[Аниме это жизнь]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [Аниме это жизнь] » По Наруто » Сакура и Саске


Сакура и Саске

Сообщений 481 страница 500 из 666

481

Собирая осколки. 5 и 6 главы
Глава 5
«Смысл спрятан в глубине»

…Поразительно! Итачи действительно… неповторим…загадочен….гениален…
…Вот этого я не мог ожидать от тебя… Что же за наследство ты для меня оставил? Ты прав, я не буду торопиться. К тому же, я нашел это письмо совершенно случайно. Но вот как Сакура догадалась? Всё, буду проводить поиски только с ней! Женская интуиция, однако… Мне сейчас нужно решить только одну, но жирную проблему…. Как отвести Мадару подальше? Черт, ну зачем я попросил его помочь мне?! Сейчас расхлебывай… Как же его одурачить?...
- Сакура…
- Что, Саске?
- Пойдем на кухню.
- Чт…
- Там мы сможем поговорить. Тем более, мне надо кое-что с тобой обсудить….
- Конечно.

Горячий чай, хоть и сделанный на скорую руку хозяина дома, приятно согревал, теплой волной проходя по телу. Даже такие моменты могут казаться сказочными. Нужно только уметь их замечать… И она замечала. Зажмурив глаза от удовольствия, Сакура повернулась к Саске. Снова эти глаза… Такие черные, такие таинственные, но всё же сейчас такие живые… Они завораживают? Нет… Притягивают? Может быть… Скорее, они имеют надо мною власть…
- Ну и влип же я!
- Да, я понимаю, это всё очень…
- Не совсем, Саку… Знаешь, а я ведь пришел сюда, чтобы уничтожить Коноху…
- Что?! Саске, ты в своем уме?! Нет… Ты не смог бы…
- Вот я и не смог…
Сакура вновь оглядела его плащ:
- Черт, Саске, сними уже этот чертов плащ! И… объясни по порядку, что происходит… Жаль, Наруто нет…
- Что? Где же он?
- Он на тренировках… Но ты продолжай.
- Итачи сказал, что это правящая верхушка нашей деревни заставила его уничтожить Учих. Они боялись, хотели избавиться… Мой брат оказался всего лишь пешкой. Пешкой в их большой игре…
- Нет, Саске не пешкой. Раз он разузнал что-то, о чем мы должны с тобой узнать. Он не пешка….
- Хех… После этого, я захотел уничтожить Коноху. Знаешь, а человек, который рассказал мне всё это – Учиха Мадара. Знаешь?
- Глава?....
- Да… Представь, он не погиб. Перед этим я поймал восьмихвостого.
- Значит дальнейшая их цель…
- Да. Кьюби. Мадара согласился помочь мне. Он придет через несколько дней.
- Саске, а тебе не кажется, что Мадаре нужен не только Наруто? Может, эта западня предназначена и для тебя? Послушай меня. Я не думаю, что Мадара такой благородный, что решил просто помочь тебе с твоей «гениальной идеей», - Сакура усмехнулась, - это значит, что ему что-то нужно. Наруто? Стопроцентно. Уничтожение Конохи? Скорее всего. Саске, вот ты можешь мне объяснить, почему этот чертов Учиха принялся рассказывать тебе об Итачи?
- Минуту…

…Как же он сказал тогда? Я был в шоке после смерти Итачи, воспоминания обрывочные. Действительно, зачем он принялся мне это рассказывать? Чтобы я своими руками сделал то, чего он сам столько времени желал. Хех, удобно. А может, всё совсем не так? Нельзя исключать различных версий…-А что, если он решил избавиться от меня?

Оказалось, что эту мысль Саске озвучил вслух.

…Я уже думала над этим… Но не могу найти причины… Может. Итачи поможет нам в этом? Для такого внеземного человека и время покорно, в этом мы уже убедились. Время… время! Смысл всего в глубине? В глубине веков или в глубине архивов? Нужно проверить прошлое этого Мадары… Интересно, может в архивах Цунаде есть что-нибудь подходящее? Скорее всего нет… Это должно быть что-то личное, судя по всему. Может, кровная вражда? Или…женщина?

- Саске, а у Мадары была вражда с каким-нибудь кланом?
- Да, разумеется, с кланом Сенджу, откуда Первый Хокаге. Мадара проиграл в схватке с ним, ополчился на Учих за то, что они его не поддержали и ушел…
- Спасибо, уже что-то…

…Значит, вражда была. Ну вот из-за чего могут спорить мужчины? Из-за власти, денег и женщин. Они были главами своих могущественных кланов – деньги отпадают. Спор из-за власти был. Но может ли к этому спору добавиться спор из-за женщины? Хех, интересно, а такие, как Мадара, ведут дневник? Вряд ли… А хотя, Итачи сказал, искать в глубине. Абстрактное значение этих слов понятно. Но как насчет прямого?

Глава 6
«Точка пересечения»

-Саске! У вас есть что-нибудь на подобие…подземелья?
Саске задумался. Подземелье? Нет, это слишком. Можно только поискать какой-нибудь подвал… Главное знать, что искать…
- Что ты хочешь найти?
- Записки, архивы, дневники… Да всё о жизни этого Учихи! Хочу узнать его цель… Итачи же сказал – в глубине… Может, у Мадары есть какие-то личные причины. Не скрою, мне кажется, что замешана женщина…

...Я об этом не подумал… Может, в его ссоре с Первым Хокаге была замешана не только власть? Нужно узнать, на ком он был женат. Идея невероятна, но следует проверить. До утра совсем не много времени. Нужно поговорить с командой. Они пойдут со мной, уверен. Точнее, надеюсь. Нам нужно всё разгадать, найти подсказки брата… Понять причины этого ублюдка! В глубине… Есть у нас один подвальчик. Пусть Сакура поищет там, а я попробую осмотреть комнату Итачи…

- Сакура, я отведу тебя, у нас есть один подвал, как погреб…. Был… Я там очень редко бывал, вряд ли найду с первого раза…
- Найдем! Я у Пятой и не в таких передрягах была…-улыбнулась девушка.

… У Пятой Хокаге? Хех, точно, она же была твоим сенсеем. Ну и команда у нас, однако. После Какаши наши сенсеи – великие саннины. Хех, вот только мне с Орычем не повезло… А вот у Сакуры сенсеем была сама Хокаге. Хокаге… Мадара говорил, что… Итачи просил Третьего беречь меня… А может, он передал ему что-то? Потом… Когда узнал о чем-то очень важном… Это мысль… Нужно попросить Сакуру порыться в кабинете Цунаде. Либо самому туда отправиться. Вот только стоит ли спрашивать помощи у самой Цунаде? Наверняка она знает что-то… Что-то, связанное со мной… Но захочет ли она помогать мне? Ладно, начнем с дома…. Это всё равно что искать иголку в стоге сена. Но я попробую…

Саске поднялся и повел Сакуру к месту, где она должна будет проводить свои поиски. Его легкое касание до её плеча вызвало эффект электрического тока. Мурашки нестройными рядами зашагали сначала от плеча Сакуры, но, не желая останавливаться, зашагали дальше…. Саске вновь неожиданно поддался странному чувству, оно навесило тень на его глаза, он не понимал, куда её ведет… Время разлуки так повлияло на него? Или её стойкость и нежность, которые скрываются под ангельской нежностью?... Что бы то ни было, но оно покорило его….его истерзанное сердце…

…Куда исчезла моя ненависть? Она растаяла за несколько минут. Ты очень сильно влияешь на меня. А когда мы в Конохе… То здесь я просто другой. После стольких лет я понял, как мне дорого это место, эти люди… Всё происходящее вновь становится ненужным, непонятным, лишним. Это зависимость. Избавиться от нее? Нет, ни в коем случае. Ведь это такая приятная зависимость… Она напоминает мне, что я живу, что я всё еще живу. И что я живу не просто так…

- Ты ведь не оставишь меня?
Для удивления обоих, это сказала не девушка, от которой можно было ожидать такие слова, а он… мститель, который не знает привязанностей. Хотя нет, уже знает. И сейчас он стоит, глядя в изумленные зеленые глаза. Он взял её за плечи и притянул к себе. Так не хотелось её потерять!
Послышался тихий шепот:
- Конечно нет, Саске, конечно нет…

…Никогда не видела тебя таким. Я не помню тебя таким. Ты как несчастный маленький ребенок, нуждающийся в заботе, в защите… Боги, и о ком я это говорю?! О том самом Саске, от которого было невозможно добиться даже снисходительного взгляда.. Но вот и исчезла месть, как смысл жизни. Катана не просит крови брата, глаза не ищут его взгляда… И ты стал снова таким же Саске, которого я когда-то знала. Которого любила. Я которого хочу сейчас понять. Но самое главное, что я всё еще люблю тебя. Как я не пыталась, Саске, всё тщетно. Да, со временем всё сложнее признаваться. Что любишь. Что ждешь. Что надеешься. Что никогда не забудешь. Я не буду надоедать тебе со своей любовью, Саске. Просто постараюсь всегда быть рядом. Если ты будешь в этом нуждаться.

***
Что такое мгновение? Мимолетный миг? Секунда? Имеет ли оно смысл? Можно ли за крупицу времени осознать и понять весь мир? По разному говорят: «мимолетное мгновение», «сладостное мгновение», «миг Судьбы», «печальное мгновение»… Можно подобрать десятки эпитетов, как и к слову «боль»… Но порой мгновение действительно решает многое. Это по-своему некая кульминация, всплеск, энергия к которой накапливалась постепенно, которой не было выхода. И для этих двух молодых людей, которыми играет фортуна, этот момент настал. Внешне не было никакого всплеска. Внутри бушевала буря. Они поняли друг друга. Круговорот их мыслей сошелся в одной точке. Точка пересечения – любовь. Выстраданная, долгожданная, отчаянная, нежная… Возможно, она даже напугала их самих. Своей желанностью. Своей отчаянностью. Своей необходимостью для них…

0

482

Собирая осколки. Главы 7 и 8
Глава 7
«На пороге»

Ящики, блоки, корочки, стопки… Не очень большое помещение было просто засыпано разным хламом, который был в хаотичном порядке расставлен по всем мыслимым и немыслимым местам. Воздух был сырым, совершенно нежилым… Витал дух запустения, что очень легко объяснялось, ведь в доме никто не жил уже много лет. Сакура уже достаточно долго помогала Цунаде, рассортировывала бумажки, умела выбирать нужное и выбрасывать документы, которые оного статуса не имели. Но такой фронт работы удивил даже помощницу Хокаге. Но… нужно ведь найти документы, архивы, любые записи пор Мадару? В любом случае именно Итачи оставил их, через его руки они прошли. Зачем проводить немыслимые поиски? Нужно довериться здравому смыслу, а не зрению… Неужели Итачи хотел бы, что бы мы потратили долгое время на поиски? Нет… должно быть скрыто от чужих глаз, но видимым для них двоих. Где выход? Значение переменных неизвестно… Довериться следует интуиции, после того, как посоветовалась с рассудком. И она шепнула ответ. Девушка сложила печать и четко произнесла:
-Кай!
Многие ящики и коробки начали исчезать… Сакура облегченно вздохнула и мысленно горячо поблагодарила Итачи… Который еще живым являлся ей как призрак… Он был гением при жизни, остался гением и после смерти. Уважение – это не совсем то чувство, которое испытывала к нему Сакура. Безгранична благодарность. Доверие. Как о многом они с Саске хотели его расспросить, поведать. Но им осталось лишь только узнать то, что он им оставил. Он не покинул их. Он помогает им с небес. Своему любимому младшему брату и этой девушке.
Действительно, через некоторое время от прежней комнаты не осталось практически ни следа. Остался лишь вполне уютный кабинет. Помещение без окна было очень слабо освещено, большой массивный стол занимал большое место в этом «бункере». Несколько стеллажей с книгами были расставлены по углам. И вновь… Рыться ли везде? Сакура твердым шагом пошла к столу. Почти бесшумно девушка открывала ящики и просматривала бумаги и прочее содержимое. Наверное, это был «подпольный» кабинет отца Саске, Фугаку. Стопками лежали счета, вырезки из газет и книг, отчеты, финансовые документы, просто письма. И лишь когда она коснулась ручки самого нижнего ящика, она почувствовала совсем легкое, почти бесчувственное покалывание. Рука, словно привязанная невидимыми нитями, быстрее захотела открыть именно этот ящик. Сакура, которая обладала способностью превосходно контролировать чакру, сразу поняла, что это за чувство. Там внутри лежит предмет, который она ищет. Предмет, который подписан для нее. Тихий скрежет выдвигаемого ящика, и её взору предстал свиток. Он почти светился, почувствовав чакру хозяйки. Сакура нетерпеливым движением схватила его и развернула:

Сакура!
Это письмо предназначено именно для тебя. Я уверен, что ты догадалась обо всем. Прости, что всё так запутал. Как ты уже поняла, это письмо реагирует только на твою чакру, никто другой не может его открыть.
Не сложно было догадаться, что Саске приведет тебя сюда, как только ты догадаешься о смысле одной из моих строчек… Ему всегда было интересно, почему именно сюда пропадает отец. Для него большое искушение пойти сюда, но искушение посмотреть мою комнату перевесило… Вот там он и найдет ответ на вопрос, из-за которого ты здесь. А точнее причину. Но тебя я прошу только об одном, Сакура… Не оставляй его. Возможно, это тяжело, я всё понимаю. Но для Конохи скоро может настать очень тяжелое время. Мадара захочет свести личные счеты.
Не бойтесь просить помощи у Хокаге. Даже если Сарутоби и погиб, то все Хокаге оставляют после себя особый документ, в котором говорится о состоянии деревни. Он строго конфиденциален, только для приемника. Сарутоби наверняка расскажет там об истории и гибели нашего клана. Ведь я чувствую, что совесть терзала его до самого конца… Возможно, он не забыл о моей просьбе….
И еще, команда должна быть в сборе…
Люби его, прошу. Я всё это время сейчас живу, оплакивая её… Я не хочу, чтобы он познал это.
Брат Саске, Итачи.

Именно тогда Сакура поняла, как чувствовал себя Саске, когда прочитал первое письмо.

***
Итачи, Итачи… Я всегда знал, что убить тебя будет сложно. Но я не догадался, что убить твои мысли, разум, волю – невозможно. Мне так о многом охота тебе рассказать! И лишь зеленые глаза удерживают меня от встречи с тобой. Я понял, что хочу жить. Жить! Слишком долгое время я не позволял себе такой роскоши. А зря….

Эта дверь. Почти эмоциональный барьер. Как будто я открою сейчас дверь и с разбегу побегу к Итачи, прося что-нибудь. А он улыбнется, тыкнет мне пальцем в лоб и произнесет неизменное: «Прости, Саске, может в следующий раз!». Хех… Вдох. Выдох. Ничего не мешает, помех нет. Всего лишь протянуть руку…и…открыть…дверь… Там пусто, никого нет. Стены больше никогда не услышат голос Итачи, он никогда больше никого не увидит. Вдох. Выдох. Импульсы от головного мозга стремятся к руке. Сознанию надоело слушать детский лепет. Хватит. Секундой раньше, секундой позже…

Глава 8

«Приоткрывая завесу»

Твердый шаг и уверенный взгляд. И разве этот юноша с черными как ночь волосами не мог всего лишь открыть дверь? Саске умел прятать свои страхи… Он остановился посреди комнаты и задумался. Куда бросить свой взгляд дальше? Саске подошел к рамке с фотографией, которая так и осталась лежать в разобранном состоянии лицом вниз. Он перевернул её и посмотрел на довольные мордашки, глядевшие на него. Точнее, не на него. Они смотрели на небо, направо… Маленький Саске даже открыл ротик от восхищения – так прекрасны были светила, которые на Земле кажутся лишь маленькими точками… Братья провожали взглядом их последний путь, который эти звезды, возможно, прошли уже много лет назад…

…Мы здесь вдвоем. У Итачи всегда было мало времени, всегда много дел. Он всегда был для меня загадкой, идеалом, но в то же время преградой. Да, возможно ты прав. Мы необычные братья. Но, несмотря на всё это, дни, которые я мог провести вместе с тобой, были для меня днями счастья. В те дни я действительно чувствовал, что у меня есть брат. Живой. Умеющий чувствовать. Но тогда я загадал желание, чтобы розоволосая девочка полюбила меня. Каково же было моё удивление, когда она действительно влюбилась в меня! Но оказалось, что совсем не этого я хотел… Но всё равно я люблю её. Она повзрослела. Многое поняла. Я так рад этому!
Взгляд Саске машинально переместился в направлении взгляда маленьких братьев. Направо, чуть-чуть назад. Письменный стол. Фотография – двойная подсказка?
…Сейчас я это выясню…

Ему понадобилось всего несколько шагов, чтобы пересечь комнату. Он почти парил. Верхний ящик. Не то. Ниже. Ниже. Стоп. Совсем легкое покалывание. Саске немного уступал Сакуре в контроле чакры. Он не был медиком. Но ему это было и не нужно. Он почувствовал его. Его энергию… Их связь слишком крепка, слишком прочна? Ответ напрашивается сам собой… Да.
Саске медленно открыл нижний ящик. Таким осторожным движением, будто там лежит динамит, а в его руке зажженная спичка. Но нет. Там лежал предмет, ценнее силы, ценнее власти. По-крайней мере для Саске… Ведь он почти утверждал обратное – что Итачи не мертв. И главное – не от его руки он погиб. Он как будто пишет его письма. Если и не с соседней деревни, страны, так хотя бы с небес!
«Он не мертв!» - кричало сердце.
«Мертв…» - утверждал рассудок.
Но в эту ночь сердце и рассудок были в равный правах, чаши весов уравновешены. Любовью, отчаянием, воспоминаниями, планами…
И Саске окунулся в воспоминания об Итачи.

Это даже не мои советы, не мои подсказки. Долгое время я посвятил, чтобы разузнать следующее. Просто читай. Это переработанные хроники, письма, даже дневники. Вот причина.
Мадара всегда любил власть. Что бы он ни говорил – власть его слабость. Власть любого рода: над людьми, стихией, животными, временем, женщинами… Хотя нет. Всю его жизнь его интересовала только одна женщина. Солли Хьюга. Она была красавицей: длинные черные, как шелк, волосы, подчеркивали матовость её кожи. Глаза, почти прозрачные, с еле уловимым лиловым оттенком, словно могли разглядеть душу. Красивое кимоно совершенно не вульгарно подчеркивало благородство её стройного стана.
Мадара никогда не мечтал о любви. Никогда не искал, никогда не хотел, никогда не нуждался. Возможно, именно из-за этого стрела Эроса поразила его. Сделала его уязвимым, безоружным. Эта рана была не совместима с жизнью.
Лишь она оставалась для него загадкой, желанной тайной, что ключ от неё он искал безрассудно. Только она одновременно могла охладить его гнев и зажечь в нем страсть. Она могла усмирить его одним лишь взглядом, когда десятки шиноби были просто бесполезны. Горькая ирония. Он попал под власть женщины. Прекрасной женщины. Ничем ему не уступавшей. Он боготворил её.
Претендентов на её руку было множество. Еще бы: выгодный брак, да и такая красавица… Мадара не собирался сдаваться. Но у него появился грозный соперник. Из клана Сенджу. Теперь он соперник и на личном фронте. Особенно на личном. Всё остальное не имеет такого значения. Даже власть на время уступило место. Любви. Соперничеству. Ревности. Страсти. Порывам. Мадара одновременно чувствовал себя и в клетке, и в свободном полете души. А она? Что чувствовала эта женщина, которая беспощадно покоряла мужские сердца? Любовь. К нему. В этом случае любовь Мадары имела эффект зеркала – посмотришь на любовь и влюбишься тоже. Зеркало… Прозрачное, чистое, правдивое… такая, как её любовь. Противоположности притягиваются. А с их темпераментом, энергичностью, получалась гремучая смесь, которая прекрасно уживалась вместе. Они сами не понимали, как оказались в пучине страсти. Их встречи…им не хватало друг друга… По крупицам хватались они за время, ограниченное людской властью. Не Богом, а людьми…! Это казалось несправедливым, будто насмешка… Они не собирались проигрывать! Но, может, за их самоуверенность судьба и покарала их…

Саске оторвался от чтения. Он нервно тряхнул головой, стараясь избавиться от напряжения. Это кажется нереальным. Подделка? Это сам Итачи написал? Дневники..? Всё кажется нереальным, вымышленным. Он раньше никогда не задумывался о прошлом главы своего клана… Неужели всё так и было? Мысли и догадки мощным потоком лезут в голову. Нет, нужно дочитать…

Глава клана Хьюга, отец Соли, медлил с ответом. На кого должен пасть выбор, кому доверить руку своей драгоценной дочери? Я так и не смог докопаться до истины, почему он предпочел Сенджу?! Я не верю, что всё так просто… Это тайна останется вместе с ними, во тьме. Это решение было приговором для них. К тому же и в самом клане Учиха дела шли не гладко. Интриги, заговоры, вся эта грязь была в арсенале Сенджу. Миодайме явно стремился к миру, но как следствие – к полной изоляции нашего клана. После решения отца Солли Мадара был невменяем. Он был опьянен неудачей, не способен был здраво рассуждать. Его чувства разрывали его на части, кровь в бешеном ритме текла по венам, в один момент адреналин достиг наивысшей отметки. Он бушевал, крушил всё вокруг.
Безумие.
Вся его жизнь была заключена в этом хрупком теле, лиловых глазах, в этом чистом сознании… Он любил её. Она молила отца, просила, умоляла, кричала!
Без толку.
Ему сразу не понравился этот властный гордец, обладатель Силы…большей силы, чем у него! Проклятый шаринган! Нет, он не позволит своей дочери выйти замуж за него. Тем более есть Миодайме. Хочет она этого или нет, она выйдет за него! И как можно скорее. Сразу нужно было так и сделать.
Безысходность.
Просто сбивает с толку. Но они такие разные, такие близкие. На двоих одно дыханье, эта связь нерушима.
Безысходность.
Каждый из них будет вспоминать те чувства, те мгновения, когда они были вместе.
Несправедливость.
За Солли строго следили. Мадару тоже не выпускали из виду.
Безысходность.
Скоро он потеряет её. Но она всегда будет принадлежать только ему. И он тоже не будет свободным. Она подчинила себе зверя, научилась гладить его по шерстке.
В ночь перед её свадьбой они сумели увидеться. Она была вся в белом…. Ведь траурное одеяние королев – белое… Погибает их надежда на счастье, слова были бесполезны, он6и слишком хорошо понимали друг друга, их боль… Он отдал её кулон, драгоценный кулон кроваво-красного цвета. Так он отдал её своё сердце
В день свадьбы его не было в деревне. Он не хотел, чтобы узнали об его скорби, любви, потерянной надежде на счастье. И просто не мог там находиться.
Но даже он не знал истинной причины, почему она вышла замуж. Неужели он думал, что она сможет это сделать? Неужели думал, что забудет, сможет жить с совершенно чужим для нее человеком?! Нет, её любовь была слишком сильна. Настолько сильна, что она была готова покончить жизнь самоубийством. Но она не сделала этого. Так как знала, что беременна.

Следующая глава: "Кровавый договор"...

0

483

Собирая осколки. Главы 9 и 10
Глава 9
«Кровавый договор»

Солли беременна. Она несет в себе частичку его души, ЕГО души!... Это её тайна, она смогла украсть его ребенка против всего мира, всей земной власти! Это было триумфом, её победой! Никто не должен был догадаться, никто не должен был знать! Ребенок от другого мужчины, вне брака – просто смертельный приговор! Мысль о смерти начала покидать её, появился смысл жить…. Жить ради ребенка. Это всё, что она могла себе позволить! Не все люди находят свою вторую половинку. Она нашла. Просто им было дано слишком мало времени. Несправедливо… Но взамен она познала счастье.
Она всегда будет вспоминать день своей свадьбы как день похорон великой любви. Не смерти… Но её душа умерла в тот день. Миодайме действительно её любил. Это не был брак полностью по расчету. Он искренне надеялся, что она его полюбит. Какая наивная ошибка множества влюбленных… Нельзя изменить человека… Мысль о прошлом становится назойливой идеей, со временем так к ней привыкаешь, что невозможно оспорить её правдивость. Может, она и полюбила бы, если её не заставили. Но теперь она испытывала к мужу лишь пренебрежение, недоверие, жалость. Она даже не уважала его. Будущего Хокаге.
Через месяц она заявила. Что беременна. День за днем, неделя за неделей… Она умело прятала живот, который показывал истинный срок ее беременности. Она хранила в себе эту тайну, посвящена была лишь её самая близкая подруга, которая обещала при необходимости помочь…
Когда все окружающие считали, что Солли на седьмом месяце, у Солли начались схватки. Вскоре родился мальчик. Но, увидев его, она поняла, что он не сможет жить в её доме, он слишком был похож на отца еще в младенчестве… А его глаза… Были необыкновенными. Смесь шарингана и бьякугана…рининган.
Ребенка объявили мертвым, а на самом деле он воспитывался у той самой подруги. При первой же счастливой возможности, Солли сообщила Мадаре о ребенке и взяла с него клятву позаботиться о нем, если с ней что-нибудь случится. На что он дал свое согласие. Известие о ребенке, ЕГО ребенке просто вскружило ему голову. Все эти дни он просто дышал, он не жил. Ребенок… Его и Солли, его Солли! Он еле-еле сдержался, чтобы не закричать о своем счастье на весь мир, всему живому, Богу! Но действительность потянула его на землю, удар был жесткий, а реальность горькой. Тот поцелуй, который она подарила ему тогда, ему не забыть никогда. Долгое прощание.. Её горящие глаза, обжигающие слезы… Но реальность опять взяла над ними верх. Солли нужно было идти на семейный ужин. Эдакая традиция, не подчиниться которой она была не в состоянии. Горечь разлуки. Её тень… Она определенно будет сниться ему по ночам.

Жажда. Именно это чувство жгло её изнутри. Во рту пересохло. Странно… Рука Солли непроизвольно потянулась к стакану, стоящему чуть левее. Глоток. Горечь. Ужасное чувство, будто жидкость прожигает внутренности. Это оказался стакан мужа, наполненный саке. Она еле сдержалась, чтобы не закашлять. Щеки начали принимать розоватый оттенок. Голова закружилась, пелена затуманила глаза…
Отец Солли был зол, в дурном расположении духа. Еще бы – двух его шпионов засекли эти чертовы Учихи и лишили их жизни! Чертовы Учихи. Как же он был счастлив, что не породнился с ним. Из-за своей неудачи он начал приписывать обладателю шарингана все мыслимые и немыслимые грехи. Муж Солли терпеливо слушал этот пьяный бред и даже начинал поддакивать. Солли этого не вынесла. Опьяненная саке и злобой она выпалила:
-Да на себя то вы хоть взгляните! Вы низкие… Как вы смеете вообще такое о нем говорить? Ненавижу вас! Обоих! Тебя, -она указала за мужа, - за то, что меня вынудили выйти за тебя замуж из-за твоих грязных интриг! А тебя, - на этот раз она обратила свой взор на отца, - за то, что никогда не слушал меня, никогда ни во что не ставил! Из-за тебя, мой ребенок сейчас растет без родителей!
Стоп. Вскрик. Красное кимоно. Удар. Кровь.
Никто не смел его останавливать. Люди расступались перед ним, боясь силы его отчаяния. Когда его черные глаза увидели её трясущиеся губы, тускнеющие глаза, кинжал, вонзенный по самую рукоятку ей в грудь… Мысль о самоубийстве. За что?
Упал перед ней, зарылся руками в эти мягкие волосы, прижал её к себе, чтобы услышать последние глаза. Вскоре он не мог уловить биение её сердца, её дыханья. Её не стало. Такой конец слишком печален, чтобы быть названным судьбой. Скорее игра или насмешка.
Когда рассудок осознал, что он её потерял, что она больше никогда не засмеется, никогда не заплачет, когда его сердце бешено билось, Мадара поднялся, бережно кладя тело Солли, и спросил:
- Кто это сделал? Я убью его.
Головы присутствующих: слуг, родственников, подчиненных отца Солли, детей, непроизвольно повернулись к двум мужчинам, двум загнанным в угол львам, отцу и зятю.
- Кто?
Звонкий, с нотками безумной горести голос рассекает воздух.
Больно.
Безысходность.
Учиха винил только отца. Человека, в чьих руках было и её счастье, и его. Миодайме очень любил её. А Хьюга недостаточно, раз выдал замуж за нелюбимого ею человека. Выдал замуж свою любимую дочь…
- Да будь ты проклят, и род твой! Пусть ты и дети твои познают суровость любви. Пусть не будет между ними согласия! Я проклинаю тебя! Сам буду терзать тебя, сам, слышишь?! Ты изверг, никогда тебе не познать такой любви, какую испытал я! И не понять тебе, что я потерял!
Он вновь развернулся к Солли, поцеловал её прекрасный лоб, подержал в руках еще немного, и стремительно вышел.
Говорят, что на похоронах Солли Хьюга Мадары не было. Но я отказываюсь в это верить.
Дальше? А дальше Мадара пошел на совершенно безумный поступок. Ты знаешь, что сила шарингана может контролировать хвостатых демонов. Он заключил договор с Лисом, сильнейшим демоном. Лис должен поддерживать молодость его жизни, делиться с ним силой. Вскоре Мадара просто заключил его в себя. Но взамен он должен был уничтожить свой клан. Клан, который способен подчинять демонов. Лис считал, что избавится от Мадары после того, как тот выполнит договор.
Первым делом Учиха вызвал на поединок Сенджу Миодайме. Да никто и не удивился. Знавших о трагедии Учихи было немного, но все остальные ссылались на власть. Но в месте, а после этого поединка имеющее название «Долина Свершения», Мадара потерпел поражение. Либо не справился с новоприобретенной силой Лиса, либо сам так захотел. Но как бы то ни было, Учиху все считали мертвым.
Возможно, нападение демона Лиса на Коноху имело цель уничтожить наш клан. Но, как ты знаешь, всё пошло совершенно неожиданным образом для них обоих. Четвертый Хокаге, ценой своей жизни, сумел запечатать Лиса в своем новорожденном сыне, твоем друге. Я помню эту войну, Саске, помню тех людей, погибших от Девятихвостого за Коноху. Я не хотел войны.

Глава 10

Две тени неслись в сторону ворот из Конохи.
Черный плащ с красными облаками оставлен в доме, надета черная рубашка без рукавов, подчеркивающая красивые сильные плечи и руки, штаны, перевязанные веревкой, служившей поясом. В черных глазах появился странный блеск. Желание жить. Оно настолько сильно, что не даёт безумству одержать верх. Заинтересованность… Интерес к жизни, к дорогим людям…
Страхи были оставлены, цель выявлена. Желание помочь, не подвести. Красный протектор, белый топ и розовая юбка, в которой она всегда чувствовала себя комфортно, которая не покидала её в заданиях. Зеленые глаза смотрят с надеждою в небо. Жизнь вошла в свою колею. Неизведанность. Заинтересованность…
…Его команда. Это так грустно звучит. Его команда… Когда-то это была наша команда. Сейчас я увижу их. Так интересно, но даже как-то страшно. Какие они? Как они встретят меня? Похожи ли они на нашу старую команду? Скорее всего, нет. Саске так рьяно пытался разрушить всё, что его связывало с нами. Я оказалась за этими рамками. Как? Всё произошло слишком быстро. Всего лишь одна ночь. Вчера я ждала Наруто, тосковала по прошлому, работала в госпитале. А сейчас я с ним, уже за пределами Конохи, собираюсь знакомиться с его командой. Что еще может произойти? Я уже ничему не удивлюсь…
… Как они примут её? Нет, примут то они без проблем, их никто и не спросит… Хех. Понравится ли она им? Суйгецу скорее всего. Да и Дзюго. А вот с Карин начнутся проблемы. Черт. Нужно что-то с этим делать. Ничего, разберемся, почти пришли.

Что такое ночь? Неизменный этап смены времени? Особое духовное состояние? Темнота, из которой сложно найти выход, освещенная только свечами и лампами? Но, так или иначе, ночь тоже умирает.
Восход. Он так прекрасен. С ним связано много легенд, красивых историй. В древнеегипетских мифах – это победа бога солнца Ра над Сэтом, после которого он продолжал свой путь на своей ладье по небу. В древней Греции лучезарный бог Гелиос выезжает на небо с берегов океана в золотой колеснице, запряженной четверкой крылатых коней. Первые лучи солнца разбивают пелену тьмы, освещают твердую землю, по которой ступают ноги двух теней.

***
Ты снова раскрываешь ставни, вдыхая запах цветов, растущих у тебя под окном. Каждое утро их запах радует печальную душу. Скука, ожидание. Напрасно? Вряд ли. Ты веришь. И он когда-нибудь придет. Надейся. В твоих волосах играет ветер, глаза устремились к небу, только что взошедшему солнцу. Яркое, золотое, согревающее.. Ничего не напоминает?
***

…Солнце… Напоминает друга, правда… Хех, я скучаю по Наруто… Но всё еще только начинается, наш путь не завершен.

Тишина встретила их. Саске мысленно поблагодарил Бога за то, что он просрочил время встречи. Вроде, ему то уж совершенно нечего было бояться, но какая-то зараза трепала его нервы. Ведь он собрал команду совершенно непредсказуемую. Собственно, именно это ему и нравилось.
- Эх, эти сони еще спят. Знаешь, а я их понимаю, - улыбнулся Саске, который за всю ночь не сомкнул глаз. Но усталость пока его еще не одолела, сердце до сих пор бешено колотилось, гоняя кровь по телу. Ведь эта ночь вселила в него жизнь, можно пожертвовать сном. Он не ждал этих часов забытья, он видит сон наяву. Она реальна, она близко, рядом, дышит! Лови эти мгновения, пока они реальны. Наслаждайся каждым моментом, пока эта драгоценность не выскользнула у тебя из рук. Ты держишь? Крепко? Страховочные тросы закреплены? Ты ведь не хочешь её упустить… Хоть раз признайся себе в этом, это уже не так сложно, правда? Ну же, ты ведь уже почти признался….хотя бы самому себе…
- Я же, напротив, достаточно наспалась. Ген дзюцу это не шутка, всё-таки!
Парень очень слабо улыбнулся.
- Как вообще вы тут живете, я тут много важных событий пропустил?
- Да нет, вроде. По-крайней мере Какаши всё такой же – с книжкой в руке, с шаринганом в глазу. Он по тебе очень скучал, кстати. Ты ведь его лучший ученик.
- Был…
- Есть, Саске. Я уверена, что он до сих пор будет рад видеть тебя и знать, что ты в порядке.
- Знаешь, а он был лучшим сенсеем, чем Орочимару! Он всё время пытался вбить в меня одну истину, которую я упорно не признавал…
- И какую же?
- Доверять друзьям и не бояться в них нуждаться. Что друзья – самое ценное в жизни, что они – необходимая опора. А я просто боялся эту истину принять.
- Странный ты, Саске. Не принимаешь тех, кто тебя любит, боишься открыться близким людям, избыток чувств тебя пугает… Должно быть, тебе очень сложно так жить…
- Уже легче.
***
Солнце согревает, но уже не так радует. Другое светило тревожит твою душу. Но ведь ожидание – дело временное, оно пройдет, оставив после себе лишь воспоминание. Но для тебя оно тянется слишком долго. Кажется, что вечность, и ты ничего не можешь с этим поделать. Всё напоминает о… Лишь бы не догадались!
***
Суйгецу открыл правый глаз. Лень… Закрыл его. Но заснуть снова уже не получалось. Сразу начал вспоминаться бой с восьмихвостым, глаза Саске. Его новый шаринган…
…Он словно машина для поиска и обладания силы. И у него были друзья?! Этот белобрысый мальчишка, которого мы встретили в лесу… Его глаза… Он определенно хотел остановить Саске или вернуть, а может просто поговорить. Да и Саске не остался на мгновение прежним. Его рожа «кирпичом» меня просто раздражает! И плевать ему на всех! Неужели такого можно полюбить? Да, у него была цель, была причина. Но настолько закрывать себя, игнорировать других!... Моих родителей тоже убили. Мне тоже было больно. Но нас с Саске различает то, что при всем его игноре его любят, а меня нет. Я живу только для себя… И та же самая Карин будет больше раджа броситься ему на шею, чем сказать всего одно слово. Несправедливо…
С такими тревожными мыслями Суйгецу вылез из палатки и сразу же начал её складывать, не смотря по сторонам и бормоча что-то себе под нос. И лишь когда он закончил, повернувшись, он увидел неожиданную картину: Саске лежал на траве, а на его коленях покоилась голова розоволосой девушки. Суйгецу начал судорожно вспоминать, не пил ли он вчера. Вроде нет… Но откуда тогда галлюцинации? Слева от него стоит палатка Саске, а он сам лежит прямо перед ним, да не один! «Что за чертовщина?!»
До его уха донеслась возня. Дзюго. Его удивленный взгляд подбодрил Суйгецу. Он не больной. Два истукана – поистине завораживающее зрелище. Но вот послышалось еще одно шевеление. В голове у парней сразу прозвучала молитва…

0

484

Собирая осколки. Глава 11
Глава 11

«Гордость и совесть»

Мозг Суйгецу отчаянно работал. Настолько отчаянно, что он не мог сдвин6уться с места. Перегрузка. Его воображению сразу предстали крики, скандал, шум и гам. Карин… неужели она действительно любит его?! Что ж, очень удачный способ это проверить. Страшно... вдруг убьёт?...
Однако Дзюго был более проворным. Он одним прыжком достиг Саске и пнул его в бок. От подобной дерзости с примесью наглости Учиха вскочил, а с ним и лежащая на нем Сакура.
Ситуация была, по правде говоря, немного глуповатая: Суйгецу, в ауте смотрящий на всё это безобразие; Дзюго, тупо улыбающийся; Саске и Сакура, которым страшно хотелось зевать и Карин, которая тоже не совсем еще проснулась. И вся эта компания тупо смотрела друг на друга.
…Ну неужели я думал, что всё пройдет спокойно?! Ну и наивный же я! Да, они совершенно непредсказуемы… Ну и ударчик у Дзюго, однако. Сакура, улыбайся!...
- Э-э-э… Что всё это значит? И кто это такая? – на удивление Саске, она задала этот вопрос не ему, а Суйгецу. Наверное, не верила, что стоящий перед ней парень – действительно Саске. Это никак не хотелось укладываться в голове: Саске в растерянности; Саске и девушка; Саске без равнодушного выражения лица…
- Нашла у кого спрашивать! Сам вот не знаю!
- Ну и пользы от тебя вечно! – Карин поморщила носик.
Суйгецу был в таком состоянии, что из его ушей смело мог валить дым. Но он выдержал её надменный взгляд и изобразил на лице равнодушную гримасу. На этот раз Карин обернулась уже к Дзюго.
- Без понятия. Не легче ли спросит у неё самой! Они вроде не в параллельном мире находятся!
Левый уголок её губы взметнулся вверх, лицо застыло в заинтересованно-садистком выражении. Данная ситуация её совершенно не нравилась, не говоря уже о том, что ей, как видимо, придется мириться с обществом этой девки.
- Ну-с?
А эта парочка всё это время отчаянно боролась с желанием рассмеяться. Растерянная Карин; уверенный Дзюго; и разъяренный Суйгецу – это чего-то стоит, особенно спросони. Но Саске попытался взять себя в руки:
- Карин, это Сакура. Отныне она будет с нами,- он повернулся к команде Така. – Есть вопросы?
Суйгецу энергично начал мотать головой, Дзюго еле заметно усмехнулся, а Карин…
…Так вот какова она… Мне всегда было интересно, какая девушка заслужит внимания Саске… Так сложно завоевать его внимание! Кто она? И что её с ним связывает?
- А где твой плащ?
- Он мне больше не нужен.
- Следовательно, нам тоже?
- На ваше усмотрение.
Карин развернулась и принялась складывать палатку, Дзюго тоже поплелся к своей. Суйгецу же, не обремененный этой задачей, подошел к Саске, тоже склонившемуся над своей.
- Может, расскажешь о ней по подробнее?
- А может ты займешься своей палаткой?
- Я её уже сложил.
- …
- Ну?
- Друг детства.
- Правда, что ли?- подмигнул Суйгецу.
- Да, - слегка неуверенно отрезал Учиха.
- Давай поспорим, что нет?
-Хех… Как ты это предлагаешь сделать?
- Ну…
- Ну-ну! – усмехнулся Саске. И на мгновение расслабился, А вот этого делать было нельзя….
- А что, если мы проверим, что чувствует она? Соблазни её!- после небольшой заминки Суйгецу надеялся выйти победителем…
- Что? – глаза Саске приобрели размеры нехилых блюдец. Нет, он не может с ней так поступить!
- Неужели наш бесстрашный Учиха Саске спасовал перед очаровательной девушкой?
Вот именно. Очаровательной. Драгоценной, если можно так выразиться. Сейчас она была для него важна как никогда…
Азарт и хроническое желание побеждать, нестерпимость к поражению….
- Нет, но... Это ведь спор, не так ли? Что должен в таком случае сделать ты? Давай сделаем так… спорим на то, кто быстрее признается в любви. Я – Сакуре, ты – Карин. Учти, что это должно быть серьезно и уместно, а не как в песочнице детского сада. Проигравший оплачивает победителю новую катану.

В этой схватке победителем вышел Саске. Удар был поставлен метко. Суйгецу на это совершенно не рассчитывал. Но эта проклятая гордость не позволяет отступать, она подожгла мосты, ведущие назад. Выхода не было у обоих.
- Идёт.
- Идёт, - они пожали друг другу руки, скрепляя тем самым их спор.

Настроение у обоих было уже окончательно испорчено. Чувство подлости насчет содеянного, некая неуверенность… У совести было много работы. Да и у мозгов, которые уже вол всю ругали своих подопечных за то, что они их выключили, когда принимали это решение. У них готов был пар пойти из ушей… Но оба парня старались ни одним дрогнувшим мускулом на лице выдать себя. Теперь каждое их движение сопровождалось сомнением и боязнью, что их каким-нибудь неведомым образом разоблачат.. Будто у них в руках кейс с миллионом рё, а у всех остальных в глазах бьякуган. В общем, состояние неадеквата.

***
Сегодня такой же день, как и любой другой. Ты снова поздоровалась со своими домочадцами, которые кивнули тебе в ответ. Выходной не вынуждал идти на тренировку. Ты уютно устроилась на веранде в саду, пышущем обилием цветов, держа в руках книжку. Небо было ясное, без единого облочка.. Странно… Снова кинув взгляд наверх, ты вновь уловила это сходство… Сердечко бьется быстрее, гоняя кровь по телу. Но ты вновь устремила свой взор в книгу, заставляя сердце замедлиться и успокоиться… Твои глаза не разбирают слов, голова не улавливает их смысла. Как ты живешь? Во что ты веришь? Кого ты ждешь?

***
Вопрос: что делать дальше? Заставил Сакуру вспомнить письмо Итачи, о котором она умолчала.
Сакура готовила обед. Розовые волосы до плеч закрывали её лицо, наклоненное над котелком. Девушка всё больше удивлялась наличию палаток, котелков и тонких, но теплых одеял у сокомандников Саске. Впрочем, это всё пришлось и её, и им на руку, так как Мадару действительно пришлось бы ждать… Но сейчас у них другие планы. Но какие?...
…Мадара хочет уничтожить Коноху. Точнее, помочь МНЕ уничтожить Коноху. В принципе, это равносильно одному и тому же. Но и тут мою уверенность поджидает угроза рассыпаться как карточный домик. Ведь его мне не в чем даже сейчас обвинить! Лучше было бы, если я так и не знал таких подробностей… Лучше? Ну нет, я хочу хоть раз в жизни знать настоящую правду, чтобы сделать по-настоящему правильный выбор, принять верное решение… Способен ли я на это? Либо всегда буду принимать поспешные решения, угодные кому угодно, только не мне? Как этот глупый спор… К тому же мне совершенно не нужна новая катана, меня более чем устраивает собственная. И Суйгецу, наверное, тоже… Двое мальчишек… Глупость! И почему он согласился на это?!
…Документ, передаваемый от Хокаге к Хокаге, их завещание… «Возможно, он не забыл о моей просьбе», кажется. Так… Значит, ты что-то передал ему, а он уже – Цунаде, Пятой Хокаге. Но почему…? Черт, что за чушь! Конечно, сенсей ничего бы не рассказала мне! С чего бы, ведь это конфедициальный документ. Нужно срочно к ней… Брать ли с собой Саске? Да, наверное… Без него это всё не имеет смысла, она мне не поверит..
…Черт!!! И что теперь? Всё это – большая глупость, подзадоренная гордостью…чушь! Ну как, как я мог на такое поддаться?! Немыслимо. Черт, черт! Черт бы побрал этот спор, этого Саске вместе с Карин! Он что, думал, что она мне нравится?! Ксо! Опять, снова, заново и неизменно…чушь!!!! Стоп. И какие у нас сейчас планы? Что он собирается делать?! И эта девчонка. Хорошенькая, ничего не скажешь… А какие планы.. у меня?
… Так вот, значит как! Он предпочел эту розоволосую девку. И где он только её откапал?! Суйгецу точно думает, что я буду унижаться, кричать…нет. Я не буду этого делать. Тем более, я никогда его не любила…

0

485

Собирая осколки. Глава 12
Глава 12
"Лично в руки"

Они стояли перед дверью, страх перед которой Сакура уже давно не испытывала. Давно, но он опять возвращается. Надвигается, как нечто постыдное и неотвратимое. Она чувствовала себя и счастливицей, и преступницей, и предательницей. Но человек, стоящий совсем близко, за её спиной, вселял не только любовь, но и уверенность. Он здесь, рядом, дышит… Она и не подозревала, что подобные чувства вызывает и у него. Он так и продолжал их скрывать, если бы его судьба не повернулась к нему такой неожиданной стороной и полюса не поменялись…
Неизвестность…
У него сейчас нет цели, стремления, ненависти... Знал ли Итачи, что своим рассказом опять сведет своего брата с пути?
Саске не понимал теперь, за что ему нужно мстить Мадаре. Почему ему вообще нужно кому-то мстить?! Всё время… Немыслимо, невыносимо…
Почему он так и не узнал в юношестве маленьких детских радостей? Потому что у него была цель.
Почему он так долго не признавался сам себе, что неравнодушен к этому маленькому ангелу? Потому что у него была цель, исключающая привязанности.
Но, почему же он тогда не убил своего лучшего друга, с этими небесными глазами и дерзкими словами?! Потому что у него было сердце.
Почему он безудержно жалеет об Итачи?! Потому что у него есть сердце, обливающееся кровью.
Почему он сейчас не может понять жизнь и его роль в ней? Потому что его сердце бьется быстрее, кровь не отравляет ненависть.

Она закрыла глаза, поддаваясь мимолетному наслаждению, всего лишь одному прикосновению. Такому невинному… Раньше ей казалось, что совсем запретному, что она вообще никогда больше не увидит в нем ни человека, ни друга. Считала, что потеряла его. Её Саске, память о котором всегда будет занимать особое место в её сознании. И сердце. Что он делает с ней? Раньше ей казалось, что совсем запретному, что она вообще никогда больше не увидит в нем ни человека, ни друга. Считала, что потеряла его. И сейчас она была так счастлива, заблуждалась, что он здесь, что её опасения не сбылись, что в его взгляде не гостит презрение и гордость, безграничная гордость, честолюбие. Но по-прежнему его таинственность была для неё сладкой загадкою.
Он легонько подтолкнул её вперед. Сакура распахнула свои изумрудные глаза и постучалась в дверь, которую сверлила взглядом пару минут назад. Послышался тихий стук и неизменное: "Войдите!", после которого Сакура нешироко открыла дверь и скользнула внутрь кабинета Хокаге. Представ перед сенсеем, она быстро оглянулась назад. И, действительно, черноглазый парень появился в проеме, заставив Цунаде озарить удивленным взглядом обоих. Мысль о том, что она подумала, если бы Саске предстал перед ней в его плаще с красными облаками, пронеслась у Сакуры в голове и померкла в глубине сознания.
Неужели то, чего она в душе боялась, всё же произошло?...но нет, пока волноваться нечего. Посмотрим, зачем он сюда пожаловал, тем более с моей ученицей. Я ей доверяю.
- Сенсей. Я пришла сюда…
- Не одна. С Учихой. Вижу. У Саске что, изменились планы относительно Конохи?
Саске с немым вопросом и интересом уставился на человека, в чьих руках была и есть Коноха. "Значит, и она бывает иногда несдержанна. Хех" Цунаде прикусила губу, поняв, какую ошибку допустила, как нелепо выдала себя. Раскрыть карту, а тем более козырь, она, как истинная куноичи, считала большой глупостью, причем не зря. В то время, когда Хокаге яростно прикусывала свою губу, ругая себя за подобную оплошность, Саске подумывал над тем, как быстро она сдастся, а Сакура над тем, как извлечь выгоду из её ошибки, разделенную на настроение.
- Да. Причем резко. Его брат на него так повлиял.
- Брат? Значит, Итачи еще жив?
- Хокаге-сама, Вы прекрасно знаете, что нет. И знаете, от чьей руки он пал,- начал было Саске, но Цунаде резко прервала его.
- Точнее, знаю, от какой болезни он пал, Саске. Он держался на одних таблетках и воспоминаниях.
- Но, откуда, ради…
- Из сведений, которые посчастливилось мне как-то пару раз получить. Мне всего лишь подробно описали, как он выглядит и в каком он состоянии. К тому же, его рефлексы были несколько замедлены. Для него, разумеется.
- Сенсей, я... Мы пришли сюда не за этим.
У Цунаде вновь сверкнули глаза. "Картина, личная печать… Лишь бы ложная тревога" Постаравшись придать своему голосу как можно более скучающий оттенок, она, словно невзначай, спросила:
- А за чем же?
- Я предполагаю, что Третий Хокаге оставил что-то… для Саске. Вы знаете что-либо об этом?
- Черт! Но откуда, ради всего святого, они об этом вообще узнали?! Это же строго конфиденциально. Им мог сказать только тот, кто попросил Сарутоби-сенсея...ага. Верно.
- Вижу, Итачи хорошо вас подготовил. Хотя я всё еще не понимаю, какое отношение к этому имеешь ты, Сакура. Хорошо, разумеется, я передам вам письмо, раз уж на то была воля и Итачи, и Третьего. Я попрошу вас только подождать меня снаружи пару минут, если это вас, конечно, не затруднит.
Сакура ответила легким поклоном и, развернувшись, пошла к выходу. Саске, правильно поняв красноречивый взгляд девушки, вышел следом. Как только дверь закрылась, у Цунаде вырвался вздох облегчения, она вскочила. Быстро, следовало действовать быстро! В памяти не к месту воскрес момент, когда Цунаде впервые зашла в этот кабинет, когда она впервые, неуверенно читала послание Сарутоби-сенсея. Да, это был незабываемый момент. Эдакая передача власти от одному Хокаге к новому.

Её шагов было практически не слышно. Да и самих шагов много и не потребовалось. Небольшая картина, висевшая на левой стене от её кресла, была её целью. Ловко нажав за крем рамы в нужном месте, Цунаде легко отодвинула её край так, что можно было увидеть маленький тайник. В нем покоилась не очень высокая стопка бумаг. Чтобы найти нужную много времени не понадобилось. Объектом её внимания был белоснежный конверт, в верхнем правом углу которого виднелась личная печать Третьего Хокаге. Цунаде схватила его, перевернула, кинула немного печальный взгляд на уже сломанную еще одну печать и вытащила из пухлого белоснежного конверта еще один. Иссиня-черный. На нем красными чернилами, цветом крови, было выведено четким почерком:
"Учихе Саске.
Лично в руки, когда он сам того попросит."
- Его желание сбылось.
Ну, вот и всё. Осталось только так же быстро выполнить все обратные действия. Всё, успокой дыханье после кратковременного свидания с прошлым.
- Можете входить.

***

Книга, в которую ты вчитывалась с таким упорством, так и не приносила тебе никаких эмоций. Будто зарядка для глаз, твои глаза блуждали меж строчками, не отдавая голове отчета. Зуд на левом бедре вырвал тебя из этого бесполезного занятия. Неприятное ощущение, удивившее тебя в первый момент. Но спустя недолгое время брови, взметнувшиеся ввысь, вернулись в обычное положение на лице и руки потянулись к карману брюк. Который находился на бедре. Прикосновение холодного металла к твоей коже тебя вовсе не удивило. Ты вынула из кармана небольшой медальон овальной формы с изображением эмблемы твоего клана. Но легко можно было ощутить, что медальон не мертвым грузом лежит у тебя на руке, а что внутри медальона что-то бьется. Будто сердце. Ты резко вскочила со своего места, и книжка, выпущенная из рук, с тихим гулом приземлилась на пол.

***
- Держи, - Цунаде протянула Саске черный конверт и ухмыльнулась, - пока не передумала.
Но Саске никак не отреагировал на эту усмешку, а лишь выхватил этот конверт, мучительно напоминавший предыдущие.
«Который он уже? Много ли посланий нии-сана нам осталось? А вдруг это - последнее? Что тогда? Я привык к подсказкам. Ну, да, есть еще Сакура, конечно, она - мой маленький гений с женской логикой»
Дрожащие пальцы вскрыли конверт и вынули одно послание. Но, подождите. Там еще что-то есть! Еще один тонкий конверт. Для кого оно? На пожелтевшем конверте сияла надпись: "Лично в руки Наруто Узумаки".

0

486

Собирая осколки. Глава 13
Глава 13

«Тайник»

…Он издевается? Сколько людей в этом замешано? Наруто. Причем он здесь? Думай, Саске, думай! Из всего этого должен вывести логический путь… Всё ведь не просто так, Итачи ничего зря не делает. Нужно просто порыться в памяти, он точно дал мне достаточно информации, я не могу позволить в себе запутаться…
Пальцы не спеша вынули листок бумаги, предназначенный непосредственно ему и поднесли к глазам:

Выбор только за тобой. Ты можешь помешать Мадаре уничтожить клан Хьюга, а можешь и предоставить всё судьбе. Если ты выбрал первый путь, то усилий много прилагать я не прошу. Признайся, ты удивился, увидев конверт, адресованный твоему другу? Неужели не можешь найти ответа на гложущие тебя вопросы? Ну же, Саске, вспоминай историю, которую я тебе поведал. Что там было про Наруто Узумаки? Это и есть ключ. Но, возможно, знать тебе об этом пока рано. Ведь всё тайное становится явным…
Его не нужно искать. Мадара сам придет.
Ну а если же ты выбрал второй путь, то вспомни о детях, семьях, радости… Той, которой так мало было в нашей жизни! Ты ведь не хочешь увидеть повторение кошмара, разящим клинком которого я стал. Не хочешь увидеть прерванные и покалеченные судьбы, истерзанные за историю, которая произошла много лет назад. Мадара, который раньше был твердым, целеустремленным и честным человеком, умевшим любить мужчиной, стал фанатиком, который спит и видит, как человек за человеком уничтожить клан Хьюга.
А это ужасно, ты знаешь. Представь только, что может произойти…
Это моё предпоследнее послание тебе. Но не спеши на поиски последнего, не нужно. Придет время, и сам всё поймешь, Саске. Ведь никогда не поздно начать всё с начала…

Та же самая подпись в нижнем правом углу, те же самые изящно подобранные фразы. Всё как всегда, даже неизменный цвет конверта… Но всё же не так.

Что-то тебя настораживает?
Первый момент. Удивление. Да, ты всегда находишь чему удивляться, читая его послание с небес. Ты ни на секунду не сомневался, что именно с небес, а не с преисподней.
Тебе чего-то не хватает?
Второй момент. Спокойствие. Да, неизменно он вносит своими посланиями в твою душу умиротворение. Его почерк говорит о тонкости его ума, об изящности его натуры…
Тебя что-то тревожит?
Третий момент. Осознание. Да, мозг начинает участвовать в процессе, порождать догадки. Та простота, с которой он пишет о предстоящих убийствах..
Ты не можешь в чем-то разобраться?
Четвертый момент. Страх. А вот об этом по подробнее. Страх…? Перед неизбежностью? Несомненно. Какой? Перед тем, что тебе нужно совершить? Да, ты уже выбрал путь. Нет, ты не боишься убивать, этот страх остался в прошлом. За Сакуру? Возможно. Но это нормально, ведь ты…ага, признался? Да, ты любишь её. Но тогда нечего бояться, не правда ли? Нет, кое-что тебя еще тревожит. Признайся самому себе, ведь так легче. Ну, давай же! Хорошо…. Ты боишься, что больше не увидишь нового конверта цвета ночи, что не ощутишь то чувство неизвестности, держа его в руках. Что не усмехнешься больше так, как в первый раз, увидев его причудливую галочку над Й…Что всё это закончилось. А ведь было таким интригующим…
…Стоп. «Всё тайное становится явным». Еще одно. Хорошо, брат, я не буду торопиться. У меня остался человек, с которым ожидание не будет столь мучительным. Да, Сакура?...Телепатия? Зеленые глаза словно выбрасывают меня из грез и собственных дум…

Саске, легко тряхнув головой, чтобы снять напряжение, протянул бумагу Сакуре. Абсолютно-машинальным движением. Теплота её рук, ясность её глаз…

…Что ты делаешь со мной? Твоему лицу причудливо изогнутые брови придают неописуемое выражение!.. Хех, сразу видно, что ты пытаешься читать между строк. За это я тебя тоже люблю, мой ангел. И за то, что от тебя веет детством и непринужденностью, потому что ты меня не бросишь. За то, что ты такая красивая, что обладаешь манящими чарами, моя маркиза ангелов. За теплоту твоего сердца, за удивительность твоей души. Вижу, что воздвигнул тебя до богини, моя Артемида. Я короновал тебя, и я же буду тебе служить… Где остатки прежнего Саске? Он растворился в нежности или его поглотила сентиментальность? Остаться бы мне прежним Саске хотя бы для других…

..Искра? Нет, показалось… Так-так. Итачи, интригуешь, несомненно. Наруто. Эх, камень преткновения вновь Наруто. Судьба у него такая? А точнее, может карма? Кьюби. Да, несомненно, тут замешан девятихвостый. С какой стороны, интересно? Но у него два призвания: разрушать и портить планы. Какой аспект нужен нам? Разрушать… Да, нужно найти выход. А точнее, имея ключ найти дверь. Почему ты так смотришь на меня? Я всегда теряюсь в твоих черных глазах. Пощади меня…!

***
Оно бьется, бьется! С ним что-то случилось! Ты бежишь. Куда? Точно не знаешь… Домочадцы провожают тебя настороженными взглядами. Тоскливые мысли бродят в голове: «Следят. Словно я заключенная!» Но ты бежишь…к человеку, которому ты можешь рассказать о своем маленьком секрете, тайне. Ты должна поделиться ею, как нелепа она ни была. Идея влюбленной девчонки. Но, может, эта затея сослужит хорошую службу? Всё возможно в этом неизведанном мире. Жизнь – как игра в шахматы. Если умело начать, то можно в будущем разыграть гамбит.

***

Сакура подняла глаза на сенсея. Три года совместных тренировок научили их понимать друг друга. Цунаде прекрасно осознавала, что не удержит её, что она закончит начатое и должна её отпустить. Но ведь она еще вернется…?
- Можете идти. Сакура…удачи!
Девушка благодарно улыбнулась Цунаде и, слегка поклонившись, вновь покинула кабинет вслед за Саске. Пробило ровно 12.
Проходя по коридору, они, увлеченные собственными мыслями, не заметили выбегающую из входа за ними девушку, длинные черные волосы которой развевались и руки которой крепко сжимали белый медальон с красно-золотым оттиском.

***
- Где ты была? – холодный взгляд смеряет Карин насквозь.
- А тебе-то какая разница, где я была?!- от его треугольных зубов непроизвольно бросает в дрожь.
- Пока Саске с его очаровательной подружкой где-то шляется – я тут главный!
Ответом ему послужил лишь короткий смешок.
- Ладно, другой вопрос. Почему ты вся мокрая?
- Упала.
Как только до нее дошло, что она сказала, её щёки приняли розоватый оттенок. Это было сказано на автомате, как в детстве, когда родители не признавали её желание стать куноичи. На вопрос о её новых ссадинах она отвечала просто: «Упала» Как нельзя глупо было это сказано сейчас, когда и родителей её уже не стало.
- В лужу, что ли?
Нет, говорить что в лужу – глупо. К тому же очень. Легче правду сказать, чем так опозориться…
- Нет. Я в озере купалась.
Действительно, её куртку заменяла обычная черная майка. Вся одежда насквозь мокрая.
- Каком?
Карин резко схватила Суйгецу за руку и побежала, успев лишь крикнуть ему: «Увидишь!»

0

487

Собирая осколки. Глава 14
Глава 14

«Пучина»

Они стояли на маленькой поляне, в центре которой сияло озеро. Издалека могло показаться, что воды его прозрачны… Но если подойти поближе и вглядеться в его гладь, то можно без труда увидеть, какое темное оно в глубине. От голубого к синему, от синего к черному. Спектр темного… Оно завораживало. Отражение на прозрачной глади через несколько мгновений начинало расплываться, становиться мутным, словно погружаясь в глубину…
Яркое солнце радостно светило и грело душу, несмотря на облака. Карин довольно улыбалась, а Суйгецу наслаждался видом, его стихией – водой.
- Ну, что я говорила?
По обыкновению хотелось съязвить. Он уже и не знал, как с ней разговаривать, кроме как язвительным тоном. Так уж необходимо это было? Что за антипатия их связала так крепко, что сложно дышать? Первым ответом у обоих на такой вопрос был бы: «Саске!» Но, покопавшись в себе получше, они могли бы понять краем сознания, что боятся друг друга, они ведь так похожи…! Боятся критики, разоблачения.
Карин с веселым визгом бросилась в озеро. Веселые всплески, детская непосредственность и солнце вскружили ей голову. Она погрузилась в воду по плечи и, развернувшись, уставилась на Суйгецу.
Но тот не хотел в воду. Наверное, впервые в жизни. Ему хотелось просто сидеть и смотреть на эту красноволосую бестию, которую приводила в восторг обыкновенная вода. Его приводили в восторг её манера смеяться, цвет её кожи, мокрых волос.
…Спор. Что дальше? Как сделать так, чтобы не было ясно, что мне и до спора нравилась эта бестия? Но я хочу, чтобы она сама меня полюбила, поняла, привязалась… Мне не нужна эта неуравновешенная и влюбленная в Саске девчонка, как и не нужна мне эта катана. Мне нужна сама Карин. Может, когда-нибудь она поймет это…
- Суйгецу, а ты что сидишь? Вода просто замечательная! – непривычно мягкий голос ласкал слух.
Наконец, желание съязвить не оправдалось. Суйгецу улыбнулся.
- Нет, спасибо, пожалуй, еще на солнышке постою.
Карин, чуть недовольно ухмыльнувшись и набрав в легкие побольше воздуха, нырнула. Суйгецу лишь посмеялся над брызгами, которые она после себя оставила.
Чем глубже Карин погружалась вглубь, тем больше казалось, что вода холодеет. Но что-то неведомое заставляло её познавать глубину, плыть глубже и глубже… А может, она просто хотела проверить, насколько ей хватит воздуха?
Вдруг что-то заблестело красным цветом, отсвечиваясь, практически ослепило Карин своим сиянием. И тут, как назло, у напуганной девушки, к которой холод подбирался всё ближе и ближе, свело ногу. Главное правило: «Без паники!» потонуло в недрах мозга от осознания реальности, реальности и зловещей перспективы. Как глупо! Но что это сверкает в недрах черного озера? Карин успела лишь протянуть к заветному предмету руку…

***
- Да, не скрою, что ты меня сильно удивила. Какое изобретение! Надо же, ты подсунула ему медальон, реагирующий на твою чакру даже на расстоянии! И что же… -увидев краснеющие щеки девушки, Цунаде чуть смутилась. – Кхем. Это очень важно, дополнение просто блестящее. Знаешь, тебе нужно срочно найти Саске и Сакуру.
- Саске? Я не ослышалась?
- Нет, успокойся. Но тебе следует понимать, что не нужно кричать о его присутствии на перекрестках. Мы не знаем еще, на сколько он задержится.
- Вы сказали, что он с Сакурой?
- Да-да… Сама удивляюсь этому обстоятельству. Когда я заметила, как он на нее смотрит…
- Так они были здесь?
- Да, только что. И им очень нужен Наруто. Я думаю, что было бы неплохо помочь им в этом.
- Хорошо, а Вы не знаете, где они могут быть?
- Нет, не могу сказать наверняка. Но, возможно, что они еще появятся в поместье Учих.
Девушка кивнула и, встав, направилась к выходу.
- И всё же, осторожней, Хината.

***
Темно. Ад? Определенно, ад. Куда же еще я могла попасть? Ой. Проблеск? Или это моя душа отлетает? Блеск? Вопросы, вопросы…! Но нет ответов. Ой. А вот без этого я бы спокойно пережила. Боль. Я не мертва? Но я думала… Дура, я же в аду, конечно, тут не райское блаженство! Но для ада боль какая-то неопределенная, детская. Что же, черт возьми, происходит? Я жива? Или нет? А что происходило в моей жизни такого, что я могла бы попасть в рай? Наверное, только родилась… Грустно…Обидно и жалко. Моя жизнь напрасна. Нужно ли продолжение? Кому?
- Карин! Да очнись же, чертова девка!
Да, возможно, это тот человек, которому я нужна…
- Успокойся, я уже вылечила её, она скоро очнется.
Девушка? Откуда? Ах да….Сакура. Вылечила? Ну что же, спасибо тебе…
- Как думаешь, что случилось?
Этот голос… Стал бархатистым, другим… Что его изменило, кто? Она? Ну и хорошо… Пусть и он найдет своё место в этом мире, ведь он так страдал…и заставлял страдать других. Интересно, если бы он был менее красив, даже совсем некрасив – влюблялись бы в него так безответно? Не знаю. Но раз уж Сакура сумела растопить его сердце, значит он в ней уверен. А во мне? Кто-нибудь уверен во мне?
- Там…что-то блестело.
Хриплый и слабый голос сумел перекрыть остальные. Воцарилась тишина. Но не надолго. Она села, оперевшись подбородком в плечо Суйгецу. А он заботливо гладил её по спине, шептал что-то… В этот момент ему было наплевать о споре, не было ничего важнее этой слабой, некогда взрывной девчонки.
- Что? Карин, ты уверена?
- Да, Саске.
- Как примерно…это выглядело?
- Красное…что-то овальной формы. Я хотела было схватить…
- Саске, куда ты?
- Подожди, Сакура, помоги лучше Карин.
- Нет уж, скажи!
- Я хочу посмотреть.
- В это чертово озеро?
- Да, - увидев, как расширились изумрудные глаза девушки, Саске улыбнулся уголками губ. – Не бойся за меня.
Сакура лишь кивнула, поняв, что спорить с ним сейчас бесполезно. А он тем временем уже начинал снимать рубашку. Вскоре послышался всплеск, который Суйгецу уже вовсе не радовал. Он вновь раздался, но по прошествию почти минуты. Сакура подбежала к берегу. В руках у Саске был кроваво-красный медальон. Сам он продрог до костей, его мокрые волосы казались еще черней, чем прежде. Но глаза горели…
- Ну что, Саске?
- Ничего, Суйгецу. Там ничего не было.
Медальон уже скрылся в кармане его брюк. Сакура, всё прекрасно поняв, молчала.

Тучи, которые блуждали по небу с утра, всё-таки сделали своё подлое дело. Обрушился ливень. Дождь застал ребят врасплох. О палатках и думать было нечего, они не выдержали бы яростных капель и непременно бы протекли. Им нужно было убежище. Выход оставался лишь один.

0

488

Собирая осколки. Глава 15
Глава 15

«Близость»

Вновь этот дом. Проклятый, мрачный, заброшенный… Но он возвращался сюда не с тяжестью и грустью на душе, а с надеждой. Ливень преследовал их по пятам, вся одежда промокла до нитки. Сакура бежала, схватившись за руку Саске, Карин же с Суйгецу. Пришлось еще и вещи нести, так что это малость усложняло задачу. Но осталось пробежать вперед по улице и свернуть направо. Совсем чуть-чуть… Виден порог. Вы все вваливаетесь в дом, с вас потоком течет вода. Дом был большой, так что двое человек могли спокойно довольствоваться целым этажом. Места было много, да и тайн, как оказалось, тоже. Непроизвольно Саске вспомнились слова Итачи о его последнем послании. Здесь ли оно?
Пальцами он всё также гладил холодное покрытие. В этом гладком металле чувствовалась скрытая тайна, боль, отчаянье…
…Нужно срочно поговорить! Срочно, быстро…
- Ну, устраиваетесь. Суйгецу, Карин – на второй этаж, а мы на первый. Если что – зовите. Пойдемте, я вас провожу. Карин, да не снимай ты обувь, тут и так грязно, не убирали много лет. Душ? Конечно, как же без этого. Да, туда.
Сакура удивлялась его плавным жестам, мокрым волосам, которые после купания в озере так и не успели высохнуть, да еще и этот проклятый дождь. Они еще сильнее подчеркивали благородную матовость его лица и четкий профиль. А рубашка, вся мокрая, прилипшая к телу, облегала красивые плечи, торс, руки… Было ли в нем хоть что-то неидеально? Даже шрам, оставленный Орочимару, и тот исчез с шеи Саске. Лишь в глазах мелькала временами грусть… Но не ненависть, как прежде, а тоска… Она понимала, с чем это связано, но печаль в любимых глазах не давала ей покоя. Немного грустное убранство дома Учих её уже не смущало, а даже привлекало. Эти темные цвета, массивная мебель…
Пока Саске провожал Карин и Суйгецу на второй этаж, Сакура вошла в первую же дверь на первом этаже. Местоположение комнаты Итачи она знала – чья же эта? «Неважно!» - пищало сознание, утомленное пробежкой под дождем, переживаниями… Да и один вид Саске мог вызвать у неё сладостное недомогание…Такого красивого, сильного, умного, решительного… Да, рядом с ни м она чувствовала себя женщиной, хрупкой, беззащитной, нуждающейся в опоре, защите, ласке… Она ощущала всеми клеточками своего тела, всеми фибрами души то, что здесь. Наконец-то… Мечтала она об этом? Конечно… Надеялась? Наверное, надежда, увядая с каждым днем, всё же тлела в её сердце. Но сейчас её утомленному телу больше всего хотелось в душ. Нет, не в ванную, как пару дней назад, а именно в душ – смыть потоком напряжение, тревоги, раздумья. Водная стихия умела успокоить её.. Босые ноги ступают по холодному кафелю. Звук воды…
Саске показал дорогу Суйгецу и Карин, ответил на пару вопросов. Ему безумно хотелось снять мокрую одежду, с которой текла вода. Он устало спустился на первый этаж. Проходя мимо комнаты брата, он, не удержавшись, всё-таки вошел в неё. Ничего не изменилось в этой мертвой комнате. Саске вынул из кармана красный медальон и повертел его в руках. Нет, он определенно узнаёт эту вещь, хотя никогда её и не видел. Смутно в голове выстраивались догадки, перемешанные усталостью. Он вынул из нижнего ящика стола свиток, рассказавший ему историю Мадары. Где же этот момент? Но глаза не повиновались, безумно хотелось лечь и погрузиться в сон, в этот чудесный мир грёз. Ему вспомнились ярко-зеленые глаза Сакуры. Он улыбнулся. Хотелось пожелать ей спокойной ночи… Он встал и, постояв недолго у окна, глядя на полную луну, вышел из комнаты. Ему не казалось, будто там обитает призрак. Он вовсе не думал о смерти. Он видел перед собой лишь зеленые глаза на прекрасном лице, обрамленном волосами нежного оттенка розового.

Странная вещь время, не правда ли? То оно бежит, позабыв обо всём и втянув вас в свой водоворот, то еле ползет, и не знаешь, как его расшевелить. И это так чудесно, когда с удовольствием наслаждаешься каждым его мгновением, когда не отстаешь от него и не ждешь. Как редко это бывает! Грустно… А когда грустишь – время особенно ощущается. Наверное, так же, как шум… Но всё зависит от того, ждешь ли ты чего? Желаешь? Боишься?
Ты ждала, но наслаждалась временем. Оно тебе принадлежало, покорялось…но всё же неумолимо исчезало. Утекало, тоненькими струйками иссушая источник. Ты думала о нем. Да, неизменно, непрошено, непроизвольно! Слишком долго закапывала и хоронила его образ в неизведанных путях и глубинах израненного сердца!... А он, спустя годы, черным снегом опустился тебе на голову! Тебе пришлось словно заново знакомиться с ним! И привыкать. Вспоминать. Того ребенка. Хех, ребенка, который вмиг мог лишить жизни, потратив на это всего лишь взгляд и изящный жест. Но ты ведь веришь. Веришь ему. Правда? Веришь. Но в один момент гордость, обиженная душа не захотели так быстро отступать. «Он бросил тебя! Растоптал!» - кричала истерзанная душа. «Не уступай ему!» - умоляла гордость.

Противостояние слов и бессонниц. Не могу забыть – не хочу вспоминать. От тебя бегу – за тобою в погоне. Дай мне дышать!
Медленно, очень медленно нас с тобой, закружит эта белоснежная симметрия ветра…

Каждый шаг как будто длинен. Где же она? В какой из комнат? Нет, не в этой. И не в той. Сколько ты уже проверил? Боже, когда в последний раз….ты чувствовал? Да еще так явно… Но к чему тебе эти мысли? Ты всего лишь идешь. Черт. Неужели она в твоей комнате? Только не это. Ты чувствуешь, что обречен.
Было время, когда безжалостно хоронил её образ, топтал любовь, отказывался. Что же мне делать, как искупить вину? Ведь я и правда её люблю! Я всегда любил то, что есть в ней женского.
Прочь от него, Сакура, беги! Сохрани остатки гордости, умоляющей тебя бежать. Лишь поймав себя на этой мысли, она и в самом деле ринулась бежать.
Но нет, она не сбежит от него так быстро – Саске перехватил её, и она с размаху налетела на него, едва не свалив его с ног. Всё в один миг оказалось напрасным. Вспышка, взрыв, хаос! Сакура обвила руками его шею, его же руки сжались у неё за спиной, как нерасторжимые узы. Его губы искали её, а когда нашли, то его разум пал перед этими теплыми, живыми губами… Донес он до постели её сам или они дошли вместе? Никто из них не мог дать ответа. Но вот они уже на постели, он чувствует её, ощущает теплоту её тела ладонями.
Снова время. К черту рассуждения, оно просто идет! Оно нахлынуло, а они, погрузившись, забыли о нем. Оно не ощущал её как нечто отдельное, она была его частью, его! Она словно создана для него, так же, как и он для нее… Никогда ему не забыть встречного порыва её восхитительного тела, обжигающего шепота и шелковистость ног, связавших его, поработивших. Да, он всего лишь мужчина, который нашел истинную любовь и свято в нее веривший. И не ему возносить себя, ведь его покорила эта девчонка, которая сама не устояла, покорила холодность, возродила сердце! Без остатка.
О Боже, это чертово время! Оно словно ускользает от него… Невыносимо с нею расстаться, когда она уже принадлежит ему, когда он поверил в сказки.

***
Луч солнца пробился-таки сквозь синие шторы и упал на черные волосы парня. Подле него лежала девушка и задумчиво разглядывала его лицо. Он крепко обнимал её за талию, не отпуская и во сне. Она и не хотела отходить. Его веки начали легонько подергиваться. Она наклонилась и прошептала:
- Саске, я знаю, что ты не спишь.
В ответ нечленораздельное мурлыканье, не открывая глаз.
- Я люблю тебя.
Черный мартовский кот соизволил открыть левый глаз:
- Знаешь, а я об этом догадывался.
Подушка опускается аккурат ему на голову. Скинув её, он снова припал к её губам. Источником нечленораздельного мурлыканья оказалась она. Нехотя оторвавшись от его губ, она прошептала:
- Саске, медальон…
- Я дарю его тебе.
- Что?
- я сейчас только понял что это. Это его Мадара подарил Молли перед её свадьбой. Возможно, он снял его, когда она умерла и выбросил в озеро… Так или иначе, я дарю его тебе. в знак такой же сильной любви.
Такой подарок очаровывал но, безусловно, еще и пугал. Достаточно вспомнить судьбу его последней обладательницы. Но она приняла его. И теперь кроваво-красный медальона золотой цепочке висел у нее на груди. Не удержавшись, Саске вновь поцеловал её.

***

Как бы ни банально звучало, но Сакура удивительно готовила. Оказалось, что проснулись они рано, часов в 8 утра. Саске уже уплетал за обе щеки завтрак, глядя, как изящно Сакура поджимает левую ножку, стоя у плиты.
- А смею ли я ожидать добавки?
- Ты еще и это не доел, - не оборачиваясь, протянула она.
… Так, миссия номер один не удалась…
Послышались шаги на лестнице. На кухне появилась Карин в футболке явно не с её плеча. Сакура соизволила обернуться и, увидев красноволосую девушку, улыбнулась. Ей и отговорки были не нужны. Она прекрасно поняла девушку, такую же влюбленную, как и она сама.

0

489

Собирая осколки. Глава 16
Глава 16

«А ты его знаешь?»

- Будь осторожна, Хината…
Улыбнувшись, девушка вышла. Осторожность? Посмотрим… Главное – узнать, что с Наруто. Будет забавно, если причина – ерунда… От Наруто можно ждать чего угодно…! Да… Он такой несуразный, зато в нем столько эмоций, обаяния. Его светлые глаза сразу располагают к нему, его нестандартное мышление удивляет… Лиловые и голубые глаза? Прекрасно, ведь за ними скрываются такие милые души! Но она боялась, как бы углом не вмешались зеленые глаза. Любит ли он Сакуру всё так же сильно? Или эта детская влюбленность уже проходит? Он только что вернулся после двухлетней разлуки и вновь исчез… Он как ветер. И она скучала по нему. Ужасно… И подложила семейный медальон ему в карман. Ведь он такой невнимательный! А второй находится у тебя. Ты подложила ему желтый, а у себя оставила черный. Бывало, прижимала свой к губам, шепча какие-то слова. Словно надеясь услышать ответ, надеясь удостовериться, что с ним всё в порядке.
Саске и Сакура. Словно лёд и пламя. Их характеры настолько различны. Стоп. Интересно, а в каком смысле они вместе? Неужели…

Красивая девушка с черными длинными волосами, мягкими чертами лица и лиловыми глазами не спеша прогуливалась по деревне. Было уже утро. Эту ночь она провела так же, как и все последние: крепко сжимая в руках черный медальон. Потом, как обычно, прощание с отцом и Неджи. И вот она на воле. Хотя, нет. Она всё равно чувствовала себя в клетке. Не нашла своего места в этом непредсказуемом мире. Вспомнив слова Цунаде о поместье Учих, Хината задумчиво побрела туда. Недалеко оно было от её дома: ведь два самых старинных и влиятельных рода Селения Листа.

***
Позавтракав, Суйгецу задал вполне логичный вопрос:
- Что дальше?
До этого что-то беспрестанно происходило, но сейчас им никто не помогал. И письма Итачи в ближайшее время тоже не предвещались. Снова чего-то ждать? Или действовать? Но необходимо в любом случае добраться до Наруто. Так хотел Итачи. А раз он считал это нужным, значит, у него был план. А вот уж плану Итачи можно доверять. Но как его найти? Хотя нет, как его вернуть? Как добраться до него, объяснить возвращение друга-предателя, их отношения с Сакурой, историю Мадары?! Он так много пропустил… Поверит ли он в это?
Возвращаясь к вопросу Суйгецу, Саске не мог дать на него ответа. Сакура тоже не знала. Они также не подозревали, что все пути пересекутся, и что в этот день всё закончится.

***
- Сакура?
Знакомый голос. Ещё бы, они ведь не на краю света. Хотя, после этой ночи она абсолютно забыла об этом. Словно в другом мире, полном сбывшихся мечтаний бродило её сердце. И просто вылетело из головы, что она из Конохи никуда не улетела, даже в страну сказок и то не попала.
- Хината? Это ты?
- Да! – девушка действительно была рада видеть свою «соперницу».- А что ты здесь делаешь? В районе Учих?
Щеки Сакуры, к явному её неудовольствию, порозовели. Как бы ей рассказать?...
- Ну…эм…
Да, и Саске умел появляться не вовремя.
- Сакура! Кто там?
Да. То, что они вместе, можно понимать во всех смыслах. Стоит лишь взглянуть на них…
- Саске, это я, Хината.

Саске с Сакурой решили подумать, гуляя по почти заброшенному кварталу Конохи. Учиха и Хьюга – соседние поместья, своеобразные маленькие районы, были неким воплощением яркого контраста. Цветущий, свежий, красочный райончик родственников Хинаты и запущенный, мрачный, словно проклятый район погибших родственников Саске. Проходя, Саске решил заглянуть в место, где работал его отец и, как было в наивном проекте большинства Учих, должен был Итачи. Пока Саске вновь отдавался воспоминаниям, Сакура не спеша прогуливалась дальше. И вот, почти на пересечении условных «границ» между Учихами и Хьюгами, она и встретилась с Хинатой. Хоть Хьюга и знала, что Саске в Конохе, но всё же удивилась, услышав этот бархатистый низкий голос, взрослую окрепшую фигуру, повзрослевшее лицо…
Первым порушил нависшее молчание Саске:
- Может, сядем?- он указал на скамейку, позади которой росли цветы. Девушки неуверенно кивнули и сели.
Так о многом нужно расспросить, но мало способов…Как заговорить? Как начать? Рассказать её обо всём? Но так уж обо всём ли?... Что опустить, а чему придать значение? И как, не совещаясь, договориться им двоим? А как Хината воспримет?
- Вы ищете Наруто?
Да, в жизни непременно что-то случается. Этим вопросом судьба скрепляла их пути…
- Да, Хината. Цунаде?
Хината кивнула.
- Что ж, я так и думала. Выходит, ты можешь помочь нам связаться с ним? Но как?! Я не вижу другого выхода, чем непосредственно пускаться за ним в эти весьма далекие места его тренировок… Что же?
Две пары удивленно-заинтересованных глаз уставились на Хину. Последняя же, лишь улыбнувшись, достала из кармана бридж черный медальон. Лицо Сакуры сразу осенила догадка, а брови Саске так и остались в весьма завышенном положении.
- С ним можно связаться с помощью этого.
- Чакра? Он реагирует на нее? А Наруто?
- Девушки…
Сакура повернулась к Саске:
- Саске, всё просто. Этот медальон реагирует на чакру и Наруто, и Хинаты, тем самым давая понять Хинате о местоположении Наруто…. Ведь так?
- По сути да…
- А разговаривать?
- По идее должно…но пока не получалось.
- Удивительно…Саске, всё здорово!
- Всё, конечно, замечательно, но как ты собираешься с ним непосредственно связаться? Можем чувствовать, что он в порядке… Но как его вызвать?
- Эм… А зачем он вам? Этот момент Хокаге-сама опустила…
Повисло молчание. Сказать ей о Мадаре? Они только сейчас осознали, что она связана с его приходом самым непосредственным образом. Нужно уметь оставлять в прошлом давние обиды, воспоминания, боль. Но Мадара не забыл. И не простил. Сколько ему осталось до Конохи? Час? Два? Одно Саске знал наверняка: он придет один. Он надеется на поддержку Така, ведь Акацуки ослаблены. Да и узнав немного Мадару, можно придти к такому заключению. Его сердце до сих пор кровоточит. И за убитый клан, и за столь отчаянную любовь. Он всё захочет сделать сам, один.
- Хината, чтобы спасти твой клан, твоих родных, тебя саму и пол Конохи в придачу, - голос Саске звучал уверенно, хотя он сам боялся обратного.
Да. Веский повод, однако.
- От кого, хотя бы?
- От Учихи Мадары. Тебе знакомо это имя?
Хината молчала. Конечно, она знала его. Это достаточно известная личность, да и в академии шиноби она была прилежной ученицей. Однако в её клане ходили о нем слухи. Их скрывали и маскировали, не давали просочиться в комнаты наследницы. Но эта атмосфера тайны, связанная с его именем, её окружала до сих пор.
- Да… Но смутно.
Помолчав немного, она сказала:
- Я постараюсь поговорить с ним.
На этот раз не поняли Саске с Саку.
- Ну, я про Наруто…
- Как же?
- Через медальон, конечно.
- Думаешь, можно? – сомнение явно угадывалось в голосе Саске.
- Можно постараться. Хотя, как я вам говорила, у меня пока не получалось. Кто знает, куда он его дел…

0

490

Собирая осколки. Глава 17. Эпилог
Глава 17

«Проявление»

Кульминация, развязка действия привлекает внимание большинства зрителей. Она несет в себе и смысл, и завершение, оставляя после себя лишь воспоминания, даже грусть о прошедшем. Именно потому, что оно прошло. Осталось во времени, там, далеко… И чувства, испытываемые тогда, постепенно потупятся, даже сотрутся. Жалко… К завершению все бегут, стремятся, его ждут, но в самый момент не хотят отпускать еще один кусочек жизни. Еще один эпизод, еще одну сцену. Но и она будет прикрыта занавесом. Конец… Понятие достаточно неоднородное, оспоримое. Может, всё это просто начало?

Давно, всё-таки, он здесь не был. Некоторые детали успели стереться из памяти, но не боль. Не отчаяние, не беспомощность! Не растерянность, не желание покончить с жизнью! Нет, это всё живёт вместе с ним, путешествует, даже изменяется… Интересно, он помнит свою семью? Любящую маму, строгого отца? А подозревает, что его ненависть взята частично из прошлого, что оно насыщает его истоки? Нет. Такие моменты желают забыть. Просто символика. Для него, такого неуверенного в себе, в детстве все детали были важны. Каждый высокомерный взгляд отца был в тягость, а жалость матери унизительна. Поддержка доброго брата – необходима, как воздух. Наверное, он был лучом. Да. Просветом, вносившим ему свет в душу, погруженную в свои мысли, рассуждения о силе, о власти. Да, этот подросток мечтал о власти.
Отцу не хватало на тебя времени, а тебе его внимания. Тебе казалось, что он несправедливо не чувствует в тебе потенциала, силы. Упрямство сделало своё дело. День за днем, тренировка за тренировкой, техника за техникой. Потенциал и талант, заложенный с рождения, начал проявляться и набирать силу. Постепенно с твоим мнением начали считаться на собраниях клана, прислушиваться к советам, следовать указаниям.
Власть.
Мечтая о власти, ты угодил в ловушку, в которую редкие мужчины могут не угодить.
Любовь.
И она стала твоей одержимостью, страстью, в которую ты вкладывал исключительно все чувства и эмоции.
Контраст.
И в то же время она усмиряла тебя. Солли вносила умиротворение в твою молодую, сильную и энергичную душу. Её глаза, волосы, губы, фигура, запах – всё несло отпечаток совершенства.
Не забыть.
А её потеря стала мукой. Настоящей, страшной и неописуемой.
То, что происходило дальше, было попросту страшным сном. И брат, и глаза, и битва.
Ребенок. Его ребенок… Он обещал позаботиться о нем. Крошечном существе со странными глазами.
А еще убитый, вырезанный практически под корень клан. И он тоже имеет к этому отношение. Все ужасы словно были в сговоре с судьбой, держащей в руках нить его жизни. Судьба?

Черные волосы, наконец-то распущенные, развевались по ветру. Он даже и сам забыл об их настоящей длине. Лицо застыло в непонятном выражении, будто в маске. Руки опущены, глаза закрыты. А ветер свежий, прохладный, словно еще одно воспоминание из детства. Эта трава под ногами, небо над головой... Очерствевшее сердце забилось быстрее, почувствовав родную землю. Хотелось прошептать: «Я дома», но разум еще не всё забыл. Послышался лишь еле уловимый вздох. Но, не желая подчиняться глупым эмоциям, он, нащупав катану на бедре, двинулся в направление деревни.
Чего ты хотел?
Как?
Что может тебя остановить?
А что помочь?
«Чертов Четвертый. Если бы не он запечатал Лиса в своем ребенке, то…»
Что?
Мало ужасов и кошмаров по поводу клана?
Твоя боль… Дежавю?

«За всё – своя плата» - думал он, когда Лис нападал на деревню, разрушал здания и убивал людей. Он знал, что цель Лиса – Учихи. Но Мадара не мог запретить ему поиграть. Даже то, что он мог на него влиять – поклон глазам – не достаточно веский повод.
Так он порвал со всем, что его связывало с Конохой.

«За всё – своя плата» - думал он, когда помогал Итачи убить свою собственную семью. Даже за то время, когда он обладал силой Лиса, он должен заплатить. Хотя само это отродье – в теле маленького сына Четвертого.
Так он порвал со всем, что могло тронуть его сердце.

«За всё – своя плата» - думал он, когда услышал о гибели Итачи, победе Саске. Осталось лишь двое Учих на этом свете. Шаринган еще не погиб. Хвала небесам, Саске жив. Осталось лишь сделать его еще сильнее.
Так он порвал со всем, что ему мешало.

«За всё – своя плата» - думал он, будучи на дороге, ведущей домой. Последний акт его пьесы. Момент, сладостный момент приближается. Эти отродья… Боль не оставляла его сердце до сих пор, даже спустя столько лет. Жизнь, удлиненная Лисом, принесшая ему столько разочарования, наконец-то привела его к заветной цели. И вся жизнь оказалась таким пустяком, стало легко…
Так он порвал со всем.
***
- Наруто…
Который зов, которая попытка?
- Хината, дай, пожалуйста, эту штуку мне…
Хината протянула черный медальон Сакуре. Сакура усмехнулась и заорала:
- Наруто! Наруто, мать твою, ты меня слышишь?! Наруто!
Хината ошарашено уставилась на Сакуру, но промолчала. Саске тоже косо посмотрел на Харуно, слыша её вопли.
…Если Наруто и ЭТО не услышит, то я не знаю… Я его тогда точно убью! Что? Какой-то шорох?...

***
Пустота. Лишь не забытая со временем дорога.
На что он надеется? Неужели думает, что хватит сил и власти?
Черт знает, о чем он думает. Лишь только глаза горят каким-то дьявольским огнем.
Ты слышал, что Глава Конохи – наследница клана Сенджу. Жаль будет лишать деревню Хокаге.
Район Хьюга можно сразу узнать по цветам. Их запах, их обилие, их цвета… Живописно, правда. Уголки твоих губ тронулись в улыбке. Вдохнув их аромат, запомнишь его навсегда.

Кто это? Черт побери, кто? Эти волосы, лицо, глаза?! Волосы черные, как ночь, длинные, шелковистые… Лицо нежное, милое… Глаза лиловые, глубокие, словно могут заглянуть в душу.
Боже!
На лбу выступили капельки пота. Невозможно! Это немыслимо, непостижимо!
Ты ли это, любимая?
Нет, я схожу с ума, это невозможно! Солли….Она умерла много лет назад! Именно из-за её смерти я здесь!

Но на мгновение её скрывает какой-то дым. Что? Дым рассеивается и сквозь него можно разглядеть парня лет пятнадцати со светлыми волосами.
Что он здесь делает?
К нему кидается Саске с чем-то странным, будто пожелтевшим в руке.
Саске? Что он здесь делает? И кто это рядом с ним?
Всё это словно фильм на плохой плёнке.
И почему мне в голову не приходит мысль о катане?
Потому что я вижу эти глаза. Настолько хорошо, что, значит, и она видит черноту моих.

Но что это за чувство? Течет по моим жилам, подчиняет?!
Лис? Неужели ты оставил во мне часть своей души? Но ненависть словно пропитывает меня изнутри. Я не могу себя контролировать, я словно растворяюсь..!
Словно сквозь пелену вижу, как Наруто достает что-то и, по-видимому, выпускает чакру на что-то…
Боги, что он делает?!
Мои глаза встречаются с его глазами. Глазами силы, власти, ненависти…Лиса.
Он захватил его?! Почувствовав своего пленителя, заставил Наруто снять печать?! Что?!
Но, видимо, всё же эта сила подчиняется своему маленькому хозяину. Это конец? Взрыв… Контакт нашей злобы или столкновение нашей силы?
Взрыв! Сотрясает воздух, поднимает пыль. Почему я не шевелюсь? Почему не действую?

Любимая… Прости меня.
И ему показалось, что холодная рука погладила его по щеке, а знакомый, почти доводящий до слез голос прошептал:
- Прощаю… Отпускаю и жду.
И словно волною его ноги подкосились.
Ярость эта действительно материализовалась.
Жалким остатком сознания, зрения, он успел увидеть, что и Саске упал наземь, прикрыв собой розоволосую девушку. И ОНА тоже.
Значит, это не игра больного воображения. Взрыв. Или что?
Лежа, ты прошептал ей, очень похожей на Солли:
- Убей меня.
На столь знакомом лице появилось непонимание, но он чувствовал, что она понимает. Может, она всего лишь плод его воображения, но он чувствовал, что она понимает его. Верит ли он в переселение душ?

«За всё – своя плата» - подумал он, понимая, что ярость демона его настигла.
Он лишь повернул голову в сторону Саске и увидел кроваво-красный медальон, свисающий с шеи розоволосой девушки. И впервые за много лет счастливо улыбнувшись, Мадара закрыл глаза.
Его удел – побеждать.
Его судьба – терпеть поражение.
Взрыв, яркий свет, сумерки, проблески, тьма.

Эпилог.

Тьма, всепоглощающая тьма накрыла черноволосую голову. Вся жизнь промелькнула перед глазами, являясь странными рисунками, кружащимися и вращающимися. Но стало мягко, удобно и показался свет. Первые лучики света словно прорезались сквозь сознание.
Это и есть рай?
Умер ли я?
Но всё казалось неважным. Он так и остался бы лежать в невиданном светлом мире, если бы одна мысль не потревожила его. Она подло заползла в голову, неся просветление, и с тем же испепеляя мысль о рае.
Где она?
Эта мысль заставила его открыть глаза. Он лежал будто в облаках, где силы гравитации, казалось, не имели власти. Он был во всем белом и казалось, что его руки никогда не были испачканы кровью.
Всё в прошлом.
Приподнявшись на локтях, он начал искать её взглядом. И она стала появляться, будто складываться из облаков… Он вскочил и бросился ней.
- Сакура!
Этот полный надежды крик рассек воздух подобно лезвию меча.
И девушка, так же лежащая, как и он сам мгновение назад, словно вдохнула глоток энергии и пошевелилась. Почувствовав теплые ладони на щеках, красавица открыла глаза.
Какими разными они были! Их столько разделяло! Но судьба провела свои нити между их судьбами, заставляя их пути пересечься. Им мешала гордость, обида, жажда власти, силы, месть, удача, предубеждение. Но всё же они смогли найти силы, чтобы преступить через всё это.
- Ты здесь… Где мы, Саске? Мы…нас уже нет?
Он начал поэтапно вспоминать всё, что с ними сучилось. Они брели по улицам, пытаясь связаться с Наруто. Мадара появился внезапно. Но что же его остановило? Почему он не набросился на них, тем более с ними была Хьюга? Но он напротив пожирал её глазами, на лице заметно выступили морщины, и словно вся его боль замерла в этом выражении. Потом Наруто, взявшийся непонятно откуда. Саске вспомнил и свой прыжок к нему, как он отдал конверт брата другу. Раскрыв его, Наруто потребовалось прочитать несколько слов, а потом он выпустил чакру на какой-то символ, изображенный там. Ну а дальше… Черте что. Но Саске был абсолютно уверен, что видел иссиня-черного ворона, летящего над его головой, когда он бросился укрывать Сакуру.
Выходит, они мертвы?
Саске прижал девушку к себе, словно укачивая маленького ребенка. И устремил взгляд вдаль. Ему чудилось, что видит вдали фигуру. Встряхнув головой, Саске устремил свои ониксовые глаза, пытаясь вновь её увидеть. Да, это был человек. И он направлялся к ним, не торопясь и зная, что время здесь не так уж и важно. Он приближался, стали вырисовываться очертания длинных черных волос, стала видна бледная кожа…
- Здравствуй, Саске.
При звуке этого голоса внутри словно всё запротестовало. Немыслимо! Стало душно, жарко, ты был не в состоянии выговорить ни слова. Но, всё же сделав над собой усилие, ты выдохнул:
- Итачи…
Да, это был он. Тот самый Итачи, который двинул его на путь мести и ненависти, который всю жизнь защищал его и любил. Тот Итачи, который заботился о нём и после смерти. Тот Итачи, у которого была бледная кожа благородного оттенка, черные длинные волосы и сверкающие красные глаза. Но здесь, в другом измерении, глаза не были красными, приносящими смерть, а были своего цвета – черными. Он, так же как и все, был одет в белое.
- Как..?
Всё еще прижимая к себе Сакуру, ты стал подниматься с колен. На лице Итачи появилась улыбка. Нет, не такая, как в его предсмертный миг, а настоящая, добрая…
- Ты не умер, Саске. Но они, - он чуть кивнул головой наверх, – решили, что тебе нужно поговорить и немного задержаться здесь. Наши родители очень любят тебя и скучают. Но, разумеется, не торопят. Нет, они не придут… Знаешь, я думал, что они не примут меня, что и после смерти будут проклинать. Но и на небесах этого не произошло. Они будто всё знали, понимали и любили… Так моя душа наконец обрела покой. Так будет и с тобой. Но я пришел один. А это значит, что ты хочешь со мной встретиться больше, чем с кем бы то ни было. Я прав?
Конечно, он прав. Конечно… Я так много думал о тебе, у меня накопилось множество вопросов, но именно в этот момент все они выскочили из головы. Осталась только благодарность.
Кто бы мог предположить?!
Итачи решил нарушить тишину, обратившись к Сакуре, стоящей под боком у его брата:
- Спасибо Вам.
Девушка с удивлением посмотрела на Итачи. заглянув в его глаза, она увидела там и понимание, и горечь, и удовлетворение, и тоску…
- Вы счастливы?
Казалось, что этот вопрос был подобен удару молнии. Он резко повернул голову и, улыбнувшись, проговорил:
- Да…

- Что это было?
Вопрос Саске был прост, но очень сложен.
- Это было самое удачное и счастливое завершение. Шансы на такое были малы… Я при жизни сделал всё, что мог, чтобы так и получилось. Но здесь я мог лишь наблюдать. Это так странно! Наблюдать… без возможности действовать, ничего! А самое ужасное – я ничего не чувствовал: ни тревоги, ни страха. Только грусть, тоску… Саске, для тебя всё только начинается, ведь ты не умер.
Итачи подошел к брату и Сакуре ближе. Медленно дотронулся губами до лба девушки и протянул руку брату. Как только их руки должны были соприкоснуться, их разъединил свет…

***
Спустя год.

- Саске, осторожней!
- Да стараюсь я! И тяжелая же эта вещь, однако!
- Хорошо хоть, что мы нашли её.
- Да… Представляешь, она была еще моей!
- Осторожней ставь…
Папа Мико ставил детскую кроватку, сидя у мамы на руках. Её любимый дядя стал Хокаге, а тётя часто приводила в гости друга. Он был такой хорошенький! А другая тётя часто приходила в гости. У неё были яркие красные волосы и добрые глаза. А у этой тети был муж, который веселил Мико, показывая ей мечи. И она не понимала. почему мама так сердится.
- Сакура, смотри!
А почему у папы такое взволнованное лицо?

«Саске! Конечно, это на случай, если всё будет хорошо. Если ты читаешь эту маленькую весточку, значит, клан Учиха в твоих руках и шаринган не умрет вместе с нами. Значит, всё получилось так, как я планировал. Или чуть по-другому. В любом случае, поздравляю вас с Сакурой с пополнением. Мы ждем вас, но не торопим»

0

491

May
класс http://smayly.net.ru/gallery/anime/pictures/HumanShare_1/11.gif  http://smayly.net.ru/gallery/anime/pictures/HumanShare_1/11.gif  http://smayly.net.ru/gallery/anime/pictures/HumanShare_1/11.gif

+1

492

Уже читала,но с удовольствием перечитаю)))))

0

493

RedSam
http://s56.radikal.ru/i151/0912/69/0ddec7cb3bcc.gif

0

494

Лука
Прочитала "ее ставку..."??????????????????????????

0

495

RedSam
ещё нет http://s43.radikal.ru/i099/0912/fb/19dc574425c4.gif

0

496

Лука написал(а):

ещё нет

Тогда жду)))Очень интересно узнать твое мнение)))))))) http://smayly.net.ru/gallery/anime/pictures/Beards_1/17.gif

0

497

RedSam
ок

0

498

Простуда
Категория: Романтика
Название: Простуда
Автор: Akashina
Бета: нету такой, а надо бы
E-mail: French.flower@mail.¬ru
Жанр: романтика
Пейринг: Сасу/Саку
Рейтинг: PG-13, наверна, а так в рейтингах не разбираюсь.
Статус: закончен
От автора: Здесь нашим героям по 20 лет.

Простуда
- В палату к главному врачу… - слощаво улыбнулась молоденькая медсестра, с умилением глядя на красавчика Саске в АНБУшевской форме.
- Ага, но может все не так серьезно? – с опаской спросил Саске, он очень не любил больницы. С недавних пор, но почему не скажу.
- Учиха-сама, все остальные заняты, только наш врач свободна. – сказала медсестра.
- уууу……. – хотел сказать Саске «…как все достало…», но молча отправился по коридору к лестнице. Поднявшись на верхний этаж, он дошел до нужного кабинета. Саске, подойдя к двери, услышал молоденький женский голосок.
- Да, да, обязательно, конечно, буду рада тебя видеть… Можно в Якинику… несколько кварталов от академии… да, я там все-таки выучилась… нет, я там уже давно не учусь… Дори, мне двадцать… нет, я понимаю, что… - голосочек пытался сказать что-то одним предложением, но его обрывали, видимо по мобильному, - да, милый, конечно приезжай… Господи, у меня остановишься… ну, можешь захватить и его… да, если он лезть не будет… - Саске, прекрасно зная, кто находится в кабинете, нервно сглотнул, услышав такие слова, - … да, да, передавай всем привет… хорошо, родной, буду тебя встречать на станции около Конохи послезавтра, - на этом разговор подошел к концу. Саске обреченно вздохнул и постучал в дверь.
- Можно? – спросил брюнет.
- Входите. – сказала Сакура и повернулась лицом к двери. – Вай, Саске, какая прелесть, с Наруто подрался? – выдала она заключение, глядя на усталый вид Учихи.
- Нет. – буркнул Саске. – Я… я… - Саске никогда не думал, что с такой болезнью будет к кому-то обращаться.
- Ну?
- У меня горло болит. – Саске чуть не помер на месте.
- Ох, какой кошмар. Садись на кушетку. – приказала Сакура. Саске сел и принялся осматривать кабинет. Он всегда так делал, когда приходил к ней со всякими ушибами.
- Эм… Сакура… по-моему Какаши переволновался… - туманно сказал Саске, хоть мысли у него были не в ту сторону. На Сакуре была короткая юбка, длину которой компенсировал не намного длинный белый халат. На ногах были привычные черные туфельки, с застежкой на щиколотке. На ней была бежевая кофта с глубоким декольте, которое подчеркивало грудь колоссального размера (в Тсунаде пошла). А на шее красовалась золотая цепочка, что Саске ей подарил на восьмое марта этого года. Сейчас осень. А жаль, нет праздников, а дарить просто так… она не то подумает. На данный момент Саске изучал стройные ножки красавицы, в которую он уже давно влюбился. Только что-то ей не говорит.
- Открой рот! – сказала Сакура. И осмотрев его изрекла, - простуда, почи грипп. Умница, и где так?
- Нигде, мы просто с Наруто поспорили… а рядом оказался Гай и предложил тему для спора.
- ООО….. – до Сакуры дошло. – На что же поспорили?
- А рядом с Гаем еще был возок с мороженным… вот и спорили: кто больше съест. – чуть не умер от стыда Саске. Ему было неудобно за свое ребячество.
- Ага, лежи дома. Две недели, никаких миссий. ОРЗ с осложнениями… - поставила диагноз Сакура. Она наклонилась к сидящему Саске и дотронулась губами ко его лбу. Саске же довелось лицезреть ее грудь.
- Ммм? – мечтательно типа спросил Саске.
- Температура высокая, очень. Я тебе выпишу лекарства, может сегодня вечером тебе их сама занесу. – сказала Сакура.
- А время будет?
- Да, я на несколько дней беру отпуск, ко мне приезжает человек… - сказала Сакура и пошла к своему столу.
- Человек? – ему нетерпелось узнать кого это она зовет «родной» и т. п., он от неизвестности, казалось, умрет. Ему вообще в последнее время от всего можно было умереть. Влюбился парень. Сакура не ответила на вопрос.
- Ты иди домой а я Тсунаде все сама сообщу, не волнуйся, - подмигнула она ему и села за стол.
- Угу, спасибо. Я пошел, пока. – сказал Саске и закрыл за собой дверь.
- «человек?...» ревнует что ли… - мечтательно сложила на столе руки Сакура.

Саске был у себя дома. Он был одет в спортивные брюки и футболку, ноги босые.
Саске тынялся по квартире и не знал, куда себя деть… Он наверна скора завоет от скуки неземной: телевизор ему неинтересен, ноутбук без работы – ничто. Семь часов вечера, звонок в дверь.
- Ура!!! – брюнет на всей скорости понесся к двери. Открыв ее, он увидел Сакуру. От розоволосой девушки веяло осенней прохладой, она часто дышала от холода на улице, естественно, ведь сейчас ноябрь. Как только Саске открыл дверь, он почувствовал уличную свежесть и холодок. Когда он взял у Сакуры пальто, от него приятно пахло духами. – Проходи.
- Спасибо! На улице так холодно, какая же зима будет?!... – Сакура села на диван и уложила на стол два пакета: один с лекарствами, в другом же были всевозможные фрукты.
- Вот, это тебе, – указала она на пакеты и мило улыбнулась.
- Спасибо! – сам не понимая почему, но Саске был очень рад, что кто-то с ним сейчас рядом.
- Подойти, я попробую температуру. – сказала Сакура, Саске сразу же подбежал, она обманула его надежды, всего лишь нежно прикоснувшись руками с его лбу и щекам. – Ну, уже лучше, но все-таки… Я не отменю больничного.
- Давай вместе съедим эти фрукты! – предложил Саске.
- Хорошо! Спасибо, но не отвертишься и придется съесть хоть немного.
- Да ладно, - сказал саске и отправился на кухню за соком. – Ты чай будешь? – крикнул он оттуда.
- Да, если можно, я немного замерзла… - сказала Сакура и уютно умостилась на диване.
- Вот держи, - принес спустя несколько минут чай Саске, - ой, забыл нож для фруктов.
- Не беда, - Сакура достала из сумки кунай, но он тотчас же со звоном упал на журнальный столик. Саске ее поцеловал… И тут же отстранился.
- Прости, я… - сказал он, жутко краснея.

- Да я… - подошла к нему Сакура и прикоснулась рукой к его щеке. Она положила ему голову на грудь. – Знаешь, я счастлива, что все хорошо и, наверное, счастлива, что ты гриппом заболел… Это, наверное, нехорошо, но… просто это значит, что ты хоть и недолгое время, но будешь в безопасности, не на задании…
- Сакура… - Саске смотрел прямо перед собой не веря ушам. И тут «бах». Он упал на пол.

Через какое-то время в этой же комнате. Саске лежит на диване, около него Сакура… Сидит в кресле, подогнув под себя ноги, а Саске лежит в теплом пледе. Он захотел встать и накрыть ее своим пледом, но как только ноги коснулись пола, он почувствовал сильную слабость.
- Одень тапочки… - все еще не открывая глаз сказала Сакура. В комнате было тепло, но тихо и темно, только луна немного освещала часть перед окном.
- Ты не спишь? – заботливо спросил брюнет, все же встав с кровати, одев тапочки, он вытащил еще одно одеяло из шкафа и подошел к Сакуре.
- Нет, а вот тебе надо бы… ты видимо серьезную инфекцию подцепил, я как раз кстати длительность твоего больничного подобрала, - сказала Сакура, открыв глаза и посмотрев в окно.
- Ну спасибо… - с сарказмом сказал Саске и добавил, - тебе все же надо укрыться.
Он подошел к ней и укрыл ее одеялом, подоткнув края. Потом он уселся на ковер и положил голову на ручку кресла, в котором сидела Сакура.
- Ты сейчас похож на собаку… преданно так выглядишь… - тихо сказала Сакура.
- А что со мной случилось, почему я упал? – полюбопытствовал Саске.
- У тебя подскочила температура, я тебя успела подхватить и дотащить все твои мышцы, коих немало, до дивана. – сказала Сакура с улыбкой на лице. да, Саске действительно накачанный человек, не качок, но тело идеальное.
- Спасибо… прости, что так вышло… - сказал Саске и поднялся на колени у кресла. – Сакура, - добавил он, - а ты… ну… у тебя есть парень, что ли?? – Саске жутко раскраснелся, а Сакура просто засияла, минуту спустя откровенно заржала. – Чего смешного? – смутился он.
- Прости, ничего, просто… - она успокоилась, - просто ты такой… а этот момент… нет. Парня у меня нет.
- Правда? – Саске всеми силами пытался изобразить серьезность на лице, но в душе он просто прыгал от радости как Узумаки.
- Ну… да. Нужно спать. – сказала Сакура и указала на диван.
- Хорошо, я подожду, пока ты не заснешь… - тихо сказал Саске.
- И ты что-нибудь со мной сделаешь? – со смешком спросила Сакура.
- Нет, глупая, просто спи. – раскраснелся Саске.
Когда Сакура уснула, он начал вглядываться в ее лицо. Оно просто светилось спокойствием и умиротворением. Светлая кожа отражала лучики луны, нежные губы были приоткрыты… Она тихо дышала… Растрепанные волосы мирно лежали на ее глазах, щеках…
«Боже, как она прекрасна!...» подумал Саске и сев у ее ног, опустил голову ей на колени, так и уснул.
Где-то в шесть часов утра Сакура проснулась по привычке и ощутила тепло на руках. Саске положил свои руки на ее… «Господи, какой ты… такой замечательный… тебя хочется поцеловать, прижать к себе и никогда не отпускать…» подумала Сакура и склонила свое лицо над его лицом, шелковые розовые пряди приятно щекотали щеки Учихи и тот приоткрыл глаза.
- Сакура?... – повернул он к ней лицо, не поднимая голову.
- Саске, а можно… я тебя поцелую? – она прикоснулась губами к его щеке. Затем, отстранив свое лицо, она призакрыла глаза и спокойным взглядом посмотрела на любимого, который уставился на нее широко открытыми глазами и медленно потянулся за еще одним поцелуем.
- Целуй, я не против… - сказал он и поцеловал ее в губы.
- Учиха, ты здорово целуешься… - сказала она, отвлекшись от поцелуя.
- Я еще не поцеловал тебя по-настоящему, - начал Саске, но Сакура заметила часы на стене и тихо пискнув начала реактивно собираться, - на работу?
- Я буду… вечером… обязательно научишь меня целоваться! – бросила она на пороге и подмигнула ему.
- Научу… - оторопел Саске.

День он провел в откровенных проклинаниях времени, за то, что до прихода любимой еще целые часы…..

Без пяти девять…
Саске безполезно переключает каналы по ТВ и думает, что скоро, через пять минут, придет она… Сакура пришла.
На пороге ее встретил брюнет и крепко обнял, после того, как она сняла пальто.
- Целоваться учить будешь? – игриво сказала она ему на ушко.
- А вот и научу. – фыркнул Саске и отнес ее в гостинную. Он усадил ее себе на колени так, что она обняла ногами его бедра. Саске медленно провел пальцами по ее лицу, шее, молнии на груди, расстегнув ее… Он снял с Сакуры плечи и рукава кофты, оставляя ее только на талии девушки. Саске начал целовать ее шею, декольте, грудь… Он расстегнул бюстгальтер и начал покрывать поцелуями такую желанную кожу… От каждого поцелуя из уст Сакуры доносились стоны наслаждения… Он поцеловал ее в губы… Какой это был поцелуй! Такой горячий, глубокий, протяжный, сладкий… Она его не забудет никогда… Не забудет, как он принес ее в спальню… Как медленно снял с нее одежду… Как он ласкал ее тело… Как они стали одним целым… Как весь мир – это он и она.

Ночь. Три часа. Они рядом. Тихо…

Он сидит на кровати к ней спиной, опустив голову, она лежит на другом боку кровати к нему спиной…

- Почему ты молчишь? – тихо спросила она. Сакура лежала на боку, руками закрыв грудь, простыня лежала на бедрах. Ее глаза были приоткрыты, а лицо не выражало ничего.
- …думаю… - шепотом ответил он. На Саске были ночные брюки, торс был оголен. Он опустил голову, положив ее на сложенные руки. – Ты не жалеешь?
- Никогда. – твердо сказала Сакура. «Боже, только не говори мне этого… Ты ведь не жалеешь?!» говорила она про себя.
- …родная… я… может не стоило? – сказал Саске, - я не хочу, чтобы тебе было больно, никогда…
- Нет!!! – Сакура резко подорвалась с места и что есть силы обняла любимого, - не можешь ты так говорить, ты никогда не сделаешь мне больно! Ведь я… люблю тебя! – последние слова вырвались у нее с особым чувством и силой.
- Сакура… - он потянул на себя ее руки и она оказалась в опасной близости к его лицу. Саске повернулся и уложил ее спиной на кровать, - Иди ко мне…

Утро.

- Милый, не спишь? – спросила Сакура, заметив копающегося около кровати Саске.
- Нет уже, тапочки ищу, чтобы ты не ругала. – ответил тот.
- Умница, чтобы я не ругалась… - сказала Сакура и потянулась, выгнув спину. Саске на минуту отвлекся.
- Коварная, - фыркнул тот, - надо вставать. Уже 9 утра.
- Я – соня.
- А я хочу на улицу.
- А я в отпуске до следующего понедельника.
- Как?
- Я тебе говорила, Учиха, склероз дело тонкое…
- Не язви, милая, - сказал саске и бросился на нее щекотать.
- Я еду сегодня встречать человека на станцию у Конохи.
- Какого человека? Не скажешь – защекочу до смерти.
- Одного. Ну, еще собаку.
- Собаку? – сказал Саске.
- Да, тебе нужно остаться дома, хотя если хочешь поехать со мной…
- Хочу, - быстро ответил Саске.
- Тогда собирайся, через два часа мы будем встречать Дори.
- А кто такой Дори? – задал наконец долго мучавший вопрос Саске, но Сакура уже убежала в душ. – Во блин… такой шанс выпал…

На станции неподалеку Конохи.
- Бр… - у Сакуры дрожали губы, Саске подошел к ней и обнял сзади, - Я его убью… точно тебе говорю….
- Кого? – спросил Саске.
- А, вот и поезд! – закричала Сакура и подбежала поближе к перону от крыльца вокзала.
«Я с ума сойду, когда она скажет, кто такой Дори??!!» - сокрушался про себя брюнет.
Поезд остановился и из вагона вышел высокий парень с собакой на поводке.
- Арчи, сидеть! – приказал собаке парень. Он был одет в плащ, на голове была шляпа, но лицо было видно. Красивое… Светлая кожа и волосы, зеленые глаза. Его выражение лица напоминало Сакуру, когда та решала сложную задачу или что-то в лаборатории месила в пробирках…
- Братик, привет! – полетела к нему обниматься Сакура. – Давно не виделись!
- Здравствуй, сестра. – едва ответил Дори на обьятия. Выглядел он очень серьезно.
- Как всегда зануда, ни капельки не изменился за десять лет. Похорошел правда, - разочарованно ответила Сакура.
«Братик??? Сестра???» - недоумевал Саске и чуть не грохнулся от жуткого стыда за подозрения. Он-то думал, что это какой-то поклонник…
- Ну вот, а ты волновался, я люблю тебя, - подошла к брюнету Сакура. Увы, все, что Саске подумал, он невольно произнес вслух.
Сакура тихонько чмокнула его в губы.
- Приятно познакомиться, вы видимо Саске Учиха, много слышал о Вас. – он пожал Саске руку.
- Рад встрече, значит Вы брат Сакуры? – спросил брюнет.
- Да, двоюродный.
- Пойдемте уже, - позвала парней Сакура. – Купим по дороге мороженного, хорошо?
- Ты тоже мало изменилась, младшая сестренка, - серьезное лицо блондина осветилось легкой улыбкой.
- Да ладно, пошли, - поторопила она их.
- Эм… Сакура. – позвал ее Саске, на что девушка обернулась.
- Да?
- Я…
- Мороженного не получишь, - строго приказала Сакура и улыбнулась в предвкушении хорошей порции фисташкового, - у тебя простуда!
- А я и рад, - тихо сказал Саске, - вот придем домой, ты меня согреешь, любимая… - парень подошел и нежно чмокнул Сакуру в щечку.

Конец.

0

499

Новый год в Конохе
Глава первая: Телефонный разговор.

31 декабря Сакура проснулась раньше обычного. Несмотря на то, что будильник, как обычно, стоял на 8:15 утра, девушка вскочила ещё в семь. Причина её возбуждения заключалась в одной фразе – Новый Год. Столько она ждала этого праздника, и вот, наконец, он пришел, и сегодня надо уже отмечать!
Сакура вскочила с кровати и подбежала к окну. Резко раздвинув шторы и распахнув створки, девушка впустила свежий морозный воздух в свою комнату, зачарованно смотря вниз.
Везде, куда бы она не глянула, лежал снег. Его белоснежное покрывало укутало всю деревню и просторы рядом с ней.
Девушка молча любовалась этой необыкновенной красотой, заодно наблюдая, как новые снежинки бесшумно опускаются на землю, присоединяясь к своим собратьям.
Сакура опёрлась локтями о раму и задумчиво посмотрела вдаль. Нет, не туда, где был Центр Конохи, а туда, где лежали территории, уже ей не принадлежащие. Девушке вдруг сильно захотелось уехать отсюда куда-то далеко-далеко, забыть обо всём на свете и просто наслаждаться этим замечательным праздником, который бывает один раз в году.
Однако вскоре Харуно пришлось отойти от окна. На ней не было ничего, кроме короткой розовой сорочки на тоненьких лямочках, и она немного замёрзла.
« - Сегодня такой чудный день. Наверняка случится что-то хорошее » - думала девушка, спускаясь вниз приготовить себе что-нибудь на завтрак.
Её родители неделю назад уехали из деревни справлять Новый Год к её бабушке в деревню Травы. Сколько они ни упрашивали дочь, Сакура с ними не поехала, предпочитая провести это Рождество в кругу друзей.
Она уже купила всем подарки, до мельчайших деталей продумала свой наряд и причёску, даже испекла вчера много всяких пирожных и мини-тортиков. Но это уже другая история.
Дело в том, что в последнее время с Сакурой начали происходить какие-то изменения, причём очень глобальные. Девушка вдруг обнаружила, что поднимается настроение после уборки во всём доме или приготовления какого-нибудь изысканного блюда, например, бланманже или буйябеса (знаменитое французское блюдо). Кроме того, куноичи вдруг очень захотелось, чтобы у неё появилась младшая сестра или брат.
Если говорить одним словом, Сакуре хотелось быть простой домохозяйкой – ухаживать за детьми и мужем, готовить, стирать и убирать…
Но девушка была шиноби, и не могла позволить себе такой жизни. Она постоянно была на миссиях или в больнице, помогая Цунаде в её работе. Какие уж там муж и дети? Тут и на себя времени катастрофически не хватает…
Но сегодня Сакура была абсолютно свободна, и могла заняться, чем захочет. Девушка решила украсить дом к предстоящему празднику. Ну и что, что отмечать будут не у неё? Это же не говорит о том, что она не может позволить себе насладиться рождественскими хлопотами?
Как бы то ни было, девушка позавтракала и занялась украшением гостиной. Хлопоты настолько поглотили её, что она не сразу услышала, как звонит телефон.
Вздохнув, девушка спрыгнула с кресла, на котором стояла, чтобы подвесить колокольчики на люстру, и пошла отвечать.
- Алло, я вас слушаю – на автомате сказала она.
С недавних пор Сакура приучила себя не говорить никому гадостей, не язвить и не ехидничать. Это у неё легко получилось, и сейчас она просто наслаждалась своим новым умением.
- Доброе утро, Сакура-сан. С наступающим тебя! – услышала она в трубке полусонный-полурадостный мальчишеский голосок.
Это оказался Наруто. Сакура невольно расплылась в улыбке – похоже, этот уссаротонкачи совсем недавно встал. Девушка живо представила себе Узумаки таким, какой он был сейчас – всклоченный, растрёпанный, с отметинами подушки на лице, в своей нелепой пижаме. Это показалось ей настолько смешным, что она просто не удержалась.
Блондин услышал в трубке её нежный смех.
« - Боже, как же красиво она смеётся. Неужели я никогда не буду слышать этого чудесного смеха, просыпаясь по утрам? » - пронеслось в его растрёпанной голове.
- Эй, ты чего смеёшься? – тоже засмеялся паренёк.
- Да просто настроение хорошее. Тебя тоже с праздником. Чем занимаешься?
Как здорово вот так стоять и просто болтать с Сакурой-чан! Она так мила, а её голосок ласкает слух, словно нежная песнь колокольчика.
- Да я вот только встал недавно. А ты?
- Я так и подумала. У тебя голос такой сонный… А я вот дом к празднику украшаю.
- А-а-а… ясно… Слушай, а ты пойдёшь сегодня к Саске?
Девушка, до этого внимательно слушавшая блондина и мечтательно улыбаясь чему-то, нахмурилась. Она не понимала, о чём речь.
- Нет. А зачем мне к нему идти?
Узумаки почувствовал, что её голос неуловимо изменился. Теперь в нм чувствовалась некая осторожность и любопытство. Похоже, Сакура не знала, о чём идёт речь.
Наруто это не понравилось.
« - Что этот теме себе думает? » - возмущённо размышлял Узумаки, раздумывая, как лучше ответить на вопрос.
- Ну-у-у… В общем, Саске пригласил всех сегодня к себе отмечать праздник. А он тебе что, не позвонил? – честно ответил блондин.
- Не знаю… наверное, звонил… когда меня дома не было – прикусив губу и силясь не расплакаться ответила Сакура, которая прекрасно понимала, что такого быть не может. Вчера она весь день провела дома, готовясь к предстоящему празднику.
« - Может, Саске-кун не захотел, чтобы я пришла?».
Эта мысль причиняла ей неимоверную боль. Но какой-то частичкой своего сознания Харуно понимала, что это действительно так. Брюнет просто не захотел её видеть на этом празднике. Ведь он её итак может каждый день наблюдать на тренировках…
- Сакура? Ты ещё здесь?
Голос Наруто вернул девушку к реальности.
Сделав последнее усилие над собой, куноичи удалось радостно выдавить:
- Ой, извини, Наруто, но я должна идти, у меня пирог в духовке подгорает. Пока.
Девушка уже хотела, было положить трубку, но вопль Узумаки « ПОСТОЙ! » заставил её вновь поднести трубку к уху.
- Что такое?
- Сакура… ты не возражаешь, если я к тебе сегодня зайду? Где-то часов в пять вечера, а?
Девушка заколебалась. После того, что сказал ей Наруто, желание праздновать исчезло. Но Узумаки, похоже, не желает так просто сдаваться, и твёрдо намерен заставить её весело провести этот праздник…
- Ну ладно, приходи. Я буду ждать.
- Хорошо. Пока, Сакура-чан, скоро увидимся.
И он положил трубку. Сакура сделала то же самое, а потом без сил опустилась прямо на пол. Из глаз медленно текли слёзы. Её сердце сжималось от боли, хотелось всё забыть и уснуть, провалиться в сон, как в последнюю надежду на забвение…

Глава вторая: фамильная ценность.

Когда Наруто пришёл к ней к пяти часам, у Сакуры уже всё было готово. Она накрыла на стол, красиво оделась, сделала современную причёску… всё было готово к празднику.
Но, несмотря на это, на её душе кошки скребли. За весь день она так и не улыбнулась, а готовиться к празднику совсем расхотелось… Она привела себя в порядок лишь потому, что ей не хотелось омрачать праздник и Наруто.
« - Если уж у меня плохое настроение, то совсем не обязательно передавать его по эстафете другим » - думала девушка, натягивая изящное красное шёлковое платье.
Это платье, как, впрочем, и туфли, ей подарила на Новый Год её мама. Платье было ярко-алого цвета, с глубоким декольте и глубоким вырезом на спине и с боку. Оно было шёлковое, без рюшек и бантов, но очень нарядное, притягивающее взгляды. Туфли была атласные, и тоже красные, на невысокой шпильке, но с сужающимися к концу носами.
Волосы девушка собрала в пышный хвост сзади, а оставшиеся пряди завила с помощью плойки.
Как ни странно, на её лице не было никакой косметики, кроме вишнёвого блеска для губ. Тени она не любила, а ресницы у неё и без того были длинные и густые.
В дверь позвонили, и девушка пошла открывать, по дороге стараясь растянуть одеревеневшие мышцы лица в радостной улыбке.
Сакура открыла дверь и… застыла, глядя на того, кто стоял на пороге.
Это был Саске, и он спокойно ждал, пока она придёт и откроет ему. При виде девушке у парня расширились глаза – он просто не мог оторвать от неё восхищённого взгляда. Алое, как кровь, платье подчёркивало стройность её фигуры и волосы, выделяло грудь и бёдра, и превосходно гармонировало с вишнёвым губным блеском.
Сакура, похоже, ожидала увидеть здесь кого угодно, только не его. На секунду её губы дрогнули, но затем она улыбнулась и сказала:
- Добрый вечер, Саске, с Новым Годом тебя!
Её голос показался ему фальшивым. Она никогда так ни с кем не говорила. За прошедшие года брюнет многое узнал о ней, и об этом мог сказать с уверенностью.
- Привет. Ты очень красиво выглядишь сегодня. Это платье тебе очень идёт… - сказал Учиха, вскидывая свои тёмные глаза на её лицо.
Юноша заметил, как она прикусила губу, но тут же снова улыбнулась, едва встретившись с ним взглядом.
- А… а почему ты не на празднике? – наконец, выдавила из себя Сакура.
Саске не ожидал от неё такой реакции, но смущения не показал.
- Я хотел задать тебе тот же вопрос – ухмыльнулся брюнет.
Титаническим усилием воли девушке удалось выдавить из себя ещё одну улыбку.
- А я Наруто жду…
Зачем он пришёл? Чтобы сделать ей ещё больнее? Он итак загубил её праздник, а сейчас решил поиздеваться над ней?
Духовных сил катастрофически не хватало. Сакура поняла, что ещё чуть-чуть – и она расплачется прямо на пороге собственного дома.
- Наруто? – тем временем беспечно продолжал говорить брюнет – А он уже у меня на празднике…
- Ты меня извини, Саске, что-то мне не очень хорошо. Я, пожалуй, пойду, прилягу. Весёлого Рождества.
Девушка развернулась и закрыла дверь прямо перед его носом, заставив Саске вздрогнуть от неожиданности.
А Сакура уже больше не сдерживалась. Она бросилась в гостиную, и, зарыдав, упала на диван, всхлипывая и давясь слезами.
Что толку сидеть здесь и плакать? Она всё равно ничего не изменит! Саске не любит её, Наруто вообще забыл о её существовании. Девушка осталась совсем одна.
Но это было ещё не всё. Что-то в закоулках сознания девушки вдруг зашевелилось, требуя обратить на себя её внимание.
« - Подарок! » - молнией пронеслась мысль в голове девушки.
Она мигом вскочила и кинулась в спальню, на ходу вытирая слёзы. Она ведь купила и для него подарок, и совсем забыла об этом!
Девушка распахнула шкаф и взяла с верхней полки маленькую красную коробочку. Затем Сакура рванула вниз, моля бога, чтобы Саске не успел далеко уйти.
И точно!
Распахнув дверь, она увидела его медленно удаляющуюся спину. Что-то дрогнуло в её сердце, и она, не сдерживаясь, закричала:
- Саске, подожди!
Она и не надеялась, что он услышит её крик. Но он услышал, и, обернувшись, огромными глазами уставился на подскочившую девушку.
От холода ещё щёки раскраснелись. А может, это было от смущения, ведь она никогда не дарила ему подарков!
- Я забыла тебе кое-что отдать… вот… с Новым годом… - набравшись храбрости, произнесла Сакура, протягивая юноше маленькую красную коробочку.
- С-спасибо Сакура… - дрогнувшим голосом ответил брюнет.
Он открыл подарок и увидел внутри…
На обитой красным бархатом подушечке, в небольшом углублении, лежал кулон. Он был сделан из серебра, с маленькой стеклянной дверцей, в которой виднелась чья-то вставленная фотография. На обратной стороне кулона была выгравирована надпись « Саске Учиха ».
- Не может быть… мой медальон! Как он у тебя оказался?
Юноша казался взволнованным и возбуждённым.
Сакура вымученно улыбнулась. Как же она от всего устала…
- Я увидела его в ломбарде три дня назад – начала она свою историю. Юноша внимательно слушал её, сжимая в руках медальон – Продавец сказал, что его нашли под обломками дома в клане Учиха. Они не знали владельца, и мне сказали, что он мёртв.
Как бы то ни было, это твой медальон, твоя фамильная ценность. Он, тебе, наверно, очень дорог, так что… я буду рада, если тебе понравился мой подарок…
Саске внимательно смотрел на неё, и тут вдруг до него дошло, что она стоит на морозе в одном только лёгком платье, без куртки и шапки.
- Сакура, пошли в дом, там ты всё расскажешь, а то простудишься – тепло улыбнувшись, сказал брюнет не терпящим возражений тоном.
Девушка моргнула, но потом тоже улыбнулась. Улыбнулась уже по-другому – открыто и доброжелательно. Это было совсем не похоже на те улыбки, которые он сегодня на ней видел… В любом случае, такой она нравилась ему куда больше.
Они быстро пошли к её тёплому домику, всему укрытому снегом. На веранде и окнах висела мишура, а крышу выделяли ярко горевшие фонарики. Это был прекрасный дом, в который вновь и вновь хотелось возвращаться.

Глава третья: Новые подробности.

Сакура закрыла дверь, чтобы снег не влетал в прихожую. Саске уже разулся и прошёл в гостиную, стараясь скрыть своё восхищение прекрасным вкусом хозяйки. Девушка, не медля, поспешила за ним.
В камине уютно горел огонь, освещая полутёмную комнату. На окнах ярко горели лампочки, на столе стояло множество маленьких, едва видных зажженных свечей. В комнате была очень таинственная и романтичная атмосфера.
- Хочешь чего-нибудь выпить? – спросила Сакура, заходя в гостиную.
Учиха уже сидел в глубоком кресле, ожидая её возвращения. Он повернул голову, наблюдая за ней. Та стояла, прислонившись к косяку, и улыбалась.
Но эта улыбка опять была болезненной и фальшивой. Учиха никак не мог понять, что же творится в душе девушки. Он задумчиво посмотрел на огонь.
- Ну что? Мне принести чего-нибудь? – повторила Сакура вопрос, старательно пряча глаза.
Юноша кивнул, и она опять куда-то убежала. Саске устало откинулся в кресле, размышляя, как ему лучше преподнести ей свой подарок.
Девушка вернулась в комнату и поставила на меленький журнальный столик, стоявший буквально в полуметре от камина, две дымящиеся чашки. Юноша взял и глотнул содержимое.
- Ммм… вкусно… что это? – поинтересовался брюнет, поняв, что вкус ему не знакомен.
- Горячий шоколад – тихо отвечала куноичи, грея замёрзшие руки о чашку – Знаменитый рождественский напиток…
Саске с недоумением посмотрел на неё, и заметил на лице выражение какой-то странной мечтательности, отрешённости. Её настроение будто менялось каждую минуту, и Учиха просто не понимал, как себя вести.
- Эй, Сакура, ты в порядке? Ты странно выглядишь? – тоже тихо спросил он, подавшись вперёд.
Девушка словно и не слышала его слов. Лишь через несколько секунд она моргнула, сознавая смысл этих двух фраз.
- Всё хорошо – ответила она – Знаешь, тебе, наверное, уже пора. А то вдруг тебя ищут…
- Пускай – тихо-тихо сказал он, забирая у неё из рук чашку.
Сакура вздрогнула и отстранилась. На лице промелькнуло какое-то странное выражение – то ли испуг, то ли недоумение.
- Ты замёрзла. Тебе надо погреть руки – продолжал он, ставя чашку на столик.
Он взял её холодные руки в свои и положил к себе на колени. Сакура густо покраснела, не в силах пошевелиться…
Она не понимала его. Зачем он это делает? Она же безразлична ему!
« - Но тогда почему он сейчас сидит здесь, а не веселится с другими на празднике? » - раздумывала Сакура, чувствуя, как тепло его рук передаётся ей.
Брюнет приблизился к ней, внимательно глядя в глаза. У девушки участился пульс, она затаила дыхание, бешено билось сердце…
- Саске-кун – тихо-тихо сказала она – Зачем ты пришёл?
« - У неё такой голосок… такой нежный, и так ласкает слух…» - подумал брюнет, гипнотизируя её чернотой своих глаз.
- Я пришёл, чтобы позвать тебя к себе – просто ответил он – Я не стал звонить тебе вчера, как это сделал с Наруто или другими ребятами. Я хотел сам лично увидеть тебя и пригласить на праздник…
Быть не может! Так значит, он специально не стал ей ничего говорить? Получается, что он не так уж и плохо к ней относится?
- Ну так что? Ты пойдёшь, или…? – не стал заканчивать парень свой вопрос.
- Д-да… только придётся всё здесь убрать… - смущённо сказала Сакура, покрываясь румянцем.
- Я помогу тебе – улыбнулся Учиха – Кстати, если ты сможешь, возьми с собой горячий шоколад. Мне кажется, на празднике он не будет лишним! – со смехом добавил паренёк.
- Ну я не знаю… его вообще-то легко приготовить… нужен только тёмный шоколад… У тебя есть дома хотя бы четыре плитки? Большие плитки? – прикидывая, спросила Сакура – Я специально не стала много покупать – ко мне-то никто не должен был придти… кроме Наруто…
А где он, кстати? Обещал появиться к пяти, а уже вот-вот семь пробьёт…
- Он у меня. Он не придёт.
- Но… почему?
Сакура с недоумением посмотрела на брюнета. Тот ухмыльнулся.
- В общем, когда я ему сегодня позвонил, чтобы уточнить, придёт ли он на праздник, он сказал, что если я не позову тебя, то он пойдёт веселиться к тебе. Я тогда спросил у него, откуда он знает, что я тебе не звонил, а он вякнул, что сегодня утром, когда вы с ним разговаривали, он вспомнил про праздник и рассказал обо всём тебе. Так ты и узнала о моей вечеринке…
Он начал возмущаться и орать, а потом я рассказал ему, что сам хотел тебя позвать. А он возьми и скажи мне, что ты про праздник уже всё знаешь…
Если говорить коротко, то он испортил сюрприз. А потом он сказал, что сегодня должен был идти к тебе к пяти, и предложил пойти мне, чтобы я мог тебя позвать. Вот так.
Сакура опешила. Да-а, как всё запутанно получается!
- Ладно, давай собираться, а то время идёт – спохватилась куноичи, вставая со своего кресла.
Они быстро всё убрали, потом Сакура пошла за подарками и они, одевшись, пошли на вечеринку в доме Саске.

Глава четвёртая: удар судьбы.

Музыку в доме Саске было слышно ещё на другом конце улицы. Брюнет, и розоволосая куноичи не спеша, шли по тропинке, весело болтая о Рождестве.
Саске поражался самому себе. Как он мог раньше не замечать, что Сакура такой интересный собеседник? У неё грамотно поставленная речь, она много знает, умеет слушать… Так почему он никогда не говорил с ней вот так?
- Ого, наверно, ребята здорово веселятся. Не боишься, что что-нибудь разобьют? – шутливо сказала Сакура.
И, словно подчиняясь её словам, в доме вдруг что-то загрохотало и со звоном упало. Учиха и Харуно рванули в дом.
Брюнет влетел в гостиную, даже не разувшись. Сакура поступила более аккуратно – она быстро сняла обувь, повесила на крючок куртку, а шарф и шапку положила на верхнюю полочку, туда, где лежали головные уборы остальных гостей.
- НАРУТО! – заорал Саске, да так, что Сакура от неожиданности чуть не уронила пакет с подарками – Я УБЬЮ ТЕБЯ ЗА ЭТУ ВАЗУ! ЕЙ БЫЛО ЧЕТЫРЕСТА ЛЕТ!
- Саске… Саске подожди, не горячись… это не я! Это всё Темари!
Сакура закусила губу, силясь не расхохотаться. Да, Наруто влип. Теперь Саске не успокоится, пока хорошенько не пнёт его.
Девушка прошла мимо разгневанного Учихи и испуганно икающего от волнения Узумаки, и с любопытством оглядела комнату.
В отличие от маленькой, но уютной гостиной Сакуры, гостиная Саске была совершенно другого типа. Все вещи здесь были преимущественно тёмного цвета, стены окрашены в синий цвет, а на одной из стен нарисован большой знак Клана Учиха. Комната производила скорее величественное, нежели уютное впечатление.
« - Теперь я понимаю, почему Саске всё время такой мрачный и задумчивый. Жить в таком мрачном доме просто невозможно! ».
- О-о-о, Сакура, ну надо же, ты всё же пришла! Не думала тебя здесь увидеть! – услышала она за спиной чей-то женский голос.
Девушка развернулась, и нос к носу столкнулась с Темари. Куноичи из Деревни Песка весело улыбалась и задорно смотрела на Сакуру.
Сегодня на Темари было длинное светло-голубое, почти белое платье пышным подолом и открытыми плечами. На руках красовались изумрудные и рубиновые браслеты – явно чей-то подарок, а на шее блестело ожерелье из сапфиров.
- Ого! Привет, Темари, здорово выглядишь! Это ожерелье очень идёт тебе вместе с платьем! – восхитилась Харуно, подумав, что на фоне Темари выглядит как Золушка до того, как фея подарила ей её бальный наряд.
- Да и ты ничего! Ну надо же! Вроде и платье в глаза не бросается, но ты в нём словно суперзвезда!
Сакура зарделась, не ожидая таких комплиментов по поводу своего наряда.
Тут к ней подошло ещё несколько человек. Это оказалась Хината, Тентен, Неджи, Гаара, Канкуро и Шикамару. Все выглядели празднично и казались довольными.
У Сакуры для каждого нашлось доброе слово. Хинате она сказала, что у неё красивые туфли, Тентен – что сегодня её волосы выглядят просто как в сказке, у Неджи и Канкуро ей понравился цвет галстука. Даже Гааре и Шикамару она тоже сказала несколько тёплых слов.
Сакура не поздравила лишь Ино. Яманака стояла в отдалении рядом с окном, и с прищуром глядела на Сакуру. Выглядела она тоже очень красиво – длинное обтягивающее чёрное платье из бархата с одним открытым плечом и высокие туфли на шпильках. Волосы Ино распустила и тщательно завила с помощью плойки.
Тут к ней подскочили Ли и Чоджи. Они поздравили её с праздником, а потом Ли громко сказал:
- сакура-сан, а я и не знал, что у вас такие стройные ноги.
Все тут же оценивающе поглядели на Сакуру, залившуюся ярким румянцем. Даже Саске на секунду оторвался от вранья Наруто (тот пытался перевести стрелки уже на Шикамару и Ино. Те, прищурившись, готовились бить ему морду на пару с Учихой).
- С-спасибо, Ли-сан – поблагодарила Сакура, чувствуя себя в высшей степени неловко.
Тут её взгляд упал на пакет с подарками. Она ведь ещё никому ничего не подарила!
Сакура тотчас стала бегать от одного к другому, даря каждому его подарок. Все уже занялись своими делами – кто пил шампанское и весело о чём-то болтал, кто поздравлял друг друга с Новым годом, кто о чём-то спорил с соседом.
Саске, махнув на Наруто рукой, скрылся на кухне, а Сакура в это время подошла к Узумаки.
- Привет, Наруто! – радостно поздоровалась Сакура.
- О-о, привет! А я не видел, как ты пришла. Только потом, уже когда Ли сказал… - начал он, но Сакура, не желавшая вспоминать об этом инциденте, перебила его:
- С Новым годом!
В её руках был какой-то свёрток, аккуратно перевязанной бантом. На маленькой бирке виднелась надпись, сделанная её рукой « Наруто ». Узумаки посмотрел на Сакуру, и вдруг… поцеловал её в щёку.
Как раз в это время из кухни вышел Саске. Чёрные глаза расширились, когда он увидел, как губы Наруто прикасаются к её нежной коже. В этом поцелуе было что-то большее, чем простое выражение дружбы. Это была тайная страсть, любовь, на которую не ответили взаимностью.
Брюнет вдруг почувствовал неописуемый гнев. Он ненавидел Наруто всеми фибрами души, ведь он только что сделал то, чего ни в коем случае делать не должен был. Кровь застучала в висках, и он сам не заметил, как в глазах заалел Шаринган.
Сакура просто оцепенела. Она ожидала от Наруто чего угодно, но только не этого. Девушка моргнула, а после с трудом перевела взгляд на юношу.
- Возможно… я не Саске… и мой подарок не принес тебе столько же радости, сколько бы принёс его… но всё же я надеюсь, что он тебе хоть капельку понравился.
Его голос был слышен так, будто она находилась под водой. Харуно моргнула, а затем вдруг улыбнулась, и… тоже поцеловала Наруто.
- Спасибо – чуть слышно сказала она.
Блондин ошарашено смотрел на её удаляющуюся спину. Она подошла к Хинате и что-то ей сказала, а тоже протянула ей какой-то свёрток. Девушка открыла его, и обе девушки радостно засмеялись – Сакура подарила ей великолепную заколку в виде бабочки!
Наруто немного покраснел, но тут к нему подскочил Ли, и они начали о чём-то оживлённо болтать.
Однако ничьи чувства из героев нельзя сравнить с тем, что испытал Саске. Когда он увидел, что она тоже поцеловала Наруто, брюнет почувствовал, что в сердце словно вонзили кинжал – холодный и острый, от которого в жилах стынет кровь…
« - Она любит другого ».
Эта мысль стучала в его голове, ни на секунду не покидая. Перед глазами стояли лица его лучших друзей – улыбающейся Сакуры и возмущённого Наруто. Теперь он был третьим лишним, человеком, который будет только мешать им быть счастливыми.
Наруто всегда любил Сакуру, и Саске всегда знал об этом. В то же время, девушка никогда не испытывала подобных чувств к Наруто, будучи влюблённой в него самого – Учиху Саске.
Но теперь всё изменилось. Сакура полюбила Наруто и забыла его. Он должен уйти и не мешать им быть счастливыми.
Сколько раз он делал Сакуре больно? Сколько раз спорил с Наруто по пустякам и отвергал заботу и любовь Сакуры? Так почему сейчас, когда, казалось бы, всё должно наладится, ведь Сакура больше не будет бегать за ним, ему невероятно больно от мысли, что ей хорошо с другим?
- Ревнуешь, а, Саске?
Спокойный голос и минимум эмоций. Брюнет резко развернулся, и увидел своего сэнсея. Какаши стоял где-то в полуметре от него самого, и невозмутимо смотрела на радостно болтающую с Хинатой Сакуру.
- Пойдём, надо поговорить.
Какаши развернулся и не спеша, пошёл туда, куда не ходит ни один из гостей – на второй этаж. Там располагались спальни, и гостям там делать нечего. По крайней мере именно сейчас.
Они зашли в одну из спален, и Какаши плотно закрыл дверь. Саске включил свет и сел на кровать.
- Что ты чувствовал, глядя на них? – без обиняков спросил Какаши.
Саске поднял голову и посмотрел прямо ему в глаза. В них было искреннее сострадание и жалость.
- Я не знаю… не понимаю… НЕ ПОНИМАЮ!
Учиха со всей силы стукнул кулаком по стоящей рядом тумбочке. На ней тут же появились глубокие трещины.
- Успокойся. Сядь и подумай – так же спокойно сказал Какаши.
Брюнет послушался, хотя и без особого желания.
- Для начала давай разберемся с тем, что ты чувствуешь к каждому из них по отдельности. Начни с Наруто.
- Наруто… он… мой лучший друг. Мне хорошо с ним. Мне нравится с ним общаться, что-то обсуждать или планировать…
Сакура… я… я, наверно… её люблю. Мне нравится её ум, внешность… она не такая, как другие.
- Понятно. А что ты испытывал тогда, когда он поцеловал её?
- Я очень разозлился на Наруто, ведь я сам хотел это сделать. Когда я увидел, как он её целует, мне показалось, что меня предали. Мне захотелось убить его, разорвать на мелкие кусочки…
- А когда Сакура поцеловала его?
- Я понял, что опоздал. Она любит другого. Не меня. Мне показалось, что она смертельно ударила меня. Ударила тем, что показала, что теперь я ей безразличен…
- Ясно. Знаешь, Саске, ты эгоист.
Когда Сакура любила тебя, ты не обращал на неё никакого внимания. Тебе было наплевать, что она чувствует к тебе. Ты ни капли не дорожил ею.
В отличие от тебя Наруто сумел разглядеть в Сакуре девушку. Прекрасную девушку – чуткую, хрупкую, нежную. Он любил её не потому, что она красива или умна, а потому, что она – это она.
Но и Сакура тоже плохо поступала по отношению к Наруто. Она, также как и ты, игнорировала его любовь.
А теперь, когда она, наконец, смола забыть тебя и попыталась быть счастливой с другим, ты понял, что и она тебе небезразлична.
Так нельзя, Саске. Ты играл с её сердцем, с её чувствами. Да, она любила тебя. Но ты потерял её любовь, потому что она ничего не могла от тебя добиться. Никакой крошечной искорки того же чувства…
Смирись с этим. Отпусти её, позволь быть счастливой с другим. Хватит причинять ей боль, она просто больше не выдержит. С Наруто ей будет надёжно. Он любит её, и, со временем, и она полюбит его, потому что впустит в сердце свою любовь.
Но если ты хочешь, чтобы Сакура снова стала твоей, тебе придётся бороться за неё. Бороться с лучшим другом. И что-то мне подсказывает, что ты легко можешь лишиться этой дружбы навсегда…
Тебе решать, что ты хочешь сохранить больше – дружбу с Наруто или любовь Сакуры.

Глава пятая: разговор на кухне.

Поболтав с Хинатой, Сакура решила пойти и выпить чего-нибудь холодного.
« - Наверно, у Саске-куна есть минеральная вода » - подумала Сакура, заходя на кухню.
Как ни странно, на кухне было намного уютнее, чем в гостиной. Ярко горел свет, стены окрашены в светлые тона. Сакуре эта комната понравилась гораздо больше, чем его гостиная.
Открыв холодильник, девушка обнаружила маленькую бутылочку минеральной воды, стоявшей сбоку на холодильнике.
Кроме того, она увидела множество разных продуктов, из которых мог бы получиться отличный десерт.
В Сакуре проснулась домохозяйка, и девушка захотела состряпать что-нибудь вкусненькое.
Сакура уже заканчивала делать коржи для торта, когда в кухне появился Наруто.
- Ого, Сакура-чан, не ожидал от тебя! – опешил паренёк.
Девушка вздрогнула, а потом рассмеялась. Наруто ещё многого о ней не знает!
- Да я вот просто захотела испечь торт к празднику. До Нового года ещё полтора часа, так что я успею… А ты зачем пришёл?
- А я вот что-то захотел попить чего-нибудь горячего. Я только что с улицы, видишь, весь мокрый.
Девушка с удивлением посмотрела на юношу. И правда, Наруто был весь в снегу. Дорогой чёрный смокинг, на бирке которого значилось « only dry wash » (только сухая стирка), был безнадёжно испорчен.
- Господи, Наруто, где ты был? Ты же загубил весь вечерний костюм! – засмеялась девушка, заметив, что даже голова у него мокрая.
- Да мы всем составом пошли в снежки играть. Там ещё многие остались. Неджи, Тентен, Гаара… - принялся перечислять Узумаки.
- Так, Наруто, тебе срочно надо переодеться. Придется попросить что-нибудь у Саске-куна – сказала девушка, начиная взбивать крем для торта.
- Ты, что? Он же шарахнет меня Чидори, и от меня одни шнурки останутся! Ну нет, я к нему не пойду. Он наверняка ещё помнит про эту вазу, которой четыреста лет…
- Ладно, уговорил, я сама попрошу у него одежду – вздохнула куноичи. Наруто удивлённо глянул на неё, но перечить не стал. Ходить в мокрой одежде – удовольствие ниже среднего – А ты пока пойди, прими душ, а то заболеешь.
Счастливый Наруто ускакал в ванну, а Сакура, закончив делать крем, пошла, искать Саске, чтобы попросить одежду для Наруто.
Искать долго не пришлось. Учиха был в гостиной, и стоя у окна, наблюдал за другими шиноби, весело играющими в снежки.
« - Иногда даже взрослые становятся детьми » - подумала Сакура, посмотрев на смеющихся Тентен и Хинату. Они только что попали снежком в лоб Неджи, и ничем не отличались от простых двенадцатилетних девчонок, заигрывающих с понравившимся парнем.
- Сакура? А почему ты здесь, а не с другими?
Удивлённый голос Саске вернул девушку на бренную землю.
- О-о-о, я занята. Я пеку торт, и мне пока что не до игр.
- Торт? Не знал, что ты увлекаешься кулинарией – протянул брюнет, вскидывая изящные чёрные брови.
- Послушай, Саске, я хотела спросить, нет ли у тебя чистых штанов и футболки? – немного покраснев, спросила она.
Брюнет посмотрел на неё, как на ненормальную, и она пустилась в объяснения:
- Это для Наруто. Он жутко промок, и я отправила его мыться, чтобы не замёрз окончательно. Ему нужна чистая одежда, ну и вот… - Сакура замялась и умолкала.
Глаза Учихи вдруг блеснули, но она ничего не заметила. Его сводила с ума сама мысль о том, что Сакура вот так заботится о Наруто.
« - Теперь понятно, почему на ней было такое сексуальное платье, когда я к ней пришёл. Она ждала Наруто ».
Но в голове всплыли слова Какаши « Отпусти её, позволь быть счастливой с другим ». Учиха сжал кулаки, и сказал:
- Пойдём, я дам ему одежду.
Они пошли на второй этаж. Брюнет незаметно наблюдал за ней, и отметил, что Сакура чему-то радостно улыбается.
Они зашли в его комнату, и он, немного порывшись в шкафу, выделил Наруто чёрные спортивные штаны и белую футболку со знаком клана Учиха сзади.
- Это подойдёт?
Сакура кивнула, и они спустились вниз. Девушка отнесла одежду Наруто, положив её на порог, и вернулась на кухню. Учиха же снова встал у окна в гостиной.
Через пятнадцать минут из душа пришлёпал Наруто. Одежда Саске была ему немного большевата, но это потому, что брюнет был шире в бёдрах и плечах. Кроме того, Учиха был мускулист, а Наруто напротив, был жилистым и худым.
К этому времени Сакура как раз сделала две большие чашки горячего шоколада, и решила пригласить Саске, чтобы ему не было так одиноко.
- Эй, Саске, ты будешь горячий шоколад?
Учиха вздохнул, но на кухню всё же пришёл. Наруто сидел на стуле, и уплетал за обе щеки бутерброды, которые Сакура успела сделать, пока тот мылся, запивая всё это горячим шоколадом.
- Ого, Сакура, да ты, оказывается, переоделась! – вдруг завопил Наруто.
Брюнет удивлённо посмотрел на неё. Как это он раньше не заметил? Вместо красного платья на ней теперь была красная кофточка с ярким рисунком и красивая кремово-белая юбка с разрезами по бокам. Кроме того, откуда-то взялся передник, хотя в его доме таких вещей отродясь не водилось.
- Да, действительно, как это я раньше не заметила? – состроила девушка, и все засмеялись.
- А откуда у тебя одежда? – поинтересовался Саске, беря один из самых аппетитных бутербродом, что лежали на тарелке.
- Мне подарили на Новый год. Юбку подарила Темари, и кофту – Тентен… Хината знает, что я люблю готовить, и она подарила мне передник.
Хотя больше всех отличился Ли. Он подарил… хотя нет, я не буду говорить, что – покраснев, прервалась Сакура.
Наруто тут же состроил кавайные глазки.
- Ну Са-а-акура-чан, скажи, а? Пожалуйста!
- Ох… ладно. Но пообещайте никому не говорить. Тем более Гаю… В общем, он подарил мне нижнее бельё!
Саске чуть не уронил свой бутерброд в чашку. Ничего себе подарочек! У Наруто просто отвисла челюсть. Потом изо рта потекли слюни.
- Надо же… а какое?
- Ну, в общем… обычное… да какая разница? Хотя он несколько промахнулся с размером…
Тут Сакура поняла, что сморозила ОЧЕНЬ ЯВНУЮ глупость и прикусила язык.
- Да? А какой у тебя? – сразу спросил Наруто.
- НАРУТО! ТЫ ПРОСТО СВИНЬЯ! – закричала Сакура, размахнувшись, чтобы как следует ударить.
Саске просто отвёл глаза в сторону. Его распирал смех, но что-то не очень хотелось получить половником по голове…
- А я и не знал, что ты любишь готовить – вдруг сказал Узумаки, когда Сакура немного успокоилась. Видимо, вспомнил про Хинату.
- Конечно, люблю – кивнула Сакура – Это же так мило! Представь, Наруто – однажды ты приходишь домой, а там всё чисто, ни былинки, ни пылинки, а на столе тебя ждёт вкусный ужин из трёх блюд… а где-нибудь в гостиной играют твои дети, а ты смотришь на них и просто радуешься тому, что ты дома…
Девушка явно замечталась. И Наруто, и Саске удивлённо смотрели на свою розоволосую напарницу, не понимая её.
- Я никогда бы не подумал, что тебе бы хотелось жить ВОТ ТАК – тихо сказал Саске, когда смог говорить – Не думал, что ты такая.
Девушка, услышав его слова, понуро опустила голову. Саске продолжал:
- Из тебя получится замечательная мать и жена!
Наруто переводил взгляд с Сакуры на Саске и обратно. Что-то подсказывало ему, что он здесь лишний.
Паренёк уже хотел уйти, как вдруг на кухню вломились Хината, Чоджи, Неджи, Канкуро и Гаара, завопив:
- Вы чего здесь сидите? Новый год через десять минут!
Сакура заторопилась. Ей ещё надо было успеть подать торт, а он ещё только пёкся.
- Давай, я тебе помогу – предложила Хината. Она была сухая и чистая – видимо, в неё снежком не попали ни один раз – А то ты не успеешь.
Сакура кивнула, и девушки начали бегать по кухне, что-то резать и доставать. Мальчишки поняли, что здесь они лишние, и ушли в гостиную.

Новый год в Конохе. Глава 6 и 7
Глава шестая: Новогоднее желание.

Девушки справились в рекордные сроки – им хватило всего пять минут, чтобы накрыть на стол. В середине стоял большой торт, только что испечённый Сакурой. Когда гости его увидели, у них аж слюнки потекли.
Торт был большой, с черничным кремом и сливками, сверху украшенный глазурью, а по бокам – маленькими зефирами. Вокруг стояли салаты и другие блюда, но торт, несомненно, затмил всё.
Сакура даже успела переодеться – на ней снова было её красное платье.
Гости расселись кто куда. В итоге оказалось, что на большом диване, на котором Учиха так любил поваляться с журналом, сидели Шикамару, Ино, Ли и Гаара. Ино то и дело недовольно поглядывала на Шикамару, который сидел как раз напротив Темари и строил ей глазки. Девушка даже немного ревновала, ведь на неё никто не обращал внимания! Гаара и Ли о чём-то тихо шушукались, а Канкуро, сидевший рядом с Наруто на стуле, внимательно прислушивался к их болтовне, стараясь расслышать хотя бы некоторые фразы.
Хината сидела между Неджи и Наруто. Брат то и дело с беспокойством поглядывал на неё – он прекрасно знал о том, что девушке нравится Наруто, и боялся, что она расстроится, потому что он не обращал на неё внимания. Хината и, правда, выглядела грустно – опущенная голова, задумчивые и грустные глаза, с тоской смотрящие в тарелку.
Учиха сидел во главе стола. По правую руку от него был Наруто, по левую – Сакура. Та о чём-то весело болтала с Тентен и казалась абсолютно счастливой.
Учиха включил телевизор, и в комнате воцарился обычный праздничный шум. Брюнет бросил взгляд на часы – без одной минуты двенадцать. Значит, пора поднимать бокалы.
Саске взял в руки большую бутылку шампанского и встал. Это простое движение заставило всех, даже Гаару и Ли замолчать и прислушаться к словам брюнета.
- Ну вот, пролетел ещё один год, нашей жизни. Для кого-то он был удачный, для кого-то – не очень, но, несмотря на это, все мы сейчас здесь и все счастливы. Пусть же и в этом году, году крысы, вам сопутствует успех и удача!
Эффектным движением Учиха снял с бутылки крышку. Все вскочили и зааплодировали. Даже на лице Ино, наконец-то играла улыбка.
И тут забили часы. Ребята подняли бокалы и хором сказали:
- С Новым годом!!!
Зазвенели бокалы, все стали поздравлять друг друга. Учиха же перевёл взгляд на окно. Ему почудилось, что на небе вдруг ярко вспыхнула звёздочка.
И точно – озаряя своим ярким светом, с неба падала большая звезда, оставляя за собой длинный след.
Юноша вспомнил, что когда-то давно, когда он ещё жил в поместье Клана Учиха, он тоже видел падающие звёзды. Тогда мама сказала ему « Если видишь падающую звезду, загадай желание, и оно обязательно сбудется ».
Саске ещё раз посмотрел в окно, затем перевёл взгляд на Сакуру. У него было всего одно желание, и он жаждал воплотить его в жизнь.
« - Пусть эта девушка будет моей навсегда ».
Юноша отпил из бокала, и тут бой курантов закончился. Он успел загадать своё желание, а значит, теперь всё зависит только от этой звезды… и него самого.

Глава седьмая: Теперь уже всегда…

Учиха вздохнул и грустно посмотрел на разгром, который учудили его « гости ». Десять минут назад ему, наконец, удалось вытолкать за дверь Наруто, которого уже шатало от количества выпитого спиртного. В доме не осталось никого, кроме Сакуры.
Девушка вызвалась помочь ему с уборкой дома.
« - Один ты не справишься » - улыбнулась она. Учиха не возражал. Да и разве можно ей возразить, когда она улыбается своей очаровательной нежной улыбкой?
Вот теперь он таскал посуду ей на кухню, а она, по локоть, погрузившись в горячую воду, легко и быстро её мыла. Чувствовалось, что она занимается этим ежедневно – такими быстрыми и непринуждёнными были движения девушки.
Это совсем не значило, что он её эксплуатирует. Не, она сама захотела, и даже настояла на том, что будет мыть посуду. Саске не возражал – он не очень любил заниматься хозяйством.
Они управились с уборкой всего за полтора часа. В конце концов, кухня и гостиная заблестели чистотой и порядком, а Сакура, довольно улыбаясь, вытирала руки мягким полотенцем и мечтательно смотрела в окно.
На циферблате было пять утра. Девушка ужасно устала – хотелось спать, ведь вчера она встала очень рано!
« - Кошмар! Надо срочно приготовить кофе, иначе я даже до дома не дойду » - подумала она, безуспешно пытаясь подавить зевок.
Она достала баночку с кофе, поставила греться чайник, и, немного подумав, решила съесть кусочек торта. Он оказался настолько огромным, что даже гости не смогли его осилить, и в холодильнике оставалась ещё добрая четверть.
Тут в кухню зашёл Саске. Он только что принял душ, и с его влажных волос капала вода, прямо на обнажённую грудь. На Учихе были только штаны, и Сакура, случайно бросив взгляд в его сторону, тут же залилась краской.
- Привет! Не устала ещё? – улыбнулся брюнет.
Девушка смогла только покачать головой – дар речи ещё к ней не вернулся. Юноша, заметив краску на её щеках, хмыкнул.
- Ты будешь кофе? – слабым голоском спросила она.
Парень кивнул, и уселся за стол. Пока Сакура хлопотала у плиты, брюнет украдкой разглядывал её сзади. Раньше себе он этого позволить не мог, а сейчас представился отличный повод.
У Сакуры были хрупкие плечи, худые руки, широкие бёдра и красивые стройные ноги. Она была похожа на нежный цветок, только-только распустивший свои лепестки и радующийся первым лучам солнца.
Девушка поставила перед ним тарелочку с тортом и чашку кофе, сама села напротив.
- Господи, Сакура, я уже не могу видеть еду! – взмолился брюнет – Я же в дверь не пролезу!
Тут они оба засмеялись, и Сакура решила над ним подшутить:
- Правда? Ну ладно, тогда я сама твой кусочек съем…
- Э-эй! Я же пошутил! – возмутился юноша, когда она сделала резкий выпад в его сторону – Думаешь, я вот так просто отдам тебе этот кусочек?
Они опять засмеялись. Постепенно у них завязался разговор. Только когда часы пробили шесть утра, Сакура со вздохом сказала:
- Ну вот, уже шесть! Я так устала, а сегодня ещё тренировка в девять… Я явно не успею выспаться…
- Брось, Сакура, кому нужна тренировка?
Брови девушки поползли наверх. Куноичи явно не ожидала от него таких слов. Брюнет же продолжал:
- Думаешь, Какаши помнит про тренировку? Да он, наверно, до сих пор празднует Новый год на пару с Джирайей и Гаем! Вот увидишь – он не явится на тренировку!
- Хмм… наверное, ты прав. Что ж, надо идти домой. Спасибо за праздник, Саске, его я ещё долго не забуду!
Девушка встала и принялась за мытьё посуды. Учиха понял, что она сейчас, скорее всего, уйдёт.
- Подожди! Зачем тебе идти домой! Оставайся у меня! Места много, к тому же одежда у тебя есть…
Куноичи удивлённо вытаращила на него свои зелёные глаза, но потом улыбнулась и сказала:
- Ты уверен?
- Абсолютно! К тому же не стоит сейчас рисковать – на улице темно, а одной тебе путешествовать опасно…
- Ну ладно, уговорил! Я остаюсь! Только где я буду спать?
- Найдём место… - подмигнул Учиха.
Через пятнадцать минут Сакура уже стояла под горячим душем, наслаждаясь струями тугими струями воды. Девушка расслабилась, её клонило в сон.
Смыв макияж, Сакура вернулась в свою спальню. У Саске был большой дом, и он выделил ей целую комнату.
Девушка посмотрела в окно. Медленно кружась, на землю опускались снежинки. Ей вдруг захотелось почувствовать приятный мороз по коже и вкус талого снега на своих губах. Не долго думая, она открыла окно, и по пояс высунулась на улицу.
Ветер ласкал нежную кожу девушки, развевая ещё влажные розовые волосы. Лишь когда в комнате стало очень холодно, девушка закрыла окно. Но всё равно продолжала любоваться этой чудесной картиной…
- Красиво, правда?
Чей-то тихий голос у неё за спиной заставил Сакуру вздрогнуть от испуга. Она обернулась, и увидела Саске, прислонившегося к косяку двери в её спальню. Окно было узким, но длинным, поэтому он тоже всё видел.
- Да…
Тихо ступая, словно кот, он прошёл в её покои и встал рядом.
- У тебя руки холодные… окно открывала? – тихо спросил он, взяв её руки в свои.
Девушка кивнула, не отрывая взгляд от окна. Но он взял её лицо за подбородок и медленно повернул к себе, заставляя посмотреть на него.
- Знаешь – тихо начал он – я сегодня видел падающую звезду. Она была так красива… так напоминала тебя… ведь, если особенно не приглядываться, то ты кажешься совсем обычной девчонкой.
Но в такие ночи, как эта, звёзды, другие, которые окружают тебя, расступаются, признавая перед тобой своё несовершенство. И тогда из обычной звезды, маленькой и далёкой, ты превращаешься в ослепительный луч света, который у всех вызывает восхищение.
- С-саске-кун… зачем… ты говоришь мне всё это? – широко раскрыв глаза и пытаясь удержать слёзы прошептала она.
- Прости… я никогда не замечал этой красоты… лишь недавно я понял, что ты – и есть эта звезда… далёкая, но прекрасная…
И тут он крепко обнял её, вдохнув запах волос и тела. Этот аромат вишни, свежести и лёгкости вскружил ему голову. Сакура доверчиво прижалась к нему, а потом они просто стояли, так и, обнявшись, боясь нарушить этот волшебный момент.

0

500

Прикольно)))))))))))))

0


Вы здесь » [Аниме это жизнь] » По Наруто » Сакура и Саске


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC