[Аниме это жизнь]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [Аниме это жизнь] » По Наруто » Сакура и Саске


Сакура и Саске

Сообщений 601 страница 620 из 666

601

RedSam написал(а):

Как вам фанф "Я люблю тебя, моя дьявол", дальше выставлять?

нет не надо
фанфик просто бомба жаль что 15 глава ещё не написали  http://s43.radikal.ru/i099/0912/fb/19dc574425c4.gif

0

602

Глава одиннадцатая. "Сумерки Богов".

Постепенно мир стал растворяться в серой пелене дождя, а на неоглядном небосводе сгустились тучи. Обычное явление? Ошибаетесь. Даже кармические посылы Вселенной не могут заставить мирян открыть свои глаза.
На заре тишину наступающего утра разорвал густой протяжной звон. Он прозвучал, как гул неведомого эха. Тогда я еще не знала, что это означает и что за собой понесет.

Казалось, все мне мерещилось. И именно вчерашний разговор оставил огромный отпечаток на моем эмоциональном спокойствии. Будто камень обступает со всех сторон, давит и душит. Но знаете, что больше всего меня пугало? Я ничего не слышу: застыли деревья, стих шепот листьев и травы.
Я отправилась на поиски Сая. Постыдное липкое ощущение страха загнало меня в угол. И мне было уже плевать на все.
- Где же ты?
Я продолжала идти вперед, но выхода так и не могла найти. Как вдруг я услышала знакомую мелодию воды. Дождь? Но откуда он здесь? Его тут не бывает.
- Сакура, здесь нет правил, - тот, кого я искала, и сам нашелся. - Тебе не стоило выходить, - я даже не обратила должного внимания на его слова, меня сейчас интересовало одно:
- Что-то произошло?
- Безусловно. Столько жизней протекает мимо нас…
- Сай, ты знаешь, о чем я.
- Стоит лишь взглянуть на небо - станет все ясно.
- О чем ты?
- Кое-чего на небе не достает, - догадка, которая промелькнула в сознании, заставила меня содрогнуться.
- Невозможно!
- Здесь нет правил, - повторил он.
- Сай, но как?! Как сам Создатель может умереть? - я сморщилась от мысли, что писклявое нытье – звук моего собственного голоса.
- Разве ты не должна быть рада?- откуда металл появился в голосе моего друга?
- Что?
- Светила нет, как и Богини Смерти, - заметная пауза была сделана для того, чтобы я осознала весь масштаб трагедии или из-за чего-то еще? - Теперь Наруто займет его трон, а ты уже славишься в этом месте как его будущая супруга.
- Что ты мелешь?!
- Ах да, забыл. Ты ведь хочешь стать спутницей Саске, сеющего по свету убийства. Это их путь. Теперь все ждут, какой ты выберешь.
- Я ничего не понимаю... - хотя чего тут нужно понимать? Мне все давно уже объяснили.
- Сакура, я обещал тебе помочь, но все, что я могу сделать для тебя - согласиться с твоим выбором.
- Ответь мне, в этом виноват Саске? – я все еще надеялась, что это неправда. Он промолчал, подтверждая виновность Учихи. Мои глаза расширились, они до краев наполнились слезами невыносимого страдания.
- Я должна увидеть Наруто... Немедленно!

Изо всех сил я старалась успокоиться, но тут же меня охватило полное безразличие. Какая разница как губить? Что бы я ни надумала, все равно это будет ошибкой, все равно причинит боль. Будь что будет! Для себя ты уже решила все.
Взгляд же синих, цвета сумеречного неба в ясный день глаз померк. Хоть он смотрел прямо на меня, я не была уверена, что мой друг видит видит что-либо перед собой.
- Наруто...
- Сегодня я проснулся от мысли, что кто-то сегодня должен умереть. Сакура, мне страшно, - я продолжала ощущать, что он разговаривает вовсе не со мной. Возможно ли такое?
- Наруто, прости...
- За что? - я заметила, как его зрачки на мгновение вспыхнули, а губы сжались в едва заметную линию.
- Я не смогу сдержать своего обещания, - слова вырвались будто помимо воли, и не было в эти секунды человека (Бога), которого я ненавидела бы сильнее, чем себя.
- Но почему? Ведь мы друзья, - вздрогнула, ведь в его словах столько душевной теплоты, что я мгновенно почувствовала себя ничтожной и жалкой.
- Прости, я не могу оставить Саске. Он выбрал путь, который не предназначен ему, а значит, обязательно оступиться. Но я не могу его бросить... Ведь он один, а у тебя, Наруто, есть весь мир.
Голубые глаза вновь затуманились, точно от боли. Он подошел, возвышаясь надо мной. Наруто, когда ты успел так вымахать?
- Спасибо, Сакура-чан, за все, - а вы знаете, что и улыбка может убить? - Всю мою жизнь мне твердили, что я не должен дружить с ним. Я никогда не интересовался почему. Он был изгоем своей собственной планиды, как и я. Я не отступлюсь и не позволю Саске нарушить покой в этом дивном месте. Сакура-чан, позаботься о нем. В следующий раз победитель будет только один.

И, круто повернувшись, ушел. Мне было больно оттого, что они должны стать врагами. Как такое могло произойти? Разве не их связывала сама Фортуна? Почему так должно было произойти и что же будет затем? И какую роль я занимаю? Друзья ли мы теперь?
Необходимость жертвовать всем разрывает меня на части, но я вынуждена отпустить тебя, Наруто, ради Саске. Ведь во мне тоже живет тьма: зависть, желание, ненависть. Таким образом, я тянусь за ним. Ты ведь простишь меня, Наруто? Ты же знаешь, что я люблю вас обоих... Так сильно, что порой ненавижу вас и желаю смерти. Ты ведь это знаешь, мой солнечный Бог.

Все верно. И как я могла забыть? Ваше столкновение было предрешено давным-давно, задолго до вашего появления.
Ведь они оба символизируют моменты совершенного равновесия между светлой и темной половинами Колеса года.
Весеннее и Осеннее равноденствие - Наруто и Саске...
Противостоите друг другу, как и дни равноденствия.
Наруто родился в весеннее равноденствие - время, когда равновесие смешается в пользу света. А Саске появился на свет в осеннее равноденствие - момент совершенного равновесия сил тьмы.
Но какое здесь я имею значение?

- Гири.
- Гиря? - обратилась я к Саю, который тут же появился после моего разговора с Наруто.
- Для весов, - уточнил он. - Надеюсь, ты поняла?
- Более чем, - спокойно ответила я ему. - Кстати, почему ты сегодня исчез? - вспомнила я. Ведь я все утро искала его.
- В туалет уходил, - да-да, Боги ходят по своим не самым чистым делам тоже.
- Опять врешь, - мне только не хватало надуть губки. – Разве нельзя быть со мной честным?
- Ты действительно этого хочешь?
- Конечно! - вот надо мне свой рот открывать?
Как вдруг его окутало какой-то потусторонней синевой.
- Сай, что с тобой?! - такое же ощущение, что и с той женщиной. Взгляд настолько похожий и проникающий в тело, будто заставил меня замереть. Знаете, как в людской легенде о взгляде Медузы, заставляющем цепенеть любого.
- Как видишь, это мой настоящий облик. Ты ведь хотела правды, - странный звук заставил меня перевести свой взгляд на его плечи, а точнее, я пыталась заглянуть за спину. Хлопок. Черные перья разлетелись в разные стороны. Сай – крылатый бог? Только лишь Боги...
- Смерти, - прервал мою мысль, - могут иметь черные крылья.
- Неужели... ты?
- Неважно, Сакура. Важно лишь одно, если ты захочешь, то я могу избавить тебя от всех, - глаза. Его глаза красного цвета... Как у Саске в приступе ярости. Нет, они другие. Другого оттенка; если у Саске это кровь, то у него это...
В голове стало все проясняться. Если Смерть нельзя убить, то почему же она этого не может сделать? Все как раз наоборот.
- Сай, это ты убил их?
- Умничка.
- Зачем? - нагло и даже как-то холодно спросила я. Можно бояться кого угодно, но только не стоящего передо мною паренька.
- У всех есть свои причины, - так же дерзко ответил он.
- Неужели есть причины на свете, что могут позволить убивать? - еще один шаг, и мы уже на расстоянии вытянутой руки.
- Да, - резко, чересчур резко, не сглаживая свой ответ, произнес Сай. Такое ощущение, что это был совершенно другой, незнакомый мне человек (Бог). Мне хотелось протянуть к нему руки и спросить, в чем дело? Что с ним приключилось? Но мне мешало что-то похожее на стену, через которую не пробиться. Он был рядом, но я не имела права быть с ним. Неужели я виновата?
- Ты же мне врешь?
- Сакура... - черный омут глаза, казалось, засверкал. Но длинные, на зависть любой девушке, ресницы тут же пригасили это сияние. Созданная нами же стена-преграда тут же сдалась натиску противника и рассыпалась, как бы сделал песочный замок после прилива воды.
- Я убил свою мать! – упав на колени передо мною, диким голосом закричал он, совсем теряя от горя рассудок. Приложив на его буйную голову ладонь, стала по-своему успокаивать своего друга.
- Тише-тише, что же ты рыдаешь? Я знаю, что ты не мог этого сделать, - я не могла найти для него объяснения. - По крайней мере, наверное, что-то на тебя повлияло? - я сама слабо верила, во что говорила ему.
- Ей пришлось убить Создателя, своего любимого мужа. Я лишь избавил её от позора, обрекая себя на несение такого тяжкого греха...
Пришлось? Я долго прокручивала его слова. Опять здесь виноват и замешан Саске. Господи, ну что вы творите со мной?
- Сакура, я тебя...
- Не смей, Сай. Ты же знаешь, что не отвечу. Сам же будешь жалеть, что признался мне в этом. Тем более, в таком состоянии, - я боялась услышать слова, которые однажды произнес мне Наруто. Больно, ему было так больно. Я не хочу причинять страдания своим друзьям.

Саске, как же я тебя ненавижу за то, что люблю. Я не смогла нащупать ту тонкую грань между нежной неразделённой любовью и мазохизмом и вовремя остановиться. Но кто в этом виноват?

0

603

RedSam
урааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааа http://s43.radikal.ru/i099/0912/fb/19dc574425c4.gif дождалась

0

604

Лука
Автор сказал,что в дальнейшим главы будут выходить чуть реже из-за личных обстоятельств автора и его беты.

0

605

RedSam
да я автора не тороплю http://smayly.net.ru/gallery/anime/pictures/HumanShare_1/11.gif

0

606

могу выкинуть фанф любовь на крови.... И кинте проду фанфа   люблю тебя мой дъявол плииз

0

607

May
15 глава ещё не появилась
но если хочешь то могу кинуть другие главы

0

608

Кто-нибудь читал фанф "Я помню..."?я никак не могу найти продолжение...

0

609

RedSam
а сколько ты глав читала?может я смогу найти?

0

610

Если ещё нужно,это продолжения фанфика "Брак по расчету".

20 глава
Младший Учиха тяжело вздохнул. Ему очень не понравилась идея его жены. Нет, он отдыхал в клубах, но никогда не танцевал, а вот пообщаться за стаканчиком виски с приятелями — это — да. Он не умел танцевать, да и особого желания не было. В данный момент он мог согласиться, но только ради жены: ему приятно ей угождать, приятно потакать маленьким капризам, но это лишний повод побыть с ней наедине, и изменить мнение Сакуры о нем в лучшую сторону.
— Сакура, уже становиться прохладно, пошли домой, а? Нужен тебе этот клуб, — Саске пытался до последнего отговорить жену, так как он имел свои мысли, как провести остаток вечера наедине.
— А что, милый мой, струсил? Не хочешь опозориться? Не волнуйся, я обучу тебя нескольким па, — сказала розоволосая, предвкушая и настраиваясь на желанный отдых.
— Обучишь? Ты же сама танцевать не умеешь, — обладатель ониксовых глаз начал злится.
- Я не умею? Ха! Что я не умею, так это танцевать вальс, а остальное — легко, главное, это почувствовать ритм каждой клеточкой тела, отдаться ему — это же как импровизация. Ну, дорогой, я жду официального приглашения на свидание.
— Почему я должен приглашать так официально? — это возмущало парня до глубины души.
— А я думала, что в нашей семье — ты мужчина, ты же джентльмен, пригласи свою даму сердца красиво. Это будет наказание за то, что поцеловал другую, — сакура самодовольно улыбнулась.
— Только из-за этого? Ты сама хороша, так поздороваться с бывшим, потом ты с ним уединилась, совсем забыв про меня. Я твой муж, и ты должна думать обо мне в первую очередь, — он все время идет на уступки, но во всем есть мера.
— Ты забываешься. Ты — фиктивный муж, а не настоящий.
Саске был на пределе, последнее замечание задело очень сильно:
— Да что ты заладила с этой фикцией?! Ты так хочешь развестись? Ха, фиктивный! Я тебе развода не собираюсь давать, — он вздохнул, — разве тебе самой не хочется расслабиться с любимым мужем в теплой кровати?
— Так, радуйся, что пока фиктивный, а то с такими намеками — я тебя быстренько сделаю дефективным!
Саске улыбнулся. Какая же она упертая.
Тут Сакура подошла к нему близко, дотрагиваясь до щеки мужа ладонью.
— Саске, сколько мы женаты, а у нас ни разу не было свидания, — она сказала это с такой нежностью, что у парня пропало желание пререкаться дальше.
Он догадывался, что розоволосая что-то начинает испытывать к нему, но отчаянно это скрывает, собственно, как и он. Но он хотя бы пытается рассказать ей о чувствах, а она нет. И это его раздражало больше всего.
— Сакура, просто признайся, что ты влюбилась в меня с первого взгляда. А наш брак становится реальным с каждым днем, — он взял ее ладонь в свою, от чего девушка смутилась.
— Учиха, ты меня выводишь. Все не так, как ты думаешь. И хватит об этом. Я хочу услышать, что ты приглашаешь меня на свидание. Этим ты можешь доказать свои слова. Я жду, — сказала девушка. Ну не могла она сдаться ему просто так.
Саске посмотрел на жену непонимающим взглядом, обдумывая ее слова.
«Ксо! Думаю, другого выхода у меня нет. Ками, смотри: я становлюсь влюбленным идиотом и подкаблучником для нее. Уже стал. Допрыгался Учиха. И как я умудрился влюбиться в такую стерву? Она меня вымотает, ну, ничего. За счастье надо бороться, но не с собственной же женой! Абсурд, причем, полный. Странно, что это говорю я, придется тащиться в клуб. Ками, умоляю, сделай так, чтобы там не оказалось моих знакомых!» — деваться ему некуда. Он опять сделал тяжелый вздох и сказал:
— Сакура, я приглашаю тебя на свидание, — но с таким выражением лица, как будто он идет на жертву.
— Так, я не поняла, ты меня на свидание зовешь? Или на собственную инквизицию? Когда ты будешь приглашать свою любимую девушку, сам того желая, разве это будет так? — злилась розовалосая на мужа.
«Я и так приглашаю... Она до сих пор не поняла, что я люблю ее? Вот малое дитя, все объяснять нужно, ладно».
— Я приглашаю тебя, моя любимая жена, на свидание, — парень отпустил ее ладонь, отходя от Сакуры.
Его раздражало и злило то, что девушка уже давно поняла о его чувствах, но взаимностью не отвечает. Что же ей мешает? Неужели прошлое?
Сакура замерла: такие слова от этого холодного красавчика. Саске менялся с каждым днем, с каждой минутой в лучшую сторону. С появлением этого розовалосого чуда в его жизни, парень стал чувствовать себя по-настоящему счастливым, более открытым и добродушным. Девушка не могла не заметить, с какой нежностью он к ней относится, потакая всем ее прихотям. Сакура стояла, молча рассматривая уверенное лицо своего мужа. Сейчас девушка чувствовала непередаваемую радость, счастье. Кажется, неудачи в любви кончились. Кто бы мог подумать, что она найдет свое счастье в лице Учиха Саске, что он ответит взаимностью. То, что сейчас сделал ее муж, говорило о многом, и она понимала, как для него было сложно признаться, что он где-то переступил через себя, лишь бы доказать Сакуре искренность своих действий и слов.
«Саске, я тоже люблю тебя. Но не могу этого сказать, не сейчас.Я не знаю, мне что-то мешает это сделать. Но только вот что? Наверное, это обида на Сасори. Но я скажу тебе об этих чувствах, только по-другому. Ками, я так счастлива. Спасибо тебе Саске, что любишь меня и не устаешь доказывать мне это», — на девушку нахлынули эмоции, да так, что она еле сдержалась, чтобы не расплакаться перед мужем. Неожиданно, даже для самой себя, зеленоглазая подошла к Саске, обняв его, она прижалась к мужу: сейчас ей была так важна его близость, открытость и понимание. Девушке казалось, что сейчас все в ней тянется к Саске — душа, сердце, сознание. Ксо, даже кровь прилила к щекам в виде румянца — все в ней нуждается в Саске. Прислонив голову к груди мужа, она слушала, как бьется его сердце, а ее пульс отбивал в такт в висках. Неужели, это и есть любовь, когда все тело реагирует так, подстраиваясь под тело любимого человека? Странно, ей никогда не было так спокойно находится в молчании с другим человеком, неужели, когда любишь, даже душа настраивается как радио на определенную чистоту, ловя децибелы другой души?
Саске сначала не понял ее действий и растерялся. Но когда почувствовал, что она прижимает его к себе, в лице парня ничего не изменилось, только взгляд стал теплым, каким-то мечтательным. Сеске обнял ее крепко, уткнувшись щекой в маленькую пульсирующую жилку рядом с ключицей: даже под тканью платья он чувствовал пульсацию.
Девушка стояла, вдыхая особенный аромат тела мужа — она очень хорошо запомнила этот запах, когда придавалась любви с Саске. Приятные воспоминания пронеслись в сознании Сакуры, опьяняя в буквальном смысле, что-то приятно потянуло в низу живота, заставляя с силой сжать мышцы таза — она желает своего мужа, и упаси ее Ками, Саске сейчас ее поцеловать: до дискотеки они не дойдут, но и сомнительно, что до дома тоже.
«Сакура, дура, что ты делаешь? Ты же так сразу откроешься ему. С другой стороны — это хорошо, но я не могу сделать это так быстро. Меня пугает будущее. А вдруг он потом бросит меня, даже не вспоминая? Но я верю ему, но всякое может случиться. Саске, прости меня, я обязательно признаюсь тебе в чувствах, но не сейчас. Прошу, только пойми это, дай мне время понять и во всем разобраться. Прими это».
Сейчас эта картина выглядела так романтично: парень и девушка обнимались, стоя посреди парка, молча, погруженные мысленно в друг друга. На улице было уже темно, и лишь фонари давали слабое освещение, не хотя открывая взору прохожих эту парочку. Даже мириады звезд сегодня не светили так ярко, как бы защищая эту идиллию. Они стаяли так, позабыв обо всем на свете, как будто все застыло, как будто все сейчас существовало только для них, точнее ничего не было в сознании кроме друг друга.
Неожиданно для себя, Сакура оттолкнула молодого человека. Саске непонимающим, удивленным взглядом посмотрел на нее.
— Чего уставился? Давай, проси меня по-нормальному, если ты мне действительно сказал правду, — у Сакуры самозащитная реакция сработала в виде грубости.
Парень вздохнул: она его когда-нибудь доведет до инфаркта, в лучшем случае — до нервного срыва.
Саске сейчас проклял все, а так же попросил помощи у Ками, но собрался с духом, вставая на одно колено:
— Я приглашаю тебя на свидание, — теперь уже с серьезным выражением лица проговорил Саске, а он никогда ничего подобного не делал ни для одной девушки.
«Ну, ничего, дорогая. Сегодня ночью я отыграюсь по полной программе, и самое злобное будет в том, что ты сама, в который раз, мне отдашься без принуждения, а еще, я тебя придам сладкой пытке: ты будешь просить меня не останавливаться, а твои стоны будут самым чудесным отмщением. Это будет моя месть».
Девушка очень удивилась, она не ожидала, что Саске пойдет на такой поступок. Она хитро улыбнулась и протянула ему свою руку, на которую парень непонимающе уставился.
— Чего смотришь? Целуй мою ручку, — требовательно сказала Сакура, она хотела почувствовать прикосновение его губ снова. Учиха еще раз посмотрел на жену, но вздохнув, прикоснулся своими теплыми губами к ее нежной маленькой ручке. Саске стал целовать каждый пальчик, от чего девушка почувствовала, как приятная дрожь пробежала по всему телу. Сакура закусила нижнюю губу, закрывая и затаивая дыхание — это приятное ощущение опять вызвало в ней желание. Девушка вздрогнула, быстро выдернув свою руку.
— Ну что, пошли веселиться, — радостно крикнула Сакура, беря под руку мужа, а затем, в буквальном смысле слова, поволокла в сторону клуба.
Обоюдно было решено выбрать ночной клуб «Code» — третий по величине клуб Токио, чем-то напоминающий ночные заведения Ибицы. Основные музыкальные направления клуба «Code» — танцевальная музыка, транс и техно. Клуб стал очень популярен благодаря вечеринке «Sound Collection», которая регулярно проводилась в «Code» и пользовалась невероятным успехом среди поклонников музыки транс. Практически ни одна вечеринка не обходится без танцевального микса, состоящего из хитов разных музыкальных стилей. Три больших танцпола, приятные люди и великолепный звук делают «Code» привлекательным местом как для японцев, так и для прогрессивной молодежи со всего мира.
Главный танцпол, на котором установлено шесть огромных экранов, - центральное место клуба. Удивительные светоэффекты и мощный звук создают атмосферу настоящего феерического праздника. На том же этаже находятся три небольшие комнаты, в которых можно отдохнуть, попробовать закуски и коктейли, послушать караоке или даже самому спеть. Еще один танцпол «Code» понравится тем, кто любит поп-музыку и современные хиты, постоянно звучащие по радио. На этом танцполе свободно умещается до сто двадцать человек. Разнообразие музыкальных стилей - одно из преимуществ клуба: гости «Code» могут танцевать на разных площадках, а это — гарантия того, что они не заскучают! А еще, клубе работает четыре бара. Главный из них, рассчитанный на двести человек, располагает широким ассортиментом вин и экзотических коктейлей. Те, кто хотят отдохнуть от танцев, могут расслабиться в стильных интерьерах чил-аута.
Они зашли в клуб, попав в самый разгар. Зал был заполнен людьми. Сакура пошла в центр, таща за собой уставшего Учиху. Когда они пришли в самый центр, Сакура остановилась. Теперь и Саске мог спокойно отдышатся.
— Ну, как тебе здесь, а? Круто? А теперь давай отрываться по полной программе! — кажется, Сакуре начало сносить крышу и вырывать днище в буквальном смысле слова: она взяла уставшего мужа за руки и начала дергать их, пытаясь расшевелить мужа. Музыка так громко играла, что когда она сказала, Учиха нечего не услышал. Взгляд его заметил спасительную барную стойку, и вырвал свои руки у назойливой жены.
— Я пойду выпью чего-нибудь, — крикнул он так, чтобы она его услышала.
— Ага, сейчас, как же, выпьет он! Никакого алкоголя! Ты будешь со мной танцевать и точка!!! — зло рявкнула Сакура.
— Я же сказал, что просто пойду в клуб, но танцевать не буду! — его уже это достало, и максимум, на какой шум он был сейчас согласен, так это стоны его жены.
— А я сказала — будешь, смотри, это очень легко: просто двигай своей задницей в ритм, давай, расслабься, получи от этого удовольствие! — крикнув это, Сакура начала двигаться в ритм музыки. Саске внимательно следил за ее движениями. Деваться ему некуда, она от него не отстанет. Он стал повторять движения, которые ему давались довольно легко, присмотревшись к народу в зале, парень увидел, что никто не делает каких-то замысловатых финтов: люди просто, как бы раскрывались для музыки, погружаясь в это звуковое течение.
«Главное, расслабится, получить от танца удовольствие. Хм... Это помогает. Оказывается, я не только готовить, но и танцевать могу. Но кроме этого, я ужасно устал. У нее, как и у Наруто, слишком много энергии. Они когда-нибудь отдыхают? Я же хотел расслабиться по-другому с ней, ну я так понял, что все еще впереди. У меня реально хорошо, получается» — улыбнулся Саске сам себе, поглядывая на улыбающейся Сакуру: счастливая, а это самое главное. Но тут его танец был прерван — кто-то похлопал его по плечу. Брюнет обернулся: он сразу узнал этого человека — Шикамару довольно улыбался, а рядом стояла Темари, эти двое начали недавно встречаться.
Саске подошел к друзьям, пожимая руку Нара.
— Не знал, что ты у нас такой танцор, — крикнул в ухо другу Шикамару.
— А, я смотрю, на твоей улице тоже праздник, — усмехнулся Саске, он мог поспорить, что и этому лентяю сегодня повезло также — энергичная Тем затащила его сюда, — да я много чего умею. Должен признать, что немного удивлен, увидев тебя в таком месте. Темари?
— Да, именно. Она сегодня целый день зудела над ухом. А ты какими судьбами?
— Такая же беда — Сакура заставила. Кстати, я про нее и забыл. Сакура, иди сюда, — крикнул Саске, махая ей рукой.
— Ну, ты куда пропал? Я думала, что ты домой слинял. О! Привет, Шикамару. А где Темари? — Сакура с ними познакомилась на свадьбе, неплохо поладив с этой парой.
— Вы обо мне? — перед ними появилась сногсшибательная блондинка, по которой сохнут тысячи парней, но верна она только своему любимому лентяю.
— Темари, привет! Не ожидала, встретить вас здесь, — восторженно крикнула Сакура.
— Я тоже не ожидала. Я еле уговорила своего лодыря сюда придти. Он такой упрямый!
— Уговорила? Ха! Мягко сказано. Заставила. Саске, пошли, выпьем чего-нибудь. Они будут долго болтать, — он не любил, когда Темари уделяла ему мало внимания, общаясь с подружками.
— Да, ты прав. Сакура, мы пойдем, выпьем. Будьте здесь.
«С каких пор, я начал кого-то предупреждать?» — удивился Саске сам себе.
— Ну уж нет. Пить, так пить всем. Мы идем с вами. Пошли, Темари! — утвердительно рявкнула Сакура.
Саске с Шикой посмотрели друг на друга, тяжело вздохнув.
Парни заказали виски, Темари мохито, а Сакура пинаколаду. Все сидели за барной стойкой, разговаривая о своем, правда, Шикамару периодически зевал.
Сакура за раз выпила этот коктейль, наслаждаясь приятным вкусом: в коктейле был ром, но он вообще не чувствовался; девушка заказала еще один.
«Почему Саске такой странный? У него какой-то непонятный характер. Сначала он холоден, потом, становится заботливым. Из-за чего он такой? Ммм… Темари, она девушка Шикамару, а он друг Саске. Нужно разговорить Тем о Саске, может быть Нара ей что-то говорил. Вот и появилась возможность узнать больше».
— Эй, Саку ты вообще в этом мире? — спросила Темари, махая перед подругой пальцами, а розовалосая вздрогнула.
— Тем, скажи, а ты знаешь, из-за чего Саске такой странный? — такой вопрос очень удивил блондинку.
— Ну ты даешь. Он твой муж. А ты о нем ничего не знаешь. В каком с мыле «странный»?
— Я бы хотела конкретно узнать, что произошло с ним в прошлом. Подумала, что ты мне можешь рассказать.
— Хм... Да, это действительно связано с его прошлым. Мне Шикамару как-то рассказывал об этом. Я только поняла, что Саске винит себя в смерти своей матери. Он считает себя виноватым и ненавидит себя за это. Это все, что я знаю. Просто расспроси его. Если он тебя действительно любит и доверяет, тебе он все обязательно расскажет. Я в этом уверенна, — Темари похлопала подругу по плечу.
Сакура, кивнув Тем и допив коктейль, заказала еще один, решив, что пора окунуться по полной в атмосферу зала — парни все равно болтали о своем, забыв о своих вторых половинках. А Тем решила «разбавить» мужскую компанию свои женским очарованием:
— Примите даму в компанию!
— Принята, еще стакан виски, — обратился Саске к бармену.
— Ага, она здесь упьется, а мне ее домой волочь, — прошептал Шикамару.
— Сколько я тебя знаю, так это ты постоянно теряешь фокус, а мне потом тебя тащить до такси, — усмехнулась Темари.
— Ну-у-у, не пей со мной вечером, чтобы не обижаться на меня утром, — сказал Нара, нежно целуя Тем в шею.
Саске удивленно посмотрел на пару: даже спор у них какой-то шуточный, они не стараются обидеть друг друга.
Сакура вышла на середину зала. Кажется, она так перенервничала, что алкоголь на нее не действовал. Только она собралась начать танцевать, как диджей поставил ее любимую песню Habibi Ya nur el Ein, от чего у девушки аж дыхание на секунду от восторга остановилось. Эта песня переводится как «Любимая», а она себя сегодня такой почувствовала. Недолго думая, Сакура сняла туфли, распустила волосы, поставив коктейль рядом с туфлями. Девушка отдалась этой волшебной для нее музыкальной сказке: бедра начали двигаться сами собой, пальцы в воздухе вырисовывали невидимые рисунки, казалось, что все тело отвечает на ритмичные звуки барабанов. Девушка не заметила, что все кто ее окружал, собрались в круг, восторженно хлопая: ее движения были грациозны и пластичны, такая уверенная, она буквально порхала на месте, будоража сознание глядящих на нее парней своими эротичными движениями. Тело Сакуры сейчас было как инструмент, но только вместо музыки она източала танцевальные комбинации. Ее можно было сравнить с бенгальским огнем, который горит в темноте, если им начать быстро двигать: движения плеч, движение живота, круговые движения бедрами, «волны», выпады и особый шаг» — все вращательное и волнообразное, это было мастерским исполнением.
Саске услышал восторженные аплодисменты и свист, но не смог разглядеть, что происходит.
— Что же вызвало такую бурю эмоций у зала? — обратился он к друзьям.
— Хорош муженек, твою жену сейчас уведут, а ты и не заметишь, — шутливо упрекнула Тем.
Саске направился к ликующей толпе. Когда он увидел, что это все вызвано танцем Сакуры, парень потерял дар речи. Его жена настолько эротично двигалась, что он не удивился восторгу парней. Тут девуша посмотрела на него, лукаво улыбнувшись и подмигнув: Ками, да это же намек, намек ему, она соблазняет его, приглашает, делает многообещающие движения, дает предвкушение к чему-то, что очень понравиться Саске. Не в силах наблюдать это больше, парень вышел к жене, подхватывая ее на руки.
— Туфли! Мои туфли, — весело завизжала Сакура.
— Я куплю тебе сколько хочешь туфлей, — улыбнулся Саске, посмотрев с некой страстью в глаза своей жены, от чего та сильно смутилась.
Вечер прошел отлично. Все повеселились: Сакура и Темари заставили бедных парней танцевать до упаду, но с непривычки, Шикамару так увлекся выпивкой, что напился. Бедная Тем, она совсем забыла, что ее любимому противопоказан алкоголь. Теперь она корила себя за невнимательность. Но не один он — Сакура не уступала Нара по состоянию опьянения: эти двое бесились под какой-то старый хит из Rock'n'roll, который отлично обработали современными битами, при этом пытаясь танцевать в стиле твиста, весело смеясь и крича.
Саске подошел к Темари.
— Темари, пошли уже оторвем этих двоих друг от друга, — брюнет пытался перекричать музыку.
— Да, ты прав. Пошли, — громко ответила блондинка.
Они еле отодрали Сакуру от Шикамару. Компания вышла из клуба, желая остоновить такси. Темари волокла своего любимого, буквально на своем плече, но это не самое жуткое, так как Шикамару начал засыпать. Тем встала, вдохнула в легкие воздух и рявкнула:
— Шика! Открой глаза и лови фокус!!! — при этом она начала щелкать пальцами перед носом парня. Тот резко открыл глаза.
— А?!
— Ага, — вздохнула Тем, а в это время остановилось такси, и Саске ступил бедной девушке, так как ему было проще с Сакурой — он просто взял ее на руки. На улице уже было достаточно темно. Конечно, три часа ночи. Так странно, фонари были потушены, только горели звезды. Саске нес Сакуру домой, идя через знакомый парк.
Раньше, еще в детстве он очень боялся того, что поселился жить рядом с парком. Может это из-за того, что он ужасно боялся темноты?
И вот, он уже зашел в квартиру. Кое-как разулся, и прошел в их комнату. Она теперь была для него непривычного розового цвета. Краской уже не пахло. Саске положил ее на кровать, ложась рядом, не снимая одежды. Он уже хотел уснуть, как Сакура неожиданно спросила:
— Саске, расскажи мне о своем прошлом, — прошептала Сакура, хоть она была очень пьяна, но еще соображать могла, а уличный воздух помог ей немножко протрезветь.
— Что? Зачем тебе знать это?

Отредактировано Человечек=* (2011-07-07 10:15:50)

0

611

21 глава
— Я просто хочу знать все о твоем прошлом. Мне кажется, что это нормально, ведь это поможет нам немножко сблизиться — давай потихоньку убирать эти барьеры, конечно, я не хочу на тебя давить, но я твоя жена, а мой долг заботиться о тебе, — она инстинктивно дотронулась до его щеки: Саске находится так рядом, что она чувствует исходящее тепло от его тела, или алкоголь так обостряет ощущения?
Парень закрыл глаза, странно, она так робко к нему прикасается, как будто боится причинить ему боль. Такое легкое, еле ощутимое касание, но такое желанное, такой детский наивный жест, но он вызвал столько желания! Маленькая искусительница, жена даже не догадывается, на сколько он в ее власти, он, у которого было столько девушек! Сакуре даже соблазнять его не нужно, весь ее вид сводит с ума: сейчас она похожа на русалку — лунный свет просачивается в окно, придавая волшебства ее лицу, волосы разбросаны на одеяле, зрачки такие большие, что цвет глаз кажется черным, губы приоткрыты, приглашая к поцелуям, такая в чем-то невинная, но в тоже время такая чарующая. Да, он фатально попал в ее чары, но самое смешное, что она для этого не прикладывала никаких особых усилий.
— Я расскажу, но только при одном условии, — он закусил губу, борясь с желанием набросится на нее, покрывая все тело поцелуями, ведь он так долго ждал момента остаться с ней наедине. Парень взял ее прядь волос, накручивая на палец: как же он хотел все это время прикоснуться к волосам.
Глаза девушки расширились, с интересом смотря на мужа. Она придвинулась к нему.
— Что за условие? — сейчас она была готова на все, лишь бы утолить жажду своего любопытства.
Саске усмехнулся про себя, она еще пьяна, сама к нему почти прильнула.
— Дорогая, раз ты сама упомянула о барьерах, так давай уберем еще один — оставайся сегодня со мной. Я обещаю в свою очередь, что я не сделаю ничего, что тебе не понравится, только лишь в том случае, если ты сама захочешь большего, — он сгреб ее в охапку, крепко обняв, укладывая на себя. Ее голова оказалась у парня на груди. Сакура даже не стала сопротивляться, лишь положила свою ладошку ему на живот. Наверное, если бы она была кошкой, то непременно бы замурлыкала, начав тереться щекой о тело мужа, а так, она начала вслушиваться в сердцебиение Саске.
— Ой, ну ты же от меня не отстанешь, ладно, по рукам, — с наигранной усталостью ответила девушка.
Саске усмехнулся, его жена все время пытается обыграть ситуации в свою пользу.
«Я ей не безразличен, она хочет знать обо мне больше, что ж, это приятно. Сакура с такой легкостью согласилась, пусть даже и сделав как бы одолжение, но не колебалась с ответом. Придется окунуться опять в то, от чего я та долго убегал, стараясь забыться», — грустно подумал парень и тяжело вздохнул, готовясь начать свой рассказ.
— Когда-то и я был беззаботным мальчишкой, который не ведал горести, у меня была полноценная семья: мать, отец, старший брат. Мне даже не приходило в голову, что я могу лишиться кого-то из них. Моя мать всегда была со мной, она разделяла со мной все мои детские горести и радости, поддерживая меня, когда я огорчался по каким-либо причинам, радуясь за меня, когда я осваивал что-то новое, делая успехи. Она всегда была со мной в нужный момент. Ее звонкий смех раздавался по всему дому, он как будто оживлял помещения, создавая некое чувство уюта. Отцу и брату было не до меня, иногда я себя чувствовал чужим, как будто я обуза, которая отнимает время: отец был почти все время на работе, а то время, что оставалось, он посвящал своему первенцу — гордости семьи — Итачи. Это очень сильно задевало, я пытался обратить на себя внимание, добиться признания со стороны отца, но он меня не замечал. Я очень любил Итачи, он для меня был примером подражания, я как хвост за ним носился повсюду, докучая ему порой очень сильно. Итачи был очень замкнутым, это я сейчас понимаю, а тогда мне казалось, что он меня ненавидит — когда он на меня смотрел, его взгляд казался уничтожительным, ледяным, полным презрения. Но так думал я, и это побуждало меня ровняться на него, идти за ним, стараться изо всех сил. Но куда мне было до него? Я очень расстраивался из-за этого, но материнское чутье всегда приводило мать ко мне.
— Дорогой, это очень хорошо, что ты так стараешься, но не нужно становится Итачи, ты — Саске, мой любимый младший сын. Твой брат очень сильно старается, он выматывает себя, совсем не жалеет, и, дорогой, он же старше тебя, конечно, это ему дает преимущество во многом, но всего лишь потому, что он появился на свет раньше, а у тебя есть много времени, что бы догнать, а может быть и перегнать его. Будь собой.
Тогда она провела пальцем по моему носу, а затем поцеловала в лоб. Но я тогда не так истолковал наш разговор, мне показалось, что она меня успокаивает из жалости, что я слабак, и я гнался за призрачным чем-то, так как был в полной уверенности, что это поможет мне встать наравне с Итачи, и отец наконец оценит меня должным образам, обратит на меня внимание, испытывая за меня гордость.
Я тогда не знал, что у мамы такая опасная болезнь. Я вообще не думал, что она может чем-то болеть - глупое детское сознание считает, что родители вечны, что они никуда не денутся, а может быть все потому, что мать выглядела такой жизнерадостной, всегда улыбалась, светилась как бы изнутри. Но однажды вечером я услышал ее всхлипы — она плакала. Тогда я попытался узнать в чем дело, успокоить, но она ничего не сказала. Она лишь чаще стала проводить со мной время, меня это даже стало немножко раздражать, ведь она плакала каждый вечер — она заведомо знала, что это последние дни, а может быть минуты, которые она проводит со мной, я еще удивлялся тогда ее странным пристальным взглядам в мое лицо — это теперь я понимаю, что мать пыталась запомнить каждый миллиметр моего лица, она боялась не успеть наглядеться на меня.
Я никогда не забуду тот роковой вечер: придя домой, я увидел, что мать без сознания. Я не знал что делать, лишь стал звать на помощь. Прибежали отец с Итачи. Вызвали врачей, но за это время она умерла. Отец плакал, а Итачи, кажется, был очень зол. Я тогда опять не так его понял, на самом деле он был убит горем из-за смерти матери. Он сорвался на меня — ударил, да так, что я отлетел на приличное расстояние. Тогда я его возненавидел. Слезы непроизвольно лились из глаз, лишь вызывая еще больше раздражения у Итачи — он считал это слабостью, каким-то пороком. В тот вечер он сказал мне одну важную вещь, и я жил, полагаясь на нее все время.
Все внутри Сакуры сжалось от сочувствия к мужу, девушка и представить себе не могла, что Саске пришлось так трудно. Она лишь прижалась всем телом к нему, беря парня за руку, а тот в свою очередь крепче обнял Сакуру, зарываясь лицом в приятно пахнущие волосы — сейчас ее запах действовал успокаивающе. Его тихий голос прервал тишину:
— Тогда Итачи сделал жестокий поступок, но я благодарен ему за это. Сидя в своей комнате, я плакал, не в силах справится в одиночестве с горечью утраты. Мой плач прервал голос Итачи: он обвинил меня в смерти матери, назвав маленьким глупым братом. Я уставился на него не понимающе, как, как я мог убить свою родную мать. Брат лишь усмехнулся, одаривая очередным убийственным взглядом. «Ты еще слишком мал, чтобы понять. Но ты бы мог вызвать скорую, а вместо этого, стоял и смотрел, как она погибает. Да и если бы ты вызвал, скорая уже не могла ее спасти. Она уже была на при смерти. Ты один оставался с ней и не смог заметить ее состояния. Ты слабак. Такой слабак как ты, не достоин быть Учиха. Это просто ошибка, что ты родился в нашем клане. Это и есть причина того, что отец и я тебя ненавидим. Такой как ты, просто не может быть моим родным братом». Это было очень жестоко по отношению ко мне, его слова очень больно задели и ранили, ведь он сказал ложь, а сказал намеренно, заставляя меня взрослеть таким образом буквально за минуты. Тогда я выбежал из комнаты, хватая набегу увиденные ножницы. Я остановился, прислоняя острие режущего предмета к горлу, готовый без колебания лишить себя жизни. В тот момент мне было все равно — я хотел оказаться с матерью, так как мне казалось, что брат с отцом меня ненавидят, но тут, сильно врезав мне по лицу, Итачи выбил ножницы из рук и сказал: «Маленький глупый брат, какой же ты слабак, так быстро нашел способ убежать от проблем, ты — ничтожество». Он был опять прав, но на тот момент я возненавидел его еще больше. Это я теперь понял, что он пытался мне помочь, пусть и таким ужасным способом, но он привел меня в чувства, готовя к этой жестокой взрослой жизни, где не будет родительской защиты, и каждый сам за себя.
Саске закончил рассказ, грустно устремив свой взгляд в потолок. Сакура лишь сильней обняла его: девушка даже представить не могла, что пришлось пережить ее мужу в детстве, что заставило его так ожесточиться.
— Где он? — спросила Сакура.
— Итачи? В США, он там работает.
— Позвони ему, — прошептала девушка.
— Думаешь?
— Знаю, — послышался уверенный ответ.
— Только не жалей меня, — с какой-то горечью произнес парень, а девушка поняла, что нужно ответить так, чтобы не задеть гордость мужа.
— Ты выглядишь так, что я хочу тебя обнимать безустанно, — ласково прошептала зеленоглазая.
— Сакура, поцелуй меня, — теперь его голос звучал требовательно.
— Саске, а я и не думала, что поцелуи у нас теперь по приказу, — попыталась отшутиться девушка, но она понимала, что парень сегодня признался ей в любви, пусть и не прямо, а теперь рассказал такое сокровенное, судя по всему, сейчас будет своего рода экзамен, от которого будет зависеть их дальнейшая счастливая совместная жизнь — настало его время проверить ее.
— Поцелуй, — властно сказал парень.
Девушка привстала, беря руками лицо Саске, и нежно коснулась своими губами уголка его губ. Ее руки теперь перебирали его волосы, а рот требовал ответной ласки губ парня. Но он лежал, скрестив руки на груди, не двигаясь.
— Молодец, послушная женушка, ты и дальше будешь делать все, что я тебе прикажу?
Эта фраза оказалась болезненной для Сакуры. Но она не поддастся на провокации мужа.
— Да, Саске, — она попыталась вложить в голос всю любовь, которую чувствовала сейчас, всю ту нежность, которую она так упорно скрывала.
— Сними с меня пиджак и рубашку.
Девушка послушно сняла пиджак, а затем избавилась от рубашки. Она почувствовала легкое возбуждение при виде оголенного торса мужа, возникло огромное желание прикоснуться к его коже.
— Сядь на меня.
Сев на него, платье задралось немножко, и она почувствовала своей нагой нежной плотью ткань брюк, от которой буквально исходил жар. Девушка покраснела, дыхание перекрыло, а глаза с удивлением уставились на мужа.
— Саске?
— А теперь покажи мне, что ты меня хочешь, ну же, признай это, отдайся истинным эмоциям, отдайся мне вся, не оставляя себе ничего.
Сакура растерялась, она никогда в жизни до мужа не занималась сексом, просто не могла себе представить это. Она вздохнула, но тут на ум пришла спасительная идея — это желание у нее возникло еще тогда, когда он только сгреб ее в охапку. Она наклонилась к нему, начав как кошка тереться об него грудью и всем остальным телом, при этом ерзая задом по его мужскому естеству. Она скользила своим телом, по горячей груди своего мужа, вырисовывая невидимые рисунки, от чего тот закрыл глаза от удовольствие.
— Мрррррр, — промурлыкала она, очередной раз скользя, когда приблизилась к его лицу. Это не осталось незамеченным. Саске взял ее за бедра, крепко прижимая к себе, от чего девушка ахнула. Он быстро сел, устраивая Сакуру поудобней на своих бедрах. У девушки все начинало кружиться перед глазами. Желание нарастало с каждой секундой: она схватила его за плечи, прижимая к своей груди, что Саске воспринял как приглашение — он нащупал руками две бусинки под платьем на груди, начав их потирать нежно пальцами, а губы и язык нашли пульсирующую жилку на шее. Сакуре казалось, что его дыхание и губы ее обжигают, девушка с силой сжала свои бедра, начав еще интенсивней извиваться на Саске. Она не заметила, как его рука оказалась между ее бедер, а пальцы теперь ее ласкали, давая огромное удовольствие. Девушка второй раз за вечер почувствовала себя инструментом, но только теперь руки исполнителя играли умело, как будто нажимая на определенные клавиши, от чего ее тело как бы превратилось в нотный стан, а Саске играл какую-то чудесную мелодию, перебирая внутри ее тела своими пальцами, а она лишь стонала от удовольствия.
Вот они долгожданные стоны, вот она сладкая музыка для его ушей, такая нужная сейчас для него.
— Сакура, скажи, — хрипловатым голосом произнес Саске, ускоряя темп двигающихся пальцев.
— Что?.. — сквозь сладкую истому удовольствия прошептала зеленоглазая, не хотя прерывая на секунду свое пребывание в этом прекрасном сладком небытие.
— Ты знаешь, скажи, — требовательно приказал он.
— Но... — непонимающе прошептала девушка.
Тогда Саске резко притянул ее бедра к себе, давая почувствовать свою твердую плоть ее телу, от чего у девушки от изумления открылся рот:
— Я хочу тебя, — еле слышно прошептала Сакура.
— Громче, — приказал он, а его пальцы опять начали ласкать ее.
Девушка облизала губы, выкрикнув:
— Я хочу тебя!!! — чуть ли не плача, она вцепилась в его плечи, прижимая к себе.
Она моментально оказалась под ним, наслаждаясь тяжестью его тела, руки непроизвольно начали гладить спину, слегка надавливая ногтями на кожу. Бедра инстинктивно раскрылись, приглашая Саске принять в себя.
Саске сейчас имел вид победителя, который так долго шел к желанному: вот она, его строптивая жена, но только в этот раз Сакура чуть ли не умоляет взять ее, а ее влажное лоно является истинным доказательством ее страсти и вожделения. Но это не все, самое главное будет впереди: сегодня она признается в любви, выкрикивая его имя вперемешку со всхлипами и стонами. Сакура лежала полуприкрыв глаза, так как эта сладкая пытка ее почти обессилила. Платье было снято и откинуто в неизвестном направлении, а вслед брюки с нижним бельем. Теперь парень лег на нее, вдавливая слегка ее тело в матрац. Сакура подумала, что задохнется от ощущения такой близости, от чего она выгнулась, еще сильнее прижавшись всем телом к мужу, Сакура потянулась к губам Саске. Брюнет ответил, не спеша углубляя языком поцелуй: языки переплетались, углублялись, изучая друг друга в каком-то хаотичном ритуале своей любви. Саске было мучительно так лежать на жене, но если он сейчас сдастся в чары Сакуры, то не услышит такое желанное признание. Парень резко перевернулся, а за одно и увлекая Сакуру за собой — она опять оказалась на нем: теперь напряженная плоть мужа буквально обжигала ее внешнюю часть бедер.
— С-с-саске, — изумленно прошептала девушка. Этой ночью перед ней раскрывалось таинство древнего любовного ритуала, такого опьяняющего, такого волшебного. Сакура лишь понимала, что она должна достигнуть какого-то апогея, и поведет к нему именно Саске, мучая своими умелыми ласками, своей нежностью, которая сметала сейчас все барьеры, все сомнения в душе девушки.
Парень взял ее за бедра.
- А теперь я хочу, чтобы ты опять начала скользить по мне.
Сакура посмотрела затуманенным страстным взглядом, начиная делать волнообразные движения, при этом парень обхватил ее талию одной рукой крепко прижимая к себе, а второй взял грудь девушки, легко потирая розовую маленькую бусинку. Девушка почувствовала, что еще чуть-чуть, совсем нужно чуть-чуть — и что-то произойдет, что-то чудесное, как будто в ней должен произойти взрыв, который даст ей желаемое. От действий мужа она ощущала приятную боль, которая растекалась по всему низу живота, концентрируясь во что-то.
— Саске... дай мне это...
— Что? — усмехнулся тот, довольный видом своей жены.
— Я не знаю... но это можешь дать мне только ты... мне кажется, что я сейчас умру, или что-то во мне взорвется...
— Признайся, и я дам тебе все, что ты захочешь, — теперь он начал двигаться в ритм ее движений, обжигая своей напряженной плотью ее влажное лоно.
— Но... я...
— Я люблю тебя, моя Сакура, мой маленький трепетный цветок, — прошептал парень, начав играть языком со второй маленькой розовой бусинкой, которая все это время так соблазнительно мелькая перед глазами парня, — я люблю тебя, моя упрямица...
Эти слова лишили последних сомнений, последних сопротивлений — на глаза девушки выступили слезы: к черту контракт, к черту все — муж признался.
— Сакура, я жду, — властно потребовал Саске.
— Я... я... люблю тебя, — прошептала она.
— Громче!
— Я люблю тебя!!! — крикнула, всхлипывая Сакура.
Парень тут же вошел в нее, заполняя всю Сакуру. Теперь их тела слились в одно целое, давая огромное наслаждение ощущения максимальной близости. Оба начали двигаться в унисон друг другу. У Сакуры текли слезы от удовольствия, от ощущения необходимости ему — Саске, он сейчас давал ей, как казалось девушке, нереальное удовольствия, увеличивая скорость при каждом толчке; она то стонала, то всхлипывала, она понимала, что должно что-то произойти, так как тело сейчас напоминало один оголенный нерв, а все эмоции, все чувства собраны в низу ее живота.
— Саске, я люблю тебя!!! — прокричала девушка, и настала кульминация: тело девушки затрясло, а приятные судороги заставили сжиматься все мышцы, давая нужную разрядку, глаза расширились; она почувствовала, что и Саске затрясло в этой мучительно-приятной лихорадке, а что-то теплое разлилось в ее теле.
— Я люблю тебя, моя упрямая жена, — простонал Саске.
Сакура обмякла на груди у мужа, щеки стали пунцового цвета; она пыталась восстановить дыхание.
Они лежали молча, пытаясь придти в себя: Саске поглаживал двумя пальцами спину жены, от чего у той опять возникло желание мурлыкать и тереться об мужа.
Он получил, что хотел, теперь ей не отвертеться.

0

612

Глава 22.
На улицах Токио совсем уже стало темно. Мрак окутывал в свои темные объятья весь город, готовя жителей к ночи. Сасори сидел на диване, уставившись в телевизор, надеясь увидеть там что-то новое и интересное. Молодой человек выглядел спокойно и жизнерадостно. Казалась, что жизнь наладилась, а все идет своим чередом. А вот Карин вся измоталась от волнений за своего любимого в последнее время. Она не понимала, чего он хочет добиться, отомстив Учиха. Неужели так трудно забыть прошлое и жить настоящим? Вот какие вопросы мучили прекрасную молодую девушку. Она присела возле парня, обнимая его и прижимаясь к нему. В ответ красноволосый крепко обнял ее, целуя машинально в висок, но при этом отметил про себя, что от нее приятно пахнет.
— Сасори, скажи, тебе со мной плохо? — задала вопрос девушка, грустно посмотрев в глаза своему любимому.
— Милая, с чего ты это взяла? Мне с тобой очень даже хорошо, — кареглазый красавчик улыбнулся обворожительно.
— Тогда забудь об Учиха раз и навсегда, — это замечание Карин заставило задуматься парня: с каких пор ему кто-то что-то указывает?
— Любимая, я не могу этого сделать. Даже, если сильно этого захочу.
— Почему? Что, так трудно ради меня забыть о нем и обо всех Учиха? Это же отравляет твою жизнь: ты весь извелся.
— Ты просто не понимаешь. Этих Учиха всего трое, а я их терпеть не могу, они столько сделали мне проблем, что я не могу это просто так оставить. Но старик мне не нужен. Главное, избавится от этого молокососа, а там Итачи к нему на помощь придет, и я его размажу по стенке. Это будет моя месть этому ублюдку, — сказал Сасори, злобно сверкнув глазами, при этом улыбаясь дьявольской улыбкой, от чего по спине Карин пробежал холодок. Девушка не хотела видеть его таким, не хотела спокойно мириться с этой стороной характера Сасори. Для нее он другой.
— Это ты не понимаешь. Ты же можешь попасть в тюрьму. И тогда вся жизнь будет испорчена. Все тебя будут считать преступником и неудачником. Остановись, ведь еще не поздно, выходя из поражения с достоинством, — Карин уже почти срывалась на крик, пытаясь высвободиться из крепких объятий Сасори.
— Ну-ну, любимая, успокойся. Не надо так волноваться. Все равно я не изменю своего решения. Если я решил отомстить Учиха, то так оно и будет, а я не успокоюсь, пока не проучу их.
— Ну ладно, я понимаю, Итачи тебе насолил, но Саске в чем виноват?
— Что? А может быть, ты все еще любишь этого Саске? Ты ничего не понимаешь в мужских делах и стычках. Этот малец неплохо размахивает своими руками и треплет языком. Он сам нарвался, автоматически став моим врагом, и я не собираюсь на это закрывать глаза. А когда ему будет угрожать опасность, то появится Итачи, и я заставлю его продать фирму Учиха мне. И тогда мы с тобой заживем. Нужно лишь выманить Итачи. Разве не прекрасен мой план, дорогая?
— Стоп! А разве не Итачи должен быть президентом фирмы?
— Да, верно. Но в место того, чтобы стать богатым, довольствуясь всеми благами жизни, этот дурачок влюбился в какую-то простушку и уехал с ней за границу. Вот тут и появляется запасная пешка Фугаку — младший ублюдок Саске. Но пешка не знает, что будет просто так тратить время и силы. Работать за брата, пока он отдыхает, при этом все лавры достанутся Итачи, а прибыль старику.
— То есть, как я поняла, Фугаку просто будет использовать его как запасную пешку? А он об этом знает?
— Нет. Этот дурачок даже не догадывается, какие планы у его отца насчет него. Поэтому он пока и не решает лезть в дела компании. Но очень скоро Фугаку просто заставит его любым способом стать президентом. В любом случае, ему этого не избежать.
— Но это же подло. Он пусть и законченная сволочь, но человек, — крикнула Карин с некой злостью в голосе. Она понимала, что из себя представляет быть на месте пешки.
— Ты подумай, кого ты защищаешь? Этот человек обидел тебя, скажу большее: ранил в самое сердце. А ты еще и защищаешь его. Я ненавижу эту семейку: Итачи, Саске, а жену младшего вообще готов удушить. Эта сучка еще ответит за то, что мне врезала, — сказал Сасори и посмотрел на Карин: девушка плакала. За то время, что они провели вместе, он ни разу не видел, чтобы она плакала. Слезы текли по щекам девушки, из красивых, еще недавно сияющих красно-карих глаз. Сасори смотрел на нее задумчиво, в ожидании непонятно чего.
— «Ненавижу Учиха», «отомстить», «забрать», «убить». Как меня достали эти слова. Но самое противное, что я слышу их от тебя. Ты же вовсе не злодей, Сасори. Ты хороший. Я уверенна, в тебе есть такие качества, но почему ты хочешь, чтобы все вокруг возненавидели тебя? Я пойду в спальню, а ты подумай над мои словами. Прежде чем совершить что-то, подумай хорошенько, а стоит ли это делать вообще? — сказала Карин, вставая с дивана, окинув своего парня задумчивым взглядом напоследок, и пошла в другую комнату.
Сасори выключил телевизор. В голове, как будто пульсируя, раздавалась последняя фраза Карин «Ты хороший». Парень уткнулся взглядом в одну точку, обдумывая все.
«Глупо. Я хороший? Она действительно верит в это? Я уже давно перестал верить, что во мне вообще осталось что-то хорошее. Я, наверное, привык делать людям больно, дурная привычка для выживания. Но люди, они не такие добрые, как кажутся на первый взгляд. На самом деле, внутри каждого человека таится настоящий дьявол, но вопрос в другом: когда в тебе проснется эта тварь и что подействует на ее пробуждение? Ведь не просто так люди что-то делая, так брызгают фразами «Ксо!» и «Ками!» Есть что-то свыше, как будто посылая тебе проверки. Но на что? И стоят ли чего-то все эти неписанные правила и заповеди, если от них становиться только хуже, и жизнь приобретает совсем неприятные для глаза краски. А что моя жизнь? Разве она хороша? Я никогда в жизни не был по-настоящему счастлив. Со мной постоянно что-то случалась, я всегда попадал в разные неприятности, и все мои родные наплевали на меня, как будто забыв о моем существовании. Мать с отцом развелись сразу после того, как мне исполнилась двенадцать лет. Но никто из них не решался забрать меня к себе, и только моя старенькая бабушка, только она любила меня действительно. Я для них был просто помехой в жизни. А я ведь был так рад знать, что у меня есть настоящая семья. И каково было мое удивление узнать, что все это ложь. Что мама и папа никогда не любили друг друга. На самом деле, отец любил другую женщину, а сразу после развода уехал жить к ней. Я остался жить с мамой. После этого случая мы отца не видели и не слышали. Мама работала врачом в городской больнице, поэтому часто пропадала на работе. Очень редко уделяла внимание мне, но, а иногда вообще не замечала. Один раз мать привела домой нового кавалера. Это уже был одиннадцатый после развода, и она заявила мне, что они хотят пожениться. Но, а разве кому-то нужно слушать мое мнение? Я всего лишь ребенок. Они поженились, и я стал жить в огромном шикарном особняке. Новый муженек мамы оказался успешным банкиром, который долгое время был одинок и, естественно, моя мама поразила его своей красотой. Да, мама действительно была красивой. Ее огромные карие глаза с каким-то оттенком шампанского, которые светились счастьем, милая улыбка, а шикарные длинные волосы, в которых при солнечных лучах отдавало плодами каштана и вишни. Но с каждым новым днем мама перестала обо мне вспоминать. Вскоре случилось то, чего я боялся больше всего: у них родился мальчик, и я отошел на второй план, а точнее, обо мне все забыли. Нет, это не оправдание своей детской ревности и эгоизма — как будто меня не стало. Я себя чувствовал приведением в этом большом шикарном доме, но разве это может сравниться с любовью и заботой родителей, разве какая-то игрушка может быть сравнима с материнскими объятьями? Разве может какая-то шмотка сравниться с лаской женщины, которая подарила тебе жизнь, к который ты бежал, спотыкаясь каждый раз при своих разочарованиях с криком «Мама!»? Мама... Ладно, зато у братишки Наоко полноценная семья, и это самое главное, я теперь это понял: пусть у него будет все хорошо, а я... мне и так нормально. Но, если бы не моя бабушка, то я бы свихнулся: она поселила меня у себя, потом нашла и квартиру, которую я бы мог сам снимать. С родителями были прерваны отношения, и я устроился работать в одну фирму, тогда мне показалось, что неприятности закончились, но они только начались. А как все начиналось: я идеально справлялся с обязанностями, усердно трудясь, оставаясь допоздна. За что начал получать премиальные и повышения. Хозяин компании даже назначил меня президентом, так как сам решил отойти от бизнеса и получать проценты, оставаясь в стороне в безбедном существовании. Но это было заслуженно — я душу вложил в эту компанию, давая ее второе дыхание, расширяя ее, обеспечивая новыми заказчиками. Но все рухнуло в один момент. В одно утро я пришел на работу, и в моем кресле сидел он — Учиха Итачи, он же — сын основателя компании. Некогда мой одноклассник, мой лучший друг, пример для подражания. Но мы с ним разошлись когда-то в интересах, жутко поссорившись. Мы не общались несколько лет. А тут он появляется. Как меня раздражают его глаза, которые всегда в упор на меня смотрят, а его улыбка меня вообще бесит. Меня тогда очень удивила его наглость: явится сюда, да еще сидеть в моем кресле. Он совсем страх потерял. Ну правильно, что ему боятся — он же Учиха, и этим все сказано...»

*the flashback*
Сасори открыл дверь своего кабинета, увидев то, что возмутило парня до мозга костей: на его месте вальяжно сидел Итачи — его бывший лучший друг. Да, парень возмужал, окреп, но глаза все те же: прожигают насквозь, одаривая пренебрежением. Сасори ненадолго засмотрелся на него, разглядывая так, как-будто запоминал, как он выглядит. Но потом опомнился.
— И что предатель делает у меня в кабинете? — сказал кареглазый со злостью, смотря на ненавистного гостя. Итачи в ответ ему только улыбнулся.
«Сасори, а ты не изменился», — подумал брюнет, вспоминая прошлые времена. Хоть он и не говорил ему, но для Итачи он был лучшим другом. Но из-за любимой пришлось уехать, а чтобы не было больно, просто разорвать связь, из-за чего парень переживал, так как ему была нужна поддержка друга.
— Сасори, а ты не меняешься. Все пытаешься скрывать свою беспокойство и переживание. Хотя бы поприветствовал старого друга.
— Друга? Ты же предал нашу дружбу. Теперь смеешь называть себя моим другом? Знай, Итачи, я ненавижу тебя с того самого дня. И я хочу выяснить, что тебе понадобилось от меня снова?
— Я пришел сказать, что ты в этой компании уже не работаешь, — после этих слов, Итачи посмотрел ледяным взглядом на Сасори, который стоял у окна.
— Что? Как это? Можешь мне объяснить, Итачи?
— Хм… Могу. Эта фирма принадлежала, а точнее продолжает принадлежать моему отцу. Дело в том, что я скоро женюсь, ну, а чтобы обеспечивать мою будущую семью и свадьбу, я попросил у отца денег, поскольку сам еще мало зарабатываю. Вот отец и согласился продать эту фирму. А ты неплохо справился, подняв эту фирму почти со дна, но жаль, что я в тебе не нуждаюсь: ты уволен.
Сасори был шокирован.
— Неужели? Наш великий холостяк Учиха Итачи решил жениться? Не удивлюсь, если ты женишься на этой простушке из неблагоприятной семьи. Как ее там звали? А, вспомнил — Таюя Хокумон, жалкая флейтистка, которая сквернословит при любой возможности. А вы нашли друг друга, — а вот Сасори уже надавил на Итачи. Старший Учиха сжал со злости кулак и стиснул зубы. Ему не нравилось, когда оскорбляли его девушку. Да, характер не подарок, но он ее любил.
— А это — не твое дело. Я повторю еще раз: ты в этой фирме больше не работаешь. Ты уволен, Сасори.
— Интересно. И кто это решил, что я уволен? Итачи, который пропадал черт знает сколько, а потом решил вернуться на все тепленькое, подготовленное? Ты же давно не работаешь в этой фирме, а значит, что ты не имеешь право меня увольнять.
— Это сказал мой отец, он уже подписал приказ о твоем увольнении. Можешь искать себе новую работу.
— Ты… Да как ты смеешь? И у тебя еще хватило наглости прийти сюда после всего, что ты сделал. А ведь я как дурак верил тебе, думал, что ты мой лучший друг. А это оказалось все полная чушь. Запомни: я ненавижу тебя, Учиха Итачи. И я клянусь, я уничтожу всех Учиха к чертовой матери. Я найду твое слабое место, и ты почувствуешь каково это, когда у тебя отнимают все, так, просто из-за каприза, — говорил Сасори серьезным, грозным голосом, при этом испепеляя взглядом Итачи. А старший Учиха только хмыкнул, он знал, что его друг это говорит со злости. На самом деле он не может так сделать, потому что у него доброе сердце. Пусть он и говорит ужасные вещи и пытается быть плохим, но Сасори совсем другой. Таким его знал только Итачи. Он знал его как пять пальцев, он мог читать его как открытую книгу. И такое заявление в его сторону ни капельки не удивило брюнета.
— Хм... Сасори, не прикидывайся злодеем, это у тебя плохо получается. Ты не такой, каким хочешь казаться. И я знаю, что ты рад меня видеть. Но гордость и обида не дают тебе нормально поздороваться со старым другом. И еще: ты очень хочешь вернуть нашу дружбу. Не так ли Сасори?
— Ты издеваешься? Как ты смеешь мне говорить о дружбе? Итачи, ты хоть представляешь, чего вы с отцом меня лишили? Сколько сил я вложил в вашу компанию? А теперь, когда все хорошо, ты появляешься и просто выкидываешь меня. Это по-твоему дружба? — в голосе Сасори чувствовалась боль.
— Это вынужденные обстоятельства, — вздохнул Итачи.
— Бог тебе судья, Итачи — Бог тебя простит, — Сасори вышел из кабинета.
*the end of flashback*

«... Тогда я был очень зол на него, но я действительно был рад его видеть после стольких лет. Но и простить предательство нашей дружбы не мог, до сих пор не могу. Я, кажется, нашел его слабое место: это его младший брат. Помнится, в те времена Итачи много мне рассказывал о нем. Он искренне им восхищался. Я никогда не видел его таким. Я не могу так просто отказаться от моей клятвы, от мести. Я не могу. Я должен показать ему, кто я есть на самом деле. Итачи никогда не признавал во мне равного. Он всегда считал меня неудачником и говорил мне это в лицо, а это задевало, но, благодаря его словам, я начал стремиться изменить мою жизнь, причем, в ход шли не самые честные способы, но это помогло, и Итачи почувствует сполна мою месть. Я хочу видеть, как он испытывает ужасную боль. Для это понадобиться Учиха Саске, и тогда я вдоволь натешусь... Но, что-то мешает, точнее кто-то — о, Карин. Никогда не думал, что я влюблюсь. То светлое в моей жизни, что дает надежду, даря радость и нежность. Мой цветок каркаде, моя суданская роза... А тебя чуть не сломал Саске в самом цветении... Как легко сломать чужую человеческую судьбу, но, как мы трясемся за собственную. Милая, Карин, я попытаюсь сделать все, лишь бы ты улыбалась чаще, лишь бы ты радовалась, освещая мою темную грешную жизнь, мой маленький маяк надежд. Женщина, которую я безумно люблю. Мне нравится в ней исключительно все. Ее волосы, ее глаза, а какие манящие губы. Не понимаю, каким Учиха был идиотом, что умудрился упустить из виду такую шикарную девушку. Я раньше никогда не любил, думал, что мне это не дано, но ошибался: теперь понимаю, что такое любовь. Раньше ни мама, ни папа не рассказывали об этом чувстве. Наверное, сами этого не чувствовали. Но теперь я знаю, что это такое: это чувство выламывает все-все: стереотипы, принципы, меняя цели, суждения, идеи, переворачивая жизнь вверх дном. Причем, это как бетонная плита, которая падает в один прекрасный день на твою ничего не подозревающую голову... Карин. Ксо, так не хочется ее расстраивать, не хочется видеть ее слез — мне так нужна ее улыбка. Но на все нужны средства, но издержки производства везде присутствуют, и тут мне поможет Учиха Саске — я получу эту компанию, а эти идиоты все равно ничего в ней не смыслят. Хм, но тут, сама того не понимая, мне поможет Сакура, все будет сыграно как по нотам, а точнее, они будут как марионетки, только живые, у которых сухожилия связанны прочной леской, а леска будет в руках кукловода. Все просто, но об этом я подумаю завтра, а сейчас...» — парень сам себе лукаво улыбнулся, предвкушая близость с Карин. Мир подождет, а его прелесть — нет.
— Карин, любимая, ну хватит дуться, иди сюда, мне очень скучно, — сказал Сасори нежным голосом. В дверном проеме появилась Карин, обиженно надувая губки.
— Надо же, ты вспомнил обо мне? А я думала, у тебя одни Учиха на уме? Причем, оба сразу, а любимая девушка совсем не волнует.
Сасори встал с дивана и начал подходить к ней. Он смотрел на нее игривым взглядом, и сознание выдавало картинки его интимных фантазий и утех, которыми он непременно сейчас займется с Карин. Заключив ее в объятия, молодой человек стал целовать девушку, которая затрепетала от сладко-приторного поцелуя любимого...

0

613

Глава 23.
Утро — эта такая прекрасная пара. Утром жизнь в Токио оживает. Все куда-то спешат, торопятся. Каждый по своим делам, и главное, не опоздать. А некоторые даже и не хотят никуда торопиться. Саске уже давно проснулся. Парень просто не мог поверить в то, что признался в любви. Ведь для него это было очень сложно сделать. Он сейчас лежал в кровати нежно, но в тоже время, крепко обнимал, спящую у него на груди жену.
Сакура ему напоминала кошку, которой хочется любви, ласки и быть нужной. И главное, у нее зеленые глаза, прямо как у кошки, которые всегда светятся счастьем, когда она улыбается. Вот почему ему нравилась ее улыбка. Парень никогда в жизни не был так счастлив. Теперь он понял, что значит по-настоящему любить. Сейчас он просто разглядывал свою кошку. Та, в свою очередь, мирно посапывала во сне, недовольно двигая губками и хмуря брови.
«Хм, наверное, она даже во сне готова со мной спорить. Что за девица?» — Саске смотрел на ее лицо: чуть вздернутый носик, но такой милый, который явно свидетельствовал, что у девушки упрямый характер. Губы чуть пухленькие розового цвета. Они такие притягательные. Его любимые губы со вкусом шоколада. Да! Именно, шоколада. Когда он ее в первый раз поцеловал в машине, то почувствовал шоколад, который так нежно таял на его губах. Заканчивая рассматривать лицо, он посмотрел на ее волосы. Пусть они были и короткими, но очень шелковистыми и мягкими. Нежно-розового цвета. Как не странно, пахли они вишней. Или Сакура пользуется таким шампунем, или это настоящий запах. Остается только гадать. Ему вдруг захотелось потрогать ее волосы. Он протянул кисть, и в ладони оказалась прядка ее волос.
«Удивительно! Настоящие розовые волосы. Честно говоря, до нее я никогда не видел девушек с таким цветом волос. Видел пару раз крашенных, а вот натуральных — такое я вижу впервые. Они такие мягкие и шелковистые. Да, маленький цветок сакуры. Странно. Она морщится во сне. Интересно бы узнать, что ей снится? Она так меня обнимает руками, что у меня невольно появляется желание, да и то, что мы обнажены и лежим под одним одеялом... Хочу. Господи! Я хочу ее даже сейчас. Я имею на это полное право. Мы ведь муж и жена. Стоп! Я о кое-чем забыл совсем. Контракт. Ксо! Вот, о чем мы совсем забыли... А оно и к лучшему — фикция исчезла, кажется. Интересно, что будет, когда она проснется? Если она ничего не помнит, то мне не жить. А вот, если помнит, то как себя будет вести? Надеюсь, что она мне вчера говорила правду», — раздумывал младший Учиха, поглаживая волосы девушки. Вдруг зеленоглазая начала шевелится, и глаза раскрылись.
Она почувствовала, что на ком-то лежит, и быстро повернула голову: увидела лицо своего мужа. Совсем близко. Сердце бешено заколотилось, и страх нахлынул на нее. В голове начали появляться разные мысли и куча вопросов, на которые не было ответов. Но тут же девушку окунуло в события этой ночи. Как они наслаждались друг другом, как Саске предал ее сладкой пытке, как признался в любви... она тоже призналась. Мимолетное волнение появилась в ее душе. Он знает, что она любит его. Ее сердце забилось быстрее, но, когда она посмотрела в ониксовые глаза, тут же успокоилась: Саске смотрел на нее с нежностью и обожанием, а один уголок рта был приподнят. Сейчас он был похож на кота, который вдоволь наелся сметаны, от чего у нее возникло острое желание ущипнуть его.
— Доброе утро, — спокойным голосом произнес Саске.
— Доброе, — просто и быстро ответила девушка и тут же ущипнула его за бок.
— Ты чего? — недоуменно спросил тот, потирая свой бок.
— Да так, — и она потерлась носиком о его грудь, тем самым вызывая огромное жедание у парня подмять ее под себя.
Но он лишь обнял ее сильнее.
— Сакура, а как ты смотришь на утреннюю аэробику для души и тела? — все таки не сдержался Учиха.
— Саске, как тебе не стыдно? Начинать утро так пошло... — девушка положила подбородок на грудь мужа, лукаво смотря ему в глаза.
— Но этой ночью ты отдалась этой пошлости, не помнишь?
— Это было ночью, ничего не знаю, — она закрыла глаза и тихонько захихикала.
— Может быть, ты еще и скажешь, что не помнишь о своем признании мне в любви?
— Учиха, конечно, я помню! Да ты на меня молиться должен: кто еще будет терпеть и любить такого выпендрежника, а?
Теперь Саске довольно улыбнулся — мужское самолюбие было удовлетворено.
— Так, теперь только не зазнавайся и не задирай нос, а то я быстро стану той стеной, о которую ты его разобьешь! — и Сакура начала его щекотать, от чего парень начал извиваться под ней и смеяться.
— Мне нравиться, когда ты улыбаешься, — прошептала она.
— Эмм, Сакура, так что у нас с утренней аэробикой? Ну прости, я не виноват, что ты на меня так влияешь.
— Саске... — простонала она, когда его руки начали поглаживать ягодицы. — Знаешь, есть такая фраза: любовь приходит и уходит, а кушать хочется всегда, а я очень есть хочу.
Как в подтверждение у нее заурчал желудок.
— Ладно-ладно, а то помрешь с голода еще. Мисо?
— Фигисо, я не хочу суп с утра.
— Что за капризная девчонка?
— Не имею права уступать тебе, — девушка вырвалась из объятий мужа, быстренько завернувшись в простыню.
«Маленькая нимфа, а все из-за розовых волос и зеленых глаз», — довольно подметил для себя Учиха и тоже замотался в простынь.
Открыв холодильник, молодые люди огорчились: он был почти пуст, лишь пару помидоров, паприка, лук, яйца и майонез.
— Делаем брускетта или овощной омлет? — спросила Сакура.
— Второе, — ответил Саске и задумался. — Странно, а что ты на меня не кричишь как потерпевшая? Неужели все помнишь?
— Ха! Конечно, я все помню. И твое признание я помню больше всего. Так что, если ты мне изменишь или бросишь, то в больнице или в морге окажешься. Понял, милый? — сказала Сакура угрожающим тоном, раньше она так всегда запугивала Сасори, а тот, на удивление, выполнял все ее просьбы и пожелания, поскольку знал, какова ее физическая сила. Но Саске не Сасори, он другой и ведет себя по-другому.
— А я и не собирался предавать тебя или бросать. Просто странно, что ты все помнишь. Ты вчера была так пьяна.
— Ты прав, я действительно была очень пьяна. Но я все помню.
Они начали резать овощи для предстоящей готовки: Саске резал тонкими колечками,а Сакура квадратиками, заметив это, у девушки возникло какое-то непонятное раздражение, но, посчитав, что это полная ерунда, и спор того не стоит, она промолчала. Когда сковорода нагрелась, брюнет отправил на жарку лук, от чего в помещении распространился приятный запах. В животе Сакуры опять заурчало. — Там еще долго? Я очень есть хочу! — она недовольно поморщила носик.
— Так мы же только начали готовить, подожди немного
— Хочу есть! И все тут! — капризно сказала девушка, стукнув ложкой по столу.
— Ты что? Ты как большой ребенок, — пара глаз-изумрудов загорелась со злостью, когда услышала про ребенка.
— Это я ребенок? Хватит называть меня ребенком. Мне уже восемнадцать лет. Еще раз назовешь меня ребенком — получишь. И еще, разве ребенок может делать так? — спросила быстро Сакура и прильнула к губам мужа, который теперь сидел за столом рядом с ней. Саске очень удивился. Раньше девушка себе такого и позволить не могла. А сейчас так спокойно целует его без страха, как будто у нее это вошло в привычку.
«Поцелуй… снова этот поцелуй. Ками-сама! Совсем свихнулся. Эти губы, этот вкус шоколада такой сладкий, что хочется даже укусить их и попробовать. Ксо! Из-за нее я совсем сошел с ума. Меня перестали узнавать друзья. Ну, конечно, Учиха Саске по уши влюбился в большого ребенка, разве это не странно? Хотя, она права. Она уже давно не ребенок. Ребенок не может так целоваться», — думал обладатель ониксовых глаз, при этом сгорал от желания укусить легонько за губу Сакуру. Тут почувствовался запах пригорающей пищи.
— Дорогая, давай отложим со взятием Бастилии, а то солдаты останутся голодными, — ухмыльнулся Учиха.
— Да ты невозможен, откуда в тебе столько пошлости? Тебе не пора на занятия? — спросила розовалосая, посмотрев на часы, стоявшие на одной из многочисленных полок кухни.
— Я уже давно на них опоздал. Так что, сегодня целый день я только твой. Мы можем весь день провести вместе. Разве это не здорово?
— Здорово. Но ты так можешь испортить и понизить успеваемость. Ладно, только сегодня позволю тебе прогулять. У меня каникулы сегодня последний день. Так жаль, что они заканчиваются.
— Последний день? И ты молчала. Может сходим вечером в ресторан. Ужин на двоих, а потом...
— Мне одного ужина было достаточно. У меня другая идея. Сегодня такая замечательная погода, поэтому пойдем в парк развлечений.
— Куда? Сакура я уже не в том возрасте.
— Это какой у тебя возраст? А? Хватит придуриваться, тоже мне, старая больная обезьяна! Саске, успокойся. Весело проведем время. Покатаемся на каруселях, поедим сладкой ваты. А ролики? Что здесь плохого? Иногда просто полезно вспомнить детство. Все, давай кушать и пойдем.
«Сначала она меня заставила идти в клуб, а теперь на карусели. Если Итачи, а еще хуже — Наруто узнают, что я пойду на карусели, вот смеху-то будет. Это будет выглядеть нелепо. Я на каруселях... Давно я на них не был. В последний раз был на них в девять лет, меня мама водила. Ну это того стоит, чтобы провести с ней время вдвоем. А может, вечером она мне будет очень благодарна. Все же стоит пойти», — улыбнулся Саске от своих мыслей. Теперь он стал чаще улыбаться, это уже вошло у него в привычку.
Они поели и пошли собираться. Пока собирались, тоже успели поспорить о том, что Сакура непременно должна научиться готовить мисо, но тогда и Саске, в свою очередь, должен научиться готовить брускетта. Был заключен договор, а кто не выполнит свои обязательства — будет целый месяц мыть посуду. Что ж, звучит наивно, но все таки, это был неплохой способ договориться между собой, а порой, это так важно для поддержания семейной идиллии.
Пока Саске наслаждался с любимой женой, Наруто просто извелся из-за него на перемене, при этом доставая Кибу, которому приходилось все это выслушивать.
— Этот теме вообще страх потерял. Прогулять. Нет, ну он уже вообще забыл думать об учебе. А еще говорил, что обязательно закончит институт с красным дипломом. Да у него крыша поехала из-за Сакуры. Совсем свихнулся. Я его перестал узнавать в последнее время. Он даже улыбаться начал. Такими темпами он завалит учебу, а главное, все спрашивают меня где Саске? И почему он не пришел? Почему в этом виноват сразу я? Я уже устал его покрывать, я не гений, и отговорки сами в голову не приходят с такой же легкостью как у Шикамару.
Судя по всему, у Узумаки начиналась тихая истерика, а вместе с ней и паника.
— Да перестань ты на него так сердиться. Саске впервые в жизни влюбился, причем, по-настоящему. Разве это не прекрасно? Ты должен радоваться за него. Он стал меняться в лучшую сторону. Так ведут себя влюбленные люди. Так что, угомонись, Наруто, пусть он погуляет. Я бы и сам не пошел, если бы у меня жила такая жена.
— Ты полностью прав, Киба. Я все это понимаю, любовь — это прекрасно. Но он стал безответственным. Перестал думать об учебе, а теперь все его мысли только о Сакуре. Я очень рад за него, но поменяться до такой степени, чтобы стать подкаблучником... Я просто его не узнаю.
— Слушай, ты, Паниковский... — начал медленно Киба.
— Пани... Кто?!
— О! Классику мировой литературы читать надо, а не только в консоль играть! Так вот, о подкаблучниках: и ты тут мне что-то говоришь? Сам давно под каблуком у Хинаты. Ты даже пискнуть ничего не можешь, стоишь как идиот и внимаешь ее любому слову, скажешь, что нет? И еще называешь Саске подкаблучником. А сам-то не лучше. А может тебе просто списывать нужно дать, тогда ты успокоишься? — раскусил его Киба, но Наруто действительно переживал из-за перемен характера друга.
— Списывать? Вовсе нет, я о нем волнуюсь. Ты заметил, он в последнее время стал улыбаться и вообще пишет ее имя на листе тетрадки. Он совсем с ума сошел.
— Эх, Наруто, это называется любовь. Ладно, хватит об этом. Пойдем, у нас пара начинается.
— Не, ну нормально, а, я сижу на лекциях, а он просто дома сидит, — проворчал обидчивым голосом Наруто, последовав за Кибой в аудиторию.
Саске и Сакура уже шли по дороге в парк. На улице не было холодно, солнышко ярко светило, придавая еще больше тепла, согревая всех жителей Токио в своих нежных объятьях, было чистое голубое небо, по которому плыли белые с нежно-розовым оттенком облака. Погода была просто прекрасной для прогулки. Молодые люди шли, держа друг друга за руки, чувствуя свое тепло от прикосновения друг к другу. Кто бы мог подумать, что у нее все будет хорошо. Саске же, иногда косил взгляд на жену. Он любовался ее улыбкой, наблюдая то, как она счастливо улыбается. Сам парень так впервые шел с девушкой, держась за руку. Раньше он ничего такого не делал. Не держал за руку, не успокаивал, не волновался, не говорил нежные слова, не говорил, что любит, а сразу же тащил в постель. А тут появление ее в его жизни, и все меняется. Причем, он был доволен такими приятными изменениями. Дома почти постоянно она, которая, хоть и ворчит, но все же его встречает, ласково и преданно смотря в глаза. Это приятно быть любимым. Это приятно самому дарить любовь, баловать ее, радовать, даже потакать капризам этой розоволосой девчонки. И вот, они наконец-то дошли до парка. Сразу было видно огромное колесо обозрения, на котором Сакура всегда любила кататься.
— Наконец-то мы дошли. Пойдем, покатаемся, — у Сакуры загорелись глаза в буквальном смысле. Саске уже даже пожалел, что пошел с ней. Он не успел ничего сказать, как она взяла его за руку и потащила во внутрь парка.
Перед ними сразу предстало много разных аттракционах. Было видно, что у Сакуры в глазах все разбежалось, и девушка не знает, что выбрать.
«Типичный ребенок, но все равно люблю», — подумал Саске, наблюдая над тем, как жена не может выбрать понравившуюся карусель. И тут она схватила его за руку, ничего не сказав, и потащила его в известном направлении только для нее самой. С ней он набегается.
Пара подошла к колесу обозрения. Хоть Учиха и скрывал это, но у него была одна фобия — высота.
— Ну, чего встал, пошли, — опять она потянула его за рукав. Они купили билеты и вскоре уже сидели в одной из кабинок.
Сидели вместе, прижимаясь к друг другу. Саске одной рукой обнял ее за плечо, а она снова почувствовала запах его тела. Вид из окна был прекрасен. Перед ними был виден весь город. Но тут взгляд девушки погрустнел.
— Вот бы эти дни никогда не заканчивались.
— Дорогая, ты чего? У нас еще вся семейная жизнь впереди, знаешь, еще сколько прекрасных дней мы проживем вместе?
— Знаю. Но будущее не дает мне покоя. Что будет потом? Этот контракт не вылезает у меня из головы. И главное, мне показалась, что Сасори что-то задумал. Что-то плохое. Это было видно по его глазам. И, зная какие у него связи, что он может сделать, я начинаю по-настоящему его бояться.
— Ну… не переживай. Я не позволю, что бы кто-нибудь обидел тебя или сделал тебе больно. Обещаю, все будет хорошо. У нас с тобой все будет хорошо.
— Я верю тебе и чувствую, что ты меня не предашь, — сказала Сакура и прильнула к губам парня. В ответ Саске крепко ее обнял, раскрывая языком губы Сакуры. Но продолжится у них дальше такая спокойная семейная жизнь? Конечно, нет, потому что кто-то обязательно вмешается в нее. И этот кто-то скоро собирается преступить к действиям. А пока, пусть они наслаждаются обществом друг друга с сладкой иллюзии беззаботности.

0

614

24 глава
Саске и Сакура весело проводили время в парке развлечений. Они покатались почти на всех убойных и опасных каруселях. Побывали в комнате страха и смеха. Во второй Сакура очень долго смеялась над отражением своего мужа в зеркале, и ее смех был таким веселым и звонким, что невозможно было удержатся, и Саске смеялся вместе с ней. С большим трудом Сакуре удалось затащить Саске на американские горки. Парень отказывался, как мог, придумывая разные отговорки и даже пытался сбежать. Просто он ужасно боялся высоты, тем более, при такой скорости. Но Сакуре удалось его туда затащить. В общем, Сакура замучила парня до такой степени, что бедолага аж взвыл, и девушка предложила прогуляться по парку, дабы насладиться прекрасной погодой и свежим воздухом.
— Саске, я есть хочу, — сказала девушка.
— Ну, вот как раз купим сладкой ваты, а хочешь — мороженое, лакрицу... — начал Учиха, но жена не дала договорить.
— Нет, я не хочу сладкое, я хочу нормальной пищи. Я сейчас готова съесть слона.
— Эмм, не надо, Сакура, — улыбнулся парень.
— Что не надо? Что не надо? Ты оглох? Я есть хочу — сейчас же! — внезапно Сакура разозлилась.
— Ну, пойдем домой, там и ужин приготовим, — Саске не понял резкого изменения настроения, но все же попытался общаться миролюбиво.
— Пупсик мой, — девушка знала, что его взбесит это ласкательное, но сказала намеренно, — твоя жена не может и не хочет терпеть ничего. А дома ничего нет.
После «пупсика» парень остановился.
— Я пуп-сик?! — теперь Учиха начал раздражаться. — Слушай, любимая, а давай без этих жутких прозвищ?
— Так, будешь пупсиком, душкой, лапочкой, короче, как назову. И хватит тянуть время — пошли в магазин за едой.
— Что это ты раскомандовалась? А? — Саске просто был возмущен поведением жены — он мог стерпеть многое, но не до такой степени.
Сакура сама себе поражалась: откуда в ней столько раздражения? Ужас какой-то. Еще минуту назад она влюбленно с обожанием смотрела на мужа, как вдруг, слабый протест и непонимание вызвали огромное желание треснуть его чем-нибудь. Она попробовала взять себя в руки.
— Любимый, ну я всегда злая и раздраженная, когда хочу кушать, — девушка провела пальцем по губам мужа, а потом поцеловала.
Саске вообще не понимал, происходящие резкие перемены настроения своей жены, но на поцелуй ответил.
Но этот поцелуй отличался от всех — он был требовательным и немножко жестоким. Так парня еще не целовала ни одна девушка, что было очень приятно. Учиха опять невольно почувствовал острое желание близости с женой.
— Умм, Сакура... еще чуть-чуть, и я поволоку тебя к колесу обозрения в кабинку, — Учиха попробовал отстраниться от Сакуры, но она лишь крепче прижала его к себе.
— Саске, а у тебя когда-нибудь был секс в общественных местах? — после этого вопроса парень замер, так как не знал: радоваться ему или пугаться такому поведению жены. — А? Чего молчишь?
Девушка отошла от него, и Саске увидел незнакомый до этого момента взгляд у жены, а он очень хорошо изучил за все время, которое они провели вместе, возможные выражения лица Сакуры.
— Кх, нет, я не эксгибиционист, — откашлялся он.
— Пупсик, пошли за провизией, — этот странный взгляд сменился обычным.
— Пупсик? Я? Сакура вот только давай без этих ласковых словечек. Они меня раздражают.
— Да как ты смеешь говорить своей любимой жене, что она тебя раздражает? — произошел очередной всплеск эмоций и, кажется, она забыла, что вокруг люди ходят.
— Я не говорил, что ты меня раздражаешь, а твои ласкательные меня раздражают. И вообще, что с тобой происходит? Может, хватит на меня кричать? — парню ее капризы уже начинали надоедать.
— Ну, конечно. Хватит отговорок!
«Или я чего-то не понимаю, или у нее началась белая горячка. Все, здравствуй белочка». Он подошел к ней и прикоснулся ладонью ко лбу — температуры не было. Это еще больше озадачило Учиха. «Нет, ну я же нормальный, ведь так? Ого, я уже сам у себя спрашиваю, может, со мной что-то не так?» Теперь он дотронулся до своего лба — нет, кожа была холодной. Такие действия вызвали недоумение и у Сакуры.
— Ты чего?
— Да так, показалось, — прошептал тот. — Что-то ты раскомандовалась, только делай это чуть потише. Люди все же ходят. Да, и без ласкательных, пожалуйста, — сказал брюнет.
— Ладно, — жена уступила. — Пошли.
Она взяла его руку, и так они шли до самого магазина, но в полном молчании. Но в магазине Сакура обиделась на Саске и сама ходила по рядам, сметая все что-то надо и все, что хотелось в тележку. А младший Учиха просто шел за ней. Нет, он бы обнял ее крепко за талию, и пара выбирала вместе, но девушка ему не разрешила. Красивые черные ониксовые глаза, но уже ненаполненные раздражением, наблюдают, как Сакура с воодушевлением складирует все-что попало в тележку. Брюнет смотрел на все это, тяжело вздыхая: во сколько ему обойдется оплата? «Она сегодня какая-то странная. Раньше она так себя никогда не вела. А может, так ведут себя все женщины, когда уже завладеют нами? Завладеют? Ками-сама! О чем я только думаю? Мной не будет командовать ни одна женщина. Даже, если я признался в любви, не позволю ей командовать мной. Если я так решил, то так оно и будет. Но говорить ей об этом лучше не стоит», — раздумывал Саске о поведении своей жены. И вот, они уже подошли к кассе, чтобы расплатиться, как она открыла свой кошелек и недовольно поморщила носик. Младший Учиха понял, в чем дело и подошел к ней в надежде, что она успокоилась.
— Что, дорогая, денег не хватает? Если ты извинишься, то я оплачу все, — лучше б он это не говорил, так как девушка разозлилась еще больше.
«Какая наглость! Просить прощение у него за то, что я его раздражаю. А вот тебе от дохлой рыбы хвост!» — девушка пододвинула телегу продуктов к мужу и направилась к выходу из магазина. Продавщица посмотрела на Саске, и тому некуда было деваться: пришлось все оплачивать.
«Видимо, она сильно на меня обиделась. Что-то сегодня она слишком раздражительная и капризная. Интересно, с чего бы это? Может из-за того, что каникулы закончились? Кто его знает, может быть. Или ей просто нравится издеваться надо мной?.. Но, как она меня поцеловала! Интересно, такие изменения только в поцелуях? Может быть это распространяется и на... Учиха! Совсем идиотом стал — жена задом вильнула лишний раз, а ты уже поплыл черт знает куда. Ай, а я так хочу бурной ночи, а не проломленного черепа, кажется, придется извинится. Нда, дашь один раз сесть на шею, так собственная жена задушит маленькими ножками приемом самбо. Тьфу!» — думал Саске.
После того, как все было оплачено, парень вышел на улицу и увидел Сакуру. Вначале взгляд был теплым и обожающим, но потом резко сменился на гневный. Она обижена, надула губки, сложила руки на груди, а подбородок старалась поднять как можно выше. Учиха опустил голову и прикусил язык — так хотелось сказать ей, чтобы не перенапрягала мышцы шеи, а то судорога сведет, а то хуже — свернет себе эту шею. Ксо, и комично, и глупо, и обидеть ее не хочется, и самому даже не обидишься. Эти движения давали понять молодому человеку, что она все еще злится на него. А потом Сакура вообще отвернулась от него и пошла, а мужу пришлось догонять ее, загруженному по самое не балуйся продуктами.
— Сакура, может, соизволишь подождать, я, между прочим, несу сам все, — попросил ее брюнет, но девушка даже не посмотрела на него, лишь ускорила шаг.
— Ладно. Я знаю: я виноват, но не понимаю в чем. Но вижу, у меня другого выбора нет. Прости меня, — выдавил из себя Саске эти слова.
Розоволосая повернулась к мужу, и ее глаза засветились от счастья, а на лице появилась лукавая улыбка.
«Он это сказал! Он извинился. Он такой милый, что не простить — его просто невозможно».
— Да ладно, я тебя давно простила, любимый. А теперь пошли домой быстрее. Ого! Лапуля моя, зачем тебе столько еды? Ты решил растолстеть? Учти: я толстых не люблю.
«Нормально. Это получается что — я пол магазина скупил? Да что с ней происходит, черт возьми? Не-е-е-е, кто-то точно ненормальный, а белочка машет хвостиком», — размышлял парень над странным поведением своей жены.
— Сакура, я же просил: давай без этих ласкательных.
— Так, не спорь со мной. Я решила сегодня устроить пир. Приглашу Ино и Сая, а ты Хинату и Наруто. Я решила, что стоит им рассказать о том, что у нас теперь все хорошо. Не отказалась бы увидеть Нара с Тем. Черт, совсем забыла, что я теперь не одна, и есть муж, извини, что не спросила у тебя предварительно.
Теперь она была дружелюбно настроена, и бешенство куда-то пропало. Да и Саске приятно удивился, что жена спрашивает его мнение, даже извиняется. Ну разве он может ей отказать?
— Сакура, а это хорошая идея, — согласился парень, который уже очень устал за сегодняшний день и почти весь вымотался.
«Отлично! Сегодня будет потрясающий вечер. Мой дорогой еще не знает, какой я сюрприз для него приготовила. Думаю, он будет рад видеть Итачи. Интересно будет посмотреть на его реакцию. Я сама не ожидала, что у Итачи отпуск. Вот и придет с женой к нам. Думаю, что Саске с Итачи есть о чем поговорить...»
Когда пара уже пришла домой, Саске поставил продукты на стол и сразу же пошел к дивану. Парень лег, пытаясь расслабиться, а Сакура осталась на кухне распаковывать продукты, но тут она увидела, что кого-то не хватает. Она посмотрела в гостиную: там умиротворенно как покойник на диване лежал Саске. Парень так вымотался, что уже практически засыпал.
«Не поняла! Спасть он вздумал. А мне, что, самой на стол накрывать? Сейчас я над ним поиздеваюсь», — коварно улыбнулась девушка и подошла к мужу.
Парень лежал, закрыв глаза. Тут в голову розоволосой пришла каверзная идея: напугать его. Она на цыпочках подошла к парню и схватила за плечо, нечаянно попадая в болевую точку, и Саске взвыл, дернулся и упал от неожиданности с дивана.
— Кс-с-с-о-о, Сакура-а-а-а!!!
Поняв, что она сделала что-то не то, девушка побежала на кухню, а за ней взбешенный Учиха следом. Забегая вовнутрь, Сакура перепрыгнула через стоящий на полу пакет, а вот Саске спотыкнулся, падая.
— Да что происходит? — он недоуменно поглядел по сторонам. — Что за беспредел такой?
— А нечего пакеты кидать где попало.
Учиха встал, потирая плечо, и подошел к Сакуре.
— Ну, дорогая, я не знаю, как ты сегодня будешь заглаживать свою вину, — кажется, сонливость прошла, сменившись игривостью, что девушка решила тут же использовать.
— Конечно-конечно, как же иначе? — Сакура подошла и села на корточки напротив мужа.
Тот тоже присел и протянул к ней руки, притягивая к себе для поцелуя.
— Я не знаю, что там насчет публичных мест, а вот кухонный стол я бы оприходовал, — прошептал он сквозь поцелуй.
Сакура усмехнулась и потянула Саске на себя, чтобы оказаться в лежачем состоянии. Девушке очень нравилось ощущать его тяжесть тела, его тепло, близость.
— А может, ну их, гостей, и устроим ужин по-семейному? — теперь его губы целовали ее шею, иногда покусывая нежную кожу, от чего Сакура обхватила Саске своими ногами, стараясь сильнее прижать парня к себе. Но тут она резко прервала поцелуй.
— Саске, как ты думаешь, у нас с тобой действительно что-то получится, и счастливая семейная жизнь уже наступает потихоньку?
Учиха улыбнулся и немножко отстранился, чтобы посмотреть жене в глаза. Опять она выглядит грустной.
— А почему нет? У нас уже получается. Ну, да, порой я хочу тебя отшлепать как маленького несносного ребенка, но... — он не договорил, так как в дверь позвонили.
— Гости, — прошептала Сакура.
— Ксо! Могу поспорить, что это Узумаки. Готовься: сейчас будут причитания и нотации.
— Угу, — девушка приподнялась на локти и опять поцеловала мужа, немножко прикусывая его губу.
Послышался громкий стук.
— Пошли, а то Наруто сейчас дверь выломает.
Это пришли Ино и Сай, Хината и Наруто.
Друзья непонимающе посмотрели на этих двоих. Хината ужасно покраснела, видимо поняла, чем занимались Саске и Сакура. Только Ино открыла рот первой.
— Ребята, мы не вовремя? — Саске уже хотел сказать, что блондинка права, но его перебила Сакура.
— Ну, вы что? Вы очень даже вовремя. Проходите, пожалуйста.
После слов Сакуры все зашли в квартиру. Ино, Хината и Сай отправились за Сакурой на кухню, а Наруто прицепился к Саске.
— Теме! Теперь понятно, почему ты на пары не пошел. Вот ты чем занимаешься целый день? А я за тебя отчитываться должен. Хотя бы помаду вытри, а? Позорище! — забубнил друг.
Саске вытер помаду и ухмыльнулся.
— Наруто, у меня уже есть совесть, точнее, была когда-то. Не завидуй. Ты лучше думай о Хинате, наверное, она ждет от тебя действий, а ты упорно не хочешь понимать каких.
— Т-ты, — Наруто стал пунцовым, — не уходи от темы, мы с Хинатой сами разберемся.
— Км, неужели, она несколько лет ждала, чтобы до тебя что-то дошло.
— Все-все, я понял, дошло, — капитулировал Узумаки.
Тут в опять раздался звонок, и Саске не хотя пошел к двери. Не посмотрев в глазок, он открыл дверь. Перед ним стоял тот, кого он меньше всего ожидал увидеть.
«Не может быть».

0

615

25 глава.
Саске замер. Широко открыв глаза, он смотрел на своего брата. Они так давно не виделись, что он перестал о нем вспоминать. Они не виделись целых десять лет после произошедшего. Тогда Саске даже не мог подумать, что у Итачи мог появиться любимый человек, он просто думал, что брат бросил его и уезжает, потому что он слабак. Именно тогда, когда Саске узнал о том, что он уехал, возненавидел его еще больше. В то же время он ужасно скучал и все отчетливее понимал, что брат во всем прав.
«Что здесь делает Итачи? Я его не приглашал. Почему мои руки дрожат, и я не могу пошевелить даже пальцем, не говоря уж о руке, чтобы поздороваться с ним? Прошло столько лет и почему именно сейчас он пытается стать частью моей жизни? Так, главное, вести себя спокойно и быть собой. Но я не знаю, что делать», - растерянно думал Саске. Итачи пришел не один. Он, конечно же, взял с собой свою жену. Рядом с ним стояла очень красивая девушка с карими глазами, взгляд которых таил в себе толику строгости. Итачи, как и Саске, был искренне поражен. Он с детства привык, что дверь ему всегда открывает его любимый маленький брат. Дверь открылась, но он не поверил своим глазам: перед ним стоял уже не тот маленький мальчик, который постоянно плакал, а сформировавшийся взрослый парень, контролирующий свои мысли и чувства. Оба брата замерли, не находя ответа, что делать дальше. Сакура внимательно наблюдала за ними и поняла, что сейчас Саске полностью растерян и надо помочь ему. Что она и сделала. Учиха подошла ближе к братьям и тем самым разрушила эту странную атмосферу.
- Ой, мы так рады вас видеть. Особенно Саске. Он так ждал вашего приезда. Правда, милый? - сказала Сакура таким звонким голосом и руками обвила руку мужа, что Саске очнулся, словно ото сна.
- Правда, - только и сказал младший Учиха, теперь уже странным и задумчивым взглядом наблюдая за своей женой.
«У нее точно "белочка". Я вообще понятия не имел, что Итачи приедет в гости. С самого утра она себя очень странно ведет», - обладатель ониксовых глаз очень волновался за поведение своей жены и не понимал, что с ней творится.
- Мы тоже рады Вас видеть, правда, Итачи? - толкнула Таюя старшего из братьев в бок, чтобы он, наконец-то , очнулся.
- А, да, конечно, как я могу быть не рад видеть моего маленького глупого братишку, - сказал Итачи и посмотрел на Саске. Младший в душе уже начал закипать. Его всегда бесило, когда брат его так называл, но он всегда пытался не показывать этого. Один лишь Наруто среди всех не выдержал и засмеялся, что разозлило Саске еще больше.
- Ха-ха! Ой, я сейчас просто лопну от смеха. Маленький и глупый Саске. Ха-ха! Полностью согласен, смешно звучит, - звонко смеялся блондин, не замечая того, как Саске на него злобно смотрел.
«Уссуратонкачи!» Я с тобой позже разберусь.
А вот Сакура этого терпеть не стала. Она подошла к Наруто и врезала ему по голове, с такой силой, что все гости ужаснулись.
- Не смейся над моим мужем. Над ним могу смеяться только я, понял? - зло спросила розоволосая, схватив блондина за воротник кофты.
- П-понял, - испуганно ответил Узумаки.
- Наруто, - обеспокоенным голосом сказала Хината и подошла к нему поближе.
«Я уж подумал, что она меня защищает, а ей оказывается и в правду нравится издеваться надо мной. Интересно, все жены такие?», - размышлял Саске, наблюдая за этой сценой.
- Не будем же мы здесь стоять. Проходите, пожалуйста, стол уже накрыт, - сказала Сакура, и все последовали за ней. До этого лежавший на полу Наруто вскочил, как только услышал слово «накрыт».
- Ура! Еда! - закричал Узумаки, схватив за руку бедную Хинату, потащил ее на кухню.
- Давай, действуй, скажи все, что хотел, - прошептала на ухо мужу Сакура, подойдя ближе, после чего подмигнула ему . Они с Таюей пошли на кухню, оставляя братьев одних. Тишина между братьями продолжалась минут пять. Итачи решил прервать ее первым.
- У тебя красивая жена, - сказал старший Учиха, совершенно не зная, что делать дальше.
- Хм. У тебя тоже, но моя самая лучшая, - в тон ему ответил Саске.
- Я и не знал, что ты так вырастешь, - произнес Итачи, рассматривая брата с головы до ног.
- Конечно, не знал. Ведь ты даже не соизволил приехать навестить меня или хотя бы позвонить, - сказал Саске уже более холодным голосом, вспомнив прошлое.
-Теперь понятно, за что ты на меня злишься, - скривил губы в улыбке Итачи. Саске это разозлило еще больше.
- А как тут не злиться? Старший брат уехал, бросив меня, когда я нуждался в нем и его поддержке. Как бы я выкарабкался, если бы не отец? А если бы отца тоже не было, ты все равно бы уехал и оставил меня. А, ну конечно, зачем тебе такой слабак! - уже сорвался на крик юноша, а Итачи со спокойным выражением лица просто стоял и слушал.
- Злишься ты совсем как раньше и как всегда кричишь на меня. Я не мог не уехать. У меня на то была причина, но я вернулся с надеждой, что ты меня простил и встретишь нормально, как брат брата. Но, вижу, все не так, как я думал. Хватит жалеть себя. Я понимаю, тебе было плохо и больно, но и ты меня тоже пойми. Я не мог просто так оставить Таюю, но и о тебе я т не забывал. Я действительно не звонил тебе и не приезжал, тебя бы это расстроило еще больше . Я знал, что отец поможет тебе и поэтому не приехал, как ты этого хотел, - закончил говорить старший брат.
Саске посмотрел на брата и, не удержавшись, крепко обнял его. Как он давно этого не делал. А ведь так просто обнять и простить. Итачи очень удивился действиям брата, но все же узнал прежнего Саске, ведь когда он приходил с работы, младший сразу же бросался его обнимать, иногда даже валил на пол с криком: «Нии-сан!». Итачи улыбнулся и обнял его в ответ.
- Итачи, прости, я просто думал, что ты уехал, потому что ненавидишь меня, я и предположить не мог, что ты уехал из-за женщины, - сказал Саске. Мужчинуеще больше удивили слова брата. Братья были так заняты собой, что не заметили, что все за ними наблюдают из кухни. Наруто вытирал слезы, а Сакура счастливо улыбалась, смотря на них. Все-таки ее план сработал.
- Ну как я могу ненавидеть родного брата? – спросил Итачи. Саске посмотрел на него так, как смотрел в детстве - сияющими глазами. Все это, конечно, хорошо, но кое-кому надоело ждать.
- Я, конечно, понимаю, что у вас теперь все хорошо и все такое, но я ужасно хочу есть. Я специально не ел, чтобы здесь поесть, а мы одних вас ждем. Может быть, пойдем уже, а? - выпалил Наруто, чем очень разозлил Сакуру. Она подошла и хорошенько стукнула ему по лбу.
- Ай, Сакура, за что? Я просто сказал правду, и все! - ныл Узумаки, потирая место удара.
- Идиот! Зачем ты их прервал? Ты что, ничего не понимаешь? - казалось, Сакура его сейчас просто убьет, но Саске оторвался от брата и подошел к жене.
- Дорогая, не кипятись, ведь Наруто прав. Я тоже хочу есть, и мы действительно задерживаем всех, - сказал Саске, крепко обняв Сакуру за талию. Ну как тут можно возразить?
- Ох, ну ладно. Как я могу тебе перечить? Итачи, Таюя, пойдемте, попробуете мой шедевр. Мы с Саске очень старались, - сказала Сакура, еще крепче сжав за руку любимого, а он просто мило улыбнулся.
- Оу. Я и не знал, что Саске умеет готовить. Ну, раз так, то я готов попробовать, - сказал Итачи. Саске немного обидело то, что его брат про него ничего не знает.
- Хм. Конечно, откуда тебе знать, чем занимается твой брат? – обиженно произнес Саске, а Сакура на него грозно посмотрела.
- Ну может, пойдем уже поедим? – задала вопрос Сакура..
- Я совсем забыл, – в кармане у Учихи зазвонил телефон, о чем-то напоминая. - Мы же пришли не одни, а с приятным сюрпризом! - сказал он и отошел от двери, впуская новых гостей. Теперь в дверях появились родители Сакуры и отец Саске. Учиха была очень рада их видеть, а вот Саске пребывал в шоке. Он, честно говоря, был не очень рад их видеть. Ведь родителям Сакуры придется рассказать, что они хотят быть вместе, и что между ними уже было. Саске застыл на месте.
«Ксо! Только не родители. Ну, блин, Итачи, спасибо. Я хотел сказать все при друзьях, я и так готовился, волновался, а теперь все еще хуже, придется это говорить при них. И почему говорить должен я? Ах, ну да, я ведь мужчина. Сейчас я жалею о том, что я не девушка. Хотелось бы, чтобы родители Сакуры обрадовались этой новости», - молился про себя Саске, собираясь с духом и подходя ближе, чтобы поздороваться с родней.
- Папа, привет.- приветственно кивнул мужчине сын - Здравствуйте, - голос у младшего Учихи слегка дрожал, он не знал как надо обращаться к родителем своей жены. .
- Привет, сынок. Итачи нам сообщил, что вы устраиваете праздник, - радостно сказал глава клана Учиха .
- Да, и мы пришли узнать, по какому поводу такой банкет, - сказала миссис Харуно .
- Повод есть. Проходите, располагайтесь, мы с Сакурой вам все расскажем.
- Милая, проводи гостей, - похоже, брюнет еще больше начал нервничать. Сакура, увидев в его глазах растерянность и замешательство, сделала то, о чем он попросил. Саске тоже, как и все остальные, хотел пойти на кухню, но его планам не дано было свершиться. В дверь опять позвонили.
«Кого еще принесло? Блин, столько народу. И почему перед всеми обо всем говорить должен именно я?», - похоже, он действительно волновался. Он никогда не говорил много слов при большом количестве людей. Учиха открыл дверь и увидел то, что его ужаснуло еще больше. Перед ним стояли почти все их знакомые: тут были Тен-Тен и Нейджи, которые совсем недавно начали встречаться, Киба и его верный пес Акамару, Джерджи - друг Саске и большой любитель поесть, Темари и Шикамару.
- Привет, мы пришли, как и обещали! - сказала Тен-Тен за всех, а Саске удивился еще больше.
- Обещали? Кому? Я вас вроде не звал… - растерялся Учиха-младший.
- Вот именно. Тоже мне, друг, называется. Твоя жена нас позвала. Поэтому мы пришли веселиться. Так что, будь добр, впусти нас в квартиру, - возмутилась Темари, давая понять, что она обиделась на Учиху.
«Ну, Сакура. Дорогая моя, я накажу тебя сегодня ночью за все это сборище. Ты меня будешь умолять не останавливаться», - думал Саске, составляя план мести.
Сакура прибежала к пришедшим гостям.
- Приветик! Как я рада, что вы пришли. Ну, что ж, проходите, пожалуйста, стол уже накрыт, - «предложила зеленоглазая и показывая им дорогу. Она хотела пойти с ними, но Саске схватил ее за руку и повел в ванную.
- Милая, может быть, объяснишь, что это такое? - парень чеканил слово за словом.
- Дорогой, ты чего? Все просто прекрасно. Видишь, сколько гостей, и все они пришли к нам! - сказала Сакура и посмотрела на мужа. Он был в гневе.
- Сакура, зачем ты их всех пригласила? Мы же договаривались, что только Ино и Сай, Хината и Наруто. Тебе их мало?
- Да ладно тебе. Такая новость! Думаю, и родители будут рады ее услышать, - с улыбкой сообщила юная Учиха, а вот парня это разозлило еще больше.
«Она, что, издевается?», - крутилось в голове младшего Учиха.
- Сакура, все родные - это, конечно, хорошо. Но говорить то все мне! Я никогда в жизни не Я никогда в жизни не ораторствовал при большом скоплении народа, тем более при родных людях много слов при скоплении народа, тем более при родных. Ты, что, хочешь, чтобы я опозорился при них?
- Так вот о чем ты волнуешься. Не переживай так. Ведь я же буду рядом и если что помогу тебе, - сказала Сакура. Сейчас она вела себя так спокойно, что и парню немного полегчало.
- Знаешь, твои слова успокаивают. Но мне нужно кое-что еще, - снамекнул Саске, обдавая её шею своим горячим дыханием.
- И что же это? - спросила зеленоглазая, уже догадываясь, что он от нее хочет.
- Только поцелуй. Один поцелуй. Тогда я скажу, что угодно при всех.
- Ты скажешь при всех, что любишь меня. И только тогда я тебя поцелую.
- Глупенькая.Я так и собирался сделать, но никак не получается. А вот твой поцелуй поможет мне, - сказал обладатель ониксовых глаз, одной рукой гладя коротенькие волосы жены, и почти приблизив свои губы к ее устам.
- Я согласна так тебе помочь, - согласилась Сакура и впилась в любимые губы, жадно его целуя и углубляя поцелуй все больше углубляя поцелуй. Саске такая резкая перемена в поведении, жены очень понравилась. Хоть бы у них все не дошло куда дальше и хоть бы он

0

616

Глава 26.
Какое прекрасное чувство любовь. Ведь так хорошо на душе, когда чувствуешь губы любимого человека, чувствуешь каждую частичку его души. Именно сейчас такое чувствовал Саске. Такое новое, странное чувство. Раньше, когда брюнет целовал других девушек, он такого не чувствовал. Он хотел почувствовать только своё удовлетворение. А сейчас что-то совсем новое и необычное. Учиха никогда даже представить себе не мог, что влюбится в девушку с очень стервозным характером и будет сходить от неё с ума. Если бы ему кто-нибудь раньше это сказал, он обязательно посмеялся бы над этим и подумал, что это глупости. Но сейчас Саске больше не думает, что это глупо. Теперь для него это очень важно. И он собирается сделать все, чтобы сохранить это чувство надолго или даже навечно. И ему плевать, что об этом думают друзья или родственники, главное, что об этом думает он и она. Сакура чувствовала то же самое, что и муж. Но с самого утра девушка сама не знала, что с ее поведением. То она спокойная, то капризничает. Такое поведение обычно у нее бывало, когда критические дни, но это совсем не то. Над этим бывшей Харуно придется долго думать и гадать, что с ней творится. Она наслаждалась прикосновением его губ. Такие мятные, холодные, так и хочется их облизать и укусить. Странное желание? Но так хочется это сделать. Вдруг Сакура почувствовала теплые руки у себя под кофтой, и ее как будто током шандарахнуло. Розововолосая на мгновение перестала целовать брюнета и удивленно посмотрела на него. Саске же ничего не понял. На него удивленно и с неким упреком смотрели любимые ярко-зеленые изумруды.
-Сакура, ты чего? Тебе что-то не нравится?- парень говорил немного невнятно, его немножко испугало злое лицо жены.
-Конечно, не нравится. Нас гости ждут, а мы вместо того, чтобы идти стоим здесь, - снова эти странные перемены настроения: сейчас у девушки появилось некое чувство раздражительности.
-Подождут, они никуда не денутся. Просто ты сегодня так соблазнительно выглядишь, что я хочу тебя прямо здесь,- проговорил Саске, горячим дыханием обжигая ее шею.
-Так, ты и остался таким же извращенцем. Только о сексе и думаешь. Пытаешься избежать своего признание при всех? Э нет, милый мой, не получится. А если ты сейчас не пойдешь со мной, то ночью ничего не жди. Или вообще лягу отдельно от тебя, понял?- сказала розоволосая слегка злым голосом.
-Милая, с чего ты взяла, что я извращенец? Я - нормальный, это ты вбила себе в голову эту мысль. И я не думаю о сексе, я думаю о нашем будущем и о тебе. Почему ты мне не веришь?
-Верю, не верю - сейчас не это главное. Пошли к гостям, а там будь, что будет.
-Но, - уже хотел было возразить Саске, но Сакура сильно сжала его руку и они вышли из ванной.

Гости сидели в мирной тишине и ждали, когда же придут виновники торжества. Наруто пытался поесть, но Хината не разрешала ему. Другого выбора у него не оставалось, как ждать, пока они придут. В скором времени в кухне появились Саске и Сакура. Юная Учиха с гордо поднятой головой прошла вперед и села на свое место. Саске же просто стоял на месте и пытался сосчитать, сколько народу к ним пришло. Его сводило с ума, когда много глаз на него смотрели.
«Так спокойствие, только спокойствие. Куда же делось мое хладнокровие и уверенность? С каких пор я стал таким мягким и превратился в тряпку? Ксо! Если бы я остался таким же, как и раньше, то все было бы нормально. Видимо другого выхода нет, как сказать всем. Они все на меня смотрят. Только сейчас заметил, что у моего отца такие же глаза, как у меня и Итачи. А у отца Сакуры - её глаза. Так, я уже отвлекся»,- раздумья младшего Учихи прервал звонкий голос его друга.
-Ну, наконец-то вы пришли. Теперь можно и поесть. Всем приятного аппетита, - крикнул Наруто и принялся за еду, забыв про всех гостей.
«Он как всегда в своем репертуаре. Этот добе с самой школы не изменился. И не думает меняться»,- Саске тяжело вздохнул и прошел на свое место.
-Наруто, давай послушаем, что Сакура и Саске-кун скажут. Ведь так не прилично,- напомнила ему Хината, проговорив это дрожащим голосом.
-А, ну раз ты так просишь, то ладно. Мне самому интересно, - ответил блондин. На самом деле ему было обидно, что его прервали во время еды.
Все глаза мигом уставились на Сакуру и Саске. Учиха уже начал нервно теребить пальцами по столу.
-Мы хотели вам сообщить, ради чего вас позвали сюда. И это все расскажет Саске,- зеленоглазая сразу перевела все стрелки на мужа. Поскольку сама уже чувствовала неуверенность. Саске не довольным и холодным взглядом посмотрел на жену, давая понять ей, что она зря это сделала. Его взгляд был прям, как тогда, когда она в первый раз вошла в кабинет и увидела его глаза. Сейчас у него был такой же взгляд - холодный и раздражительный. Саске со страхом в глазах посмотрел на гостей. Сразу столько глаз смотрели на брюнета и все разными цветами, хотя некоторые были одинаковые. У младшего Учихи появилось такое чувство, что его сжали изнутри и не хотят отпускать.
«Ужас. Все они смотрят на меня. Я больше так не выдержу. Абсолютно все, даже Итачи. Я не хочу, чтобы он до сих пор считал меня слабаком. Я не слабак, я не тряпка. Соберись. Где же твоя уверенность? Просто сказать. Ведь это так легко. Тем более со мной Сакура, мне не страшно. А ну соберись, тряпка, хватит думать о плохом и навязывать себе. Просто сказать. Я не хочу опозориться при Итачи. Он наверняка думает, что я изменился. Я не хочу опозориться при ком-либо из них, а главное перед Сакурой. Ну же, пришел мой черед. Сейчас я все скажу. Боже, я впервые скажу такое. Чувствую себя полным идиотом и одновременно самым счастливым человеком. Никогда бы не подумал, что вся эта авантюра закончится таким поворотом», - на этом мысли самого младшего в семье Учиха закончились. Брюнет встал со стула. Еще раз он посмотрел на всех присутствующих и глянул на Сакуру уже обеспокоенным взглядом. В ответ ему Учиха уверенно кивнула, давая ему понять, что пора действовать.
-Теме, мы все тебя ждем. Говори уже, я устал ждать, - устало и рассеяно произнес Наруто, на что Сакура отреагировала грозным взглядом в сторону Узумаки, а Хината - обеспокоенным.
-Наруто, кретин! Дай ему сосредоточиться,- закричала Сакура и угрожающе показала ему кулак. Узумаки сразу понял, что ляпнул лишнее, потому он побледнел и решил помолчать. Саске, набрав в груди побольше воздуха и после, выдохнув все как тяжелый груз, все-таки начал говорить.
-Мы собрали вас всех для того, чтобы сообщить вам одну новость. Как вам всем известно, наш брак сначала был фиктивным, - все, кроме родителей, были в шоке. Они ведь думали, что пара по-настоящему поженилась.
-Что? Фиктивный? Вы шутите?- спросила удивленная Темари. На самом деле половина друзей знали об этом браке.
-Нет, я не шучу. У нас, действительно, был фиктивный брак, который должен был закончиться через год. Но за это время произошло много событий. С того времени, как в моей жизни появилась Сакура, моя жизнь круто изменилась. Я хочу сейчас сказать самое главное, я люблю ее и хочу, чтобы наш брак стал настоящим. И если вы думаете, что я вру, то вы ошибаетесь. Я люблю ее, пусть она и полная стерва, и настоящий ребенок, но я так решил, а мое решение не изменяется. И еще я должен сказать, что между нами было кое-что, и поэтому я просто обязан на ней жениться как можно быстрее, - все присутствующие были просто в шоке. Такие слова услышать от Саске - это что-то новенькое. Сакура шокированными глазами смотрела на мужа, не веря, что он это говорит и не играет.
«Саске, действительно, так сказал? Он сказал это? Он любит меня? И по его лицу можно сказать, что это правда. Но одно меня раздражает - он сказал, что я стерва и ребенок. Снова это сказал. Но я рада от него это услышать. Я уже думала, что никогда не услышу от него таких слов. И он сказал это при всех. Я прямо горжусь им. Раз он сказал, тогда и я скажу. Скажу все, все до самого конца»,- и тут Сакура встала со стула, и все внимание сразу перешло на нее. Она уверенным взглядом посмотрела на всех. Саске смотрел на нее и не знал, что она сейчас собирается делать.
«Этот взгляд. Она полностью уверенна в себе. Значит сейчас она, что-то сделает. Но что?», - молодому человеку оставалось только гадать о действиях своей жены.
И тут Сакура перевела свой взгляд на Саске. Учиха не понял в чем дело и тупо уставился на нее. Через пару секунд он почувствовал вкуса шоколада на своих губах. Снова этот вкус. Теперь понятно, что она задумала. Она просто поцеловала его при всех. Этим действием она давала ему понять, что благодарна за его слова. Саске сначала был в шоке от ее действия, но потом еще покрепче обнял ее за талию и углубил поцелуй. Все наблюдали за этой картиной.
«Я так и думал, что все так закончится. Я знал, что Сакура изменит тебя в лучшую сторону. Ведь она так сильно похожа на твою мать. Я счастлив за тебя, Саске. Надеюсь, ты снова научишься улыбаться. С того самого события я и не видел твою улыбку, а была только ненависть и злоба в твоих глазах. Своим изменением ты стал пугать и меня. Я, твой отец, не имел понятия, что с тобой происходит. Но теперь ты стал другим. И я рад это знать», - думал Фугаку с улыбкой на лице, смотря на своего сына.
А вот в отличие от старшего Учихи, Хиаши был не очень рад. Он всегда считал Сакуру доброй и невинной девочкой. Но не имел понятия, что она так быстро вырастет. Ему не понравилось то, чем занималась его дочь. Он боялся того, что кто-нибудь предаст и обидит ее. Потому что он знает, что она этого не переживет. Нет, Харуно, конечно, рад за них, но он не до конца доверяет Саске. Не смотря на то, что это сын его лучшего друга. Сара, заметив замешательство мужа, просто прижалась к его руке, прекрасно зная, что его это успокаивает. Она сама не очень-то и доверяла младшему Учихе. Но ради дочери можно и поверить. Главное, чтобы она была счастлива.
Через несколько минут эта прекрасная идиллия прекратилась. Саске и Сакура перестали целоваться, а всё потому, что Сакура заметила грозный взгляд отца. Они сели на место, совсем не понимая, что ему не понравилась. Юная Учиха смотрела на отца и не могла понять, о чем он думает и что его злит.
«Что не так? Все же хорошо. Тогда почему у папы такой взгляд. Я знаю этот взгляд. Это означает, что ему что-то не нравится. Но что? Он смотрит на Саске. Понятно. Он думает, что Саске предаст меня и бросит. Оставит одну. Сначала, я тоже так думала. Но теперь, после этого его признания, я уверена на все сто процентов, что он без меня даже день прожить не сможет. И я также. Надо действовать пока папа все не испортил»,- Сакура прекрасно знала своего отца. Когда она знакомила его с Сасори, было то же самое. В результате после этого Сакура и Сасори поссорились. Но здесь совсем другая ситуация.
-Папа, что-то не так? Я ведь тебя знаю. Ты думаешь, что Саске может предать меня? - серьезным тоном произнесла Сакура, так что у Учихи мурашки по коже побежали. А все присутствующие гости просто сидели и слушали, боясь сказать, что-нибудь лишнее. Даже Наруто молчал.
-Да, ты права. Я, действительно, не доверяю ему. Пусть он и сын моего лучшего друга. Я хочу убедиться, что он, действительно, тебя любит и не предаст, как это сделал предыдущий твой парень, - Саске очень разозлился. Он как будто закипел внутри.
«Ксо! Как он смеет сравнивать меня с этим Сасори? Я не собираюсь предавать Сакуру. Я и не собирался этого делать. Как он смеет мне не доверять?»
- Я же сказал. Я не предам вашу дочь. Я выбрал ее, потому что так велело мое сердце. Тем более, зачем вы тогда подписали этот контракт, если думаете, что я ее предам? Я уверен вы думали обо мне совершенно по-другому. Не сравнивайте меня с ним и не думайте, что я тоже такой, - казалось, что Саске сейчас сорвется на крик, но после этого он просто замолчал. Итачи наблюдал за братом с гордостью, не веря, что это тот самый мальчик.

«Ты смог сказать в лицо человеку все, что думаешь и как считаешь. Раньше ты не мог такого сделать. А сейчас ты другой. Я же тебе говорил, что любовь изменит тебя и сделает прежним», - Итачи был просто восхищен новым характером своего брата. С каждой секундой атмосфера за столом накалялась.
-Ладно. Ради Сакуры я поверю тебе. Но если ты ей изменишь или обидишь ее, то будешь иметь дело со мной, - грозно сказал Хиаши, ругая Саске как собственного сына.
-Если это произойдет, то я сам себя убью. Можете не волноваться, она в хороших руках,- сказал младший Учиха, после чего обнял одной рукой талию своей жены.
-Ну, может быть, приступим к еде. А то уже наверняка остыла, - произнесла Учиха, и все с ней согласились.
Вечер прошел просто замечательно. Отец Сакуры попросил у Саске прощение. Оказывается, Саске скоро станет дядей. Таюя уже была на 3 месяце беременности. Как Саске и обещал Сакуре - они устроили соревнование "У кого вкуснее блюдо?". В итоге Саске уступил победу Сакуре, но сам все равно думал, что он готовит лучше. Они обсуждали за столом, как будет проходить их свадьба. У каждого было разное мнение и разные потребности. За этот вечер все гости, пришедшие к ним, сдружились, несмотря на то, что некоторые даже не общались. Сакура подумала, что это были самые счастливые каникулы в ее жизни, ведь она встретила Саске. И ей теперь нечего не надо кроме любви.
И вот, после того как все гости разошлись, Саске подошел к Сакуре, которая убирала со стола, и крепко обнял ее за талию.
-Прекрасный вечер, правда? Никогда не думал, что с друзьями и с родными так весело проводить время.
-Ну, теперь привыкай. Да, вечер просто великолепный. Знаешь, это самые лучшие каникулы в моей жизни, - сказала Сакура, протирая посуду.
-Почему?- только и спросил младший Учиха, прижимая к себе жену.
-Потому что я встретила тебя. Знаешь, а я счастлива. Я рада, что рядом со мной ты. Надеюсь, то, что ты сказал моему отцу - правда, и ты не оставишь меня одну. Я не хочу быть одной, - грустно проговорила Сакура, чувствуя, что сейчас у нее побегут слезы.
-Какая же ты у меня глупая. Как я могу оставить тебя после того, что между нами было? Или ты забыла ту ночь? Кстати, на чем мы остановились?- прошипел Саске, чувствуя, что он возбужден.
- Ты все-таки остался таким же извращенцем.
-Люби меня таким, какой я есть. Или ты не хочешь?- он облизал языком ее шею.
-Не дождешься. Я очень хочу,- произнесла Сакура. После чего повернулась и вцепилась ему в губы страстным поцелуем. Саске только улыбнулся сквозь поцелуй и расстегнул ее кофточку.

0

617

Лука написал(а):

а сколько ты глав читала?может я смогу найти?

Я прочла 7 глав(это все что было на НК)

0

618

RedSam написал(а):

Я прочла 7 глав(это все что было на НК)

там ещё есть ,я тоже там прочитала 14 глав

0

619

Человечек=*
я читала,но не все главы
а что этот фанфик дописали?

0

620

этот фанф уже давно сюда выствавили и еще бонусы к нему)))))
дачный сезон дописан тоже)

0


Вы здесь » [Аниме это жизнь] » По Наруто » Сакура и Саске


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC