[Аниме это жизнь]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [Аниме это жизнь] » По Наруто » Сакура и Гаара <


Сакура и Гаара <

Сообщений 21 страница 40 из 51

21

Продка к фику останься со мной
Глава 5. “Де жа вю”

- Гаара, так нельзя! Ты же совсем себя угробишь… - сестра совсем не могла понять, как можно неделю ничего не есть, даже если не хочется.
- Странное обращение к тому, кто уже был в гробу…
- Дурак! Тебе что, там понравилось?!
- Не очень, но я правда не хочу есть. – терпению и спокойствию Казекаге мог позавидовать сам Саске. Песчаный уже полчаса выслушивал лекцию Темари, а до этого он слушал проповеди Канкуро, и выражение его лица до сих пор не изменилось.
- Но Гаара…
- Я устал.
- Я вижу!
- Тогда сделай выводы и воплоти их в действие…
- Я твоя старшая сестра!
- Завидуешь моей молодости?
- Издеваешься?
- Даже не начинал…
- А с Сакурой ты так же обращался?!
Гаара на секунду замер, но потом спокойно ответил.
- Не твоё дело.
- А ты знаешь, что она своего Саске любит до сих пор?
- Того красноглазого при… лучшего друга Наруто?
- Именно.
- Мне все равно… - сказав это, Казекаге задумался, - “А ведь и правда… Несмотря на то, что Саске ушёл, она все равно продолжает его любить… Но я же для неё тоже что-то значу… Её глаза не могли врать, как и улыбка…”
- Ну, что?
- Уйди, Темари.
- Нет проблем. – пожала девушка плечами. – Я в тебя верю, ты знаешь…
Гаара только услышал звук захлопнувшейся двери. А ведь Темари была права, неделю Казекаге почти ничего не ел. Да и еще много всего не делал. А как можно было что-то делать, если перед глазами все время была её улыбка, в ушах – её смех, а на щеке, то невинное прикосновение… Гаара хотел снова увидеть Сакуру и больше уже никуда не отпускать, но у неё в сердце до сих пор была первая и несчастная любовь… Такие чувства если и проходят, то не сразу, а девушка не забывала Саске уже три года. “Так странно… девушка, которая пронеслась в моей жизни быстрой молнией, с нежно-розовыми волосами и глубокими зелеными глазами, занимает все мои мысли… - думал Казекаге. – Значит, раньше я был действительно чудовищем, раз не оценил её еще тогда, три года назад, на экзамене чунина… Но это сейчас уже не важно…”

- Сакура, пригнись!
- Черт!
- Тебя не задело?!
- Нет! Справа!
Девушка метнула сюрикен в сторону противника из деревни Звука. Тот увернулся и метнул в неё кунай. Наруто уже использовал своих клонов для атаки еще двух вражеских шиноби. Вскоре небольшая стычка была закончена. Сакура подошла к блондину и залечила ему неглубокий порез.
- Спасибо. – поблагодарил он девушку, и вдруг увидел у торчащий у неё в спине среднего размера сюрикен. Вдруг его напарница упала на колени.
- Черт…
- Сакура, у тебя в спине…
- Я уже чувствую… там… яд… вытащи… - Сакура начала терять сознание. Наруто резко выдернул отравленное оружие и подхватил подругу на руки. “До Конохи два дня пути… - рассуждал он. – Страна Ветра намного ближе… Думаю, это не совсем счастливый случай навестить Гаару, но другого выхода нет…”
- Держись, Сакура… - прошептал парень, набирая скорость. – Все будет в порядке, и наплевать, что ты завалила своё первое задание за месяц!

Сквозь сон, Сакура услышала чей-то тихий шепот и почувствовала, что кто-то нежно гладит её руку, тем самым передавая ей тепло.
- Она уже приходит в себя?
- Думаю, да. Как же ты так не уследил?
- Сам не знаю… Мы их всех завалили…
- Так же как и задание… - тихий ехидный смешок.
- Сейчас это меня мало волнует!
- Не кричи так, разбудишь… - в голосе проскользнула нежность и Сакуре показалось, что она чувствует на себе, полный ласки, взгляд глубоких бирюзовых глаз. Девушка почувствовала, что начинает краснеть. – Что-то слишком много в наших окрестностях развелось всяких ниндзя с отравленным оружием… Надо бы пойти и утопить их всех в песчаной гробнице…
- Что-то ты злобный… - усмехнулся Наруто. – Лично я им, в какой-то степени, благодарен, потому что наконец-то с тобой повидался. Да и Сакура, наверное, тоже будет рада тебя видеть, когда очнется…
Гаара опять посмотрел на розоволосую девушку и улыбнулся. Наруто удивленно посмотрел на друга, а потом вышел из палаты, пояснив это тем, что хочет кое-что передать Темари. Казекаге кивнул и переключил все свое внимание на Сакуру. Он смотрел на неё точно так же как и в тот раз, месяц назад, внимательно разглядывая каждую деталь её тела. В конце концов, Казекаге не выдержал и, сев рядом на кровать, провел кончиками пальцев по лицу девушки. Сакура немного приоткрыла глаза и тихо сказала.
- Снова пользуетесь моим беспомощным положением, Казекаге-сама..? И вам не стыдно?
Гаара убрал руку и снова улыбнулся.
- Ничуть, даже если ты меня изобьешь за это…
Сакура села в кровати, и её лицо оказалось напротив лица песчаного. Так близко, что их губы чувствовали теплоту дыхания друг друга.
- Я очень скучала… - едва слышно прошептала девушка.
продолжение пятой главы
Казекаге протянул руку и, обняв Сакуру за талию, притянул к себе. Их губы почти соприкоснулись, как вдруг в сознании девушки промелькнули равнодушные черные глаза. “Саске-кун..!” – эти слова чуть не сорвались с её губ. В последний момент Сакура убрала голову и уткнулась Гааре в плечо. Парень слегка растерялся, и лишь крепче прижал к себе девушку, боясь, что она сейчас растворится в потоке своих мыслей. “Теперь я понял… Она просто боится… Боится нового чувства, которое начало разрушать старое. – подумал Гаара. – Я боюсь причинить ей новую боль, но она сама должна разобраться в себе и преодолеть свой страх…”. Внезапно распахнулась дверь, и в палату вошел Наруто. Увидев обнимающихся друзей, блондин замер и медленно проговорил:
- Я, наверное, не вовремя…
Сакура, как только услышала голос напарника, резко вырвалась из объятий песчаного.
- Наруто, это не то, что ты подумал… - осторожно сказала она, пытаясь угадать реакцию парня.
- Было бы хорошо, если это так… Тебе уже лучше, Сакура-чян?
- Да, но чакра еще не восстановилась…
- И яд вывели из крови не до конца. – продолжил за девушку Гаара. Сакура мельком взглянула на него и виновато посмотрела на Наруто. Блондин выглядел расстроенным и смотрел в пол.
- Ну, тогда я пойду… не буду мешать… - буркнул он и громко хлопнул за собой дверью. Сакура хотела уже вскочить и бежать за другом, но Гаара оказался быстрее и снова уложил её на кровать. Как в тот раз.
- Что, снова приставишь ко мне охрану? – прошептала девушка.
- Нет, буду охранять лично.
Сакура отвернулась к стене и закрыла глаза. “Ничего не хочу… Совсем запуталась… А теперь еще и Наруто обиделся..! А Гаара… – пронеслось у неё в голове. – Мне так хотелось его поцеловать, ведь я так соскучилась… Но кто он для меня теперь? Друг..? Может быть это любовь..? Но это же невозможно… я люблю Саске… Ведь люблю..?” Сквозь свои путающиеся мысли, девушка услышала щелчок замка на двери. Сакура бросила безразличный взгляд на запертую дверь и уткнулась в подушку. “Ну и наплевать. С Наруто помиримся и завтра же уедем. И больше я никогда не увижу никаких Казекаге с красивыми бирюзовыми глазами и нежными руками… или все же увижу? Но я люблю Саске… Саске… Ведь люблю?! Да, я обязана его любить… Ведь я люблю давно и… а почему обязана?” – с этими сомнениями девушка провалилась в сон.

В середине ночи, Сакура проснулась и подошла к окну. Все тот же поток сомнительных мыслей никак не желал выходить из головы и сформироваться в какое-либо решение. На подоконнике было достаточно прохладно, несмотря на то, что в Песках днем почти жарко, ночью дует холодный ветер. “И никого нет рядом, кто бы мог накинуть на меня плащ… – подумала девушка. – Может, стоит пойти пройтись хотя бы по дому? Заснуть я точно уже не смогу…“
Сакура встала и, подойдя к двери, дернула ручку. Дверь оказалась открыта. “Значит, все-таки не запирал.” – отметила она про себя, выходя в коридор. Куда идти девушке было неважно, но что-то снова потянуло её в сторону кабинета Казекаге. Возле него Сакура остановилась, но потом, резко отвернувшись, пошла дальше по коридору. Она шла вперед, в темный коридор и вдруг упала на колени от резкой боли в районе сердца. Сакура оперлась на локти и крепко стиснула зубы. Боль медленно начала отступать. Розоволосая привстала и прислонилась к стене, тяжело дыша. “Наверное, яд так действует… зря я вышла из палаты…”
- Сакура..?
Девушка подняла голову и увидела перед собой Гаару, который вышел из-за двери, возле которой она сидела. Вид у него был обеспокоенный.
- Наверное, у меня бессонница… - тихо сказала Сакура, опуская голову в колени. – Прости, если помешала…
Казекаге присел возле неё и осторожно убрал чёлку с её лица.
- Что-то случилось?
- Нет…
Снова резкая боль и девушка упала парню на руки, судорожно глотая воздух.
- Пойдем.
Гаара осторожно поднял её и понес в свою комнату. Там он положил Сакуру на шелковые простыни и прислонил руку к её лбу.
- Вроде все в порядке… - неуверенно сказал он.
- Просто голова закружилась… - тихо ответила Сакура. – Прости еще раз… Я, наверное, пойду?
Последние слова она сказала просто для вида. Уходить не хотелось, да и розоволосая сомневалась, что вообще дойдет до своей комнаты без приключений. Гаара тоже понял это и улыбнулся.
- Если ты не против, то я лягу рядом..? Спать хочу.
Сакура кивнула и перевернулась на другой бок. Гаара лег рядом с ней, накрыв их одной простыней. Розоволосая лежала и вслушивалась в его мирное дыхание. Спиной она чувствовала тепло, которое исходило от парня, поэтому не выдержала и, запихнув свои мысли куда подальше, развернулась и прижалась к песчаному. Уже засыпая, девушка почувствовала его улыбку и теплую руку у себя на талии.

Глава 6. “Начало неприятностей”

С утра у Наруто было плохое предчувствие и не менее плохо настроение. Всю ночь ему не давала покоя та сцена в палате. “Гаара и Сакура… Неужели между ними что-то может быть? Но, как и когда что-то могло произойти? – мрачно размышлял парень, не спеша одеваясь. – Если только в тот раз, когда её Темари и Канкуро нашли… Она провела здесь неделю, даже больше, может быть за это время… Не может быть! Сакура не такая!”. Мысли о том, что его напарница и самый близкий человек, могла за неделю так сблизиться с песчаным, подвергла Наруто в шок. “Хотя может быть я и ошибаюсь. Просто Гаара с ней подружился и соскучился… А лучше все у самой Сакуры спрошу!” – решил блондин и направился в комнату, где должна была быть девушка. Но, распахнув дверь в палату, он никого не увидел. “Странно… Значит, ей уже лучше, раз она куда-то ушла”. Наруто вышел из комнаты и нос к носу столкнулся с Темари.
- Темари-сан! А где Сакура?
Песчаная удивленно посмотрела на парня.
- Без понятия… Может с Гаарой где-нибудь гуляет..? В прошлый раз, я их на крыше нашла.
- На крыше?! Что они там делали?!
- Это уже не моё дело, – улыбнулась девушка и пошла по своим делам.
Наруто кивнул и решил сначала поискать друзей на улице. Но только он протянул руку, чтобы открыть входную дверь, как последняя резко распахнулась, и парня сшибло с ног. Когда он поднял свои голубые глаза, то перед ним стояла…
- Доброе утро, тетя Тсунаде… Что вы тут делаете?
- Нет, это я хочу спросить, что ВЫ здесь делаете?!
Хокаге была так рассержена, что её глаза метали молнии, и Наруто испугался, что теперь Казекаге придется искать себе место в гостинице, ибо его дом может превратиться в руины, а лучше сразу переезжать на кладбище. Блондин встал и попробовал улыбнуться.
- Мы… ну… Во время задания…
- Что, снова?! Где Сакура?!
- Э… - замялся парень.
Вдруг Тсунаде бросила презрительный взгляд на лестницу.
- А ты ответишь мне, где ваш Казекаге! Я очень хочу его видеть!
Наруто обернулся и увидел Темари. Песчаная ни спеша, спустилась по ступенькам и подошла к Тсунаде почти вплотную.
- Во-первых, несмотря на то, что мы находимся в союзе с Конохой, никто и ничто не даёт вам право так врываться в наш дом.
Тсунаде побледнела от такого ответа, Наруто интуитивно сделал несколько шагов назад. Темари невозмутимо продолжила.
- Во-вторых, вы должны быть дважды нам благодарны за спасения вашей ученицы. И…
- Да что ты себе позволяешь, девчонка?! – заорала Хокаге и замахнулась для удара, как почувствовала, что её руку плотно обхватил песок. – Что за..?
На лестнице стоял Гаара.
- Я думаю, что моя сестра абсолютно права, а вам не стоит заходить так далеко… - он выразительно посмотрел на “тяжелую” руку Пятой. – Сакура находится в медицинском кабинете под наблюдением врачей. Если вы хотели о чем-то со мной поговорить, то пройдем в мой кабинет.
Казекаге смотрел на Хокаге уверенно и спокойно. Наруто невольно ему позавидовал и сразу проверил реакцию Тсунаде. Та бросила на парня убийственный взгляд, потом перевела его на Темари и подошла к лестнице.
- Сначала я хочу увидеть Сакуру. – сказала она Гааре.
- Хорошо. – ответил Казекаге и они последовали в палату девушки.

Когда Хокаге зашла в комнату, Сакура лежала на кровати и читала какую-то книгу. Увидев свою учительницу, девушка резко села и удивленно на неё уставилась.
- Здравствуйте, Тсунаде-сама. А что вы здесь делаете?
Женщина села на край кровати и внимательно посмотрела розоволосой в глаза.
- Вы с Наруто пропали на задании, а потом мне сообщили, что ты ранена и находишься здесь. Я решила приехать лично, чтобы забрать тебя.
- Но разве у вас нет более важных дел? Со мной уже все в порядке и мы с Наруто собирались…
- Я не хочу быть должницей деревни Песка.
После этой реплики, Сакура поймала немного рассерженный взгляд Гаары.
- Ты пока собирайся, а я пойду, поговорю с Казекаге. Если что, то отряд АНБУ ждет у входа в деревню.
С этими словами Тсунаде встала и вышла. Гаара еще раз взглянул на Сакуру, вид у которой был совершенно расстроенный, а потом вышел вслед за Пятой.

Зайдя в кабинет к Казекаге, Тсунаде устало опустилась на стул. Гаара сел за свой стол напротив и сплел пальцы на руках, внимательно смотря в глаза Хокаге.
- Я вас внимательно слушаю.
- У тебя саке нет? - без особой надежды спросила санин.
Парень удивленно на неё посмотрел. “Буквально десять минут назад эта женщина чуть не ударила мою сестру, а сейчас спокойно просит саке! Интересно…” - пронеслось у него в голове.
- Нет.
- Жаль… очень жаль.
- Кажется, вы очень хотели со мной поговорить… Если это все, что вы хотели спросить…
- Нет, не все. – довольно грубо прервала Казекаге Тсунаде. – Я хотела с тобой поговорить о Сакуре.
- Я слушаю.
- Я бы не хотела, чтобы вы больше виделись с ней.
- Наши встречи происходили не по нашему желанию, а по серьезным обстоятельствам.
- Тут ты прав, но видимо после этого вам захочется встречаться почаще и уже по личным делам.
- Я не понимаю, на что вы намекаете.
Тсунаде усмехнулась.
- А что тут непонятного? Она ведь тебе нравится, разве нет?
- Это имеет какое-либо отношение к вам?
- А ты, наверное, полагаешь, что нет? Ошибаешься, Казекаге. Я не хочу, чтобы моя деревня потеряла своего лучшего медика, разумеется, после меня. Но и это не главная причина.
- Скажите, к чему ведет этот разговор?
- К тому, - Тсунаде встала. – что Коноха не хочет иметь дело с Суной как можно дольше. Я не могу разорвать союзный договор по личным причинам, но формально считай, что его нет.
Гаара вскочил со своего места.
- Я не буду у вас спрашивать о причинах, но скажу, что это глупо.
- Мне неважно твоё мнение, мальчишка. Каким-то чудом тебя спасли с того света, но это не значит, что тебе можно все.
Гаара не знал, что сказать. Он просто стоял и злобно смотрел на Хокаге. “Мне кажется, или у неё действительно такие грустные глаза? – заметил Казекаге. – Значит, она сама не хочет того, что говорит? Странно все это…”
- Почему вы говорите все это..? Разве вы сами этого хотите..?
- Мои причины не должны тебя волновать. Я сделала решение. И твоей сестры это тоже касается. Я больше не хочу видеть её в Конохе.
- Вы думаете, что любовь так легко победить? Вашими непонятными запретами?
Тсунаде вздохнула и снова села на стул.
- Твоё знание жизни ограничивается лишь годами боли и одиночества. – сказала она, сочувственно глядя в бирюзовые глаза Гаары. – Но о другой стороне жизни ты почти ничего не знаешь. Если Сакура останется здесь, она погибнет, как цветок в пустыне. Может быть, она и будет счастлива рядом с тобой некоторое время, но потом она будет тосковать по своему дому, лесу, любимым местам… Точно так же погибнешь и ты, если сейчас скажешь, что готов поехать с ней в Коноху. Я могу сделать за тебя вывод, что ваша любовь обречена на провал. Тем более что Сакура все ещё любит Саске…
Гаара крепко сжал кулаки, даже костяшки пальцев побелели. “А ведь ты права, Пятая… Я ведь не знаю, любит она меня или нет…”
- Думаю, что я все сказала и могу идти. То, что было сказано про договор, советую не нарушать, в противном случае…
- Я понял.
- Замечательно, люблю понятливых людей.
- Скажите, а Сакура смирится с тем, что вы тут мне сказали?
- Ты думаешь, она узнает..? – прищурилась Тсунаде. – Об этом разговоре не должен знать никто, кроме нас и твоей сестры.
Гаара подошел к окну и распахнул его.
- Тогда вы можете идти. – сказал он. – Только один совет вам все же дам.
Тсунаде удивленно повернулась к нему.
- Проверьте, что за яд, которым уже второй раз пытаются отравить Сакуру.
- Обязательно. – ответила Хокаге и вышла, громко хлопнув дверью.

Спустя несколько минут после того, как каге вышли из палаты Сакуру, туда ворвался Наруто.
- Ты бы видела, что сейчас там было! – закричал он. – Тсунаде чуть Темари-сан не убила!
Сакура пораженно уставилась на парня.
- Темари?! За что?!
- За то, что я решила немного высказаться о её правах в чужой деревне. – спокойно сказала песчаная, стоя в дверях. – Я вообще не понимаю, Сакура, как такую как она могли назначить Хокаге.
- Ну, знаешь… - протянул Наруто. – Если бы Джирайя все-таки согласился на эту должность, то неизвестно во что бы превратилась Коноха…
Сакура покраснела, что не укрылось от блондина.
- О чем же ты подумала, а, Сакура-чян? – ехидно спросил он.
- Дурак! – розоволосая покраснела ещё сильнее, и ударила Наруто по голове.
Темари снисходительно посмотрела на все это действо. По её глазам можно было прочитать только такую фразу - “Какие же они ещё дети!”.
- Сакура-чян, отпусти меня уже! Я все понял!
- Ты, болван, ничего не понял!
В конце концов, Сакура отпустила несчастного парня и вспомнила, что ей нужно собираться. “И нужно увидеться с Гаарой. Обязательно.” – подумала она и вытолкала всех из своей палаты. В это раз собирать тоже особо было нечего, так что девушка просто переоделась в свою чистую запасную одежду и вышла из палаты. Перед дверью в кабинет Казекаге розоволосая остановилась. “Наверное, они еще разговаривают. – подумала Сакура. – Вообще мне лучше не попадаться на глаза Тсунаде, так что подожду где-нибудь в другом месте.” Девушка зашла в соседнюю комнату и увидела окно. Забравшись на подоконник, шиноби сконцентрировала чакру в руках и ногам и ловко поднялась на крышу. Она подошла к тому месту, где они сидели месяц назад с Гаарой и села. “Жаль, что я не слышу, о чем они говорят… - подумала девушка, смотря вдаль. – Неужели Тсунаде-сама так сильно волновалась, что прибыла лично? Даже не верится…” Вдруг Сакура услышала хлопок двери. “Наверное, уже все…” – девушка подошла к краю крыши и, снова воспользовавшись чакрой, спустилась к окну Казекаге.

- Ну, привет! – сказала Сакура, опуская ноги на подоконник. Гаара нервно обернулся на дверь и помог ей спуститься в комнату. Девушка сразу увидела грустные глаза парня и спросила:
- Что она тебе сказала?
- Неважно, - ответил Казекаге. – Она тебя уже ждет.
- Натерпится от меня избавиться? – немного обиженно сказала девушка.
- Не говори так!
Сакура подошла к нему вплотную и уверенно положила руки ему на грудь. Гаара удивленно посмотрел в её изумрудные глаза и еще раз отметил про себя, что они безумно красивые.
- Сакура…
- Ничего не говори… - прошептала она, касаясь своими губами его.
Гаара крепко прижал девушку к себе. Это был даже не поцелуй, а просто нежные и до безумия приятные прикосновения. Но парень не выдержал и немного углубил их, чувствую мимолетную улыбку Сакуры. Наконец, оторвавшись друг от друга, что было сделать ужасно сложно, они смущенно опустили глаза.
- Сакура… почему?
Девушка просто прижалась к нему, слушая стук его сердца.
- Потому что… - снова перед глазами промелькнули безразличные черные глаза, но в этот раз она постаралась их не заметить. – Ты мне очень дорог.
Гаара вздрогнул. Песчаный думал услышать совсем другие слова, но и эти глубоко запали ему в душу. Он ласково провел рукой по её волосам, с грустью думая о том, что сказала ему Хокаге. “У меня только появилась надежда… Может быть ей все рассказать? – размышлял Казекаге. – Хотя нет… Не стоит… Иначе ей же будет хуже…”
- Мне пора… - сказала Сакура, поднимая голову с его плеча. Гаара кивнул и проводил её до двери. Уже перед самым уходом, девушка развернулась и улыбнулась, смотря прямо в его бирюзовые глаза.
- Все будет хорошо. – тихо сказала она.
Песчаный снова кивнул и закрыл за ней дверь. “Только если ты так говоришь…”

- Снова упустил её?
Темари подошла к брату и, сев рядом, положила свою голову ему на плечо.
- Нет, просто отпустил…
- Зачем?
- Она нужна Конохе… у неё там дом, друзья, работа…
Темари подняла голову и удивленно посмотрела на брата.
- Гаара?! Неужели это ты?! Я не верю. Не верю. Разве ты когда-нибудь отступал перед преградами?
- В этот раз я не могу ничего сделать. Таково решение её Хокаге.
- Что тебе сказала Тсунаде?
- Много всего… Самым главное было то, что больше Сакуру я не увижу.
- Почему?! – почти закричала его сестра. – И ты так спокойно об этом говоришь?!
- Да. – опустил глаза Казекаге. – Если бы у меня был бы выбор… Прости, Темари, но из-за меня ты тоже будешь страдать.
Девушка вскочила.
- Что случилось?!
- Хокаге сказала, что не хочет иметь никаких дел с нашей страной как можно более длительное время…
- Что..? – тихо произнесла песчаная, прижимая ладонь к губам.
- Это значит, что в Коноху тебе закрыт…
- Не может быть… - по щеке девушки скатилась предательская слеза. – Шикамару…
- Прости меня… - прошептал Гаара, отворачиваясь.
Темари стояла неподвижно и не могла поверить в то, что теперь не сможет увидеть своего парня. “Но ведь его будут отправлять на задания! Мы обязательно будем видеться! – думала девушка. – Шикамару так просто не сдастся! И я тоже!” Она обеспокоено посмотрела на брата. Тот просто молча сидел и, видимо, думал, что делать ему.
- Все будет хорошо, слышишь? – Темари обняла Гаару за шею. – Для любви нет ничего невозможного…
- Ты думаешь, что Сакура меня любит?
- А ты до сих пор в этом сомневаешься..?
- А ты знаешь, что было между нами?
Песчаная не ответила. Казекаге поднял голову и посмотрел на сияющие звезды. На секунду парню показалось, что одна из них ярко блеснула и начала падать, в этот момент он услышал тихий шепот “все будет хорошо…”. Когда Гаара обернулся, Темари уже не было.
Глава 7. “Двойной побег”

Сакура уже полчаса гуляла в окрестностях Конохи, не зная чем себя занять. В больнице она провела все утро, Наруто наотрез отказался с ней тренироваться по личным соображениям, а дома было скучно. Возле реки девушка к своему удивлению заметила Шикамару и подошла к нему.
- Привет. У тебя что, отпуск?
Парень лениво повернул к ней голову.
- Не знаю… Тсунаде уже несколько дней не дает мне заданий. Я не жалуюсь, но на неё это непохоже…
Розоволосая присела рядом.
- Странно… Мне тоже… А когда Темари-сан приедет?
Шикамару откинулся на траву и немного раздраженно ответил.
- Не знаю, она не отвечает на письма.
- Странно… - снова сказала Сакура.
- Кстати, а что там у тебя с Казекаге, а? – неожиданно спросил парень. Девушка смутилась.
- Ничего особенного, а что?
- Да ничего... Просто Тем рассказывала… хотя забей.
- Что рассказывала?! – розоволосая снова возмутилась, но в душе все же улыбнулась, вспоминая момент перед самым её отъездом.
Шикамару заметил её взгляд и усмехнулся.
- Не думал, что мы с тобой окажемся в одном положении…
- В каком? – не поняла девушка.
Шикамару неопределенно хмыкнул.
- У меня возникла необычная для меня идея. Бросить все и поехать в Суну.
Сакура удивленно на него посмотрела.
- Я тоже хочу… но Хокаге…
- А что Хокаге? У меня, как ты сказала, видимо отпуск. Так что это моё свободное время. Что хочу, то и делаю.
- Но это же будет выглядеть как побег! Тем более, что…
- Будь проще, Сакура. Правила существуют для того, чтобы их нарушать. Ну, так что? Согласна? По-моему идея неплохая… Можно начинать её реализацию прямо сейчас.
Шикамару поднялся на ноги и внимательно посмотрел на изумленную девушку.
- Только неплохо бы нам взять с собой Наруто… Так, на всякий случай.
Сакура задумалась.
- Наруто незаметно не исчезнет.
- Это уже задание тебе. Сейчас найдешь его и попросишь выпросить у Тсунаде-сама задание. Ему дадут, не сомневайся…
- В этом-то я и не сомневаюсь… Но я тоже не могу вот так просто исчезнуть…
- С Какаши-сенсеем поговори. Он тебя прикроет.
- Спасибо за совет, Шикамару.
Девушка улыбнулась и пошла по направлению в деревню. Шикамару задумчиво взглянул на небо и тихо сам себе сказал.
- Вот на что толкает любовь… На словах все так просто… А ведь этот поступок по сути может оказаться серьезным преступлением… Надеюсь, Темари, ты это оценишь…

- Наруто!
Окликнула Сакура парня, идущего как раз к дому Хокаге. Блондин обернулся и, увидев ту, которая его звала, расплылся в улыбке.
- Что случилось, Сакура-чян?
- Ты должен мне помочь!
Девушка выглядела запыхавшейся, а в глазах мелькали подозрительные искорки.
- Все что угодно!
- Значит так, сейчас идешь к Тсунаде-сама и просишь у неё задание любой ценой!
Парень удивленно посмотрел на розоволосую.
- А что такое-то?
- Умоляю, Наруто! Пожалуйста...
Блондин хмыкнул, подозревая, что что-то тут нечисто.
- Нет проблем… Только сначала расскажи, что такое у тебя случилось.
- Времени нет! По дороге расскажем! Пожалуйста, иди, ладно?
- Ты еще кого-то втянула? – вздернул левую бровь парень.
- Нет, это меня втянули!
- Ладно… но Тсунаде сегодня не в духе, так что…
- Если ты это сделаешь, я тебя поцелую! – быстро выпалила девушка и немного покраснела.
- О! Это уже другое дело! – Наруто снова расплылся в блаженной улыбке и со всей своей невозможной скоростью побежал в кабинет Пятой. Сакура перевела дыхание и уже собралась было идти искать своего сенсея, как услышала его ехидный голос у себя за спиной.
- Вот какие страсти-то творятся…
Девушка обернулась и увидела его смеющиеся глаза.
- Ну давай, говори, чего удумала… Я бы тоже не отказался от такой награды.
Сакура совсем смутилась и покраснела еще больше.
- Ну… я… В общем, вы тоже не могли бы мне помочь?
- Смотря какого рода помощь. И какая будет награда.
- Какаши-сенсей! – не выдержала девушка. – Прекратите читать эти ваши дурацкие книжки!
Джанин улыбнулся и спрятал книгу за спину.
- Все-все. Больше не буду. Давай рассказывай, что там у вас приключилось.
- Мне нужно на несколько дней покинуть Коноху, но Тсунаде-сама запретила мне этого делать. Но мне, правда, очень надо!
- Хм… и чем же я могу помочь?
- Не могли бы вы ей сказать, что мы будем тренироваться или еще что-нибудь в этом роде? Только чтобы она меня не искала…
- Знаешь, это будет очень сложно… Тем более, что я не знаю суть проблемы… Вдруг тебе запрещено выходить по каким-нибудь серьезным обстоятельствам…
Девушка расстроено опустила голову. Какаши покачал головой и спросил:
- В Суну собралась, да..?
- Так вы знаете… - удивилась девушка, поднимая голову и с надеждой смотря сенсею в глаза. Точнее в один глаз.
- Немного, но понимаю… Так что давай… Хватай Шикамару, дождитесь Наруто и вперед.
- Но как же…
- Я что-нибудь придумаю, не волнуйся… Хотя бы пару дней Коноха без вас проживет… Но вот потом, боюсь, будут неприятности…
- Спасибо, Какаши-сенсей! – девушка, поддавшись порыву, кинулась ему на шею и поцеловала в щеку.
Джанин замер, а Сакура улыбнулась и бросилась бежать к тому место, где её уже должен был ждать
Шикамару.
- Да, действительно… нужно поменьше читать эти книжки… - сказал себе Какаши. – но зато сколько эмоций…

- Темари, прекрати маньячить перед глазами..! Ну надоело уже… Вы с Гаарой как с ума сошли уже неделю!
- А ты вообще заткнись! – рявкнула сестра. – Со мной все в порядке!
- Ну да… заметно…
- Ты что-то сказал?! – угрожающе спросила песчаная.
- Нет-нет…
Канкуро почти не понимал, что происходило. Гаара сутками сидел в своем кабинете, никого не впуская, а Темари металась по дому фурией не зная, чем себя занять. Веер у неё был отобран и спрятан, во избежание серьезных последствий её плохого настроения. Впрочем, от этого настроение девушки ещё больше испортилось.
- Нет, ну ты представляешь, я ему пишу-пишу, а ответа никакого! Так, пара писем ни о чем… Как это вообще понимать?! – хоть девушка была и в ярости, все-таки расстройства в ней было тоже предостаточно.
Канкуро заметил, что такая шумная она только днем, а ночью из её комнаты были слышны всхлипы. Что случилось брат решил у неё не спрашивать, боясь, что может попасть под горячую сестринскую руку. Гаара беспокоил его не меньше. Если Темари ещё психовала и подавала признаки жизни, то Казекаге вообще не хотел ни с кем разговаривать. Канкуро подозревал, что это все из-за последнего визита Хокаге скрытого Листа, но вслух так же решил этого не говорить.
- Как же я устала… - Темари опустилась на диван и закрыла глаза. – Вот за что мне..?
- За все хорошее… Если бы ты рассказала, что у вас случилось, я бы может быть помог…
- И чем же ты поможешь?
- Расскажи нормально, что случилось. Нужно искать выход, а не бегать в истерике.
- Он прав.
Песчаные подняли головы и удивленно уставились на младшего брата.
- Видишь, Темари, он даже вышел из своего кабинета!
- Собирайтесь. – просто сказал Казекаге.
- Куда..? – удивленно спросила сестра, заметившая, что Гаара в дорожной одежде. – Только не говори, что в…
- Именно в туда. – кивнул песчаный.
Темари помотала головой, а Канкуро переводил ничего не понимающий взгляд с одного родственника на другого.
- Я конечно не знаю, что у вас там произошло и куда мы собираемся, но раз Казекаге приказал…
- Гаара, я что-то не понимаю… Ты же помнишь, что было сказано нам…
- А ты помнишь, что говорила мне? Все будет хорошо.
- Я этого не говорила.
- Если ты не хочешь ехать, я не заставляю…
- Молчу-молчу… - пораженно ответила Темари и побежала в своё комнату переодеваться.
Канкуро задумчиво уставился на брата.
- Слушай… а ты как-то изменился…
Гаара не ответил, только улыбнулся своим мыслям и вышел на улицу. “Ещё посмотрим, Тсунаде-сама, кто кого…”
Глава 8. “Непростые раны”

- Тсунаде-сама, может быть вы, все-таки, объясните мне, что происходит?
Хокаге сидела за своим столом и лениво перебирала бумаги.
- Отстань, Шизуне! Это…
- Меня не касается! Я это уже слышала! Просто я никак не могу понять почему…
- Вот именно, что не можешь понять… Я иногда сама себя не понимаю… - последние слова Пятая сказала уже для себя. За последние несколько дней все шиноби, от генинов до джанинов, жутко её измотали.
- Но Тсунаде-сама, даже если вы так переживаете именно за Сакуру, то почему Шикамару…
- У меня есть личные причины. Это достаточное объяснение.
Шизуне лишь вздохнула. В последнее время Хокаге совсем ничего ей не рассказывала и просила не лезть в её дела. Вдруг девушка вспомнила.
- Тсунаде-сама! Вы проверили тот яд в крови Сакуры?
- Да. – Хокаге скрестила руки на груди. Её взгляд стал серьезным.
- И что..?
- Это не обычный яд, который могли бы использовать для обыкновенных стычек между шиноби. Помнишь яд из марионеток того кукольника, Сасори?
Шизуне утвердительно кивнула, смутно догадываясь к чему клонит Пятая.
- Так вот этот яд ему аналогичен.
- Вы хотите сказать, что за этим стоят Акацуки?
- Сомневаюсь, что им это нужно. Если только из мести… Но никто из них не стал бы пользоваться помощью шиноби из Звука, в этом им нет никакой необходимости.
- Но тогда…
- Такой яд мог создать только медик высокого уровня. Такой как…
- Кабуто..?
- Именно…
- Но зачем ему это? Даже если за этим стоит Орочимару… зачем ему отравлять Сакуру?
- Это мне тоже интересно… Может быть это не его прихоть..? А может цель вовсе не Сакура..?
Тсунаде откинула голову и прикрыла жутко уставшие за день глаза.
- На что вы намекаете? – подозрительно спросила Шизуне.
- Ни на что. Я сама ничего еще не знаю. Но пока Сакура в деревне, она в полной безопасности и я могу спокойно во всем разобраться.
Шизуне недоверчиво посмотрела на свою бывшую учительницу и направилась к выходу. Как только дверь за ней захлопнулась, Хокаге подняла голову и села за столом прямо.
- Докладывай, – резко обратилась она к мгновенно возникшему перед ней капитану АНБУ.
- Все в порядке. Сакура-сан не заходит дальше окрестностей.
- Отлично. Можешь быть свободен.
- Продолжать следить?
- Нет, хватит. Если ты мне снова понадобишься, я вызову.
- Есть.
АНБУвец испарился, зато появился новый нежданный гость.
- Здрасте, Тсунаде-баа-чян!
- А тебе что надо? – устало спросила Хокаге, уже с трудом фиксируя взгляд на Наруто. – Чего приперся?
- Так я это… задание хочу… - блондин ослепительно улыбнулся, подойдя к самому столу начальницы.
- Хватит с тебя! Только сегодня с утра вернулся… Отдыхай иди.
- Ну пожааааалуйста! Мне очень нужно…
Тсунаде-сама как-то подозрительно присмотрелась к его глазам. Наруто это заметил и тут же быстро добавил, снова улыбаясь.
- …больше тренироваться! Я ведь хочу стать Хокаге и…
Тсунаде возвела глаза к небу, чувствуя, что если сейчас же не даст этому мальчишке задание, то прощай спокойный отдых. Если он начинал говорить про Хокаге – то это было очень надолго. Наруто это тоже прекрасно знал, поэтому внимательно следил за реакцией Пятой.
- Ладно-ладно… Сейчас посмотрю, что у меня там…
Хокаге закопалась в своих бумажках на столе, а блондин подумал, что задание получил слишком легко. “Ну это даже лучше… Сакура меня уже давно ждет наверное… ”. Как только Наруто вышел, Тсунаде положила голову на стол и закрыла глаза. “А ведь надо ещё столько всего сделать… Интересно, с чего вдруг Наруто захотел второе задание? Обычно он с одним-то возится…” – с этими мыслями Хокаге не заметила, как начала проваливаться в сон.

Чем ближе они приближались к деревне Скрытого Песка, тем больше волновалась Сакура. Девушка сама не могла понять, отчего с ней такое творится. “Может быть, боюсь, что на нас снова нападут? В этих окрестностях как-то подозрительно небезопасно… Но с чего это я должна этого бояться? Я же шиноби, как никак! Да и Наруто с Шикамару рядом…” – пронеслось у неё в голове. Внезапно все перед глазами поплыло и смешалось в цветах. Сакура сорвалась с ветки, на которой остановилась на секунду, и не успевала даже вытянуть руку, чтобы хоть как-то зацепиться. Шикамару обернулся и, увидев, что девушка сорвалась, бросился вниз. Уже у самой земли он успел её поймать.
- Сакура!
Парень осторожно положил её на землю. Девушку била мелкая дрожь, она тяжело дышала и держалась рукой за сердце. “Ксо… Опять…”
- Что случилось? – рядом с ними возник Наруто. Увидев испуганное лицо Шикамару и состояние Сакуры, парень бросился к розоволосой.
- Что с ней?! – крикнул он, смотря на все еще дрожащую девушку и хватая её за руку.
Постепенно Сакура начала успокаиваться. Она приоткрыла глаза и осторожно приподнялась. Было заметно, что эти движения даются ей с трудом. Розоволосая поморщилась от боли. Руку с груди в области сердца она так и не убрала.
- Что с тобой, Сакура? – серьезно спросил Шикамару.
Девушка на секунду закрыла глаза, внимательно прислушиваясь к своим ощущениям. Боль начала постепенно уходить, но в сердце ещё покалывало. “Да что это такое..? Как и тогда… в коридоре… – вспомнила шиноби Листа подобный неприятный момент - Это все снова из-за яда? Не может быть! Обычный яд не может так долго действовать, тем более, что меня лечили…”
- Все в порядке! – улыбнулась она, смотря в недоверчивые лица спутников. – Теперь нам нужно поторопиться.
Сакура встала, её немного качнуло в сторону, но потом она выпрямилась и вскочила на ветку. Шикамару строго взглянул на удивленного и растерянного блондина и сказал:
- Идешь за ней. А то вдруг что-то такое повторится…
- Хорошо, а что это было?
- Не знаю… Что-то мне подсказывает, что запрещено покидать деревню ей было не только из-за Казекаге…
- Что-то я ничего не понимаю… - протянул Наруто, серьезно взглянув на Шикамару. – Почему Сакуре было запрещено покидать деревню?
- Так она тебе не сказала, что мы убежали из Конохи без ведома Хокаге, и идем в Суну? – удивился парень.
- Э… - от небольшой, но интересной дозы информации у Наруто задергалась левая бровь. – Так вот в чем дело…
Шикамару внимательно пронаблюдал его реакцию и пожал плечами.
- А разве ты не любишь приключения?
Наруто замялся. Оба парня услышали громкий голос сверху и обернулись.
- Ну и сколько вас можно ждать?!
- Уже идем, Сакура-чян! – крикнул в ответ блондин и вместе с Шикамару прыгнул на ветку. “Ну и дела… А ведь у меня ещё собственное задание…” – недовольно подумал парень.

Казекаге несся впереди с огромной скоростью, так что даже Темари с трудом успевала за ним. Канкуро следовал за ними, недовольно бурча себе что-то.
- Гаара, подожди! Ты хотя бы придумал, что ты скажешь Хокаге?!
- Сейчас думаю.
- Это совсем не смешно. Мы же незаконно пересекли границу и вообще…
Девушка выглядела взволнованной. Больше всего ей хотелось сейчас увидеть Шикамару, но она невольно задумывалась и о политических проблемах, которые могут появиться. Все-таки в Коноху она не раз ездила в качестве посла и знала все устои деревни Скрытой в Листве.
- Не напоминай об этом, ладно?
- Но Гаара… Ксо, я просто волнуюсь… - сокрушенно выдала свои чувства песчаная и немного сбавила скорость. На лес неспешно опускалась тень вечера, окрашивая все в темно-синий цвет.
- Может, остановимся..? – с надеждой спросил Канкуро. Целый день пути жутко утомил его, если учитывать, что Гаара летел вперед, не обращая внимание ни на что.
Темари остановилась и вопросительно посмотрела на младшего брата. Девушка тоже ужасно устала. Гаара, увидев их лица, с легкой досадой кивнул. Ему хотелось как можно быстрей добраться до Конохи.
- Так и будешь стоять? – спросила его Темари, внимательно смотря на брата. – Я тоже хочу как можно скорее там оказаться, но отдыхать тоже надо!
- Она права… Если у нас не будет сил, то мы не сможем даже убежать от разгневанной Хокаге. – вставил Канкуро, садясь возле дерева и расслабленно закрывая глаза.
Гаара посмотрел на них равнодушным взглядом и неопределенно передернул плечами. Темари обрадовано улыбнулась.
- Где-то неподалеку есть озеро… Я схожу?
Так и не дождавшись ответа от братьев, песчаная развернулась и ушла. Гаара тоже присел возле дерева, с головой погружаясь в свои мысли. Канкуро приоткрыл один глаз и задумчиво уставился на Казекаге.
- Все о девчонке этой думаешь? – спросил он.
Гаара поднял недовольный взгляд на кукольника.
- Что, сейчас скажешь, “не смей её так называть”? – ухмыльнулся старший брат, но, видя, что песчаный злится, сразу же добавил. – Ладно, шучу. Но я все равно угадал. Ты все время о ней думаешь.
- А тебе какое дело?
- Да, в общем-то, никакого. Долг я ей вернул, так что все… Остальное уже за тобой.
- Боюсь, что долг ты вернул не совсем…
- В каком смысле? – удивился песчаный.
- Хокаге не выставит нас из деревни, потому что я везу ей образец яда, который сейчас в крови Сакуры. Возможно, она уже сама провела анализ и поняла, что яд вовсе не обычный…
- Яд?! – Канкуро не ожидал такого поворота событий, и ему невольно вспомнились все неприятные ощущения, которые он перенес несколько раньше.
- Именно… - Гаара поднял серьезный взгляд на брата. – Её два раза ранили отравленным оружием. В первый раз доза была совсем небольшая и её было легко вывести из организма, а вот во второй раз доза была довольно большая. После того, как Тсунаде забрала Сакуру и Наруто, я неделю ждал результата анализов.
- А как же она сама?
- Если Хокаге ей не сказала, то Сакура ничего не знает.
- Но она же отличный медик! Неужели она еще ничего не поняла?
- Вот этого я уже не знаю. Один приступ я видел, но они наверняка повторялись… Мои медики сказали, что не могут составить противоядие.
Какнкуро не знал даже, что сказать.
- Но ведь Хокаге лучший медик, она наверняка уже все осмотрела и сделала.
- В таком случае, я все равно увижу Сакуру. – легко улыбнулся Гаара. – Еще нужно передать все данные о лечении, так что…
- Улыбайся сколько хочешь, но ты все равно слишком напряжен. Не предполагай худшего. – посоветовал песчаный.
- Я стараюсь, но все равно боюсь, что с ней могло что-то случиться… Хотя, пока она в деревне…
- Боюсь, что Сакуры в деревне нет… - услышал Казекаге голос Темари, которая вышла из-за дерева со странной улыбкой на лице. За её спиной стоял Шикамару.
глава 9. “Я люблю тебя…”

Хокаге-сама сидела в своем личном медицинском кабинете и сосредоточенно листала справочник. “Черт, неужели совсем ничего нет?! Это просто невозможно…” Шизуне стояла рядом, но боялась даже шепот что-нибудь сказать, настолько Тсунаде выглядела сосредоточенно. Вдруг женщина резко повернулась к помощнице и спросила.
- Сколько времени прошло с тех пор, как мы с Сакурой вернулись?
- Около недели… может немного больше… - осторожно ответили Шизуне.
- Очень плохо… за это время яд мог распространиться по всему телу и уже начать действовать. Мне нужно срочно обследовать Сакуру. Приведи её ко мне.
Шизуне кивнула и вышла из лаборатории.
- Да, что за черт! – крикнула Хокаге, ударяя кулаком по столу. Чудо, он не рассыпался на опилки. – Как же так..? Это оказалось намного опаснее, чем я думала… Проклятый Учиха, а ведь заверял, что это безопасно…
В дверь быстрым темпов вошла Шизуне. В её взгляде читалось беспокойство.
- Тсунаде-сама… Новости вам не понравятся…
- В чем дело? – спросила Хокаге, даже не повернувшись в сторону помощницы.
- Сакуры в деревне нет…
- Что..?
- Её сенсей сказал, что они занимаются чем-то очень сложным и не могут отвлечься, но кто-то видел, как она уходила из деревни…
- Так… Немедленно вызови мне Какаши! – прикрикнула Хокаге. От гнева и какого-то странного страха у неё даже затряслись руки. Шизуне испуганно кивнула и снова ушла. “Какого черта все так?!”

- Что-то я не поняла… Сакуре Харуно было официально запрещено покидать деревню. Она мне срочно понадобилась. Где она?!
Хокаге из последних сил старалась держать себя в руках. Какаши спокойно стоял перед её столом, размышляя о чем-то своем. Впрочем, и его мысли сводились к розоволосой шиноби.
- Тсунаде-сама! Шикамару тоже нет… - тихо сказала только что вошедшая Шизуне.
- Отлично… - тихо сказала Тсунаде. – Теперь я, кажется, все понимаю… И Наруто тоже так просился на задание… Все свободны!
Шизуне моментально испарилась, а сенсей решил остаться. Его невольно зацепила странная досада на лице женщины.
- Почему Сакуре было запрещено покидать Коноху? – спросил он.
Тсунаде подняла на него немного злобный, но и безумно уставший взгляд. Почему-то ей вдруг захотелось рассказать все, что произошло, но она все-таки смогла удержаться от этого.
- Она отравлена… Сейчас же пошлю отряд АНБУ в Суну…
- Отравлена..? Но чем..?
- Сильным ядом… Это после тех миссий…
Тсунаде опустила взгляд на стол, а Какаши задумался над новой информацией. “Значит Сакура об этом не знает… Если бы она знала, то не отправилась бы в Песок. Неужели Хокаге ей ничего не сказала?”
- Я лично отправлюсь за Сакурой. – сказал он, направляясь к двери кабинета. Тсунаде посмотрела ему вслед, но ничего не сказала. После хлопка двери, Хокаге уронила голову на руки и задумалась о том, зачем она вообще всем этим занимается. “Черт бы его побрал, этого Учиху. Вроде и на слабые стороны не давил. Ну почти… Решила устранить одну важную проблему, так она рассыпалась кучей побочных. Мало было забот с миссиями, Орочимару, Акацуками, так теперь ещё и проблемы с…”
Тсунаде встала из-за стола и распахнула окно. Где-то внизу послышался детский смех. Хокаге слегка улыбнулась, но потом опустила глаза и тихо сказала.
- Прости меня, Сакура…

Сакура вышла к озеру и встала на берег, широко раскинув руки и смотря на ночное небо. Легкий ветерок на секунду запутался в её волосах, а потом с едва слышным свистом полетел дальше. Чьи-то теплые руки обвили её талию, притягивая к такому же теплому телу. Девушка улыбнулась и накрыла руки Гаары своими.
- Как думаешь, я смогу быть тебе хорошей парой? – тихо спросил песчаный.
Сакура развернулась к нему лицом и прошептала в губы.
- Я сейчас здесь и с тобой, так что ты сам должен знать ответ на этот вопрос…
Их губы соприкоснулись в нежном поцелуе. Потом Сакура уткнулась ему в шею и закрыла глаза. Было так тепло и хорошо… “Все-таки я слишком много времени провела в одиночестве…”
Гаара крепко прижал её к себе, словно боясь, что она может исчезнуть. Ему до сих пор не верилось, что она вот так решила сбежать против воли своей правительницы. К нему. Песчаный вдохнул нежный запах её волос и, не удержавшись, провел по ним рукой. “Может это все просто сон? Она здесь… рядом… Если это сон, то пусть я никогда не проснусь…” – подумал он, перебирая пальцами мягкие розовые прядки. Но потом Казекаге вспомнил о том, что так сильно волновало его. Он все-таки решился задать больной вопрос, для того, чтобы поставить все на свои места.
- Можно задать тебе один вопрос?
- Конечно…
- Если ты не захочешь, то можешь не отвечать… и прости, если это причинит тебе боль...
- Хочешь спросить про Саске..? – едва слышно сказала девушка. Голос её предательски дрогнул, что не укрылось от песчаного.
- Прости, пожалуйста...
- Все в порядке. – Сакура оторвалась от него и посмотрела ему в глаза. – Я больше не люблю его.
Гаара не ожидал такого услышать, но почему-то от мысли, что это может быть правдой, ему на душе стало намного легче.
- Теперь ты прости… да, я здесь с тобой, но…
- Я все понимаю… - ответил песчаный, понимая к чему она ведет. – Я ни к чему тебя не обязываю…
- Спасибо… - прошептала девушка и осторожно поцеловала его губы. Она даже не заметила, как одинокая слеза медленно стекала у неё по щеке. Как будто в знак того, что её слова были правдой. “Я больше не люблю Саске… – еще раз мысленно повторила Сакура, прислушиваясь к своему сердцу. Оно стучало так же спокойно, словно ничего не произошло. – Так значит, то действительно так… Я… я свободна… свободна от него…” Она отошла от парня и посмотрела на темное ночное небо. На секунду ей показалось, что одна звезда блеснула, словно тоже в подтверждение её свободы. Девушка улыбнулась, а потом звонко рассмеялась. Гаара удивленно посмотрел на неё.
- Сакура, все в порядке?
Розоволосая обернулась на него, все с той же счастливой улыбкой.
- Я… я люблю тебя… - уже тихо прошептала она, сделав акцент на слове “тебя”, подходя и накрывая его губы своими. Песчаный ничего не понял, но снов прижал её к себе. Сакура повалила его на траву и с улыбкой нависла над ним. Кончики её волос щекотали Гааре лицо. Парень неотрывно смотрел в её светящиеся ярко-зеленые глаза и тоже улыбался.
“Я тоже люблю тебя…”
Название: “Останься со мной…” 2я часть.
Автор: Soul_of_the_night
Категории: романс
Пейринг: Сакура/Гаара, Саске/Сакура, в эпизодах Темари/Шикамару
Рейтинг: R (будет тут хентай, куда же без него?^^)
Статус: в процессе.
Содержание: продолжение фика.
От автора: читайте, комментируйте и критикуйте^^)

Глава 1. “Неудачное возвращение”

Солнце неторопливо поднималось над горизонтом, уже начиная дарить всем окружающим своё утреннее тепло. Своим вниманием оно не обошло и двух влюбленных шиноби, заснувших на холодной земле, на берегу прохладной речки. Джанин из деревни Скрытого Листа, наблюдавший такую трогательную картину с высоты ближайшего дерева, невольно улыбнулся. Однако потом он вспомнил о задании и сразу помрачнел. “Жаль нарушать такую идиллию, но ничего не поделаешь. – подумал Какаши и внимательно пригляделся к лицу своей бывшей розоволосой ученицы. – А ведь она первый раз так счастлива после ухода Саске.” И действительно, на лице девушки застыла по-настоящему счастливая улыбка. Казекаге нежно обнимал её талию и немного собственнически прижимал к себе. “Жаль, но все-таки приодеться их разбудить. Да и надо найти еще всю остальную компанию.” – с этими мыслями джанин спрыгнул на землю и, как ему казалось бесшумно, подошел к парочке. Гаара сразу открыл глаза, почувствовав присутствие чужого, и привстал, стараясь все-таки не разбудить Сакуру.
- Я думал, ты даже когда спишь можешь контролировать свой песок. И, признаться, я уже подумал обороняться.
Сенсей с интересом посмотрел на Гаару. Все-таки последний раз он видел Казекаге полгода назад и не сказать, что в добром здравии.
- Я контролирую. Просто я уже давно знал, что вы за нами наблюдаете.
Улыбка Какаши так и осталась под маской. Сакура проснулась и удивленно посмотрела на него.
- О, Какаши-сенсей..! А вы что здесь делаете?
- Кстати, нам нужно поговорить, Сакура. А что я здесь делаю, думаю, ты уже сама догадалась.
Розоволосая шиноби помрачнела и кивнула головой. Гаара внимательно посмотрел на обоих. Возникло неловкое молчание, но Какаши все же его нарушил.
- Сакура, ты знаешь, почему тебе на самом деле было нельзя покидать деревню?
Девушка подняла на него глаза.
- Я уже вам говорила причину…
- Могу тебя расстроить. Твоя причина была неглавная. А вот из-за того, что я так безалаберно тебе поверил и отпустил, у тебя могли возникнуть неприятности.
В глазах девушки отразилось полное непонимание. А вот песчаный, наоборот, все понял и сказал ей.
- Да, я тоже хотел с тобой поговорить на эту тему.
- Да в чем дело?! Почему я ничего не знаю?!
- У тебя в крови очень опасный яд… Тсунаде-сама пока не может составить к нему противоядие, она едва успела провести анализ… - сказал джанин. – поэтому ты и была нужна ей в деревне. Она не знает всех свойств этого яда, и последствия могут быть…
- Так значит те приступы… - начала понимать своё нехорошее положение девушка.
- Могу подвести итог. – серьезно сказал Наруто, стоящий на протяжении всего разговора возле дерева напротив. – Собираем шмотки и быстро в Коноху.
“Ну вот… - расстроено подумала Сакура. – Снова вся моя личная жизнь была выставлена на всеобщее обозрение”.

Во время дороги пока никаких происшествий не произошло, но Сакура то и дело замечала на себе внимательные взгляды друзей. “Как будто я немощная какая… - с раздражением подумала девушка, вновь и вновь отталкиваясь от новой ветки. – Ну и что, что яд? Как будто в первый раз такое происходит…” Сакура снова вспомнила битву с Сасори. Тело тоже вспомнило все те крайне неприятные ощущения, и по нему пробежала легкая судорога. В левом плече неприятно закололо, и девушка машинально положила на него ладонь.
- Все в порядке? – рядом с ней тут же возник Казекаге. Видимо, движение руки розоволосой шиноби от него не укрылось.
- Да, конечно, – поспешно заверила его Сакура, немного улыбнувшись. – Не беспокойся.
“Внимательный… Все-таки приятно, когда о тебе есть, кому позаботиться. – размышляла девушка и от подобных мыслей на душе становилось тепло. – Но если он будет все время со мной носиться, пытаясь от всего защитить, я ему врежу…” Гаара как-то странно на неё посмотрел, и Сакура тут же испугалась, что последние мысли были вслух.
- Ты какая-то бледная… - сказал он с нотками легкого беспокойства в голосе. – Точно все…
Но девушка уже не слушала Гаару, постепенно раздражаясь непонятно от чего. На секунду перед глазами все поплыло, но потом изображение снова стало четким. Даже каким-то неестественным, словно у неё неизвестно откуда появились вертикальные кошачьи зрачки. Все тело обожгло огнем, словно по венам вместо крови заструилась раскаленная лава. “Что это…” – пронеслось в голове Сакуры. Вдруг, её ноги как можно сильнее оттолкнулись от ветки, и её тело бросилось с огромной скоростью вперед. “Я не могу себя контролировать… Это тоже действие яда..?” – как она не пыталась остановиться себя, мышцы отказывались её слушаться.
- Сакура..! – Гаара бросился вперед за ней.
- Вы что, поссорились? – удивился джанин, когда мимо него со свистом сначала проскочила розоволосая девушка, а следом за ней Казекаге. Но вопрос Какаши так и остался без ответа.
Сакура неслась вперед, словно кто-то дергал её тело за невидимые ниточки. Девушка хотела закричать, но оказалось, что даже голос ей не повиновался. Только мысли оставались при ней. Поворот, еще один… “Как далеко я уже от остальных?!” – с ужасом думала Сакура, так как больше ей ничего не оставалось. Даже чакра не повиновалась. Внезапно рядом возник Гаара. Девушка уже хотела повернуться к нему, но вдруг все её тело дернулось, и начало стремительно тяжелеть и ослабевать. Гаара едва успел подхватить её на руки. Шиноби потеряла сознание.
- Что у вас случилось?! – первым их нагнал и увидел на земле Какаши. Через пару минут рядом возникли все остальные. Наруто и Шикамару многозначительно переглянулись.
Гаара осторожно положил девушку на землю и приложил голову к груди. Её сердце билось как бешенное.
- Казекаге-сама, что у вас произошло? – обратился джанин к песчаному.
Гаара пожал плечами. Темари подбежала к Сакуре и начала доставать аптечку. Наруто тоже не мог остаться в стороне и решил помочь песчаной с лекарствами.
- Вы чё творите, эй? – недовольно сказал Канкуро, наблюдая, как его сестра и блондин копаются в аптечке в поисках неизвестно чего. – Чем вы ей помогать собрались? Таблетками?
- В отличие от тебя, мы хоть как-то помочь хотим. – пробурчал Наруто, смачивая свернутый бинт водой и прикладывая его ко лбу Сакуры.
“Я уже один раз помог… Теперь размышляю, если бы тогда мы её не нашли, она бы сейчас не мучалась…” – но песчаный мгновенно осознал, какие убийственные мысли к нему забрели и отогнал их прочь. Гаара и Какаши стояли в стороне и тихо разговаривали.
- Она внезапно кинулась вперед… Как будто чья-то марионетка. – объяснил Казекаге.
- Плохо все это. – покачал головой сенсей. – До Конохи еще два дня пути… И это все из-за тебя, между прочим…
Какаши решил тактично не молчать, а высказать все как есть. Гаара уже и сам понял свою вину, но публично признаваться не хотелось.
- Что нам теперь делать? - вклинился в разговор Шикамару.
- Ждать пока она очнется, что же ещё… А пока нужно сделать привал.
Гаара молча подошел к лежащей на земле Сакуре, присел возле неё и взял её ладонь в свою. Наруто немного сочувственно посмотрел на друга, хотя и сам переживал не меньше. “Убью того, кто это с ней сделал…” – решительно подумал блондин и стиснул зубы.

- Тсунаде-сама… вам письмо.
Шизуне с опущенной головой прошла по кабинету и протянула уже распечатанный конверт Хокаге. Та отвернулась от окна и задумчиво, с какой-то странной ухмылкой, посмотрела на свою помощницу.
- Думаешь, что сейчас самое время для объяснений?
Шизуне упрямо вздернула подбородок и сжала то злополучное письмо в руке.
- Возможно, ты права… Но сперва дай эту бумажку.
Тсунаде вырвала у помощницы из пальцев конверт, достала письмо и пробежалась по нему глазами.
- Ксо… - только и сказала она, нервно выдохнув воздух из легких. – Надеюсь, они доберутся до Конохи раньше, чем он этим воспользуется…
- Тсунаде-сама, кажется, вы все равно хотели мне все рассказать. Давайте начнем по порядку.
Шизуне выглядела решительно и непоколебимо. Хокаге оценила это, однако, признаваться в собственных ошибках ей не хотелось. “Но в этот раз придется…” – мрачно подумала женщина и села за стол.
- Ну, тогда сначала слушай, а упрекать будешь потом… не до этого сейчас…
“Только бы ничего не случилось…”
Привал пришлось затянуть на неопределенное время, к неудовольствию Какаши. Он, как ответственный за здоровье своей ученицы и всей собравшийся группы, переживал больше всех, но меньше всех старался это показать. Наруто и Гаара не находили себе места, Канкуро старался никого не раздражать и тихо сидел возле дерева, размышляя обо всем произошедшем и кто в этом виноват, а Темари ломала голову, как же можно помочь Сакуре. Шикамару старался придумать наиболее продуктивный выход из создавшейся ситуации.
- Какаши-сенсей, нам все же нужно вернуться в деревню. Бессмысленно здесь сидеть и ждать, когда она очнется, если мы не знаем, что вообще произошло… Если бы, кроме самой Сакуры, с нами был бы еще один медик, то проблему еще можно было бы как-нибудь решить…
Джанин не успел ответить, так как услышал радостный вопль еще одного своего ученика.
- Очнулась! – вопил Наруто, пока Темари не врезала ему по башке.
- Чего орешь, идиот?!
- А чего ты меня бьешь?!
- Заткнитесь вы уже оба… - сказал Гаара, растаскивая сестру и друга.
Сакура приоткрыла глаза и попыталась улыбнуться, слыша знакомые вопли. Во всем теле покалывало, как будто она провела несколько часов в крайне неудобном положении. Встать девушка решила попытаться, но это оказалось неудачным решением с её стороны. Тело её не слушалось, но уже немного в другом смысле.
- Я сейчас умру. – как-то серьезно и просто сказала она, снова принимая горизонтально положение и раскидывая руки в стороны.
- Сакура, ты чего? – удивился Наруто, заглядывая подруге в глаза.
Остальные с каким-то странным интересом наблюдали за всей этой сценой. Сакура не такой ожидала реакции. Впрочем, она вообще втайне надеялась очнуться уже в Конохе. Но, по-видимому, нести на руках её никто не захотел, и девушка слегка разочаровалась в мужской половине их группы. “И о чем я думаю, вместо того, что начать разбираться, что вообще со мной происходит?.. Медик я или нет?” – подумала она, стараясь выкинуть из головы все остальные мысли, кроме главной. Сакура собрала все свои силы и села, стараясь не обращать внимание на боль в спине.
- Все в порядке? – наивно спросил у неё блондин.
- Конечно, в порядке! – с сарказмом в голосе заметил Канкуро. – В крови неизвестный яд, постоянные приступы боли в районе сердца, теперь вообще тело само по себе двигается, пол дня в обмороке… У неё все замечательно! С ума сходит от счастья!
Темари как-то нервно хихикнула, Сакура вымученно улыбнулась, а Наруто обидчиво насупился. Какаши наблюдал за всем этим действом со странной полуулыбкой. “Сколько их шиноби не называй, а все равно дети…” – прочитал по его, наполовину спрятанному под маской, выражению лица Шикамару.
- Сакура, как ты себя чувствуешь? – спросил джанин у девушки, которая с помощью Гаары уже поднялась на ноги и разминала затекшие конечности.
- Вроде нормально. – ответила она и виновато спросила. – На сколько мы задержались?..
- На пол дня, но самое главное – это твое самочувствие, так что не беспокойся на счет времени…
- Толку оттого, что я буду тут валяться, никакого нет! – завопила девушка, еще громче, чем Наруто, в душе радуясь тому, что голос теперь снова при ней. - Если мы…
- Она права. – перебил её Канкуро. – И в любом случае, если что-то подобное повторится, мы уже не должны будем останавливаться.
Сакура решительно кивнула. Гаара посмотрел на неё с беспокойством и нерешительностью, и девушка шепнула ему.
- Так будет лучше для меня… И еще… Ты ведь все знал?
Казекаге нерешительно кивнул, но тут же оправдался.
- Но я тоже не знаю его свойств! А о том, что твои приступы из-за яда, ты могла и сама догадаться еще тогда, в коридоре…
Сакура с негодованием посмотрела на него.
- Ну, прости… - быстро сказал он. – Кто знал, что все так получиться.
- Эй, вы, голубки! Долго еще трепаться будете? Кто-то тут, между прочим, сам хотел поскорее!
“Братику нужно поучиться манерам... – серьезно задумался Казекаге.- Если мне придется отказаться от своей должности ради Сакуры, то я точно сделаю его наследником… И пусть он меня проклянет за это, но отвертеться не сможет и будет следовать этикету все оставшуюся жизнь!” Гаара ухмыльнулся своим мыслям, что он вездесущего Канкуро не укрылось.
- Что это ты так ехидно улыбаешься, а? – подозрительно спросил он.
Гаара пожал плечами, а Сакура непонимающе переводила взгляд с одного песчаного на другого.
- Может быть, мы уже пойдем? – лениво протянул Шикамару, которого чужие препирания достали уже по самое не могу.
Сакура и Гаара одновременно кивнули и прыгнули на ветки.

0

22

Тсунаде ещё раз с сомнением посмотрела на помощницу, но все же решила все рассказать.
- Итак начну с самого начала… Помнишь, когда Сакура ушла одна на задание, ты меня не могла найти?
Шизуне кивнула и недовольно посмотрела на начальницу. Сколько помощница тогда истрепала нервов, не знал никто…
- Так вот мне до безумия захотелось в очередной раз проверить свою удачливость, а так как в Конохе такие специальные заведения не предусмотрены, то мне пришлось прогуляться до ближайшего городка…
Тсунаде с каким-то странным удовольствием наблюдала за реакцией Шизуне. Недовольство плавно перетекало в негодование и обратно, но помощница пока не решалась перебивать.
- Я как всегда проигралась…
Тут бывшая ученица не выдержала и злорадно хмыкнула. Тсунаде сделала вид, что ничего не слышала и невозмутимо продолжила.
- Пошла в бар…
Помощница как-то лениво кивнула, в знак того, что это действие было вполне ожидаемым со стороны Хокаге.
- А вот когда я туда зашла, я не поверила собственным глазам, когда увидела…
- Джирайю, который переключился на мужчин?.. – не выдержала Шизуне и снова ухмыльнулась.
Тсунаде юмор не оценила и серьезно сказала.
- Там был Саске Учиха.
Помощница не нашла, что сказать.
- Меня он узнал сразу, как и я его. Вопреки моим предположениям убегать он не собирался, как и нападать. Наоборот, решил поговорить. Естественно, не без саке. А пьет он, между прочим, как…
- Не отвлекайтесь, Тсунаде-сама.
- Хорошо. Он предложил мне сделку… Не знаю, что там произошло у него с Орочимару, он не уточнял и о причинах не распространялся, но они явно не поладили. И поэтому он предложил мне решение одной нашей проблемы.
- Убить Орочимару?
- Угу. Но взамен он попросил…
- Сакуру?
- Нафиг спрашиваешь, если уже все итак знаешь? – недовольно сказала Хокаге, доставая из-под стола бутылку любимого напитка.
- Но зачем она ему? И почему вы так спокойно согласились? И вообще, он хоть как-то это объяснил?
Шизуне была в замешательстве. В таком сильном, что даже неизвестно откуда возникшая бутылка саке под столом начальницы (только с утра шибко любопытная помощница обшарила весь кабинет и прибрала все бутылки, какие только нашла…) не вызвала у неё обычной порции возмущения.
- Нет, не объяснил. Но скорее всего одумался и решил заняться продолжением рода… И еще он обещал вернуться.
- Неужели все так просто? – недоверчиво покачала головой бывшая ученица.
- Да вот не все… Он же не знал, что так удачно на меня наткнется в том злополучном баре. А насчет Сакуры он уже видимо размышлял давно…
- Кажется, я начинаю понимать, при чем здесь оказался яд…
- Угу… Он хотел поступить как герой и спасти свою принцессу, но Кабуто немного перестарался с составом… да еще и песчаники не вовремя появились… Я уже молчу о том, что у Сакуры теперь любовь с Казекаге твориться. Вот такая великая значимость у случайных факторов.
Тсунаде вздохнула и сделала очередной глоток.
- Но это все кажется таким нереальным… Не могу поверить, что Саске вообще мог такое придумать и так поступить…
- Да… Он оказался очень непредсказуемым мальчиком.
Хокаге даже улыбнулась. Шизуне тщетно пыталась представить такую ситуацию.
- Но сейчас на первом месте стоит вопрос о здоровье моей ученицы. Я провела подробный анализ еще раз и выявила еще некоторые свойства. Честно говоря, результаты меня совсем не порадовали. Но противоядие я все же составила. Надеюсь, что они доберутся как можно скорее и без приключений.
- А что вы намерены делать с уговором? Сакура же…
- А что я могу теперь сделать? Саске уже выполнил свою часть, так что мне тоже необходимо выполнить свою.
- Только не говорите, что вы скрепили свой договор…
- Именно это мы и сделали, можешь меня обвинять в безалаберности сколько тебе угодно… Я была в… не в том состоянии, в общем.
- И вам не стыдно? – возмутилась Шизуне. – Вы так просто распоряжаетесь личной жизнью своей ученицы без её ведома!
- А откуда я могла знать, что она влюбится в Казекаге?!
Две женщины навели друг на друга убийственные взгляды, но потом обе резко отвернули головы.
- Придумаю я что-нибудь… - сказала Тсунаде. – Хокаге я или пьянь подзаборная?!
Шизуне неопределенно хмыкнула, с интересом наблюдая, как начальница достает уже вторую бутылку саке из-под стола.

- Я себя чувствую просто отвратительно…
Сакура сидела на кровати в самых расстроенных чувствах. После того случая, до деревни они все-таки добрались без приключений, а по их прибытию Тсунаде сразу запихнула ученицу в госпиталь. Розоволосая шиноби решила даже не сопротивляться, дабы любимая учительница не прочитала ей подробную лекцию о её преступном поведении. А вот Шикамару избежать выговора не удалось. Как и наказания, но для Сакуры его содержание осталось неизвестным. К удивлению всех, песчаников Хокаге не выгнала и вроде даже не собиралась. А вот Наруто тоже был наказан за невыполнение своего личного задания, про которое блондин благополучно успел забыть на фоне всех событий. Куда делись Темари и Канкуро так и осталось неизвестным. Но если о местонахождении девушки, хотя бы по ночам, еще можно было догадаться по недовольным с утра лицам соседей семьи Нара, то куда делся её брат явно осталось за кадром. Казекаге же все три дня после прибытия проводил исключительно в больничной палате, где скучала его любимая девушка.
- Какой из меня медик, если я даже себя вылечить не могу?
Гаара пожал плечами и ответил.
- А так часто бывает. Не переживай, тебе не так много процедур осталось.
- Я не могу понять, почему вы сразу мне ничего не сказали?! Может я бы что-нибудь сделала…
Сакура закрыла глаза, чувствуя новый приступ. Яд обладал действительно странными свойствами: пока он был в организме, приступы случались всего несколько раз за месяц, а как только его начали выводить из крови, они наоборот участились и доставляли много неприятных ощущений.
- Позвать медсестру? – спросил песчаный, увидев, что девушке хуже.
- Не надо, - ответила она тихо. – С этим я могу и сама справиться.
Сакура поднесла ладонь к своему лбу и сосредоточила в ней чакру. Через несколько секунд шиноби открыла глаза и снова села.
- Это парадокс какой-то. – улыбнулась розоволосая. – Когда ты рядом, я все время оказываюсь в больничной палате…
Казекаге сел на краешек кровати и внимательно посмотрел на Сакуру. Три дня постоянного лечения все-таки отразились на её лице.
- Что-то не так? – спросила девушка.
- Я не понимаю, почему Пятая не выставила нас вон… Она даже разговаривать со мной не захотела.
- Не знаю…
На секунду повисло неловкое молчание. Каждый задумался о своем. Гаара вдруг вспомнил о том, какой переполох сейчас в Суне. “Я же никого так и не предупредил об отъезде! Надеюсь, там все в порядке и меня не отстранят от должности за неподобающее поведение…” А Сакура задумчиво посмотрела на парня и вспомнила, что они как-то давно не целовались и нужно срочно исправлять положение.
- Может, поговорим о чем-нибудь другом? – спросила она, придвигаясь к нему.
Казекаге ничего не ответил и, улыбаясь, притянул к себе девушку за талию. Но, как всегда не вовремя вмешался случайный фактор под названием “Наруто”. Его присутствие Сакура почувствовала еще до того момента, как дверь с характерным треском распахнулась, и блондин возник в проеме.
- Сакура-чян! Тебе уже лучше?!
Розоволосая шиноби и Казекаге одновременно повернули голову в сторону общего друга. Все, что они думали сделать с парнем, довольно явно было написано на их лицах. Однако радостная улыбка так и не покинула лица вошедшего. Блондин самым наглым образом плюхнулся на кровать возле Сакуры, всем своим видом показывая, что уходить не собирается.
- Наруто… - тихо начала заводиться девушка. Гаара, предчувствуя противопоказанный ей приступ активности, накрыл её руку своей ладонью. Розоволосая шиноби взяла себя в руки, но от Наруто демонстративно отвернулась.
- А чего это вы такие кислые?
В палату вошла неожиданная посетительница в лице Ино. Сакура была немного удивлена таким явлением. А Гаара был поражен тем, что вслед за блондинкой шел… потерянный всеми Канкуро. И странно так улыбался, поглядывая на девушку. “Ну и что тут у нас происходит?..” – как-то рассеянно подумал Казекаге.
- А... как же Сай? – невпопад ляпнула Сакура, растерянно смотря на подругу.
У Ино странно расширились глаза и на лице четко проявилось выражение: “Ну все, капец тебе, лобастая!” Канкуро, как всегда, все услышал и очень заинтересовался новой информацией.
- А это кто? – ехидно задал вопрос на ухо своей новой подружке песчаный.
Ино замялась, а положение спасла внезапно появившаяся Темари. Откуда именно она появилась никто не заметил, зато то, что она без Шикамару заметили все и не преминули об этом спросить почти хором. Ответить девушка не успела, так как объект вопроса в довольно помятом состоянии возник в дверях.
- Ой! Что с тобой случилось?! – спросила Ино и с неподдельной заботой бросилась к напарнику, сопровождаемая убийственным взглядом Темари.
Пока они возились у дверей, Канкуро так ненавязчиво решил спросить кое-что на интересующую его тему:
- Сакура, а кто этот Сай?
Розоволосая перевела на него взгляд и удивленно спросила.
- А ты что, правда, с ней связался?!
- А почему нет? – не понял песчаный. – В постели она ничего…
- Никакого приличия… - пробормотал Казекаге и выразительно посмотрел на девушку.
Сакура резко вздернула брови.
- Ты с ней спал?!
- А почему нет?..
- Ты… с ней?! - девушка никак не могла поверить, что её заклятая подруга уже вовсю спит с парнями.
- Я вообще-то про Сая спрашивал… - обиженно напомнил Канкуро.
Гаара чуть сжал ладонь Сакуры. Девушка ехидно улыбнулась.
- Ну… он её парень, – мстительно сдала подругу с потрохами розоволосая, и добавила, – Ревнивый, просто ужас… А техники-то… техники какие у него..!
Для усиления эффекта сказанных слов, Сакура закатила глаза.
- Неужели такие страшные? – лениво спросил песчаный.
- Ужас, какие страшные..!
- Это вы о чем? – встрял Наруто, про которого Сакура уже успела забыть.
- Все добрый день! – раздался как всегда вежливый голос объекта недавнего разговора. На секунду голос замешкался, и потом уже немного неуверенно спросил, - А вы все к Сакуре-сан?
Казекаге и Сакура переглянулись и уже хотели было схватить Канкуро, но не успели. Песчаный так неожиданно возник перед бедным художником, что тот даже отступил на шаг назад. Ино, Шикамару и Темари притихли возле двери, а Наруто непонимающе закрутил головой и тихо спросил у розоволосой подруги, что вообще здесь происходит.
- Ты… - угрожающе начал Канкуро.
- Э… - замялся Сай. Сакура почти ощутила, как у него в голове шевелятся извилины, стараясь придумать “прозвище”. – Добрый день, Ушки-сан. Рад знакомству.
- Чё?.. – не понял Канкуро, но на всякий случай провел рукой по голове, проверяя не слетела ли с неё любимая шапка.
Сакура вместе с Казекаге и Наруто задохнулись от хохота. Ино слегка побледнела и уже хотела незаметно выскользнуть из палаты, как к ней повернулся Сай и решил непременно выяснить, чем он её пару дней назад так обидел. Канкуро так и остался стоять на месте, щупая свои “ушки”. Темари и Шикамару довольно громко начали выяснять свои отношения, которые касались ну совсем невежливых соседей семьи Нара, а Гаара уже хотел под шумок вернуться к тому, на чем они с Сакурой остановились, как в силу вошел еще один фактор. На сей раз вполне ожидаемый.
- И какого… - на этом месте Тсунаде недовольно поморщилась от воспитательного удара помощницы под ребра , - вы здесь все делаете?! И ЧТО вы здесь делаете?!
Все разом затихли и успокоились. Хокаге внимательно оглядела всю эту возню и пожелала выгнать всех взашей, так как у пациентки сложные процедуры. Никто особо не возражал, зато все разом вдруг вспомнили зачем и к кому они вообще приходили. Каждый пожелал Сакуре скорейшего выздоровления, а некоторые, в лице Ино, пообещали еще что-то весьма заманчивое на ушко. В конце концов, все наконец-то “свалили”, как с облегчением выразилась Хокаге, так как весь этот процесс длился около получаса. Все процедуры были произведены. К неудовольствию Сакуры, Хокаге проследила, чтобы ученица выпила снотворное и легла отдыхать. Казекаге, как и предполагалось, никуда уходить и не думал и, после того как Тсунаде-сама удалилась, таки поцеловал свою девушку.

- Тсунаде-сама… вам тут снова письмо.
Шизуне уже не выглядела такой смущенной от того, что совсем в наглую начала вскрывать все письма Хокаге. Зато Тсунаде эта новая привычка помощницы не особенно понравилось.
- Давай. Кстати, а сколько писем от Джирайи ты от меня скрыла? И зачем было так невежливо на них отвечать? А то он мне вчера высказал все, что обо мне думает и о моем “новом, правильном и трезвом” образе жизни…
Ученица немного покраснела, но удар по самолюбию выдержала.
- Я же хотела как лучше… и, между прочим, он вам в них таааакое предлагал..!
- Ладно, проехали, - перебила её Хокаге, примерно представляя, что Джирайя мог ей предложить, и напомнила. – Письмо.
Шизуне протянула письмо, но уходить не торопилась, ожидая увидеть реакцию начальницы. Тсунаде внимательно прочитала пару строк и смяла бумагу в ладони.
- Значит в Долине Завершения через неделю… - задумчиво протянула она. – Думаю, к тому времени с ней уже будет все в порядке…

Глава 4. “Новое задание”

Прошло несколько дней. Сакуру наконец-то выписали из больницы, чему девушка была несказанно рада. Казекаге был рад ничуть не меньше, но один вопрос никак не давал ему покоя. Хокаге ни разу не обратилась к нему. Насколько помнил Песчаный, то ему, как и Темари, запретили находиться в Конохе. Однако, либо Хокаге такая вежливая и ей показалось неприличным выгонять гостей, либо её планы просто изменились. В первой теории Гаара сомневался, а вторая вызывала нехорошие подозрения. Ему с трудом верилось, что правительница Листа вообще будет отвечать на его вопросы, но попытаться ему хотелось. Поэтому Казекаге решил не откладывать свой визит в резиденцию Хокаге и с самого утра туда отправился. Он осторожно постучал в дверь, а потом бесшумно вошёл в кабинет. Хокаге обнаружилась на своем месте за столом. И даже за работой. Последнее явление было удивительно само по себе, но чтобы еще и с утра…
- Я уже знаю, что ты хочешь у меня спросить, - голос женщины был еще сонный. – Завтра с утра вы уходите.
- Спасибо, что сообщили. Я хотел задать другой вопрос, - спокойно ответил Гаара. Что-то в этом роде он и подозревал.
- Хорошо, на него я тоже отвечу. Меня очень волнует здоровье моей ученицы, а если бы я вас выгнала, то она побежала бы за тобой.
- И в чем-нибудь вас заподозрила… Я угадал?
- Да, - немного раздраженно ответила Хокаге. – Но с ней уже все в порядке и завтра вы спокойно покинете деревню.
- Так вы все-таки намерены прятать от меня Сакуру? – с легкой иронией спросил Гаара. – Мне непонятны ваши мотивы, поэтому я и хотел спросить именно о них.
- Никаких мотивов держать её в деревне у меня нет, - Тсунаде подняла голову и внимательно посмотрела Песчаному в наглые бирюзовые глаза. – Она уходит вместе с вами. Вам немного по пути.
Гаара недоверчиво посмотрел на Пятую.
- Вы уже отправляете её на задание? Но даже если её уже выписали из больницы…
- Давай договоримся, что она моя ученица. Это её задание.
- Что-то вы сами себе противоречите, Тсунаде-сама… - ухмыльнулся парень. Хокаге осталась непроницаемой и снова опустила глаза на свои бумаги.
- Это уже не твои проблемы. Или мне все-таки тебя выгнать? – последний вопрос прозвучал беззлобно. Даже как-то устало.
Казекаге не успел ничего ответить, как в кабинет зашла Сакура. Девушка была одета в тренировочную одежду и выглядела тоже немного заспанной. Увидев Гаару, она немного смутилась, наверное, из-за своего внешнего вида, но потом улыбнулась ему. Тсунаде посмотрела на все эти проявления эмоций исподлобья, а потом обратилась к своей ученице.
- Сакура, Шизуне тебе уже сказала о твоем новом задании?
- Да, Тсунаде-сама, - ответила девушка. – Только я не совсем поняла, кто меня там будет ждать…
Казекаге напрягся, но внешне никаких изменений на его лице не произошло. Хокаге бросила в сторону песчаного быстрый взгляд, но все же ответила:
- Капитан АНБУ. Он должен будет тебе кое-что передать для твоего задания…
“Врет… - пронеслось в голове Песчаного. – Что-то здесь не так, хотя… Странно все это”.
- Хорошо, тогда я могу идти?
- Да, конечно.
Хокаге сделала вид, что очень занята, этим самым дав понять, что все гости могут уйти. Сакура кивнула и, взяв Гаару за руку, вышла из кабинета. Как только они захлопнули дверь в кабинет правительницы, Сакура устало прислонилась к ней спиной и съехала вниз, садясь на корточки.
- Я спать хочу…
- Хочешь, отнесу домой? – ухмыльнувшись, предложил Казекаге.
- Смотри, как бы я не согласилась. Не отвертишься… - девушка прикрыла глаза и улыбнулась.
Гаара тоже улыбнулся и сложил руки на груди. Сакура поднялась на ноги буквально через пару минут и как-то ехидно спросила:
- У меня есть к тебе одна просьба… Можно?..
- Конечно, - ответил песчаный.
- Давай потренируемся!
Гаара не разделил её энтузиазма.
- В каком смысле?..
- В прямом. Хочу попробовать противостоять твоим техникам.
- С ума сошла?! – громко возмутился Казекаге, прикидывая, какие его техники самые безобидные. – Ты же спать хотела…
- Я передумала.
- Нет, я против.
- Ну, пожалуйстаааааа… - Сакура надулась, как Наруто, когда Хокаге не хочет давать ему миссию, и испытующе посмотрела на Казекаге. Гаара изобразил непреклонность. Тогда девушка выбрала другую тактику. Она вплотную подошла к парню и сделала вид, что хочет его поцеловать. Но как только Казекаге хотел её обнять, Сакура тут же отпрыгнула назад и ехидно улыбнулась.
- Если не согласишься, даже близко не подойду больше!
- Это нечестно… - растеряно ответил Песчаный.
- Зато действует!
- Ну хорошо… Сдаюсь.
Сакура просияла и чмокнула его в щеку. Казекаге вздохнул и пошёл вслед за девушкой на улицу. “Надеюсь, что все обойдется…”

- Ну, может, ты уже что-нибудь еще придумаешь?
Сакура легко увернулась от новой песчаной змейки и недовольно посмотрела на невозмутимого Казекаге. Никаких “Песчаных гробов” он применять не собирался и всем своим видом показывал, что обещание о тренировке он добросовестно выполняет.
- Это нечестно!
Девушка легко увернулась от песка и встала в обиженную позу.
- Почему нечестно? Я не обещал применять никаких сложных техник…
- Но я же хочу нормально…
Сакура на секунду расслабилась, и Гаара бессовестно этим воспользовался. Песок обхватил розоволосую за талию и оторвал от земли.
- Эй!
- Попалась, - спокойно прокомментировал Казекаге и улыбнулся, наблюдая, как Сакура пытается освободиться.
- Отпусти! Мы так не договаривались!
- Правильно, ты меня бесстыдно шантажировала.
- Казекаге-сама, вы…
- Кто?.. – песчаному стало интересно, сдержится ли девушка от громких высказываний. Сдержалась. Только все мысли отразились во взгляде.
- Чем это вы тут занимаетесь? – занимательную картину тренировки заметил Наруто и решил подойти поинтересоваться.
- Тренируемся, - ответил Гаара, наблюдая, как Сакура про себя проговаривает неприличные выражения и все ещё пытается освободиться от песка.
- Ясно… - протянул Узумаки. – Не завидую тебе… Сакура в гневе – это нечто…
- Вот как раз и посмотрю, - улыбнулся Гаара. Наруто пожал плечами и ухмыльнулся. Ему тоже хотелось посмотреть, как розоволосая будет колотить Казекаге. Внезапно за их спинами раздался какой-то треск и возмущенное сопение. В следующую секунду Наруто едва успел увернуться от “горячей” руки напарницы.
- Это я – нечто?!
Гаара понял, что куноичи каким-то образом применила простую технику замещения и настроена была не очень дружелюбно. На всякий случай, оба парня отпрыгнули от разъяренной девушки в разные стороны. Они надеялись, что она предпочтет выместить энергию на другом. В этот первый и последний раз повезло Наруто. Сакура медленно и угрожающе надвигалась на Казекаге. Гаара отметил про себя, что куноичи действительно сильная. Её ладонь обволокла чакра, и тут Песчаный действительно испугался. Не за себя, а за окружавший их ландшафт.
- Сакура, успокойся…
- Что ты там сказал?.. – издевательским тоном переспросила она, продолжая надвигаться на Гаару.

- Все-таки лучше бы я тебя отнес домой на руках… - сказал песчаный, задумчиво рассматривая размер разрушений. – Хокаге будет в восторге…
Девушка ничуть не устыдилась.
- Она привыкла… Кстати, половина нашего леса – это гендзюцу Куренай-сенсей…
- Правда?! – удивленно спросил Наруто. Видимо, им уже овладело желание проверить.
- Угу… Только никто об этом не знает… Понял, Наруто? НЕ знает! – Сакура бросила в его сторону убийственный взгляд.
- Конечно!
Девушка покачала головой и предложила:
- Может, ко мне пойдем? Я с утра даже не завтракала…
- К тебе?! А у тебя есть рамен, Сакура-чан?!
- Наруто, я не к тебе обращалась… И рамена у меня нет.
- Тогда по дороге зайдем в Ичираку…
- Наруто! Отстань!
Казекаге с улыбкой наблюдал за их дружеской перепалкой, но потом все-таки вмешался, пока они не перешли границы вежливости, и снова не началось рукоприкладство:
- Я согласен.
- Насчет рамена? – с надеждой спросил блондин.
- Нет, просто позавтракать…
- Значит, ты за рамен! – сделал вывод Узумаки и вприпрыжку побежал к Ичираку, пока Сакура снова не возразила.
Казекаге задумчиво посмотрел ему вслед, а потом перевел взгляд на Сакуру. Девушка уже не выглядела рассерженной.
- Зайдешь? – спросила она с улыбкой.
- Ну, если ты так хочешь…
- Я не настаиваю, - поспешно добавила куноичи.
- А я не отказываюсь.
- Ну и отлично!
Сакура уже хотела отправиться вслед за Узумаки, но почувствовала, как песок обхватывает её ноги. Она обернулась и наткнулась на ехидные бирюзовые глаза.
- Я разве сказал, что тренировка закончилась?
Девушка презрительно сощурилась. Песок снова обхватил её за талию и поставил на ноги перед лицом Казекаге.
- Если тебе так хотелось меня поцеловать, то можно было бы и без песка обойтись!
- Но так было бы неинтересно…
- Ох…
Сакура деланно закатила глаза. Где-то вдалеке послышался крик Наруто:
- Ну, вы идете?!
Сакура мстительно отвернулась от Песчаного и пошла на возгласы довольного Узумаки, который, вероятно, все-таки купил себе рамен. Гаара немного расстроено вздохнул и пошел следом, размышляя, что это действие стало уже входить в привычку.

- Ничего не забыла?
Сакура еще раз проверила дорожную сумку и утвердительно кивнула. Тсунаде-сама немного нервничала. “Надеюсь, все пройдет хорошо… Один-два дня как раз в запасе, так что она не опоздает…” – потом Хокаге вспомнила с кем идёт ученица. Надежда на то, что куноичи не задержится по личным интересам в Суне, медленно, но верно, умирала.
- Только постарайся не опоздать… - на всякий случай сказала Пятая.
Сакура снова кивнула и, помахав рукой провожающим, пошла рядом с Казекаге.
- Тсунаде-сама, а вы уверены, что все обойдется?
- Не знаю… Но это уже их личные разборки. Кто-то мне говорил, что не стоит распоряжаться личной жизнью ученицы…
- Однако, как у вас все просто получилось… А если они друг друга убьют при встрече?
- Сакура его не убьёт.
- Я про Казекаге…
- Ну, не знаю… Это уже на его совести…
- Знайте, что я с вами не согласна и боюсь за неё…
Шизуне недовольно посмотрела вслед песчаникам, а потом перевела взгляд на наставницу. Хокаге выглядела немного расстроенной. “Надеюсь, что Саске все-таки вернется в Коноху живой и вместе с Сакурой…”

+1

23

Название: Песок и Вишня.
Автор:Katana Acatsuki.
Бета: сама себе бета.
Фандом: Наруто.
Дисклаймер: все герои принадлежат Масаси Кисимото.
Размещение: нельзя без моего разрешения.
Статус: в процессе.
Пейринг: Гаара/Сакура.
Рейтинг: по G, немного ангста.
От автора: это мой первый фик и мне интересно ваше мнение=))).
Содержание: читайте, а то неинтересно будет=)))).

Глава 1. О чем знала только Карура.
Над Деревней Скрытой в Песках сгустилась тьма. Была полночь - все жители деревни давно спали, за исключением молодоГлава 3. Бутон.
Экзамен на чунина перешел в свою финальную фазу. Хокаге объявил, кто будет с кем бороться через месяц, но Гаару все это мало интересовало. "Я не могу проиграть",- думал он, смерив равнодушным взглядом всех прошедших третью часть экзамена. Девочки с розовыми волосами среди них не было.
"й женщины, сидящей на крыше дома владыки Казекаге. Ее взгляд неотрывно следил за полной луной, такой большой, холодной и безразличной ко всем людским горестям и радостям. Еще бы,эта луна будет всегда - даже если умрет Владыка Казекаге, даже если сама эта деревня исчезнет с лица земли, и уж тем более она будет освещать ночной мир через неделю, когда умрет она, Карура.
Женщина встала, и под ее слегка развевающимися на ветру одеждами стал заметен большой живот. "Зачем? Зачем я пошла на это?" - в отчаянии спросила у самой себя Карура, - "Глупые вопросы. Ты сама знаешь зачем. Ты любишь Деревню Песка. Хочешь, чтобы твои сын с дочерью выросли в стране, которая сможет их защитить..." Вот только одно, на что не находилось ответа - что делать тому, кто родится через неделю, в день ее смерти? Тому, на кого взваливали тяжкую ношу еще до рождения, тому, кто еще не видел Страны Ветра и еще не полюбил ее, но уже должен был защищать ценой своей души. Души, цельность которой была нарушена песочным духом.
Карура дотронулась рукой до своего живота. Еще теплого.
-Ой!
Ребенок внутри слегка толкнулся. Перед глазами женщины поплыли воспоминания тех дней, когда она поняла, что беременна. Вот ее муж, Владыка Казекаге, не может сдержать радости, а ее "старшенькие"- Темари и Канкуро- спорят, кто родится, братик или сестричка. Да и она сама любила и ждала этого ребенка... До того дня, когда ниндзюцу ее мужа вселило в Каруру Шикаку.
Он не хотел. Из его глаз, впервые за то время, что она его знала, катились слезы. Но безопасность деревни, которую они так любили, требовала этого. "Интересно, а мой ребенок сможет когда-нибудь полюбить?" - спросила Карура про себя. Вопреки всему она называла его своим ребенком, хотя теперь это был уже наполовину дух, жаждущий крови.
"Никто из моих носителей не любил!" - раздался голос в ее голове. Это был Песчаный демон. Карура знала, что он периодически читает ее мысли и иногда даже разговаривает со своей будущей жертвой. Эти моменты были не самыми приятными - ребенок (демон недавно сообщил, что это будет мальчик) словно бы умирал - она сама чувствовала, что его сердце еле бьется.
"А вдруг у него получится?"
"Еще ни у кого не получалось. Все рождаются монстрами."
Карура закусила нижнюю губу.
"Он будет убивать?"
"Я буду убивать. Но с его помощью."
"Ему это будет нравиться?"
"Да."
"И это вечно..."
"Да".

На больничной кровати лежала Карура. Вот и все - конец... Врачи не хотели приносить ей мальчика после родов, но жена Казекаге настояла. Сам Владыка рвался к ней, но она попросила его не заходить.
-Зайди только тогда, когда я умру. Это мое последнее желание,- попросила Карура мужа. Тот кивнул - глаза владыки были сухими, только предательски дрожали брови.
И вот она в палате, со своим сыном на руках. Жить ей еще пятнадцать минут. Мальчик спокойно смотрел на свою мать. Его огромные зеленые глаза абсолютно ничего не выражали - словно это и не младенец вовсе, а восковая кукла.
"Он уже твой?"
"Да."
"Я сейчас умру. Скажи, а у него есть способ уйти от тебя?"
"Он не сможет уйти, но его могут увести..."
Дальше женщина не услышала ничего.
Когда в палату вошел Владыка Казекаге с зареванными детьми, там были только два живых существа - младенец и демон.

Глава 2. 13 лет спустя.
-Я думаю, что тебе лучше отказаться, Сакура, - ехидный голос красивой светловолосой девочки мешал ему думать. "Будь время и место, от болтушки не осталось бы и следа," - мелькнула в его голове мысль.
Ей ответил голос другой девочки. Он был другой - почти без ехидства.
-Я не уйду. Ни за что,- дверь распахнулась, и он увидел кусочек красного сарафана, который показался из дверного проема первым. Затем появилась та самая девочка, которая сказала, что ни за что не уйдет. Не заметив мальчика, который стоял тут же, лениво облокотившись на стену, юная куноичи повернула голову к сопернице и гордо произнесла:
-Знаешь, Ино, я жду- недождусь своей очереди!
Не став слушать, что Ино ей ответит, Сакура захлопнула дверь и уже хотела было идти на площадку для состязаний, как ее взгляд упал на красноволосого мальчика с бутылью-тыквой за спиной. По спине побежали мурашки. Это же тот генин из Песчаной деревни! Опять эти жуткие глаза с черным ободом.
"Она смотрит также, как все..."- пронеслась равнодушная мысль,-" Она тоже меня боится".
Шикаку же пришел в какое-то странное возбуждение. Песок в бутыли тихо зашуршал.
"Убей!"
"Сейчас не время", - ответил он демону. - "После."
"Поскорее. У нее чистая кровь, я давно не видел такую."
Девчонка неожиданно остановилась прямо напротив генина из Сунны. Чувствовалось, что она хочет что-то сказать, но, видимо, боится его реакции.
"А что если моим противником будет этот странный мальчик?" - тревожно подумала Сакура, косясь на тыкву, висевшую у него за спиной. Девочка прекрасно понимала, что проиграет такому противнику. "СТОП!" - "внутренняя" Сакура (бессмертный аналог "внешней") решительно взмахнула кулаком, - "Ты забыла, что пообещала себе в Лесу Смерти? Больше не трусить!"
Грея себя этой мыслью, Сакура развернулась и решительным шагом направилась к площадке для состязаний. Девочка кожей чувствовала на себе взгляд этого странного красноволосого, и именно это заставляло ее держать спину абсолютно прямо и идти спокойно (хотя хотелось бежать отсюда со всех ног).
"Слабая, которая хочет думать, что она сильная", - подумал мальчик.
"И именно поэтому я хочу ее крови", - ответил ему Шикаку.
Перед глазами появилась картина: эта розоволосая в клубах песка, отчаянно размахивает кунаем. Потом одна фраза: "Песчаный гроб!" и вот брызги темно-красной, как его волосы, крови растекаются узорами по светлой стене.
"А почему именно она? Ее подруга, по-моему, точно такая же..."
"Эта розоволосая хотя бы пытается скрыть свой страх, который испытывает, глядя на тебя, Гаара."

"Сакура Харуно против Ино Яманака!" - высветилась надпись на турнирной таблице.
"Уж лучше бы это был Гаара!" - панически подумала Сакура.
"Нет, только не это..." - у Ино подозрительно задергалась левая щека.
Еще несколько минут и вот две куноичи стоят друг перед другом. Победить может только одна.

Вот она завязывает на затылке кончики конохской повязки. Вот стремительно несется на свою соперницу с кунаем в руке.
"Если бы она билась со мной, то уже давно была бы повержена", - презрительно подумал Гаара, который сверху наблюдал за боем. Несколько песчинок зашевелились в его ладони.
Крови... Крови... Гааре хотелось попробовать на вкус кровь этой куноичи. Ощутить на языке знакомый железистый вкус.Шикаку внутри яростно зарычал.
"Она слишком ничтожна."
"Ее запах свеж. Она твоя противоположность. Заставь девчонку закричать от страха."

-Дзюцу Переносу Разума! - крикнула Ино довольным голосом.
Сакура, связанная цепью чакр, которые струились по отрезанным волосам Яманака, не могла даже пошевелиться, чтобы защитить себя. Секунда - и сознание Ино объединилось с сознанием Сакуры.
"Подними руку! Сдайся!"
"Нет!"
"Сдайся!"
"Нет!"
Гаара заметил остекленевший взгляд розоволосой. Отлично, она уже сломлена. Все будет проще, чем он думал.
-Сакура! Не смей отступать! Ты столько работала, чтобы попасть сюда! - раздался крик Наруто. - Неужели ты уступишь этой дуре Ино?!
"Нет... Не уступлю! Спасибо, Наруто!"
Улыбка на губах Сакуры была уже ее собственная.

0

24

Глава 3. Бутон.
Экзамен на чунина перешел в свою финальную фазу. Хокаге объявил, кто будет с кем бороться через месяц, но Гаару все это мало интересовало. "Я не могу проиграть",- думал он, смерив равнодушным взглядом всех прошедших третью часть экзамена. Девочки с розовыми волосами среди них не было.
"Ни ее соперница, ни она сама не смогли победить. Чем же она привлекает тебя, Шикаку?"
"Я уже говорил..."
"Не верю. Не по этой причине."
"По этой. И еще по одной. Вы похожи, Гаара."
"Чем же? Ничего общего!"
"Твое сердце ранено", - злобно хихикнул дух. "А у нее тоже поврежденное сердце. Правда, на нем всего лишь короткий рубец, но я чувствую, он увеличивается."
Гаара не стал отвечать демону. Он просто велел песчинкам проникнуть в обувь куноичи.

- Сакура! Давай быстрее! - Наруто прыгал от нетерпения. В зале остались только они, все остальные ушли отдыхать после экзамена.
- Иди, Наруто, я догоню. У меня все ноги в песке. (Очень много восклицательных знаков подряд, я здесь убрала их)
Наруто послушался и унесся со скоростью света. Сакура же, присев на каменные плиты пола, стянула свою синюю обувку и принялась с остервенением вытряхивать из нее песок. "Где же это меня так угораздило?"
Девочка была настолько занята, что не заметила, что в зале находится кто-то еще. (Полностью поглощенная своим занятием, девочка не заметила, что в зале находится кто-то еще \ 2 «что» в одном предложении очень не корректно звучит) Пустынный тихими шагами подошел к куноичи и остановился. В поле зрения Сакуры появились чьи-то ноги. Знакомые ноги. Даже не подняв головы, девчонка поняла кто это.
"Убить быстро или медленно?"
"Быстро... Хотя нет, я хочу насладиться ее страхом!"
"Я напугаю ее".
Сакура секунд десять провела в замороженном состоянии, а потом рискнула поднять голову. И встретилась взглядом с ним.
"Эти глаза... Страшные, с черной окантовкой... Но их можно было бы назвать привлекательными, если бы они были чужие, не Гаары..."
"Глаза... Ее глаза... Такие же бирюзовые, как у меня, только светлее. Они огромные, я вижу в их глубине страх и... Боль? Да это она, и опять из-за этого чувства..." Гаара дотронулся до "кандзи" на своем лбу.
Сакура нервно сглотнула, медленно встала и теперь уже не смотрела на Гаару снизу вверх. Они были одного роста.
Мальчик и девочка так и стояли, продолжая просвечивать друг друга взглядом.
"Что он хочет?"
"Убей ее".
"Я еще не закончил".
Сакура попыталась сделать шаг в сторону, но дорогу ей заслонила огромная волна песка. Девочка испуганно отшатнулась.
- Что ты хочешь? - завопила она, надеясь, что кто-нибудь услышит ее крики. Бесполезно. Все покинули здание. Она и Гаара здесь абсолютно одни.
- Твоей крови, - спокойно ответил Пустынный, и песок медленно двинулся к Сакуре со всех сторон.
- Монстр!
Это слово, произнесенное ее детским голоском, вызвало у него лишь кривую ухмылку. Она не думает так на самом деле. Она хочет его задеть.
"Что же мне делать?! Что делать?!!" - панически думала Сакура. Действуя на автопилоте, она вытащила кунай и швырнула (лучше метнула или кинула) Гааре в лицо, понимая, что это бесполезно. Точно! Песочная защита спасла его.
"Ино сказала сегодня, что я наконец-то стала цветком... Нет, я до сих пор бутон! Не могу даже себя защитить!" На песок под ногами упала слезинка. "Я ведь обещала не плакать!"
Слеза мигом была поглощена песком. Гаара почувствовал слегка солоноватый привкус во рту.
"Кровь и слезы... У вас почти один вкус".
"Ты чувствуешь ее запах, Гаара?"- спросил Шикаку у медиума.
Гаара глубоко вдохнул. Да, он определенно что-то почуял. Запах мяты, точно, это он.
"Чувствую".
"Убивай же ее!"
"Сейчас".
Сакура прекратила кричать и молча смотрела прямо в лицо юного убийцы. Слезы больше не капали. "Будь сильной хотя бы в момент смерти!"
- Ты хочешь крови? - ее голос был холоден.
- Да.
- Зачем?
-Чтобы доказать себе, что я еще жив... - Гаара начал медленно смыкать пальцы в кулаке, не сводя глаз с куноичи, которая стояла абсолютно прямо, и начал говорить эту страшную фразу: - Песчаный...
- Быстрее! Сделай это быстрее! - истерически закричала Сакура.
Гаара удивленно замолк. Его впервые просили о смерти.
- Почему?
- Я не хочу больше чувствовать себя слабой! - крикнула Сакура и, рывком подняв с пола тот самый кунай, полоснула себя по плечу, по тому месту, где прилип песок.
Этот багровый цвет с алым оттенком. Кровь. Ее кровь. Одуряюще пахнет мятой.
"Возьми... Дай мне ощутить вкус!"
Гаара попытался дотронуться до раны на ее плече, но Сакура увернулась.
- Не прикасайся ко мне! Пусть я лучше умру от песка! - злобно закричала она, но...
Подушечки его пальцев уже соприкоснулись с ее кровью. Сакура увидела беснующиеся глаза Гаары, нервную дрожь в его теле, которую он пытался скрыть, а затем как этот подросток облизнул свои пальцы. Его губы, подбородок, зубы окрасились в красный цвет, а из груди вырвался неистовый демонический хохот. Гаара задыхался, закатывал глаза, его трясло от наслаждения.
"Видишь, какова она на вкус?"
"Да".
"Слышишь, каков ее запах?"
"Да".
"Убьешь ее?"
"Пока нет".

Глава 4. Клятва.
Песок медленно возвращался в бутыль. Сакура тяжело дышала, не сводя с лица Гаары враждебного взгляда. Ее кровь растеклась длинными красными линиями по руке. Словно красная блестящая лента.
- Что же ты не убиваешь меня? - спросила она.
- Твои вкус и запах уникальны. Я хочу в полной мере ими насладиться, - ответил он.
Сакура вздрогнула.
- Ты сошел с ума!
- Может и так.
- Тогда...- Сакура поняла, что действовать нужно нестандартно, так как у Гаары на все эти фразы уже заготовлены ответы, - ты ведь убьешь меня?
- Убью, - надо же, он словно говорит о погоде на завтра!
- Я имею право на последнее желание? - тихо поинтересовалась Сакура. Немного подумав, Гаара кивнул.
- Пообещай, нет, поклянись, что убьешь меня только тогда, когда поймешь, что такое любовь, - произнесла Сакура слегка охрипшим голосом.
- Любовь, - проговорил Гаара презрительным голосом,- Любовь - это слабость...
- Нет! - твердо ответила девочка, - убей меня только тогда, когда узнаешь, что это!
- Меня никто никогда не любил, и я никого не люблю, - слегка усмехнувшись, сказал Гаара, - зачем ты ранила себя?
- По-другому я не могла избавиться от твоего песка.
- От тебя пахнет мятой.
- От тебя - кровью. Ты в тайне хочешь любви!
- Ты в тайне хочешь убить меня! Они замолчали. Не сводя глаз с "кандзи" Гаары, Сакура прошептала:
- Поклянись на моей крови.
- Хорошо. Только я хочу ответной клятвы.
- Какой же? - насторожилась Сакура.
- Если я пойму, что такое любовь, ты вечно будешь дарить мне свои вкус и запах.
- Будешь медленно убивать меня?
- Да, я хочу насладиться твоей смертью.
- Идет!
Их правые руки соприкоснулись, и рука Гаары мигом окрасилась кровью Сакуры.
"Почему ты не убил ее?"
"Не знаю, Шикаку. Я хочу большего, чем просто убить".
"Чего же?"
"Сделать ее такой же, как я".

Глава 5. Все не так просто.
Темари и Канкуро стремительно неслись по лесу, унося своего полностью обессилевшего брата.
"Почему Наруто выиграл?! Зачем ОНА загородила собой Саске?! Шикаку, почему ты мне не отвечаешь?!!" Паника не покидала его, всегда такого хладнокровного и бесчувственного. "Неужели любовь делает его таким сильным?"
Сакура... Она могла погибнуть, когда заступилась за этого Учиху! Она знала, что их скрепляет клятва и что он, Гаара, не тронет ее!
Она как Яшамару. Он также когда-то загородил собой девочку от песчаной атаки своего племянника, которого всегда ненавидел. И потом попытался убить.
Яшамару говорил ему что-то про любовь... Очень-очень давно... "Только одна вещь может излечить разбитое сердце. Любовь, Гаара."
Сакура любит Учиху - это видно невооруженным глазом! Ей было плевать на все, даже на то, что у нее не было ни малейшего шанса на победу - кунай против Песчаного демона! Она просто хотела защитить того, кто ей дорог. Видимо, она знает, что такое любовь...
Все время, прошедшее со дня клятвы, розоволосая (в литературе нет такого слова, можно заменить на «девчонка с розовыми волосами») девчонка, а вместе с ней и Саске Учиха, не шли у него из головы. Саске - вот противник, с которым ему хотелось бы встретиться в бою, точнее, раньше хотелось. После этого поединка в лесу Гаара невольно подумал, что Наруто и даже Сакура в чем-то намного сильнее Учихи. Плевать, что Наруто все считали идиотом, а Сакуру зажатой куноичи без особых способностей. Их сила была в другом. Не в гендзюцу, ниндзюцу, тайдзюцу или в чем-либо еще, а в чем-то скрытом от посторонних глаз. Их сила была в их душе, душе не отравленной жаждой мести и не увязающей в лютой ненависти. Наруто и Сакура просто могли любить. Сакура... Ты сказала, что любовь не слабость. По ней, по ее сегодняшним действиям, Гаара прочитал, что любовь - это храбрость и самопожертвование. Наруто доказал тоже самое.
Странно, сегодня первый день в его жизни, когда он думает сам, без комментариев демона (в бою с Девятихвостым, Енотовидной собаке так досталось, что она тихо накапливала силы, а не требовала крови), и какое-то странное ощущение не покидает его раненое сердце. Ощущение собственной неправоты, которое никто не хочет признавать за собой. Гаара тоже не хотел. "Если никто не любит тебя, это не значит, что ты лишен любви. Просто тот, кто даст тебе любовь еще не пришел..." - это были последние произнесенные Сакурой слова, когда она уходила из зала. Её короткие розовые волосы растрепались, кровь, подобно красной паутине опутала руку, к ее сарафану прилип песок... Несмотря на все это ее бирюзовые глаза сверкали победным блеском, а на губах была легкая полуулыбка. Потом она развернулась и ушла в распахнутую дверь. Сакура напоминала Деву, про которую ему в детстве рассказывал Яшамару. Красивая, но не ярко, а как-то совершенно неуловимо, маленькая, босоногая (обувь Сакура по забывчивости не надела).
Дева, про которую рассказывал Яшамару, жила много лет назад. Никто не знал ее имени, происхождения, звания... Все знали только то, что она спасла весь мир от бога смерти, который сеял мор и голод. Ей было всего 16 лет, когда она ушла с этим богом в Загробный мир. Ушла босиком и с легкой полуулыбкой на лице, но ушла абсолютно (лучше вообще убрать «абсолютно») добровольно. Самопожертвование во благо других...
"Сакура сказала, что я могу убить ее, когда пойму что такое любовь", - тоскливо подумал Гаара, - "а разве те, кто знает, что такое любовь, способны на убийство?"
- Надеюсь, Гаара несильно пострадал! - раздался над его ухом шепот старшей сестры.
- Надеюсь, что нет. При всей моей ненависти к детям, я не хочу видеть своего младшего брата в гробу, - ответил Канкуро делано бодрым голосом. Но было ясно, что он волнуется не меньше Темари.
А действительно ли никто его не любит? Может быть, отгородившись от мира ненавистью и жаждой крови, он не заметил тех, кто постоянно следил за ним и пытался отговорить от всех жестокостей, привить что-то хорошее... Брат и сестра. Никогда не бросавшие его, готовые пожертвовать жизнью за него, не отступавшие, когда он угрожал им смертью...
Темари... Канкуро... Сакура... Наруто... Они намного сильнее его, Гаары, и того хваленого Учихи... По черному веку скатилась тонкая сухая дорожка песка.
- Канкуро, Темари, простите меня... пожалуйста! - прошептал Гаара. Руки, державшие его, вздрогнули. Тем временем Гаара окончательно закрыл глаза и заснул. Это был не настоящий сон, а просто у него кончилась вся чакра. Руки, державшие с двух сторон худое тело подростка, ухватились за него еще крепче.
"Канкуро и Темари... Защищали того, кто не может даже порезать палец. Наруто... делал то, чего раньше не мог сделать. Сакура... Показала одну из структур любви".





На последней стадии су

0

25

Глава 6. Еще одна структура любви.
Прошел месяц. Он пролетел совершенно неуловимо, в хлопотах, практически бессонных ночах, а для Гаары еще и в непрерывных размышлениях.
Стране Ветра требовался новый лидер, причем срочно. После нападения на Деревню, Скрытую в Листве, Сунна стала очень уязвимой, нужен был новый мирный договор, и, опять же, Пятый Казекаге.
Гаара восстанавливал силы две недели, и все это время, да и после, рядом с ним были Темари и Канкуро. Разговаривали братья и сестра немного (ну да ведь истинная привязанность не в словах): Темари чистила свой веер (или просто водила по нему пальцами), Канкуро колдовал над Карасу, Гаара же углубился в чтение книг, которые нашел в комнате, где раньше жил Яшамару.
Эти книги буквально поразили воображение подростка. В кожаных переплетах, с рвущимися от старости страницами, они давали Гааре что-то простое и жизненное, чего он всегда был лишен. Первое, что он прочел, это сказки. Простые сказки для детей, которые Гааре никто никогда не читал. А между тем они несли то, что не находится в книгах по использованию техник и помощи в контроле над чакрой, сказки просто рассказывали о дружбе и взаимовыручке, о защите слабых и обездоленных…
В один из вечеров к нему подошла Темари. Выражение ее лица было на редкость серьезным.
-Что-то случилось? – Гаара оторвался от книги и посмотрел сестре в глаза.
-Да, Гаара. Я принесла тебе важную новость… Точнее, это даже не новость, а просьба… Короче, Совет просит тебя стать Пятым Казекаге,- голос Темари резко сменился с неуверенного на напряженный.
-Меня? – растерялся мальчик. Он аккуратно отложил книгу и скрестил руки на груди, - Как?! Почему?!
-Ну, ты самый сильный ниндзя в Сунне, к тому же сын Четвертого Казекаге…
-Я ведь МОНСТР… - с глубоким сарказмом произнес Гаара, снова уткнувшись в книгу.
-Прекрати! Люди, в конце концов, не слепые! – возмутилась Темари, - Они заметили, что ты сильно изменился.
-А они на сто процентов уверены, что я изменился? А вдруг я завтра снова кого-нибудь убью…- на секунду в глазах Гаары промелькнул тот самый фанатичный блеск, который говорил о том, что песчаный демон не дремлет. Девушка в страхе отшатнулась. Заметив это, Гаара опустил голову и произнес уже нормальным голосом, - Прости, Темари. Просто я никак не могу понять этих людей. Долгое время они меня боялись и ненавидели, а теперь, стоило мне не покидать свой дом несколько недель, они кидаются ко мне с просьбами стать Казекаге.
-Гаара, Гаара… - по лицу Темари скользнула легкая улыбка, - Люди довольно быстро меняют свое мнение обо всем, если ты еще не заметил.
-Нет, я такого не заметил, - не поднимая головы, ответил подросток, - сколько я себя помню, люди своего мнения обо мне не меняли.
-С тобой бесполезно разговаривать! – сердитым голосом произнесла сестра. Она резко развернулась, так, что ее волосы, собранные в четыре хвостика, воинственно встопорщились, и в мгновение ока оказалась около двери. – Подумай над этим, я прошу тебя как старшая сестра! – хлопнула дверь, и песчаная куноичи исчезла.
А Гаара остался наедине со своими мыслями. Предположим, он станет Казекаге, а вдруг он потеряет контроль над Шикаку? Тогда от Страны Ветра останется только воспоминание. А если не станет.… Все страны в курсе гибели Четвертого Казекаге, удивительно, что еще не было попыток завоевания Сунны. Удивительно-неудивительно, но это не значит, что нападения не предвидится, нужно быть во всеоружии.
Неожиданно Гаара вспомнил Сакуру, эту маленькую девочку с волосами цвета лотоса. Она кинулась защищать своих друзей с одним только кунаем, а он, который практически не может умереть, не решается взять и защитить свою страну, которая так в этом нуждается…
«Эта страна… Она никогда ничего не делала для тебя», - шепнул Шикаку.
«Я тоже ничего не делал для этой страны».
«А кто отправлялся на миссии ранга «А» и истреблял врагов Страны Ветра?» - ехидно поинтересовался демон.
«Я не убивал врагов Страны Ветра, я утолял твою жажду крови…» - решительно ответил Гаара.
Неожиданно он ясно понял, что ему просто необходимо побывать в Конохе. Нет, не ради того, чтобы увидеть Сакуру. Просто потому, что ему нужно было увидеть зеленые деревья, голубую реку и скалу с высеченными на ней лицами всех четырех Хокаге – Гаара чувствовал, что именно там он сможет принять единственно верное решение.

Между тем по одной из пустующих в это позднее время улиц Конохи бежала девочка в красном сарафане с белым узором. Ее зеленые глаза лихорадочно блестели, над губой застыли капельки пота, волосы растрепались.… В общем, Сакура Харуно отнюдь не напоминала супермодель, когда неслась со всех ног, чтобы остановить Саске , который уходил из Деревни. Уходил за силой, которую мог получить только от Орочимару.
«Нет, я не позволю тебе совершить ошибку! Саске, ты не уйдешь!»
Впереди показался знакомый силуэт. Человек, услышав шаги, резко обернулся.
-А, Сакура, это ты, - равнодушно бросил он. – Чего тебе?
-Я…Я… - Сакура никак не могла отдышаться, так как пробежала столько улиц, чтобы найти его. – Саске, не уходи! Пожалуйста!
-Сакура, как же ты меня достала, - Саске отвернулся от маленького взъерошенного существа, чтобы не видеть этих наивных и казавшихся ему глупыми глаз.
-Саске, - Сакура пропустила мимо ушей его последние слова. Она делала так всегда, когда он позволял себе грубости в ее адрес. Сакура считала это терпением любящего человека, Саске думал, что это – пресмыкательство, а Наруто, который сейчас пропадал неизвестно где, считал, что это издевательство над собой.
Между тем, Саске прибавил ходу и направился прочь от девчонки, которая его порядком раздражала.
-Стой, Саске! Орочимару нужно только твое тело, ради этого он и даст тебе силу – чтобы будущее пристанище его никчемной душонки отвечало всем его требованиям! – Сакура набралась смелости и, оказавшись перед Саске, схватила его за куртку. Ее руки нервно затряслись. Неужели он ничего не понимает?!
Одним легким движением Учиха оторвал ее руки от своей одежды и прошел мимо, словно его напарница по команде была неодушевленной вещью – кустиком или скамейкой…
-Остановись! Если ты так хочешь отомстить, то, возможно, я смогу помочь тебе! Я отправлюсь с тобой! – крикнула Сакура.
-ТЫ?! – Саске нервно усмехнулся. Вот глупая девчонка! Чем она собралась ему помогать? Эта Сакура даже с Ино Яманако справиться не смогла на чунинском экзамене!
Сакура, заметив, какую реакцию вызвали ее слова, замолчала. По ее щекам пробежали дорожки слез. Нет, Саске не должен видеть, что она плачет… Он любые слезы считает нытьем.

Для ниндзя уровня Гаары добраться до Конохи за каких-то два часа не составило особого труда. Первым делом Песчаный направился к скале с высеченными лицами Хокаге.
«Хокаге, Казекаге… Да между ними нет никакой разницы! Они все должны защищать свою родину!» - неожиданно Гаара вспомнил эти слова Яшамару. Нет, как бы дядя его не ненавидел, но кое-что он, как воспитатель, смог ему дать.
Коноха была тиха и прекрасна. Особенно этой звездной ночью. Гаара, который никогда не спал, а подолгу наблюдал за ночным небом, смог оценить красоту и чистоту конохских звезд.
Неожиданное шевеление песка под ногами вывело красноволосого мальчика из мирного состояния.
«Шикаку, что случилось?» - мысленно спросил он у демона.
«Я чую… Чую тот запах…» - Гаара своим телом чувствовал возбуждение Шикаку.
« Что? Сакура близко?»
« О да, видимо это она.… Эта чистая девочка… Я не могу больше, Гаара! Убей ее!!»
«Помолчи…»
Гаара снова почувствовал запах мяты, который сводил с ума Шикаку и в какой-то степени и его. Этот аромат смешивался с ветром и разносился по всей округе, вот только оценить его могли только подросток и демон.
Запах доносился из-за деревьев. Подойдя поближе, Гаара расслышал чьи-то голоса. Звонкий и умоляющий и другой, грубый и равнодушный.
-Уходи.
-Нет!
-Сакура, не выводи меня из себя! – Саске смерил Сакуру презрительным взглядом и пошел по улице к воротам.
Девочка побежала за ним. Гаара тоже следовал за парочкой, старательно скрываясь в тени деревьев. Саске не слышал шелеста листьев, так как был погружен в свои мысли о мести, Орочимару и надоедливой Сакуре.
Аромат, исходивший от девчонки в красном, доводил его до головокружения. Боже, как она могла быть такой непорочной?
На мгновение Гаара, изо всех сил вдыхая мятный запах, прислонился спиной к какому-то дереву. Шикаку неистовствовал, он требовал крови, а организм Гаары требовал наслаждения этим запахом.
Наконец Учихе надоело, что Сакура идет за ним как привязанная. Он сердито спросил:
-Что тебе надо?! Зачем ты ходишь за мной?!!
Сакура посмотрела в его глаза, в которых красным всполохом мелькнул Шаринган. Она уже не скрывала своих слез, ей было все равно.
-Потому что.… Потому что…
-Отвечай, давай, а то я трачу свое время, - буркнул Саске.
- Я тебя люблю.… Позволь мне помочь тебе…
Гаара , стоящий за деревьями и наблюдавший за ними, не шелохнулся. Что-то подсказывало песчаному шиноби – сейчас что-то произойдет.
Саске ничего не ответил, на это вырвавшееся признание маленькой девочки. Он только хмыкнул и снова пошел вперед. Сакура низко опустила голову, волосы мгновенно скрыли ее лицо. Гаара взглянул на землю под ее ногами. Раз капля, два капля… Снова плачет… «Я слишком часто вижу ее плачущей…» - подумал шиноби.
« Гаара, помнишь, я говорил тебе про рану в ее сердце?»
«Да».
«Она увеличивается…»
Внезапно Саске исчез и через секунду оказался за спиной Сакуры. Он подошел очень близко, буквально дышал ей в затылок.
«Не доверяй тому, кто стоит за твоей спиной, он может нанести тебе удар исподтишка…» - Гаара вспомнил эту фразу. Она была в одном из учебников, по которым он учился быть ниндзя.
«Неужели она может просто так стоять? В таком положении она наиболее уязвима!» - пронеслась в голове Гаары напряженная мысль. Он не знал, вмешаться ему, или нет. Наверное, не стоит, Саске не причинит вреда той, которая столько раз его спасала.
Сакура между тем дрожала, как осиновый лист. «Саске… Что же ты делаешь…»
-Сакура… Спасибо, - сухой голос прозвучал в ночной тишине неожиданно громко.
Сакура широко раскрыла свои нефритовые глаза. Зрачки расширились от удивления. В следующее мгновение они расширились еще больше, затем глаза закрылись. Удар по голове, который ей нанесли из-за спины, лишил ее сознания. Юная куноичи упала на землю, лицом вниз.
«Гаара?»
«Что, Шикаку?»
« Рана вскрылась…»
Саске даже не потрудился посмотреть, что случилось с девочкой. Переступив через ее бесчувственное тело, он исчез за поворотом.
Гаара раздвинул ветки и подошел к девчонке, которая в данный момент была легкой жертвой.
-Ты доверяла ему, поэтому подставила свою спину…- с болью в голосе произнес Гаара.
Вот… Еще одна структура любви – безграничное доверие.
Подросток взял девочку на руки и аккуратно положил на скамейку. Вроде бы серьезных повреждений нет, она скоро очнется.
А ведь Сунна сейчас прямо как Сакура! Страна Ветра доверяла ему, Гааре Пустынному. И у него был выбор – защитить или.… Нанести удар в спину.
Пустынный взглянул на лицо Сакуры, на котором застыло выражение шока и легким движением убрал с ее губ прилипшую прядь волос. Он наклонился к ее лицу, еще раз вдохнул этот прекрасный аромат, который Саске Учиха было не дано ощутить, и тихо ушел. Все решено. Завтра Страна Ветра узнает о Новом Казекаге.
Он в последний раз оглянулся на девочку, чьи волосы в свете луны казались молочно-белыми, вздохнул и ушел. Сакура осталась лежать на той самой скамейке, где когда-то чуть не поцеловала Наруто , принявшего облик Саске. История любит заканчиваться там, где и начинается.
«Гаара, ты говорил, что хочешь сделать ее такой же, как ты…» - ехидно произнес Шикаку, - «И что же? Скорее это ты стал, как она».
«Я не стал, как она… Никто не может стать таким, как она. Но я не жалею, что чему-то она смогла меня научить…»

Глава 7. Ты повзрослела…
-САКУРА! Черт возьми, где ты пропадаешь?!! Больница переполнена, мне нужна твоя помощь, а ты неизвестно где! – Пятая Хокаге сейчас напоминала разъяренную фурию.
Невысокая девушка с розовыми волосами смущенно потупилась.
-Простите, госпожа Цунаде,- произнесла она голосом праведницы, - Больше такого…
-Не повторится!! Я знаю, Сакура! Ты всегда так говоришь! – светловолосая женщина устало плюхнулась в самое уютное кресло и кивнула своей ученице на стоявший рядом жесткий стул.
Подумав, что ее сенсей как всегда в своем репертуаре, куноичи с милой улыбкой на лице присела. Хокаге, а по совместительству и главный медик Конохи, задумчиво посмотрела на свою вторую ученицу.
-Госпожа Цунаде, вы, кажется, говорили, что у нас переполнена больница. Пойду-ка я… - молоденькая куноичи сделала попытку подняться, но Цунаде взглядом пригвоздила ее к месту.
-Сидеть!!! Сейчас ты мне подробно расскажешь, где ты шляешься всю последнюю неделю! – карие глаза Цунаде сузились от злости. Она явно была настроена серьезно, но Сакуру не оставляла надежда, что Цунаде сейчас успокоится. Она всегда была такой – вспыльчивой, но отходчивой.
Шизуне маячила за спиной своей госпожи. На руках у нее была Тон-Тон, а на лице – выражение аля «Вы правы, госпожа Цунаде».
« Ни капли сочувствия и понимания! Мне, в конце концов, пятнадцать, а не пятьдесят, как некоторым!» - раздраженно подумала Сакура.
Цунаде смерила девушку испытующим взглядом, на который та никак не отреагировала, а потом вполне миролюбиво изрекла:
-Ладно, Сакура, не будем об этом. Хотя тебе уже пятнадцать лет, и ты могла бы уже стать более ответственной. У меня есть к тебе серьезный разговор.
-На какую тему? – без энтузиазма спросила Сакура. В последний раз Цунаде заводила с ней серьёзный разговор, чтобы узнать, где на этот раз Шизуне спрятала саке.
Пятая Хокаге закатила глаза.
-Только не делай такое лицо, Сакура. У меня есть для тебя задание, - произнесла Цунаде официальным тоном.
-В чем оно заключается? – деловито спросила Сакура. «Давненько мне не давали заданий, так ведь и навыки потерять можно»,- подумала девушка, нежно поглаживая свой кулак.
От Хокаге не укрылись манипуляции ученицы.
-Жаль тебя разочаровывать, но физическую силу тебе не придется использовать, - сообщила она, но затем, на мгновение, задумавшись, добавила: - Хотя кто знает, как там все обернется…
-Вы о чем? – удивилась Сакура. Она перевела вопросительный взгляд со своего сенсея на Шизуне. – Где это «там»?
- В Стране Ветра. Тебе предстоит дипломатическая миссия, нам необходимо подписать с ними кое-какой договор… - Цунаде раздвинула ящик своего стола и стала в задумчивости там рыться, - Черт, где же этот свиток!..- в сторону полетели служебные записки, косметика, непонятно как попавшая туда новая книжка Джирайи (а ведь Шизуне еще на прошлой недели выкинула это, как она сказала, «извращенное творение»), карточки с фамилиями шиноби и… - Вот он, нашла! – Пятая Хокаге с видом победительницы извлекла из горы хлама небольшой бирюзовый свиток и положила его на стол перед Сакурой.
У той известие о визите в Сунну радости не вызвало, скорее наоборот. В памяти мигом проснулись события двухгодовалой давности. Тот песчаный генин, точнее, уже не генин, а Казекаге, как рассказал ей Наруто. Она связана с ним клятвой, хотя.… Все тот же Наруто все уши ей прожужжал, что его новый друг после боя в лесу сильно изменился, а ученик Джирайи врать не станет.
Да, Наруто не врун. Но Сакура до сих пор помнила эти страшные сине-зеленые глаза, пылающие жаждой крови, эту песочную волну, которая ее едва не убила, а уж про демона, который живет в Гааре, и говорить не стоит. Вдруг при виде нее, Сакуры Харуно, в Пятом Казекаге проснутся прежние инстинкты? Нет, от этой миссии надо как-то увернуться!
-Почему бы вам не послать Неджи? У него в этом деле опыта побольше, чем у меня, - тихо произнесла Сакура, сделав наивные глазки. К сожалению, Цунаде это не тронуло.
-Неджи сейчас на очень важном задании в Деревне Звезды, а это, ты сама знаешь, не близко. Так что, моя дорогая, собирай все необходимое и завтра в пять утра вы отправляетесь.
-Понимаете, госпожа Цунаде, я очень хочу отправиться в Сунну, - начала вдохновенно сочинять Сакура, - Но понимаете, моя мама немного прихворнула, поэтому просит, чтобы я осталась с ней…
-За твоей матерью присмотрит Шизуне, - перебила ее Пятая Хокаге, - у нее как раз будет свободная неделя!
Черноволосая куноичи досадливо поморщилась и подумала: «Точнее, у меня была свободная неделя!»
Заметив, что Сакура повесила голову, Цунаде погладила ее по плечу и мягко сказала:
-Вместе с тобой отправятся Ино, Ли и Шикамару, им эта миссия тоже будет весьма полезна. А без квалифицированного медика в пути не обойтись, мало ли что… Сакура, что с тобой?
-Ничего, - ответила девушка, пытаясь скрыть досаду и разочарование.
-Шизуне, найди пожалуйста Ино Яманако и передай ей кое-какие инструкции насчет миссии, - заговорщицки подмигнув Сакуре, госпожа Цунаде быстренько сунула в руки племянницы Дана какие-то бумаги и буквально силком выпихнула ее из кабинета. Та попыталась чем-то возразить:
-Но госпожа, нам… - договорить старшая ученица не успела, так как Цунаде быстро захлопнула дверь перед ее носом, и вернулась на свое место.
-Так, Сакура Харуно, теперь поговорим с тобой начистоту. Признавайся, где ты на самом деле бываешь каждый день уже неделю?
«А я не хочу говорить. Это мое личное дело. Вас это абсолютно не касается», - мысленно ответила своему сенсею Сакура. Она скрывала это от всех своих друзей и близких, даже Наруто, который нашел ее на этом месте два с лишним года назад, не догадывался, куда пропадает эта запутавшаяся в своих собственных мыслях и страхах девочка-подросток.
Скамейка у Академии… Каждый день Сакура приходила к ней, сидела и наблюдала… Наблюдала за птицами, пролетавшими мимо, за листьями, зеленевшими на деревьях и за осколками своей первой любви, которые так и остались на земле у этой скамейки.
-То место, куда ты ходишь… - тишину нарушил неуверенный голос Цунаде, - Оно как-то связано с Саске Учихой?
Сакура спокойно посмотрела ей в глаза. Теперь слезы текли из них гораздо реже, чем в тринадцать лет. Силясь, Сакура попыталась вспомнить, когда она последний раз плакала. Точно, вспомнила – два года назад.
Два года, два года.… Слишком часто упоминаются, слишком многое случилось за это время… Сакура даже вывела свой список, который висел на стене в ее комнате. Название было тем же: «Два года».
Под первым пунктом значилась надпись «Волосы». Нет, это была вовсе не заметка об обязательном посещении парикмахерской – это было обозначение убитой слабости. Каждый раз, перечитывая этот первый пункт, Сакура вспоминала три вещи – Лес Смерти, безвольное тело Саске и руку, крепко держащую ее за волосы. Знала ли Кин, куноичи из Деревни Звука, что своими издевательскими действиями она убьет «старую» Сакуру? Хотя нет, она не убила ее, только ранила. Убил «старую» Сакуру другой человек.
Под №2 значилось имя – «Ино». Подруга, с которой ей пришлось драться на чунинском экзамене. «Да, Ино-свинина», - Сакура улыбнулась при воспоминании о прозвище, которым наградила свою подругу детства после их ссоры, - «У тебя всегда был свой стиль… И ты всегда любила меня, а я тебя. Ты меня спасла». Да, Яманако спасала ее дважды – первый раз в семь лет, когда чуть ли не вся Коноха дразнила девочку с большим лбом, она протянула ей руку дружбы, и второй раз – ровно через шесть лет, во время чунинского экзамена. Этот пункт имел второе название – « Возвращение дружбы».
Имелись также третий, четвертый и пятый пункты – «Песчаный демон», «Саске» и «Госпожа Цунаде». Наверное, не стоит подробно описывать, и так, в принципе, все ясно.
-Сакура, я прошу тебя, очнись! – Цунаде слегка повысила голос, заставив ученицу встрепенуться.
-Простите, я задумалась, - смущенно сказала Сакура, избегая смотреть в глаза Хокаге.
-Я повторяю вопрос…
-Не стоит, я слышала.
-Ну и?.. – в нетерпении заерзала в кресле ниндзя-медик.
Сакура пожала плечами и сделала вид, что не услышала шумного вздоха сенсея.
-Сакура, знаешь, почему я отправляю тебя на эту миссию?
-Команде нужен квалифицированный медик, да и участие в дипломатической миссии будет для меня полезно, - вяло повторила Сакура слова, сказанные Цунаде ранее.
-Не только за этим, - Хокаге встала из-за стола и подошла к окну, из которого открывался прекрасный вид на Коноху. – видишь ли, так сталось, что я в курсе некоторых внутренних конфликтов Сунны, о которых Казекаге ничего не подозревает.
-Так напишите ему об этом!
-Сакура, не глупи! Как ты думаешь, что в этом свитке? Вот- вот, именно это!
-И вы бросаете его где попало?! – возмутилась девушка с розовыми волосами.
Женщина смутилась.
-Вовсе и не бросаю!.. Никто не посмеет залезть в мой стол! – громко произнесла Пятая Хокаге, но в ее голосе особой уверенности не чувствовалось, - Ну так вот, Сакура. В этом свитке написано о советнике Кине, который метит на место Гаары Пустынного. Сама знаешь, единственный способ поменять Казекаге – либо он сам отказывается, либо умирает. Поэтому этому юноше необходимо все узнать и предпринять должные меры.
«Этот Кин явно чокнутый»,- судорожно сглотнула Сакура, - «Он явно не видел Гаару в бою, свергнуть его будет не так-то просто…»
-Но как вы об этом узнали, госпожа Цунаде? – спросила Сакура с должным градусом почтительности.
-Да мы недавно пи…Беседовали в баре с одним милым иностранцем, и он, находясь в сотоянии нестояния, поведал мне милые секреты Кина. Я мигом протрез… Спохватилась! И немедленно написала письмо Казекаге. Кстати, если у Сунны будет новый правитель, вполне может начаться война с Деревней, Скрытой в Листве. Если тебе плевать на Казекаге, который едва не убил тебя несколько лет назад (честно говоря, тут я тебя понимаю), то подумай о своей стране. Это все. Можешь идти, Сакура.
Девушка, не переставая удивляться характеру той, кого называют Хокаге, попрощалась и вышла, негромко хлопнув дверью.
Цунаде посмотрела на свиток в своих руках и горестно вздохнула:
-Надеюсь, что она все сделает верно…

Глава 8. Мысли Казекаге.
В резиденции главы Песчаной деревни царило беспокойство, все готовились к прибытию гостей из Страны Огня. Организационными делами занимались все, кроме Казекаге, который заполнял какие-то важные бланки в своем кабинете. Вместе с ним сидели два джанина – фигуристая девушка с волосами пшеничного цвета и парень с ехидной улыбочкой в пол-лица.
Казекаге, рыжеволосый молодой человек среднего роста, уже минут пятнадцать настойчиво намекал, что девушка с парнем должны покинуть его кабинет. Но разве старшие брат и сестра когда-нибудь вас слушаются?
-Гаара, расслабься немного, к нам приедут гости, а не Акацуки в полном составе, - порекомендовал джанин, чья улыбка стала еще шире и немного напоминала зловещий оскал. Канкуро есть Канкуро, его не исправить.
-Неохота мне это говорить, но Канкуро прав, - вздохнула Темари, стряхнув с рукава своего темного кимоно несуществующую пылинку. – Кстати, а кто именно приедет? Может, кто знакомый?
Гаара, не отрывая взгляда от документов, передал ей исписанный синими чернилами лист.
Девушка взяла его сильными, но изящными пальчиками и внимательно углубилась в чтение. Ее брови медленно поползли наверх.
-Что там, Темари? – лениво поинтересовался Канкуро, заметив выражение лица сестры, - К нам в гости действительно прибудут Акацуки?
-Заткнись! Значит так, приедут Нара, Ли, Яманако и Харуно. Старые знакомые.
-Особенно Нара, - подмигнул Темари кукловод.
-Слушай, братец, тебе сегодня неймется получить в лоб! Тебе что, двенадцать лет? – неодобрительно покосилась на него сестрица.
-Мне семнадцать, а у тебя уже начинается старческий склероз, Повелительница Ветра. Забыть, сколько лет родному брату! – продолжал паясничать Канкуро.
Гаара, увидев, что Темари начинает нервно поглаживать лежащий рядом с ней веер, мигом среагировал:
-Замолчите оба!
Цапающиеся джанины мигом замолчали. Их младший брат редко повышал голос, практически никогда, но, видимо, сегодня они сумели вывести Казекаге из себя.
-Темари, пойди и посмотри, как там дела с украшением зала. Канкуро, отнеси эти бумаги старейшинам и скажи, что мне необходимо сегодня вечером согласовать с ними кое-какие вопросы.
Девушка и парень послушно кивнули и вышли из кабинета. А Гаара взял оставленный Темари список и снова перечитал его. Харуно.… Снова она.
Казекаге иногда вспоминал ее на протяжении этих двух лет. Эти детские огромные глаза, волосы цвета нежности и запах мяты невозможно было забыть, да Гаара и не хотел все это забывать. Он не скучал по Сакуре, но она все же что-то значила для его раненого сердца.
Шикаку не беспокоил его уже достаточно долгое время, но юноша боялся, что при появлении девочки с розовыми волосами он снова проснется.
Гаара, особенно в минуты волнения, часто рассматривал свою руку, на которой когда-то давно была ее кровь. Естественно, никаких следов не осталось, но легкий аромат мяты все же был.
Казекаге понимал, что от прежней тринадцатилетней девочки сейчас явно ничего не осталось. Он много слышал о том, что аромат души меняется. К примеру, запах васильков может трансформироваться в аромат роз. Чаще всего это происходит, когда носитель аромата теряет девственность. Но в случае, когда носитель теряет близких, виноград может стать гвоздикой.
Может, после предательства Учихи ее аромат изменился? Или вовсе исчез?
Гаара не влюбился в Сакуру. Он только ощущал странную связь между ними, которая возникла не только из-за клятвы. Даже совсем не из-за клятвы.

0

26

Глава 9. Дорога в Деревню Песка.
Всю ночь Сакура не могла заснуть. Девушка несколько раз вставала, выпила воды, открыла окно и подышала свежим воздухом, но тщетно – непонятно откуда взявшаяся бессонница не проходила.
Решив не мучить себя, Сакура застелила постель и еще раз проверила свой рюкзак. Так, аптечка, запасная пара перчаток, несколько кунаев, серюкен… Сакура с улыбкой вспомнила, как накануне Ино собирала вещи. Она, помимо всего самого необходимого, прихватила два платья, вагон косметики и мешок всяких фенечек. «Я в первую очередь девушка, а уж потом – шиноби», - сказала Сакуре Ино.
«Все-таки Яманако – настоящая красавица», - немного завистливо подумала ниндзя-медик, - «ее ничего не может испортить».
Девушка без восторга взглянула на большое зеркало, висевшее на стене. В нем отражалась комната и находящаяся в ней девушка с розовыми волосами. За прошедшее время Сакура немного вытянулась, похорошела и стала намного увереннее в себе. Большой лоб, как воспоминание о детских дразнилках, был тут как тут, только теперь Сакура относилась к нему философски: есть и есть. И ничего здесь не поделаешь. Вон у Цунаде тоже не самый маленький лоб, так ведь стала санином! Как-то раз Пятая Хокаге поведала Сакуре о том, что в отрочестве ее дразнили доской, и девушка тогда чуть не задохнулась со смеху. Интересно, детские обидчики ее сенсея остались после этого в живых?
В общем, Сакуру Харуно нельзя было назвать идеалом женской красоты, а еще если прибавить к этому, что она нечасто пользовалась косметикой, а платья носила только по праздникам, то вполне можно было понять вздохи Ино Яманака и ее сетования на тему «так у тебя никогда не будет парня».
Наконец Сакура сказала самой себе, что сидеть и пялиться в зеркало в три утра – глупо по определению. Надо чем-нибудь перекусить и собираться на миссию.

Шизуне подошла к группе ниндзя и с загадочным видом сунула Сакуре в рюкзак какой-то белый сверток. На помощницу Хокаге никто не обратил внимания, так как Ли пытался что-то втолковать Ино насчет силы Юности, а Шикамару с пофигистическим выражением лица смотрел на рассветное небо.
-Ты не забыла поручение госпожи Цунаде? – шепотом спросила Шизуне.
Сакура отрицательно помотала головой.
-Ну и умница. Удачи! – женщина развернулась и быстро пошла в сторону резиденции Хокаге.
«Что-то мне кажется, что удача мне очень пригодится», - подумала Сакура.

-Шикамару, ты уверен, что мы двигаемся в правильном направлении? – Ино просто не могла к чему-нибудь не придраться. Минуту назад она советовала Ли выщипать брови, а еще раньше требовала у Сакуры рассказать, что там такое нашептывала ей Шизуне, и почему нашептывала именно ей.
-Уверен, - безразличным голосом ответил девушке Нара. У этого парня был врожденный иммунитет к причудам напарницы.
-На сколько процентов ты уверен? – сегодня Ино укусила большая и толстая муха-приставала.
-На девяносто девять целых и девять десятых процента, - не поворачивая головы, бросил Шикамару.
-А почему не на сто?
-Женщины… Все вам надо объяснять… Никогда нельзя быть в чем-то уверенным на сто процентов…
-Неправда!
Ли тем временем рассказывал Сакуре о тренировках с Гаем. При этом девушка с розовыми волосами мысленно благодарила бога, что попала в команду Какаши.
Сакура витала в облаках и почти не слушала собеседника. Ее мысли были заняты воспоминаниями о том, что в этом лесу Наруто спас ее и Саске от Гаары. Кажется, что все это было только вчера…
Уже вечером, когда посланники Конохи остановились на ночлег, Шикамару отозвал Сакуру в сторонку и тихо спросил:
-Почему у тебя такой вид? Словно скрываешь что-то…
Не успела девушка поразмыслить о том, какой же у нее вид, если даже Шикамару Нара обратил на нее внимание, как он задал новый вопрос:
-Это связано с тем, что тебе передала Шизуне?
-С чего ты взял? – удивилась Сакура.
-Если я смотрел на небо, это не значит, что я не обратил внимание на двух куноичи-медиков, которые загадочно шептались, - легкая усмешка на секунду мелькнула на его лице.
Немного посомневавшись, Сакура решила, что если она расскажет ему какую-то часть правды, то Шикамару вполне может ей помочь.
-Это не моя тайна. Я должна доставить послание Казекаге. Дружеский визит – лишь прикрытие…
Рассказ занял минут семь, не больше. Девушка умолчала только о происках Кина и о том, что написано в послании. Шикамару выслушал и вроде бы слегка проникся.
-Если это так важно, как ты говоришь, то за нами вполне может быть слежка… - задумчиво протянул он.
-Госпожа Цунаде никому не говорила о послании. Даже Шизуне ничего не знает, - не согласилась с ним Сакура.
-Ты уверена, что вокруг Хокаге не вращаются шпионы? Я что-то не очень, - еще более задумчиво изрек Шикамару, - В принципе, можешь не говорить, что в этом свитке, только будь постоянно настороже. А я спать хочу, - с этими словами один из умнейших ниндзя Деревни, Скрытой в Листве, улегся под деревом и спустя минуту захрапел.
«М-да…А чего ты ожидала от Шикамару Нара?» - спросила у самой себя Сакура. Злиться на этого парня было бесполезно, да и не получалось.
-Сакура, иди к нам!
Девушка обернулась в сторону костра и увидела сидящих там Ино и Ли. Они вполне мирно болтали, на какое-то время забыв о бесконечных придирках и силе Юности.
-Есть хочешь? – спросила у подруги Яманако. Кивком головы она указала на коробочку с рисом и овощами, прихваченную из дома.
Сакура хотела было уже сказать нет, но внезапно ощутила такой волчий голод, что без лишних слов уничтожила оставленную ей порцию.
-Счастливая ты, - с завистью произнесла Ино, наблюдая за тем, как активно Сакура уминает рис.
-Почему? – с набитым ртом спросила Сакура. Сейчас, когда желудок прилип к позвоночнику, ей было не до этикета.
-Ты можешь есть сколько хочешь и не поправляешься, - шепотом( в этой истории все какие-то шептуны), чтобы не услышал Ли, сказала Яманако. Слегка фыркнув, девушка отвернулась, а Сакура едва не подавилась. Ино часом не заболела?
-Простите, мне надо отлучиться на секунду… - Ли вдруг сорвался с насиженного местечка у костра и направился за деревья.
-Чего это он? – удивилась Ино, мгновенно забыв про свои проблемы с лишним весом.
-Да мало ли… - неопределенно махнула рукой Сакура. В этот момент ее интересовали совсем другие вещи, а не бегство Ли в заросли.

-Сакура! Сакура! – крик Ино прорезал ночную тишину, словно кинжал. Куноичи-медик мигом проснулась (правило шиноби №12:"Всегда будь готов к бою") и, увидев растерянную светловолосую напарницу, взволнованно спросила:
-Ино, что стряслось?!
-Ли пропал! Помнишь, он ушел тогда, потом ты и Шикамару заснули, а я стала его ждать. Прошло почти три часа, а его все нет. Шикамару пошел сейчас прочесывать…
Но громкий вопль Нара пресек ее повествование:
-Сакура! Ино! Срочно бегите сюда! Ли ранен!

0

27

Глава 10. Шепот в ночи.
-Ино, срочно принеси воды! Шикамару, помоги мне перенести его к костру! – командовала Сакура. Она чувствовала себя в своей стихии – стихии врача.
Ли лежал на траве, закрыв глаза. Его ключица притягивала взгляд огромной раной, из которой, не переставая, хлестала кровь. Бегло взглянув на рану, Сакура определила, что она нанесена чем-то вроде катаны. Просто великолепно, значит по лесу бродит враг с холодным оружием!..
Решив, что об этом она подумает после, Сакура сконцентрировала чакру в руке, собираясь использовать медицинскую технику, но…
«Оставь его… Он умрёт…Умрёт…»
«Что за…?!» - насторожилась Сакура. Странный шепот раздавался из каждого куста, из-за каждого дерева, лесные птицы пели этим шёпотом – все это создавало особую атмосферу страха и подозрительности, которая сбивала девушку с толку.
-Шикамару, ты что-нибудь слышишь? – спросила она напарника.
Тот непонимающе на нее уставился и отрицательно помотал головой. Сакура перевела взгляд на Ино. Та ответила ей тем же.
«Так, рана скоро заживет. Не самая опасная» - с облегчением вздохнула Сакура, но неведомые голоса вновь произнесли:
-Не старайся…
-Ишь чего захотел, - негодующе пробурчала себе под нос Сакура, не отвлекаясь от лечения. Вскоре рана затянулась, оставив после себя лишь слабый красный след. Ли слабо зашевелился.
«Ты думала, все будет так просто?»
О нет! Ли захрипел и задрыгал конечностями, словно подвергнувшись нервному тику. Куноичи непонимающе посмотрела на него и громко ахнула.
Рана снова была на том же месте! Словно она вовсе не использовала технику исцеления!
-Ли, прошу тебя, держись!
Снова привычные движения рук, зеленоватое свечение, рана затягивается… И снова вскрывается! Если так будет продолжаться дальше, то Ли умрёт!

Гаара сидел на крыше своего дома и смотрел на бескрайнее море пустыни и сверкающую над этим морем луну. В ее свете пустыня казалась голубовато-серебристой какой-то… Живой. Не такой жаркой и мертвой как днем.
«Здравствуй, мое любимое оружие…»
«Неужели ты снова будешь мучить меня? Тебе было мало двенадцати лет?!»
«К сожалению, я утратил над тобой ту власть, Гаара… Но старые ощущения, поверь, не забыл…»
«Ты о чем?»
«Запах мяты… Не ври, Гаара, что он тебе не понравился! Я знаю твое тело лучше тебя».
«Шикаку, ты… Я не собираюсь никого убивать!»
Песчаный демон ничего не ответил, а Гаара ощутил странное покалывание в висках. Внезапно на лицо словно наложили подушку, стало не хватать воздуха.
«Что ты со мной делаешь?!! Зачем?!»
« Я хочу доказать тебе, что ты два года убиваешь это… Кровь, которая сочится из твоей раны в сердце имеет вкус ранних мандарин… Покинь же свое тело на один день и отведай вкус ЕЕ крови!..»
Тело Казекаге застыло, словно ледяная скульптура, лишь ветер слабо шевелил красные волосы пятнадцатилетнего парня.

-Ли! Ли!! – Сакура истерически кричала, пытаясь снова и снова залечить рану друга, который когда-то спас ее. Бесполезно… Как и предсказывал таинственный шепот.
Ино тихо гладила подругу по растрёпанным розовым волосам, пытаясь хоть как-то восстановить ее внутреннее равновесие. У самой Яманака глаза давно были на мокром месте, но она все-таки надеялась – а вдруг у Сакуры получится?
Вдруг темное сердце леса пронзило стрелой тишины. Куноичи-медик порывисто встала и произнесла дрожащим и растерянным голосом:
-Все кончено.

0

28

Глава 11. Бесплотный.
Первое, что увидел Гаара, очнувшись после непонятного действия Шикаку, было его собственное тело. Тело, в котором отсутствовали признаки жизни.
«Что он сделал со мной?..»
Казекаге посмотрел на свои руки и… Ничего не увидел. Перевел взгляд на свое тело – вновь пустота.
«Я стал призраком? Я мертв?»
Гаара не чувствовал ни холода, ни жара. Не ощущал дуновения ветра.
«Не страшись, это только на сутки! Ощути себя бесплотным, проникни в её душу!»
« Почему тебе нужна именно Сакура Харуно? Вряд ли в ней что-то осталось прежнего за два года!»
«Ты прекрасно знаешь, что я не об этом… Помнишь ваш спор? Если ты, Гаара Пустынный, поймёшь, что такое любовь, ты сможешь убить её…»
«А если я больше не хочу никого убивать?!»
Однако песчаного демона больше не было слышно, он ушел в небытие.
Вдруг юноша услышал девичий голос, звонкий и одновременно растерянный:
-Все кончено. Ли мертв. Я не смогла его спасти…
Она предстала перед его глазами – невысокая, с ниспадающими на плечи розовыми прядями волос, в которых алела повязка с протектором Конохи… Сакура…
Стоило духу Казекаге слегка податься вперед, как обстановка вокруг резко изменилась. Пустынный пейзаж Суны сменил темный лес, поляна, окровавленное тело на траве и истерически плачущая девушка.
-Ли, ты не должен был умирать! – кричала она, прижавшись лицом к израненной груди темноволосого парня, - Это все моя вина! Моя!
-Сакура, не надо… - миловидная блондинка робко дотронулась до плеча напарницы, но та вздрогнула и отстранилась.
-Ты ничего не могла бы сделать, его ранили оружием, после которого раны не заживают. Он был обречен с самого начала, ты ни в чем не виновата… - Шикамару склонился над подрагивающим от рыданий телом Харуно.
-Он… Он спас меня когда-то… А я… Я не смогла его спасти! – девушка изо всех сил ударила кулаком по земле, забыв в этот критический момент о своей силе.
-Сакура, нет! – Ино и Шикамару, неготовых к разрушению земной породы под ногами, отбросило в сторону вместе с телом ли. Творилось что-то невообразимое – деревья вырывало с корнем, лесные птицы шумели, как ненормальные, жалобные писки диких животных, перепуганных неожиданным землетрясением, доносились отовсюду.
«Она стала сильнее…» - не успел дух Гаары подумать об этом, как неведомая сила привлекла его к ней. Казекаге увидел лицо девушки вблизи. На нем лежала печать горя, перечёркнутая шоком и безумием. Глаза сверкали ядовито-зеленым блеском, словно у средневековой ведьмы.
«Я не смогла! Я не вылечила! Я виновата!» - Гаара сам не понял, что произошло… Кажется, он начал слышать ее мысли, а значит!..
Дух сливался с телом, сознание которого в этот момент было крайне беззащитно и не способно отгородиться от внешних атак.
Внезапно Сакура почувствовала острую боль в сердце, вскрикнула и упала лицом в траву.
«Вкус… Изменился…»
Когда Ино и Шикамару подбежали к лежащей без сознания Сакуре, они увидели, что из её груди сочится кровь. Если бы они смогли чувствовать аромат души, то их обоняние среагировало бы на сильных запах гвоздики, разлившийся в воздухе.

Сакура очнулась в каком-то странном месте. Девушке даже на секунду показалось, что это просто один из хороших снов, которые снились ей так редко.
Мягкий солнечный свет разливался вокруг, даря тепло и радость. Небо, на котором не было ни единого облачка, радовало глаз своей природной лазурью. Повсюду, робко высовывая из зеленой травы белые лепестки, росли ромашки. Ну, просто картинка с изображением рая из сектантской брошюрки!
Собрав в себе жалкие остатки сил, Сакура встала и оглянулась вокруг. Никого. Внезапно её взгляд упал на собственное тело и девушка, тоненько вскрикнув, снова опустилась на траву, словно стараясь спрятаться неизвестно от чего. На то была веская причина – на куноичи полностью отсутствовала одежда.
«Что произошло?! Почему я раздета?!! Что это вообще за место?!!» - беззвучно крикнула в безмятежность обнаженная девушка с розовыми волосами.
Это было так дико, невообразимо и непонятно для нее, Сакуры. « Может это у меня такие эротические фантазии?» - недоверчиво подумала девушка, сидя в траве и от напряжения шевеля большими пальцами ног.
А что? Вдруг это такой большой глюк, который возник на почве недостатка мужского внимания и сильного стресса? Сакура сильно ущипнула себя за руку.
-Ай! – над простором, поросшим зеленой травой раздался слабый писк. Проверяя себя на трезвость разума, девчонка слегка перестаралась.
«И как мне отсюда выбираться?»
Сакура осмотрелась по сторонам и тут в её голову прокралась противоположная мысль:
«А стоит ли вообще уходить отсюда? Здесь так тепло, радостно и солнечно! Не то, что в реальном мире…
-Не обольщайся. Здесь не так уж хорошо, как тебе кажется.
Девушка с розовыми волосами резко оглянулась и машинально прикрыла руками грудь. Её лицо исказила гримаса удивления и страха.
-ТЫ?!
В двух шагах от нее стоял Гаара и ООООЧЕНЬ СТАРАТЕЛЬНО пытался отвести взгляд от обнаженной девушки.

Отредактировано Сакуренок1889 (2010-09-18 14:30:02)

0

29

Глава 12. Ненастоящий мир.
-Отвернись немедленно! – Сакура мучительно краснела и старалась прикрыть руками все тело, что само по себе было невозможно. Стыд победил страх перед бывшим врагом.
Гаара дёрнулся, неуклюже повел плечами, но, мигом собравшись, спокойно произнес:
-Здесь нельзя оставаться долго.
-Это еще почему? Здешняя атмосфера не позволяет убивать? – вырвалось у Сакуры. Осознав, что сказала, девушка мигом прикусила язык.
Гаара стоял к ней спиной, но переведя взгляд на его сжатые в кулаки пальцы, Сакура без труда представила себе выражение лица юного Казекаге. Девушке стало неудобно.
-Слушай… Гаара… Прости, я не хотела…
-Ничего страшного, - произнес Пустынный не оборачиваясь.
-Так почему здесь нельзя оставаться? – немного обескураженным голосом спросила Сакура.
-Это странное место… В нем много опасностей. Я успел это понять, пока находился здесь ДО тебя.
-Какие опасности? – Сакуру уже начинало немного бесить его спокойствие и хладнокровие, - Объясни по-человечески!
-Объяснить что-либо в этом месте очень трудно, - загадочным голосом произнес Казекаге,- проще показать…
-Хорошо, - судорожно вздохнула девушка. Немного поразмышляв, она смущенно попросила: - Извини, ты не мог бы одолжить мне свой плащ? Просто я… Ну это…
-К сожалению не могу, - в спокойном голосе юноши сверкнула искорка иронии, - в этом месте ты не сможешь носить одежду.
-Это как?! – Сакура возмущенно нахмурилась. Ничего себе заявочки – просто провинциальная психбольница!
-Просто. Любая материя, призванная скрыть что-либо, сгорит при соприкосновении с твоим телом, - серьёзным голосом ответил парень.
-А вот и нет! Ты-то одетый! – Сакура торжествующе улыбнулась, но, как оказалось, улыбаться было рано.
-Я – это я, а ты – это ты, - последовал лаконичный ответ, - чтобы все понять, тебе необходимо оглядеться вокруг.
-Я уже миллион раз оглядывалась! – упрямо заявила девушка.
-Ты видела только идиллическую часть этого мира. Пора посмотреть на настоящую. Ты идешь?
Сакура что-то забормотала и сжалась в комочек.
-Не волнуйся, я не буду на тебя смотреть, - легкая улыбка промелькнула на губах Гаары, хотя голос по-прежнему оставался холодным.
-А я и не боюсь! – расхрабрилась Сакура, поднявшись на ноги, - ну что, пошли? Это далеко?
-Нет, скорее очень близко, - сказав это, юноша двинулся вперед, Сакура семенила за ним на небольшом расстоянии. Лицо девушки поминутно покрывалось красными пятнами, когда она представляла, как это все выглядит со стороны.
Посторонние мысли мертвым грузом заполнили голову Сакуры, и в результате она перестала следить за тем, куда идет. В реальный мир ее вызвала только мокрая от росы трава под ногами, которая обжигала кожу холодом.
«Только я могла попасть в такое место, где нельзя носить одежду, подстерегают какие-то опасности и вообще полный солнечный бред» - подумала куноичи, обратив внимание на слишком яркий солнечный диск. Вы спросите – как солнечный диск может быть слишком ярким? Да очень просто! Если солнце, которое Сакура видела до этого, ослепляло совершенно закономерно, то это… Его лучи буквально резали зрачки световой нагинатой, причиняя небольшую боль. Что-что, а солнце в этом мире явно не сулило добра.
-Смотри под ноги, здесь обрыв, - слегка обернувшись, сообщил Гаара. Сообщил как раз вовремя, потому что Сакура едва не оступилась и не полетела вниз.
-Черт! – сквозь зубы произнесла куноичи, поднимаясь на ноги. Стряхнув с тела прилипшие травинки, Сакура с опаской глянула вниз и тихо охнула. Охать на самом деле было от чего.
Внизу творилось что-то невообразимое – разрозненные земли, поваленные деревья, вышедшая из берегов река, которая постепенно превращала все в болото… И среди всего этого ужаса то и дело мелькали чьи-то зловещие красные глаза.
Совершенно забыв обо всех своих предрассудках, Сакура схватила Гаару за запястье. Горячие пальцы коснулись ледяной руки Казекаге, заставив того вздрогнуть от неожиданности. Еще никто никогда так близко не приближался к нему, за исключением, разумеется, Яшамару.
Гаара слышал ее тихие шаги, прерывистое дыхание, немного раздраженный шепот. Все эти мимолетные звуки затронули в его душе одну из струн, отвечавших за чувства и влечения. А это касание его руки было наполнено грустной, детской и истерической мольбой о помощи, которой юноша не имел возможности никому оказать раньше. Возможно, именно этот сгусток неожиданных эмоций заставил его повернуться к девушке.
Сакура, невысокая и хрупкая, с едва тронутой загаром белой кожей, растрепанными волосами цвета рассветных облаков казалась чем-то неземным и бесконечно далеким. Ее тело было музыкальным инструментом, которому в этом мире еще не придумали названия – длинные ноги, узкие плечи, лебединая шея, грудь, напоминающая первую лилию – такая же белая и едва распустившаяся… В мягких чертах ее лица жила юность – бойкая, дерзкая, честная и невинная.
Вот она повернула голову и их взгляды встретились. Два зеленых взгляда – морская волна и весна.
-Гаара! Не смотри на меня! – Сакура негодующе скрестила руки на груди. На ее лице появилось выражение оскорблённой праведности, которое заставило парня улыбнуться.
-Чего ты ухмыляешься? – настороженно поинтересовалась девушка.
-Прекрати делать такое выражение лица, плат ханжи тебе не идет, - ответил Гаара. Сакура смущенно порозовела, причем до такой степени, что почти слилась по цвету со своими волосами.
-ты так и не сказал мне, что это за место… - шепотом напомнила она, стараясь не встречаться с Пустынным взглядом.
-Это твой внутренний мир.

0

30

Глава 13. Он и Она.
-То есть как?! – Сакура снова пошатнулась и неминуемо бы упала, если бы Гаара не схватил ее за талию и не притянул к себе. Все произошло так быстро и неожиданно, что юноша и девушка столкнулись носами.
В таком интересном положении – в полуобнимку - они и остались стоять. Пальцы Казекаге были настолько горячими, что в воображении Сакуры мигом возникла жаркая пустыня. Он касался ее ребер, как пианист клавиш. Душа куноичи затрепетала, боясь того, что будет дальше.
«Что это? Почему у меня такое странное ощущение в сердце?»
«Почему я не отпускаю ее? Почему меня тянет к ней, как два года назад к крови?»
«Между нами спор…»
«Кажется, я начинаю понимать, кто выиграл тот спор… Может быть я?»
-Тебя хотят свергнуть, Гаара.
-Вот как. Кто же?
-Кин, один из советников.
-Я разберусь. Это все?
-Нет, не все… Я хочу попросить тебя об одной услуге, Гаара Пустынный.
-О какой, Сакура Харуно?
-Убей меня. Я не знаю, понял ли ты, что такое любовь, но я имею право забрать свои слова назад, если ты согласишься. Я не хочу жить – из-за меня погиб один очень хороший человек. Не вылечила, не смогла спасти…
-Одного ты спасла, - не согласился с ней Гаара.
-За это можешь благодарить Хокаге, если бы не она…
-Если бы не наш спор…
-Что спор?
-Он изменил меня, следы твоей крови всегда влияли на меня. И я понял это только теперь, - юноша резко отвернулся и подставил свое лицо солнцу. Для Гаары это было несколько непривычно, так как он почти все время проводил в помещении, занимаясь заполнением важных бумаг. Солнце резало глаза, беспощадно освещало бледную, но практически идеальную кожу.
Гаара целиком погрузился в свои мысли. Появилась возможность исполнить то, о чем так мечтал Песчаный демон, животная часть его души. Возможность совершить убийство может быть оправдана тем, что жертва САМА этого хотела. Но той тяги к чужой смерти больше нет… Ему почему-то абсолютно плевать и на происки одного из своих подчиненных, и на буйства демона, и на старый спор с маленькой девочкой с розовым цветом волос… Плевать на спор, но не на ту девочку.
- Знаешь, почему ты здесь оказалась? – ровным голосом задал вопрос Гаара. Ответом ему послужило молчание, из которого он сделал вывод, что может продолжать, - Твоя моральная рана вскрылась, твой дух ослаб и позволил затянуть себя в этот мир… Мир, испорченный чувствами. Посмотри вниз. Не бойся, посмотри. Скажи, что ты видишь?
Сакура сосредоточенно стала вглядываться вниз, надеясь узреть что-то новое в этом сгустке смерти и разрушения. Бесполезно, все по-старому.
-Я вижу реку, вышедшую из берегов…
-Это твоя боль.
-Я вижу разрозненные земли…
-Это твое сердце.
-Я вижу поваленные и сломанные деревья…
-Это твоя любовь.
Сакура ошеломленно оглянулась и внимательнее пригляделась к Казекаге. Немного помолчав, она решилась спросить:
-Откуда ты все это знаешь?
-Я прибыл сюда задолго до тебя. Время во внутренних мирах идет гораздо медленнее, чем в реальных.
И снова за его спиной молчание. Видимо, она немного шокирована… Ну, понять можно.
Внезапно до его плеча дотронулась эта маленькая мягкая рука. Гаара повернулся к Сакуре, и его посетило дежавю – точно также, два года назад, они стояли в зале, где проводились тюнинские экзамены, смотря друг другу в глаза. Тогда они были одного роста, а теперь он на две головы выше. Забавно смотреть на эту девушку с необычным цветом волос сверху вниз.
-Я не хочу больше убивать, не надо просить о таком, - тихо произнес он, - а возможность оживить Ли существует. Видишь те белые цветы?
-Да, - кивнула Сакура, следя за направлением его взгляда.
-Сорви один и приложи к ране. Он получит возможность прожить еще несколько дней, а там вы доберетесь до Суны, где мои врачи окажут ему помощь.
-Что же это за цветок? – удивилась Сакура, - Когда госпожа Цунаде рассказывала мне о лечебных травах, она ничего не упоминала о подобных растениях.
-В реальном мире они не растут. Это цветы самопожертвования. Оглянись вокруг, сколько их здесь!
И впрямь – весь луг был покрыт этими цветами, которые она приняла за ромашки. Быстро нагнувшись, Сакура сорвала один цветок и бережно расправила его лепестки. Какой же он хрупкий и нежный – этот цветок самопожертвования.
Внезапно девушка перехватила взгляд Гаары, внимательно изучающий ее лицо. Что-то особое было в этом взгляде… Что-то странное и одновременно хорошо знакомое.
«А, ну да! Я ведь стою тут перед ним, в чем мать родила, еще бы не разглядывать!» - подумала Сакура. Однако эта мысль не вызвала у нее приступов стыда или желания исчезнуть – девушка просто восприняла все как должное.
«Его нужно как-то отблагодарить… Если бы не он, Ли бы погиб».
-Гаара, я хотела поблагодарить тебя… - запинаясь, произнесла Сакура, делая шаг навстречу Казекаге.
Он молчал, выжидательно смотря на нее. Она смотрела на него и вместе с этим думала, что все слова, произнесённые кем-то из них в эти секунды, кажутся абсолютно ненужными, какой бы глубокий смысл они не несли.
Сакура ощущала горячее дыхание Пустынного у своей шеи, пальцы их рук переплелись, глаза одного изучали небо за спиной другого.
Гаара почувствовал, как ее подбородок касается его ключицы – прикосновение, почти неосязаемое на физическом уровне, но крайне взволновавшее Казекаге.
А дальше произошло то, что было еще неведомо обоим. Странно это – касаться друг друга губами во внутреннем мире, но еще страннее – отвечать на эти прикосновения.
Губы… Они словно замороженные – перестают двигаться и застывают… Одни холодные, как лед, другие – обжигающе горячие. Такое впечатление, что лето и зима причудливо перемешиваются и превращаются в весну.
Неловкие, неуклюжие… Это все про их чувства друг к другу, про эти странные поцелуи – первые поцелуи…
Рука Гаары скользила по щеке девушки с весенним именем, а та еще сильнее прижалась к нему, подчиняясь неведомому инстинкту.
Уже немного остывшие губы скрепились еще одним, на этот раз более крепким поцелуем.
Взгляд зеленых глаз на мгновение затуманился, а еще через секунду глаза закрылись, поддавшись общей атмосфере первой нежности.
«Забавно… Ее губы сохранили ТОТ вкус…»
«Забавно… Его губы имеют вкус спелых вишен и мандарина…»

Когда девушка открыла глаза, она увидела перед собой мертвое тело черноволосого парня, а вокруг – зловещий лес.
Когда юноша очнулся, там, где он ожидал увидеть взгляд Сакуры, была луна.

0

31

Глава 14. Помощь друг другу.
- Сакура! Сакура! - Ино, с залитым слезами лицом, взъерошила подруге волосы и помогла привстать, - Я так испугалась, просто ужас! Ты потеряла сознание, стала извиваться, а потом… Потом ты даже дышать перестала! Мы с Шикамару уже подумали, что ты… Что ты…- девушка громко всхлипнула и внезапно обняла Сакуру.
- Эй-эй, полегче, Ино! – слабо улыбнулась та, - Задушишь ведь.
- Как ты? – девушка перевела взгляд вправо и увидела необычно взволнованное лицо Шикамару.
- Я-то в порядке, но еще надо помочь Ли, - ответила ниндзя-медик, почувствовав стебель цветка самопожертвования в своей ладони.
- Сакура, Ли уже не помочь, - тихо возразила Ино, стерев указательным пальцем слезинку в уголке глаза.
- Сейчас попробую еще раз, - загадочно проговорила куноичи, подходя к трупу и склоняясь над ним.
«Пожалуйста, пусть Гаара окажется прав!»
Вот белые лепестки становятся алыми…
«Пожалуйста!»
Девушка, выждав для верности минуту, пощупала пульс. Нет… Ничего не… Стоп! Кажется… Да! Да! Пульс есть! Совсем слабый, но есть!
Сакура от радости схватилась за запястье друга двумя руками. Пульс бился тихо, словно раненая птица в клетке, заставляя девушку трепетать. Каждый удар был жизнью, пусть маленькой, едва слышимой, но все-таки жизнью.
«Ли, ты обязательно выживешь, поборись еще немного!»- мысленно просила она густобрового паренька.
Действие цветка из внутреннего мира Сакуры было воистину чудодейственным - через минуту Ли приоткрыл глаза и слабо шевельнул губами, словно хотел что-то произнести.
- Ли, нет! Тебе нельзя говорить, - ласково произнесла Сакура, аккуратно проводя по его лицу влажным полотенцем. Повернувшись к Ино и Шикамару, наблюдавшим за всем происходящим с нескрываемым шоком, девушка твердо произнесла, - В таком состоянии он проживет еще дня три, если не оказать квалифицированную помощь.
- Значит… - взволнованно начала Ино.
- Нужно немедленно собираться в дорогу, до Суны еще около дня пути! – Сакура резко поднялась и вытерла свои окровавленные руки об одежду, оставив зловещие разводы на ткани.
- Са-Саку…ра…
Девушка мигом склонилась над Ли.
- Да?
- Ка…Катана… Каб..б..буто, - прохрипел парень и снова потерял сознание. Бегло взглянув на рану, медик помрачнела.
- Медлить нельзя, дело плохо! Шикамару, помоги мне… Стойте! Ли сказал – Кабуто?
- Да, - кивнула Ино.
Катана, Кабуто, странная рана Ли – все кусочки зловещей мозаики сложились в единую картину.
«Если здесь замешан Кабуто, то замешан и Орочимару… А если Орочимару…» - Сакура прерывисто вздохнула, проговаривая дрожащими губами имя того, кого раньше так любила.
- Саске, - она не произносила ничего вслух, только воздух, который она так нарекла, вздрогнул у рта девушки. Первая любовь, первая боль, первая мечта – да, много чего принесли ей эти робкие чувства к наследнику одного из сильнейших кланов Деревни, Скрытой в Листве.
Нет, сейчас нет времени вспоминать прошлое – надо действовать!
Трое шиноби, подхватив раненого товарища, мгновенно скрылись в листве деревьев. Они перепрыгивали с ветки на ветку, словно белки, спасающиеся от стаи куниц. Шикамару был впереди, чтобы в случае чего принять удар на себя, Ино и Сакура, поддерживая Ли, следовали за ним.
Девушка с розовыми волосами, имеющая отсутствующее выражение лица, не переставала удивлять подругу. Она многозначительно отмалчивалась на вопросы Ино о том, что же это был за цветок, который закончил свою жизнь в крови Ли.
«Это все было чудо. Настоящее чудо» - Сакура украдкой коснулась языком своих губ и с удивлением отметила, что вкус поцелуя песчаного ниндзя не исчез. Напротив, он стал ощущаться еще сильнее.
«Гаара не выходит у меня из головы. Неужели это?..»
В этот самый момент на лужайке Внутреннего мира среди белых цветов появился один алый.
Алый, как кровь.
Как закат.
Как любовь.

- Владыка, пожалуйста, поверьте! Я ни в чем не виноват!
- Кин, бесполезно оправдываться, – ровный и спокойный голос зловеще затих, словно его обладатель предоставлял собеседнику сказать что-то еще.
- Господин Казекаге, у вас нет никаких доказательств! – на лбу высокого мужчины средних лет выступили крупные капли пота. Подросток, сидящий в кресле перед ним, задумчиво изучал взглядом бутыль с песком, стоящую у стены.
- Доказательств? – переспросил юноша, переведя взгляд с бутыли на одного из своих советников, - Вынужден согласиться – я все это просто знаю.
- Значит, вы не имеете права!..
- А вы, уважаемый Кин, не предполагаете того, что я могу убить вас прямо сейчас? Мой песок поглотит тело и все… - Гаара выдержал эффектную паузу, разглядывая испуганный взгляд Кина, - Вас, конечно, объявят в розыск, но ведь Казекаге всегда может сказать, что вы подали в отставку. Ведь может, не правда ли?
Советник судорожно сглотнул, не зная, что ответить.
- И каково ваше решение? – с нескрываемым страхом поинтересовался он, не сводя глаз с татуировки на лбу юного правителя.
- Убирайся.
Это короткое слово отозвалось гулким эхом в просторном кабинете Казекаге. Кин смотрел в пол, не решаясь поднять взор на того, кого предал.
- Сколько человек в твоей группе?
- Тринадцать.
- Хм, забавное это число – тринадцать… - Гаара криво улыбнулся, - В тринадцать лет я совершил последнее убийство…
- Господин Казекаге, пожалуйста, не надо!
- Я же сказал, что ты можешь убираться, Кин, - глаза Гаары презрительно сощурились, - забери своих людей, уходите из страны. Я не буду убивать никого из вашей группировки.
- Владыка, спасибо! Вы так добры, так добры! – мужчина внезапно упал на колени перед Гаарой и принялся подхалимски мусолить края его плаща.
- Хватит! – в голосе юноши на краткий миг мелькнуло что-то звериное. Что-то, заставившее Кина вскочить и бодрым зайчиком направиться к двери.
- Кин, постой! – властный голос заставил советника вжать голову в плечи и пугливо оглянуться.
- Знай, если что… Я всегда смогу найти тебя и убить, - Гаара говорил совершенно серьезно, - Не забудь, что песок – повсюду…
Эти были последние услышанные Кином слова. Быстро захлопнув дверь, он побежал по пустынным коридорам резиденции, постоянно спрашивая себя о том, откуда Казекаге все известно.
«Что-то ты больно добрый!» - знакомый зловещий голос в голове заставил Гаару насторожиться.
«Мне плевать на него. Неужели ты думаешь, что за пределами деревни его ждет сладкая жизнь?»
«Сладкая она или нет, я не знаю. Ответь лучше, что произошло во внутреннем мире этой девчонки…»
«Какая разница, что там произошло? Я не собираюсь отчитываться перед тобой!» - упрямо ответил юноша.
Хриплый смех демона больно давил на виски.
«О, теперь уже становится интересно!»
Усилием воли Гаара прекратил этот разговор и подошел к открытому окну. Парень практически никогда не закрывал его, несмотря на то, что ночи в Суне часто бывали холодными. Впрочем, такие перепады температур он всегда переносил легко.
Прошли ровно сутки с того момента, как юный Казекаге очнулся на крыше. Первым, что он тогда почувствовал, была необычная эйфория. Сердце билось, как сумасшедшее, руки продолжали обнимать пустоту, губы полыхали огнем – можно было подумать, что Гааре ввели какой-то наркотик, полностью нейтрализующий разум. Все проблемы реального мира, пусть даже на редкость серьезные, просто меркли, когда он вспоминал Её – девушку с розовыми волосами. Ту, которая смогла увести его от Зла.
Было ли это любовью? А вдруг это все – нежность, жалость, минутный порыв?!
Нет, не порыв… Мы способны полюбить, когда увидим Внутреннее Я человека. Пустынный видел Истинную личность Сакуры.
Он познал ее мир.
Он полюбил ее.

0

32

Глава 15. Прибытие.
Юноша в темной накидке стремительно передвигался по лесу, накрытому фиолетовым покрывалом ночи. Лицо и фигуру скрывала темная накидка, с рукава которой время от времени падали капельки крови.
« Не существует дзюцу, воскрешающего из мертвых… Не существует!» - эта мысль обрушилась на молодого человека тяжелой каменной глыбой, которую невозможно было поднять.
Одно неосторожное движение рукой и капюшон слетел с головы неизвестного. Собранные в хвост волосы блестели на темной ткани серебристыми нитями, заставляя вспоминать сияние луны. Круглые очки придавали молодому человеку несколько лишних лет, но отнюдь не портили его. Кабуто сжимал в руке катану, с лезвия которой капала кровь.
У него не было времени привести оружие в порядок, перевести дух и даже как следует поразмыслить над произошедшим – все мгновения разбивались об один единственный вопрос: Как она его оживила?!
«Я занимаюсь медициной уже более восьми лет и никогда не видел ничего подобного… Разве что дзюцу господина Орочимару. Но на него эта девчонка явно не способна».
Не способна… Не способна… Не способна… Все они считали ее неспособной, возведя физическую силу на самый верх жизненной иерархии. При этом никому не приходило в голову, что Сакуре есть, кому мстить, есть, кого ненавидеть. Но она не делала этого. В таком отношении к окружающим была большая сила, которую никто силой не считал.

Темари сосредоточенно грызла ногти, смотря на ярко-красный закат, маковым цветком расцветший над Суной. Веер стоял рядом, прислоненный к каменной стене, и мел вполне безобидный вид. Сложно было предположить, что это смертельное оружие, уж больно мирный вид имел Хранитель Трех Лун.
- В последнее время меня немного удивляет поведение нашего братишки… - Канкуро плюхнулся на каменные плиты и посмотрел на сестру с видом профессионального страдальца, - заставить родственников дежурить на крепостной стене в день прибытия гостей…
- А заодно приказать бригаде медиков быть в полной готовности и стоять у ворот в Суну, полностью готовым к атаке, - дополнила Темари, внимательно посмотрев на одинокую человеческую фигуру внизу, - что-то здесь не так… И самое обидное, что он ничего никому не говорит!
- За пятнадцать лет вполне могла бы привыкнуть, - хмыкнул Канкуро, тоже взглянув на рыжую макушку брата. Как всегда, Гаара Пустынный был хладнокровен, таинственен и одновременно расслаблен. Руки сложены на груди крестом, взгляд устремлен в неизвестность, волосы и одежда покорны жестоким порывам пустынного ветра.
- Ты помнишь старого доброго Кина? – неожиданно спросил кукловод у Темари.
Та окинула брата удивленным взглядом и лениво ответила:
- Конечно, помню! Этот идиот вечно допекал меня всякими бесполезными поручениями. До сих пор интересно, как он может быть одним из членов Совета?!
- Не знаю, как он мог им быть, но сегодня утром, когда я вышел из своей спальни, он пробирался к выходу с двумя чемоданчиками, - Канкуро, испустив легкий смешок, снова повернулся к сестре, - как ты думаешь, почему он ушел?
- Ушел? Спросил бы его самого, раз видел, - пожала плечами Темари, отметив про себя, что в сводках происшествий она не заметила записей о сбежавшем советнике. Странно…
- Так я подошел и спросил, а Кин сделал такое лицо, - Канкуро состроил характерную гримасу, - словно его секунду назад пытали. А потом Кин сказал, что отправляется на очень важное задание в другую деревню… Последнее, что я помню, это сияние его пяток в солнечных лучах, - кукловод криво усмехнулся.
Темари хихикнула, представив убегающего советника, но мигом приняла серьезный вид.
- С Гаарой что-то случилось, - Повелительница ветра облокотилась на край каменной стены и с выражением беспокойства посмотрела сперва на младшего брата, а потом на бутыль с песком за его плечами, - он всегда замкнутый, но за эти сутки побил все рекорды…
- Темари, он наверняка слишком много работает, вот и случился сдвиг, - Канкуро сделал лицо опытного психотерапевта, - на твоем месте, я бы спустился вниз и уговорил прекратить все это.
- Почему же не спускаешься? – возмутилась девушка.
- Ты – старшая сестра… - лицо опытного психотерапевта стало приобретать умильные черты.
- Я уже восемнадцать лет старшая сестра, но ты, как брат и мужчина, - при произнесении последнего слова Темари выразительно закатила глаза, - обязан сам поговорить с Гаарой. И немедленно!
- Ну уж нет!
- Ну уж да! – рявкнула куноичи, - Бегом! – мгновенно раскрыв веер, девушка «слегка» взмахнула им. Громкие вопли кукловода огласили окрестности:
- Дура, я разобьюсь!
- Так просто от своих обязанностей не отделаешься, - ядовито улыбнулась «добрая» сестренка, снова сделав взмах веером. Вновь появившийся небольшой порыв ветра мягко поставил Канкуро на ноги, не позволив кукловоду поближе познакомиться с песком.
- Ну, Темари… - пробурчал он себе под нос, направляясь к обернувшемуся на громкие звуки Гааре.
- Что случилось? Почему ты не на месте? – спросил Гаара, снова переведя взгляд в другую сторону.
- Да меня вот Темари послала спросить, - начал Канкуро, но его прервали громкие крики шиноби, стоявших на стене.
- Господин Казекаге, кто-то приближается!
- Три человека!
- Нет, господин, четыре! Четвертый явно ранен!
- Гаара… - подал голос кукловод, но младший брат коротко произнес:
- Канкуро, за мной!
Казекаге мгновенно сорвался с места и побежал к приближающейся группе людей. Канкуро старался не отставать, а характерный разрезающий воздух звук дал понять, что Темари тоже следует за ними. Песчаная куноичи, благодаря способностям своего веера, была впереди братьев и вскоре смогла понять, кто эти люди.
Первым был темноволосый молодой человек в форме тюнина Деревни Листьев, за ним – две девушки, поддерживающие раненого товарища в зеленом костюме. Одна из девушек, увидев Темари, радостно закричала:
- Мы добрались! Сакура, Ли почти спасен!
Другая, с растрепанными розовыми волосами, подняла голову вверх. Закат окрасил измученное лицо в красный цвет и спрятал синяки и царапины, покрывавшие его.
«Боже мой, ее словно мучили!» - с ужасом подумала Темари, увидев мутный взгляд и исцарапанное тело девушки. Откуда было знать куноичи из Суны, что почти двое суток команда из Конохи не останавливалась, стремясь побыстрее добраться до Суны. Вся их чакра была использована для того, чтобы не упасть и не заснуть. Конечно, во время тренировок в Академии учеников тренировали долгое время обходиться без пищи и воды, сносить неимоверные физические нагрузки и разумно использовать свои силы.
Только сейчас был не тот случай, ни о каком контроле чакры не было и речи – тюнины из Конохи практически полностью истощили себя, потому что знали – стоит им остановиться, они потеряют драгоценное время, отведенное для спасения Ли.
Быстро приземлившись, Темари подскочила к Ино и Сакуре, которые продолжали судорожно поддерживать бесчувственное тело товарища.
- Срочно… Ему нужно срочно оказать помощь! – промолвив эти слова, Ино потеряла сознание и упала на песок рядом с тяжело дышащим Шикамару.
- Поняла! – быстро создав довольно сильный ветер, Темари, с трудом поддерживая каменно-тяжелое тело Ли, взобралась на веер, мгновенно подхваченный потоком горячего пустынного воздуха.
Между тем, Канкуро и Гаара уже были возле ниндзя Страны Огня.
- Я понесу блондиночку! – плотоядно улыбнувшись, заявил Канкуро. Он всегда оставался в своем репертуаре, даже в серьезных ситуациях.
Не став слушать ответ брата, кукловод подхватил Ино и направился к воротам. Попутно он столкнулся с бригадой медиков, спешивших к путникам.
- Там еще остались парень с девчонкой! Чакра иссякла полностью! – крикнул Канкуро врачам пред тем, как прибавить шагу.
Пока потерявшего сознание Шикамару укладывали на носилки, Гаара подошел к девушке, стоящей на полусогнутых ногах и с опущенной головой. Руки безвольно повисли, тело вздрагивало от тяжелых вдохов и выдохов.
Услышав, что кто-то к ней приблизился, Сакура слабо пробормотала:
- Пожалуйста, Ли срочно нужна помощь… - подняв голову, она встретилась с пристальным взглядом бирюзовых глаз.
- Гаара… - промолвив это слово, Сакура закрыла глаза и потеряла сознание. Сильные руки подхватили худенькое тело девушки, не дав ей упасть на песок.
Она казалась такой маленькой и беззащитной в его руках. Он снова видел ее лицо близко – настолько близко, насколько позволяла ситуация. Неожиданно бледные веки дрогнули, Сакура слегка приоткрыла свои нефритовые глаза и слабо шепнула:- Спасибо…Ничего не ответив, Казекаге крепче прижал к себе вновь потерявшую сознание девушку.
- Спасибо…
Ничего не ответив, Казекаге крепче прижал к себе вновь потерявшую сознание девушку.

0

33

Глава 16. Новые проблемы.
- Так ты точно уверен, что тот парень был мертв? – бледный мужчина с длинными темными волосами задумчиво рассматривал узоры, которые покрывали его темно-фиолетовый халат.
Разговор происходил в старинном каменном подземелье, в углах которого обитала плесень, а на потолке ютились летучие мыши. Общая обстановка была крайне угнетающей. Только у Орочимару с его тягой к жизни в сырых и темных помещениях могла прийти идея устроить здесь временный штаб.
- Господин Орочимару, я лично нанес ему удар катаной, лезвие которой покрыто особым раствором. Он полностью блокирует Исцеляющее дзюцу, а также любые другие способы лечения, - Кабуто, с трудом сохраняя остатки самообладания, рассказывал одному из санинов о неведомой технике Воскрешения.
Глаза Орочимару блеснули чем-то, отдаленно напоминающим интерес. Слегка потянувшись, он поинтересовался:
- Так кто, ты говоришь, эта девица?
- Я помню ее по экзамену на тюнина, - наморщил лоб медик. Его рука рассеянно порылась в кармане и извлекла толстую стопку карточек. С глухим звуком стопка легла на стол.
Орочимару попытался было взять карточки, протянув за ними руку, но, поморщившись от накатившей боли, оставил попытки.
- Господин, вам нельзя много двигаться! – резко сказал Кабуто. Он подошел к столу и мгновенно нашел нужную карточку и передал ее Змеиному санину. Тонкие белые пальцы судорожно сжали плотный лист бумаги.
С карточки весело улыбалась тринадцатилетняя Сакура. Тогда еще длинные волосы непокорной волной розовели за плечами, глаза сияли наивной детской радостью, и еще ничего не говорило об ужасающей силе, которую эта девчонка впоследствии приобретет.
Внимательно рассмотрев фотографию Сакуры и ее характеристику, Орочимару саркастически хмыкнул:
- И ты думаешь, что ОНА способна оживлять людей? – внезапно придирчивый взгляд полудемона наткнулся на графу «Состоит в команде с…». – Хм, а вот это уже становится интересно… - снимки двух мальчишек и одного мужчины, которых он знал очень хорошо – Саске Учиха, Наруто Узумаки и Какаши Хатаке.
- Господин Орочимару, это старые данные, я обновлял их совсем недавно, - Кабуто направился к открытой двери, ведущей в лабораторию, - сейчас принесу последние справки о должности и способностях этой Харуно… - с этими словами Кабуто скрылся за тяжелой дубовой дверью.
- Сакура… Харуно Сакура, - длинный белый ноготь легонько царапнул поверхность карточки, - интересно, как быстро ты вылечишь мое тело, когда я пообещаю вернуть тебе Саске?

Просторную и светлую больничную палату освещало солнце, чьи ярко-желтые лучи бегали наперегонки по одеялу, под которым спала юная девушка. Нежно-розовые волосы разметались во сне, придав лицу Сакуры ангельский и абсолютно беззащитный вид.
Наконец один особо прозорливый солнечный луч скользнул по лицу девушки, заставив ее недовольно поморщиться.
- Спать хочу, - еле слышно пробормотала куноичи, закрывая глаза маленькими ладошками. Ей так хотелось продлить прекрасный сон, который снился ей всю ночь… Но, видимо, кто-то принципиально не задвинул вчера шторы.
Сакура с трудом присела на кровати и потерла сонные глаза. Сон понемногу уходил, но досада из-за того, что ей не удалось досмотреть сон, и не думала покидать ниндзя.
Жизнь шиноби темна и опасна, каждую секунду твоя жизнь висит на волоске, поэтому нужно прилагать максимум усилий, чтобы она не сорвалась с него. И именно в такой суровой жизни светлые и нежные сны приятно согревают душу, израненную кровопролитными сражениями и тренировками до седьмого пота.
Сакуре приснилась она сама… Нет, не она! Девушка придирчиво посмотрела в небольшое зеркальце, которое кто-то из персонала забыл на прикроватном столике. Та девушка из сна была божественно прекрасна – невысокая, изящная и хрупкая, словно фарфоровая статуэтка. Ее волосы ниспадали на плечи послушными локонами, кожа была бела как снег, пухлые розовые губы будто созданы для поцелуев, а глаза кричат о любви и невинности…
В зеркале же отражалось обычное, но вместе с этим довольно симпатичное, лицо с несколькими подживающими царапинами. Волосы цвета детской мыльной пены напоминали воронье гнездо, под глазами залегла «живописная» синева.
Решив больше не травмировать свою нервную систему, Сакура отложила зеркальце и встала с кровати.
«Некогда мне разлеживаться… Господи, Ли! Как я могла забыть о нем!» - паническая мысль мгновенно захватила в плен мысли куноичи. Накинув на себя чей-то бесхозный халат, девушка выскочила из палаты.
«Так, интересно, где же здесь медсестра?»
Старый линолеум под ногами отдавался противным скрипом, словно ругая ниндзя за своеволие и неподчинение больничному режиму, на который Сакуре в данный момент было глубоко плевать. Разыскивая медсестру, она неожиданно вспомнила про еще одного человека, присутствующего в ее сне.
Сакура совершенно точно могла сказать, что это юноша, но вот какой… В свете последних событий это вполне мог быть Гаара, но что-то подсказывало куноичи, что это не Пустынный. Кто-то высокий, стройный, с глазами, в которых на мгновение блеснула кровавая искра. Нет, это был не Саске. Саске никогда не дарил ей нежность и тепло, даже в наивных мечтах двенадцатилетки. Юноша из сна обнимал ее, целовал алые от смущения щеки, зарывался лицом в ее волосах… Сакура мечтательно зажмурилась, но, увидев сидящую за столиком медсестру, мигом выкинула из головы все мартовские настроения.
- Извините, вы не располагаете информацией о состоянии здоровья Рока Ли из Деревни, Скрытой в Листве? – на одном дыханье спросила она у симпатичной темноволосой девушки в белом халате. Та прекратила заполнять карточки и посмотрела на утреннюю посетительницу.
- Постойте, вы Харуно Сакура? Из семнадцатой палаты? – медсестра вспомнила о девушке из страны-союзницы, которую вчера вечером лично доставил Владыка Казекаге.
- Неважно! Скажите мне, вы знаете, где находится Рок Ли?! – Сакура не сумела сдержать себя и требовательно стукнула по столу кулаком. Полированную поверхность «украсила» длинная неровная трещина. Заработав немного испуганный взгляд девушки, Сакура немного успокоилась, - Простите, мне просто очень надо знать…
- Рок Ли сейчас находится в общей палате, его состояние стабильно, - посмотрев в свои записи, четко отрапортовала медсестра, по-прежнему не сводя взгляда с трещины, оставленной кулаком Харуно.
Сакура облегченно вздохнула и прислонилась спиной к прохладной стене. Слава Богу, все закончилось хорошо…
- Почему ты не в постели?
Сакура удивленно повернула голову и встретилась со странным взглядом бирюзовых глаз. Вот это сюрприз – рано утром в больницу пожаловал сам Казекаге!
- Со мной все нормально… - начала было Сакура, но Гаара жестом остановил ее. Он обратился к медсестре, с любопытством разглядывающей их:
- Извините, вы не могли бы осмотреть гостей из страны Огня? – вопрос был задан таким тоном, что его можно было с легкостью воспринимать и как приказ, и как просьбу, но медсестра, видимо, работавшая здесь не первый год, четко сказала, что все будет сделано и молнией вылетела из-за стола. Гаара и Сакура остались одни в пустом больничном коридоре.
- Зачем ты заставляешь несчастную девушку носиться туда-сюда? – иронично поморщилась Сакура, - Насколько я знаю, так называемые «гости из страны Огня» еще видят пятый сон…
- Какая разница? Это ее работа, - ответил Гаара, - пойдем, я провожу тебя в палату.
Сакура с опаской и смущением посмотрела на протянутую ей руку – символ поддержки и близости. Немного помедлив, она взяла Пустынного за руку и, опустив голову, чтобы волосы хоть немного скрыли ее покрасневшее лицо, направилась к палате.
За это время Сакура не проронила ни слова, да и сам Казекаге словно воды в рот набрал. Он даже не пытался встретиться с ней взглядом, что задевало куноичи за живое. Стиснув зубы, чтобы не высказать Гааре свое мнение на всю больницу, девушка помимо воли сжала его ладонь и тут же мысленно чертыхнулась, заметив кривую ухмылку на бледном лице Пустынного.
- Гаара…
Он повернул голову в ее сторону, мигом убрав эту полуулыбку, и спросил:
- Что?
- Нет, ничего, в палате поговорим… - пробормотала Сакура, когда увидела пару санитаров смотревших на них с живейшим интересом.
Вскоре юноша с девушкой скрылись за дверью, не заметив, как один из санитаров сложил несколько печатей, а другой, ехидно улыбнувшись, прошипел себе под нос:
- О Боже, как трогательно…
- Это его ты не смог победить два года назад? - заинтересованно спросил напарник.
- Хм, это он. Ничего, я исправлю оплошность.
- А девчонка?
- Сакура?! Не думаю, что она сумеет нам помешать.

0

34

Глава 17. Подчиняясь рефлексам.
Когда дверь в палату захлопнулась, Сакура неожиданно ощутила странное чувство. Будто что-то обжигающее пробежалось по ее телу, а затем сгинуло, оставив в смущенных сомнениях. Девушка уже не могла отрицать, что Казекаге привлекает ее, но это казалось ей неправильным и в какой-то мере неприличным. Почему неприличным, Сакура так и не определилась, но это ощущение ее не отпускало.
В голове у Гаары бродили схожие мысли, но «неприличное» и «неправильное» он называл про себя «непонятным» и «прекрасным». За свою недолгую жизнь юноша видел уйму правильных, по мнению окружающих, вещей, но мало какие из них можно было назвать прекрасными. Но в последнее время он замечал что-то важное, необычное и красивое во многом – в каплях на запотевшем после холодной ночи окне, в неуловимых пылинках, купающихся в солнечных лучах, и в девушках с волосами цвета рассветного неба.
«Так, я… Я просто не знаю, как себя вести!» - панически размышляла девушка, делая вид, что очень увлечена созерцанием рисунка на стене.
- Так о чем ты хотела со мной поговорить? – тихий голос Пустынного нарушил неловкое молчание, опутавшее комнату липкой паутиной.
«Ха! Харуно Сакура, немедленно целуй его, иначе я в тебе разочаруюсь! – крикнула «внутренняя» Сакура, - Давай, девочка!»
«Немедленно заткнись!» - мысленно прошипела реальная Харуно, на секунду перестав сверлить стену взглядом.
- Я… Я просто хотела спросить о том, как ты попал в… В мой внутренний мир, - запинаясь и стараясь не смотреть Гааре в глаза, сказала девушка.
- Я думаю, что сейчас тебе не стоит знать это, - негромко ответил Пустынный, - когда настанет время, я обязательно расскажу все. Но только не сейчас.
Сакура молча кивнула. Она не сильно расстроилась, не получив от Гаары ответа, ее куда больше интересовало другое. То, о чем девушки обычно не спрашивают, но Харуно решила рискнуть.
- Гаара, мы с тобой во внутреннем мире… Ну, необычно себя вели, - неумело выкрутилась девушка. Помимо воли она отступила на шаг в сторону и уперлась спиной в стену, загнав саму себя в тупик.
Молодой человек, на секунду оторопев от этих слов, тут же взял себя в руки и спросил немного ехидным голосом:
- Что значит «необычно себя вели»?
В глазах Сакуры сверкнули искорки, которые часто появлялись, когда Наруто делал какую-нибудь глупость.
- Стукнуть Казекаге по лбу у тебя вряд ли получится, - добавил Гаара, слегка приподнимая краешек рта. Ему явно доставляло удовольствие смущать Харуно.
«Когда он успел стать таким?- удивленно размышляла Сакура, незаметно рассматривая его непокорные рыжие волосы. Надо же, она никогда раньше не замечала, как красиво на них играют солнечные блики! Наблюдая за ними, Сакура едва заметно улыбнулась, что не укрылось от внимания Гаары.
- Я сделал что-то смешное?
- Вовсе нет! – улыбка мгновенно сползла с губ девушки. Сакура заметила, что она находится в весьма двусмысленном положении: за ней – стена, перед ней – Гаара, третьего пути нет. Хм, надо не позволить себе потерять контроль над ситуацией и все будет в…
- Необычно себя вели? – вкрадчиво поинтересовался Гаара, приблизившись к Харуно настолько близко, что она почувствовала легкий запах, исходивший от него. Что это был за запах, Сакура так и не поняла, потому что обстоятельства не позволили ей задуматься над этим всерьез.

Двумя сутками ранее
- Саске, я надеюсь, ты понял, что от тебя требуется? Нужно доставить девчонку в наше укрытие, никаких жертв и, желательно, без лишнего шума.
- Неужели я настолько похож на идиота? – презрительный голос красивого темноволосого юноши заставил Орочимару ядовито ухмыльнуться, - Все будет сделано в лучшем виде, только у меня есть несколько условий…
- Я думаю, что сперва следует исполнить приказ, а потом уже предъявлять условия, - сухо возразил Кабуто, поправляя очки указательным пальцем. Якуши и Учиха давно испытывали друг к другу сильную неприязнь, которая, однако, не переходила в открытую конфронтацию.
Орочимару с интересом покосился на ниндзя-медика, которого Саске испепелял ненавистным взглядом.
- А что? Саске, а ведь Кабуто в чем-то прав… - мягким голосом поддержал слугу Змеиный саннин.
- Тогда я отказываюсь от выполнения этого задания. Пусть все делает Кабуто. К тому же, - добавил Саске с неким оттенком холодности в голосе, - он пользуется куда большим доверием, чем я…
- Саске, - голос одного из саннинов был до противности приторным, - лучше тебя с этим никто не справится, ведь вы были с этой девчонкой в одной команде и она даже, вроде бы, как любила кое-кого… - на этой фразе Орочимару зловеще усмехнулся и спросил делано любопытным тоном: - Ты случайно не знаешь, кого?
Кабуто с удовольствием отметил, как побелели костяшки пальцев Учихи, сжавшего руки в кулаки. Помощнику Орочимару не нравилось, что этот высокомерный юнец ведет себя так, словно он здесь самый главный, а все остальные - мелкие шавки для таких же мелких поручений.
- Предположим, я соглашусь, - натянуто произнес Учиха, немного колеблясь, - но вы двое поклянетесь мне… Не пообещаете, а именно поклянетесь. Слышите?
- С чего бы нам клясться? – поинтересовался Кабуто, приблизившись на шаг к молодому человеку. Тон, в котором Саске разговаривал с ним и Орочимару, порядком настораживал медика.
- Обещание нарушить легко. По крайней мере, вы в этом мастера, - спокойно ответил Учиха, - только клятва может связать даже тех, кто потерял последние крохи благородства.
- Саске, это, безусловно, крайне интересная тема для беседы, но ты, наверное, забыл, кто покинул два года назад собственную деревню, а вместе с этим покалечил друга, - вкрадчиво сказал Орочимару, который смотрел прямо в бездонные черные глаза Учихи, - думаешь, что ты лучше, чем я или Кабуто? Не хочу тебя огорчать, но для многих шиноби Учиха Саске стоит на одной ступеньке с такими, как мы.
- Какое имеет значение все это? – равнодушно бросил Саске, повернувшись спиной к собеседникам, - Я говорю, что вы должны мне поклясться. Поклясться в том, что Сакура не пострадает. Вы не причините ей никакого вреда и отпустите, как только она сделает все, что вам нужно.
- Саске, я сегодня определенно ничего не понимаю, - хмыкнул Орочимару, - с чего вдруг такая забота о девчонке, которая жутко надоедала в детстве?
- Она моя напарница, пусть и бывшая, - с этими словами Саске вышел из комнаты, довольно громко хлопнув дверью. Орочимару и Кабуто переглянулись.
- Ты пойдешь с ним, Кабуто, - вздохнул саннин, на секунду прикрыв глаза. В последнее время они начинали немного болеть, что могло быть связано с тем, что это тело уже приходило в негодность.
- Вы уверены, что это правильно? – спросил Якуши. Ему порядком не хотелось работать вместе с Учихой – оба предпочитали действовать в одиночку.
- Более чем, - спокойно ответил саннин, садясь в кресло, - Кабуто, дай лекарство, что-то мне нехорошо…
- Сейчас, господин Орочимару, - кивнул Кабуто и направился к полке, на которой стояли разнообразные склянки с пузырящимися в них растворами, - но все-таки, зачем вы посылаете и меня?
- Саске, конечно, силен, но что-то меня во всей этой истории беспокоит,- задумчиво произнес темноволосый мужчина, принимая из рук Кабуто стакан с фиолетовой жидкостью.

- Гаара… - жалобно прошептала Сакура, пытаясь уклониться от губ Пустынного, которые неукротимо рвались к ее рту. Бежать некуда, она в ловушке – ловушке собственных чувств.
- Что? – еле слышно поинтересовался Казекаге, дотрагиваясь до ее волос.
«Зачем ты все это делаешь?» - мысленно закричала Сакура перед тем, как утонуть в поцелуе.
«Зачем ты все это делаешь....»

Отредактировано Сакуренок1889 (2010-09-18 14:41:38)

0

35

Добрый-добрый Гаара… Наруто: Неужели это возможно?
Саске: Ну, ведь надо же когда-то попытаться?
Сакура: Это добром не кончится, это добром не кончится…
Наруто: Э… Нам, что жить надоело?
Темари: По-видимому, «да».
Ино: Темари?! Ты, что здесь делаешь?
Темари: Ну... Как бы это сказать…
Сакура: Это добром не кончится, это добром не кончится…
Темари: Заткнись, Сакура! В общем… Это… Я ЕГО боюсь.
Молчание.
Наруто (похлопывая девушку по плечу): Ничего, Темари! Мы тебя понимаем!
Темари (всхлипывая): ОН… ОН отнимает у меня тушь!
Сакура: Это добром не кончится, это добром не кончится…
Саске: Да, ужасно…
Темари (рыдает): И косметичку мою спёр!
Хината: К.. Како.. Какой… К… Кошмар.
Киба: Бедняжка… Как я тебя понимаю!
Сакура: Это добром не кончится, это добром не кончится…
Темари (вытирая глаза платочком): Да, с этим надо что-то делать.
Все вздохнули.

Шло 12-тое собрание клуба «Дружба», названного в честь аппарата для вырубки лесов, именуемого бензопилой и посвящённого борьбе с несправедливостью, а главное с ЭТИМ. Наруто нервно покусывал губы, Сакура, слегка сдвинутая после шпионажа за НИМ в ЕГО душе, постоянно повторяла, что это добром не кончится, и вообще, народ, драпать пора, д-р-а-п-а-т-ь. Саске, как самый умный, разрабатывал хитроумный план, кровожадно бормоча нечто в духе: «Вначале под поезд… Потом подорвать… Нет, вначале подорвать, потом расчленить, потом под поезд…». Хината, имевшая несчастье сесть рядом с «самым умным» постоянно вздрагивала по самым неизвестным причинам, а после громкого восклицания «ПОВЕСИИИТЬ!» вжала голову в плечи и сползла под стол. Киба, прижавший к себе нервно трясущегося Акамару, Шино, науськивающий своих жучков, чтобы они заползли в ухо к Неджи, Неджи, привязывающий Ино к стулу, во имя мира и избежания непредвиденных ситуаций в духе «Саске-кун!», Чоджи с зелёным лицом (а вы что хотели? Всё таки тараканы Шино так похожи на изюм, так похожи…), Шикамару, откровенно халявивший на фоне общей, чрезвычайно важной работы, Тентен, занятая рисованием огромного, недоделанного ещё транспаранта с надписью «Мы нИнОвЕдЕм …». Для прорисовки использовалась шевелюра Рока Ли, додумавшегося накануне вымыть голову шампунем «Шаума – экстро-обьём». Причём эффект шампуня распространился и на брови, что имело самые катастрофические последствия…

Наруто: Темари, кстати, а где Канкуро? Он же тоже хотел записаться в наш клуб?
Темари (сострадательно): Сегодня по ЕГО приказу, настала очередь Канкуро убираться по дому. По всей видимости, он приползёт где-то вечером, в районе 11-12 часов в полу расчленённом состоянии и…
«Самый Умный» Саске: ГОТОВО!!!
Все: Ёпть?!
Саске: Слушайте внимательно, повторять не буду и не собираюсь! Значит, по докладу Сакуры, ОН в 8 часов утра выходит на пробежку…
Сакура: А потом в душ… Это добром не…
Наруто (ревниво): Да что там между вами в этом душе случилось?
Ино (выплёвывая кляп, который старательно запихнул в неё Неджи): Я знаю! Я! Сакура грудью встретила врага, и даже под страшными пытками не открыла тайн нашего клуба!
Наруто (с облегчением): Ааа…
Ино (участливо): Не доперло? Я обьясн… ммм… (Неджи вновь запихивает кляп.)
Саске (с просветлённым лицом): Успокойтесь! В общем так… Когда ОН выйдет из дома мы ЕГО хватаем, запихиваем в мешок, потом кидаем в самолёт с курсом на Аляску и парой килограмм тротила в багаже. В воздухе сработает здитонированная взрывчатка, ОН падает вниз, на оружейный склад. По чистой случайности на склад свалится метеорит, ЕГО взрывает на фиг и отбрасывает на железнодорожные пути, где ЕГО переедет бронепоезд. Ну и для подстраховки ОН будет повешен, распилен и брошен в ванну с серной кислотой. Все поняли?!
Хината: К-к-ка-ак-кой т-ты д-д-об-б-б-р-ый…
Наруто (с отвисшей челестью): Гений…
Неджи: Принимаем!
Шикамару: Можно вопрос? А где мы возьмём метеорит, бронепоезд и самолёт до Аляски?
Тишина.
Гений Саске (садится): Надо подумать…
Тентен (Гордо показывая доделанный транспарант): А у меня готово! Точно готово!
Все уставились на плакат, на котором красовалась многозначительная надпись «Мы ниноведим Гуру».
Наруто: Гуру? Может, всё-таки Гаару?
Тентен: Извините… Сейчас переделаю…
Рок Ли (поспешно отползая в угол): Да подожди ты… Дай я хоть голову вымою… (Достаёт «Шаума-экстра-обьём».)
Сакура: Ли-сан, это добром не… Тьфу, я хотела сказать – возьми лучше мою Шауму с кондиционером! (Сострадательно глядя на причесон Ли.) Хоть топорщиться не будет… (Роется в сумочке.) Сейчас, достану только… Пошли!
Рок Ли: Куда?
Сакура: Как куда? В душ! (Тихо бормочет.) Имею опыт...
Саске (громогласный вопль): ВСЁ! ПОЗДНО ОТМАХИВАТЬСЯ! (Прокашлявшись.) Выступаем на рассвете.
Киба стукнулся носом о край стола, а Чоджи подавился очередным тараканом.
За сим 12-ое собрание клуба «Дружба» было окончено.
Решено. Они шли убивать Гаару.

***

Их было 13. Такие разные. Такие молодые. Их лица светились решимостью и отвагой, а огромный транспарант «Мы ниноведем Гуару» лишь подчёркивал светлые намерения.
Сейчас или никогда.
Наруто: Неджи, ты наступил мне на голову!
Неджи: Я не виноват что ты решил «запрятаться лучше всех» и заранее забил самое «глухое и тёмное место»!
Наруто: Да кто ж знал, что наш наблюдательный пункт будет расположен напротив дома Гаары в УЛИЧНОМ ТУАЛЕТЕ!
Саске: Я знал.
Сакура: Это… туалет?
Саске: Да. Был им, пока мы сюда не запихались.
Хината: М-м-не п-плох-хо…
Темари: Спокойно! Без паники! Всё могло быть гораздо хуже!
Наруто (пытаясь выбраться из бачка унитаза): К примеру?
Темари: Взгляни на Кибу и Чоджи!
Наруто: Фех! (Оглядывается.) Их тут вообще нет!
Шикамару: В том-то и дело.
Ино: Они…
Наруто: Что?
Ино: Провалились.
Наруто (нервно): Куда? Где дырка? Вы заделали дырку? Вдруг я тоже провалюсь?
Рок Ли (подозрительно глухим голосом): Заделали! Замуровали!
Наруто: Чем?
Рок Ли: Мной…

Положение действительно было бедственным. Больше половины пола занимала огромная дыра, из которой, собственно и раздавались жалобные голоса Кибы и Чоджи.
Киба: Я погибаю! Тону!
Чоджи: ЖРАТЬ!!!
Киба: Чоджи, стой! Это НЕ шоколадка, Чоджи!
Ино пришлось расположиться на спине Рока Ли, которым очень нагло заткнули эту самую дырку.
Ли: Слезь с меня! Слезь! Я падаю!
Ино: Хватит рыпаться! Твои волосы… Нет, они меня удушат!
Тентен примостилась в углу у двери, заняв, таким образом, самое свободное и самое свежее место во всём укрытии, Хината с отчаяньем цеплялась за волосы Ино, стараясь не свалится в дыру.
Хината: П-п-помогите! М-м-мои н-ноги! Нет, их кто-то кусает-т-т-т! Это к-к-рысы-мутанты!
Киба: Чоджи, говорил я тебе, это НЕ шоколадка.
Темари скорчилась вместе с Шино по правую сторону от Его Величества унитаза.
Темари: Сволочь! Убери своих жуков!
Шино: Молчала бы. Твои локти упираются мне в затылок.
Темари: Неправда! Мои локти лежат у меня коленях!
Шино: Тогда это ноги...
Наруто же и Неджи валялись-стояли в таких неестественных положениях, что Камасутра и Йога не шли с ними ни в какое сравнение.
Неджи: Не-а. Её ноги на моих плечах.
Шино: Неджи?! Какого хрена?!
Неджи: Я тоже, между прочим, сижу рядом с Темари…
Наруто: Стоп… Как же ты тогда ухитрился наступить мне на голову?!
Неджи: Заткнись, Наруто. Я сам не понял.
А Саске и Шикамару довольно миролюбиво играли в подкидного дурака по левую сторону от того же унитаза.
Больше всех повезло Сакуре. Ей уступили самое почётное и удобное место (догадайтесь какое ^_^) – спасибо хоть газетку постелили…

Тентен (осторожно приоткрывая дверцу туалета): Баста, карапузики! Гаара выходит! Вон, гад, курит в тенёчке!
Саске: Круто! Всё как по докладу Сакуры! Вначале на пробежку…
Ино (хихикая): А потом в душ… Да, Харуно?
Сакура (краснея): Да…
Наруто: Отлично! Вперёд!
Содержимое кабинки пришло в движение. Чья-то задница врезалась кому-то в нос, кто-то совершенно случайно наступил на Рока Ли, Узумаки выполз на четвереньках, и лишь гордая Сакура сумела сохранить хладнокровие и осторожно прошла к двери.
Вообще, не завидую я той уборщице, которая, увидя сей знаменательный парад «Мы выходим из сортира», решила сообщить озлобленным Кибе и Чоджи, которые вылезли в последнюю очередь, что с них десять рублей за пользование общественным достоянием.
Итак, толпа вываливается из туалета и набрасывается на тёмную тень, стоящую возле подъезда…

***

Гаара проснулся. Поздно проснулся. Увидел, что у будильника сели батарейки и разозлился. Сказал будильнику, что он его убьёт. Убил.
Зевнул, состроил рожу в духе «злой-призлой миффка» и встал с кровати, по ходу дела стягивая с себя розовую в сердечках (бесценный подарок Темари в день рождения) пижаму. Нашарил любимые, пушистые, домашние тапочки.
Нашёл в шкафу спортивный костюм с инициалами "Г.П." – Гаара Пустынник - на спине (бесценный подарок Канкуро на тоже день рождение). Оделся, умылся, прошёлся по бесчувственному Канкуро, спавшему в обнимку с пылесосом в гостиной и вышел на улицу. Всё, пора начинать утреннюю пробежку!
И тут ВАХ! У Гаары отвисла челюсть. Не каждый день увидишь выползающих, выкатывающихся, выпрыгивающих из соседнего туалета 13 бледных Нарутовцев. Вымазанные невесть в чём, с перекошенными лицами – бедный Гаара, у него случился нервный тик! Он искренне пожалел несчастную уборщицу, вставшую на пути этого знаменательного шествия с метлой в руках и лозунгом «Плати за пользование!» Ну как, как четыре команды Скрытого Листа уместились на площади три в три квадратных метра? А они всё прибывали из недр отечественной канализации…
Вот что-то с торчащими, смутно напоминающими хвосты патлами, несётся с боевым воплем по улице. Каково было удивление Гаары, когда он узнал в этом нечто Темари! А она то тут что делает?!
Темари: ВПЕРЁЁЁД!!! ЗА МИР!!! ЗА КОСМЕТИЧКУ!!!
Гаара просто рухнул на прохладную травку. «Чего это с ними? Неужели День Жестянщика?» - офигело размышлял он, глядя на пляшущих какой-то устрашающий тумба-юмбовский танец Саске и Наруто под тихие выкрики Хинаты: «С-с-свежий в-воздух!»
На Ино вообще было страшно смотреть. Вся осыпанная чем-то смутно напоминающим свалявшийся мех бультерьера, она проклинала какого-то Рока и обещала надрать задницу неизвестно какому Ли… За ней прыгал неопознанный зелёненький предмет, с чёрной копной сена на голове и жалобно вопящий: «Мои руки! Мои ноги! МОИ ВОЛОСЫ!»
Но на этом сюрпризы не кончились. Вскоре толпа окончательно сформировалась и ринулась на какого-то несчастного, спокойно курившего в сторонке.
Киба: Бей его!
Неджи: Связывай, держи крепче!
Все (хором): Не уйдёшь, сволочь!
Гаара офигел. Окончательно.
Несчастного связывают, запихивают в мешок и кидают в самолёт с надписью «Аляска! Лучшие курорты мира!» Самолет взлетает в воздух и тут же взрывается, а Наруто и Ко радостно вопят, вытанцовывая мамбу.
Гаара: Не понял…
Дальше – больше. Бедный мешок падает на оружейный склад – Гаара сглатывает от ужаса, потому что именно на этот склад в ту же секунду свалилось странное небесное тело размером с небольшую яхту.
Очевидно метеорит…
БАБАХ - Пустынник в шоке.
Мешок отбрасывает на железнодорожные пути и его переезжает бронепоезд!
Гаара трясущимися пальцами набирает на мобильнике 01 и на всякий случай 02 и 03. Однако, поздно… Отважно зажмурившись, Песчаник бочком подскакивает к месту трагедии…
Он открывает глаза и…
Повешенный мешок! Расчленённый мешок! Мешок, брошенный в ванну с серной кислотой!
Гаара в ступоре.
На ватных ногах, с отвисшей челюстью, подходит к вопящему что-то невообразимое Наруто и, тряся его за плечо, спрашивает:
Гаара: Что это было?...
Наруто (поворачиваясь и размахивая руками): Как что? А ты не знал?! Мы убили Гаару!!!
Гаара: Эээ?...
Наруто: Ага! Убили!!! Это было вели…
Вгляделся. Застыл. Побледнел.
Саске (завидев Гаару, умолкнув и пару раз нервно сглотнув): Что? Как… Как?!
Гаара: Что с вами, ребята? У вас лица, как будто вы увидели приведение…
Тишина. Все застывают, и потихоньку подтягиваются к ванне. Кто-то тормознуто рассматривает Песчаника, личности поумнее со страхом толкают друг-друга и виновато хмыкают.
Ли: Он жив… Мы схватили кого-то не того?...
Сакура: А кого же мы тогда… (Глядит на ванну с кислотой.)
Бульк! На поверхность всплыла оранжевая книжечка с потрёпанными краями.
Все: КАКАШИ-СЕНСЕЙ!!!
Гаара: Не понял…
Сакура (рыдая): Какаши-сенсей! Как же так… Мы же…
Хината: А-а-а-а… С-с-свежий в-в-возд… Ой, извините… Ка… Кака… Какака… СЕНСЕЙ!!!
И тут из ванны, целый и невредимый вылазит великий Хатаке в трусах, с перекошенной повязкой и безумным взглядом.
Какаши: Что… Это было? Вышел покурить, отдохнуть, и тут… В мешок! Потом бам, бух, трататах! Да ещё и в ванну! Я еле успел применить защитное дзюцу!
Сакура (со слезами на глазах): Вы живы!
Неджи (с облегчением): Вы целы!
Ино (в восторге): И в трусах!
Тишина.
Какаши засмущался.
Шикамару: Можно вопрос? Что вы делали в доме Гаары, в восемь утра в одних трусах?
Офигенная тишина.
Какаши чешет репу. Потом подходит к Гааре, берёт его за плечи.
Какаши: Дело в том, что мы…
Шино (с надеждой): Геи?
Гаара (с потрясением смотрит на Хатаке): МЫ ГЕИ?!
Какаши: Да нет… Мы… Дело в том… ГААРА МОЙ СЫН! (Разрыдался и прижал Пустынника к груди.)
Наруто: ЧЕГО?!...
Неджи: А я не знал…
Гаара (в шоковом состоянии): Я тоже…
Какаши: Это длинная история. Однажды, во время особой миссии, я родил сына…
Сакура: Это как?
Какаши (краснея): Пардон… У меня родился сын. В общем, его захватили вражеские нинзя, я его долго искал, но так и не нашёл…
Хината (рыдая): Как трогательно!
Киба: Душещипательно.
Какаши: Но недавно я разработал поисковое заклинание! И оно привело меня в дом Гаары! (Переводит умилённый взгляд на Пустыника.) Обними меня, сыночек! Ути-пути!
Гаара: НЕТ!!! ПУСТИ!!! (Вырывается.) Не может быть! (Брыкается.) Я родился в Селении Песка! Я злой-презлой демон! (Глядя на озадаченного Какаши.) А ещё я кусаюсь!... Честно! И ночами не сплю – брожу по дому и бужу несчастных соседей!
Какаши (восторг и умиление улетучились): Но моё заклинание было точным!... Может, в доме был ещё кто-то?
Темари (задумчиво): Вообще то там вроде Канкуро убирался…
Какаши замер. Потом осторожно опустил полу-удушенного Гаару на травку, и, сверкая голыми пятками помчался в сторону подъезда с воплем «Канкуро! Сын мой!»
Гаара (прокашлявшись и повернувшись к застывшим сусликами нарутовцам, с плохо прикрытой злобой в глазах): Может кто-нибудь мне объяснит, что здесь произошло?

***

Из воспоминаний Канкуро:
Я был в шоке.
Послушайте, это чересчур, я работал всю ночь, уснул на шланге пылесоса, а проснулся от криков какого-то безумного мужика, который в одних трусах запрыгивает в окно шестого этажа, плюётся серной кислотой, размахивает оранжевой книжкой, словно грозным оружием и, крича «СЫН МОЙ!» пытается меня удушить!

***

Ино: Гаара! Не убивай нас!
Наруто: Мы так молоды!
Саске: Мы не со зла…
Хината: МЫ ФФСЕ УМРЁМ!!!
Сложно сказать, как Гаара догадался об их коварных планах. Возможно, чрезвычайная искренность в глазах показалась ему подозрительной, или же история про ёжика в тумане, который хотел утопить Какаши, была не слишком правдоподобной…
А может всё дело было в огромном транспаранте «Мы ниноведем Гуару» во всю стену соседнего дома…
Гаара (разминая кулаки и кровожадно сверкая глазами): Ну-с? Кто первый?
Ино (выпихивая Сакуру): Она!
Сакура: Я?! А давайте по алфавиту! (Просчитывая что-то.) Тогда первая будет Ино! (Выпихивает её.)
Ино: Нетушки! (Снова пихает Сакуру и шепчет ей.) Не трусь! Возможно он вспомнит душ и всё обойдётся!
Сакура (отчаянно краснея): Нет! Только не это! Ино, сжалься!
Ино (с серьёзным лицом): Герои жертвуют собой ради родины! (Пинком выталкивает Харуно из толпы, достаёт платочек и громко причитает.) Она была так молода!...
Гаара (заметил Сакуру): О! Сакура! А ты что тут делаешь? (Протягивает к ней руку, что бы помочь встать.)
Сакура (поспешно отползает, дёргается, орёт и колотит руками по земле): Гаара! Ну будь ты подобрее! Не убивай нас! Мы не хотели…
Наруто: Да! Просто ты такой мрачный и вечно всех колотишь…
Гаара (с подозрением, теряя терпение, вытаскивая пробку из фляги): Да неужели?
Хината: Д-да…
Киба (пряча затыренную на всякий случай гранату): Но мы хотим с тобой дружить, честно!
Гаара (опускает руки, с просветлённым лицом, но всё ещё кровожадным голосом): Правда?...
Саске: Да! Просто сделай шаг к нам навстречу!
Сакура: Попробуй быть чуточку добрее!
Неджи: Пожалуста!
Ино: Мы тебя очень просим!...
Тентен и Рок Ли (хором): Это просто!
Гаара (всхлипывая): Вы… Вы правда так думаете?...
Шино (попинывая жалкие останки упавшего самолёта): Конечно!
Неджи (поглядывая на руины разрушенного оружейного склада): Не сомневайся! Мы всегда считали тебя милым и дружелюбным…
Гаара (почти рыдая): Друзья мои… У меня было трудное детство… Меня никто не любил!
Сакура (трясётся от страха и прячется за ванной с серной кислотой): А мы любим! Очень любим!
Гаара (успокоившись): Ну хорошо. Я попробую. Я… Прощаю вас.
Саске: Слава Богу…
Темари: Услышаны мои молитвы!
Тишина.
Гаара (смущённо): Рассказать вам сказку?
Все: Давай! Это так интересно.
Компания рассаживается на травке вокруг Гаары и устраивается поудобней.
… Через два часа.
Гаара: … И он вырвал её сердце голыми руками!!! Кровь хлестала фонтаном, всюду были слышны отчаянные крики, и… (Запинается.) В общем, они все умерли. Конец. (С надрывом заканчивает Гаара, как-то по-отечески треплет Сакуре волосы и, пожелав всем приятных снов и хорошего отдыха, вприпрыжку удаляется к подъезду.)
В эту ночь удалось заснуть только Наруто, да и то под утро.
Не каждому дано пережить завывания Гаары с нижних этажей «Я такой добрый! Это оказывается так просто! Теперь я ВСЕГДА буду добрым!»

Эпилог. Две недели спустя.

Наруто (подсаживаясь к Ино за стол): Фууух… Это просто невероятно, что мы выжили… После всех этих событий… Ты так не считаешь?
Ино (отпивая кофе): Да. Ты прав.
Наруто (запустив пальцы в волосы): А Гаара действительно стал дружелюбнее… Он даже не убил меня, когда я разбил его любимую чашку с медвежатами… Просто оскалился…
Ино (укоризненно): Он улыбнулся! (Снова отпив кофе.) За это поблагодари Сакуру! Она нам здорово помогла…
Наруто: Чем?
Ино: Она договорилась с Гаарой. Он станет более добрым и милым, а она взамен каждый день…
Наруто (ревниво подскакивает): ЧТО?!
Мимо них проходит Гаара в одном полотенце, обмотанным вокруг бёдер, с закинутой за спину мочалкой.
Гаара (весело, не замечая никого вокруг): Да здравствует мыло душистое! И полотенце пушистое! (Насвистывает и заходит в душ, хлопая дверью. Через некоторое время слышится громкий визг Сакуры.)
Наруто (в нервозе): Да что там у них в душе происходит каждый раз?!
Ино (с грохотом ставит чашку на стол): Тайна, покрытая мраком…

0

36

[Immortals]
Автор, я просто потрясена вашим фанфиком ! Это самый лучший фанфик который когда либо читала про Гаару и Сакуру!! И вы нисколечко не должны сомневаться в своих способностях. Я достаточно долго жду продолжения и хотела бы спросить когда вы закончите фанф?? Когда вы выложите продолжение 2 части  с 5той главы по моему?? Я жду с нетерпением !!!! =))))))))

0

37

Название: Ты улыбаешься.
Автор: Ирин4ик)
Жанр: Романтика, ангст.
Персонажи: Гаара/Сакура, упоминается Наруто.
Размер: Миниии.
Предупреждения: ООС, POV, персонажи немного постарше.
Задание: Рассказать о взаимоотношениях трех персонажей. Своеобразный треугольник. Раскрыть смысл фразы - "Что сильнее: любовь или дружба".
От автора: Благодарю за задание. Было необычайно интересно работать с ним, хотя и жанр "романтика" с серьезной темой дались нелегко. Романтики особой не будет.
Еще раз от автора: автор сожалеет, но этот фанфик - все, на что хватило его скупой фантазии. Автор сам разочарован в себе, но лучшее бы все равно не вышло)
Примичание: писалось для ДК.

Ты мне улыбаешься. И я знаю, что в твоей голове, наверняка, сейчас творится беспорядок; знаю, что ты думаешь о том, что осталось позади, о том, что ожидает впереди, о том, стоит ли наше «сейчас» твоего прошлого; уверен, тебя терзают мысли о нем. Но ты улыбаешься. И я не знаю, почему, но меня не радует эта улыбка. Наверняка, потому не радует, что ты улыбаешься искренне. Совсем как он. В точности.
Я помню ту его улыбку. Его улыбка была такой же искренней, такой же широкой и доброй, как и всегда. Он улыбался от всей души, был рад за нас с тобой. Я знаю, он не лукавил, но боль в его глазах затмевала искренность его улыбки. И тогда я понял. Понял, что живу его мечтами. Мне было неприятно осознавать и сознаваться в этом самому себе, но именно в тот момент все стало слишком очевидно. Я все это время жил его мечтами, жил его стремлениями, его смыслом… жил его жизнью с того самого дня, когда впервые встретил. А ты была просто очередной его целью, его запредельной целью, которой он мечтал добиться так же, как мечтал добиться своего признания. Он мечтал о признании, и я тоже возжелал его, этого признания. Он мечтал о титуле Каге, и я добился его цели. Мечтал он, а я добился. Он мечтал о тебе… все это время мечтал добиться этой близости. Близости с тобой… душевной, родственной, без пошлости. Но добился я. Добился его очередной мечты.
- Ты снова улыбаешься, дорогая, - произношу я, пытаясь улыбаться тебе в ответ.
- Снова? Разве… Разве нет причин для улыбок? – ты подкрадываешься ко мне, бесшумно ступая по скрипучему паркету. – Ты рядом, – шепчешь мне нежно на ухо. – Ты ведь рядом…
Импровизированная улыбка исчезает с моего лица, а ты удивленно наблюдаешь, не понимая реакции. Я резко отодвигаюсь в сторону, не заботясь о том, что ты можешь потерять равновесие, подхожу к окну и вглядываюсь в бесконечную пустыню. Пустыню, которая сожгла все мосты. Мосты на пути к его сердцу, его душе, его доверию. И ты понимаешь это, осознаешь, и тебя это мучает. Мучает почти так же сильно, как и меня. Но ты никогда не узнаешь об этом. Ты думаешь, что знаешь наизусть каждую мою эмоцию, но ты не знаешь ничего. Знаешь лишь то, о чем я тебе узнать позволяю, но этого мало. Ты знаешь, что я люблю тебя, но этого слишком, слишком мало, чтобы понять всю глубину, всю боль и бесполезность этого «люблю».
- Я люблю тебя, - оборачиваюсь к тебе и жадно вглядываюсь в черты твоего лица, изучаю каждую линию тела, каждый изгиб, каждый штрих.
Я слышу твое дыхание – ровное. Слишком ровное в последнее время, и меня даже огорчает то, что тебя больше не взволновывают ни мое присутствие, ни мои слова, ни мои взгляды.
- Я люблю тебя, ты разве не слышишь? – в мой голос прокралась капля гнева. – Ты разве не расслышала моих слов? – я подхожу почти вплотную к тебе, но ты даже не пытаешься обратить на меня свое внимание.
- Иначе бы ничто не имело смысла, - шепчу я тебе на ухо, медленно отдаляясь.
В носу по прежнему ощутим запах твоих горьковатых духов, а в голове по прежнему ни одной свежей мысли. Быть может, вся эта любовь – ошибка, и мы оба запутались или взаимно обманулись, но в голове звучит отчетливое «люблю», как бы сильно я не отказывался от этого дикого чувства. И как сильно бы не обжигала меня твоя периодическая холодность, как бы сильно не душила меня твоя любовь, как бы сильно не ослепляла твоя страсть, я знаю, что ничто не было напрасно, знаю, что все те мосты, что догорали за нашими спинами, рано или поздно отстроятся заново. Мне уже задолго до того, как он обо всем узнал, было известно, что мы получим его прощение. Прощение за эту украденную мечту. За эту похищенную цель. Я знал, что получу его прощение за то, что тебя полюбил.
- Люблю тебя, - слышу твой дрожащий голос. – Иначе бы ничто это не имело смыла. Люблю тебя, иначе ничто… - ты, уже почти задыхаясь от внезапно нахлынувших слез, нашептываешь эти слова, не останавливаясь ни на секунду. Нашептываешь скорее для себя, чем для меня.
- Я знаю, дорогая, - ты стала дышать глубже. Твои глаза больше не светятся от слез, дрожь отступила. Успокоилась.
Ты снова улыбаешься мне.
- К чему эти перемены в настроении? – с недоверием интересуюсь я.
- У этой любви есть смысл. Разве это не повод улыбаться? – улыбка, полная жизненной силы, полная тепла и нежности. Твоей нежности, которой нет конца, твоей нежности, для которой даже в моем сердце не нашлось пристанища.
Ты снова улыбаешься, хотя все твои причины для улыбок – пустяк и отговорки. Но я люблю смотреть на эту улыбку даже тогда, когда она мне неприятна, даже тогда, когда нет причин для нее. Твоя улыбка стала важнее всего на свете, каждой минуты прошлого, каждой капли дождя в этой пустыне, каждого удара сердца. Дороже многих связей. Дороже его дружбы, но не потому, что я отказался от него ради тебя. А потому, что я отказался от его дружбы ради его же цели. Ради его же мечты. И в те минуты, когда ты, мечта моя, мне улыбаешься, я ощущаю боль его присутствия в твоем и моем сердце. И не смотря на то, какую боль эта улыбка мне приносит, она бесценна. Когда-нибудь ты узнаешь об этом, а пока…
- Я люблю тебя. И только одно это имеет смысл…

0

38

Название: Право на любовь.
Автор: Tedien (Tatiana)
Бета: Хидари-5 (Ликинец)
Жанр: Романтика, гет
Пейринги: Гаара/Сакура (основной); Наруто/Хината; Шикамару/Темари;
Рейтинг: PG
Дисклеймер: Герои – Кисимото, идея и фанфик мои.
Содержание: Влюблённые придумывают себе друг друга. Любящие — познают. А.Коряковцев
Статус: закончен
Размещение: Только с моего разрешения.
От автора: Этот фанфик один из первых, написанных мною. Я задумала его как легкую романтику. Это история о том, как разобраться в себе и в своем отношении к другим. А любовь… Она всегда приходит внезапно. Надеюсь, что Вам понравится. И спасибо Хидари-5, который проделал нелегкий труд, редактируя фанфик. (Я человек ужасно не грамотный).
Буду рада услышать мнения, отзывы и, конечно же, критику.

Право на любовь.

Влюблённые придумывают себе друг друга.
Любящие — познают. (А.Коряковцев)

Глава первая.
Этот день стал для Конохи настоящим праздником. Все жители суетились, бегали и кричали: «Вернулись… Герои… Победили…». Вернувшимися героями были Узумаки Наруто и Учиха Саске со своей командой. Они вернулись израненные, но живые. Победили Акацуки и возвратились домой. Героев встречала вся деревня: жители окружили их, хвалили, благодарили, пока не появилась Яманако Ино и не погнала бойцов пинками в больницу.
Не встречали Наруто и Саске лишь два человека – Харуно Сакура и Тсунаде, что хокаге деревни Листа. Сакура все это время провела в кабинете наставницы.
- Вернулись, наконец-то, – довольно произнесла Тсунаде.
- Дайте мне задание, – попросила Сакура. Её трясло.
- Разве ты не хочешь пообщаться с Наруто и Саске? – спросила хокаге.
- Чтобы смотреть в добрые глаза Наруто и делать вид, что все отлично?! Я не смогу! – нервно высказалась Сакура и добавила, – Ну уж нет!!! Мне нужно отдохнуть от этого, дайте мне задание… Прошу вас, Тсунаде-сама.
- Ну, как хочешь. – Тсунаде была на стороне ученицы. – Надеюсь, ты вернёшься ко дню, когда Наруто станет хокаге?
Только сейчас Сакура вспомнила, что Наруто уже через две недели станет хокаге. «Ох, точно! У меня это даже из головы вылетело…» - подумала Сакура.
- Я рада за Наруто, он больше всех достоин стать хокаге, – улыбнулась девушка. – Конечно же, я вернусь. Но не найдутся ли те, кто будет против его кандидатуры?
- Вряд ли. Уничтожив Акацуки, он доказал, что может защитить деревню, может контролировать демона в себе и поэтому достоин звания сильнейшего. – Тсунаде тоже улыбнулась.
- А Саске? Как вы объясните его измену? – спросила Харуно.
- Он работал шпионом для Конохи.
«Ну что ж, хорошая отмазка.» - подумала Сакура, а вслух спросила:
- Так что насчёт задания?
Тсунаде порылась в папках и достала лист.
- Хм… Думаю, тебе подойдёт. - проговорила она. – Отправишься сегодня с Шикамару в Суну. Пробудешь там неделю в качестве медика, а потом возвратишься сюда вместе с Казекаге - он пожелал присутствовать здесь во время назначения Наруто хокаге. Задание лёгкое, прям курорт. Подробности узнаешь у Шикамару. Довольна?
- Ага! – Сакура действительно была довольна: целую неделю вдали от Конохи, далеко от Саске, а ещё и всех предпраздничных хлопот.
- Тогда иди, ищи Шикамару, а то он отправится без тебя.
- Хай! – Сакура выскочила из кабинета хокаге и понеслась к выходу. Она бежала, предвкушая свой отдых. «Поскорей бы найти Шикамару!»- думала девушка. С разбегу повернув за угол, Сакура налетела на кого-то, а точнее, влетела в чьи-то объятия.
- Гомэн насай! – Сакура взглянула на того, с кем повстречалась и тихо ойкнула – это был Саске.
Учиха младший, а теперь и единственный, смотрел на неё с прохладой во взгляде. Другого она от него и не ожидала, но сердце всё равно предательски сжалось.
- Извиняю, но в следующий раз будь осторожней, – брюнет смотрел ей прямо в глаза, и это её смущало. «Издевается что ли?» - подумалось девушке.
- Саске – кун! У вас тут все такие бешеные? – только сейчас Сакура заметила, что он со своей командой: два парня и симпатичная девушка. Именно она задала вопрос, на который Саске не ответил.
Сакура чувствовала себя неловко под взглядом старого напарника. Его глаза пронизывали насквозь, ей хотелось побыстрее сбежать. На свою удачу она заметила Шикамару.
- Шикамару! Стоять!!! – закричала она, и, попрощавшись с Саске, подбежала к Нара.
– Я с тобой на задание иду.
Молодой человек посмотрел на неё, а затем перевёл взгляд за её спину.
- От Учихи спасаешься? – спросил он.
Сакура покраснела. Иногда его проницательность была слишком проницательной.
- Да ладно тебе, Сакура! – Шикамару улыбнулся. – Через пятнадцать минут жду тебя около главных ворот.
- Хорошо. - Сакура побежала домой.
Дома она собрала в свою сумку лекарства и оружие. Предупредив родителей о задании, она направилась к воротам Конохи, где её уже ждал Шикамару.
- Ну что, пошли? – спросил он.
- Пошли!!! – нетерпеливо отозвалась Харуно.
* * *
Это же время. Кабинет хокаге.
- Значит, вы все решили стать синоби Конохи? – спросила Тсунаде, внимательно рассматривая подростков.
- Да, – ответил за всех Учиха.
- Ну что ж, Шизуне составит договор, который вы завтра подпишете, – обратилась женщина к Карин, Сугейтсу и Дзюго. – И вам выделят по квартире. А ты, Учиха, останешься в этой команде или вернешься в седьмую команду?
- Останусь…
Он не успел закончить, как в кабинет ворвалась Ино Яманако собственной персоной.
- Тсунаде-сама! – недовольно заговорила она. – Мне срочно нужна Сакура! Там раненый в тяжёлом состоянии, а Сакура где-то шляется!
Тсунаде вздохнула.
- Я сама им займусь, а Сакура на задании.
- Но… - Ино заметила Учиху и других ниндзя. – Когда она вернется, я надеру ей уши! – добавила она и вылетела из кабинета, громко хлопнув дверью.
- С чего такая реакция? – спросил Саске. – Кажется, раньше Яманако стремилась доказать свое превосходство над Сакурой.
- Сакура – моя ученица. У неё талант к медицине и в этой области она преуспела. Я даже доверяю ей лечение тяжелобольных. – Тсунаде встала. – В общем, мы решили все вопросы, мне пора.
Будущие ниндзя Конохи вышли из кабинета вместе с хокаге. Потом разошлись в разные стороны.
* * *
Голубоглазый блондин лежал на больничной койке и тихо грезил о скорой выписке из больницы, когда в дверь постучали.
- Войдите! – ответил Наруто.
Дверь осторожно приоткрылась и в палату вошла Хината Хьюга.
- Хината? Привет!!! – Наруто был несказанно рад гостье.
- Охаё годзаймасу, Наруто! – девушка, смутившись, покраснела. – А я тебе принесла фрукты и рамен.
- Рамен?! – воскликнул парень.
Уже после этих слов он был готов жениться на Хьюге. Странная мысль, промелькнувшая в голове, заставила блондина растрепать себе волосы.
Гостья поставила пакет с гостинцами на тумбочку и села на край кровати. Собрав всю свою храбрость, она всё-таки спросила:
- Как ты тут, Наруто?
Узумаки, уже успевший залезть в пакет и завладеть лапшой, ответил без отрыва от макаронин:
- Плохо, но как только ты пришла, мне стало намного лучше!
Хината покраснела ещё больше: «Наруто рад, что я пришла!»
- Знаешь, - девушка запнулась. – Я надеюсь, что ты скоро поправишься, и тебя выпишут.
- Я тоже надеюсь. – согласился Наруто. – Готисоусама дэсита Хината!*
Хьюга мигом покраснела как рак. Она встала.
- Что ж, я, наверное, пошла…
- Нет!!! – от неожиданности девушка вздрогнула. – Хината, побудь со мной, иначе я здесь совсем помру от скуки!!!
Взглянув в бездонные голубые глаза, которые так и молили об исполнении этой просьбы, Хината не смогла отказать.
* * *
В Суну Сакура и Шикамару добирались пять дней. Торопиться было некуда и каждую ночь они устраивали ночёвки, а днём останавливались лишь для того, чтобы немного передохнуть. Дорога в Суну оказалась тихой и безопасной. Никакой спешки, никакой засады и никаких драк. Девушке это задание нравилось все больше и больше.
Войдя в Суну, они даже не успели дойти до казекаге, как появилась Темари и утащила Шикамару под предлогом «важных дел, порученных самим казекаге». Сакуре пришлось идти к казекаге одной. «Ну вот, - размышляла она – Шикамару счастлив. Он любит и любим. У него только две проблемы: первая - это расстояние между Суной и Конохой, вторая – характер Темари. Но эти проблемы решимы! Поженятся они, будут жить вместе, а характер… Шикамару даже повезло, что у Темари есть характер. Они друг друга дополняют.»
В размышлениях о друзьях, новоприбывшая не заметила, как добралась до кабинета казекаге. Немного помявшись перед дверью, она постучала и вошла.
Казекаге сидел за столом и оформлял документы. Услышав, что кто-то вошел, он поднял глаза и встретился с взглядом изумрудно - зелёных глаз.
- Гокигэнъё, казекаге-сама, – поздоровалась Сакура.
Харуно с любопытством смотрела на Гаару. Она помнила, как они спасали его от Акацуки. Помнила, как его убили, забрав из его тела Шукаку. И как бабушка Чиё пожертвовала собой ради того, чтобы он жил. А еще она помнила, как подставилась под его удар, защищая Саске.
Сейчас же он сильно изменился: круги под глазами от недосыпа исчезли, лицо утратило болезненный вид. Спокойный взгляд бирюзовых глаз следил за ней.
-Харуно Сакура? – наконец прервал тишину Гаара. – Меня предупредили о вас, но где же Нара Шикамару?
- Казекаге-сама, - Гаара при этом поморщился. – Шикамару отлучился по делам.
Конечно же, девушка понимала, что «важные дела, порученные самим казекаге», просто предлог, чтобы провести время друг с другом.
-Я так понимаю, его «важным делом» является Темари? Но, скорее всего, это он является её «важным делом», недаром она так быстро покинула меня, как только узнала о двоих ниндзя из Конохи у главных ворот.
Сакура не знала, что ответить.
- Что Вы, просто у них дела… - попыталась защитить друзей Харуно.
Гаара понимающе ухмыльнулся, взглядом давая понять, что он отлично знает, что за дела у Шикамару с Темари, но сделает вид, что поверил её жалкому оправданию.
А затем он встал, и девушка отметила, что он ещё и ростом стал повыше. Если раньше она была чуть выше него, то теперь смотрела на него снизу вверх.
«Девятнадцать лет, а уже казекаге, – подумала Сакура, – вот и Наруто тоже хокаге станет».
Гаара вышел из-за стола и подошёл к ней.
- Ты, наверное, устала? – спросил он. - Давай я провожу тебя в твою комнату?
Харуно кивнула и последовала за Гаарой.
Пояснения:
* Готисоусама дэсита - Спасибо, было очень вкусно.

0

39

Привет всем !!!!!! говорю сразу фанфик не мой , нашла на микате!!!!

Автор: Герда
Бета: Рыбка(с 1 по 4), Лёля-чан(с 5 по надеюсь до конца^^)
Название: Улий.  (Улий - это не ошибка, это устойчивое название. Улий - «гибельный». Эпитет Аполлона у милетцев и делосцев.)
Фендом: Наруто
Пейринг: Гаара х Сакура
Дисклеймер: всё принадлежит тому, кому принадлежит…
Предупреждения: ненормальная лексика, ненормальные герои, да и вообще, НЕНОРМАЛЬНЫЙ Автор!
От Автора: посвящается моей покойной Собаке!

P.S. Все стихи в этом фанфике, кроме того, что во второй главе, принадлежат автору.

Глава 1. Я лгу, но это же во благо!
Точнее, чтобы спасти свою шкуру…

Ей, наверное, следовало бы поговорить с ним об этом, напрямую, но от его тяжёлого взгляда в глотке мгновенно пересыхало, а язык, намертво, приклеивался к нёбу.
Последние несколько недель они не обмолвились с ним и словом. А ведь они живут в одном доме! И от этого становилось только хуже,… Он чах на глазах, а она с ужасом понимала, что просто не знает, что делать.
Иногда ей даже казалось, что перед ней не семнадцатилетний парень, а дряхлый старикашка применивший хенге.
Она уже не помнила, когда он последний раз по-человечески улыбался, искренне.

А улыбался ли? Может, это просто её измученный мозг нарисовал эти бесценные воспоминания?

Недавно он опять сорвался. Они с Канкуро чуть не поплатились жизнью за то, что попытались успокоить его.

Он чувствовал,… Он чувствовал Шукаку! Демон звал его. Он просил его о помощи! Демон! Он демон!

Но Гаара был слишком долго связан с ним.... Слишком долго они были одним нераздельным целым. И даже сейчас, он почти не мог ему сопротивляться.

После очередной неудачной попытки развеселить его, она опять всю ночь мочила подушку, а на утро не выспавшаяся и с воспалёнными глазами поплелась на работу. И так постоянно, день за днём, ночь за ночью…
Но даже если ей и удастся развеселить его, она ведь не может делать это вечно! У неё есть своя жизнь, и как бы она не любила его, но постоянно быть с ним она не могла.
Нужно было найти человека, который сможет усмирить его. Остановить и успокоить. Нужен человек, который сможет справиться с этими его вечными перепадами настроения. Но какой лох пойдёт на такое? И главное, за какую плату?

Решение пришло неожиданно, тогда, когда она уже в который раз изучала его серьёзное лицо.

Ему нужна девушка!

Она чуть было не запрыгала от счастья. Вот оно, решение всех её проблем!
Но Темари была умной девочкой и сразу смекнула, что найти Ему девушку будет весьма проблематично, а точнее почти невозможно. Да, в него влюблена добрая половина деревни. Но захочет ли он сам таких отношений?

И как по заказу, мимо пролетела Матсури…
Матсури то пролетала мимо, за то Темари так шибануло, что она чуть было, не вывалилась из окна, на подоконник которого облокотилась.

Окрылённая пыльцой слепящей надежды, она убедила ака Сунна, что её чувства вполне даже взаимны, про себя добавив тихое, а может, и нет, дабы успокоить разбушевавшуюся совесть.
Но когда бедная девушка буквально вылетела из его кабинета, как пробка из хорошо закупоренной бутылки, ей опять стало нехорошо…
Прозрачная дымка надежды испарилась, оставив после себя неприятный осадок.

Ещё через некоторое время в её голову стали закрадываться не хорошие мысли. От них её тошнило, из-за этого она не могла спать…

А что если он гей?

Гаара всегда был…необычный…
Может, и здесь ему повезло в своей индивидуальности?

Но здесь случился ещё больший крах.
Канкуро долго отлёживался в больнице, после того как попытался поговорить с братишкой о… мальчиках…
После этого Темари просто не знала что делать. Но сдаваться она не собиралась.

«Нужно уговорить его хотя бы завести животное!» - подумала она, прежде чем толкнуть тяжёлую дверь его кабинета.
Он даже не поднял головы, чтобы взглянуть на незваного гостя. Может это потому, что он знал кто это и даже более, он наперёд знал все её действия.

Вот уже месяц Темари чуть ли не каждый день приходила к нему, сначала нерешительно топчась у двери и нервно теребя подол своего тёмного кимоно, а потом садясь в кресло для гостей и часами, разглядывая его из-под тишка.

Сначала он был обеспокоен этим. Может, что-то случилось? Но она молчала как партизан, а он считал, что если бы это было важно, то она сказала бы ему.

Обычно она молчала. Они не здоровались и не прощались. Он вообще смутно помнил, когда просто говорил с ней, не по работе, просто так. Но сегодня был, видимо, особенный день, - она заговорила.
Он не особо пытался вникнуть в суть разговора, но это не значит, что он не понял, куда она клонит…

Темари, сперва говорила совсем тихо, но потом её речь перешла на восклицания, бурно жестикулируя. Ей казалось, что он совсем не слушает её. И под конец она просто выпалила напрямую, что он чертовски одинок и если не заведёт какую-нибудь живность, то она сама притащит в дом обезьяну и запрёт его вместе с ней в комнате на неделю.
Он фыркнул и даже не взглянув на неё сказал, что если она притащит в дом какое-нибудь блохастое чучело, то он выпрет её вместе с ним.
Гаара не считал, что его ответ прозвучал грубо и не почтительно по отношению к ней. Потому что он прекрасно знал, - ответь он помягче, то сегодня же бы в их доме бегало шимпанзе, переворачивая всё на своём пути. Да и тем более он злился. Кажется, он понял, кто надоумил Матсури и Канкуро на такие темы для разговоров…
Темари стала возражать, и она явно нервничала, а ему этот разговор уже порядком наскучил.

- Ну и что ты пристала? Сперва Матсури, потом Канкуро, теперь ты со своей макакой, на кой хер мне это?! Объясни ты, наконец! – Темари отвернулась к окну.
- И нечего отворачиваться, в глаза мне смотри! Я знаю, это ты их надоумила! – девушка поджала губы и попыталась унять бушующую в себе ярость.

Да как он смеет?! Она старше его, чёрт возьми! И плевать что он Кадзекаге! Вот мальчишка, никакого уважения к старшим!

-Ну, ладно, Матсури, но про… тьфу ты! Ты посмела предположить, что я гей?! Это моё одиночество, и я разберусь с ним как-нибудь сам! – продолжал он.
Темари потупила взгляд, от былого негодования не осталось и следа. Его горящий взгляд был ужасен. Казалось, что ещё чуть-чуть, и он прожжёт её черепушку и, вытащив её глупый, обделенный извилинами мозг, попрыгает на нём, безжалостно топча и раздавливая…

Соскоблив со стенок разума все остатки смелости, которая испарялась со скоростью света от ярости, волнами исходящей от Кадзекаге, она посмотрела ему в глаза.

«Ох, и зря ты это сделала…» - пискнуло сознание и попыталось по быстрому смыться, но Темари силой воли придолбила его обратно.

Дело в том, что она слишком хорошо знала своего брата, и то, что она посмотрела ему в глаза, он принял как за факт того, что она бросает ему вызов, а это значит что она должна заговорить, иначе он разнесёт её голову, а заодно и пол деревни…
- Ну… Ну, понимаешь… - запинаясь начала она. – Те… Тебе… тебе просто нужно расслабиться… Ну, там… отвлечься… В общем, те… Тебе нужна девушка!.. или… или… па… па-па-па… парень… - Гаара вскочил с кресла и оперевшись руками о стол, нагнулся в её сторону вперив в сестру пожирающий взгляд, от которого у Темари засосало под ложечкой и она вдавилась в спинку кресла, одеревеневшими пальцами вцепившись в подлокотники.
- Кто мне нужен? – обманчиво спокойно спросил он.
- Де… де-де… де… девушка…де-вуш-ка… - она так перепугалась, что потом удивилась, как умудрилась не перепутать слова.
Не в силах больше выдерживать этот пылающий взгляд, она закрыла глаза, это было единственное, что она могла сейчас сделать, тело как окаменело, и она не чувствовала даже шеи.
- И кого же ты, дорогуша, мне предложишь? – прошипел он и сел обратно в кресло.
В кабинете повисла тишина, рушимая только шумным дыханием Темари и тихим шуршанием бумаг.

- Ну?! – девушка вздрогнула и боязливо покосилась в сторону брата. Она то уж думала, что он и забыл про неё, с головой погрузившись в бумажную рутину.

Неужели это для него важно?

- Я слушаю! – изогнув губы в презрительной ухмылке. Он сложил бумаги и, скрепив пальцы в замок, положил на них подбородок, уставился на неё.
- Ну, например… Ма… Мат…
- Нет. Забудь! – сердито проворчал он и отвернулся к окну.
- Но.… Но почему?! – возмущённо воскликнула она, но поймав на себе сердитый взгляд бирюзовых глаз, замолчала.
- Почему? Матсури для меня не больше чем знакомая, ученица, в конце концов. Хотя таковой её даже сложно назвать…
- А от меня то ты чего хочешь?! – воскликнула Темари и, осознав собственную неосторожность, ещё сильнее вжалась в кресло.
- Ты сама предложила это, так вперёд! Я слушаю! – воскликнул он.
- Ты жесток ко мне… - прошептала девушка.
- Нет. Это ты глупа. И я хочу доказать тебе твою глупость, хочу показать как это было абсурдно предлагать мне завести девушку, – спокойно сказал Гаара.
- Завести? Гаара, заводят животных! – возмущённо пробухтела блондинка, но повысить голос не осмелилась.
- Да, - он кивнул, - не животное. Это в сто раз хуже!
Темари поперхнулась собственным возмущением.

Да как он смеет?!

- Ты считаешь, что я хуже животного?! – её голос поднялся до фальшивого фальцета-писка, чему, видимо, не очень обрадовался её братишка и поморщился, как от зубной боли.
- Сейчас, ведя себя так, ты только доказываешь мои доводы… - тихо пробормотал он, не желая, чтобы его сестрица услышала это, и уже громче добавил:
- А теперь, сестрёнка, я хочу услышать, кого же ты мне пожелаешь? – лицо Темари тут же изменилось, превратившись из негодующего в перепуганное.

Хоть и внешне он был спокоен как удав, Темари знала, что буря не прошла и даже больше, если она сейчас же не назовёт имя, то ей повезёт меньше, чем Канкуро и она обойдётся не только переломами позвоночника в трёх местах…

Её мозг стал лихорадочно соображать, перебирая знакомых, свободных девушек, которым бы можно было пожелать такое зло, но таковой не оказалось.
Нащупав то, что лежало дальше всего она, не раздумывая, выкрикнула имя:

- Сакура!

Сказанное не сразу дошло до неё, а когда она уже поняла, что натворила, ей стало ещё хуже. Фраза Наруто глубоко въелась в её сознание, и надо же было ей пренебречь его туманным предупреждением!

«- Ха, что может быть хуже разъярённого Гаары?!
- Может, Темари-чан, ещё как может…
- Ты о чём?
- Я бы с радостью составил компанию разъярённому Гааре, чем бушующей Сакуре…»

Харуно прибьет её, как только узнает…

Тем временем Гаара удивлённо разглядывал перекошенное лицо сестры.

- Какая Сакура? – наконец спросил он.
Темари вздохнула.
- Харуно… - выдавить из себя фамилию девушки оказалось ужасно трудно. Было такое ощущение, что петля, в которую она по любопытству заснула голову, с каждой буквой затягивалась всё туже, сжимая горло, натирая кожу и отрезая доступ к необходимому воздуху… - Харуно Сакура… из Конохи… Ммм… может она? – она затравленно посмотрела на брата.
- Почему она? – Гаара смерил девушку серьёзным взглядом.
- Ну…ну… Она как-то говорила мне… - вздох, - что… что ты… симпатичный.… Вот я и подумала… - Темари не без труда проглотила слюну и попыталась сделать невинные глазки. Нужно отдать ей должное, она была просто великолепной актрисой…

“Оп-па-на.… А ещё она тебе ничего не говорила?!” – чистая и непорочная совесть дала о себе знать в самый неподходящий момент. Её маска невинности чуть было не соскользнула с лица и не разбилась. Темари пришлось тряхнуть головой, чтобы наваждение исчезло.

- Что она говорила? – парень глупо захлопал глазами, а Темари захотелось врезать кулаком в стену, а потом побиться об нее головой, настолько нелепой, до смешного абсурдной была эта ситуация.

Гаара смутился! Её братишка, вечно холодный и отчуждённый Кадзекаге сейчас сидел за своим дубовым столом и краснел, как девица девственница, впервые побывавшая у гинеколога, когда её объясняли, что вот эти штучки вовсе не для рук...
У неё даже зачесались и вспотели руки, настолько она жалела, что не таскает с собой фотоаппарат…

- Когда это было… - он быстро взял себя в руки, но недавно яркий румянец ещё не побледнел, и блондинке приходилось отводить глаза, чтобы не ляпнуть что-нибудь язвительное.

“Не стоит его сейчас злить…“ – думала она, но ей так хотелось…
Казалось, открой она рот, и поток язвительных фраз сам польётся наружу без её разрешения.

Заметив, как мнётся его сестрица, Кадзекаге нахмурился.

Набрав в лёгкие побольше воздуха и хорошенько осмыслив всё враньё, которое сейчас должно быть вылито из её грязного рта, она выдавила из себя одну единственную фразу, при том её голос повысился до такого писклявого фальцета, что она удивилась, как в резиденции не полопались стёкла:
- Она лучший вариант… - Темари невинно улыбнулась и бочком стала продвигаться к двери. Но страх и неуверенность в собственных силах дали о себе знать, и её маска дала трещину, дав Гааре понять, какую ересь несёт не столько она, сколько он. А он то себе уже надумал!

Темари же видимо брака не замечала, а помрачневшее лицо брата списывала на что угодно, кроме как своего неудачного актёрского мастерства.

- Не девушка, а сказка! И умная, и красивая, ай да, вся растакая!..
- Пошла вон… - тихо сказал Кадзекаге и сжал папку, что лежала рядом, до посинения пальцев.
- А? Ну, да… конечно…. – промямли она, и вдруг вспомнив, что ей нужно было забрать бумаги, направилась к его столу.
По странному стечению обстоятельств, идя к столу Кадзекаге, она неминуемо приближалась и к самому Кадзекаге, что не радовало не первого, не второго…

- Пошла вон! – повторил он уже громче.
- Да ты не нервничай,… Я только папочку заберу… - девушка махнула рукой.
- Пошла вон!!! – во всё горло заорал парень, вскочил с кресла и швырнул в Темари как раз той самой папкой, которая ей и была нужна.
- Спасибо! – пропела она и выскочила из кабинета.

Тяжело дыша, он опустился в кресло. Вдруг дверь скрипнула и из-за неё высунулась блондинистая голова с четырьмя хвостиками.
- А может всё-таки обезьянку или собачку? Ма-а-аленькую такую… - она показала руками размер животного.
- ВОООН!!! – он схватил увесистый том, с какими-то древними дзюцу, которые ему следовало просмотреть, и швырнул его в уже закрывшуюся дверь. Книга со стуком ударилась о деревянную поверхность и с противным звуком шмякнулась на пол.

Наступила гробовая тишина…

Гаара глубоко вздохнул, выдохнул, встрепал рукой шевелюру и сквозь зубы посла свою любимую и многоуважаемую сестрицу на все четыре стороны…

После её визита, вроде как утрамбованные мозги Кадзекаге превратились в кашу, а все мысли были не без содержания матов.

~ * * * ~

Видимо сегодня был не его день. Его секретарша выбилась из сил, носясь туда сюда, из кабинета в кабинет…
Такое обилие бумаг он давно не видал, у него даже рука заболела, столько ему пришлось писать.

К вечеру всё плыло перед глазами, и думать ни о чём не хотелось. А он был и рад этому, потому что весь день его голову забивали дурацкие мысли.

Он не должен думать об этом! Он не должен думать о ней так!

Толстая стрелка лениво ползла по циферблату к заветной цифре…

Ещё полчаса… пол… часа…

Он не выдержал и пяти минут. Схватив накидку каге, и набросив её на плечи, стремительно вышел на улицу. Ветер сегодня был как никогда тёплый.

Глубоко вдохнув свежий воздух, он пошёл в сторону своего дома. Проходящие мимо люди здоровались с ним, некоторые пытались завести беседу, но, видя, с какой неохотой отвечает Кадзекаге, спешно прощались и бежали по своим делам.

Дом был пуст. Это естественно…
Канкуро только сегодня выписали и вряд ли он хочет обратно… А Темари просто бы не осмелилась переступить этот порог после того, что наговорила ему.

Он привалился спиной к двери и прикрыл глаза.

Как он мог поверить? Темари, не подозревая, сделала ему очень больно.… От этой боли, он думал можно умереть.… Но нет, он жив, он стоит здесь и еле сдерживается, чтобы не заорать от этой жгучей пожирающей всё изнутри боли.

- Са-ку-ра… - по слогам, будто пробуя на вкус, протянул он.
- Са-ку-ра… Сакура… - он нахмурился и, тряхнув головой, стянул с себя мантию, повесил её на вешалку.
Половицы тихо скрипнули, прогибаясь под его весом. Зайдя в свою комнату, он плотно прикрыл дверь.
На глаза тут же попался стол, заваленной горой неподписанных бумаг. Вымученно вздохнув, он направился к нему.

Работа продвигалась мучительно долго. Иероглифы сливались в одну мазню, а рука дрожала.
Развернув ещё один пергамент, он стал вчитываться в его содержание. Чтобы до его сонного мозга, наконец, дошёл смысл написанного, ему пришлось перечитать пергамент пять раз. Когда же до него допёрло, то от испытуемого шока бумага показалась неимоверно тяжёлой и пальцы сами разжались, избавляясь от этой тяжести. Оповещение о прибытии проверки упало на пол…

- Нет… - прохрипел он и обхватил голову руками. – Только этого мне не хватало!

Он резко вскочил, стул, на котором он сидел, упал на пол. Созданный шум тут же привёл его в себя.
- О, Боги… - он облокотился руками о стол и прикрыл глаза. – Ну почему она…
- Ты о ком? – спросил знакомый женский голос. Гаара открыл глаза и повернулся к двери.

Он настолько был шокирован новостью, что даже не заметил, как она вошла!

От осознания этого он поморщился.
“Кадзекаге, блин!”

Бирюзовые глаза хищно сощурились, от былого смятения не осталось и следа. Иного она, в принципе и не ожидала…

- Что ты здесь делаешь? – зашипел он.
Темари сжала губы в тонкую полоску, не решаясь заговорить или просто, посмотреть ему в глаза.
Он нахмурился.

- Ты знала?
- Ннн… да… - она посчитала, что здесь смысла врать нет. – То есть я узнала это позже чем… чем предложила тебе её… - немного подумав добавила, - …кандидатуру.
- Так она говорила тебе это?
Темари было открыла рот, но язык не желал выдавать новую ложь, со стуком захлопнула его. За день слишком много вранья, даже с её то актёрским мастерством, которое оказывается надо доработать, это слишком подло, она не хотела превращаться в простую никчемную врушку, даже если это была ложью во благо собственного здоровья и жизни…

Но если она сейчас остановится, то он убьёт её! Он и так разозлён!

“Потом скажу…” – успокоила она свою негодующую совесть.

- Да…нет! – её взгляд стал метаться по его комнате, будто ищу поддержки у неживых предметов.
- Так да или нет? – его глаза опасно сверкнули.
- Д…дда… - пропищала она и попятилась к двери.

Опять она дарит ему ложную надежду…

- Да?! – он поднялся.
- Да, да! – закричала Темари, будто пытаясь перекричать голос совести, орущий у неё в голове.
- Да… - тихо повторил Кадзекаге и опустился обратно на стул. – О, чёрт…

Через несколько минут тишины, Темари осмелилась заговорить.

- А… Гаара.… Там… Шикомару Нара случайно нет? – робко спросила она. Парень поднял на неё взгляд.
- Есть… - он нахмурился. – А что?
- Да…да ничего… - пробормотала она, - Совсем ничего…Я тогда…пошла… - и вылетела из его комнаты, видимо от волнения и страха так грохнув дверью, что она чуть было, не свалилась с петель.
- О, Господи… - промычал Гаара и положил голову на стол.

Это был первый раз, когда он всей душой желал, чтобы коноховцы никогда не пересекали границу страны Ветра…

Где-то впереди горизонта Марса полоса.
Тяжёлой кольчугой звеня, мы хватаемся за сердца.
Надежда осталась хотя бы на Ад,
Но мы идём вперед, пути нет назад…
Глава 2. Убирайся из моей головы…

Сегодняшний день был похож на все остальные серые дни с такими же часами его бумажной волокиты. Хотя нет, этот день отличился просто невыносимой жарой, которая всё никак не хотела спадать.
На улице было мало людей и те, что были вынуждены выйти наружу, старались как можно скорее убраться с этого пекла.

В его кабинете, было до тошноты душно.

Отодвинув от себя бумаги, он откинулся на спинку кресла и пустым взглядом уставился в дверь. Казалось, его мозг сейчас лопнет, а тело расплывётся, как масло на сковородке. Думать ни о чём не хотелось. Да и работать особо тоже…

Гаара хоть и провёл всю свою жизнь в пустыне, но такие, особо жаркие дни просто ненавидел. В такие дни ему лень было даже моргать, не то, что там…

Вздохнув, он поднялся с кресла и подошел к окну.
На улице было как никогда мало народу. В такие дни даже люди Сунны пытались не высовываться. Никому не хотелось сжариться заживо…

Ему всего семнадцать, а его уже уважают и боятся…
И боятся не потому что когда-то там он был живой колбой для демона, просто народ страны Ветра за время его правления уже успел вкусить плоды отвратного характера своего Кадзекаге, так же как и его ум и логику.
Даже сейчас, в войну, его страна оставалось как бы нейтральной. И это не значит, что они не нападали, они как раз таки ещё как нападали, грабили и убивали, пользуясь своим преимуществом. А врагу приходилось закрывать на всё это глаза.

- Выживет ли лягушка, если отправить её пожить на раскалённую сковородку? – он всегда задавал этот вопрос тем, кто пытался сопротивляться его приказам.

Но, не смотря на всю жёсткость и грубость Гаары, и это его «Я должен любить людей, они хорошие…», у него было много поклонниц... но это естественно…

Какая женщина не хочет укротить неукротимого тигра и, положив его рядом с собой в кроватку гладить по загривку, чтобы тот мурлыкал как котёнок?

О нём мечтали, о нём снились сны, его хотели…

Но, таковой пока не наблюдалось, и уже поговаривали, что он просто не умеет любить.… А он не мог это опровергнуть даже в своих глазах…

Умеет ли он любить?

Он уже и сам стал сомневаться в этом. Ведь опровержения всё не было, а время не останавливалось и не давало спокойно мыслить, заставляя делать всё бегом…

У него были кратковременные романы, которые длились чуть дольше двух часов. Из которых он понял, что женщина ему быстро надоедает. Если он и забывается в оргазме, то вернувшись на эту грешную землю и видя перед собой офигевшее от кайфа лицо своей партнерши, ему хочеться поскорее отпихнуть её от себя и убраться из этого пропахшего похотью места.

Но даже так, он не мог сказать, какие девушки ему больше нравятся…

Брюнетки, блондинки, шатенки…

Он мотнул головой отгоняя, как он выразился про себя, глупые мысли.
Хорошо хоть сегодня было поменьше бумажной волокиты, это бы, свело его с ума окончательно.

Сегодня должна была прибыть команда из страны Огня. Они хоть и были относительно уверены в его преданности, но как говорится: «доверяй, но проверяй»…
Всем хочется быть уверенными, что в самый последний момент ты не получишь нож в спину. Ему тоже стоило бы послать команду, хотя бы для того, чтобы показать своему народу какой он расчётливый и предусмотрительный, но он считал, что с его стороны это будет глупо. Страна Огня – главный противник действий Мадары, и было бы просто смешно, если бы она вдруг перешла на его сторону.

Они прибыли поздно вечером, когда солнце уже скрылось за горизонтом. Было ужасно холодно и дул сильный ветер, от утренней жары не осталось и следа.

Она шла впереди, постоянно морщась от ветра и щуря глаза.

Увидев его, они остановились, их было пять человек. Командир команды официально поприветствовал главу деревни, и отдельно представил каждого члена группы.

Гаара кивнул в знак приветствия и махнул рукой, молча, приказывая следовать за собой.

Они должны были решить пару вопросов, прежде чем они приступят к проверке.

- Нам нужен пропуск во все архивы, где хранятся договора с нашей страной… - монотонно вещал плотный мужчина.
- Я вам их предоставлю… - сказал Кадзекаге, и опять незаметно скользнул взглядом в сторону девушки, которая, за всё время разговора ни сказала и слова. И вообще казалось, что она совсем не здесь…

- Сакура! – тихо шикнул на неё Шикомару, от чего девушка вздрогнула и смущённо посмотрела на парня.
- Прости… - пробормотала она и опять уставилась в пол.

С чего бы это ему вообще наблюдать за ней? Девка как девка, ничего особенного… Летящая ещё к тому же…

Всё оставшееся время их разговора, он старался смотреть в глаза, только говорившего с ним мужчины, которого оказалось, зовут Хайте, к тому же он ещё был и командиром этой группы.
Но, не смотря на все усилия, вслушаться в разговор и понять его смысл, он так ничего и не запомнил. Совершенно ничего! Все ответы срывались с его губ как на автомате, не давая полностью осмыслить и обдумать их.

На что он согласился? Что он обещал? Когда, куда прийти?

Хорошо хоть его верная, старая секретарша записывает всё…

Голову забивали совершенно ненужные мысли. Просто невозможные мысли для Кадзекаге. Хотелось закрыть уши и заорать, попрыгать, побиться головой об стол, но только чтобы больше не думать об этом…

”А может, она сама попросила Темари? А если я ей и, правда, нравлюсь? А может у нас, что-нибудь получится? А если я с ней попробую поговорить? Блин, зачем я об этом вообще думаю?! А если она меня отвергнет? Заткнись! А что будет.… О, Господи…” – Кадзекаге еле сдержал в себе вымученный стон.

О чём он думает? Уж точно не о работе…

- Ну, пожалуй, вот и всё… - пробасил Хайте и встал. – Если нам ещё что-нибудь понадобится, то я сообщу.
Гаара, вовремя очнувшись, тоже встал. Его взгляд, помимо его воли метнулся в сторону единственной девушки команды страны Огня. А она опять была не здесь…

Нара незаметно толкнул её в плечо и Сакура, тут же очнувшись, вскочила со стула. Шикомару усмехнулся.
- До-свидание, Кадзекаге-сама. – попрощался командир и, поклонившись, вышел из кабинета. Команда Конохи последовала его примеру.
Его секретарша тоже было собралась уйти, но он остановил её.
- Да, Кадзекаге-сама?
- Ты всё записала? – спросил он.
- Да…
- Оставь записи, пожалуйста.
Удивлённо хлопая ресницами, секретарша положила блокнотик на его стол и вышла из кабинета.

Гаара опустился в кресло. Голова гудела, в ушах пищало, а тело не хотело слушаться.

В дверь постучали.

Выругавшись сквозь зубы, он гаркнул:
- Войдите!

Дверь приоткрылась, и он смог лицезреть довольную рожицу своей сестрицы.
- Ну, чего тебе? – взвыл он и сполз под стол, так что видна, осталась только его макушка.
- Да так… - она зашла и прикрыла за собой дверь.
Он выглянул из-под стола.
На Темари было чёрное облегающее кимоно с расшитыми на нём маленькими цветочками и узорами.
- Ты чего это такая нарядная? – недоуменно спросил он и уселся по-человечески.
- На… нарядная? – смущённо переспросила она. – Я… я и вовсе не нарядная… обычная я… как всегда… вот… - пробормотала она и уставилась в пол.
Кадзекаге просканировал свою сестру взглядом, зажмурился, опять просканировал и, наконец, устало спросил:
- Только не говори мне, что твоя обувь порвалась, и ты взяла эту у Матцури, я всё равно не поверю…
- А… а чем они тебе не нравятся? – удивлённо спросила Темари и с интересом стала разглядывать свои босоножки на маленьком каблучке. – По-моему мило…
- Ты беременна? – он стал массировать переносицу.
- Нет! Ты что! – она отчаянно замахала руками.
- Тогда что ты мне нервы мотаешь?! Пошла вон! – огрызнулся он.
- А я спросить хотела…
- Ты уверена? – он поднял на неё тяжёлый взгляд.
- В чём? Что я хочу спросить тебя? – она насмешливо изогнула бровь.
- В том, что ты не беременна…
- А…да.… Ну, да.… Вроде да… - она неуверенно замялась.
- Ты издеваешься? – Гаара недовольно скривил губы.
- Нет-нет! – она опять замахала руками.
- Пф… - Кадзекаге шумно выпустил из себя воздух. – Господи, когда же это закончится то… - пробормотал он и, вытащив из завала пергаментов на своём столе чёрную папку, открыл её, стал водить по бумаге пальцем.
- Наа, Намо, Нане, Нао, Нани… - бормотал он. – Нара!.. Шикомару Нара! – с нотками веселья воскликнул он. Лицо девушки побледнело.
А Кадзекаге деловито прокашлялся и начал:
- Итак, Шикомару Нара, семнадцать лет, место жительства: страна Огня, Коноха… не женат… - он пристально посмотрел на неё. – Мне продолжать? – девушка отчаянно замотала головой, он захлопнул папку и положил её на край стола. Неудачливые пергаменты полетели на пол, но Гаара не обратил на них никакого внимания. – Тебя даже не смущает его возраст?
- Нда.… Есть немного… - она замялась.
- И всё равно ты…
- Мы даже не встречаемся! – с горечью воскликнула она.
- Если бы вы встречались, то я бы тебе не это читал, а конспекты по оплодотворению матки и устранению процентов беременности! – возмутился он.
- Это кто кому бы читал! – взъелась Темари. – Это я тебе должна эту дребедень вдалбливать!
- Сейчас в этом нет надобности, – он скрестил руки на груди.
- Да какая тебе вообще разница?! Это моя личная жизнь! И мне решать с кем встречаться, а с кем нет! Да ты просто завидуешь! В отличие от тебя у меня есть что скрывать, а у тебя всё как на ладони. Встал, пожрал, бумаги перебрал, опять пожрал и в койку баиньки! Всё! – она выпалила всё это на одном дыхание и поэтому сейчас тяжело дышала. Лицо её брата, изменилось. Из насмешливого оно стало грустным, потом будто окаменело, а глаза превратились ни во что не выражающие бирюзовые стёкла.

Темари вздохнула и отвела взгляд.
- Прости… - тихо сказала она.

Как же тяжело постоянно держать себя в узде, с её то характером это казалось невыполнимым, но желание жить и спать спокойно брало своё…

- Уходи.
- Гаара… - она посмотрела на него грустными глазами.
- Уходи! – он указал ей на дверь.
- Прости, Гаара, прости… - она поплелась к двери, он не смотрел на неё.
Так и не услышав ответа, она вышла.

Он, опять прогнал её.

Тишину разорвал глубокий вздох.
Кадзекаге запустил пальцы в волосы и сжал их.

- Невыносимо… как же это невыносимо… - пробормотал он.

- Убирайся из моей головы…

Играют волны - ветер свищет,
И мачта гнется и скрипит...
Увы, - он счастия не ищет
И не от счастия бежит!

Под ним струя светлей лазури,
Над ним луч солнца золотой...
А он, мятежный, просит бури,
Как будто в бурях есть покой.

0

40

Глава 3. Мой день рождения или Чудо подарок.

Нос щекотали перья, и очень хотелось хорошенько прочихаться, но жажда нормального сна была сильнее, и он продолжал упрямо не просыпаться, время от времени ёрзая, пытаясь найти угол наклона, чтобы перья щекотали менее нещадно. Будто специально заорал будильник и, нащупав эту адскую машину, он запульнул её куда-то, но дребежжалка упрямо не хотела затыкаться. Протяжно завыв, Гаара оторвал от истерзанной подушки своё помятое лицо.
Орущий во все свои пружинки и колёсики будильник валялся у противоположной стены.
- Когда же это всё закончится?! – взвыл парень и, вытянув в сторону виновника его дрянного утреннего настроения руку, резко сжал пальцы в кулак. Дребезжание тут же прекратилось, уступив место противному скрипению гнущегося и ломающегося металла.
Довольно улыбнувшись, Гаара зарылся лицом в подушку, а точнее в то, что от неё осталось…

Но видимо у него на челе было написано, что сегодня поспать ему не дадут.

В дверь задолбились. И, похоже, стучали не как все культурные люди, а ещё и чем-то очень тяжёлым.

- Гаара! – услышал он знакомый ор.

Матюгаясь, пыхтя как паровоз и отплевываясь от перьев, он сполз с тёплой кровати и поплёлся открывать ранним гостям.
На пороге оказались до безобразия бодрые Темари с Канкуро.
- Чего вам? – недовольно пробухтел Кадзекаге.
Блондинка удивлённо изогнула бровь, Канкуро же сделал такую мину, что ему захотелось пойти и хорошенько выблевываться.
- Ну что? – смерившись со своей участью, спросил он.
- Гаара, у тебя сегодня День Рожденье вообще-то! Ты чего? – возмутилась Темари и тут же помрачнела. – Уйди! – она оттолкнула его, чтобы пройти в дом и помчалась на второй этаж. Братьям не составило труда догадаться, куда именно так торопилась их сестрица.
- Три, два, один… - посчитал Канкуро. Гаара привалился к косяку. – Пуск!
- Канкуро! Я же говорила, его нельзя оставлять надолго одного! Ему опять кошмары снились! Господи, Гаара, ты подушку съел что ли? А это что? Гаара!

…и бла-бла-бла…

Как же ему это надоело.

Гаара, Гаара, Гаара! Гаара-Гаара-Гаара-Гаара-Гаара-Гаара!!!

Сейчас под осуждающим взглядом брата и поучительное тарахтение своей сестрицы, он чувствовал себя как провинившаяся мелочь, и самое ужасное, он не знал, как это прекратить!

- Темари, хватит! – не выдержал он.
- Хватит! – передразнила его сестра. – Да не хрена не хватит! Ты же мог хотя бы снотворное выпить! Гаара, ты как маленький, за тобой только глаз да глаз нужен! – она сделала серьезное лицо и погрозила ему пальцем. – Как тебе не стыдно!
Канкуро, наблюдавший за этой сценой прыснул, а юный Кадзекаге не знал, чтобы такого сотворить, чтобы это унижение прекратилось.
- Ты до сих пор здесь?! – опять завопила она. – А ну быстро, наверх!
- За.… Зачем? – так и не проснувшийся мозг парня ещё не улавливал здесь никакой связи.
- Блин, Гаара, ты стоишь здесь в одних труселях, а я, между прочим, девушка!
- Правда? – изумлённо спросил Канкуро.
- Канкуро! – возмущённо воскликнула девушка и, высвободив из набедренной сумки кунай, швырнула его в брата, при том весьма удачно. Он попал…. Вот только не той стороной…
- Косая! – хихикнул парень, крутя на пальце её кунай.
- Я попала! – Темари обиженно надулась.
Под шумок Кадзекаге решил слинять. Да и светиться ему своими фиолетовыми труселями не очень то хотелось.

Плотно прикрыв дверь, он стал искать одежду, которую бы можно было одеть на такое празднование.

Как он мог забыть? День Рожденье! У него День Рожденье!

«Такой день должен оставлять белый пробел в памяти и разноцветные пятна на рубашке!» – так говорила Темари.
Должно… но никогда не оставляло… Его родственнички, конечно, старались, но ничего особенного в этот день не происходило. Толпа народу, рвущаяся его поздравить, пьяные сестра и брат с дебильными улыбками, виснущие на шее девки, - это он мог видеть каждый день, просто не в таких габаритах.

Мантия, мантия, ещё одна мантия, форма и ничего праздничного. Плюнув на поиски, потому что они всё равно были тщётны, он напялил на себя повседневную одежду и спустился вниз. К этому времени его родня уже угомонилась, а то есть Канкуро сидел связанный, относительно побитый и с непонятно откуда взявшимся яблоком во рту и рядом Темари, запыхавшаяся, растрёпанная, но такая довольная…

Он часто думал о том, что у него уж больно чудная семейка, и все не без своих тараканов в голове, и скелетов по шкафам…

- Ну что, всё? – Темари оглядев его с ног до головы, и нахмурилась. – И что это?!
- Одежда, – буркнул он и посмотрел на неё недовольным взглядом.
- Это тряпьё, а не одежда, Гаара! - всплеснула она руками. Канкуро выплюнул яблоко.
- Помогите!!! – заорал он.
Темари гаденько ухмыльнулась, подняла с пола яблоко и опять сунула его в рот вопящему бурату.

Гаара хмыкнул.

- Там такой праздник в честь тебя забадяжили, а ты, неблагодарная скотина, в этих лохмотьях идти собираешься?! Да пофиг на одежду, ты по ходу вообще забыл, что у тебя сегодня День Рожденье! Склероз замучил?! – продолжала восклицать блондинка.
- Темари, отстань… - вздохнул он. – У меня всё равно больше ничего нет…
Канкуро хрюкнул.
- Зато есть у Канкуро! – девушка хлопнула горе братца по плечу, тот опять выплюнул яблоко.
- Мою одежду не тронь! – завопил он.
Темари опять подняла яблоко, протёрла его рукавом, с садистским удовольствием наблюдая, как меняется, в лице её брат и опять сунула его в рот. Канкуро не сопротивлялся, послушно открыл рот сам, так страшен был взгляд сестры…
- Идём! – она пальчиком поманила Гаару за собой в комнату Канкуро.
Кинув в сторону связанного брата обречённый взгляд, он поплёлся за перевозбуждённой фурией, по несчастью оказавшейся его сестрой.

- Так, это мало.… Снимай! – девушка поморщилась. – Когда ты успел так вымахать?
Гаара безразлично пожал плечами и стал стягивать с себя ещё одно неподходящее ему кимоно, то жалобно затрещало.
- Осторожней! – пробурчал Канкуро. Темари зыркнула на него и охота восклицать тут же пропала. Шумно вздохнув и скользнув грустным взглядом по трещащей одежде, шатен замолк.
- Давай это! – она протянула ему ещё одно кимоно. Взяв его в руки, Гаара стал придирчиво его рассматривать.
- Я - это не одену, – он кинул его на колени сестре.
- Это как это не оденешь?! – она медленно встала. – Ещё как оденешь!
- Темари, ну сама посмотри! – он ткнул пальцем в кимоно. – Там пояс розовый, да и ворот голубой какой-то! Что люди подумают? Кадзекаге – клоун! Великолепно!
- Полегче… - пробубнил Канкуро. – Это моё любимое, между прочим.
Темари смерила братьев уничтожающим взглядом, менее уничтожающим осмотрела кимоно.
- Да, пожалуй ты прав,… Что люди подумают! – наконец изрекла она и швырнула его в Канкуро. – Убери это…
Рыкнув, он стал складывать своё любимое кимоно.
- Но тогда больше ничего нет… - девушка опустилась в кресло.

Повисла тишина.

Темари бездумно шарила взглядом по комнате брата. Гаара разглядывал пол, а Канкуро дулся.

- А это что такое? – вдруг спросила блондинка и указала наверх шкафа.
- А что там такое? – визгливо воскликнул Канкуро и вскочил. – Ничего это не такое! Тьфу! То есть, там ничего нет!
- А ну уйди, женщина! – девушка отодвинула в сторону чуть ли не рыдающего брата. – Гаара, сними это!
Не заставляя сестру долго ждать, себе дороже, Кадзекаге взмахнул рукой, и со шкафа грохнулась ещё не распакованная коробка.
Темари тут же принялась развязываться верёвочки. Открыв коробку, она восхищённо ахнула.
- Откуда это у тебя? – тихо спросила она.
- Что? Это? – Канкуро нервно хихикнул.
- Да, блин, это! Откуда у тебя оно?! – она достала из коробки чёрное кимоно и ткнула в него пальцем.
- Да… да заказал я его.… Вот… - пробормотал он и отвернулся.
Темари вскочила с колен и, подбежав к Гааре, приложила к нему рубаху.
- А ну ка, примерь! – велела она и сунула Кадзекаге кимоно.
Придирчиво осмотрев данное тряпьё, он вздохнул.
- Сейчас…

Челюсть Темари валялась где-то под кроватью, глаза Канкуро пылали адским пламенем, а лицо так перекосило, как будто ему показали говно, а Гаара был невозмутим, в принципе, как всегда…
- Га… Гаара… - выдохнула блондинка. – Знаешь, не будь ты моим братом, я бы уже набросилась на тебя…
- Что, так плохо? – недоуменно спросил самый юный из всех каге.

Канкуро скрипнул зубами. Темари ткнула его в бок, и он настороженно на неё покосился, обречённо вздохнул и сделал лицо попроще.

- Ты… ты просто великолепен! – восхищённо воскликнула она и, вскочив с насиженного места, подлетела к брату и ущипнула за щеку. – Ты такой пуська!
Гаара с невозмутимым видом отцепил от своей щеки щупальца своей сестрицы, освободился от её захвата и обратился к Канкуро:
- Нормально?
- Бли-и-ин… - взвыл он. – Это я должен был его одеть! Это я должен быть таким крутым! Бли-и-и-ин!
- Заткнись! – гаркнула на него Темари.
- Значит, нормально… – облегчённо вздохнул Гаара и перевёл взгляд на разбушевавшуюся сестру, ожидая её очередного бзика.
- Ты, между прочим, ему даже подарок не подготовил! – пыхтела она.
- А ты, что, подготовила? – пискнул Канкуро и ещё сильнее вжался в спинку кресла.
- Подготовила… - девушка кивнула и, покосившись на младшего брата, хищно ухмыльнулась. – Ещё как, подготовила…

От этого взгляда нехорошо стало даже Кадзекаге…

~ * ~

Ровно в восемь семейство, но Собаку отправилось в предполагаемое место празднования.

Улицы были пусты. Канкуро постоянно передёргивал плечами, Темари вертела головой по сторонам как будто впервые здесь появилась, а Гаара смотрел вперёд отсутствующим взглядом.

Праздновать День Рожденье Кадзекаге решили в одном, часто посещаемом всеми жителями Суны баре. Естественно, организацией его праздника занималась Темари, и уж что там она придумала, именинник даже боялся подумать…

Завернув за угол, они вышли на яркую дорожку. На домах висели фонарики и разноцветные гирлянды, а впереди сверкал разноцветными огнями тот самый бар, к которому они и направлялись.

Было тихо и пусто, и от этого немного жутковато. Солнце ещё не зашло, но из-за окружающих их со всех сторон домов, его было уже не видать.

Колокольчик брякнул, когда он открыл дверь. Зайдя внутрь, они остановились. Было темно.
Вдруг вспыхнул свет и на несколько секунд ослепил его.

- С Днём Рожденья! – заорали со всех сторон.

”Интересно, они никогда не думали, что от такого ора можно и оглохнуть?” – мрачно подумал Кадзекаге. – ”Надеюсь, они не полезут ко мне, как в прошлом году, дёргать за уши…”

Гаара огляделся. В баре почти ничего не изменилось, только завешали всё мигающими лампочками и плакатами.
Надписи на плакатах начинались от простого и неоригинального: «С Днём Рожденья!» и заканчивая громким «Выходи за меня…» - почему «выходи за меня», парень так и не понял, но желания разбираться в этом не было.
Перед ним тут же появился огромный, бледно розовый торт, с большущей цифрой восемнадцать посередине и, наверное, с таким же количеством свечей, которые он тут же задул, по традиции загадав желание.

Ну что мог загадать уставший и разочаровавшийся в жизни человек?

«Хочу, чтобы это закончилось…»

- Поздравляю, Гаара-сенсей! – на нём повисла Матсури.
- Спасибо… - он кивнул и оторвал от своей шеи загребущие ручонки девушки и отодвинулся от неё. Разочарованно вздохнув, Матсури пошла, виснуть на более доступных парнях, с менее высоким статусом.

Его поздравляли везде. Не было того угла, где бы ему не сказали пару ласковых и напутственных слов. Вскоре от шума поднятого народом его деревни у него разболелась голова, и он решил выйти на свежий воздух.

На улице дул приятный ветер и здесь было не так шумно. Постепенно его слух обострился и он, прикрыв глаза, стал вслушиваться в тихие голоса природы.
Шум, исходящий от бара стал почти не слышен, потому что он не хотел его слышать, отсеивал его и вылавливал из всех этих звуковых волн только нужные ему.

- Зачем ты здесь?! – он чуть не оглох от этого ора.
Гаара обошёл бар и выглянул из-за угла.
- Ты нужен в Конохе! – Сакура возмущённо всплеснула руками.
- Сакура, если бы я был нужен там, то меня бы не отпустили… – спокойно ответил Шикомару и попытался обойти девушку, но она схватила его за руку.
- Сейчас война, Шакомару, не самое лучшее время для романтики… - девушка вздохнула.
- Это не твоё дело! Отпусти! – воскликнул парень, и выдернул руку из пальцев Сакуры.
- Неужели она важнее для тебя собственной родины?! – громко спросила девушка и нахмурилась, её пальцы сжались в кулаки.
- Я здесь работаю, а там бы я только мешал. – Нара махнул девушке на прощанье и скрылся за углом. Сакура осталась стоять совсем одна…

Гаара отшатнулся и, развернувшись на сто восемьдесят градусов, быстро пошёл обратно в бар, про себя обдумывая только что услышанное.
Не успел он, и зайти, как его схватили в охапку и оттащили в менее освещаемый угол.
- Я тебя повсюду ищу! – возмущённо зашептали ему на ухо.
- Темари, отпусти… - Гаара попытался выпутаться из захвата сестры.
- Да не дёргайся ты! – зашипела она, но отпустила. – Помнишь, я говорила про подарок…
- И?
- Так вот, я хочу тебе его подарить… - она опять схватила его и потащила наверх.

Они шли по длинному коридору с неисчислимым количеством одинаковых дверей, наконец, остановившись, она распахнула одну из них и втолкнула его внутрь.

Было темно, а окна были завешаны тяжёлыми тёмными шторами. В нос тут же ударил запах женских духов.

- С Днём Рожденья, братик! – хихикнули у него за спиной, и дверь захлопнулась. Мчаться и долбиться в неё, орать проклятья Гаара посчитал глупо и поэтому не сдвинулся с места.

Тихое шуршание где-то из глубины комнаты привлекло его внимание. Затем он услышал лёгкие шаги в его сторону. Кто-то остановился напротив него, а он до сих пор бездействовал.
Горячее дыхание опалило ключицы, а запах женских духов стал отчётливее. Он поморщился. Это был не самый любимый из его запахов, но он продолжал стоять на месте.

- Ну, здравствуй… - томно прошептали ему на ухо, Кадзекаге нахмурился. – Так и будешь стоять, или уже приступим к делу?

Да за кого они его принимают?! Заказать проститутку на день рожденье, тот ещё подарок! Воистину необычный!

- К делу? – он решил уточнить у неё, что за дело, может, он всё-таки ошибся…

Ага, как же, каге никогда не ошибаются!

Стоило ему немного наклонить голову, как в его губы впились жадным поцелуем. Схватив девицу за волосы, он рванул её назад, отцепляя от себя, потащил к окну и отдернул шторы. В комнату попал свет, и он смог разглядеть свой ”подарок”. Это была длинноволосая блондинка, с яркими синими глазами и правильными чертами лица.
Посчитав, что он просто хотел увидеть её, девушка опять попыталась поцеловать его, но он грубо оттолкнул её и, повернувшись на пятках, пошёл к двери.
- Эй, ты куда? – удивлённо запищала ему в след девушка, но он даже не обернулся.
Выбив с ноги дверь, Гаара спокойно пошёл по коридору обратно, но даже слепой человек понял бы, что он зол. Очень зол…

От Кадзекаге исходила такая убийственная аура, что было странно, как бар сам по себе не рухнул от такого негатива.

- Темари!!! – его рык перекрыл весь гомон поднятый невообразимым количеством ртов.
- О, как ты быстро! – его горе сестрица появилась неоткуда и нагло облокотилась на его плечё.
Зашипев, он схватил её за руку и рванул на себя, чтобы смотреть ей прямо в глаза.
- Что это такое?!! – он взглядом указал на блондинку, показавшуюся на верху лестницы.
Губы Темари растянулись в улыбке обкурившегося человека.
- Вы уже познакомились? – приторно сладким голоском спросила она.
- Темари… - зашипел он.
- Хах, а я же говорила, что так будет… - она ухмыльнулась и посмотрела на застывшего у барной стойки Канкуро и неожиданно резко рванула назад. Не ожидавший этого Кадзекаге не смог удержат её и сейчас просто сверлил сестрицу разгневанным взглядом. А она тем временем невозмутимо вытащила из-за пояса маленький свиток, раскрыла его и сложила печати.
Хлопок и блондинку стало не видно из-за дыма, что окружил её. Запахло паленым.
Когда дым рассеялся, Гаара смог лицезреть довольную моську Темари, которая держала на руках какого-то странного, пушистого зверька.
- С Днём Рожденья! – воскликнула она и сунула ему это нечто. – Я назвала его Чучело-Мяучело. Знаю, немного длинновато, но, по-моему, это имя ему очень подходит!
Это нечто было рыжее и пушистое, с разноцветными глазами, один был голубой, второй зелёный. Огромные уши с чёрными кисточками. Зверь отдалённо напоминал кошку…
- Чудной, правда? – спросила Темари. Чучело-Мяучело замурлыкал и потёрся об него мордочкой.
Посчитав это банальным концом банального вручения подарка, народ опять загалдел, обсуждая только что увиденное.
- А… что это? – наконец спросил Гаара.
- Ну… не знаю… - Темари пожала плечами. – Я просто его когда на рынке увидела, он мне тебя сразу напомнил… почему-то…
Кадзекаге подозрительно покосился на сестру.
- Ну, ладно… - Гаара замялся. - Он что ест та?
- По ходу разберешься! – крикнула ему она и быстро исчезла в толпе.
Тяжело вздохнув, восемнадцатилетний Кадзекаге пошёл прочь из этого бедлама. А Мяучело спокойно посапывало, у него на руках.

«Может, Темари была права, и мне правда давно стоило завести животное…»
Глава 4. Кысь. Знакомство.

Поднять голову с подушки казалось невозможно трудным делом. Вроде он и не пил вчера, но всё тело гудело так, как будто по нему промчалось стадо верблюдов. Он бы и не встал сегодня, если бы что-то не стало стягивать с него одеяло, и бешено орать нечеловеческим голосом.
Недовольно поморщившись, Гаара сел и уставился на то, что сейчас грызло его одеяло.
- Что это? – непроизвольное сорвалось с его уст. И память, наконец, решила включиться, дабы не шокировать Кадзекаге.
Поморщившись, он встал.
- Есть хочешь? – это был единственный вопрос, который пришёл в его сонный мозг. Получив одобрительное «Мяу», парень поплёлся на кухню.

Холодильник был пуст, так же как и все шкафчики. Единственное, что он смог найти, так это завалявшеюся пачку рамена быстрого приготовления. Он и сам с удовольствием съел бы его, вот только вопящее и действующее на нервы животное уж больно надоело.

- Мяу! – опять мяукнул Мяучело.
- Ешь! – Гаара сунул животному под нос тарелку.
- Мяу! – Мяучело фыркнул и, наступив на край тарелки, перевернул её.
- Чёрт! Да что же ты такое?! – взвыл парень и, схватив своего питомца за шкирку ткнул мордой в рамен, который по его инициативе перекочевал из тарелки на пол. – Нельзя! Так делать нельзя!
Зашипев, Мяучело вывернулся из его хватки, попутно исцарапав Кадзекаге руку и запрыгнув на подоконник, стал смотреть самым невинным взором на то, как шипит и матюгается его хозяин.

Он уже очень сожалел, что не свернул своей сестрице шею тогда, когда она только заикнулась о животном в его доме…

~ * ~

Потянувшись и зевнув во весь рот, Сакура села на кровати. За окном было светло. Конечно, никаких птичек и в помине не было, но всё же, день обещал быть хорошим. И доверчивая спросонья девушка, поверила этому сладостному затишью…

Пол оказался ледяным, и до ванной ей пришлось мчаться как по раскалённому железу, но там было ещё хуже. Когда она ступила на кафель, бедняга еле сдержала рвущийся из самой глубины души вопль. Кафель оказался таким холодным, что она на мгновение даже перестала чувствовать ноги.

Врубив во все краники воду, Харуно залезла в ванну. Тёплая вода быстро согрела её окоченевшее тельце. Но только она расслабилась, как из крана полилась противно коричневого цвета вода с песком вперемешку.

Воя как рожающая лань девушка вылезла из ванны и, выключив грязную воду, стала искать полотенце, которого почему-то на месте не оказалось…

Трясясь как в лихорадке, закутанная в промокшую ночнушку и скрипя песком на зубах, она отправилась в спальню.

Переодевшись в приличную одежду, взглянула в зеркало и ужаснулась. Её волосы были похожи на грязно-розовое птичье гнездо, под глазами залегли синяки, а кожа была похожа на гусиную. В общем, красивого мало, а в данный момент так и совсем, - ничего…

Отплёвываясь от песка, она помчалась на кухню и, включив воду там, убедившись, что она чистая, сунула голову под кран.

Дальше всё шло ещё хуже…

Она не нашла кофе, как и зеленого чая. Обойдясь, простой водой из-под крана, она пошла на место встречи. По дороге умудрилась наступить на верблюжью какашку. Потом наткнулась на говорящего льва, непонятно откуда взявшегося в Суне, но, не смотря на это, представитель кошачьих смог испортить её настроенье окончательно, сказав чтобы она убрала свои железяки, потому что он не то что есть её побрезгует, а даже просто свернуть шею.

Не то чтобы она хотела быть съеденной, но всё равно, было как-то обидно…

Придя на место встречи ей пришлось выслушивать насмешки напарников, кроме, конечно, Шикомару которому толи жалко её было, толи просто лень…

Но она надеялась, что всё же первое…

Намекнуть ей о её необычном внешнем виде не постеснялся даже их командир, на что она зло фыркнула, но промолчала.

В архиве ей достался самый пыльный и нудный отдел, так что когда они, наконец, закончили, а это было в шесть вечера, она чувствовала себя чуть лучше побитой собаки, вокруг которой уже кружат мухи дожидаясь того момента, когда та, наконец, сдохнет.

Видимо командир сжалился и вместо того, чтобы тащить её в следующий по списку архив, отправил на горячие источники.

Она нашла их только к тому времени, когда стемнело, и там уже никого не было. Плюнув на всё, Сакура разделась и плюхнулась в воду. Источники оказались не такими уж и горячими…

Плюясь и отфыркиваясь от холодной воды, попавшей в нос и рот, девушка подплыла к бортику со скамейкой в место, где был полумрак. Она не могла не заметить, что это весьма удобно. Сидя по пояс в воде можно было расслабиться.

Видимо она перепутала горячие источники с простым бассейном…

И как их можно перепутать? Нужно быть полным неудачником…

Но переться куда-либо ещё не хотелось и тем более её тело уже привыкло к этой воде и она была даже рада, что умудрилась перепутать их. Ведь ей нужно остыть.

Наконец восстановив дыхание, она прикрыла глаза и вскоре, задремала…

Ей снилась всякая ересь. Огромный белоснежный медведь хотел схватить её, и она бежала от него по воздуху. Потом пейзаж резко изменился, и она стала падать. Ветки. Миллионы веток хлестали её тело, а она всё падала. Всё ниже и ниже.
Пейзаж опять сменился, и теперь она стояла на поляне. Чистой, ненастоящей... Ровным кругом поляну окружали деревья.
Деревья стояли близко друг к другу, создавая единый сплошной слой темной массы, так, что рассмотреть, что-либо не было возможности…

- Кысь, кысь, кысь… - услышала она.
- Кысь, кысь… - опять, но уже с другой стороны. Она вертелась из стороны в сторону, кружилась, пытаясь увидеть существо, издающее такие непонятные и незнакомые звуки. У неё уже кружилась голова, а она всё пыталась угнаться за этим «Кысь…». И только тогда, когда она уже не могла стоять на ногах, Это пришло, дало себя рассмотреть…

Чудовище…

- Кысь, кысь, кысь… - зашипело Нечто и, цокнув острыми зубами, медленно пошло в её сторону, еле передвигая ногами в розовых сапогах. А она не могла даже закричать, не могла встать и поэтому просто сидела, наблюдая, как к ней приближается Нечто.

- Кто ты? – хрипло спросила она, когда Оно было рядом. У Этого был такой страшный крючковатый нос, что ей казалось, переверни его и на нём можно будет что-нибудь вешать, и уголки губ были сильно опущены вниз, а глаза-щёлки смотрели пристально, но эти глаза были пусты, в них не отражалось ни чего, ни одной эмоции, пустота… От этого бросало в дрожь, но она не боялась. Ей было интересно.

- Кысь, кысь, кысь… - опять зашипело Нечто, но ближе не подошло.

- Ты… Кысь? – она протянула навстречу Этому руку.

- …кысь, кысь, кысь… - Нечто хрюкнуло и тоже потянуло к ней свою обезображенную лапу. Вдруг она услышала шаги. Тихие, размеренные. Стоило ей отвлечься, и Кысь размазалась, стала заваливаться на бок всё шипя: «кысь, кысь, кысь… кысь»
Она завертела головой, ища источник шагов, а всё вокруг потекло, будто картина, на которую обильно вылили воды.

~ * ~

И, правда, день выдался сегодня напряжённый. Хоть и не было обычной горы бумаг, дверь его кабинета хлопала целый день.

- Кадзекаге-сама, а здесь как поставить?..
- Кадзекаге-сама, а это нужно?..
- Кадзекаге-сама, а может тут убрать?..

Кадзекаге-сама Кадзекаге-сама Кадзекаге-сама Кадзекаге Кадзекаге-сама…

Ему пришлось столько говорить, что под конец дня у него болел язык, а телу требовалось срочная разрядка. Он очень устал.… Тогда он и решил пойти в бассейн.

Гаара сам недавно распорядился, чтобы кроме горячих источников в Суне был построен бассейн. Трансформирующийся бассейн, что бы в зависимости от времени суток путём трансформации можно было попеременно делать его открытым или закрытым. Сам бассейн был полностью выложен мозаикой темно-синего цвета. И ему это нравилось… Последнее время, он мог расслабляться только там.

Когда он пришёл туда, уже стемнело, и он сначала подумал, что ему удастся отдохнуть в одиночестве, когда увидел хаотично разбросанную женскую одежду…

Что делает женская одежда в мужском бассейне, он не знал, и поэтому всё равно стал раздеваться, так как никого в бассейне увидеть не смог.

~ * ~

Сакура завертела головой, отгоняя остатки странного сна.

Что же разбудило её? Её разбудили шаги.… Чьи шаги?

Девушка удивлённо вытянула шею, пытаясь рассмотреть хоть что-нибудь, но в том месте, в котором она сидела увидеть что-либо, было почти невозможно.

Она услышала всплеск, сравнимый с тем, как кто-то залезает в воду…

Девушка напряглась и нахмурилась.

Она не помнила, смотрела ли она, мужской это отдел или женский… Недавнее сонное состояние тут же куда-то исчезло, уступив место жгучему адреналину с примесью страха, и уж точно в её голове не осталось абсолютно ничего о необычном сне.

Сглотнув, девушка опустилась в воду так, чтобы можно было дышать и наблюдать. Некто поплыл в её сторону, и ей пришлось нырнуть, чтобы остаться незамеченной.

По мере приближения того, кто нарушил ее одиночество, она смогла лицезреть мужские ноги…
Пользуясь принципом: «делай так, как ты бы хотела, чтобы делали тебе» и постоянно говоря про себя: «это личное», она пыталась не смотреть выше колен, но взгляд так и полз вверх…

«Ну, ты и извращенка!» - фыркнуло её второе «Я» и Сакура стыдливо отвела взгляд.

Осознание того, в какой ситуации она оказалась, пришло со скоростью улитки, но как только её замученный неудачами сегодняшнего дня мозг, наконец, смог состыковать всё что перемешалось и забилось по уголкам её сознание, Сакура чуть не захлебнулась.

А что если это извращенец? Или ещё того хуже, маньяк! Ну кто ещё полезет в женский бассейн?!
Почему-то сомненья о том, что этот бассейн может находиться не в женском отделе, потускнели, а под лавиной паники и вообще испарились.

Видимо она слишком сильно дернулась, когда боролась с удушьем, потому что ноги напряглись…

Отчаянно краснея и забиваясь под скамейку, она понимала, что не рыба и долго так не протянет. Но умереть сейчас казалось самым лучшим вариантом, потому что она смутно представляла, как можно драться голышом.

Может из-за недостатка опыта?

Ноги опять расслабились, а у неё потемнело перед глазами. Организм требовал воздуха, а тело стало трясти. Она старалась сдерживать все свои движения, но в итоге у неё свело ноги и она, дернувшись, ударилась головой о скамейку.

Тихое «ой» вырвалось с последней каплей кислорода, и её сознание сделало ей ручкой…

- Эй, очнись! – её опять шлёпнули по щеке и она, распахнув глаза, резко села, стала отплёвываться от воды.
- Это что, такой новый оригинальный способ суицида? Умереть под Кадзекаге? – спросил её мужской голос.
- Под кем? – переспросила она. Зрение ещё не восстановилось, и Сакура не могла разглядеть человека сидящего перед ней. Опять жуткий кашель продрал горло, и ей пришлось склониться.
Зрение постепенно стало восстанавливаться, и она смогла разглядеть знакомые ноги…
- Ой… - пискнула девушка, когда до неё дошло, что она ничем не прикрыта, но она забыла об этом, как только смогла разглядеть лицо незнакомца, под которым она чуть не захлебнулась.

- Ка… Кадзекаге-сама… - затравленно прошептала она.

На Гааре так же ничего не было, но похоже, это его ничуть не смущало. У неё даже создалось впечатление, что ему вообще по барабану, из-за чего даже смущение куда-то пропало.

Ну и что, что он видел её в таком виде? Ну и что, что он прикасался к ней? Ему же всё равно, значит и ей должно быть так же!

Видя, как она расслабляется, ему вдруг так захотелось сморозить какую-нибудь чушь, чтобы она опять смутилась и не знала, куда деть взгляд! Но видимо это желание слишком явно отразилось на его лице, так как она нахмурилась и рассерженно прошипела:
- Ты знал?! – его удивил такой быстрый переход с «вы» на «ты», а она, похоже, даже не задумывалась об этом.
- Ты знал, что я там?! – уже громче спросила она.
- Естественно, – он скривил губы в насмешливой ухмылке.
- Ты знал и заставил меня!.. – начала закипать она, но Гаара перебил её.
- Мне было просто интересно, сколько ниндзя страны Огня могут продержаться под водой. Почти минута! Поздравляю! – официальным тоном изрёк он и протянул ей руку. Сакура уставилась на протянутую ей конечность, не зная, что ответить.
Стало холодновато, и она перевела взгляд на его лицо. Лицо Кадзекаге не выражало абсолютно ничего.

Каменный что ли?

Гаара опустил руку, так как понял, что она всё равно не пожмёт её, и решил задать интересующий его вопрос:
- Что ты здесь делала?

Сакура вздёрнула подбородок, сложила руки на груди, и гордо ответила:
- Купалась.
- Это мужское отделение… - удивлённо сказал он.
- И что?! – девушка вперила в него уничтожающий взгляд.
- Ну не знаю… - Гаара задумался. – Если тебе всё равно, то пришла бы пораньше.
- А вот и пришла бы! – она встала и пошла к своей одежде.
- А мне кажется, что ты просто перепутала отделы…
- Ниндзя страны Огня никогда ничего не путают! – она скользнула по нему злым взглядом и стала натягивать кофту. На мокрое тело это было сделать не очень-то легко.

Почему она просто не согласилась с ним? Ведь в этом нет ничего страшного. Ну, перепутала и перепутала. Зачем пререкаться? Конфликтовать? Когда она наоборот, должна наладить с ним контакт?

- Тогда останься со мной… - он хитро сощурил глаза и поднялся.
- Извините, Кадзекаге-сама. Дела, дела… - раскаивающимся голосом произнесла она и посмотрела на него грустными глазами, которые, встретившись с его насмешливым взглядом, вспыхнули злым огнём.
- А всё же…
- Да что ты пристал! Сам виноват! Между прочим, мог бы крикнуть для проверки! – взвилась она.
- Это мужской отдел, – он скрестил руки на груди. – А я должен был зайти сюда и орать, чтобы убедится, что здесь нет девушек?!
- А мало ли! – она всплеснула руками.
- Что? – он удивлённо моргнул.
- Я неместная! Ничего здесь не знаю!.. - он опять перебил её.
- Но треугольник то от квадрата ты отличить можешь? – язвительно спросил он.
- А не пошёл…
- Я Кадзекаге. – пропел Гаара.
- …ла бы я домой… - она схватила юбку и, запрыгнув на крышу, скрылась.
- Ненормальная, – прошипел парень и грустно посмотрел на бассейн.

Почему он думал о ней? Она - ненормальная… Нужно просто выкинуть всё это из головы…

Настроения купаться исчезло.

~ * ~

Захлопнув дверь своего номера, она привалилась к ней.

Это ж надо было так!

В висках стучало, ноги подкашивались. Хотелось лечь и умереть.

Как бы она не отрицала своей невиновности, но ведь она и правда виновата.… Ведь можно же было убедиться, посмотреть!

Сакура тряхнула мокрой головой.

День явно не задался с самого утра. Ей стоило вообще не выходить из дома.

…А у него красивое тело. Пока они ”общались” она смогла хорошо его рассмотреть…

Неровно ступая, она подошла к кровати и, рухнув на неё, накрыла голову руками.

Она не хотела этого помнить! Она хотела забыть это. Выбросить из головы. Стереть. Но память, злобно усмехаясь, рисовала ей… его…

Завыв, она схватила подушку и накрыла ей голову.

Это нужно забыть! Забыть! Забыть…

Унеси меня назад,
Жалкий Дьявол полюса.
Забери меня с собой,
Может быть богиня я.
И неси ты мне цветы,
Райской пыли и мечты,
Может быть, я полюблю
Обгорелую душу,
Что под рёбрами твоими дохнет и гниёт.

0


Вы здесь » [Аниме это жизнь] » По Наруто » Сакура и Гаара <


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC