещё сжимая в руке телефон, кралась по тёмному дому.
- Какой ты шалун, Амато, ну же, чего ты ждёшь? - послышался голос мамы из другой комнаты. Я застыла.
"Нет! Этого не может быть!"- я прислушалась, но всё ещё не могла сдвинуться с места от не прошедшего шока.
- Линк, ты всегда сводила меня с ума.
Потом дом разразился звонким смехом мамы.
Еще пару шагов, и, увидев всю картину, непроизвольно закрыла рот рукой.
Мою маму, в строгом деловом костюме, целовал какой-то дядька в шею, его руки расстегивали её модный чёрный пиджак, она в свою очередь выгибала спину, расстегивая его ремень.
Я застыл, к глазам подступили слёзы, мне одновременно хотелось заплакать, дать им обоим пощёчину и устроить истерику. Я просто разрывалась на две части. Свободная рука сжалась в кулак - эта парочка даже не обратила на меня внимания. Из глаз потекли прозрачные капли, оставляя после себя солёные дорожки, тело наполнилось каким-то неприятным чувством обиды, мне давно не было настолько хреново.
Я глубоко вздохнула, пытаясь не закричать от безысходности и обиды.
- Постыдилась бы хоть при детях, - спокойно начала я, вытирая слёзы. Такая, как она, не должна видеть моих слёз.
- О, Сакура, - мама тут же оттолкнула своего любовника и начала быстро застёгивать пиджак.
- А я и не знала, что ты тут. Почему ты не с остальными? Могла бы предупредить, что приедешь, - произнесла она и расплылась в лживой улыбке, на что я лишь усмехнулась - надо же, столько лет, а врать так и не научилась.
- Это вроде и мой дом тоже, когда хочу, тогда и прихожу и звонить вам не обязана, тем более, когда ты во Франции. Но что-то я сомневаюсь, что ты была во Франции. Мамочка, я была о тебе лучшего мнения. Ты ведь даже не знаешь о чувствах папы, как заводная игрушка, лишь бы удовлетвориться? Я думала, что к твоим сорока годам это должно было пройти, пора остепениться и не спать со всеми подарят! - спокойно начала я, но под конец чувства завладели мной, и я перешла на крик. Я сжала руки в кулаки так, что ногти впивались в кожу. От этого становилось ужасно больно, но только так я могла контролировать свои действия, чтобы прямо сейчас не покрыть "любимую мамочку" девятиэтажным матом.
- Ну, нифига у тебя дочка. Почему ты мне про неё ничего не рассказывала? Она, наверное, вся в отца пошла, такая же невежливая, лезет в разговор взрослых, - прохрипел мужчина, его язык заплетался, поэтому можно было смело сказать, что он пьян.
- А не пошёл бы ты, дядя, куда подальше? - прошипела я сквозь зубы, ну всё, ещё одно слово о моем отце, и ему точно не поздоровится.
- Знаешь, Саку, тебе давно надо было это сказать, но я всё как-то не решалась. Мы с твоим папой никогда не любили друг друга. НИКОГДА, всё, что ты видела раньше - это лишь игра. Пустая игра, - сказала мама после короткой паузы и, указав кивком на дверь в спальню своему любовнику, подошла ближе.
- Такие, как мы, никогда не сможем чувствовать, Саку, - прошептала она, пройдясь рукой по волосам. Конечно, это было похоже на жест заботливой мамы, которая восхищалась своим ребёнком, но я знала всё её жесты, а этот, к сожалению, не значил ничего больше чем, - "ты совсем забыла про парикмахерскую, не вздумай меня позорить".
Я, тут же, перехватила её руку и посмотрела прямо в её болотные глаза. Некогда красивые болотные зрачки, светящиеся от радости, теперь заволокла серая пелена, взгляд потупился. Я так и не поняла, толи она обкурилась, толи была пьяна. Этот пустой взгляд, в сущности, и не выражал ничего, кроме животной страсти и готовности накинуться на любого, лишь бы получить удовольствие. Я ухмыльнулась.
- Не сравнивай меня с собой, шлюха, - прошептала я, с ненавистью сдерживая руку, которая так и хотела влепить пощёчину "дорогой мамаше". Я всегда знала, что моё рождение было ошибкой, где-то глубоко в душе я знала, что моя мама полное ничтожество, я понимала, что всё её долгие поездки не были набором новых моделей, просто я не хотела в это верить. Я обманывала себя, тем самым, ослепляя разум.
- Убирайся! Убирайся от сюда! Не желаю больше видеть тебя в своём доме! - истерично закричала она. Я не смогла не улыбнуться, но тут последовал хлопок, я застыла на месте, и от улыбке уже не осталось и следа. Моя щека стала красной, по телу прошло минутное оцепенение.
- Я твоя мать, в конце концов! - всё ещё орала она.
- Ты просто сучка и всё, - сказала я, сдерживая какие-либо чувства. Пусть она почувствует насколько я, выше её. Да что она вообще может чувствовать? Вот именно, она давно потеряла сердце.
В этот момент мне показалось, что она готова прямо сейчас наброситься на меня и разорвать в клочья.
Её волосы были выкрашены в русый цвет, настоящие же были грязно розового оттенка. Я знала, что она ненавидела этот цвет, ещё я знала, что она ненавидит болотные глаза, грязно-болотные. В душе мне всегда казалось, что она мне завидует, но я всегда опускала это чувство всё ниже, не давая ему отравить мысли, не пускала его наружу и отдергивала себя при каждом постороннем предположении об её скрытой зависти. Как же, ведь она моя мама, она меня вырастила. Думаю, тогда я была права - она действительно мне завидовала.
Мама ещё что-то хотела возразить, но я опередила её.
- Не ты выгоняла меня, я сама ушла. А теперь, иди, смотрите только не сделайте мне братик или сестрёнку, - спокойно сказала я, усмехнувшись. Да, вот это окончательно вывело её из себя.
Послышался крик, маты и многое другое, но я уже захлопнула дверь и вышла на улицу. Лёгкая ночнушка, поверх который был надет длинный плащ и балетки, которые я успела надеть до того, как мама разразилась орами и криками. В таком виде я никуда не могла пойти.
Тут я вспомнила про телефон, который лежал в кармане, два раза нажала вызов и позвонила Саске.
Разговор получился короткий, я не смогла ничего объяснить, я захлёбывалась в собственный слезах, словно маленькая девочка. Неприятности никогда не приходят по одной, и, к сожалению, этот день не стал исключением. Как только я, на секунду прекратив свои рыдания, выключила телефон, начался дождь. Прозрачные капли скатывались по коже, заставляя поёжиться, лицо горела от слёз, которые также катились по щекам, не желая останавливаться. Я чувствовала себя самым паршивым человеком на планете, при этом с самой ужасной судьбой.
Я села на холодные мраморные ступени, по которым всё ещё тарабанил нещадный дождь. Прошло всего пять минут, но для меня они тянулись целую вечность.
Я растирала плечи руками, пытаясь согреться, всё ещё всхлипывая, слёзы уже не так сильно обжигали щеки. Наверное, я просто привыкла. Вот прямо перед домом затормозил Саске, его машина летела на бешеной скорости, а теперь послышался характерный визг шин. Я тут же подняла глаза на подбегающего Саске, явно напуганным моим поздним и достаточно невнятным звонком.
- Саку, вот чёрт! Сакура, что с тобой случилось? - сразу спросил он, взяв меня на руки. Сама двигалась я очень медленно, руки дрожали, а воспоминания недавней истерики всё ещё напоминали о себе.
В ответ лишь очередной всхлип.
- Ты ведь вся замёрзла, где твои мозги, Сакура? Зачем ты вообще вышла на улицу в такой дождь? - спросил он, смотря прямо мне в глаза, когда мы уже подходили к машине.
- Ох, ладно, держи, тебе надо согреться, - Саске всегда знает, когда и что надо спросить. Теперь он укрыл меня своей курткой, а сам остался в футболке.
Через пару секунд мы уже неслись по улицам Нью-Йорка, вокруг огни, многочисленные рекламные щиты, подсвеченные прилавки бутиков. Город не спал, он даже не подозревал о том, что только что произошло.
В тёплом салоне я, наконец, отвлеклась, но рассказывать ничего не хотела, всё ещё сотрясаясь мелкой дрожью, я вжалась в сидение. Через десять минут мы приехали к огромному особняку Учиха. Он, как всегда, был тёмным и невзрачным, не показывая и не рассказывая ничего о себе, как в прочем и его хозяин.
Дверь открылась. Мысли беспорядочно крутились в голове, и я ничего не понимала. Послышался болезненный вздох отчаянья, и через пару секунду Саске опять взял меня на руки.
- Что же с тобой случилось, Саку? - прошептал он себе, нежели мне. Я закрыла глаза. "всё-таки, мне придется ему всё рассказать".
Когда мы вошли в дом, Саске, наконец, поставил меня на землю.
- Спасибо, дальше я сама, - сказала я. Мысли уже пришли в норму. Всё, Учиха, ты свободен, теперь я полностью спокойна и могу себя контролировать.
Я уверенно пошла по знакомому дому к ближайшей ванне, десять минут под горячей водой успокоили меня окончательно, но от этого ужасно хотелось спать. Я замоталась в полотенце и неуверенно открыла дверь. На меня подул холодный ветерок, видимо, я уже привыкла к горячей воде.
Аккуратно ступая по полу, я шла по холодному паркету к залу, где отчётливо слышались какие-то движения.
Как оказалось, Саске приготовил кофе и, теперь, аккуратно ставил его на столик около дивана. Я улыбнулась ещё раз, поражаясь его красоте и ему самому.
Я присела на диван, всё ещё придерживая полотенце, которое так и хотело с меня слететь.
- Ну, давай, рассказывай, что у тебя случилось? - тут же спросил Саске.
Я замерла и ,набрав в горло побольше воздуха, начала:
- Мама, она, она, - в голове крутился разговор с папой и ужасный поступок мамы. Я не смогла сдержать слёз, они катились по щекам, я всхлипывала, глотая неприятный ком в горле.
- Она изменяла папе. Он назвала меня шлюхой, она никогда его не любила. Она+. Я не хочу, я не хочу, чтобы меня что-то с ней связывало, я боюсь, что стану такой же, как она - безжалостной, эгоистичной шлюхой. Саске, я не хочу, понимаешь, я не хочу быть такой же. Мне больно, мне больно за отца. Он любил. Он, ведь, по-настоящему её любил! - закричала я, уткнувшись в грудь Саске, задыхаясь от недостатка воздуха. Голова заболела, слёзы не кончались, а только с новой силой потекли по щекам. Хотелось умереть, хотелось отдать все, чтобы только стереть этот день из памяти.
Саске лишь прижал меня к себе ещё крепче, я чувствовала, что ему больно, хоть он и пытался скрыть это. Я чувствовала, что ему больно на меня смотреть, на меня такую. Я давно не плакала у него на глазах. Последний раз, когда призналась ему в любви, а он отказал. Я вообще не привыкла плакать, ведь это удел слабых. И всё-таки, какая же я слабачка.
Я чувствовала себя защищённой рядом с ним, чувствовала приятное тепло от его рук.
Так прошло несколько минут. Я не хотела разрывать объятия, понимая, что пора бы уже отпустить его, сказать: "извини, не сдержала чувства". А потом пойти спать, попытаться забыть этот день, как страшный сон, но я не отпускала. Я не хотела его отпускать, я хотела всегда, всю жизнь, сидеть в этих объятиях.
- Сакура. Саку. Я всегда, всегда буду рядом, когда ты держишь всю боль в своём сердце, становиться невыносимо больно. Не держи её, я всегда рядом. Мы ведь всё ещё друзья, - прошептал он, я вздрогнула. Ещё чуть-чуть, и я снова расплачусь. Нет, не из-за измены мамы. А из-за его слов. Мне больно, мне больно слышать от него такие слова.
- Хорошо, - тихо ответила я.
Я нехотя разорвала наши объятия.
- Теперь тебе лучше? - осторожно спросил Саске, подавая мне в руки кружку кофе.
- Да, спасибо. Извини меня, - прошептала я, делая глоток уже теплого напитка.
- Если ты говоришь это за то, что я приехал, то не надо извинений. В конце концов, я не мог тебя там бросить.
Опять тишина, ещё несколько глотков. Вот и кофе закончился. Комната наполнялась, толи неловкостью, толи волнением. Я не могла понять. Тишина. Мне всегда становилось неуютно, когда мы находились в тишине.
Я поставила кружку на столик, натягивая полотенце до подбородка. Это был инстинкт самосохранения или чего-то подобного.
- Ты такая стеснительная, - сказал Саске, не скрывая ухмылки. Я бы конечно с удовольствие покраснела, но мне не было стыдно после всего, что между нами было. Это не играло большой роли.
-Да нет, просто мне холодно, - тихо ответила я.
Нас разделяло расстояние меньше вытянутой руки... нет, меньше тридцати сантиметров, и я чувствовала его дыхание на своём плече.
Его рука скользнула по моей спине, сокращая расстояние в несколько раз.
Я вздрогнула.
Ещё одно мимолётное движение, легкое касание, и я выгибаюсь. Еле заметно, пытаюсь не показать, насколько мне нравятся его прикосновения, но от него не скрыть ничего.
Вот он окончательно притягивает меня к себе, и теперь я чувствую его горячее дыхание на своей шее.
- С-саске. Не надо, - тихо прошептала я. Против его я была полностью безоружна, он знал меня наизусть, перед ним я была слаба.
Он повалил меня на огромный диван. Раньше я не обращала внимания, но он действительно был огромным, видимо у Саске в доме можно было заниматься его любимым делом везде.
- Хватит врать самой себе, - прошептал он, покрывая мою шею поцелуями.
- А я и не вру, - неуверенно ответила я, пытаясь оттолкнуть Учиху, но он вцепился в меня мёртвой хваткой.
- Я чувствую себя полной шлюхой. Ммм, Саске, пожалуйста, не надо, - прошептала я, не в силах сдержать сладостного стона от его ласковых прикосновений.
- Забудь, нам нужно расслабиться, - сказал он, избавляясь от ненужного полотенца.
- Не надо, Саске! - я попробовала повысить голос, но ничего не вышло, я только ещё больше застонала от его прикосновений.
- Сакура, может уже хватит болтать? - строго спросил он, смотря мне прямо в глаза. Его глаза были, как два бездонных океана: черных, как ночь и холодный, как самые льды. В них можно было смотреть вечно. Я не могла отказать этому взгляду, это было выше моих сил.
Дальше не надо было слов, мы просто слились в страстном поцелуе.

На следующее утро я проснулась на этом же диванчике, бережно завёрнутая в одеяла, но, к сожалению, одна. Вторая часть дивана, на которой, по моему представлению, должен был находиться Саске, пустовала, что мне не очень понравилось. Я, завернувшись в одеяло, словно маленький ребёнок, пошла на поиски владельца этого дома. В сущности от него мне особо ничего и не нужно было. Хотя, я просто хотела поговорить с ним насчёт вчерашнего. Вернее, сегодняшнего.
Послышался подозрительный шум, который выдавал месторасположение искомого объекта. Я прокралась в кухню. Вернее, прошла, волоча по полу огромным тёплым одеялом, и села за стол. Саске тем временем готовил завтрак. Он был таким лапочкой, пока не открывал рот. Но, к сожалению, я пришла сюда не для того, чтобы любоваться на него (хотя он был неимоверно красив в этом одеянии, в виде домашних чёрных брюк и совершенно открытого и ужасно сексуального торса). Я пришла сюда, чтобы раз и навсегда разобраться в наших чёртовых отношениях!
Он развернулся с чашкой кофе в руках и, наверняка, только сейчас заметил мой появление.
Сел за стол и так же, не обращая на меня внимания, пил этот свой кофе!
Послышался характерный звук выскакивания тёплого хлеба из тостера, но мы оба проигнорировали это.
Потом послышалось громкое шипения масла на сковородке, что свидетельствовало о том, что омлет готов, и скоро он превратится в неопределённую чёрную массу.
- Да оторвись ты от своего кофе, наконец! - возмутилась я, привставая с места, но вспомнив, что под одеялом ничего нет, поспешила сесть и заново укутаться в ткань.
- А я-то гадал, когда у тебя нервы не выдержат. И зачем ты пришла? - тут же спросил Учиха.
- Считаешь, что я не заслуживаю утреннею чашечку кофе? Я польщена твоим гостеприимством, - съязвила я и уже собиралась встать и уйти.
- Может мне вообще уйти? - спросила я, выжидающе посмотрев на Саске.
- Не строй из себя дуру, ты знаешь, что я имел в виду.
- Расскажи мне, почему ты всегда так самоуверен? Умеешь читать мысли? - усмехнулась я, проводя взглядом по кухне. Тут и говорить было нечего об уюте. Здесь всё было "по-учихавски" серое, большое, ужасно дорогое, но в тоже время ужасно обычное.
- Не переводи тему, с чего это ты пришла сюда, когда на самом деле тебе не помешало бы сходить в душ и одеться. Ты слишком предсказуемая Харуно, я ведь знаю тебя наизусть.-
Это было чистой правдой, он знал меня наизусть, и этот раз не был исключением.
- Раз ты знаешь меня наизусть. Может, объяснишь наши отношения? Как их назвать? Мы спим с друг другом,. но не любим. Мы не друзья, мы не пара. Кто мы? Я чувствую себя полной дурой. Объясни мне, для чего всё это?! - резко спросила я, не отводя взгляда от Саске.
- Мы близкие друзья, - просто ответил он и, встав около плиты, положил на две тарелки омлет. Запах был таким дурманящим, что я попыталась не пустить слюнки. Это, слава богу, у меня получилось, и я принялась спокойно сидеть, пока наш идеальный Учиха, наконец, обратит внимания, что я не договорила.
- Что-то хотела сказать? - как небывало спросил он, когда я уже начала терять терпение и целых пять минут набивала никому не известный ритм своими безупречными ноготками.
- Да представь себе! Спасибо, что обратил на меня внимание! - всё ещё злилась я.
- Ладно, Сакура, ты сегодня хорошо продержалась. Давай выкладывай, что там у тебя, и поедем домой. - Он сказал это с такой лёгкостью в голосе, что я даже забыла о чём, в сущности, хотела спросить.
- Саске, объясни мне, что представляют наши отношения! - строго начала я, надеясь не податься терзающим меня чувствам. А чувства были разными.
Если честно, то я давно хотела это спросить. Но всё как-то не получалось. В голове постоянно царил Хаус, но наверное только сегодня я наконец собрала все свои мысли, чтобы спросить его. Наши отношения всегда представляли что-то большее чем друзья и меньшее чем пара. Это была головоломка, которую я не могла разгадать в одиночку.
- Значит это и есть твой самый главный вопрос? - спросил Саске, на что я кивнула. Он глубоко вздохнул.
- Мы близкие друзья Саку, больше я это никак назвать не могу. Мы не пара, но мы не просто друзья. Мы близкие друзья, люди, которые захотели чего-то большего, но так и не смогли дотянуться до следующей ступени, застряли посередине и всё.
Повисла тишина. Все думали. Мы ведь и вправду застряли между двумя ступенями, как лифт, застрявший между этажами, мы в западне, где нет выхода. Надо решать, куда поехать - верх или вниз, а если остаться по середине, то ты никогда не освободишься. Так и останешься посередине.
- А тебе никогда не хотелось этого изменить? - спросила я после небольшой паузы.
- Нет.
Я замерла. У меня было так много вопросов, но я боялась на все услышать это холодное "нет".
- Скажи, а ты, когда-нибудь, задумывался о будущем. Мы ведь не знаем, что будет дальше,. но мы всё равно пытаемся думать о будущем. Как ты хочешь провести жизнь?
- Я никогда не думаю о будущем. Я ведь даже не знаю, что будет завтра. Зачем загадывать на годы вперёд.
Я так же замерла, внимательно наблюдая за его действиями.
Он был абсолютно спокоен и ничем не показывал своих чувств. Он был глыбой льда, среди вечного хауса моей души и разума.
В его вечной идеальности я уже не видела того былого превосходство, которые наблюдала раньше. Это было чем-то низким. Старый Саске идеал и эталон на этот момент пропал, его холодность уже не казалась мне такой прекрасной и удивительной, она казалось мне его слабостью, которую он не смог преодолеть. В то время, когда в моей душе выл ветер отчаянья, а разум поглотил Хаус непонимания и лжи, я просто не могла скрыть этого. Хоть и пыталась, но что-то всё равно выдавало мои чувства. Перебирание пальцев, взгляд не мог остановиться на чём-то больше пяти секунд, тем самым, постоянно пробегая по вещам комнаты. Было видно, что со мной что-то происходит. Ау него нет. Он был так непоколебим, будто бы мы не первый раз говорим о наших отношения, будто бы значение жизни и её смысл давно стали для него чем-то обычным и повседневным. Может он просто не понимал всей серьёзности разговора? Или, или для него эти чувства были не доступны, как запретный плод. То, что он никогда не поймёт и не попробует. Хотя, надеюсь, это не правда.
- Почему ты всегда такой? Неужели, ты никогда не думал, что у тебя должна быть семья, дети, любящая жена, неужели тебе этого не надо?
- Ты сейчас намекаешь, чтобы на эту роль я выбрал тебя? - как всегда с холодной усмешкой спросил Учиха.
- Конечно же, нет! Просто, разве ты сам не понимаешь, что мы не всю жизнь будем жить в том доме, потом надо будет самим решать, строить свою жизнь.
- Я ещё не нашёл человека, с которым хотел бы всё это строить. Как найду, так и решу, что буду делать.
- Меня просто убивает твоя логика, Учиха!
- Сакура, зачем всё эти бессмысленные разговоры? Думаешь, я этого не знаю? Не надо учить меня жизни, я сам научусь! - некогда спокойный Учиха, сейчас разозлился и повысил голос. Он вообще не любил разговоры. Но зная это, я, всё равно, почему-то начала:
- Ну, ты, же учишь меня жизни! И я не смею ничего тебе сказать! У меня тоже есть своё мнение!
В ответ он лишь промолчал и встал, подошёл к столу, он поставил около меня кружку кофе.
- Завтракай, иди в душ и мы едем домой, - чётким и властным тоном произнёс Саске, из-за чего я ещё больше взбесилась, но сказать ничего не смогла, лишь резко встала и, всё ещё поддерживая одеяла, пошла в душ.

0

409

Глава 6.
Холодные струи воды привели меня в чувство, и мой гнев, пыл и ненависть утихли… Разговоры с Учихой всегда приводили мои мысли в хаос, от которого потом очень долго надо было избавляться, но согласитесь, если бы он был обычным и открытым парнем, как Узумаки, мне бы он не понравился. Не в том смысле, что я плохо отношусь к Наруто, но его характер настолько прост и лучезарен, что иногда его действия слишком предсказуемы, а вот Саске… он никогда не бывает одинаковым - может сделать то, что от него никто не ожидал, а после всё это забыть. Он всегда разный, у него свои принципы, своё отношение к тому или иному. Иногда я просто не понимаю его, но не перестаю любить.
Я посмотрела вверх – душ, из которого под напором струилась вода, била тело, своей прохладой отрезвляла разум, словно говоря, что пора забыть этот чёртов разговор и жить дальше! Но он никак не вылизал у меня из головы. Рождались всё новые и новые вопросы, а ответов не было, вернее, они были у одного человека. Жаль, что этот челок не желал на них отвечать.
Я вышла из душа и только сейчас вспомнила, что вообще-то приехала к Саске в одной ночнушке и плаще. Поэтому, завернувшись в полотенце, выбежала из душа на поиски своей пропавшей одежды. Она нашлась быстро - валялась около незаправленного дивана. Я закрыла дверь, и через пару минут уже была более менее одета, ну, если сверху накинуть плащ, то было очень даже прилично. Правда балетки на ногах были слегка некстати к осенней погоде. Небо нахмурилось, собрались свинцовые облака, словно ожидая, когда я выйду, и явно собираясь обрушить на меня свой гнев из-за того, что вчера я не поехала в гостиницу и не провела ночь в одиночестве. А не со старым другом-любовником-парнем в одном лице. Я глубоко вздохнула и открыла дверь, ключ был уже в замочной скважине, и я поняла, что Саске ждёт меня.
Быстро закрыв дверь, я вышла на подъездную дорожку, откуда было слышно тихое бурчание мотора.
Мы приехали довольно быстро, но во время поездки слышалась только одна фраза: «Ну что, охладила пыл?», - я решила промолчать или сделать вид, что не заметила этого вопроса, на что он ответил привычной ухмылкой. Остальное время мы молчали.
Когда Ламборджини затормозил на такой знакомой подъездной дорожки, около огромного дома, я вздохнула с облегчением. Давящая тишина плохо на меня влияла, и я быстро выпрыгнула из машины, когда мне на голову упала пара капель дождя. Ещё несколько капнули на дорожку, и я побыстрее побежала в дом, чтобы не промокнуть. Моя комната находилась не так далеко, и первым делом я зашла туда и переоделась в любимые шортики и ярко-голубою футболку - привычный домашний прикид. Не успела я толком привести себя в порядок, как послышались смех и движения из соседней комнаты, всё было ясно без слов - все приветствовали Саске, а на меня никто и внимания не обратил.
Не то, чтобы мне было обидно, другого я и не ожидала, как никак, не была тут практически неделю, и они могли и имя моё забыть, но всё-таки что-то в душе защемило.
Послышался стук в дверь и, не дожидаясь ответа, она отворилась. Так могла входить только Темари, и я без труда определила её сладкий, фруктово-цветочный аромат духов.
- Саку! Наконец-то ты приехала! – взвизгнула она, чего от неё я никак не ожидала, потом крепко-крепко обняла меня. Если честно, за то время, что меня не было, я ни разу про неё не вспомнила, за что мне сейчас было безумно стыдно.
Я подавила в себе желание попросить прощение и, устроившись на кровати, похлопала рядом с собой.
- Садись и рассказывай, что у вас нового произошло, - с улыбкой произнесла я. Темари легла рядом и начала свою долгую историю…
- Ты хочешь сказать, что, наконец, решила остановиться на Шике? – переспросила я, когда Теми перестала тараторить. Она сияла, видимо, разобралась в своих чувствах. Мне бы тоже хотелось быть такой, не задумываясь ни о чём, не ломая голову, просто жить и любить.
- Ну, да, я решила, что хватит уже ломаться и пора сделать выбор, - сказала она с улыбкой.
- Но почему? Ты ведь уже год не можешь решить. С чего ты сейчас, наконец, решилась? - я всё никак не могла понять причину столь быстро принятого решения.
Теперь Собаку заметно погрустнела и я уже пожалела, что задала этот вопрос.
- Мы были на вечеринке у Итачи, - начала Темари, я вздрогнула. Как же я могла забыть! Вечеринка у Итачи! Саске, ты опять не ответил на мои вопросы!
- Там были я, Шика, Сасори, Карин и Ино с Саем. Сама ведь знаешь, что такое вечеринка у него, в самом начале Ино и Сай куда-то пропали из моего поля зрения. Потом и Карин с Сасори пропали. Я осталась одна вместе с Шикамару. Мы приятно поболтали, но потом мне всё-таки захотелось найти Сасори. Нашла я его только через полчаса на втором этаже… в постели вместе с Карин, - прошептала Темари, и на её необычных глазах появились прозрачные слёзы. Но она быстро смахнула их и продолжила, - тогда я заплакала и выбежала из дома, было так неприятно, что Акасуна переспал с Карин. Он вроде говорил, что она ему не нравится. Я не понимаю! На заднем дворе я увидела Шику, который сидел на качелях и смотрел на звёзды. Весь оставшийся вечер мы только и делали, что разговаривали. Он мне очень помог, и я поняла, что именно Шика мне нужен, - закончила Теми и улыбнулась уголками губ.
Нет ничего романтичнее, чем заплакать на плече парня, который тебя успокоит и которому ты не безразлична, жаль, что в моём случае любовь не обоюдна.
- Очень рада за тебя, - с улыбкой сказала я. Темари снова расцвела и соскочила с кровати.
- Ой, прости Саку! Я же совершенно забыла, я должна сейчас идти к Шике, он пригласил меня в ресторан, - Собаку покраснела до кончиков ушей и стыдливо отвернулась.
О, господи, что любовь делает с людьми! Темари краснеет! Да уж, то еще зрелище!
- Понятно всё с твоими планами на вечер, - я усмехнулась и встала с кровати.
- Пока, увидимся завтра утром! – воскликнула Теми и, подмигнув, выпорхнула из комнаты. Я всё ещё с улыбкой на лице пошла в душ. Сейчас мне хотелось хорошо расслабиться и, наконец, помыть голову! У Саске дома нет ничего для девушек.
Через полчаса я - чистая, свежая, короче счастливая, - выпорхнула из ванной.
Что человеку надо для счастья?! Ничего! Только улыбка подруги, хорошее настроение и отдых!
Я переоделась в домашние шортики и футболку. Высушив волосы, я упала на кровать.
Как же я соскучилась по своей родной кроватке!
Это было необычное чувство, как будто я несколько лет жила вдали от дома и тут, наконец, вернулась. К родным, к близким, к любимому…
Чертовски приятно слышать голоса из соседней комнаты. Знать, что в любой момент можешь выйти из комнаты и с кем-нибудь поговорить, потусить в любой день, короче, просто чувствовать себя нужной.
- Тук-тук, можно? – услышала я знакомый голос из-за двери. Я привстала на локтях и увидела в дверном проёме самого мистера Учиху.
Он два раза постучал по косяку и вопросительно на меня посмотрел.
- Смотрите, кто пришёл! Чем обязана? – лукаво просила я, садясь в позу лотоса.
- Пришёл учить тебя уму разуму, - произнёс он и указал глазами на толстую тетрадку, которую он держал в руке.
Чёрт… я ведь совсем забыла об институте!
- Ладно, иди сюда, - я указала на кровать, а сама тем времен вытащила тетрадь и ручку, и улеглась рядом с Учихой.
- Начинай! – сказала я голосом полным энтузиазма. Лучше сначала сделать все дела, а после этого оторваться по полной!
- Вижу, одиночество тебя многому научило. Тебе читать или ты спишешь? – с привычной холодностью спросил Учиха. Я, пропустив первое предложение мимо ушей, тут же ответила на вопрос:
- Читай, я всё равно твои каракули никогда не понимала, - произнесла я и написала тему посередине. Он усмехнулся и начал читать свой конспект…
- Повтори ещё раз то слово, - попросила я, не расслышав какое-то мудреное название. Мы уже полчаса занимались, и экономика меня немного… хотя, нет, она ужасно достала!
Саске повторил это название, и я по буквам его записала, а затем устало упала головой на подушку.
- Саске, я устала! Там много осталось? – промычала я, исподлобья смотря на Учиху.
- Ещё три страницы. Может, сделаем перерыв? – спросил он. Учиха нагло разлёгся на моей кровати, а теперь отбросил тетрадь в сторону и закрыл глаза руками.
- Ага, перерыв… долгожданный.
Я потянулась и посмотрел на Саске. Пора задать ему пару интересных вопросов.
- Саске… что там с Итачи? – тихо спросила я. Брюнет окатил меня презрительным взглядом, а потом глубоко вздохнул.
- Ничего особенного - три дня я жил в гостинице, вчера он, наконец, уехал. Здесь нечего рассказывать.
- Прости, слушай, как на счёт того, чтобы как-нибудь выбраться за город, на побережье? На юге до сих пор жарко, как тебе?
В глазах Саске сверкнула заинтригованная искра.
- Ты меня что, сейчас на свидание приглашаешь? – спросил Учиха, еле сдерживая хохот.
- Ты… да я ничего подобного не имела ввиду! Я просто… Да короче, я предлагаю нам всем поехать на побережье! Ты, как всегда, не так всё понимаешь! – вспыхнула я и запустила в его ухмыляющуюся рожу подушку.
Он не успел уклониться, и подушка попала ему прямо в лицо, и Саске свалился на спину. Я усмехнулась, наблюдая, как он встаёт и кидает подушку в меня! Я уклонилась и, поймав в руки «летающий объект», пододвинулась ближе к Учихе.
- Я никогда не приглашу тебя на свидание, - чётко прошёптала я ему на ухо и потом рассмеялась. Мне нравилась эта игра. И вот опять мы принялись за новые роли. Кто мы сейчас? Это похоже на игры брата и сестры, детские игры или же привычка. Так просто и так сложно одновременно. Почему у нас так? Не как у обычных людей, нет, не так, по-другому. Почему мы не можем быть всегда чем-то одним? Нет, мы не можем быть одинаковыми. С каждый разом придумываем себе всё новые и новые роли. Усложняя наши отношения ещё больше, усугубляем положение, мечтаем и разбиваем эти самые мечты. Вначале притягиваем друг друга, а потом отталкиваем, ударяем о камни, разбиваемся на тысячу осколков, но потом помогаем друг другу собирать эти самые осколки. Замкнутый круг. Мы не можем остепениться. Почему всё так?
Мысли закрутились в голове, и я глубоко вздохнула и, уткнувшись в подушку, посмотрела на Саске. Он, видимо, до сих пор не врубился, из-за чего я так быстро перестала смеяться и погрустнела. В его тёмных глазах читался вопрос, но я предпочла на него не отвечать. Разве я могу объяснить то, что сама не могу понять?
Я глубоко вздохнула, отгоняя плохие мысли, и опять приняла сидячее положение.
- Так, как тебе идея? – наконец спросила я. Саске усмехнулся.
- Может, мы всё-таки проведём пару дней наедине, - спросил Учиха, пододвинувшись вперёд. Вот опять! Опять этот флирт.
- Пожалуй, я откажусь, - прошептала я и немного двинулась назад. Саске очередной раз усмехнулся. Я дотянулась до тетрадки и ручки.
- Пожалуй, надо продолжить… - запинаясь, произнесла я и убрала надоевшую прядь розовых локон за ухо. Только сейчас я вспомнила, что сижу перед Саске в каких-то мини-шортиках и с запутанными волосами. Не самый лучший вид, как вы поняли.
- Таким образом, мы получаем полный отсчёт… Всё записала? – второй заход прошёл гораздо быстрее, так как я уже не слишком разговаривала и даже не поднимала взгляда. Хотя нутром чувствовала, как Саске меня разглядывает.
- Всё, спасибо.
- Слушай, Саку, ты сегодня такая красивая… естественная, непривычно видеть тебя такую, - с обычной для себя усмешкой сказал он. Я вздрогнула. По телу пробежала дрожь. Я не ожидала такого поворота событий. Не хотелось поднимать глаза, но всё-таки пришлось. Я бы показала свою слабость, если бы и дальше разглядывала каракули в тетради. Хотя, может, наоборот…
Наши глаза светились, и это было похоже на гром среди ясного неба! Я столько лет мечтаю освободиться от этой тупой привычки вздрагивать при каждом его прикосновении, терять голову от его голоса.
Сердце перестало биться. Я, затаив дыхание, смотрела на него, просто не могла оторваться. Парень очертил рукой контур моего лица и за подбородок притянул к себе. Мне одновременно хотелось его поцеловать и отпрянуть - внутри всё разрывалось. Я не знала, что сделать. Всё было так запутанно, так сложно и я сама не понимала, чего хочу. Не знаю ни своих, ни его желаний. Очередной раз не могу собрать нашу чёртову мозаику под названием «Любовь».
- Кхм, я, конечно, прошу прощения, что мешаю столь милой сцене, но, Саку, можно с тобой поговорить? – услышала я у себя за спиной, и тут же развернулась. В дверях стояла Ино, она отвела взгляд и тупо уставилась в пол. Я улыбнулась. Вот последний человек, который сделает этот день самым лучшим!
- Да, Ино, конечно, проходи, - сказала я, быстро позабыв о Саске. Тот быстро смекнув, что он здесь уже не нужен и, насколько я поняла, с надеждой продолжить начатое в ближайшем будущем, ретировался из комнаты. Ино присела рядом со мной на кровать. Она была в мини платье любимого розового цвета и, потупив взгляд, уставилась на свои ногти, как будто больше не на что было смотреть.
- Саку, в общем, я хотела извиниться, - начала блондинка.
Мгновенно комната наполнялась давящей тишиной и напряжением. Что сказать? Как себя повести?
Ино - она моя подруга. Или нет? Мы всегда были близки. Доверяли друг другу секреты. Но одновременно ненавидели друг друга. Причина? Конечно же - Саске. Из-за него пострадали многие, пострадала и наша дружба. Так почему я не могу прямо сейчас с ней помериться? Гордость. В тот день она ведь явно меня унизила. Простить? Что-то мешает. Чувство, зародившееся глубоко в сердце, которое не позволяет мне просто так забыть. Хочется высказать ей всё. С другой стороны, есть неподдельное желание прямо сейчас обнять её и простить всё. Извиниться за всё. Хочется рассказать ей все, что случилось за эти несколько дней. Не знаю, что сделать. Разрываюсь на две части. Что послушать -сердце, которое хочет поддержки подруги или принципы, которые не позволяют показать слабость?
Все ещё молчание. Понимает ли она, что я чувствую? Вот я её не понимаю.
- Знаешь, Ино, я ненавижу тебя за тот день, - тихо начала я. Яманака тут же бросила на меня непонимающий, полный боли взгляд. Может, она не хотела тогда меня задеть? Да, в сущности, какая разница? Всё кончилось, теперь передо мной новая страница моей жизни.
- Но я по тебе скучала, - с улыбкой закончила я. Теперь блондинка ещё больше удивилась. Её глаза расширились, а губы чуть приоткрылись. Она не знала, что сказать. Что ж, я её понимаю.
- Так ты меня простишь? – спросила после небольшой паузы голубоглазая. Я глубоко вздохнула.
- Конечно!
- Прости меня за тот день, пожалуйста, просто…
Я вспылила.
- Сакура, пожалуйста, - быстро сказала Яманака. Видно, эти слова давались ей с трудом. Она не любила признавать своё поражение. Так же, как и я.
- Ладно, Ино, давай забудем и… пойдем, наконец, пообедаем! – произнесла я и улыбнулась. Этот разговор… Он был трудным. Для нас обеих. Признать, что мы были не правы, извиниться, помириться - это очень сложно. Но на душе стало легче. Ненависть пропала. Чтобы я сделала на её месте, вернись она вместе с Саске в обед, в растрепанном виде? Я бы убила на месте. Возненавидела, унизила, растоптала и разбила. Нет, не словом, а делом. Неужели я такая кровожадная? Наверное.
- Давай. У нас есть пицца и мороженое, хочешь?
- Конечно! Я ещё хочу свежевыжетого апельсинового сока! Ты ведь мне его сделаешь? – пролепетала я. Куда делось напряжение? Испарилось. Так же, как тяжелый груз на моей душе.
- Ладно, но ты тогда будешь делать мороженное! – тут же добавила Ино. Как всегда ответный ход, легкая игра не для неё.
- Хорошо-хорошо, пошли уже есть!
В дверях нас ждал приятный сюрприз в виде Учихи собственной персоной.
Ино окатила его презрительным взглядом. Она винила во всём Саске. Хотя, разницы нет.
- Подслушиваешь, - прошептала я, когда мы с брюнетом поравнялись.
- Как я смею! – с издевкой произнес он.
Я усмехнулась.
- Горжусь тобой, хорошо держалась.
- Я заслужила твою похвалу? Меняешься, Учиха, интересно, кто же на тебя так хорошо влияет? – мне нравилась эта игра. Ино была на несколько шагов впереди меня, и не могла услышать все подробности этой «замечательной» беседы.
- Мы с тобой давно не общались. Я просто не мог не обойтись без колкости.
- Вчера и сегодня не в счёт? – удивилась я.
- Мне всегда этого мало, - прошептал Саске.
На секунду я попала в его ловушку. Сердце забилось быстрее. Он стоял слишком близко. Стало жарко. Я не могла контролировать себя. Чего мало? Ах да, ему всегда мало, он хочет большего, но без обязательств. Безвозмездно. Так не бывает.
- Я устала от твоих желаний, - кинула я и поспешила удалиться, чувствуя непонимающий взгляд на спине. Я сделала это. Одна строчка, одно предложение, но как трудно это сказать. Когда ты околдована им, не можешь произнести ни слова против воли молодого человека. Я сделала это! Но, зная его, он не отступит. Захочет большего. Для него эта лишь игра, игра в удовольствие. Нет, не в чувства, желания или мечты, только в удовольствие.
Когда я пришла в зал, Темари и Ино о чём-то болтали, а Яманака, как и обещала, делала мне сок. Я улыбнулась, подошла к морозилке и, вытащив мороженое, начала раскладывать его на три тарелочки. Темари тут же подскочила ко мне, порываясь помочь. Через пару минут мы все вместе, расположившись на диванчике, поедали мороженое, а я ещё и пила сок.
Мне не верилось. Не верилось в происходящее. Наконец появилось что-то обыденное, абсолютно повседневное, но безумно приятное. Просто счастье от того, что ты кому-то нужна. Что ты для кого-то что-то значишь. Прошло два дня… всего два дня. Произошло столько всего, что даже не вериться, что это я. Не кто-то другой, а именно я. Сейчас сижу в компании подружек. Наконец, случилось что-то, что подарило мне счастье. Такое простое чувство. Не хочу, чтобы это закончилось. Чтобы снова ты почувствовал одиночество. Но рано или поздно это наступит. Всегда наступало, и сейчас это не будет исключением.
- Полтретьего, кажется, мы увлеклись, - сказала Ино, посмотрев на часы.
- Да уж, давайте спать, завтра надо в институт, - глубоко вздохнув, произнесла Темари.
- Кстати, ты переписала лекцию у Саске? – спросила Яманака, вставая с дивана.
- Да, - коротко ответила я и последовала её примеру.
- У вас всё хорошо? – прошептала блондинка, как только мы с ней поравнялись. Вижу, она изменилась. Оставила надежду? Сдалась без боя? Из-за чего?
- Да, но почему… Почему ты это спрашиваешь? – спросила я, отводя взгляд.
Я не знала, как на неё смотреть. Кто она сейчас мне? Подруга или соперница?
В комнату вошёл Шикамару. Темари, мгновенно позабыв про нас, увлеклась беседой со своим теперь, кажется, парнем. Мы с Ино могли спокойно поговорить.
- Не хочу вам мешать, - просто ответила она.
Что здесь произошло? Не была всего неделю, а такое чувство, как будто вечность. Ино сдается. Просто так. Нет, тут явно что-то произошло.
- Сдаёшься без боя? – произнесла я, касаясь дверной ручки.
- Скорее, отдаю в хорошие руки, - сказала она.
Я усмехнулась, и потянула ручку на себя.
- Умно, - бросила я вслед. А в ответ услышала:
- Удачи…

0

410

Глава 7.
- Колу со льдом, пожалуйста, – сказала я бармену. Он кивнул и приступил к работе.
Я обвела зал усталым взглядом. Что я здесь забыла? Ещё до начала этой вечеринки я обещала себе, что не буду пить. Последняя летняя вечеринка и вытекающие из неё последствия заставили меня о многом задуматься и пересмотреть свои принципы. Я потянулась рукой к лежащей на столе сумочке, но сразу остановилась.
«Здесь нельзя курить» - мысленно напомнила себе я.
Все благополучно оставили меня. Прошло практически два месяца, мне так никто ничего не рассказал. Что случилось? Кто с кем? Да и чем вообще они занимались во время моего отсутствия? Всё это держалось в строгой тайне, и я догадывалась, кто был создателем этой «замечательной» идеи.
«Хеллуин-вечеринка» - именно так называлось сегодняшнее мероприятие. Повсюду были расставлены тыквы, свечи, чучела чёрных кошек. Необходимый антураж подобран правильно, но всё было сделано настольно безвкусно, что даже не верилось, что мы находимся в одном из самых дорогих клубов отеля «Плаза».
- Ваш заказ! – сказал бармен, поставив напротив меня стакан с колой, и многообещающе улыбнулся.
Я взяла колу и равнодушно посмотрела на парня, давая понять, что не хочу иметь с ним ничего общего. Мне совершено не хотелось флиртовать с симпатичными барменами. Необычно, правда?
Несколько глотков бодрящего, но без малейшего намёка на градус, напитка разочаровали меня. Сейчас, когда я находилась в трезвом состоянии, ничто не могло заставить меня выйти на середину танцпола и показать всем, на что я способна. Внутренний голос настойчиво напоминал, что пора завязывать со спиртным и посмотреть, что, в сущности, представляет собой эта вечеринка, да и все подобные ей. Что ж, послушаем умный голос.
Я прокрутилась на стуле, чтобы посмотреть, так сказать, кто, чем дышит.
Разгоряченные алкоголем люди разных возрастов сходили с ума, каждый по-своему. Танцевали, попутно стягивая с себя одежду, дико трясли всеми частями тела или попросту во весь голос подпевали песне, путая слова и не попадая в ритм. Эта толпа была похожа на беснующуюся в неистовом танце массу.
«А раньше мне это нравилось».
Наверное, потому, что раньше я была ее частью. А мой затуманенный мозг не осознавал этой дикости. Наоборот, я желала таких развлечений. Мне казалось, что только здесь, когда громкая музыка пульсирует в груди, совпадая с ударами сердца, я по-настоящему могу быть собой, что только здесь - я жива.
Тут мое внимание привлекла танцующая пара. Парень практически не двигался, а вот девушка старалась за двоих. Я пригляделась и узнала Саске, который, насколько мне известно, не очень любил танцевать, а так же ненавидел дешёвые приватные танцы. А сейчас он стоял на самом видном месте с прелестной девицей в мини-юбочке, которая извивалась вокруг него, словно змея, и время от времени прикасалась к нему своими аккуратными пальчиками, рисуя замысловатые линии на его груди. Медленно в такт музыке, соблазнительно покачивая бедрами, девушка стала опускаться перед ним все ниже и ниже. Вот она дотронулась длинным ногтем до его серебряной пряжки на ремне, а потом, словно по сигналу, резко встала, прильнув к нему на максимально возможное расстояние. Нет, правда, мне показалось, что ещё чуть-чуть, и от такого напора между их телами начнётся диффузия! Учиха, на то и Учиха, что в течение всего танца гладил свою партнершу по оголённой спине, а иногда его руки опускались ниже…
Мой откровенный интерес не укрылся от объекта наблюдения, поэтому я, поймав на себе его взгляд, тут же отвернулась. Что ещё я могла сделать? Конечно же, мне не нравилось, что он танцевал с какой-то «стриптизершей», вместо того, чтобы скрасить моё одиночество!
С досады я, грохнув стакан с недопитой колой на стол, схватила сумочку и поспешила удалиться из зала, расталкивая всех на своём пути.
«Чудовищный вечер!»
Через пару минут безуспешных попыток пройти сквозь толпу абсолютно невменяемых молодых людей, категорически не желавших выпускать меня из зала, я использовала весь свой богатый словарный запас крепких выражений. В них я вложила все, что накопилось во мне, так как вся моя жизнь в последнее время была полным отстоем! И не надо мне говорить, что я преувеличиваю!
Перемены в подруге, а именно, ее отказ от соперничества за Саске, привёли меня в полное недоумение. Причин для этого я не видела, даже сейчас. Конечно, поразмыслив, я сначала пришла к выводу, что ей понравился кто-то другой, и она решила избавиться от тяжкого груза под названием «любовь к Саске». Но прошёл уже практически месяц, а парня у нее всё ещё не было. Она даже ни с кем не флиртовала. Прошлой ночью, когда я в очередной раз гадала, из-за чего Яманака так себя ведет, меня осенило, что уже в течение трёх недель она не общается с противоположным полом. На все вопросы, которые хоть как-то касались Саске или других парней, она либо молчала, либо тут же переводила тему. Я была в шоке! Но радовало одно, мы больше не ссорились. Для меня это было очень удивительно.
Но не всё в шоколаде. После того, как Ино пожелала мне удачи, я искренне надеялась, что это хоть немного упростит наши запутанные отношения с Саске. Но ничего не вышло. Мы с ним не общались. В каком смысле? Да в самом прямом! Через пару дней абсолютно обычного приятельского общения, Саске вдруг уехал «по делам», толком не объяснив, по каким именно. В связи с этим, большинство времени я бродила по магазинам, кафе, барам с подругами, одна из которых взяла отпуск от парней, а другая обзавелась постоянным. У Темари, на моё и её счастье, всё было хорошо. Их отношения с Нарой очень даже ровные. Милые, романтичные и красивые. Они подходили друг другу, но их роман нельзя назвать бурным. Они предпочитали целоваться посреди ночи под покровом звёзд либо в своей комнате, либо в отеле, никак не показывая своих отношений на людях. Объятья, сплетённые руки и редкие нежные поцелуи не в счёт! А остального,… к сожалению, а может к радости, я не знала. Как видите, по-прежнему развлекаться и флиртовать даже с самыми симпатичными парнями в такой компании стало как-то неудобно, да мне и не хотелось. Оказывается, когда не ощущаешь головокружительной алкогольной эйфории, заигрывать с незнакомыми молодыми людьми не так уж весело.
Мымра, Карин, и её, а может и не её, бабник, Сасори, меня не очень интересовали. А Сай… Сай человек творческий. Ранняя осень была пиком его художественной деятельности. Он вечно ходил на прогулки, уединялся в комнате, сидел на диване в общем холле, срисовывая кого-то из нас. В общем, отношения с друзьями, более или менее наладились.
Тогда почему же, всё так плохо в этой жизни?
Итак, если опустить мое перемирие с Ино и общение с Темари, то всё остальное было ужасно. Два слова, нет, три: папа, мама, любовник.
Если вкратце, то моя мама оказалась самой настоящей гадиной и стервой. Она никогда не ценила семейную жизнь, моего отца, а теперь ещё и судилась с ним по поводу того, кому достанется совместно нажитое имущество. Справедливый раздел на двоих её явно не устраивал. Мало того, что она хотела забрать у нас всё, так требовала моральный ущерб от дочери-грубиянки, которая, якобы, оскорбила её личность. Конечно, в течение первых двух недель суда папа искренне пытался сам разрешить ситуацию, не втягивая меня и отстаивая то, что мне причитается. Но пару дней назад из суда позвонили и сказали, что я должна присутствовать на заседании. Позавчера я стала свидетельницей этого фарса, лицезрея, как эта сучка пытается оставить нас с отцом без средств, да ещё и говорит, что папа настраивает меня против неё. Видимо, её супер показ в Париже с треском провалился, и теперь ей срочно нужны деньги, да побольше. После всего этого мы с папой договорились, что как только это всё закончиться, он продаст имущество, положит деньги на наш общий счёт и уедет в какой-нибудь другой город, чтобы больше никогда не встречаться с «любимой», а вскоре уже бывшей, женой.
Но это только начало печальной истории. Вчера приехал несравненный Учиха-младший и, конечно же, сумел-таки подпортить мне настроение. Всё стало ясно с самого первого слова. Он действительно ездил по каким-то супер важным делам, и теперь если я ему не дам, то он найдёт любую шлюху и переспит с ней, хоть на диванчике посреди зала. Конечно, это всё было в намёке, но смысл такой. Поэтому мои мечты по поводу того, что мы, наконец, будем видеться не только ради секса, с треском провалились. Но эти три недели одиночества меня многому научили. Я просто и ясно сказала, что никогда не была его подстилкой, и у него нет никаких оснований использовать меня таким образом. Слово в слово. Его лицо при этом оставалось невозмутимым, лишь знакомая ухмылка была мне ответом. И что сейчас? Именно сейчас он танцует с какой-то девкой и через пару минут потащит её в номер-люкс отеля «Плаза».
Наконец, выбравшись из толпы обезумевших подростков, я буквально вылетела на улицу, словно убегая от грустных размышлений, которые сейчас окатили меня своей ледяной волной.
«Чёртова жизнь!»
Я, не раздумывая, тут же достала из сумки сигарету и через несколько секунд с жадностью вдыхала ядовитый дым. И если вы думаете, что я делаю это от хорошей жизни, то глубоко ошибаетесь.
Пронизывающий холод охватил меня с ног до головы. Мой тонкий ярко-голубой плащ, который я не додумалась застегнуть, с каждым дуновением ветра раскрывался, тем самым делая этот вечер окончательно испорченным.
Я, выбросив сигарету, принялась быстро застёгивать плащ и растирать плечи.
- Прекрасная погодка, - послышался голос из-за моей спины. Я резко развернулась и увидела Сая…
Он стоял в метре от меня. Встретить его здесь, было крайне неожиданно. Мы никогда не были с ним в хороших отношениях. Что-то нам мешало. Раньше, когда не существовало нынешних взаимоотношений, мы все были вместе, были хорошими друзьями, одноклассниками. Потом появились видимые связи. Все перестали сдерживать свои чувства. От этого произошёл конфликт интересов. Из-за этого, как-то незаметно, построились все эти многоугольники, которые и стали главной составляющей нашей жизни.
- Да уж, ничего не скажешь, - прошептала я, все ещё пытаясь согреться.
- На заднем дворе нет такого ветра, может, пойдём туда?
На несколько секунд я задумалась. Конечно, это было обычное, абсолютно обычное предложение. Но что-то внутри подсказывало мне, что нельзя идти туда. Что ни чем хорошим это не закончиться…
- Ну, пошли, - ответила я и направилась к воротам.
«Плаза» - высокое п-образное здание, во внутреннем дворике которого, находился небольшой парк. Аккуратно выложенные камнями дорожки, проложенные через идеально подстриженный газон. Ровно подстриженные кусты в форме шаров, белый песок и озеро темно-синего цвета, вокруг которого стояли качели и скамейки. Всё идеально и красиво, но искусственно. Потерялись многообразие природы и вся её утонченность. Этого не может повторить самый лучший дизайнер, не может воплотить самый талантливый садовник. Поэтому пейзаж со временем надоедал и резал глаза. Но всё равно это было идеальное местечко, чтобы посидеть под ночным небом вместе с «другом».

В то время как я неторопливо отталкивалась ногами от земли, раскачивая качели, Сай кидал камешек за камешком в воду.
- Ты ведь хотел о чём-то поговорить, да? – спросила я, поднимая голову к небу. Чёрная мгла, усеянная миллионами звезд, создавала чувство умиротворения. Можно смотреть в эту бездну вечно, каждый раз замечая новые и новые звёзды.
- Да, хотел, - ответил Сай, и снова послышался очередной всплеск воды.
- О чём?
- Просто интересно, чем ты занималась столько времени без нас.
- Тебе это и вправду интересно? – изумленно спросила я, не отводя взгляда от одной, как мне показалось, мигающей звезды.
- Да, так же как и тебе. Ты ведь хочешь узнать, что мы делали без тебя, из-за чего весь этот переворот, правда? - произнес брюнет и фальшиво улыбнулся. Я тут же впилась в него взглядом, надеясь понять, к чему он клонит.
Я неуверенно кивнула.
- Тен-Тен сказала, что вы с Саске подрались.
- Слухи, пустые слухи. Хуже всего было Ино. Учиха стал нервным, чуть не прибил ее. Нагоняй от Саске и три дня депрессии. Слишком многое на неё свалилось. Поэтому она несколько дней не выходила из своей комнаты. Пару дней он промывал нам мозги на счёт тебя, а потом приехал Итачи, и он стал выяснять отношения с ним. Темари поссорилась с Сасори, стала встречаться с Шикамару. Карин прилипла к Саске. Без тебя он стал лёгкой добычей. За это время много чего произошло, даже не думал, что от той сцены будет столько проблем. А потом, вы приехали вместе…
Он запустил ещё один камень, тот поскакал лягушкой по водной глади.
- И зачем ты мне это сейчас рассказал? Саске же просил держать всё в секрете, не так ли?
Усмешка пробежала по его бледному лицу.
- Да, но ведь это всего лишь желание Учихи, может, девчонки и послушались, но на меня это не распространяется…
- Но какая тебе от этого выгода? Ты никогда ничего просто так не делаешь.
- Не забыла, что я учусь на психолога? А ваши отношения для меня, пожалуй, самая лучшая практика.
- Делаешь записи про наши отношения, а потом сдаешь учителю? Почему я узнаю про это в последний момент? – удивилась я и снова посмотрела на небо. Мне показалось, или зажглась ещё одна звезда?
- Конечно, нет, но ваши отношения со стороны просматриваются лучше, чем изнутри. Вы любите друг друга, но отрицаете это из-за каких-то личных проблем. Не можете быть вместе, но и друг без друга не можете. Здесь без психолога не справиться, - и опять лживая улыбка легла на его лицо.
- А теперь попробуй объяснить это ему… - с сожалением произнесла я.
- Странные вы, люди, делаете больнее себе и другим. А из-за чего? Он из-за гордости, а ты просто боишься. Боишься, что он оттолкнет тебя. И так всегда. Замкнутый круг. Из-за этого вы причиняете немыслимую боль окружающим. Ты причиняешь боль Ино. Саске не допускает её к себе, потому что есть ты, но и тебя держит на расстоянии. И она вынуждена отказаться от своих чувств. Отчасти из-за того, что ты её подруга, и отчасти из-за того, что она устала гнаться за мечтой, которая никогда не сможет сбыться. Вы причиняете боль Наруто, он ведь ваш друг. Он желает вам добра и понимает, что вы уже давно не просто друзья. Но вы всё равно, словно одинаково заряженные частицы, сближаетесь, а потом отталкиваете друг друга. Он видит твой влюбленный, полный надежды взгляд и потухший взор после очередного отказа Учихи. Из-за этого он страдает. Не будьте эгоистами. Всё слишком банально, ваши чувства видно невооруженным взглядом. Но вы продолжаете упорствовать, не обретая своего счастья и мешая строить жизнь другим.
Из здания доносилась музыка. Еле слышная, быстрая. Чувствовался зажигательный ритм. Им там весело.
А здесь только тихая мелодия ветра. Он кидает листья из стороны в сторону, колышет траву и создаёт мелкие волны на воде.
На водной глади отражается полная луна. Белая королева ночи, которая освещает чёрный силуэт собеседника. Вода успокоилась. Отражение круга луны четкое, словно в зеркале.
Бульк. Ещё один камень летит в воду. От места, где он погрузился в воду, отходят круги, искажая отражение. Характерный звук заставляет оторваться от созерцания. Он будто говорит, что пора задуматься о чём-то другом.
- Это не любовь, - мой тихий, осипший голос разрывает тишину парка.
- Что? – переспрашивает Сай и поворачивается ко мне, отрываясь от чудной картины.
- Между нами не любовь. Лишь страсть и желание. Физическая потребность и детская привязанность. Вот, что нас связывает. Не больше. Он не способен на любовь. И слишком глупо с моей стороны постоянно говорить так надоевшее ему: «Люблю тебя». Я ведь знаю, что не получу ничего, кроме презрения. Зачем лишний раз доказывать очевидное?
- Глупо.
- Знаю.
Неловкое молчание. Нам нечего сказать.
По сути, он прав. Или нет? Он не знает всего. Мы знакомы не так давно, поэтому делать какие-то выводы он не может. Или может? Слишком много противоречий.
-Ты заговорил об Ино. Ты ведь её любишь?
В ответ тишина.
- У вас тоже всё слишком предсказуемо. Не рассматривал варианта, что она отказалась от Саске из-за тебя?
- Вероятность около сорока процентов, – в его голосе сквозила грусть, от которой стало не по себе. Как только он повернулся ко мне и опять улыбнулся, меня и вовсе передернуло.
- А мне кажется, она к тебе всегда была неравнодушна. Саске был помехой, от которой она сейчас избавилась. Не хочешь попытать удачу?
Он задумчиво продолжил свое занятие. По зеркальной глади опять пошли круги. Сай медлил с ответом.
- Может быть, когда-нибудь.
- И ещё психолог называется.
Дуновение. Песня шелеста листвы. Я ещё раз оттолкнулась ногами, качели заскрипели, но я тут же остановилась. Холод испортил всё. Ледяной ветер добрался сюда. Я ещё сильнее завернулась в плащ. Растирая плечи руками, я уставилась на свои ноги. Капроновые колготки и чёрные ботильоны не самое теплое. Да и застывшая ткань плаща вызывала лишь неприятные ощущения.
- Ты замёрзла, может, пойдём в здание? На втором этаже есть кофейня, посидим там.
Я подняла глаза и встретилась с неподдельной улыбкой Сая. Он галантно подал мне руку. С помощью неё я встала, и мы, не спеша, пошли в сторону «Плазы».
Помещение встретило нас громкой музыкой, духотой и ярким светом. Всё это окатило меня шоковой волной, поэтому я ненадолго замерла в дверях и только потом смогла сделать неустойчивый шаг. Высокие каблуки не смогли меня удержать, и я слегка пошатнулась. Сай, который всё это время шёл рядом, подхватил меня за талию и, поставив в нужное положение, взял под руку.
- Аккуратней, - добродушно сказал он.
Я улыбнулась и по привычке посмотрела в зеркало на левой стене. Я выглядела счастливой. И из-за чего? Просто так. Для счастья не нужен повод. Для счастья надо так мало!
В зеркале отражался вход в дискотечный зал. Массивные классические белые двери были открыты, поэтому была слышна музыка, и даже виднелись лучи прожекторов.
Но тут я увидела в зеркале знакомый силуэт. Он застыл в дверном проёме. Лучи прожектора осветили его, и я увидела металлический взгляд чёрных глаз, от которых невольно замерла.
- Эй, с тобой всё хорошо? Пошли быстрее, - потянул меня Сай.
В зеркале фигура уже открыла рот, чтобы что-то сказать, но я отвернулась.
- Прости, задумалась немного, - произнесла я, и мы двинулись вверх по лестнице. На своей спине я чувствовала пристальный взгляд.
«Чёрт побери, Учиха. Что ты имеешь против того, что я выпью чашечку кофе вместе с Саем?»
- Лоте, как ты и просила, - Сай подошёл к столику, держа в руках две чашки. Одну поставил передо мной, а другую на противоположной стороне.
Кофейня и впрямь оказалась достаточно уютной. Мраморный пол, классические обои с растительным орнаментом песочного цвета. Посередине аккуратные столики на двух человек. По бокам мягкие угловые диваны с ручками из тёмного дерева и тёмно-шоколадной обивкой, квадратные столы в тон рукояткам. Окна с видом на пруд и качели, на которых мы недавно побывали. Старомодная касса, официантки в чёрных платьях и чисто-белых передниках. Полумрак и незабываемый утончённый запах кофе и круассанов.
Истинная кофейня.
- Здесь очень уютно, - подметил Сай и сделал глоток кофе. Я кивнула в ответ и тоже отпила напиток.
Пара секунд в тишине. Мы были не единственными посетителями, но и те молчали. Тишина угнетала.
Я не отрывала взгляд от чашки, изредка делая глотки, рассматривала причудливый золотой узор по краю фарфора.
- И всё-таки Саске многое потерял, ты замечательная девушка, - вдруг сказал Сай.
Я подняла взор и столкнулась с абсолютно серьёзным взглядом темных глаз. Его губы растянулись в чуть заметной улыбке.
- С чего ты это взял? – лицо выражало спокойствие, но мои руки, нетерпеливо прокручивая чашку, выдавали душевное состояние.
Я замечательная? Ещё один поворот чашкой, и на стол упали несколько капель кофе.
Нет, я не такая.
- Просто, в этом жестоком мире, с сигаретой в руках, тебе удалось не потерять человечности. В тебе живёт любовь, не угасая, проходя через все преграды. Огонь, не затухает, только разгорается. Ты преданна только ему. А Учиха - болван, не понимает, какое сокровище теряет...
- Хочешь сказать, что любишь меня?
Я попыталась посмотреть на него без смущения и непонимания. Просто серьезно посмотреть. Вроде как вышло.
Грустная улыбка осветила его лицо.
- Нет, я понял, что ты любишь только его. Очень сильно любишь. Жалеть тебя бесполезно, а рассчитывать на взаимность и подавно. Мне кажется, нет среди нас того, кто достоин твоей любви. Ни я, ни Учиха - никто из нас её не достоин. Но, тем не менее, ты отдала свою любовь самому холодному существу на земле. Он слишком гордый, чтобы признать, что фанатка стала для него лучшим другом, а про любовь лучше промолчать…
- Я не сделала в этой жизни ничего хорошего. Я возненавидела свою мать. Только в 18 лет начала ценить отца. Я не смогла бы, как Ино, отдать Саске. Я не достойна дружбы с Наруто, не достойна любви Саске. Я испорченная дрянь, которая никому не нужна. И я не преувеличиваю, всё именно так.
- А теперь молчи и слушай. Ты поддержала своего отца, когда ему было плохо. Яманака никогда в жизни не стала отдавать Саске, если не была уверена, что в хорошие руки. Ты смогла растопить лёд Учихи, стать для него другом и любовью. Ты же видишь, какие перемены произошли с того времени, как ты ушла? Ты важна для всех.
К глазам предательски подступили слёзы.
Неужели всё так?
- Спасибо тебе, - тихо прошептала я.
Ещё несколько глотков кофе. Тишина. Просто нечего сказать. Всё уже сказано.
- Ну что ж, пошли, - промолвил Сай и вышел из-за стола.
Я улыбнулась и последовала его примеру. Через пару минут мы уже неторопливо ехали по ровной дороге в сторону дома. Сегодняшний вечер принёс с собой многое. Заставил задуматься, понять некоторые вещи, разобраться в вопросах.

Мы вышли из машины, я прижалась к Саю. Такого я давно не испытывала. Чувство защищенности, когда идёшь рядом. Я просто доверяла ему, знала, что он не сделает ничего плохого, поможет в беде, но одновременно не будет просить что-то взамен. Нет, это не эгоистичность. Просто страх того, что за свою помощь он попросит слишком многое. Он это понимал и не имел ничего против.
Дом встретил нас полумраком. Свет падал только из стеклянных дверей некоторых комнат. Видимо, все готовились к сну.
Я, ещё раз поблагодарив Сая за прекрасный вечер, как можно тише прокралась в свою комнату. Я не хотела сегодня никого видеть, поэтому зашла и тут же закрыла дверь. Замок, конечно, не спасёт от многого, но всё же…
Раздевшись, я пошла в душ. Тёплые струи воды расслабляли. Глаза медленно закрывались. Я вышла из ванны, мне в глаза ударил яркий свет, из-за чего я зажмурилась.
«Я же вроде не включала свет?!»
Мужская фигура, подпирающая косяк двери, была ответом на вопрос.
«Учиха…» - устало подумала я и подошла к кровати, будто и вовсе не замечала его.
- Игнорируешь?
- Я хочу спасть.
- Не думал, что ты вернёшься, - в его голосе сквозило презрение.
Тёмные домашние брюки и открытый торс. Видимо, он спал, но, кажется, поднялся только из-за меня.
Я молча скидываю с себя халат, под которым была надета шёлковая ночнушка. Чувствую, как холодный взгляд впивается в тело и прожигает насквозь.
- Надеюсь, хорошо с ним покувыркались?
Дрожь по всему телу. Ногти больно впиваются в кожу. Хочется его ударить, чтобы он замолчал.
- Номер «Люкс» в «Плазе» на пару часов, шампанское, сигареты. Опять становишься шлюхой, Сакура?
- Сколько тебе можно говорить, я не твоя, Учиха. Я ничем тебе не обязана. И тем более, - я подошла к нему, в надежде, что до него дойдут мои слова, - …ты слишком эгоистичен и самолюбив, раз думаешь, что вечер в компании мужчины обязательно заканчивается сексом.
Он ухмыльнулся и нагнулся поближе ко мне.
- С тобой, можно только спать, Сакура, - его горячий шёпот коснулся моего уха.
- А с тобой и это делать противно, - прошипела я, указывая рукой на дверь. - Теперь вали отсюда. Я не собираюсь перед тобой оправдываться.
- А я-то говорил всем о том, что ты вовсе не шлюха. Это недоразумение. Да если бы не я, ты бы в жизни сюда не вернулась.
Сердце сжалось, стало трудно дышать. В его словах была доля истины. Но надо было держать себя в руках.
- Я не понятно сказала? – я вновь показала на дверь.
- Видимо это твой стиль жизни. Спать с кем-то просто так. Под настроение. И потом пытаешься сказать, что меня любишь? Ты просто шлюха, и всё.
Я начала выталкивать его из комнаты, он сопротивлялся.
- Я не буду тебя переубеждать, плакать, распинаться перед тобой. Ты просто ничтожество. С каких это пор пить кофе стало преступлением? Пить надо меньше, чтобы тебя не посещали такие мысли. И танцевать с девицами, которые норовят отдаться прямо у всех на виду. Сам-то до чего опустился?
Каждое слово давалось с трудом. Сохранять твердость в голосе становилось ещё сложнее.
Слёзы подступали к глазам.
Что-то слишком часто я начала плакать.
- Эта была твоя месть?! Ревнуешь, значит? А интрижка с Саем, чтобы позлить? Ну и жалкие у тебя методы заполучить меня.
- Заткнись! Свет клином на тебе не сошелся, когда же ты это поймешь?! – на последнем слове мой голос сорвался, он расслабился, а я, наконец, выпихнула его из комнаты и с шумом закрыла дверь.
- Ненавижу тебя, - прошептала я.
Стрелки часов доходили до шести утра, но сон пропал. Хотелось плакать, разбить что-нибудь, орать во весь голос. Но вместо этого, я лишь сидела на полу, подперев спиной дверь, и тихо всхлипывала, надеясь, что никто не услышит.

0

411

Глава 8.
Я подошла к окну. Яркие красно-оранжевые цвета окрасили небо. Картина за стеклом была столь прекрасна, что я забыла о своих проблемах. Созерцание начинающегося дня принесло в мою душу спокойствие и умиротворение. На губах заиграла улыбка. Как же мне хотелось походить на солнце. Незыблемое, оно неизменно делает свой круг, несмотря ни на какие катаклизмы. Смогу ли я \найти свой единственный путь или буду продолжать плыть по течению? К сожалению, чудные мгновения природы мимолетны, и пламенные краски небосвода сменили холодные серо-голубые тона. Я могла бы простоять на этом месте весь день. Возможно, это лишь иллюзия, но, стоя у окна, я обрела внутреннюю гармонию.
Настало время собираться в институт. Я приняла контрастный душ, чтобы взбодриться и не спать на уроках. Быстро одевшись и собравшись, я выскользнула из спальни и прошествовала в зал.
Там витала атмосфера уюта. Разговоры, приятный смех, звон ложек о кружки и тихое бурчание телевизора. Привычное для нас утро. Только не хватало Саске, чему я была даже рада. Так же отсутствовал Сасори, кресло, на котором он обычно сидел, пустовало. Поздоровавшись со всеми, я налила в чашку кофе и села на стул за барной стойкой. Я не вникала в суть разговора и не участвовала во всеобщем обсуждении. Мой взгляд был прикован к двери. Выбора нет, встреча с Учихой неизбежна. Я этого одновременно и боялась, и желала. Стоило только подумать о нём, как он тут же вошёл в комнату.
Его поприветствовали все, кроме меня. Саске сделал себе кофе и прошёл к креслу, при этом ни разу не посмотрев в мою сторону. Присутствующие внимательно наблюдали за его действиями. Он молчал, но его раздражение и злость заполнили всё пространство зала. Разговоры внезапно прекратились, непринужденная обстановка сменилась гнетущей тишиной.
- Что-то случилось? – не выдержала Яманака, явно не понимающая что происходит. Её заинтересованный взгляд метнулся в мою сторону.
- Ничего, - коротко ответила я, рассматривая кружку.
- Сакура, - с упреком произнесла она.
- Ничего не случилось, - повторила я и серьёзно посмотрела в её глубокие голубые глаза.
Она нахмурилась и, тяжело вздохнув, повернулась к Саске.
- Что произошло? - всё ещё настаивала на своём блондинка. Она теребила свой браслет на руке, выдавая свое нетерпение.
- Ничего, всё как обычно, - с ледяными нотками произнёс брюнет, смотря на меня.
Его взгляд излучал разочарование и презрение. Браво! Изящное исполнение. Одним выстрелом двух зайцев. И Ино ответил и меня поддел. Сейчас, впервые в жизни, я с уверенностью могла сказать, что Учиха просто-напросто ошибся, что свойственно обычным людям, но никак не Великолепному, Несравненному, Всеми обожаемому Саске.
- Да, во вчерашнем вечере не было ничего необычного, абсолютно, - произнесла я так же, не отрывая взгляда от брюнета.
Не только он умел играть в эту игру. Я тоже знала правила и могла вкладывать в слова двойной смысл не хуже его Неповторимости…
- Сакура вела себя как всегда, что и следовало от неё ожидать.
- Знаешь, здесь я не соглашусь. Наверное, сейчас мы говорим о разных вещах. Я и не представляла, что у тебя такое богатое воображение. Твоя фантазия просто не знает границ, - нарочито слащаво произнесла я, стремясь больно уколоть Саске, чем сильнее, тем лучше.
- О разных вещах? Мне казалось, что мы оба сейчас говорим об одном и том же, не правда ли?
- Да, но мы по-разному воспринимаем события, и я знаю, что на этот раз ты не прав, - победная улыбка озарила моё лицо, в то время как язвительная ухмылка на лице Саске сменилась недовольной гримасой.
- Объясните, черт возьми, что происходит! – Яманака окончательно потеряла терпение и вмешалась в наш «милый» разговор.
Тяжёлое молчание повисло в воздухе, все уставились на меня, ожидая услышать ответ. Я не могла оправдать их надежды по поводу разъяснения наших с Учихой отношений, поэтому нервно прокручивала бедную пустую чашку вокруг своей оси, пытаясь достойно выкрутиться из сложившейся ситуации. Никогда не любила подобные тягостные минуты, зато, кажется, Саске они не приносили особого вреда и дискомфорта.
- Вынуждена вас покинуть, опаздываю, - произнесла я и вышла, направляясь в свою комнату.
Поддельное безразличие в глазах тяжёлое бремя для меня. От каждой секунды напряжения, явного лицемеря с моей стороны, отрицания очевидного или же просто бунта, бушующего в сердце, всегда становится ужасно трудно и, можно сказать, больно. Когда остаёшься одна, наедине с собой, уже ничто не отвлекает от мыслей о происходящем, и они ещё больше давят на меня, заставляя сожалеть, упрекать себя, винить. С каждым разом всё труднее закрывать дверь. Хочется, чтобы кто-то тебя остановил и избавил от звонкой тишины неловкой шуткой или понимающим взглядом. Хочется помощи от других. Но… так уж сложилось, что здесь одиночество считается обыденным. Каждый из проживающих в нашем доме легко принимает равнодушие окружающих, почему-то только я, всё никак не могу смириться и отпустить надежду на то, что не безразлична им, что они мне когда-нибудь скажут: «Сакура, всё хорошо», - сменят тему, и мы вместе поедем в институт, всё простится и забудется. Но вместо этого приходится разрывать себя изнутри бесконечными вопросами. А расскажет ли Саске всю свою ложную правду, после моего ухода? А поверит ли ему Ино? Как отреагируют другие? Вдруг в считанные мгновения из-за брошенных сиюминутных слов хрупкое, долго строимое равновесие разобьётся? Не хочется даже думать о подобном, но, тем не менее, приходится…
Угрызения совести уже сейчас медленно начали брать вверх надо мной, и грустная улыбка украсила лицо.
Сзади послышались тихие шаги, мой преследователь больно схватил меня за локоть. Я невольно вздрогнула, но не повернулась, итак было ясно, кто меня остановил.
- Сегодня я в хорошем настроении, поэтому, так уж и быть… оставлю в секрете нашу маленькую тайну, - нотки угрозы слышались в его голосе, озноб пробрал моё тело.
Всё внутри меня боролось с одним желанием, врезать прямо в его безупречную рожу со всей имеющейся силой. Но вместо этого я молча выдернула руку и зашла в свою спальню, до боли сжимая кулаки.
Я легла на кровать и свернулась в комочек, будто пытаясь избавиться от этой реальности, которая стала для меня самым настоящим испытанием на прочность.
Сердце подсказывало, что день будет трудным. От этого я непроизвольно зажмурилась.
Проведя пару минут в таком состоянии, я встала. Что бы я ни думала, и как бы трудно мне не было, останавливаться нельзя. Всё вокруг продолжает своё течение, и можно пропустить самые дорогие мгновения, которые никогда больше не прожить, можно не совершить поступок, от которого зависит дальнейшая судьба, твоя и твоих близких.

Я не хотела сейчас встречаться с остальными, поэтому выскользнула на улицу через чёрный выход. До института было совсем недалеко, всего пара кварталов. У меня не было желания ехать на такси, так как асфальтовые дорожки с небольшими лужицами, из-за недавно пролитого дождя, манили прогуляться пешком. Прохладный ветер помогал деревьям сбрасывать разноцветную листву, а потом кружил её в своем танце. Золотые листья с шуршанием скользили по влажным дорожкам. Сквозь белёсые облака проступали еле заметные, нежно греющие кожу, лучи осеннего солнца. Я, словно в раздумье, сделала пару аккуратных шагов, а потом уверенно двинулась в сторону университета. Звук каблуков создавал ритм, приводя мои мысли к размеренному такту. Пятая авеню, со своими бесконечно возвышающимися особняками, один богаче другого. Только дорогие и самые лучшие машины ездили по идеально ровному асфальту. Когда-то я вприпрыжку бежала в школу по этой улице. Как это было давно. Странное чувство ностальгии наполнило меня, и перед глазами предстали красочные воспоминания прошлого. Такого яркого, желанного. По-сравнению с серым настоящим, в котором сейчас находилась я, это был просто сказочный мир…
Родители, а точнее отец, были против самой престижной во всём Нью-Йорке школы для девочек, поэтому меня отправили в обычное учебное заведение, где мальчики и девочки учились вместе. Оно славилось своей улучшенной образовательной программой. Здесь учились дети далеко не из бедных семей, но для нас тогда это не играло особой роли. Наруто, Саске и я сразу выбрали друг друга. Мы втроём бегали на площади около здания Метрополитен-музея, прыгали по мраморным ступеням. Такие разные, но нас что-то объединяло. Мы были больше, чем просто одноклассники. Время шло, наши узы становились прочнее, и уже сложнее было их разорвать, мы всё больше нуждались друг в друге. Незримо день за днём, месяц за месяцем, год за годом связь между мной и Саске принимала иное значение. Вроде бы ещё секунду назад, я думала, что он друг, а потом незаметно для себя начала выделять его среди окружающих. Как так вышло? Не знаю… Первые чувства настигают нас незаметно. Быстро, мгновенно. Неловкий жест. Случайное легкое касание. Взгляд. Спутанные мысли. Легкая дрожь. Всё так внезапно закрутилось, судьба приняла решение. Но одновременно он становился жестче, безразличнее, а я, напротив, влюблялась все сильнее. Я не скрывала своих чувств, а он отталкивал меня. Каждый раз я всё больнее ударялась, когда падала. Неужели нельзя было вовремя остановиться, отказаться, отступиться, забыть и никогда не вспоминать? Невозможно. Только если попытаться вырвать свое сердце и жить с пустотой внутри…
Из плена мыслей меня вызволил скрип шин, промчавшегося мимо автомобиля. Я подняла взгляд и увидела, что почти дошла до университета. Впереди возвышались мраморные колонны и огромная лестница парадного входа. На парковке среди других стояли две знакомые машины. Красный кабриолет и чёрный ламборджини. Я зашла в здание и направилась на лекцию.
Обычно мы всегда сидел на самых последних рядах. Я, Саске и Ино. У нас чаще всего совпадали лекции. Мы нередко болтали, прикалывались над преподавателем и вообще не очень-то занимались учёбой. Просто каждый записывал отдельные предложения, даже, порой, не понимая в них смысла. А по выходным мы с Яманака пытались разобраться в этих записях, но, опять же, большее время развлекались. Как всегда Учиха всё схватывал на лету, даже тогда, когда, так же как и мы, слушал в пол уха. Ему не представляло особой сложности всё прекрасно понимать… из-за этого я поражалась ему ещё больше.
И вот теперь, в первый раз, я села прямо перед лектором, раскрыла толстенную тетрадку и весь урок упорно записывала каждое его слово, пытаясь не обращать внимания на неприятный прожигающий взгляд. И так в течение всего дня.
Я попросту избегала Саске, а вместе с ним и Ино. Я бы с удовольствием поболтала с ней, рассказала бы всё как есть. Уверенна, она бы поняла. Но тот факт, что Учиха постоянно был рядом, не позволял мне даже близко подходить к подруге. Почему? Мне хотелось доказать Саске, что я и без него могу жить, что не нуждаюсь в его помощи, что я сама по себе что-то значу. Из-за этого решения, я лишила себя обыденных радостей. Без бесконечной болтовни Ино и презрительных усмешек Саске было как-то не по себе. А что уж говорить о перерыве на обед, когда мы обычно всей компанией ходили в ближайшее кафе, где я заказывала фисташковое мороженое, а Учиха кофе. В итоге я съедала мороженое быстрее всех и пыталась выпросить у Саске глоток ароматного напитка. В такие минуты его лицо трогала еле заметная улыбка. Было ясно, что он не меньше меня дорожит нашей дружбой, если это можно так назвать. Ведь были же у нас такие моменты, когда мы обходились без споров и разногласий.
Из-за вынужденного одиночества занятия тянулись, словно ириска, прилипшая к зубам. В конце учебного дня произошло то, чего я не ожидала, но, как и повелось в последнее время, я опять всё испортила…
Глядя вслед удаляющейся чёрной машины, я почувствовала, что на меня кто-то смотрит. Повернувшись, увидела Ино. Блондинка стояла немного поодаль от кабриолета, в то время как Карин, Темари что-то увлекательно обсуждали. Наши взгляды встретились. В её глазах отражались печаль и непонимание. От этого мне стало неловко. Я должна всё ей рассказать! Подруга кивком указала на машину, приглашая ехать с ними. Конечно, теперь угрозы в виде присутствия Учихи не было, но я не решилась. Добродушно улыбнувшись, я отрицательно покачала головой и отправилась дальше.

Сегодня меня ждало ещё одно испытание. Я должна была присутствовать на суде, где будет вынесено окончательное решение по разделу совместно нажитого имущества. От мысли о том, что мне придётся встретиться с «любимой» мамой, по коже пробежался неприятный холодок отвращения. Но я, как совершеннолетняя, должна была там присутствовать. Я быстро шла, наслаждаясь пейзажами каменных джунглей. Высотные дома уходили далеко в небо. Первые этажи были заполнены маленькими магазинчиками, бутиками и небольшими кафе. На небе появились небольшие просветы. Я улыбнулась солнцу, выглядывающему через пелену облаков. Оно весь этот день было моим вдохновителем, моей опорой. Настроение снова улучшилось, все невзгоды отодвинулись на второй план. Я наслаждалась последним тёплом осени. Но чувство счастья прошло в тот момент, когда я увидела высокое массивное здание суда, которое приводило в дрожь одним своим видом.

Смятение, боль, обида, любовь, злоба, печаль. Целая гамма чувств наполняла меня в те решающие мгновения. Что-то внутри обрывалось, заставляя сердце то замирать, то, наоборот, биться быстрее. То жарко, то холодно. Иногда слёзы наворачивались на глаза, а иногда хотелось подняться и закричать во весь голос, всё, что я об этом думаю. Но я лишь сидела. Сидела и смотрела, как с каждой секундой рушился мир. Мир нашей семьи. В этом безумии была поставлена точка, когда тишину зала разразил стук деревянного молотка, и прозвучали строгие слова: «Заседание окончено».
Отцу досталась его рабочая квартира в Лондоне, любимая машина, некоторые ценные договора. Маме же - всё наше состояние: дом, машины, особняки на побережьях. Пусть прозвучит немного эгоистично, но когда суд вынес приговор, я поняла, что с этого мгновения осталась одна… Мама пришла сюда с тем самым мужиком, с которым она возвратилась из поездки. Они, торжествуя, быстро покинули зал суда и уехали. Папа был расстроен и опечален. Он ведь любил её, терпел все её выходки, а теперь остался ни с чем. Мы с ним вышли и остановились на широком крыльце здания.
- Пап, поезжай в Лондон, тебя здесь больше ничего не держит, - тихо сказал я, подходя к отцу.
- Ты уверена?
Он посмотрел на меня, а я поняла, что его взгляд ничуть не изменился. Он так же смотрел на меня, когда я была маленькой. Его ярко-зелёные глаза излучали тепло и нежность. Родительская любовь – это постоянная составляющая нашей жизни. Её не нужно добиваться, стремиться заслужить. Это то, к чему мы привыкаем и перестаем замечать. Но только не все родители способны дарить её, моя мама тому пример.
- Знаешь, я уже вполне взрослая и сама могу справиться. А ты уезжай, там ведь не будет мамы, жить будет легче, - я мило улыбнулась, пытаясь убедить его.
Хотя сама понимала, как мне будет тяжело без папиной поддержки, но ведь так будет лучше для него.
- А ты? Может, вместе поедем в Лондон, там образование лучше, у меня больше связей, Нью-Йорк это не место для тебя…
Я была не готова к такому предложению. Оставить привычную жизнь, шагнуть в неизвестность, от представленной перспективы меня, будто током ударило.
- Нет, ты ошибаешься. Нью-Йорк - это как раз мой город, - тихо произнесла я и обвела взглядом округу.
- Ты действительно так считаешь? – можно обмануть кого угодно, только не заботливое сердце отца. Он с беспокойством смотрел на меня.
- Да, в конце концов, тут моя жизнь, мои воспоминания… - папа понимающе улыбнулся.
- …мой Саске, - совсем тихо, чтобы он не услышал, прошептала я.
- Тогда я поеду. Каждый месяц буду начислять тебе деньги, чтобы ты смогла прожить. Сколько тебе надо?
Оцепенение, буквально на секунду, решение, принятое в спешке и неожиданном ослеплении. Порыв, который я не смогла унять, и с губ слетают слова:
- Не надо, я сама заработаю.
Бешеный поток мыслей. Я ведь никогда не задумывалась о подработке, а тут так быстро, в одну секунду. Когда я стала настолько неосмотрительной и поспешной? Словно маленькая девочка, вначале скажу, а потом подумаю…
Отец с удивлением и некой гордостью посмотрел на меня. От этого взгляда на душе стало теплее. Я всегда любила отца. За его добрую улыбку, за искренность, за понимание…
Может, осознание этого пришло несколько позже, может, я не совсем ценила эту любовь. Вот так всегда, только теперь я поняла, как дорог мне мой папа, а уже приходится расставаться.
Я обняла папу и прижалась к нему, как когда-то в детстве. Хотелось заплакать, проронить несколько слезинок, которые сами скатятся по щекам, чтобы их невозможно было удержать. Но я сдержалась, хоть это было и трудно. Ведь больнее не прощаться, а видеть слёзы дорогого человека и знать – это из-за тебя.
- Пока и удачи… - я улыбаюсь, отступая на шаг, пытаюсь не расплакаться, не показать слабину, не разочаровать.
Лёгкая улыбка трогает его губы, в глазах добрый огонёк… Хочется запомнить его именно таким, свободным, счастливым.
- Если появятся проблемы, или вдруг захочется поговорить, всегда звони мне, я никогда не откажу тебе, дочка… - я киваю головой, ещё чуть-чуть стоит продержаться, совсем немного. Губы дрожат. Бросаю на него прощальный взгляд. Жест рукой. Я, пожалуй, даже слишком быстро ушла. Практически убежала. Сделала всё, чтобы только он не увидел, как слёзы обжигают мои щёки.
Кажется, что самое трудное уже позади. Но, наплевав на не совсем хорошее состояние, я всё равно, переступая через себя, отправилась в место, которое раньше называла домом.
Перечеркнуть прошлое. Вот, что я хочу. Поставить жирную точку. Чтобы не мучиться воспоминаниями, приносящими только страдания. Ведь время бежит, а ты со сбившимся дыханием пытаешься его нагнать. Пора повзрослеть. Прошлое не переделать, что-то нужно навсегда запомнить, а другое вычеркнуть из жизни.
Когда я отворила дверь, она тихо скрипнула. Бесшумно, на носочках я прошла в дом, застывший в тишине. Проводя руками по попадающимся предметам, останавливая взгляд на старых сувенирах, беря в руки фото-рамки, просто пытаясь набрать в грудь как можно больше воздуха, пропитанного родным домом, я пробиралась в свою комнату. Но чем дальше я двигалась, тем яснее понимала, что обстановка изменилась. Мама всё переставила, убрала лишнее. Выкинула коробку с мусором, именуемую прошлым.
Наконец, я попала туда, куда стремилась. Здесь ничего не изменилось. Вздох облегчения сорвался с губ. Я приоткрыла окно, и в комнату ворвался приятный свежий воздух. Занавески, словно паруса, затрепетали. Лёгкий ветерок ласкал мою кожу. Багровый закат, словно кистью умелого художника, окрасил небо в грязно-розовые, алые и сиреневые цвета. Я рассматривала вечерний город. Сумрак покрыл его. Разноцветными огнями зажглись миллионы витрин, фонарей, рекламных щитов и окон многоэтажек. Город ожил, принося с собой новую ночь. Отсюда открывался прекрасный вид. Раньше я часто сидела на этом окне, когда ждала звонка или перед сном дышала вечерним воздухом, наслаждалась этим состоянием, чувством, что ты не одна, а с тобой целый город…
Послышались тихие шаги. Кто-то подкрадывался ко мне сзади.
Раз.
Это идёт моё прошлое.
Два.
Надо его перечеркнуть, забыть, начать заново.
Три.
Надо набраться сил и сделать последний шаг...
Тихий скрип двери, словно фанфары, извещающие о её прибытии.
По телу проходит мелкая дрожь. Последний ход, надо выдержать…
- Привет, дочурка, - тихий голос вторгается в замершую комнату, полный презрения и холода Антарктиды. Потерпеть, совсем немного. Это испытание. Справься с ним!
Я собралась с силами. Глубокий вдох.
Я развернулась лицом к двери, чтобы в полной мере насладиться этой сценой. Вот это я хочу запомнить!
- Привет, мамуля…

0

412

Глава 9.
- Зачем пожаловала? – её холодный тон просто выводил меня из себя, заставляя покрепче сжать кулаки. В это битве я обязана победить. Надо справиться.
- Я хочу забрать отсюда все свои вещи. Не желаю, чтобы что-то моё оставалось у тебя, ты не достойна даже вспоминать обо мне.
- Не слишком ли ты преувеличиваешь? Может, обойдёмся без трагедии? Ничего нового не случилось, просто теперь все мои действия были публично показаны. Можешь считать, что я кого-то предала или подставила, можешь говорить обо мне что хочешь. Но навсегда запомни, что в тебе есть частичка меня, а значит мы одного поля ягоды, - её голос был пугающе мелодичным и гипнотизирующим. Я старалась сохранить первозданность того облика, что придумывала для себя уже давно. Я старалась вспомнить и воссоздать все действия, интонацию, движения и слова Саске. Ведь нет лучшей защиты в борьбе, чем трезвость ума, пусть и поддельная.
- Я не буду отрицать то, что могу стать такой же, как ты, но я буду до конца бороться, чтобы быть похожей на тебя только чертами лица.
Она усмехнулась, пробегая пальцами по поверхности стола, осматривая комнату, словно выискивая что-то.
- Пожалуй, отсюда мне ничего не надо, можешь забрать своё барахло.
- Я могла обойтись и без твоего разрешения.
- Кажется, я до сих пор остаюсь здесь хозяйкой. Правда, теперь единственной, - этот металлический голос, он словно февральский ветер заставил меня вздрогнуть. Осколки айсберга впились в сердце и наполнили всё изнутри.
- Где же твои чувства, мамуля? Родная дочь уходит из дома, а ты даже слова не проронишь? – спросила я, разрывая затянувшуюся паузу и покрепче прижимая к себе уже собранные вещи.
- А что я должна сделать? Теперь мы – чужие люди, ведь так? Можешь даже на свадьбу не приглашать. Если она у тебя, конечно, будет, - женщина усмехнулась, милостиво открывая дверь.
Я пыталась как можно быстрее покинуть здание.
Но что-то удерживало меня здесь.
Воспоминания окатили меня своей ледяной волной, заставляя идти медленнее.
Прошлое не желало меня отпускать.
И обрывая все нити на своём пути, я шла.
- До встречи. Может, когда-нибудь встретимся, - полный надменности голос нагнал меня около двери.
- Надеюсь, что никогда… прощай, - кинула я, отворяя дверь.
Ответом мне была усмешка.
Середина ноября.
Сейчас, ночью, следов былой осени не осталось и в помине.
Темное, бархатное небо, осыпанное звёздами. Ледяной ветер, что забирался, под куртку, заставляя дрожать. Листья, закрученные этим самым ветром, слонялись по дороге в поисках пристанища.
И свет дарили лишь фонари.
Пятна света на тёмном асфальте.
Я тащилась по улице, не разбирая дороги. А точнее, я хотела как можно быстрее дойти до лавочки.
Сев на холодный метал, я закрыла лицо руками.
Кажется, у меня внутри что-то сломалось.
Раскололось и разбилось на миллионы частей, которые никто никогда не соберёт воедино.
Вроде бы ты и не плачешь, но в горле застрял огромный ком обиды. Примерно это я сейчас и чувствовала.
Как будто от меня оторвали часть.
Я слышала, как рядом затормозила машина, и раскрылись дверцы. Но это всё было в другой вселенной. Как будто происходило не со мной.
Шаги.
Вот некто остановился прямо напротив меня, не говоря не слова. Даже не дыша.
- Добилась, чего хотела? – до боли в сердце знакомый голос. Наверное, я была бы рада, если бы я его больше не слышала. Чтобы, наконец, Он перестал занимать все мои мысли…
- Как ты меня нашёл?
- Ехал перекусить и увидел, что кое-кто решил испытать судьбу. Я знал, что бесследно это не пройдёт, поэтому и нарезал круги по округе всё это время.
- Зачем?
- Что «зачем»?
- Зачем. Какая разница. Зачем ты всё это делаешь?
- Просто я так хочу. Садись в машину, простынешь.
- Ради своих желаний ты всегда можешь горы свернуть.
- Ты слишком много говоришь, Харуно.
Я передала ему коробки с вещами и села на пассажирское сиденье.
Тишина начинала утомлять, приглушенная музыка – усыплять, а слабый свет от фонарей пробуждал ещё большее желание заснуть.
Мы ехали по окраине. Отсюда только вдали были видны бесконечные небоскребы.
Очередная тёмная улица встретила нас. Учиха медленно остановился на светофоре, ожидая нужного света.
- Сакура.
- Что?
- Ты ведь хотела, чтобы я объяснил, что значат наши отношения?
- Типа того, - устала, ответила я, наверное, так и не уловив суть предложения.
- Скоро ты всё поймёшь, - спокойно говорил он.
- Я должна обрадоваться?
- Ну,… тут уж как хочешь, - он пожал плечами. Нужный свет загорелся, и он рванул по пустынным улицам.

Когда я смогла, наконец, доползти до своей комнаты, стрелка часов уже достигла полуночи. Сейчас, окунувшись в знакомую суету дома, сон ушел, и я уже несколько минут тупо пялилась в потолок.
Вроде бы я и не думала ни о чём особенном. Просто, так сказать, переваривала сегодняшний день.
И тут за долю секунды в моей голове промелькнули его слова.
«Ты скоро всё поймёшь».
Что такого в этих словах? Ведь тут нет особого смысла. Нет ни угрозы, ни предупреждения. Что-то нейтральное. Но эти слова заставили меня тут же пойти в зал.
Тут ещё никто не спал и, кажется, не собирался. Ино и Темари сидели на диванчике, о чём-то разговаривая, остальные, кажется, куда-то ушли.
Странно.
Как только я вошла, разговоры мгновенно прекратились и пронзительные голубые глаза Ино смотрели на меня… с болью?
Боль ли читалась в них?
Или… сожаление?
Хотя, разницы нет. Кажется, в это самое мгновение Ямонака тщательно продумывала, как начать разговор. Она закусила пухлую нижнюю губу, старательно отводя взгляд в сторону.
- Сакура…
Я стояла, не смея даже дышать, ожидая. Ожидая того, что так встревожило подругу.
- М-м-м… ты сегодня уже говорила с Саске? – робко начала блондинка, тщательно подбирая слова, в то время как Темари уставилась в пол, словно была в чём-то виновата
- Да.
- Он встречается с Карин, - не выдержала роковая блондинка с зелеными глазами. Вот их различие. В том, что Темари предпочитает делать всё сейчас, в это самое мгновение. А Ино пытается смягчить боль. Но… разве от этого легче?
Я слышала, как очередной раз раскалывается сердце. Как его осколки разлетаются в разные стороны, больно раня плоть.
Когда прекратятся эти терзания?
Ничего не говоря, я направилась в комнату к Саске.
У меня не укладывалось это в голове. Просто не укладывалось!
Чёртов Учиха!
Я до боли сжала кулаки и, смотря в пол, просто неслась к своей цели. Казалось, что сейчас я могу прибить всех на месте.
Но мой пыл остыл, как только я столкнулась с Карин.
Она выходила из комнаты Саске, густо накрашенные губы, ресницы и подозрительно счастливые глаза. Я завидую? Мы, как и всегда, проигнорировали друг друга и, не обменявшись даже взглядом с ней, я сделала пару шагов вперёд.
Короткий стук нарушил тишину. Лишь из щели под дверью лился мягкий свет настольной лампы из комнаты Учихи. Всё стальное же оставалось в кромешной тьме.
Кажется, сердце дробью било по ушам, заставляя физически ощущать боль.
- Кто?
- Это я, - мой простой полушёпот. Ничего лишнего, всё сдержанно, впрочем, как и всегда. Не было слышно ни шагов, ни каких-либо движений, кажется, хозяин комнаты даже не сдвинулся с места. Не желаешь открывать?
- Может, откроешь дверь?
Слышу шаги, он замер, вплотную прислонившись к двери.
- Ни секунды не можешь прожить без меня?
- Просто изнемогаю.
- К сожалению, вынужден отказать. Теперь ведь у меня есть девушка, я должен быть хорошим мальчиком. Теперь никаких романов на стороне.
- Как будто тебя когда-то это останавливало, - смешок, не в силах сдержаться, сорвался с моих губ.
- Все мы способны изменяться в лучшую сторону.
- Ты так самоуверен…
- Пора бы тебе перестать так скептически относится к моей персоне…
- Хватит, - оборвала его я на полуслове, - что-то ты сегодня больно разговорчив.
- Запрещаешь?
- Смысл? – игнорируя его слова, напрямую спросила я.
- Ты хотела объяснения наших отношений: вот тебе оно в чистом виде.
- Теперь я стала твоей любовницей?
Он усмехнулся и резко открыл дверь, заставляя меня вздрогнуть от порыва ветра. Кажется, из его комнаты разило какой-то иной атмосферой, чем-то холодным.
- Не обольщайся, мы ведь друзья, - он произнёс эти слова, обдувая мочку уха жаром своих губ и заставляя каждой клеточки моего тела просто сгореть от внезапной дрожи. Он ловким движением убрал мешающиеся пряди со лба и еле ощутимо коснулся его губами.
- Спокойной ночи, подруга.
И эти слова мучительно въелись в память и навсегда, словно метка, остались в сердце.
Подруга?
Я с силой сжала кулаки и, пожалуй, слишком быстро шла к своей комнате.
Бешенное и просто не выносимое желание что-то разбить, сломать, громко хлопнуть… Хоть на секунду почувствовать себя живой - всё это бушевало во мне и вот-вот было готово вырваться наружу.
Ненавижу.
Он умело играл в игру, заставляя делать свою работу другим. Как будто профессиональный кукольник, он играл с людьми, словно с марионетками.
Но чего он добивался?
Он хотел боли? Моей боли?
Или… он не понимает насколько мне больно?
Когда он лишился своих чувств? Что заставило его стать таким?
Ответ должен быть где-то в глубине памяти. Надо найти его…
Но сил уже нет.
Теперь желание крушить пропало, словно как вулкан после извержения нуждается в многолетней спячке, так и я нуждалась в отдыхе.
Но можно ли отдохнуть от собственных чувств?
Ведь здесь нет кнопки «отключить».
Я ввалилась в свою комнату, не обращая ни на что внимания, зарывшись лицом в подушку и надеясь, что противные слёзы не брызнут из глаз.
Слёзы – это слабость. Та слабость, которую я не могу себе позволить. Не должна позволять.
- Ненавижу её. Ненавижу… - словно эти слова мне чем-то помогут, словно от них станет легче. Я хватаюсь за каждую спасительную ниточку, пытаясь обвинить других, но не себя…
- Эгоистично, Сакура.
Тихий голос прорвал тишину, заставляя меня мгновенно прийти в себя.
- Знаешь, за последние десять минут ты не задумывалось о чувствах Карин?
- Сожалеть ей? Она получила то, к чему всегда стремилась. Ей мало? Хочет ещё?! – голос сорвался до крика и так же быстро потух, словно свеча от дуновения ветра.
- Быть оружием в руках умелого мастера, быть вещью, предметом. Это, по-твоему, то, к чему она стремилась?
- Но…
- Мне кажется, играя, ты забыла, что Учиха незаметно вводит новых персонажей для разнообразия. Советую тебе побольше смотреть вокруг и, наконец, понять, что и другие тоже умеют плакать.
- Каждый сам за себя.
- Не пора ли тебе прекратить эту игру? Нужна ли тебе жизнь, словно театр? Подумай… - Ино, что на протяжении всего разговора была серьёзна, бесшумно развернулась и уже через пару секунд аккуратно закрыла дверь.
Тишина. Спокойствие.
Или… одиночество?

***

Конец ноября. Незаметно пролетели дни бесконечного поиска работы, счастья, поиска того, что избавит меня от вечного одиночества. Кажется, всё это время я пыталась бежать от себя. Бежать от тех вещей, которые стали родными. Я пыталась забыть прошлое со всеми его горечами и страданиями. Я бежала от реальности. Пыталась попасть в будущее, которое сквозь пальцы убегало от меня.
Но можно ли перечеркнуть свою жизнь? Можно ли было мне даже мечтать о том, чтобы начать всё с начала?
Я переехала в комнату в общежитии Йельского университета, устроилась на работу в студенческом кафе в квартале от института. Иногда меня приглашали на фотосессии журналов. Вроде как денег хватало. Но проблема была не в резком переходе от золотой жизни к статусу бедняка. Мне казалось, что во мне чего-то не хватает, именно во мне. Ино и Темари, видимо, ожидая подобного, лишь помогли мне с переездом и как бы невзначай подкидывали мне новые вещи, словно боясь, что я совсем зачахну. Это помогало мне держаться на высоте в светском обществе, скрывая тот факт, что я больше не живу в легендарном доме-общаге богатеньких отпрысков Нью-Йоркской элиты. Саске встречался с Карин чуть больше двух недель, что заставляло меня ещё больше беспокоиться. Его игра продолжалось, каждую секунду он заставлял меня напрягаться, не давал ни мгновения блаженного покоя. Будто испытывая меня. Называя моё новое место работы «кафешкой для молодёжи» я, наверное, немного приуменьшила. Это был небольшой ресторанчик, в который частенько заглядывали небедные студенты Йеля.
Там я облачалась в чёрненькое платье с белоснежным фартуком и, так же как и другие официантки шныряла от стола к столу, обслуживая клиентов. Последнее время к нам частенько заглядывал Саске, которому, по-видимому, видеть меня в чёрной мини-юбочке и без права сказать ему пару ласковых слов, очень нравилось. Но я умело обходила душещипательные темы, быстро приносила ему лотте, подавляя в себе желание, опрокинуть напиток прямо на его безукоризненно чёрные волосы.
Как и всегда вечером зажигались свечи, и весь ресторан погружался в полумрак. Я, немного уставшая от пар и высоченных шпилек, просто мечтала о конце смены. Но мечты были просто мечтами. До одиннадцати или конца смены оставалось ещё полчаса и целая гора немытой посуды на кухне.
Мило улыбаясь, я обслуживала одного посетителя за другим.
Двери открылись, и колокольчик над ними звонко оповестил меня о новом клиенте. Я тут же взяла меню и хотела, было показать ему свободный столик, но… ночным гостем оказался Учиха с неизменной ухмылкой на лице при виде меня.
- Чего ни будь, желаете? – спросила я, как можно крепче сжимая меню и стараясь только взглядом объяснить Учихе, насколько далеко ему надо пойти.
- Администратора, - коротко произнес, что заставило меня буквально лопнуть от возмущения. Ещё скажите, что он решил на меня пожаловаться!
- Секунду.
Я тут же позвала администратора, даже боясь представить, что задумал Учиха.
- Знаете, я утрою цену заказанного мною Лотте, если вы отпустите вашу официантку прямо сейчас, - нахально произнёс Учиха. От его слов я чуть было не упала со своих шпилек, но даже если не упала, то подкосилась точно. Только он способен на подобное.
И сразу же пришла другая мысль – зачем? Что на этот раз он хочет устроить?
- Сакура, ты знаешь этого человека? – серьёзно спросил меня начальник.
- Да, он мой старый знакомый, - кажется, Учиха слегка дернулся, услышав слово «знакомый», но всего на мгновение, далее последовала его фирменная ухмылка.
- Я даже не знаю, как на это реагировать, - замялся администратор, конечно, когда же это он откажется от тройной выгоды.
- Увеличиваю в пять раз.
- Сакура, на сегодня ты свободна.
Ещё секунда и я бы упала от этого. Меня только что продали за пять кофе лотте?
- Тебе осталось всего полчаса работы, мы справимся без тебя. Можешь идти. А вы, сэр, не подождёте пару минут лотте?
- Нет спасибо, мы уже уходим, - Саске усмехнулся, протягивая администратору обещанные деньги.
- Заходите к нам ещё, - учтиво произнёс он, когда я, переодевшись, вышла вместе с Саске.
- Ты что, совсем офигел? – было первой фразой, которая пришла ко мне на ум. Я оттолкнула от себя Учиху, который шёл слишком близко, и быстро зашагала вперёд.
- А что тебе не нравится? Я избавил тебя от работы на сегодняшний вечер, - просто сказал он.
- Я не нуждаюсь в этом. Не лезь в мою жизнь!
- А я и не лезу. Я живу своей, - он поймал меня за руку и, жёстко схватив, усадил на пассажирское сиденье. Вскоре сам Учиха сел на место водителя, и машина тронулась. Тихо, почти бесшумно работал мотор, за окном мелькали огни Нью-Йорка. Мы ехали по знакомому мне маршруту, правда я всё никак не могла сообразить куда именно. Это не пятая авеню, значит… он везёт меня к себе домой.
- Остановись, пожалуйста.
- Нет.
И тишина. Говорить ему что-то бесполезно. Невозможно заставить его играть по своим правилам. И невозможно не играть по его.
- Знаешь, а ты последнее время странный, - внезапно произнесла я, когда мы уже минут десять сидели, боясь даже дышать. Мы давно приехали, но выходить почему-то никто не хотел.
- Но не страннее тебя.
- Отвези меня домой.
- Ни за что, - его рука скользнула по подлокотнику, медленно проводя по моей ладони.
- У тебя, кажется, девушка была, или я ошибаюсь?
- Расстались, - немного поморщившись, произнёс он.
- И бедный Учиха Саске нуждается в женской любви и ласке?
- Разве ты не хочешь жить в этом шикарном особняке? – он ловко переменил тему.
- Боюсь представить, что мне надо будет для этого сделать.
- Ничего.
Может, было бы немного банально, но всё же… при этих словах в груди поселилась маленькая, но всё же надежда на то, что он просто скучал, или просто хочет пообщаться. Просто. Так не хочется рушить эту иллюзию, но приходится. И с каждым разом становится всё больнее.

0

413

Глава 10.
«В этом доме редко что-то меняется», - подумала я, пройдя в отведённую Учихой для меня комнату. По знакомым коридорам, рассматривая неизменные картины. Всё здесь мне было знакомо, и как бы я не пыталась забыть прошлое, оно преследовало меня на каждом шагу.
Мысли Учихи всегда был для меня чем-то далеким, словно звёзды, и этот раз не был исключением. Я не понимала его действий, а когда начинала об этом задумываться, то идеи были настолько сумасшедшие, что становилось страшно. За себя.
После душа я, закутавшись в одеяло, пыталась хоть что-то разглядеть в кромешной тьме. Сон сквозь пальцы уходил от меня, оставляя место мыслям. Казалось, что за последнее время весь мир перевернулся.
Дверь аккуратно открылась, и в комнату вошёл Саске. Только в штанах, что позволяло мне полностью насладиться его накаченным прессом, а свет из-за двери позволял видеть только тело, не лицо. Он опёрся на дверной косяк, смотря на меня своим внимательным взглядом.
- Зачем? – задала я вопрос, который не давал мне покоя.
- А так ли легко отказаться от прошлого? – вопросом на вопрос ответил Учиха, и на секунду я, кажется, поняла его…
Он сел рядом со мной, внимательно рассматривая меня своим спокойным взглядом. Я на секунду замерла, пытаясь понять его замысел.
Тишина была настолько неловкой и пугающей, что мне так и хотелось сказать что-нибудь, пусть даже глупость. Главное – сказать. Он нежно провёл рукой по моей щеке, опускаясь ниже, чуть касаясь шеи, оголяя плечо от безразмерной футболки из его шкафа.
Я сама тянулась к нему за поцелуем. Не осознавала этого, но тянулась, желала.
И желание было исполнено. Глубокий, с каплей страсти. Поцелуй, который заставлял меня жить, губы, которые не давали мне умереть.
И всё нарушил звонок.
Не прекращая поцелуя, Учиха копался с телефоном. Я непроизвольно открыла глаза. Прежней эйфории, того блаженного чувства от поцелуя не было.
- Ответь, - прошептала я, ещё не видя имени. Он кивнул и, прижимая меня – полуобнажённую к себе, ответил.
«Карин» - мелькнуло на экране телефона буквально на секунду. Но мне хватило этой секунды, чтобы осознать, кто звонит ему.
Я прижалась сильнее, чувствуя сильное мужское тело и мысленно надеясь, что это неправда, или что она ему просто позвонила. Ведь между ними всё кончено! Правда?
- Завтра вечером я буду ждать тебя в «Плазе», номер уже заказала, так что до вечера, котёнок. Надеюсь, ты сегодня хорошенечко выспишься, а то завтра я тебе всю ночь не дам поспать, - она игриво зарычала в трубку, и от этого притворно-сладкого голоса стало не по себе. Учиха выслушал всё это, словно это был деловой разговор. Ни одна мышца на его лице не дрогнула.
- Хорошо, завтра в назначенное время, договорились, - холодно произнес он, быстро сбрасывая и убирая телефон подальше.
Он снова потянулся к моим губам, прижимая к кровати.
- Кто это был? – как можно безмятежнее спросила я, продолжая его игру и укусив его за мочку уха.
- Да так, по работе, у меня завтра важная деловая встреча.
Он медленно целовал шею, жадно вдыхая мой аромат, а я, как могла, сдерживала тот водоворот, что творился во мне.
- Лжец, - холодно сказала я, отталкивая Саске как можно дальше. Закутавшись в одеяло, чтобы ничего не было видно, я села.
- Убирайся отсюда, - без капли тепла произнесла я.
- Ты не хочешь повторить прошлое?
- Я желаю его забыть.
- Тогда пусть будет по-твоему, подруга.
И кажется, что, наконец, появились хоть и не очень видные, но рамки. Рамки дозволенности, теперь мы не должны выходить за них, теперь нам запрещено совершать сумасшествие. И пусть это были и полу призрачные рамки, которые легко разрушить бокалом вина, но всё же…
Я видела, как он ехал к Карин, несколько раз они вместе приходили в ресторанчик. Он приходил каждый день, заказывая кофе, а потом провожал до дома, иногда я оставалась у него, но мы не делали ничего запретного, мы были друзьями. Мы играли роли, написанные кем-то другим, мы выдавали себя за тех, кем никогда не являлись и не будем. Мы просто притворялись. И хоть это и было ложью, хоть всё происходящее и было огромным лицемерием, мне нравилось это. Мне нравились границы, мне нравилось чёткое определение отношений, мне нравилось быть свободной.
Мне было жаль Карин, которая сама того не понимая, принимала его ложь как исполнение надежд, мне было её жаль и одновременно я радовалась, что Саске забирает с работы меня, а не её. Мне нравилось то, что Саске оставлял меня у себя дома, и мы не занимались с ним сексом. Мне было приятно осознавать то, что он её использует. Приятно и жалко.
Я всё так же виделась с остальными, они частенько заходили ко мне на работу, несколько раз мы для прикола устраивали мини-вечеринки в моей комнате в общаге. Мне нравилось быть свободной, быть собой, существовать только с помощью себя.
Иногда я ночевала в старом доме. Я шаталась из дома в дом, но, наверное, лишь потому, что считала оба эти места своим домом. Мне нравилось видеть, как счастливы мои подруги со своими половинками. Я не завидовала им, нет, ни в коем случае, я была рада за них.
Очередной раз он встретил меня после работы. Бежать от его опеки я не могла. Отказаться от столь желанного - разве не глупость?
Кажется, сегодняшнюю ночь я проведу в поместье Учиха. Радовало одно – не будет ничего запретного, ведь мы просто друзья. Мне не будет больно.
Он капался на кухне, а я аккуратно расположилась в зале. Учиха зашёл в комнату с двумя бокалами красного вина.
Странно.
Мы расположились на ковролине, в тишине потягивая сладковатый напиток.
- Зачем? – спросила я, когда мысли, бушующие в голове, просто свели с ума.
- Знаешь, я теперь встречаюсь с девушкой, у меня больше нет той свободы действий, ты теперь взялась за ум, работаешь и живёшь отдельно от нас. Ты больше не ходишь в клубы по ночам и никогда не опаздываешь на пары. Мы выросли, мы стали умнее. Поэтому мы ведь можем остаться друзьями. Этого нам никто не запретит.
- Веришь в дружбу между девушкой и мужчиной?
- А почему бы и нет?
Я на секунду закрыла глаза, обдумывая его слова.
Чем больше он говорил, тем больше я терялась в мыслях. Зачем ему всё это?
Учиха Саске хочет стать другом девушки?
- Может, легче просто прекратить общение? – неуверенно спросила я.
- Тебе от этого будет легче? – он посмотрел на меня своим чересчур холодным и спокойным взглядом, доказывая свою правоту.
Легче может стать ему, не мне.
- Но зачем усложнять итак сложные отношения? Ты ведь сам сказал, что сейчас у каждого из нас теперь новая жизнь, так может будет лучше, чтобы наши дороги не пересекались? Если бы ты захотел, ты мог бы сделать так, чтобы мы никогда больше не увиделись.
- Мог бы, но не хочу.
- Почему? – с мольбой в голосе произнесла я.
Почему ты не хочешь перестать делать мне больно?
- Потому что так будет ещё больнее, - казалось, ещё немного, и он перейдёт на крик.
Больно?
- Довольно, я спать,- опрокидывая на пол бокал с каплей вина, произнёс он и направился в сторону своей комнаты.
- Кто мы? – прошептала я, нагоняя его.
- Друзья, - кинул он, скрываясь в своей комнате.
И, кажется, эта была окончательная договоренность в том, что больше не будет случайных поцелуев, что нельзя будет по пьяни сказать «люблю». Но может от этого станет легче? Если любишь – отпусти, значит надо отпустить ведь он не твой, он её. Даже если ты знаешь, что она для него всего лишь игрушка.

***

Чем гуще наступали на город сумерки, тем больше людей, в особенности парочек, заглядывали в ресторанчик.
Работы, было, прямо, скажем, завались, я порядком устала шастать от стола к столу и как раз села за барную стойку, чтобы отдохнуть.
Хоть я и ужасно устала, но сегодняшний день был одним из лучших за последнее время.
Меня повысили до главной официантки. Теперь я должна была работать в два раза больше, если кто-то не придёт. Теперь большая ответственность, но и большая заработная плата. В общем, плюсы значительно перевешивали минусы.
Теперь я могла немного командовать официантками, ссылаясь, что я как бы немного их выше по служебной лестнице.
Привычный звон посуды и голоса нарушил звон колокольчика, извещая о прибытии нового клиента. Я, взяв меню, уже было хотела сопроводить посетителя к свободному столику, но это оказался Учиха. И как ни странно в его руках была чисто-белая роза.
Я непроизвольно подняла брови, осматривая Саске в полный рост.
Казалось, что сегодня он выглядел ещё потрясающе, чем обычно.
- Ты что-то будешь заказывать? – спросила я, подходя ближе.
- Лотте пожалуйста, во сколько у тебя заканчивается смена?
- Через пару минут принесу, в 11, только не надо как в тот раз.
- Не буду, у меня для тебя подарок.
- А я думала, что ты это для Карин приберег.
- Я могу не дарить, если тебе так уж не нравится, - он холодно усмехнулся, заметив, как я замялась от его слов. Ведь я считала, да и сейчас считаю, что это цветы для меня, и если он мне их не подарит - будет очень сильно обидно!
Через пару минут я принесла Учихе его заказ и продолжила работать. Он не отрывал от меня своего пронзительного взгляда, заставляя иногда вздрагивать из-за неловкости.
- Харуно, хорошо сегодня поработали, можешь идти, - произнёс менеджер, передавая мне ключи от помещения, - проследи, чтобы всё было закрыто, и иди домой.
Она развернулась и, увидев, что в зале ещё остался Саске с одинокой белой розой, невольно застыла.
- Не волнуйтесь, это за мной, мы уже уходим.

Я опять оказалась в той машине, в салоне которой так много произошло.
- Куда мы едем сейчас? – спросила я, вертя в руках розу.
- Положи бедный цветок на место, как дитё малое с новой игрушкой.
- Не все такие взрослые как ты, Учиха.
- Это ты слишком наивная, Харуно.
Минута молчания, хочется вывести его из себя, нанести ответный удар. Теперь можно, ведь друзья смеются друг над другом. Не так ли?
- Как у тебя с Карин? – тошнотворно-сладким голосом пролепетала я, нарочно растягивая слова. Он поморщился, как будто я была назойливым комаром.
- Мы расстались.
- Это мы уже проходили, - не принимая всерьёз его слов, отмахнулась я.
- Не веришь - не верь.
- Ты не шутишь?
- Я достаточно поиграл с ней.
- Для тебя все люди словно одноразовые игрушки.
- Не забывай, что тобой я пользовался уже много раз, - он обольстительно улыбнулся, понимая, что надавил на самое больное.
- Куда ты меня везёшь, скотина? – скрепя зубами, произнесла я.
- Узнаешь, - ответил он, сильнее нажимая на педаль, из-за чего я непроизвольно вжалась в кресло.

Он затормозил. Резко. Впрочем, как и всегда.
- Ты не изменишься.
- А я и не хочу.
Он как истинный джентльмен открыл мне тяжёлую деревянную дверь с резьбой. Мы оказались в весьма уютном ресторанчике. Он провёл меня на второй этаж, и мы разместились за столиком, стоявшем чуть поодаль остальных.
Слишком уж заботливый он для Учихи, может, он заболел?
- Ты сегодня странный, - произнесла я, рассматривая обстановку, - полумрак обеспечивал интимную обстановку и полное единение, я практически не видела людей за другими столиками, только их силуэты.
Он не ответил, только усмехнулся и сделал заказ у пришедшей официантки.
- Зачем столько фальши, лучше сразу скажи, что тебе от меня надо.
- Хочу поздравить тебя с повышением, - он поднял бокал с кровавым напитком вина.
Я на секунду впала в ступор.
- Спасибо, - запинаясь, произнесла я.
Следующие минут пятнадцать мы сидели в полной тишине. Я неторопливо пила вино, ела поданную официанткой еду, но боялась посмотреть ему в глаза.
Зачем он всё это делает? Он хочет сделать мне больнее? Ещё больнее?
- Сакура…
- Что? – я вздрогнула от его притягательного, но такого холодного голоса. Он сидел, смотря на меня слегка затуманено, но в то же время серьёзно, в его чёрных глазах отражалось пламя свечи. Он слишком идеальный, слишком притягательный, слишком желанный.
- Сакура, Харуно Сакура, ты не хочешь стать моей девушкой?
Я невольно уронила бокал, он, произведя глухой стук, упал на скатерть, и на белоснежной ткани тут же вырисовались причудливые узоры кровавого напитка.
- Ты пьян, Саске… - запинаясь, произнесла я.
Нет, этого не может быть, это ошибка. Я не должна слышать эти слова. Не должна.
- Я серьёзен. Ты ведь хочешь, чтобы я называл вещи своими именами. Так вот, я хочу, чтобы мы были не друзьями, а чтобы мы встречались, понимаешь? – кажется, он слегка запнулся? Может он и вправду пьян? Но это всего бокал вина.
- Саске…
- Ответь мне сейчас.
Всё тело покрылось мурашками. Это то, к чему я так долго стремилась? Но что ответить?
Почему я не могу сказать, что хочу этого? Что мне мешает? Почему я не хочу принимать то, к чему так долго стремилась?
Потому что понимаю, что это всего лишь игра.
Его игра в чувства, его игра, от которой мне будет больнее.
Но так ли легко отказаться от мечты?
Когда она настолько близка, что можно коснуться рукой.
- Не шути так больше, Саске, - прошептала я, проглатывая ком обиды.
Да, такого не может быть, это всего лишь шутка. Его шутка.
Глупая, несмешная, обидная, но шутка.
- Я не шучу, - произнёс он, привставая чтобы приблизиться.
- Я не верю твоим словам.
- Сакура, я хочу, чтобы ты была только моей, - чётко, слово за словом, чтобы они больно впились в память, произнёс он.
- Я не хочу быть твоей игрушкой.
Он усмехнулся и сел обратно.
- Ты глупа, Сакура, ты так стремилась к этому, а теперь отказываешься? Не это ли величайшая человеческая глупость, - он говорил без запинки, взгляд был прожигающим. Он сделал глоток вина и, подперев руками подбородок, посмотрел на меня.
- Ты согласна?
Я чуть не выкрикнула долгожданное «да», но голос, внутренний голос, заставил заткнуться.
Будет больнее.
Ещё больнее.
Будет гораздо больнее, чем сейчас.
Но я не могла отказаться, я хотела этого, желала. Не хочу жить прошлым, или будущим, не хочу думать о том, как будет потом. Я хочу сейчас, именно сейчас насладиться жизнью. Полностью.
- Да.
- Я не слышу тебя.
- Я сказала, что согласна.
Он усмехнулся и поднял бокал.
- Счастливой нам совместной жизни, - произнес он и послышался звон хрусталя.
Звон, словно овации к заключённой только что сделке. Сделки, только так я могла назвать произошедшая. Сделка чувств, сделка судеб.
Я залпом выпила весь бокал, чувствуя, как горечь греет горло, и как слёзы наполняют от этого глаза.
Голова закружилась и, заказав свой любимый мартини, я поняла, что сегодня обречена на ошибки.
Мы приехали в его дом, в котором я теперь, кажется, буду жить. Мы, шатаясь и еле разбирая что-то в кромешной тьме, нашли его комнату и тут же упали на кровать.
Она была широкой, с новыми, пахнущими свежестью, шёлковыми простынями. Но на это было плевать. Он лишь срывал с меня одежду, а я желала его губы, желала так, как, пожалуй, не желала никогда в жизни.
Я хотела его, прямо здесь и сейчас, я сходила из-за него с ума, у меня кружилась голова от жара его тела. Я понимала, что весь этот вечер одна огромная ошибка, но мне было плевать. Я так долго была без него, я так больно сжимала кулаки, видя его с другой, мне было больно без него. Я хотела быть его, только его, и чтобы это было не просто шуткой, не попыткой затащить меня в постель, чтобы это было правдой.
Но это лишь мечты, которым не суждено осуществиться.

***

Кажется, весь последующий день у меня всё валилось из рук. В институт я благополучно не пошла, когда проснулась, Учихи уже не было. Он уехал по делам, кажется, а мне было больно видеть пустую кровать. На работе я была словно монстр, сонный монстр. Мне хотелось побыстрее сбежать, меня бесило абсолютно всё в этой обстановке: цвет стен, дурацкий фартук и больше всего меня бесило, что надо было улыбаться всем посетителям и быть вежливой. И хоть раз люди бы задумались о том, насколько может быть хреново на душе, и что мне совсем не до улыбочек.
И эта бесконечная фальшь длилась, как мне показалось, целую вечность, а на самом деле всего один день.
Я знала, что он не приедет за мной, я знала, что ближайшее время я его не увижу, я знала, что он вспомнит обо мне только когда ему снова понадобиться моё тело. И розочка, стоящая в раздевалке в пустой бутылке, была лишь сладкими воспоминаниями о прошедшем.
Он не приедет.
Пойми это, Сакура.
Ты ему никто.
Просто игрушка.
Я хотела выбиться из сил, чтобы дома прийти и уснуть, поэтому я взяла себе дополнительной работы. До конца смены осталось совсем немного, посетители уже ушли, также как некоторый персонал. Я по третьему разу проходилась влажной тряпкой по столам, перестилала скатерти и причудливо раскладывала салфетки.
Весь зал сиял, ключи ожидали своего часа на барной стойке, можно было идти домой, но я не могла.
Я не хотела.
Нет, скорее я ждала.
Ожидание чуда, чуда которое не произойдёт.
Когда было понятно, что больше это тянуть нельзя я взяла ключи и уже хотела, была открыть дверь, но кто-то с другой стороны сделал это за меня.
Я покрылась мурашками, что-то мне подсказывало, что нежданный ночной гость пришёл не с добром. Я покрепче сжала кулаки, отступая на шаг.
Страх сковал тело.
Но это был всего лишь Учиха.
Колокольчик приветливо звякнул, а я стояла, всё так же потрясённо смотря на обладателя тёмных глаз.
- Сакура, не делай такое лицо.
Я глубоко вздохнула, страх отступил, но руки всё равно дрожали мелкой дрожью.
- Не пугай меня так больше…
- Дурочка, - он усмехнулся, открывая дверь пошире, - пора домой.

0

414

http://smayly.net.ru/gallery/anime/pictures/Beards_1/13.gif класс http://smayly.net.ru/gallery/anime/pictures/Beards_1/1.gif

0

415

Прикольно))))
А кто-нибудь читал фанф "Ее ставка-жизнь,ее судьбы-игра"?

0

416

RedSam написал(а):

"Ее ставка-жизнь,ее судьбы-игра"

я читала *О*
шикарный фанф)

0

417

RedSam
я нет !Выстави пожалуйста

0

418

очень классный фанф) http://i037.radikal.ru/0806/51/db90a1b74a6d.jpg

0

419

Gin
жду мне уже интересно

0

420

Gin написал(а):

шикарный фанф)

Это точно!Именно этот фанф и вызвал любовь к этой паре)))))
Только я никак не могу найти эпилог))))))Не подскажешь?

0


Вы здесь » [Аниме это жизнь] » По Наруто » Сакура и Саске


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC