[Аниме это жизнь]

Объявление

>

 

Добро пожаловать на форум: Аниме это жизнь Администраторы и модераторы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [Аниме это жизнь] » По Наруто » Сакура и Гаара <


Сакура и Гаара <

Сообщений 41 страница 51 из 51

41

Глава 5. Приступ.

Если бы он не обернулся, она бы прошла мимо, но он обернулся, и ей пришлось раскланяться перед ним и поприветствовать.
Было бы невежливо сейчас уйти, ведь он даже не кивнул на её приветствие, а просто разглядывал…
Это стало странной причиной раздражения и какого-то смущения.

Так и хотелось гаркнуть: "Чего уставился?!"

Но она ведь умная девочка и не позволит себя такой вольности, тем более после того, что она устроила. А он всё рассматривал её, сканировал…

- Я… - начала она, но была грубо прервана.
- Сакура, верно? - глупый вопрос. Зачем он его задал? Чтобы позлить её? Но она всё же кивнула.
- Не могла бы ты помочь мне, Сакура… - Он не спрашивал, он вежливо приказывал, и они оба знали это, но если его это тайно забавляло, то её бесило.

Хотелось наброситься на него и свернуть шею! И плевать, что он - Кадзекаге!

Он даже не дождался её согласия, просто повернулся к ней спиной и пошёл в сторону резиденции, которая была расположена недалеко, точно зная, что она последует за ним. Гаара был спокоен, как обожравшийся удав, зато она так бесилась, что еле сдерживалась, чтобы не разнести что-нибудь по дороге.

Он ощущал собственное превосходство, но почему-то раньше никогда не обращал внимания на это, а сейчас в открытую веселился. Его душу переполнял щенячий восторг. Он был счастлив. Он чувствовал, как девушка закипала позади него, и от этого его настроение взлетало до самих небес. Гаара сам не понимал, почему ему так весело, так же как и она не понимала, почему её это так бесит.
- Что вы хотели, Кадзекаге-сама? - спросила она сквозь зубы, а он, еле сдерживая улыбку, попросил ей разобраться с документами, прибывшими из страны Огня.
- А почему вы меня просите это делать? - она сложила руки на груди.
- Может, потому что ваша группа и была послана для этого… - словно малому ребёнку объяснил он.

Оскалившись, Сакура подошла к столу и, бухнувшись на стул, тут же принялась разбирать бумаги. А Гааре пришлось спрятать за спину дрожащие руки, так как ему хотелось что-нибудь сделать…

Напакостить? Он же не ребёнок. А всё же?.. Нет.

В голове крутились тысячи шальных мыслей, перекрывая друг друга, складываясь столбиком и становясь ещё более шальными и ненормальными.

"О чём я думаю?!" - он тряхнул головой.

Сакура же подписывала бумаги. Это выглядело смешно. Казалось, будто она и вовсе забыла о его существовании, или же так и было.

Сколько он так стоит, витая в облаках, раз она уже успела разобрать столько бумаг. Минута, две? Нет. Сколько?

Девушка настолько низко наклонилась над столом, что казалось, как будто она пишет носом. А её лицо было таким просветлённым и милым, что Гаара почему-то вспомнились русалки, про которых он читал в книгах. Вроде красивые, добрые и хорошие, а как завидят человека, так сразу кислотой плеваться.

- Ты похожа на русалку… - зачем-то сказал он.
- Что? - она подняла на него удивлённый взгляд.

Болван!

- Ну, знаешь… - он задумался, и тут же его лицо озарила глупая улыбка. - Мымры же в болотах живут? Вот, их ещё русалками иногда называют…

Он хочет обидеть её? Вроде нет… Тогда зачем? И откуда эта дебильная улыбка? Прекратить! Убрать!

- Я похожа на болотную… мымру? - она медленно поднялась с кресла и опёрлась руками о стол. - А ты… да… я… - она стала жадно хватать ртом воздух, не зная, что придумать, чтобы зацепить его побольнее. Но, как всегда, в нужный момент все ругательства куда-то исчезли.
- И что же я? - он склонил голову на бок, с интересом рассматривая её.
Сакура нахмурилась.
- Зачем вы меня провоцируете? - неожиданно спокойно спросила она.
- Я не провоцирую…
- Значит, я неправильно задала вопрос... - она вздохнула, - Зачем ты издеваешься на до мной?!
Повисла тишина. Он не торопился отвечать…

Раз.

Два.

Три.

Четы…

Она не выдержала и пяти секунд и, обогнув его, вылетела из кабинета.

- Я не издеваюсь…

Сакура бежала по улице, захлёбываясь слезами, которые всё никак не хотели прекращаться.
- Ненавижу! Ненавижу, ненавижу, ненавижу… - всхлипывала она.
Перед глазами всё плыло. Сакура врезалась в прохожих, которые что-то бубнили себе под нос, кричали, рычали, пытали толкнуть её в ответ, будто не замечая её истерики, её слёз.

Почему она так завелась? Почему ей так плохо? Он - Никто. Ей должно быть плевать!

- Сакура! - услышала она своё имя, но, не решаясь обернуться, понеслась дальше. - Сакура! Да стой ты! - её схватили за плечо и потянули назад.
Развернувшись на сто восемьдесят градусов, Харуно упёрлась взглядом в глаза цвета морской волны.
- Те… Темари. Что ты здесь делаешь? - удивлённо спросила она и, не дав блондинке ответить, уже рыдала на её груди.
- Тема-а-ари…
- Да кто умер то? - сестра Каге стала неуверенно гладить Харуно по голове.
- Он… он обижает меня… из… издевается… Он... он ненавидит меня! Темари, почему он меня ненавидит? Ну… ну почему? Вот… вот что я ему плохого сделала… А? Что?
- Кто? Кто тебя ненавидит? - удивлённо спросила блондинка. Сакура подняла на неё глаза и будто очнувшись, тут же перестала реветь.
- П… прости… - она отмахнулась от Темари, которая хотела по-дружески обнять её за плечи.
- Чего? - девушка удивлённо изогнула бровь.
- Пока… Я побежала… А то их много… - пробормотала Харуно и, вытирая слёзы, быстро пошла прочь от растерянной блондинки.
- Кого много? - крикнула ей в след Темари и незамедлительно получила ответ.
- Дел! - спина куноичи Огня мгновенно исчезла из поля зрения сестры Кадзекаге.
- Ненормальная какая-то… - пробормотала блондинка и направилась в резиденцию Каге.

- Гаара, можно?
- Войди... - он отодвинул от себя бумаги.
- Я принесла. - Темари положила белую папку ему на стол.
- Что-то ещё? - спросил он, видя, что его сестра не знает что делать: уходить или же остаться.
- Да… - она кивнула и облокотилась о его стол.
- Представляешь, сейчас только что Сакуру видела, - Гаара остался так же спокоен, как и тогда, когда она вошла, однако девушка заметила, что когда прозвучало имя посла страны Огня, глаза Кадзекаге как-то странно блеснули. Но момент был утерян, и в следующую секунду она не смогла обнаружить никаких изменений. И даже почти поверила, что ей это просто показалось.
- Так она так ревела, что, наверное, слышала вся Сунна!
- Ревела? - он удивлённо уставился на неё. - А почему?
- Я, как поняла, из-за кого-то. Её кто-то обидел. Она сказала, что этот кто-то ненавидит её и издевается.
- Ненавидит… обидел… - повторил он и нахмурился. - Где ты её видела?
- Здесь. Она как раз из резиденции выбегала, когда мы столкнулись. Наверное, в гостиницу пошла… - Темари пожала плечами.
- Ты можешь пойти и успокоить её? - тихо спросил он и отвёл взгляд.

Незачем ей знать.

- Та-а-ак… - протянула его сестрица и нагнулась к нему. - Ты ничего не хочешь мне сказать?
- Нет, - он перевёл на неё недовольный взгляд. Темари опять пожала плечами.
- Не хочешь, как хочешь. Не от тебя узнаю, так от неё… - она оттолкнулась от его стола и пошла к двери, но, обернувшись и хитро сощурив глаза, пропела:
- Гаара, ты такой неудобный… - Темари поморщила носик и вылетела из его кабинета.

Его не очень волновала её прощальная фраза. Темари любила так говорить. Вроде и не оскорбила, а столько подтекста, что узнаешь - самому удавиться захочется. Его больше волновало другое.

Он обидел её. Он. Её. Обидел! Но ведь он не хотел! Или хотел? Хотел, не хотел! Какая теперь разница? Истины это не меняет.

Он довёл её до слёз… Мразь… Он – мразь…

~ * ~
Как только она вышла из резиденции, сильный ветер тут же ударил в её лицо, заставив неуклюже отступить назад.
- Будет буря… - услышала она и повернула голову в сторону говорившего.
- Ты?
- Я… - Шикомару высунул сигарету изо рта и выдохнул в её сторону кружочки дыма.
- Фу, какая мерзость! - она поморщилась, благо ветер был слишком сильный, и от запаха табака уже скоро не осталось и следа.
Видимо, продолжать беседу Нара не собирался, и поэтому она, решив оставить его, стала спускаться по ступенькам.
- Эй! Ты куда? - закричал парень ей в след , но девушка уже не могла слышать его.
Горестно чертыхнувшись, Шикомару выкинул сигарету, придавил её носком и помчался за, уже исчезающей в вихре песка, Темари. Догнал он её быстро, но к этому времени девушка выглядела более чем жалко.
- Ну и куда ты так вырядилась?! - он схватил её за запястье и оттащил ближе к стене дома. Темари решила промолчать. Она и правда была одета не по погоде.
Босоножки набились песком, а в кимоно было неудобно. Красивая подвеска душила, тушь, кажется, потекла…
- Здесь рядом мой дом… - заорала она, пытаясь перекричать вой ветра.
- Где? - Шикомару обернулся к ней и от нового порыва ветра чуть не упал на блондинку.
- Там+ - она махнула рукой в сторону…

Еле захлопнув дверь, они, тяжело дыша, сползли по ней на пол.
- Чёрт тебя дернул туда переться! Не могла подождать, что ли?! Я не отсюда, и то понятно, что в такую погоду лучше не высовываться! - зашипел Нара.
- О, какой большой поток информации! А я то - дура, думала, что больше двух-трёх слов за раз ты произнести не в состоянии! Смотри! Батарейка закончится! А я не хочу иметь никакого отношения к твоему энергетически обезвоженному трупику! - возмущённо пробухтела Темари и, встав, оперлась на стену.
- Да мы могли погибнуть! - он тоже встал и вперился в неё гневным взглядом.
Темари нахмурилась.
- Слышь ты, мелочь! Со старшими так не разговаривают! - язвительно пропела она и скрестила руки на груди.
- Вороны тоже долго живут, но я же не кланяюсь каждой! - он оттолкнулся от двери и сделал к ней два шага.
- Это на что ты намекаешь?! - зашипела блондинка. - Что у меня птичьи мозги?!
- Заметь, это не я сказал… - он усмехнулся. Она оскалилась.

Да как он смеет! Да как он!.. Она убьёт его, и ничто ей в этом не помешает.

Девушка уже занесла руку для звонкой пощёчин, как входная дверь вдруг распахнулась, и в дом ввалился растрёпанный Кадзекаге. И она тут же забыла, что хотела сделать…
- Гаара? А почему так рано? - удивлённо спросила блондинка, всё так же стоя с занесенной для удара рукой.
Но её брат не ответил. Молча прошёл мимо и, поднявшись на второй этаж, шарахнул дверью в свою комнату.
- И часто он такой? - недоуменно спросил Шикомару.
- Всегда… - огрызнулась Темари и помчалась наверх.
- Да что тебя на приключения то тянет?! - громко спросил он, но Темари не ответила. Поморщившись, Нара нехотя отправился вслед за блондинкой.

Темари стояла у двери в комнату брата и кусала ногти.

Неужели она так боится, что даже не может держать себя при нём в руках?

- Я думаю, это глупо, - изрёк Нара и, достав сенбон, сунул его себе в рот.
- Тебе постоянно нужно держать что-то во рту?! - раздражённо спросила она.
- Это успокаивает…
- Сосательный рефлекс? - Темари усмехнулась.
- Что? - он изогнул бровь.
- Ну, знаешь ли, у грудничков… - начала она.
- Всё, хватит! Я понял… - Нара примирительно поднял руку и высунул сенбон изо рта. Слушать что-то про грудничков у него не было желания, а с её характером, он был уверен, блондинка заставила бы его это всё выслушать, а потом ещё и вызубрить…
- Боишься? - она скривила губы в презрительной ухмылке.
- Кого? Тебя? - он усмехнулся. - А что ты можешь мне сделать, женщина?
- Да я… - зашипела она и ей опять не дали осуществить свою угрозу. Из комнаты её брата раздался сомнительней звук, уж больно похожий на звон бьющегося стекла…
Не раздумывая больше и секунды, она рванула дверь на себя. Та не отворялась. В комнате опять что-то упало. Зарычав, девушка направила в руку чакру и опять дёрнула на себя дверь. Та, нехотя и с треском ломающихся петель подалась.
- Во-первых, она была не заперта. Во-вторых, она внутрь открывается… - с умным видом изрёк Нара, на что получил убийственный взгляд глаз цвета волны. - И это ты здесь живёшь…
- Замолкни! - гаркнула блондинка и выломала дверь окончательно.

В комнате был полный беспорядок. Всё, что можно и нельзя, было сломано, порвано, угроблено… На полу, привалившись к стене сидел Гаара. Они не видели его лица, так как он закрыл его руками.
Мысленно матерясь на звукоизоляционные двери, Темари подбежала к брату и, приобняв его, повернулась к застывшему в дверном проёме и не решающемуся зайти Шикомару. Она хотела что-то сказать, но Гаара завыл, а потом, как в бреду зашептал что-то на непонятном им языке. Глаза Темари наполнились страхом, и Шикомару не мог не заметить этого, потому что она до сих пор смотрела на него.
- Шикомару! Шикомару, нужна вода! Вода! Быстрее! - завопила девушка, неосознанно прижимая к себе брата ещё сильнее.
Нара со всех ног бросился прочь из комнаты. Чуть ли не слетел по лестнице. Ворвавшись на кухню, он дрожащими руками схватил кувшин с водой и помчался обратно.

Вой ветра за стенами усилился, и от него, казалось, можно оглохнуть. Он пугал… он издевался над его нервной системой… Он убивал и шептал, что он не успеет…

Когда Нара забежал в комнату и смог осознать сложившуюся ситуацию, то чуть было не лишился чувств.
Темари лежала у стены и истекала кровью, но была в сознании. Гаара же привалившись к противоположной стене, стоял с закрытыми глазами. Его трясло. Как будто шарахнуло током в 200 вольт. Крупные капли пота текли по его лбу и, дойдя до подбородка, капали на пол. Гаара будто сражался. С кем-то…

Что он сможет сделать ему? Если Кадзекаге свихнулся и посчитает его или её угрозой, то он ничего не сможет сделать. Ни-че-го.

- Облей его… Облей… - захрипела девушка и он незамедлительно сделал то, что она просила.
Гаару шатнуло, но глаз он не открыл. Прошипев что-то членораздельное, он рухнул на пол.
Бросив кувшин на пол, Нара рванул к Темари. У неё был ушиб предплечья и кровоточил затылок, видимо, от удара об стену. Он собирался поднять девушку, но она оттолкнула его от себя и поднялась сама. Поморщившись, ощупала затылок.
- Вот, блин!
- Что… Что это было?! - воскликнул Шикомару, глазами указывая на бесчувственного Гаару.
- Не обращай внимания. У него такое иногда бывает, когда устаёт или злиться. Ничего особенного… - она отмахнулась от него.
- Не… не обращать внимания?! - взвыл он. - Да он чуть не убил тебя!
- Это всего лишь царапина, - она нахмурилась и опять ощупала затылок. – Заживёт…
- Это опасно, Темари… - он отвернулся, не желая видеть её в столь жалком состоянии.
- Он мой брат! И я люблю его! - резко сказала она и подошла к Гааре. - Нужно унести его отсюда. Помоги мне!

- Обещай мне, что об этом никто не узнает, - она не смотрела на него, но почувствовала, как наполнился гневом его взгляд, прожигающий в её спине дырку, и сжались в кулаки руки.
- Он может причинить вред людям. Тебя это не пугает? - зло бросил Шикомару.
- У него это редко бывает. И потом, если отстранить его от обязанностей Каге, то это будет гораздо чаще… Я знаю… Сейчас в него хоть кто-то верит… А так… - она остановилась, давая ему самому закончить.
- Обещай мне, что об этом никто не узнает… - она повернулась к нему.
Нара прикрыл глаза.
- И как вам удавалось скрывать это?
- У нас свои методы…
Он удивлённо посмотрел на неё и, встретившись с её серьёзным взглядом, усмехнулся.
- Пойдёшь по головам?
- Если это будет требоваться, то, да.
Он задумчиво потёр подбородок.
- Хорошо. Я клянусь верой своему клану и Родине, секрет Кадзекаге - Собаку но Гаары, не слетит с моих уст под самыми ужасными пытками и даже во блага и спасения кого-либо дорого мне…
- Мог бы и попроще… - она ухмыльнулась. - А то звучит, как присяга…

~ * ~

- Кысь, кысь, кысь…

Он поморщился. Весьма странные звуки издаёт это чудовище. Скорее даже чучело… Было такое ощущение, как будто Это, собрали из разных существ, скрепили и оживив дали разум, потому что глаза Этого, не казались ему не разумными, даже очень наоборот… Мудрыми…

- Что ты такое?! – громко спросил он.

Чучело хрюкнуло, шумно втянуло в себя воздух и задрав задницу к верху, как кошка поползло к нему. Он опять поморщился. При виде этого зрелища у него неприятно заболел желудок. Уж слишком отвратительно это было…

- Кысь, кысь, кысь… - опять зашипело Нечто и остановилась в метре от него.

Ему показалось?

Это подмигнуло ему. Да, точно… Подмигнуло…

Ухмыльнувшись, Нечто села на задницу и почесала себя за ухом обезображенной лапой.

- Кто ты? – опять спросил он.
- Кысь… - Нечто склонило голов, как птица.
- Кысь? – он удивлённо моргнул. Ему показалось или же Оно, и правда, кивнуло?
- Кысь… - выдохнуло Оно и улыбнулось, показав ему ряд острых как у акулы зубов с застрявшими, ещё свежими кусочками мяса между ними. Видимо всё отвращение, которое он испытал при этом зрелище, отразилось на его лице и Кысь заржало. Загоготало!

Он отшатнулся и споткнувшись о что-то, шлёпнулся на задницу. Кысь размазалось и на прощанье, опять подмигнув ему, исчезло вовсе.

Такое ощущение, будто выныриваешь из воды… Долгожданный воздух…

~ * ~

Голова жутко болела. Опять это ужасное состояние…
Он пошевелился. Со лба съехало что-то мерзко мокрое и холодное. Он поднял руку и ощупал это. Тряпка. Мокрая тряпка.

Гаара распахнул глаза.

- Очнулся таки… - Темари сразу же захлопотала вокруг него. Поправила подушку, проверила температуру, даже одеяло подоткнула.
- Опять… - он приглушённо застонал и прикрыл глаза. - Без потерь?
- Без потерь! - весело воскликнула его сестрица.
- Ну, конечно же… без потерь… - недовольно заворчал кто-то. Гаара повернул голову в сторону говорившего, нахмурился и опять посмотрел на свою сестру. Только сейчас он заметил, что её голова перевязана.
- Шикомару Нара… - пробурчал Каге и опять прикрыл глаза.
- Да… - парень поморщился, будто его имя в устах брата Темари было подобно оскорблению и перевёл хмурый взгляд на девушку.
- Шустрая ты… - Гаара усмехнулся.
- Ничего особенного… - она пожала плечами. - Пока ничего не было. Просто буря…
Шикомару впервые в жизни почувствовал себя Наруто, так как он не понял ни слова из сказанного и поэтому решил не уподобляться Узумаки ещё больше и, сделав серьёзное лицо, промолчал.
Темари, до этого нервно теребившая подол своего потрёпанного кимоно, опять подоткнула его одеяло. Гаара вдруг почувствовал себя очень жалко.
- Прекрати, не маленький… - заворчал он и попытался сесть.

На счёт посла из страны Огня он не беспокоился, так как был уверен: Темари всё уже уладила. И Кадзекаге даже было не интересно как именно.

- Не маленький он! - она хлестнула его по лицу мокрым полотенцем, недавно служившим ему компрессом, и опять уложила. - Маленький! Ещё как маленький! Что ж ты бы без меня делал то, горе ты луковое?! - возмущённо затарахтела она.
- Из тебя получилась бы просто великолепная бабушка… - не подумав, сказал Каге. Темари замерла. Шикомару вдавился в спинку кресла, а Гаара опять прикрыл глаза, ожидая тонну ругательств в свою сторону и уже размял под одеялом пальцы, чтобы по быстрому заткнуть рот разбушевавшейся сестрицы песком. Но, переплюнув все ожидания парней, Темари захохотала. Нара нервно хихикнул. Кадзекаге облегчённо вздохнул.
- Так с этого же оболтуса, пример беру! - она шлёпнула мокрым полотенцем Нара по голове, который тут же перестал ухмыляться и обиженно надулся. Гаара довольно хмыкнул.
- Ты невыносима… - буркнул Шикомару и встал с кресла. - Мне пора. До свидания…
- И куда ты? - девушка схватила его за жилет и толкнула обратно в кресло. - Буря ещё всю ночь будет! Здесь останешься, - приказным тоном заявила она и скрестила руки на груди.
- А где Канкуро? - вдруг спросила Шикомару.
- Не знаю… - Темари пожала плечами. - Ничего, не пропадёт, опять, наверное, у какой-нибудь девки завис.
- Он вроде бы говорил, что собирается сегодня своих марионеток на чердак перетащить… - сказал Гаара.

Темари ойкнула. Парни удивлённо посмотрели на неё, а она, не дав им начать закидывать её вопросами, помчалась в прихожую, забралась по ветхой лестнице и распахнула лаз на чердак. Ветер взвыл с новой силой.

- Канкуро, ты там живой?! - услышали парни и удивлённо переглянулись.

Что-то грохнулось и раздался хриплый кашель. Видимо, продрав горло, Канкуро, наплевав на последствия, стал покрывать сестру таким отборным матом, что поморщился даже Кадзекаге.

- Живой значит… - хмыкнул Гаара и опять поморщился, когда услышал звуки борьбы.

Через минуту в зале появилась весёлая Темари и Канкуро… Правда, в этом чучеле они узнали его не сразу.

Его шапочка была похожа на половую тряпку со стажем в сто лет. Вся боевая раскраска размазалась по лицу. Одежда, так вообще, походила на тряпьё, непонятно как держащееся на теле.

- А ты чего не кричал? - удивлённо спросил Шикомару.
Канкуро нервно хихикнул, сплюнул песок и сквозь зубы прошипел, зло косясь на довольную сестрицу:
- Почему же, кричал… Вот только когда песка обожрешься не очень то кричится…
- А что у вас, чердак такой дырявый? - Нара перевёл взгляд на Темари.
- А ты когда-нибудь видел не дырявый чердак? - она весело гоготнула.
- Весело… - протянул шатен и пробежался оценивающим взглядом по отфыркивающемуся от песка Канкуро. Тот, заметив на себе его взгляд, хмыкнул и рухнул в соседнее кресло. Вокруг него тут же поднялось облако пыли и песка. Темари шутливо погрозила ему пальцем.

~ * ~

Она уже ревела третий час, а слёзы всё не прекращались. Ничто не помогало. Даже успокоительное и снотворное, от них только болела голова.

А может, это потому что на улице такая дреная погода? Она не знала…

Ей было так плохо, что казалось, она не перестанет реветь пока полностью не обезвожит себя и не высохнет. Пока не сдохнет от нехватки кислорода, не захлебнётся в собственном море слёз.

Какая же она эгоистка. Думает только о себе! А у неё есть всё! Семья, друзья, Родина - всё! А она ревёт. Почему она мочит эту, пропитавшуюся её слезами, подушку? Потому что она - эгоистка.

- Всё… Хватит! - Сакура села на кровати стала вытирать слёзы. – Хватит…

Он тебя всего лишь доводит. Издевается. А ты ведешься на это, как маленькая дурочка. Тебе должно быть плевать!

Тогда почему ты плачешь?

Потому что Он назвал тебя мымрой, оскорбил? Или потому что ты не нужна дому, не нужна Им?

Девушка всхлипнула и подняла с пола помятый пергамент.

"…Сакура, ни в коем случае не возвращайся…"
…Сакура, скажи Шикомару, чтобы он срочно вернулся. Нам без него никак…
…Наруто"

Что, обидно? Он умный. Он Им нужен.

А что можешь ты? Ты - обуза.
Ты Им не нужна…

Нас связала паутина,
Оковала паутина,
Завладела нами изнутри.

Мы бежим от этой мины,
Мы плывём из этой тины,
Но болото засосёт нас ниже в глубь.

Может быть, ты, паутина,
Отпусти из этой тины,
Дай нам воздуха немжечко вдохнуть.

Но паутина, паутина.
Злая, злая эта тина
Не даёт нам эта тина и уснуть.
Глава 6. Чистка.

Когда долго на ночь ревёшь, под утро всегда болит голова, как будто выпил десять бутылок саке без ничего и в холостую…
Ей так не хотелось вставать, но от обязанностей её ещё никто не освобождал.
Нужно разобрать ещё один архив. Всего один и она может вернуться домой, туда, где её никто не ждёт…

Она всхлипнула.

Если она будет думать об этом дальше, то новая истерика не за горами…

Сакура Харуно не нужна дома. Ей прямо дали это понять…

Нехотя встав с постели, она поползла в ванну. Умывшись, заварив себе чай, но так и не дождавшись его, она ушла.

На улице было тепло и до безобразия хорошо. Ветра не было совсем. За то вчера он оставил не плохие автографы о своём присутствии. Хорошо, что она живёт в гостиннице…

Люди отгребали от своих дверей песок, пытались хоть немного очистить дороги. Некоторые пытались использовать техники, но из этого, обычно, ничего не выходило. Ноги проваливались, как будто она шла по болоту. Некуда было ровно ступить. Сразу было видно, что она не здешняя, потому что другие люди так не матюгались каждый раз, когда их ноги начинали утопать в песке. Пошипев и по матерившись, девушка решила, что безопаснее всё же будет передвигаться по крышам. Но и там было полно песка, хотя не в таком количестве как на дорогах.

«Странно… Значит, Кадзекаге ещё не проснулся…» - Подумала она, с крыши оглядывая окрестности.

И чего она выперлась в такую рань? Она не знала. Ведь ей нужно быть на месте ещё не скоро…

Обойдя за пол часа всю деревню и так и не найдя чего-нибудь привлекательного, она спустилась вниз и уселась на скамейку, почти по сиденье засыпанную песком.

- Наверное, я - неудачница… - Вздохнула девушка и уронила голову на руки.

Было тихо. На улице ни души и вдруг она услышала хлопок, а потом ещё и ещё. Удивлённо вкинув голову, она поняла, что хлопки были вызваны поспешно закрывающимися ставнями. А они закрывались почему-то не только рядом с ней, но и дальше…
- Эй! – девушка вскочила со скамейки и, подбежав к противоположному дому, ударила в запертые двери, но ей никто не отварил. – Эй!
От её увлекательного занятия её отвлёк устрашающий вой сирены. Нахмурившись, девушка стала оглядываться по сторонам. Никого. На улице было пусто.
Стал подниматься ветер. Сперва он был почти не ощутим, но с каждой секундой он усиливался… И тут до неё дошло…

Чистка!

Девушка с остервенением стала долбиться в окно, но ей так никто и не открыл, а ветер становился всё сильнее…
- Откройте! – во всё горло закричала она. – Пожалуйста! Откройте!

Поняв, что помогать ей никто не собирается, она, что есть силы, вцепилась в ручки ставень и зажмурилась. А ветер всё усиливался…

Ладони вспотели, а ноги не желали держаться на месте. Из-за неровности и рассыпчатости песка, на котором она пыталась устоят, не помогала даже чакра.
Ветер был настолько сильным, что отцепись она - и её бы унесло. Песок больно хлестал по щекам, а дышать было почти невозможно. Хныкая, она прижалась грудью к запертым ставням, чувствуя, как её кожу режет песок.

Царапины она вылечит, хуже будет, если она не удержится…

Одна рука соскользнула и она, отчаянно хватаясь за остатки разума затуманенным страхом, чтобы не сорваться, вцепилась в ручку зубами. А бешеный ураган всё не прекращался.

Как глупо, сдохнуть так…

Сил держаться уже не было. С улицы уже вымело весь лишний песок, и неудачное приземление не может не обойтись ей переломом или вывихом шеи - смотря как упасть. Скоро это должно было закончится, но она уже не чувствовала своих ног и рук. Мышцы онемели, и чтобы продолжать держаться ей приходилось думать, продумывать всё до мельчайшей подробности, но её мозг, видимо, от перенапряжения тоже отказывался нормально работать и, пропустив какую-то незначимую в обыденной жизни подробность, пальцы разжались…

Свобода, удар и темнота…

~ * ~

- Кысь, кысь, кысь… - Зашипело Оно ей на ухо.
- Опять ты? – она смело повернула голову в Его сторону.
- Кысь… - Нечто хрюкнуло и, встретившись с её смелым взглядом, ухмыльнулось.
- Я умерла? – тихо спросила она.
Нечто сморщилось и, отступив, мотнуло головой.
- Нет?

~ * ~

Ещё сквозь сон она слышала равномерное пиканье, такое знакомое, такое родное… Но открыть глаза казалось невозможным. Она словно падала в колодец, который всё никак не хотел заканчиваться. Никаких звуков, даже нет свистящего в ушах ветра, только это «пи-пи-пи…»

Ну, где же ты, дно? Звук ломающихся костей и рвущейся плоти?

Она не знала, что заставило её открыть глаза. Просто в какой-то момент, она поняла, что это бесконечное падение не может продолжаться. Сначала она не увидела ничего кроме размытых белых пятен, но потом всё стало прояснятся… И, кажется, она знает, что её разбудило…

Шикомару сидел рядом с её кроватью на стуле со спинкой и, откинувшись на нём, задрав голову храпел и время от времени булькал.

Хихикнув над смешным видом напарника, она огляделась. Светло зелёная комната, белые тумбочки и разнообразные приборы от которых шли проводки, белое одеяло, белый пол… белое… белое… белое…

Больница!

В её руки были воткнуты иголки, от которых к приборам шли проводки. Содрав их с себя и всё остальное, что показалось ей излишеством, она села и блаженно потянулась, но видимо до этого пипикающий прибор не видел здесь ничего хорошего и незамедлительно размеренное «пи-пи» превратилось в оглушающее и действующее на нервы «ПИ-И-И!..»

Было смешно смотреть как Шикомару, этот лентяй, подскочил на стуле и удивлённо уставился на неё.

Не удержавшись, она захохотала. Странно, но она только сейчас заметила, что её голова перевязана.

- Больная, замолчи! Тебе нельзя! – воскликнул Нара и стал укладывать хохочущую и извивающуюся девушку обратно, бормоча что-то себе под нос о розовых бегимотиках.
- Какие… какие бегимотики? Шика, ты чего? – хихикнула Сакура и улеглась по удобнее.
- А такие!.. – он кивнул в её сторону. Сакура тут же опустила взгляд вниз.
- Что это? – ужаснулась она и оттянула ночнушку, которая сплошь была в розовых бегимотах, которые улыбались, строили рожицы, целовались, дрались, валялись в грязи…
- Это Темари тебе одолжила… - Ответил парень и встал со стула. – Нужно сообщить, что ты пришла в себя…
- Так, стоп! – девушка подняла руки вверх, призывая Нара немного притормозить.
- Сколько я здесь провалялась?
- Пол дня… - Он пожал плечами.
- Как пол дня? – удивлённо переспросила она.
- Теоретически, ты провалялась сутки… - Начал Шикомару, но девушка перебила его.
- Нара Шикомару, если ты сейчас же не скажешь мне всё по-человечески, то я тебя придушу! – девушка с хрустом размяла пальцы.
Прокашлявшись, парень начал:
- Незадолго до чистки ты, видимо, решила прогуляться. Чистка началась, а укрытия не нашлось, и вот, ты здесь… - Он развёл руками. – Ты не пришла на место встречи. Ну, мы подумали проспала или ещё что… Позже тебя уже хватились. Тебя долго не могли найти, а нашли там, где думали искать в последнюю очередь. Это был не жилой переулок.
- Меня, наверное, туда занесло… - Задумчиво пробормотала Сакура.
- Занесло её! Везде же объявления были развешаны, Сакура! Да мы чуть с ума не сошли! Чего стоил Кадзекаге только! Я в жизни бы не подумал, что Гаара может так орать! – возмущённо воскликнул Шикомару. – Да я думал он сожрёт нас с потрохами на фиг! А когда тебя таки нашли, и он увидел во что ты превратилась, то поставил на уши все больницы Суны! Да тебя еле опознали! Столько кровищи то было!
Девушка удивлённо уставилась на абсолютно чистые, без единой царапины руки.
- Что смотришь? – Нара усмехнулся, - Царапины были не глубокие, но много. А когда над тобой хлопочут под страхом смерти лучшие врачи всех специальностей то, естественно, ничего не останется… – Язвительно сказал он.
- Не умничай! – девушка поморщилась. – И без тебя тошно…
- Тошно ей! Тьфу! Это мне тошно от твоей беспечности! – выплюнул Нара и, развернувшись, вышел из её палаты.
- Блин! – Сакура опять села и зло посмотрела на, до сих пор пищащий, прибор. – Да что ты пищишь?! – она ударила по нему кулаком, и он замолк. От резкого движения, заныли мышцы.
- Чёрт!

~ * ~

- Ну, как она? – Темари подошла к нему и робко дотронулась до его плеча.
- Нормально… - Буркнул он и, затянувшись, блаженно прикрыл глаза.
- Что-то не так? – она попыталась посмотреть ему в лицо, но он упрямо отвернулся.
- Я же сказал, нормально! – вспылил он, но увидев как девушка хмурится, сказал уже более спокойным голосом: - Прости… Просто… Просто я до сих пор на нервах… Я… Я так испугался за неё, а она… она… Чёрт! – он со всей дури врезал кулаком в стену. – А она, кажется, даже не понимает, какой опасности подвергла себя!
- Но всё же обошлось… - Девушка развела руками.
- А если бы не обошлось?! – он оскалился.
- А если бы, а если бы! Нет никакого «если бы»! Всё обошлось, она жива и здорова! Радоваться надо, а не портить имущества больницы! – она кивнула на стену, по которой причудливой сеточкой поползли от его удара трещины.
- Ты не понимаешь!
- Да всё я понимаю и даже больше чем ты! Ты, видимо, забыл, кто мой брат?! – она укоряющее посмотрела на него и упёрла руки в бока. Шикомару тяжело вздохнул.
- Как же мне это надоело… - Прошептал он и, развернувшись к ней спиной, ушёл, оставив девушку одну.
Темари грустно смотрела ему в след.

А что ты думала? Что он бросится тебя успокаивать? Жалеть? Дура! Дура-дура-дура!

~ * ~

Гаара стоял у белоснежной двери и не решался войти. Безобидная цифра "117" - номер палаты, сейчас казалась ужасающей. Прикоснувшись к дверной ручке, он тут же отдёрнул руку.

Зайти туда? И что? Что он может сказать ей? Привет? Здравствуйте? Как дела? Ничего не болит? Бред…

Он фыркнул.

Откуда эта нерешительность?

Рванув на себя дверь, он вошёл в палату. Видимо, он сделал это слишком резко или же она не ждала его, так как Сакура села и её брови удивлённо ползли вверх.
- Здрасте… - Пискнула она и чуть ли не до глаз натянула одеяло. Он решил промолчать. А может его просто смутили эти розовые животные, которых он смог видеть всего мгновение на её ночнушке?

Он молчал. Она молчала. Первой этой тишины не выдержала девушка. Она, после слов Шикомару чувствовала себя слишком виноватой…

- Я… я не хотела… - Тихо сказала Сакура и зачем-то зажмурилась, будто ожидая удара.
- Чего? – недоуменно спросил он.
- Этого… - Она открыла глаза и повела головой.
- Раньше думать надо было... – Он взял стул, до этого стоящий у стены, и, поставив его рядом с её кроватью, сел. Она поёжилась и опять натянула до носа одеяло, которое до этого немного опустила.
- Прекрати так делать! – раздражённо сказал он.
- Почему это? – из-за прикрывающего её рот одеяла, голос звучал глухо.
- Да чего я там не видел то! – насмешливо воскликнул он и зачем-то, схватив одеяло, дёрнул на себя, стаскивая его с девушки, и удивлённо выпучил глаза, разглядывая её необычную ночнушку, которую до этого видел не так отчётливо. – Это… что?
- Моё новое платье... – Хмыкнула девушка и потянулась за отобранным одеялом. – Темари одолжила. Отдай! – она схватила одеяло и потянула его на себя. Гаара ухмыльнулся, опять отобрал его у неё и, встав со стула, немного отошёл от её кровати. Сакура обиженно надулась
- А врач сказал, что мне ходить нельзя! – она скрестила руки на груди.
- Врёшь! Я только что разговаривал с твоим врачом. У тебя даже повязку с головы сняли. Хоть сейчас прям, на миссию отправляй… - Он криво ухмыльнулся.
- Сам напросился! – выкрикнула девушка и, схватив подушку, пульнула её в Кадзекаге. Гаара хмыкнул, поймал метательный снаряд и запустил его обратно. Весьма удачно.
С диким писком «уиии» девушка шлёпнулась на пол.
- Козёл! – Сакура, опираясь на кровать, поднялась. Кадзекаге уже сидел на стуле и нагло ухмылялся. Тут, он опять отвлёкся на её необычное «платье» и, не задумываясь, девушка быстро сконцентрировала чакру в руке, перенаправила её в как раз кстати оказавшуюся под рукой подушку и пульнула её в Кадзекаге.

Может, он поддался, а может, и правда не успел, но она попала…

Летательный заряд попал точно в голову Кадзекаге и, не проронив и звука, он опрокинулся вместе со стулом. Последний таки, жалобно скрипнув, развалился.
В палату на шум тут же заглянула медсестра и удивлённо выпучила глаза, застыв в дверях.
- Кадзекаге-сама… - Робко позвала она. Но сейчас Кадзекаге было глубоко наплевать кто и как его зовёт, ему было бы плевать, если бы даже сейчас перед ним стоял сам лидер Акацук. Ему бы было плевать, если бы ему вдруг сообщили, что Шукаку стал добрым и хорошим и решил вернуться в родную деревню и защищать её, он просто катался по полу и тупо ржал. Захлёбывался в собственном смехе, хватался за живот, корчился, переворачивался с боку на бок и гоготал как лошадь, не в силах остановиться.
Сакура же сидела на кровати и отводила глаза.

Кажется, она немного перестаралась… Интересно, за такое надругательство над честью и самолюбием Кадзекаге головы отрубают?

Оттолкнув медсестру, в палату ворвался врач и тут же кинулся к катающемуся по полу Гааре. Сразу же определив, что произошло с Кадзекаге, он стрельнул злым взглядом в Сакуру, которая смотрела куда угодно, только не в их сторону и давилась так и рвущимся наружу смехом.

~ * ~

На улице уже темнело, а Гаара до сих пор сидел в своём кабинете и вдыхал бумажную пыль. Не смотря на позднее время, за день он сделал очень мало. Может, это потому что его только откачали два часа назад? Опять эти глупые воспоминания. Лучше забыть. Забыть этот позор…
Кадзекаге тяжело вздохнул и потёр переносицу. Хотел подыграть, и вот что получилось…

И как он не заметил?

В окно кто-то поскрёбся. Гаара встал и подошёл к нему.

Мяучело… Он совсем забыл про него…

Впустив своё персональное чучело, он уселся обратно в кресло.

И всё же… было весело…

Уйди, и мы оставим всё позади.
И может быть, ты сможешь найти
И понять, что-то кроме вражды,
И бежать, пока это не забрали такие как мы…
Глава 7. Эгоизм.

Её только что выпустили из больницы. Как сказать выпустили, выпихнули под предлогом, что она уже полностью здорова, даже не смотря на слова Кадзекаге, хотя у неё до сих пор немного побаливало левое бедро…
Светлая дверь захлопнулась за её спиной и в голову тут же вернулись уже ставшие родными мысли.

«Нужно найти Шикомару…» - подумала Сакура и отправилась осуществлять задуманное. Как бы она обижена не была, но подставлять Нара она не хотела. Но, как всегда бывает, столь желаемой сейчас личности нигде не было. Обойдя все улицы, в которые она только не боялась сунуть свой нос, девушка совсем отчаялась. Погода была не лётная, а она легко одета, так что по крышам не попрыгаешь... Возможно, сам Шикомару не хотел её видеть, а может, это она просто плохо искала. Ведь она даже не зашла в его номер, где он, скорее всего и находился…

Повертев головой по сторонам и заметив неприметную скамейку, девушка уселась на неё. Люди сновали туда сюда, не замечая её грустного взгляда, направленного на них. Она не запоминала ни лиц, ни одежды, просто смотрела, провожала их взглядом. Видимо, сегодня её в одиночестве надолго оставлять не собирались. Не прошло и пяти минут, как на скамейку, занятую ей, кто-то бухнулся.
- Привет! – перед её лицом замаячила большая ладонь. Мгновенно очнувшись, девушка уставилась на того, кто посмел прервать её размышления и, узнав в нём Канкуро, облегчённо вздохнула.
- Привет… - Поздоровалась она.
- Скучно? – спросил парень и, отвернувшись, стал наблюдать за прохожими.
- Да… - Она вяло кивнула. Разговор не клеился с самого начала, если его, конечно, можно было назвать таковым. Повисла неловкая пауза.
- Я… - Начали они вместе и замолкли, искоса поглядывая друг на друга.
Канкуро нахмурился.
- Так, всё! – резко сказал парень и повернулся к удивлённой его странным поведением Сакуре. – Я здесь не просто так посидеть с тобой пришёл, мне нужно с тобой поговорить! – выпалил он на одном дыхании и, увидев, что девушка набирает в лёгкие побольше воздуха, чтобы сказать ему что-то, он приложил к своим губам палец и зашипел: - Тссс!.. Точнее говорить буду только я, а ты лучше молчи. Поняла? – девушка вскинула брови, но всё же кивнула.
- Гаара вчера пришёл домой навеселе, да таком, что мы сперва подумали, что он напился, а оказалось, что он просто побывал в твоей компании. Просто понимаешь, такое поведение для него не характерно, он даже когда пьет всё равно остаётся угрюмым… Так, я отклоняюсь от темы. – Канкуро прокашлялся. – Зато сегодня он был мрачнее тучи и даже запустил в Темари томом с древнейшими дзюцу! – он замолчал, давая девушке осмыслить полученную информацию. - Война в своём апогее и враг обрушил почти все свои силы на страну Огня. Хокаге просит помощи, а наши отряды не могут выйти за пределы пустыни, потому что там их ждёт неминуемая гибель! Гаара весь на нервах, а если ты так влияешь на него, то это следует использовать. Но ты, так же как и он, упряма как верблюд весной! И ничего хорошего не выйдет, пока ваши отношения не уладятся и не войдут в привычную колею: «Привет» - «Пока»!
- Ты хочешь меня использовать?! – Сакура нахмурилась.
- Да, нет же! – он мотнул головой и обречённо вздохнул. – Ты ничего не поняла…
- А тебе не кажется, что подобные разговоры должен вести уж точно не ты… – Она поморщилась, – Хотя бы Темари, что ли?..
- Темари свои проблемы решить не может, а ты говоришь, она тебе сможет помочь! – он загрёб носком песок. – А чем я тебя не устраиваю?
- Ну-у… не знаю… - Девушка отвела взгляд. – А с чего ты взял, что у меня с Кадзекаге-сама какие-то проблемы? – вдруг спросила она.
- Ну, прям, не знаю! – протянул Канкуро. – Наверное, потому что это, что у тебя, что у него на лбу написано? Гравировка то, какая! Красотища! – язвительно сказал он и провёл по её лбу пальцем.
- Что, прямо на лбу? – девушка неосознанно тоже провела по своему лбу пальцами.
- Да не парься ты! – он хохотнул и хлопнул её по плечу. – Ладно, я пошёл! Моё дело было сказать. А ты уж думай… Не глупая ведь… – Попрощавшись, он тут же ретировался, затерявшись в толпе.
- Вот, блин! – девушка ударила кулаком по скамейке и встала.

Ей нужно срочно найти Шикомару. Но оставалось разве что не в рупор орать, потому что она понятия не имела, где его сейчас можно искать.
- Ну, конечно! – воскликнула она и, с досады хлопнув себя по лбу, помчалась в известном только ей направлении.

~ * ~

Шикомару Нара гулял по рынку и с каждой секундой всё больше убеждался, что это была плохая идея. Он знал, что Сакура будет искать его, чтобы потравить ему мозги или ещё чего хуже, и поэтому выбрал место, где девушка не будет искать его точно, и даже если и будет, то вряд ли найдёт. Его настроение стремительно приближалось к цифре минус пять, при которой вода превращается в лёд, а люди закутываются в полушубки. Хотелось рвать и метать, и гению оставалось только удивляться, как ему только не лень хотеть сразу так много. Его опять толкнули. Не выдержав, Нара выругался сквозь сжатые зубы. Толстая бабка, нагруженная разнообразными корзинками и мешочками, которая и была причиной его матов, зацокала языком и замотала головой, мол, какая невоспитанная молодежь пошла! А Шикомару было глубоко наплевать, что и кто сейчас о нём думают, потому что его, кажется, нашли… И, ах, лучше бы это была Сакура. Не успел он и сложить в своём мозгу логическую цепочку, как его сгребли в охапку и потащили прочь с рынка.
- Куда ты меня тащишь? – недовольно поинтересовался он и ещё раз попытался вырваться, но гипер-блондинка, как он окрестил её про себя, ничего не ответила, а Нара решил пока не сопротивляться - себе дороже…
Когда они отошли от рынка на приличное расстояние, а так как сегодня была ярмарка, то на улицах было мало народу, Темари остановилась, но его руку не отпустила.
- Я хочу поговорить с тобой… - Тихо сказала она.
- Ты бы не могла захотеть поговорить со мной чуть попозже? – язвительно спросил он.

Ты - урод. И в тебе нет ничего чистого, но лучше попросить её говорить об этом потом, потому что сейчас ты только обидишь её…

- …Шикомару я… - Она запнулась.

«Я поверю в то, что Ты есть, наплюю на все свои принципы, и буду верить, если ты только сейчас поможешь мне. Где же ты, Выход? Где?!»

- Шикомару! Темари! – услышали они и обернулись. К ним бежала Сакура. Не сказать, что она была счастлива, но, определённо, довольна…
- Я… я тогда пойду… - Темари резко отстранилась и, махнув на прощанье Сакуре, запрыгнула на крышу и исчезла.

Она была рада, что Харуно прервала их ещё не начавшийся разговор. Нет, не так. Она была счастлива, что Сакура появилась именно сейчас, потому что, кажется, ни она, ни он не были готовы к этому…

- Я не помешала? – Сакура удивлённо смотрела на него. Кажется, теперь она начинает понимать, о каких проблемах говорил Канкуро…

Кто бы мог подумать…

- Нет. – Шикомару явно был не в духе. Она ещё никогда не видела, чтобы его так коробило, что он даже не мог держать это в себе.
- Мне нужно тебе кое-что передать… - Она пошла по дороге, молча предлагая ему следовать за собой.
- Что? – спросил он, поравнявшись с ней.
- Тебе нужно вернуться.
- Сакура, я уже говорил тебе!.. – возмущённо начал он.
- Наруто просит… - Она затравленно посмотрела на него.
- Он написал тебе? – Нара остановился и испытующе посмотрел на неё.
- Да, он просит, чтобы ты вернулся. Говорит, что без тебя трудно… - Она отвела взгляд.

Не разреветься... Только бы не разреветься прямо тут… перед ним…

- А ты?..
Слава сами, будто заученная фраза вырвались из её уст.
- Он не хочет видеть меня. Он написал, чтобы я не в коем случае не возвращалась! Но я же не обуза! Нет! Я сильная! Ненавижу его! Ненавижу! – если начало он мог вынести, не сорваться, то последнее будто иголка, проткнувшая шарик…

Хлоп!

- Сакура, ты эгоистка! – зашипел он.
- Но он не хочет меня видеть! Он не воспринимает меня как… как… - Она стала захлёбываться в собственных слезах, тут же как по нажатию кнопки полившихся из её глаз.
- Как?! – громко спросил он. – Как бойца?! А может, как мясо?! Как, Сакура?! Как он должен воспринимать тебя?! – он не дал даже ответить ей и продолжил выплёвывать свои ядовитые фразы и оскорбления. – «Но он не хочет меня видеть!» - передразнил он её. - Он не хочет, чтобы ты запятнала свои руки кровью! Он не хочет, чтобы ты видела весь тот ужас войны, не хочет, чтобы ты видела, как люди сражаются словно животные! Как они превращаются в животных! Он не хочет, чтобы ты жила среди трупов, мать твою, почему ты этого не понимаешь?! Ты бьёшься со своей «обузой» чуть ли не с трёх лет и когда же ты, наконец, перестанешь быть ей?! Когда сдохнешь, закрыв грудью никому неизвестного полумертвого шиноби?! Или может, когда убьёшь с пол сотни тех же шикоби, только вражеских? А, Сакура?! Это люди – свежее мясо! А мясо без крови не бывает, так что не запачкаться не получится! – высказав всё это, Шикамару со стуком захлопнул рот, свой поганый, тупой рот, прикусил до крови язык и резко развернувшись, пошёл прочь от рыдающей девушки, на чьи плечи грузом опустилось столько оскорблений и правды…

Он не должен был так поступать. Он не должен был уходить. Но если бы он остался, то бы не смог удержаться и ударил бы её. Она слишком глупа. Она ни черта не понимает…

Ты – эгоистка! Ты - эгоистка… Эгоистка! Дура, тупая как пробка! Он беспокоится о тебе, а ты, мразь, протухшая изнутри от миллиардов микробов своего чёртового эгоизма! Чтоб ты сдохла! Чтоб твои тупые, сплошь пропитанные кровью эгоизма, органы вывалились из твоих глаз, вместе с твоими проклятыми, эгоистичными слезами… Ненавижу тебя! Ненавижу…

Захлёбываясь слезами, она зашла в арку, подошла к стене и съехала по неё на землю.

- Сакура, ты эгоистка… Какая же ты уродка… - Девушка зарылась пальцами в свои волосы.

Хотелось выблеваться от собственного отвращения к самой себе. И лучше бы её органы и, правда, вывалились. Её грязное, эгоистичное сердце… Оно бьётся - Она живёт…

Он не хочет, чтобы ты пачкала свои и без того грязные ручонки в чужой крови…

Он… беспокоится о тебе…

Слёзы прозрачными дорожками бежали из её глаз и, доходя до подбородка, капали на её юбку, на руки, на землю… Сухая, бесчувственная земля, замученная суровым климатом, жадно впитывала солёную влагу, не оставляя и напоминания о море слёз которые она выплакала…

Сакура вцепилась в волосы, оттянула их так, чтобы стало больно, чтобы хоть как-то наказать себя…

Её нужно наказать… Нужно наказание… Чтобы это печатью впечаталось в её мозг, такой же эгоистичный и грязный, как и она сама…

- Ей, девочка! – глухо донеслось до неё. Девушка подняла голову и пустым взглядом посмотрела на группу парней, приближающихся к ней… Она уже знала, что им нужно… Это было выдолблено у них на лбах, так же как и её проблемы с Кадзекаге… И она даже не будет сопротивляться…

Блондин, с хулиганистой внешностью облокотился о стену и присел рядом с ней.
- Ну, и чего ревём? – он схватил её за волосы и резко повернул её голову к себе.
- А девка то, ничего… - Шатен тоже присел на корточки, похотливым взглядом разглядывая девушку.

Она бы могла разнести их чёртовы черепушки. Накостылять так, чтобы они из больничной койки год не вылезали, всем четверым. Могла бы завязать узлом их грязные ручонки и заставить вприпрыжку мчаться в Кадзекаге с повинной, но она не будет этого делать, потому что её нужно наказать…

- Ну что, крошка, может, мы поднимем тебе настроение! – прошептал ей на ухо шатен, и она почувствовала, как ей груди сильно сжали.

…будет больно…

Увидев, что она не сопротивляется и, посчитав это из-за страха, блондин оскалился, и покрепче вцепившись в розовые волосы, впился в её губы. Она закрыла глаза, а эти чёртовы слёзы всё равно лились…

Руки, много рук, они лапали её, сжимали, раздевали, безжалостно рвали на ней одежду, лишали рассудка и окунали в пучину отвращения и страха. Отвращения к себе, страха за себя…

Тебе страшно? Почему тебе страшно? Ведь ты сама хотела, чтобы тебя наказали… А наказание – это больно…

Дёрнув её за волосы, блондин прижал её к земле и ничего не стесняясь, уселся сверху. Шаловливые ручки его друзей свободно гуляли по её телу. Её грязному, чёртовому телу… Она – грязная… Грязная… Грязная!
Но если эти ублюдки поимеют её, она не станет чище…

Сакура нахмурилась.

Она хотела, чтобы её наказали. Она хотела очистится, скинуть с себя груз эгоизма и отвращения к себе… Но быть изнасилованной какой-то швалью…

Мать твою, она же ниндзя-медик! И если её изнасилует эта шпана, то это будет просто смешно! Они ведь даже не ниндзя! Это – хулиганьё и не больше, да такое, которое сможет побить хорошо подготовленный Генин! Над ней будет ржать вся страна Ветра, а шутка об «Изнасилованной Харуно Сакуре» будут рассказываться во всех дворах, барах, ресторанах и даже в борделях, для всеобщего поднятия духа!

Она почувствовала чужие руки у себя под шортами и лягнулась. Кто-то приглушённо матюгнулся. Собрав побольше чакры в руках, она оттолкнулась от земли и со всей дури врезала в солнечное сплетение первому попавшемуся парню, которые отлетел к противоположной стене, и впечатавшись в неё, потерял сознание. Врезав ещё одному опешившему от такого парню, она оскалилась на двух оставшихся. Те с ужасом смотрели на своих товарищей. Ухмыльнувшись, Харуно поманила их пальчиком. Но, видимо её приглашения они принимать не хотели и поэтому один из них, закудахтав как курица, помчались прочь, напрочь забыв о своих пострадавших товарищах… Его друг остался стоять. Толи чести в нём больше было, толи он обделался в штаны, девушка так и не поняла, но тратить и на него чакру ей не хотелось и, сделав ему ручкой, девушка выбежала из арки, запрыгнула на крышу и высоко подпрыгивая, побежала подальше от этого дурного района.

Ветер приятно омывал её тело. Ласкал, трепал…

Наверное, она очень необычно и неадекватно смотрится со стороны…
Одежда порвана, босая, и с ненормальным блеском в глазах…

Ей почему-то стало смешно и она, не сдерживаясь, захохотала… Она бежала и смеялась, запрыгнула в свой номер и не могла нормально вздохнуть из-за продирающего её горла смеха. Упала на постель и смеялась, билась в истерике… Смеялась… а потом из её глаз опять полились слёзы… Она смеялась и горько плакала. Грызла подушку, мечтая чтобы это, наконец, закончилось, сжимала в кулаках простыни и смеялась, и плакала, и смеялась…

Может, это и есть её наказание?

Осмелившись тебя коснуться,
Я падаю в объятья страха.
И может быть я б смог очнуться,
Если б не эта сердца бляха…

+1

42

Глава 8. Без имени.

Проблемы валились на его голову одна за другой, как кирпичи с крыши, никакая каска не спасёт, а ему просто хотелось спать. Эта сонливость преследовала его с самого утра, и не помогало ничто! Он даже саке пил. Эффекта никакого. Только к этому прибавилась ещё и головная боль.
Гаара не мог найти причину столь неприятного состояния. Вроде и лёг он вчера не поздно, и спал спокойно… К тому же это странное щекотание, как будто по его вискам осторожно водят пёрышками…

Всего пять минут назад в его кабинет ворвалась секретарша и сообщила весьма неприятные новости.

Потеряна связь с ещё одной группой, а вторая пишет, что за пределы пустыни выйти невозможно; третья возвращается, потому что погиб командир…

Он зарылся скрюченными пальцами в волосы и прикрыл глаза.

Нужно успокоиться. Нужно успокоиться и всё хорошенько обдумать…

Мысли. Туман, толпа, ураган, он даже не знал, как обозвать это тупое стадо, изнутри разрывающее его мозг.

Не хватало только ещё сорваться. Опять…

- Успокойся! – рыкнул он и не в силах выдержать собственного напряжения, смахнул со стола стоящие столбцом папки. Бумаги вылетели из них и словно птицы, кружась и виляя, медленно опустились на пол.

Он тяжело вздохнул.

Нужно успокоиться…

- Мяу! – услышал он и развернулся к окну. На подоконнике сидело его рыжее чучело. Мяучело моргнул своими огромными глазами и прямо с подоконника, ловко запрыгнул ему на стол. Гаара ухмыльнулся такой наглости, но прогонять его не стал, а только почесал за ухом.
- Ну и что ты здесь делаешь? – спросил Кадзекаге. Мяучило не ответил, только прикрыл глаза и тихо замурлыкал. – Нравится? – Гаара ухмыльнулся и провёл пальцем по позвоночнику своего питомца, тот, замурчав ещё громче, задрал голову, демонстрируя ему свою безобразную неправильную челюсть.
- Какое же ты страшилище… - пробормотал парень. Мяучило тут же перестал мурчать, презрительно фыркнул, гордо подняв голову и задрав хвост трубой, спрыгнул с его стола. Гаара же с интересом наблюдал за разворачивающимся на его глазах действием. Это чудовище удивляло его с каждым днём всё больше и больше.

Что же ты придумаешь на этот раз?

Ещё раз взглянув нас своего хозяина и, Кадзекгае был готов поклясться, он ухмыльнулся! Но от созерцания ухмыляющейся морды Мяучела, его отвлёк характерный звук льющейся воды.
- Скотина! – взвыл Кадзекаге и поджал вытянутые до этого под столом ноги и вскочил с кресла.
- Мать твою! – зашипел парень, прожигая гневным взглядом лужу на полу, а Мяучела уже и след простыл. – Юмико!
Дверь тут же приоткрылась и в его кабинет сунулась удивлённая блондинистая голова.
- Да, Кадзекаге-сама? – испуганно пропищала его секретарша.
- Скажи, чтобы здесь убрали, – Он ткнул пальцем в лужу на полу и, не дожидаясь ответа, перемахнул через подоконник, выпрыгнув на улицу.

Он знал, такое поведение не достойно Каге, но не мог с собой ничего поделать. Это так невыносимо, строить из себя незнамо что, когда ты ещё в игрушки не наигрался.

Свежий воздух заполнил лёгкие и, вроде, как только что прогнанная и забытая сонливость вернулась. Перед глазами всё опять поплыло.

Неужели ему и правда так сильно хочется спать, что даже глаза отказываются нормально работать?

Казалось, свежий воздух только ещё больше призывал ко сну.

Остановка времени… Будто кто-то неведомый ему нажал на тормоз. Всё замерло. Не звуков, не очертаний, только рыжие размытые пятна, где-то они светлее, где-то темнее…

Спать, спать, спать…

Щупальца, появившиеся неизвестно откуда и из чего, хватали его изнутри и выворачивали наизнанку, а его просто трясло. Нет, не от того, что он боялся их, просто его сознание отказывалось нести такую нагрузку, и грозилось немедленно отключиться.

Гаара мотнул головой, отгоняя непонятное наваждение, и спрыгнул с козырька, на котором он до этого стоял. Толпа человечины тут же окружила его со всех сторон, и все что-то хотели от него, чего-то ждали.

- Бу-бу-бу… - как сквозь вату слышал он, и старался только не захлопнуть глаза. Все его силы уходили только на то, чтобы удержать веки, не дать им закрыться. Опять это щекотание. Он рассеянно потёр висок - не помогло.
Неровным шагом Гаара кое-как дошёл до своего дома. Когда он уже наваливался на родную дверь, то в его голове стоял такой гул, что сирена чистки по сравнению с ним – ничто, а тело стало вдруг таким тяжёлым и неповоротливым…

Да что же это такое?!

Дверь хлопнула, задев стену. Закрыв её, он пополз на второй этаж в свою комнату и, только грохнувшись на кровать понял, что спать он просто не сможет.

Опять… Он просто опять роется в его голове! Вот откуда это дурацкое состояние и щекотание в висках!

Не-ет! Нет! Нет! Нет! Он не позволит ему опять одержать верх! Ни за что!

Перевернувшись на спину, Гаара пустым взглядом уставился в потолок и попытался выгнать из своей головы абсолютно все мысли.

Ему станет скучно, и он отвяжется сам. Он знает. Ему так станет скучно.

Кадзекаге не позволит Ему капаться в его голове как в мусорном ведре, не заботясь, расшвыривая и отбрасывая ненужное! После таких Его развлечений - собственного заскучавшего в заточении «Я», - если это заходило слишком далеко, Кадзекаге восстанавливался день, как минимум. А он всё никак не мог разорвать эту чертову пуповину. Она слишком прочна. Подкормлена его собственным упрямством и Его ненавистью, призрению ко всему живому и мёртвому. Они слишком долго были наедине. Они слишком хорошо изучили друг друга.

Они слишком «сдружились»?

Он роется в его мыслях и памяти с того самого момента, когда его оживили. Но он не разговаривал с ним. Пока не разговаривал…

«Что тебе нужно?»

Нет ответа.

«Что тебе нужно?!»

Опять молчание.

Почему он молчит? Ведь ему нужно что-то? Но что? Он не даёт никаких ответов, вызывает головную боль, нервные расстройства и истерики. Он доводит его, но ничего не требует. Просто выводит из себя, заставляя делать то, что бы он никогда не сделал в адекватном состоянии. Он ставит под удар всё, что он успел испробовать и полюбить…

Встав с кровати, Гаара пошёл в ванную и, врубив ледяную воду, засунул под упругие струи голову.
Эффект щекотания тут же прекратился. Выключив воду, он замотал голову полотенцем и вернулся обратно в свою комнату.

Может ему всё же удастся хоть немного поспать…

~ * ~

Сакура уже больше часа крутилась у зеркала. Причём, её внешность не менялась никак. Она то заправляла за ухо прядь волос, то наоборот… Ей почему-то казалось, что она что-то забыла, что-то не так в её внешности. Но что? И вообще, какая разница? Ведь это самая обычная встреча, ничем не отличающаяся от всех остальных в её жизни! Но что-то внутри неё вопило о том, что она должна выглядеть не то что – хорошо, а просто великолепно! К сожалению, наследница клана Харуно понятия не имела, что нужно сделать, чтобы Она выглядела Великолепно. Так ничего и не придумав, и показав язык отражению, девушка выпрыгнула в окно.

Когда становишься ниндзя, о существовании дверей быстро забываешь…

Она, кажется, ещё и опаздывает. Просто великолепно!

Остался всего один архив, а она всё никак не могла заставить себя приступить к работе. Сегодня должен уйти Шикомару, или уже ушел…
При упоминании этого имени, вернулись и воспоминания, которые она запретила себе вспоминать и обдумывать. Он так сильно разозлился на неё, а она так сглупила… Но ведь не только она виновата в этом! Ведь он должен был понимать, как ей плохо! Ведь должен был!

Сегодня она шла на встречу с одной блондинкой…
Гроза всей Суны, та, кого иногда побаивается даже сам Кадзекаге, та, которая может заставить Канкуро замолкнуть, когда он только разошёлся, та, при упоминании имени которой даже у Шикомару Нара начинает дёргаться бровь, сама пригласила её прогуляться!
В общем, Сакура не знала, что и думать, и чего ожидать от сестрицы Кадзекаге!

Темари она знала плохо и дальше чем «Привет!» их общение не заходило. То ли надобности в этом не было, то ли разные они слишком, но сблизится с Харуно Темари решила только сейчас, на своей территории…

Когда она подошла, Темари была уже на месте и не сказать, что она была очень недовольна опозданием «подруги», но Сакура всё равно чувствовала себя как-то неудобно. Было такое ощущение, что её расценивали как мясо, решение всех проблем, свиток, что угодно, но только не собеседник или друг. Но если так то, что её от неё нужно?
Поздоровавшись, они пошли по улице. Разговор всё никак не завязывался, а точнее он даже и не начинался. Обе девушки просто не знали о чём можно говорить друг с другом.
Они из разных стран, у них разные жизни и если у Сакуры были подруги, то у Темари так называемых «подруг» не было никогда, у них разные характеры и взгляды. Нет общих интересов… Точнее есть… Но об этом ни первая, ни вторая говорить не будут. Сакура из стеснения и гордости, а Темари просто из принципа.

- Как дела у тебя? – наконец, решилась Харуно.
- Нормально… А у тебя? – Темари ухмыльнулась краешком губ.

Забавно… До чего же забавно…

- Тоже…

Всё? Пропасть… Между ними огромная пропасть…

Они молча обошли уже пол деревни. Ни Темари, ни Сакура за это время не проронили не звука. Даже когда Харуно споткнулась, не было такого привычного «Ой»…

Так вот оно какое, это гробовое молчание?

Все вертевшиеся в её блондинистой голове вопросы, когда она писала приглашение Сакуре, испарились, не оставив и намёка на своё существование, и Темари оставалось только тихо недоумевать.

И на кой она вообще пригласила её? Что спрашивать? Тут и без слов всё понятно!

А Сакура даже и не знала, что думать. Её пригласили, они встретились, они идут рядом, они… Что? Что они?..

Они молчат…

Харуно всегда считала, что если человек зачем-то понадобился, его куда-то пригласили, и он пришёл, то за этим непременно должен следовать разговор! О чём разговор? Да хоть о погоде! Но уж точно не это странное настораживающее молчание!
Сакура буквально чувствовала: этой блондинке от неё что-то надо. Но что? Читать мысли других она, к своему огромнейшему сожалению, не умела.

Что сказать?

Это глупо… И они обе это прекрасно понимали.

- А пошли ко мне домой? Чай попьём… - неожиданно предложила Темари. Сакура бросила на неё удивлённый взгляд.
- Ну, пошли…

И зачем она её пригласила? Интуиция?

~ * ~

Поставив чайник, Темари уселась на стул. Сакура неуверенно застыла в проходе.
- И чего ты там стоишь? – недовольно поинтересовалась блондинка. Девушка, всё так же неуверенно и затравленно разглядывая интерьер, прошла на кухню и тоже села на стул.

Опять эта чёртова пропасть! Темари никак не могла нащупать эту ниточку, такую желанную и заветную… А Сакура и не пыталась, её даже устраивала эта тишина. Почему-то ей было не очень комфортно в доме Кадзекаге…
Чайник засвистел, и казалось, чем громче его свист, тем наколённей становилась атмосфера. И не успей Темари заткнуть его вовремя то, этот дом взлетел бы ко всем чертям!

Руки тряслись, изумрудный, более чем недовольный взгляд прожигал спину, на крючке сбоку висело ядовито-жёлтое полотенце, а перед ней две чашки… Теперь главное не промахнуться…

Нечем дышать…

- Мне тоже налей… - Она резко обернулась и, встретившись со спокойным взглядом брата, напряглась ещё больше.

Ядовито-жёлтое полотенце…

Она настолько нервничает, что даже не услышала его шагов…

Ядовито-жёлтое полотенце…

Атмосфера накалилась ещё больше. Взгляд Сакуры стал подобен самой острой катане.

Ядовито-жёлтое полотенце…

Кадзекаге тихо прошел к столу и, со скрежетом отодвинув стул, уселся на него.

Ядовито-жёлтое… полотенце…

- Вы подружились? – как бы невзначай спросил он.

Ядовито… жёлтое…

Казалось, зубы должны были стереться в порошок от того, насколько сильно она скрипнула ими.
Гаара был одет только в домашние хакама, как же это неуважительно по отношению к гостье…

Господи, она даже и не знала, что так ненавидит этот цвет! Выкинуть, разодрать, утилизировать, в конце-то концов!

- Ты бы оделся… - проигнорировав вопрос брата, посоветовала она и поставила перед ним и Сакурой уже наполненные чашечки.
- А зачем? – он поднёс её к губам, его примеру последовали и девушки. Сакура пригубила чай первая и блаженно прикрыла глаза. Темари тоже медленно хлебнула чаю.
- Госпожа Харуно всё равно уже всё видела… - спокойно сказал Гаара и тоже хлебнул чая. Темари закашлялась, а лицо Сакуры тут же приобрело новый оттенок – красный. И никому было не понятно, от гнева это или же всё-таки от смущения, по крайней мере, девушка умно промолчала, что не могло образовать ещё один миллиард с хвостиком вопросов у Темари.

Чего-чего она там видела?

- То есть как, видела? – Темари удивлённо посмотрела на, пилящую взглядом Кадзекаге, Харуно.
- Ну, вот так вот, видела... Знаешь, у тебя же тоже… - закончить она ему не дала, потому что лицо их гостьи стало слишком быстро менять цвета, сейчас же оно у неё стремительно бледнело…
- Гаара, следи за языком! – гаркнула она. А ещё бы она с удовольствием врезала ему, с ноги так, чтоб не повадно было! Урод! Урод! Урод! Какой же у неё братец… тц… Когда-нибудь она его точно убьёт, а этот его вездесущий язык натянет ему на… На!.. На что-нибудь очень неприятное! Обязательно!
Гаара же безразлично пожал плечами, что ещё больше взбесило её, и ещё раз отхлебнул чая.
- Хороший чай… - пробормотал он и блаженно уставился в потолок.

Было такое ощущение, что это они тут, две дуры, которые хотят от него хрен пойми что, а он как гуманный правитель выслушивает их, лениво качая в знак согласия головой, а потом тихо про себя надсмехаясь над ними, делает по-своему.

Ей почему-то очень захотелось кому-нибудь хорошенько надрать задницу… Да и не кому-то… Она даже фамилию этого кого-то знает наизусть…

…Со-ба-ку-но-Га-а-ра…

Дурацкое полотенце…

Ну, поганец, держись. Её мозги всегда работали во благо её и страны и во вред психике общества. Она уже знает, что делать.
А ей делать ничего и не придётся, кроме как поднять свою задницу и чесать отсюда как можно дальше. Они сами разберутся, если, конечно, не поубивают друг друга. Ну, это ничего! Загробный мир для того и есть, чтобы незаконченное решать.

- Сакура, ты уж извини, но я не знала, что с тобой будет так весело… - она нервно хихикнула, - …и я задержусь на так долго. Но ты же не будешь против, если я сейчас быстренько кое-куда отлучусь и мигом сюда! – и не дав Харуно и слово сказать, чмокнула её в лоб и умчалась, прихватив с собой с крючка ядовито-жёлтое полотенце.
А Сакура так и сидела с открытым ртом, офигевшим взглядом уставившись в сторону только что захлопнувшейся входной двери, будто могла видеть сквозь стены. Она бы просидела так дольше, если бы кто-то рядом не кашлянул.
С трудом закрыв рот, девушка перевела затравленный взгляд на Кадзекаге.
- Ну, раз так, я тогда, наверное, пошла…
- Она же сказала, что скоро вернётся … - напомнил Кадзекаге.
- А-а… - Всё. Она так и не смогла сообразить, что же ответить.

Ну и что же она могла сказать ему? Извини, но я как-то не хорошо чувствую себя в твоём обществе? Или: Прости, но у меня появились неотложные дела! Или там, мне нужно покормить кошку! А если скажет, что он знает, что кошки у неё нет то, ужаснувшись всплеснуть руками и воскликнуть: так мне же ещё и кошку купить надо! Как много дел! Как много дел! И это уже будет пиком вандализма, который она в состоянии проделать со своей и без того битой-перебитой со времён её приезда сюда гордостью и совестью. Но, наверное, лучше так, ведь вечно молчать нельзя… Или можно?

- Как работа? – вдруг спросил он.
- Н…нормально… - она замялась. – А… а как у тебя?
- Нормально… - ответил он, и одним глотком допив чай, со стуком поставил чашку на стол. Она вздрогнула.

Что говорить? О чём?

- Мм… Как Наруто? – он вздохнул.
- Нормально… - она скользнула по нему взглядом и опять уставилась в пустую чашку.

Безнадёжно?

- Он пишет тебе?
- Да… - она постаралась сказать это как можно тише, чтобы он не услышал, не заметил…
- Что-то не так? – Гаара попытался поймать её взгляд.
- Да, нет… Просто… - она посмотрела на него.
- Что просто? – он с интересом уставился на неё, а ей вдруг стало смешно.

Не хватало только ещё и ему знать, какая она эгоистка…

- Да, ничего… - она махнула рукой и отвела взгляд. – Нормально всё…
- А я знаю, что он тебе написал… - неожиданно сказал он. Сакура резко повернулась к нему и нахмурилась.
- Ты бы не посмел!..
- Это почему же? - он ухмыльнулся.
- Просто… ты… вы… - она замялась. – Не посмели бы и всё тут!
Он лениво пожал плечами. Она выпучила на него глаза.
- Нет… Только не говорите мне… - она захлебнулась в волне собственного возмущения.
- И что же ты такого учудила, раз так не хочешь, чтобы я знал об этом? Наверняка, это было очень занимательно… - тихо сказал он. Сакура моргнула. Потом ещё раз.

Какая же она дура! Он с самого начала ничего и не знал! Её развели, как самую последнюю мелочь! Теперь он точно начнёт рыть на неё! Нужно это как-то исправить… Исправить…

- Да ничего такого я не учудила… - она попыталась сказать это как можно безразличнее. – Я просто подумала…
- Что? – спросил он, еле сдерживая так и лезущую на лицо улыбку.

Ребёнок, ей богу!

- Что ты сплетен наслушался! Вот! – торжественно заявила она.
- О, да-а… О тебе целые легенды ходят! – он откинулся на спинку стула и сложил руки на груди.
- Какие легенды? – Сакура тут же напряглась. Ей не хотелось, чтобы всё пошло в минус. Ведь она хотела хоть как-то исправить всё это.
- Разные… очень разные… - Он дивился, как ему до сих пор удаётся так легко водить её за нос. Это же очевидно! Он просто пудрит ей мозги! Так почему же этого не видит она? Не может же Харуно быть настолько наивной!
- Да какие это - «разные»?! – громко спросила она. Гаара потёр переносицу. Этот «разговор» ему стал надоедать.

А может, она просто издевается?

- Тебе так хочется, чтобы я пересказал их? – поинтересовался он. Сакура ему не ответила, но молчание длилось не долго, совсем скоро он услышал сдавленное хихиканье и удивлённо уставился на свою гостью.
Харуно сидела перед ним вся красная и давилась так и рвущимся из неё смехом.
- Ты чего?
- Ка… - она хрюкнула, - Кадзекаге-сплетник! – пропищала Сакура и зашлась в диком хохоте. Гаара ухмыльнулся.

Да уж…

Немного успокоившись, она заговорила:
- Не знала о такой подробности твоей жизни…
- Ты многого обо мне не знаешь. - Сакура удивлённо посмотрела на него.

Многого не знаешь…

Недавняя лёгкость куда-то исчезла. Стало неуютно.

Многого не знаешь…
Он как будто указал ей её место.

«Блин, где же Темари?» - Сакура скользнула взглядом по открытому окну.
- Что-то Темари-чан запропастилась… - пробормотала она.
- Она не придёт, – невозмутимо сказал Гаара и, взяв опустевшие кружки, подошёл к раковине и включил воду.
- Это почему? – Сакура удивлённо моргнула.
- Потому, – он фыркнул. – Что ты думаешь, мы здесь с тобой случайно сидим? – он обернулся к ней.
- Ну, да… - она отвела взгляд. Гаара вернулся к посуде.
- Должен тебя расстроить. Мы здесь не случайно. – Он выключил воду.
- А…
- Зачем это? – Гаара медленно повернулся к ней.
- Д… да… - Когда же желание продолжать этот разговор у Харуно с катастрофической скоростью исчезало, то у Кадзекаге оно наоборот прибавлялось. Будто это всё игра. Раздражение резко превратилось в азарт. Настолько резко, что у него даже закружилась, опьяненная адреналином, голова. Стоять на месте казалось просто невозможной пыткой и Гаара только оставалось надеяться, чтобы это произошло не из-за того, о чём он подумал, только почувствовав такие резкие изменения.

Удавить, задушить, зажать, испугать жертву…

Сожрать…

Девушка нахмурилась. Не уют превратился в что-то более опасное. Так быстро и неожиданно ей стало страшно. Казалось, будто он раздавливает её своей массой. Придавливает, выталкивает из лёгких воздух. Сейчас общаться с ним было подобно самоубийству и этот странный блеск в его глазах... Она чувствовала себя добычей и при том не свободной, а уже пойманной. Этот взгляд будто высасывал всю её до дна, оставляя только страх, на борьбу с которым она тратила последние силы.

Его нельзя бояться…

Чем он так давит на неё? Ведь он стоит чуть ли не в двух метрах от неё!

- Знаешь, – вдруг заговорил он, – за день до вашего прибытия, ко мне в кабинет ворвалась Темари… - он сделал паузу. – И начала пороть чушь о том, что мне стоит завести животное или девушку, и даже парня предлагала… - увидев, как расширились её глаза, он поспешил опровергнуть всё то, что уже сотворил её мозг по отношению к его ориентации. – Нет, я нормальный. – Сакура попыталась привести вытянувшееся лицо в более менее нормальное состояние. – И представляешь! – он картинно всплеснул руками. – Моя чокнутая сестрица предложила ни кого-нибудь, а именно тебя!
- Меня?! – Сакура соскочила с места. – То есть как, меня?! Зачем меня то?! Я.. я… Да я же!.. Да почему меня?!
- Успокойся! – гаркнул он. Было непонятно, но ему до сих пор было невыносимо стоять на месте, а перед глазами всё плыло. Эта её, по-детски нелепость, опять стала раздражать. – Я уже понял, что ты не при чём.
- Тогда зачем ты мне это говоришь?! – воскликнула она. – Я могла обойтись и без лишнего стресса!
- Просто… - он замолчал, подбирая более правильные слова. Но, как на зло, в голове было пусто и безжизненно. К тому же зрение подвело совсем, и теперь он даже не мог различить её лица.
- Что? Что просто? – она сделала к нему два маленьких шажка.

Чего она от него хочет?..

- Мне захотелось… - он не видел её и сказал то, что только пришло в голову. Сейчас главное было только не упасть прямо здесь.

Да что же за чертовщина?! Только их разговор перешел в нужное ему русло, как у него так разболелась голова… Голова… нет…

Только… не… это…

- Но… я думала… - Сакура передёрнула плечами. – Я думала…

Беги!

- Мало ли чего ты там думала! – вдруг разозлено выкрикнул он.

БЕГИ!

- Но…я же… - он не дал ей договорить, схватил за запястье и рванув на себя, припёр ко столу и навис над ней.

Беги…

- А теперь, что ты думаешь?! – зашипел он ей на ухо.

Бе… ги…

Отойдя от шока, Сакура стала вырываться. Стало вдруг очень страшно. И не от того, что её так нагло прижали…

Его глаза… Это были не они… Другие…

Его глаза…

- Пусти меня! – она попыталась оттолкнуть его, но это худощавое тело оказалось твёрдым как камень и слишком сильным для неё. Её как будто приковали…
От осознания того, что так просто её не отпустят, появились слёзы.

Какая же она всё-таки плакса…Но так страшно ей давно не было.

- Что ты думаешь теперь? – опять зашипел он. – Отвечай! – он встряхнул её за плечи.
- П… пусти… пожалуйста…пожалуйста…

Почему он так разозлился? Так резко…

Он так сильно сжал её запястья, что она уже не чувствовала своих пальцев. А коленка, которой она стукнулась, когда он дёрнул её на себя, болела. Глаза щипало от слёз и всё подёрнулось пеленой….

Он молчал. Ждал ответа, которого всё не было…

Дрянь. Кто? Оба.

Эти сопли, слюни, слёзы бесили его. Хотелось влепить ей со всей дури. Это желание появилось из ниоткуда. Просто хотелось.

Он убьёт её? Возможно…

Почему? Она оказалась не в то время, не в том месте…

Сакура зажмурилась, надеясь, что его искажённое лицо исчезнет. Что он исчезнет. Всё это исчезнет… Но ничего не поменялось. Она до сих пор не чувствовала своих пальцев, коленка до сих пор болела, а она чувствовала его горячее дыхание на своём лице.

Что-то мокрое капнуло ей на грудь.

Сакура удивлённо распахнула глаза…

«Это не он… Это не он… это не он… нет же! Это не он! Не он… не он…» - все мысли слились в один протяжный вой оставив только тихое и затухающее «не он…». Волна страха захлестнула её с головой, заставив оцепенеть.

Первое, что она увидела, так это его глаза. Бешеные, звериные, ненормальные! Она даже не знала, какое самое ужасное слово может описать это. Его лицо было искажено, будто от самых ужасных мук. Его рот был широко открыт в немом крике, кожа натянулась, обнажая белоснежные зубы…

Это была его слюна… На её груди его слюна…

Его волосы вздыбились, открывая взгляду кровавую татуировку.

Животное…

Оно сожрёт её и не подавится…

Гаара захрипел. Посуда угрожающе забренчала, а стулья со скрипом стали разъезжаться в стороны. Ураган, образовавшийся на кухне, стал подхватывать всё подряд, разбрасывать, хлестать…

«Почему ты так разозлился? Что я такого сказала?!»

Все мелкие предметы стали подниматься в воздух, а он всё смотрел на неё, не мигая стеклянными, бешеными глазами и капал на её грудь слюной…

Ещё чуть-чуть и она грохнется в обморок. За один день столько поражений психики даже для неё перебор…

Кто-то рядом зашипел. Громко, злобно. Она резко повернула голову на шипение и удивлённо уставилась на Нечто рыжее, вздыбившееся на подоконнике.

Громко заорав, Мяучело кинулся на своего хозяина до этого так и не обратившего на него должного внимания. Удар был настолько сильным, что не ожидавший этого Гаара, рухнул на пол. Но, быстро сориентировавшись, хватил животное за хвост и дёрнул вверх, так же по животному шипя.

То ли взгляд Гаары был так страшен, то ли Мяучело не честен, но зверь сделал самую гадость, которую только можно было сделать в этой ситуации. На лицо Кадзекгае попала вода, и он удивлённо закашлялся, тут же отпустив хвост животного, вскочил, врубил воду и сунул под ледяную струю голову.
Фыркнув, Мяучило брюзгливо отряхнул задние лапы и, на прощанье что-то зло проворчав, выпрыгнул в окно.

Тихо застонав, Сакура съехала на пол и закрыла лицо руками. Гаара задеревеневшими пальцами вцепился в раковину, не решаясь посмотреть на неё.

Чёрт возьми, он мог убить её! Почему?! Почему этому нужно было произойти именно сейчас?!

- Ты… ты как? – хрипло спросил он. Она молчала.

Что ей ответить? Да, нет?

Сакура всхлипнула.

Ну, зачем сейчас то плакать? Всё же прошло! Всё позади! Ну, зачем… сейчас…

Его затрясло. Испарина выступила на лбу.

Он навредил ей. Он навредил ей! Ублюдок! Поганый урод! Ты не смеешь, не имеешь права даже касаться её! Ненавижу тебя! Ненавижу!

И что теперь делать? Что делать?!

«Сесть рядом и тоже разреветься!» - язвительно подсказал он сам себе.
Глубоко вздохнув, он медленно подошёл к ней и сел напротив на корточки, попытался убрать её руки от лица.
- Ну… ну, не плачь… - неуверенно забормотал он. И с горечью заметил уже проступившие синяки на её запястьях.

Сакура не поднимала головы. Она не смотрела ему в глаза. Она просто боялась. Боялась опять увидеть тот бешеный взгляд. Те глаза… Глаза демона…

Его глаза…

Чем больше он утешал и успокаивал её, тем громче она начинала реветь.

Господи, а если бы его стукнутый на голову зверёк не появился бы во время? Что тогда? Что бы могло произойти?!

Он… он убил бы её?..

Нет. Нет. Нет…
Он не сделал бы этого! Никогда! Просто бы не смог! Он чувствует это! Он верит в это! Ведь верит же?

Прижав её к себе, он шептал ей на ухо всякую чушь, которую едва ли понимал сам. Какие-то глупые утешения и обещания.
Она не отталкивала его. Наоборот, прижалась к его груди щекой и слушала, как спокойно размеренно бьётся его сердце. Будто ничего и не было…

Неужели ему плевать? Неужели он настолько черств?

Он не понял, что случилось.
Всё крутилось и темнело,
Всё вертелось и бледнело.
Но была видна коса
И старуха там была.
Белы тапочки в крови
Вяло шлёпали в тени.
Всё крутилось и вертелось,
Всё мелькало и темнело.
Смерть с косою на поляне,
Тапки белые в тени…
Всё застыло,
Всё затихло.
Только крик его не стих…
Сделав дело, смерть ушла
По огню к Аиду в царство,
Тапки следом побежали
И исчезли вместе с ней.
Всё ожило,
Загудело,
Захрустело
И запахло.
А душа сидела тихо…
Безразлично?
Но трагично…
Глава 9. Многоуважаемый Кадзекаге.

Он преследовал её. На улице, в баре, в архиве, даже у неё в гостинице. Он был везде.

После того случая прошло уже больше недели, и дикий страх стал уступать не менее дикому раздражению и злости.

Зачем он таскается за ней? Следит? Боится, что она разболтает его тайну? Да если бы она хотела рассказать об этом, то остановить её не смогла бы даже смерть!

В надежде отвлечься и забыть обо всём этом, она нагрузила себя работой. Ведь ей так хочется поскорее закончить со всем этим и убраться отсюда как можно дальше.
Она думала, что сможет управиться за пару дней, но работа появлялась из ниоткуда и, при чём, даже не относящаяся к ней. Но Сакуре всё равно приходилось выполнять её, так как эти бумаги почему-то несли именно в её архив, а разбираться по этому поводу, так как придётся разговаривать с Кадзекаге, ей не хотелось.
Горы бумаг. Ей нужно разобрать ещё горы бумаг…

Завтра её команда отправляется обратно. Их призвали, а ей было приказано самой Хокаге не высовываться.

Она разодрала подушку, разнесла кучу декоративных дубков, которые смогла обнаружить в теплице, тем самым обеспечив Суну дровами на год вперёд, но злость и обида никуда не исчезли.

Почему? Почему её не зовут обратно?

Она задавала себе этот вопрос миллион раз, а ответа всё не было. Она сама не замечала, как становится раздражительной, озлобленной и жутко уставшей. Ей стали сниться кошмары, в которых все отворачивались от неё и уходили, оставляю утопать в море слюны, водопадом льющейся из огромной пасти искажённого лица Гаары. Иногда ей снился тот самый момент на кухне, и снился он обычно без участия спасшего её животного… А под конец всех этих снов, как будто этих издевательств было мало, к ней приходила ещё и Кысь, и она была благодарна ей, что та просто тихо сидела вместе с ней, в пустоте, нагоняя тихий страх и покрывая какой-то странной материнской опекой. Будто она приходила дать ей нормально поспать, защитить от кошмаров, но при этом, не давая окончательно расслабиться. И это бесило больше всего.
Не помогало ничто. Ни изнурительные тренировки до потери сознания, ни работа до ночи, ни даже снотворное. Ничто не могло избавить её от всех этих кошмаров. А Гаара преследовал её по пятам, как во сне, так и наяву. Она чувствовала его всем своим естеством, и не было дня, чтобы по её спине не бегали мурашки от его такого тяжёлого и непонятного взгляда. Казалось, вся её жизнь превратилась в один нескончаемый кошмарный сон и ожидание такого тонкого покоя, что дарила ей Кысь.
Они не разговаривали. Ни о чём. Они не сталкивались в коридорах. Он не делал преднамеренных попыток, чтобы наладить с ней хоть какой-нибудь контакт, просто наблюдал за ней. Постоянно. Везде.
Иногда, когда она делала какую-нибудь нелепость: спотыкалась на ровном месте или случайно задевала аккуратно сложенную гору бумаг, разваливая её, то он обязательно оказывался рядом, она знала, хоть и не видела его, даже постоянно озираясь, - не видела, но его насмешливый, сверлящий её спину взгляд, она не почувствовать не могла.

Опять задумавшись, она не заметила, что лестница, по которой она спускалась, ещё не закончилась, и неправильно поставив ногу, ухнула вниз. Она зажмурилась в ожидании удара, которого не последовало ни через секунду, ни через две.… Сакура удивлённо распахнула глаза, затравленным взглядом уставившись в грудь своему «спасителю», узнать которого не составило труда.
- Здрасте… - буркнула она и попыталась отстраниться.
- Ты очень неаккуратна… – безэмоционально вымолвил Кадзекаге и поставил её в вертикальное положение.

Он опять следил за ней?

Сакура сжала кулаки и, зажмурившись, отвернулась.

Нужно успокоиться, так как если она сейчас здесь закатит истерику, то уже через час об этом будет знать вся Суна и уже в более раздутых подробностях, чем просто мат-перемат.
Люди хотят сенсации, она буквально чувствовала, как все вокруг замерли, казалось, даже стены затаили дыхание в ожидании, но они её не получат. По крайней мере, не с её участием, точно.

Он молчал, но и не уходил. Значит, он должен сказать ещё что-то?

- Зачем это? – тихо спросила она и повернулась к нему лицом. Она должна видеть его глаза, чтобы быть уверенной… Что он не врёт?
- Мне нравится наблюдать за тобой… - без промедления ответил он, как будто готовил этот ответ всю эту чёртову неделю. Репетировал его перед зеркалом. Даже взгляд репетировал. Как шевелятся губы, сколько раз вдохнуть и выдохнуть…
Всё это всего лишь театр! Тупой и с протёртым до дыр сценарием, которого она, увы, не знает.

Мне нравится наблюдать за тобой…

«Мне нравится наблюдать за тобой… Мне нравится…» - Эти слова эхом пронеслись в её голове множество раз, а она всё никак не могла осмыслить их, понять…

Он издевается?

- Ты издеваешься?! – взвизгнула она. Немного пискляво, даже как-то на грани истерики. Ведь она-то не репетировала этот разговор. Перед зеркалом движение губ. Не считала вдохи и выдохи. Ведь она не такая предусмотрительная… дура?

Да, дура. Она – дура.

- Нет, – опять так же. Опять всё звучит так правильно и логично. Как будто играет давно заученную пьесу про «Дурдом». Она – больная, он – доктор. А всё это - его работа. Так что одного психа хватит, а он должен быть спокоен, чтобы ненароком не взбесить её.
Она задохнулась в собственном возмущении.

Нет, он точно издевается!

- Тебе нравится доводить меня! – опять визгливо воскликнула она. – Если так и дальше пойдёт, то я сойду с ума!
- Почему? – Гаара удивлённо уставился на неё.
Она моргнула. Потом ещё раз и ещё…

Кому и что она сейчас пытается объяснить? Нет, она точно больная… Это ж надо так…

- А… Забудь… - она махнула рукой и обойдя его, пошла обратно в архив, продолжать дальше глотать пыль и таращиться в дурацкие, никому не нужные бумажки.

Хватит на сегодня приключений!

~ * ~

Когда её шаги стихли, он, наконец, дал волю бушующим в нём эмоциям и со всей дури, которая только осталась в нём с тех времён, как он стал Многоуважаемым Кадзекаге, долбанул кулаком по стене.

Ну и что теперь делать?! Она не поверила ему!

Может, всё-таки стоило улыбаться? Или… или… Чёрт! Что же он сделал теперь-то не так?!

Сам он с этим точно не разберётся. Ему нужна помощь. Но к кому можно обратиться? К Темари? Определённо – нет. Канкуро?..

Кожа на костяшках была содрана и из них струилась кровь, стены то в резиденции не мягкие, но он будто не замечал этого. Резко развернувшись, Кадзекаге уверенно пошёл к выходу.

На улице было тепло и ясно. Люди наслаждались великолепной погодой, ведь в Суне это редкость. Но это ничуть не улучшило его настроение, если только ещё не ухудшило.
Видя вокруг счастливые и дружелюбные лица, он раздражался ещё больше.

Ему даже не к кому пойти…

Может, всё же к Канкуро? У него вроде в этом опыт?

Пойти за помощью к брату казалось ему самым разумным и самым неприятным решением. Тем более его братец сегодня весь день собирался посветить дивану, так что ему даже искать его не придётся.

Пока он шёл, его несколько раз пытались остановить и завести беседу, здоровались, улыбались, шептались за спиной, так что когда Кадзекаге, наконец, пришёл домой, он был мрачнее тучи.

Видимо у Канкуро в общении с ним был слишком большой опыт, потому что тот с его прихода не вымолвил и слова, даже не поприветствовал.
Стянув с себя мантию, Гаара небрежно бросил её на спинку кресла и уселся на него, напротив брата. Канкуро обречённо застонал.
- Ну, так и знал… Что случилось?
- Ничего. – По привычке резко ответил Кадзекаге. Канкуро выгнул бровь.
- Так…
- То есть, да. – Гаара сжал губы в тонкую полоску.
- Что – да? – Его братец сел на диване и уставился на него как бык на красную тряпку.
- Случилось. – Признаться, он не так представлял себе разговор со старшим братом по душам. Да и о каком таком разговоре «по душам» вообще можно идти речь, ведь в их семье такового и в помине не было!
- Гаара, только вот не заставляй меня из тебя каждое слово вытягивать. Ты же знаешь, меня это бесит. Хотел что-то спросить? Так спрашивай! Я сегодня добрый, - не кусаюсь! – Канкуро поморщился и откинулся на спинку. – Ну?
- У меня проблема…
- У тебя проблема?! – удивлённо переспросил Канкуро. – И какого она пола? Надеюсь, всё-таки женского? Ну, там: ручка не пишет, ножка у стула скрипит или, может, бумага закончилась?
- Канкуро! – рыкнул на разошедшегося братца Кадзекаге. Канкуро поморщился.
- Ну, что там у тебя? – обречённо спросил он.
- В общем… там… девушка…
- Девушка?! – шатен соскочил с дивана, недавнее сонное состояние, в котором он прибывал, мгновенно улетучилось. Канкуро возвёл руки к потолку. – Ну, слава Богу! Господи! Свершилось! Девушка! У меня будут племянники!
- Какие племянники!? – взревел Гаара и, резко встав с кресла, схватил своего братца за грудки. – Какие к чёрту племянники?!
- А… что? То есть… А я то думал… И правда… Какая девушка? Блин… А я то… Бли-ин! – затарахтел шатен. Глубоко вздохнув, Гаара отпустил его и пошёл к лестнице на второй этаж.
- Так что ты мне хотел сказать? – крикнул ему в след братец.
- Забудь… – бросил он и быстро удалился, оставив брата возбуждённо глотать воздух.

Значит, ему придётся справиться с этим в одиночку. Это точно не его день.

Гаара вышел на балкончик и глубоко вздохнул.

Суна. Его Суна. Сейчас она была прекрасна. Великолепна и неповторима. Он горд за неё, он отдаст за неё жизнь…

В дипломатических делах у него никогда не возникало проблем. Всё шло гладко. Почти гладко. Но всё же… А личные вопросы… до этого он считал, что у него есть личная жизнь, но теперь… Тупик. Он даже не знает, с какой стороны подойти к ней. Когда нужно улыбаться, а когда нет. О чём с ней разговаривать…

Она нравится ему? Наверное…

Он хочет быть с ней? Может быть…

Он даже не может точно ответить на такие простейшие вопросы! Он сам не знает, чего именно хочет, что уж говорить о действиях... И тогда-то он и решил просто наблюдать за ней. Но чем больше он узнавал о ней, тем больше путался. А когда она набралась смелости, спросила его: «Зачем это?», он просто растерялся и решил скрыть это так же, как это делал и на деловых переговорах и вообще в простой жизни: сделать каменную непробиваемую рожу и двусмысленные ответы. До чего додумались, так и молодцы! Но сейчас, рассматривая эту ситуацию уже в который раз, он чувствовал себя придурком! Полным идиотом! Он надеялся, что она сама догадается и заодно и ему всё разжуёт, но, видимо, она оказалась такого же недалёкого ума, как и он. Скорее всего, она тоже просто запуталась и не знает, чего хочет. А может, она и вообще ничего не хочет! Откуда ему то знать?!

Что он ответил ей?

«Мне нравится наблюдать за тобой…»

Разве она достойна такого ответа? Почему нельзя было сказать просто: «Ты. Мне. Нравишься!»

От тяжких размышлений его отвлёк птичий визг. На перила балкончика приземлился тёмный ястреб со свитком, привязанным к правой лапке.
Забрав у птицы послание, она перевязал ячейку на левую лапку. Хрипло заорав, птица спрыгнула с перил и, расправив на лету крылья, полетела в сторону птичьего двора.
Гаара развернул свиток и удивлённо уставился на корявые иероглифы.

«Привет, Гаара! Как у тебя дела? Можешь не отвечать! А у меня всё хорошо! Пожалуйста, пригляди за Сакурой, и ни в коем случае не отпускай её в Коноху! Даже если этого будет требовать Хокаге! Заранее спасибо! Пока!»

Он даже не стал читать подпись, потому что он знает всего одного человека, который пишет ему столь красноречивые письма с таким количеством восклицательных знаков.
- Наруто-Наруто… - он покачал головой. – Это, наверное, твоё самое оригинальное письмо, которое ты написал за всю свою жизнь…

И как ему, интересно, заставить её остаться? Он и так свалил на неё кучу всего того, что, в принципе, выполнять она не должна! К тому же, она так рвётся домой, что уже почти всё закончила! Чёрт!

Нужно что-нибудь придумать…

~ * ~

Её нужно вернуть. Она чувствует, что нужна там! Несмотря даже на то, что ей приказано оставаться в Суне, она чувствовала, что просто обязана вернуться!
Происходило что-то ужасное. Что-то настолько не вписываемое в её обыденную жизнь, что даже находясь в безопасности, она чувствовала себя как под прицелом.

Ужасно.

У-жас-но…

- Вот и ты! – весело воскликнула Харуно, взяв в руки последнюю папку, которую ей следовало разобрать в этой стране. И её содержание было такое же скучное, как и всех предыдущих. Сколько коров из страны Огня было доставлено в страну Ветра, сколько верблюдов было доставлено из страны Ветра в страну Огня, общий годовой доход и прочая дребедень, от которой её уже тошнит. Спрашивается, зачем стране Огня, такой плодородной и с таким великолепным климатом верблюжатина? А, в принципе, на любителя, наверное… Но она знала точно, - не любитель. Харуно никогда и верблюжатину-то не пробовала. Но, судя по цифрам переправленного мяса, спрос был, и не плохой.

Когда она просматривала уже последнюю страницу, дверь тихо открылась, в архив вошёл сам Кадзекаге, и она тут же забыла, про что вообще читала.
- Здравствуйте… - тихо поздоровалась она. Гаара на приветствие лишь кивнул и, поставив стул напротив неё, сел.
- Вы что-то хотели? – она прикрыла лицо папкой, оставив видными ему только глаза.
- Ты уже закончила?
- Да…
- И собираешься обратно?
- Да…
- Должен тебя расстроить. Ты останешься в Суне на неопределённый срок.
- Почему это?! – Она шлёпнула папкой по столу.
- Ты остаёшься в Суне. – Он выдернул папку из её рук и открыл, пробежался по записям скучающим взглядом и, так и не найдя чего-нибудь примечательного, захлопнул её и положил на стол. А Сакуре же казалось, что это были самые тяжёлые секунды в её жизни. Именно сейчас ей очень сильно хотелось взять на себя просто огромный грех и, наконец, прибить этого, сидящего напротив неё верблюда…
- И как ты это читаешь? – скучающе спросил он. Больше она терпеть не могла.
- Да!.. Да как ты смеешь!? – взвизгнула она и вцепилась в столешницу, дабы удержать себя и не разукрасить Многоуважаемому Кадзекаге физиономию.
- Прошу тебя, потише, мы в библиотеке… - насмешливо пропел он.
Сакура стиснула зубы.
«Оторвать ему голову? Не оторвать? Оторвать ему голову? Не оторвать?» - услужливо завело её второе «Я».
Харуно смотрела на него таким взглядом, который нормальный человек бы ни за что не выдержал, а Кадзекаге был спокоен как обожравшийся лев.
Температура накалялась, Сакура злилась, а Гаара всё разглядывал её, будто старинную картину в галерее. Вроде и не интересно, да старина привлекает…

- Кысь…

Сакура вздрогнула.
- Что? – удивлённо спросила она.
- Ничего.
- Но вы же.. только что… - она неуверенно замялась.
- Что?

Послышалось?

- Нет, ничего… - девушка мотнула головой. Кадзекаге пожал плечами.
- Так и будешь сидеть здесь? – тихо поинтересовалась она.
- А что-то не так? – Он хитро прищурился.
- Нет. – Она отвела взгляд.
- Ну, тогда я останусь…
Сакура досадливо сверкнула глазами и, взяв папку, стала проверять её дальше.
Опять задумавшись, она и забыла, что не одна и, зевнув, вытянула под столом ноги, наткнулась на что-то. Ойкнув, девушка отдёрнула ноги и удивлённо уставилась на абсолютно невозмутимого Кадзекаге, сидящего по ту сторону стола.
- А вам не скучно? – Она поморщилась.
- Нет. – Гаара перевёл на неё взгляд, до этого гуляющий по архиву.
- Как может быть не скучно просто сидеть? – возмутилась Сакура.
- А ты предлагаешь мне попрыгать? – Он усмехнулся.
- Нет… - Она ухмыльнулась, представив себе прыгающего Кадзекаге и подумав, добавила:
- Хотя, знаете, я бы не против посмотреть, как прыгает Кадзекаге!
Гаара удивлённо уставился на неё, а Харуно возликовала: надо же! Она смогла выжить из него хоть какие-то эмоции!
Заметив её довольство, парень ухмыльнулся. Ему вдруг в голову взбрела великолепная идея! Остаётся только уговорить её, но это не проблема.
Кадзекаге ухмыльнулся и сложил под столом печати…
- Давай поспорим… – предложил он.
- Поспорим? – Она оживилась. – На что?
- На желание. Если я проиграю, то специально для тебя попрыгаю…
- В одежде Кадзекаге! – воодушевлённо добавила Сакура. Почему-то сам факт спора с Кадзекаге, ей так понравился и даже как-то опьянил.
Гаара усмехнулся.
- В одежде Кадзекаге… - согласился он. – А если же ты, - он сделал паузу и задумался. – Я потом придумаю.
- А если ты что-нибудь такое придумаешь, что я не смогу выполнить, а?! – закудахтала она.
- Ничего такого… – он улыбнулся.
- Ла-адно… А на что я подписалась? – заплетающимся языком спросила она. Ей даже казалось, что её глаза стали косить.

Да что за фигня?! Это он так на неё действует?

- Ты переезжаешь ко мне!
- Что-о-о?! – взвилась она. – Нет! Нет! И ещё раз нет!
- Ты уже согласилась! – он нахмурился. Видимо, действие этого дзюцу не скоротечно. В следующий раз нужно будет использовать что-нибудь поэффективнее.
- Да вы!.. Ты!.. Да я!.. Нет! Нет! Ни за что! Вы… Вы же! – Она замотала головой в знак протеста.
- И хватит этих дурацких переходов с «вы» на «ты» и обратно! Довольно! Мы с тобой достаточно знакомы, чтобы ты могла спокойно обращаться ко мне на «ты»!
- Ага! Кадзекаге-сама, ты в своём уме?! Ты мне что вообще предлагаешь? Хоть сам-то понял, а?! – съязвила она.
- Гаара! – зло выкрикнул он.
- Что? – удивлённо переспросила она.
- Меня зовут Гаара. – Он недовольно скривил губы.
- А… Так я в курсе… - она удивлённо захлопала глазами.
- Так и обращайся ко мне так.
- Гаара?
- Да... – он кивнул.
- Ладно…
- Завтра ты переезжаешь ко мне. – Объявил он.
Только Сакура открыла рот, чтобы возразить, как Кадзекаге рассыпался, оставив на стуле, на котором сидел и на полу, гору песка.
Харуно сжала губы.

Ну, ничего, она всё равно завтра с ним ещё увидится. Тем более, он так и не сказал, в чём заключается этот их спор. В том, сколько она протянет в его доме наедине с его родственничками? Ну, это смешно! Конечно же, нет… Не считает же он свою семью настолько геморройной!
И почему это она так легко согласилась? Она как будто опьянела!

Лицо Сакуры исказилось в ужасной гримасе гнева. Архив содрогнулся от сильного удара. Стол развалился напополам. Гора папок повалилась на пол.
- Вот козёл! – с чувством воскликнула Харуно и, оторвав у стола ножку, сломала её напополам. А потом ещё раз и ещё, до тех пор, пока от неё не остались одни опилки. Соскочила со стула и стала громить всё подряд, и плевать ей было, что это архив с особо важными документами и договорами.

Жаль, что сейчас здесь нет Кадзекаге…

Мы скребёмся в двери,
Но толку нет.
Там заперто и нас давно забыли.
Мы бьёмся головой об стену,
В надежде разбудить соседей,
Но им плевать
И ярость наша – пыль.
Мы орём как звери,
Но нет того, кто услышит и поймёт.

Кто мы?

Наверное, мы феи…

+1

43

Круто

0

44

:cool:

0

45

Название: Право на любовь.
Автор: Tedien (Tatiana)
Бета: Хидари-5 (Ликинец)
Жанр: Романтика, гет
Пейринги: Гаара/Сакура (основной); Наруто/Хината; Шикамару/Темари;
Рейтинг: PG
Дисклеймер: Герои – Кисимото, идея и фанфик мои.
Содержание: Влюблённые придумывают себе друг друга. Любящие — познают. А.Коряковцев
Статус: закончен
Размещение: Только с моего разрешения.
От автора: Этот фанфик один из первых, написанных мною. Я задумала его как легкую романтику. Это история о том, как разобраться в себе и в своем отношении к другим. А любовь… Она всегда приходит внезапно. Надеюсь, что Вам понравится. И спасибо Хидари-5, который проделал нелегкий труд, редактируя фанфик. (Я человек ужасно не грамотный).
Буду рада услышать мнения, отзывы и, конечно же, критику.

Влюблённые придумывают себе друг друга.
Любящие — познают. (А.Коряковцев)

Глава первая.

Этот день стал для Конохи настоящим праздником. Все жители суетились, бегали и кричали: «Вернулись… Герои… Победили…». Вернувшимися героями были Узумаки Наруто и Учиха Саске со своей командой. Они вернулись израненные, но живые. Победили Акацуки и возвратились домой. Героев встречала вся деревня: жители окружили их, хвалили, благодарили, пока не появилась Яманако Ино и не погнала бойцов пинками в больницу.
Не встречали Наруто и Саске лишь два человека – Харуно Сакура и Тсунаде, что хокаге деревни Листа. Сакура все это время провела в кабинете наставницы.
- Вернулись, наконец-то, – довольно произнесла Тсунаде.
- Дайте мне задание, – попросила Сакура. Её трясло.
- Разве ты не хочешь пообщаться с Наруто и Саске? – спросила хокаге.
- Чтобы смотреть в добрые глаза Наруто и делать вид, что все отлично?! Я не смогу! – нервно высказалась Сакура и добавила, – Ну уж нет!!! Мне нужно отдохнуть от этого, дайте мне задание… Прошу вас, Тсунаде-сама.
- Ну, как хочешь. – Тсунаде была на стороне ученицы. – Надеюсь, ты вернёшься ко дню, когда Наруто станет хокаге?
Только сейчас Сакура вспомнила, что Наруто уже через две недели станет хокаге. «Ох, точно! У меня это даже из головы вылетело…» - подумала Сакура.
- Я рада за Наруто, он больше всех достоин стать хокаге, – улыбнулась девушка. – Конечно же, я вернусь. Но не найдутся ли те, кто будет против его кандидатуры?
- Вряд ли. Уничтожив Акацуки, он доказал, что может защитить деревню, может контролировать демона в себе и поэтому достоин звания сильнейшего. – Тсунаде тоже улыбнулась.
- А Саске? Как вы объясните его измену? – спросила Харуно.
- Он работал шпионом для Конохи.
«Ну что ж, хорошая отмазка.» - подумала Сакура, а вслух спросила:
- Так что насчёт задания?
Тсунаде порылась в папках и достала лист.
- Хм… Думаю, тебе подойдёт. - проговорила она. – Отправишься сегодня с Шикамару в Суну. Пробудешь там неделю в качестве медика, а потом возвратишься сюда вместе с Казекаге - он пожелал присутствовать здесь во время назначения Наруто хокаге. Задание лёгкое, прям курорт. Подробности узнаешь у Шикамару. Довольна?
- Ага! – Сакура действительно была довольна: целую неделю вдали от Конохи, далеко от Саске, а ещё и всех предпраздничных хлопот.
- Тогда иди, ищи Шикамару, а то он отправится без тебя.
- Хай! – Сакура выскочила из кабинета хокаге и понеслась к выходу. Она бежала, предвкушая свой отдых. «Поскорей бы найти Шикамару!»- думала девушка. С разбегу повернув за угол, Сакура налетела на кого-то, а точнее, влетела в чьи-то объятия.
- Гомэн насай! – Сакура взглянула на того, с кем повстречалась и тихо ойкнула – это был Саске.
Учиха младший, а теперь и единственный, смотрел на неё с прохладой во взгляде. Другого она от него и не ожидала, но сердце всё равно предательски сжалось.
- Извиняю, но в следующий раз будь осторожней, – брюнет смотрел ей прямо в глаза, и это её смущало. «Издевается что ли?» - подумалось девушке.
- Саске – кун! У вас тут все такие бешеные? – только сейчас Сакура заметила, что он со своей командой: два парня и симпатичная девушка. Именно она задала вопрос, на который Саске не ответил.
Сакура чувствовала себя неловко под взглядом старого напарника. Его глаза пронизывали насквозь, ей хотелось побыстрее сбежать. На свою удачу она заметила Шикамару.
- Шикамару! Стоять!!! – закричала она, и, попрощавшись с Саске, подбежала к Нара.
– Я с тобой на задание иду.
Молодой человек посмотрел на неё, а затем перевёл взгляд за её спину.
- От Учихи спасаешься? – спросил он.
Сакура покраснела. Иногда его проницательность была слишком проницательной.
- Да ладно тебе, Сакура! – Шикамару улыбнулся. – Через пятнадцать минут жду тебя около главных ворот.
- Хорошо. - Сакура побежала домой.
Дома она собрала в свою сумку лекарства и оружие. Предупредив родителей о задании, она направилась к воротам Конохи, где её уже ждал Шикамару.
- Ну что, пошли? – спросил он.
- Пошли!!! – нетерпеливо отозвалась Харуно.
* * *
Это же время. Кабинет хокаге.
- Значит, вы все решили стать синоби Конохи? – спросила Тсунаде, внимательно рассматривая подростков.
- Да, – ответил за всех Учиха.
- Ну что ж, Шизуне составит договор, который вы завтра подпишете, – обратилась женщина к Карин, Сугейтсу и Дзюго. – И вам выделят по квартире. А ты, Учиха, останешься в этой команде или вернешься в седьмую команду?
- Останусь…
Он не успел закончить, как в кабинет ворвалась Ино Яманако собственной персоной.
- Тсунаде-сама! – недовольно заговорила она. – Мне срочно нужна Сакура! Там раненый в тяжёлом состоянии, а Сакура где-то шляется!
Тсунаде вздохнула.
- Я сама им займусь, а Сакура на задании.
- Но… - Ино заметила Учиху и других ниндзя. – Когда она вернется, я надеру ей уши! – добавила она и вылетела из кабинета, громко хлопнув дверью.
- С чего такая реакция? – спросил Саске. – Кажется, раньше Яманако стремилась доказать свое превосходство над Сакурой.
- Сакура – моя ученица. У неё талант к медицине и в этой области она преуспела. Я даже доверяю ей лечение тяжелобольных. – Тсунаде встала. – В общем, мы решили все вопросы, мне пора.
Будущие ниндзя Конохи вышли из кабинета вместе с хокаге. Потом разошлись в разные стороны.
* * *
Голубоглазый блондин лежал на больничной койке и тихо грезил о скорой выписке из больницы, когда в дверь постучали.
- Войдите! – ответил Наруто.
Дверь осторожно приоткрылась и в палату вошла Хината Хьюга.
- Хината? Привет!!! – Наруто был несказанно рад гостье.
- Охаё годзаймасу, Наруто! – девушка, смутившись, покраснела. – А я тебе принесла фрукты и рамен.
- Рамен?! – воскликнул парень.
Уже после этих слов он был готов жениться на Хьюге. Странная мысль, промелькнувшая в голове, заставила блондина растрепать себе волосы.
Гостья поставила пакет с гостинцами на тумбочку и села на край кровати. Собрав всю свою храбрость, она всё-таки спросила:
- Как ты тут, Наруто?
Узумаки, уже успевший залезть в пакет и завладеть лапшой, ответил без отрыва от макаронин:
- Плохо, но как только ты пришла, мне стало намного лучше!
Хината покраснела ещё больше: «Наруто рад, что я пришла!»
- Знаешь, - девушка запнулась. – Я надеюсь, что ты скоро поправишься, и тебя выпишут.
- Я тоже надеюсь. – согласился Наруто. – Готисоусама дэсита Хината!*
Хьюга мигом покраснела как рак. Она встала.
- Что ж, я, наверное, пошла…
- Нет!!! – от неожиданности девушка вздрогнула. – Хината, побудь со мной, иначе я здесь совсем помру от скуки!!!
Взглянув в бездонные голубые глаза, которые так и молили об исполнении этой просьбы, Хината не смогла отказать.

* * *

В Суну Сакура и Шикамару добирались пять дней. Торопиться было некуда и каждую ночь они устраивали ночёвки, а днём останавливались лишь для того, чтобы немного передохнуть. Дорога в Суну оказалась тихой и безопасной. Никакой спешки, никакой засады и никаких драк. Девушке это задание нравилось все больше и больше.
Войдя в Суну, они даже не успели дойти до казекаге, как появилась Темари и утащила Шикамару под предлогом «важных дел, порученных самим казекаге». Сакуре пришлось идти к казекаге одной. «Ну вот, - размышляла она – Шикамару счастлив. Он любит и любим. У него только две проблемы: первая - это расстояние между Суной и Конохой, вторая – характер Темари. Но эти проблемы решимы! Поженятся они, будут жить вместе, а характер… Шикамару даже повезло, что у Темари есть характер. Они друг друга дополняют.»
В размышлениях о друзьях, новоприбывшая не заметила, как добралась до кабинета казекаге. Немного помявшись перед дверью, она постучала и вошла.
Казекаге сидел за столом и оформлял документы. Услышав, что кто-то вошел, он поднял глаза и встретился с взглядом изумрудно - зелёных глаз.
- Гокигэнъё, казекаге-сама, – поздоровалась Сакура.
Харуно с любопытством смотрела на Гаару. Она помнила, как они спасали его от Акацуки. Помнила, как его убили, забрав из его тела Шукаку. И как бабушка Чиё пожертвовала собой ради того, чтобы он жил. А еще она помнила, как подставилась под его удар, защищая Саске.
Сейчас же он сильно изменился: круги под глазами от недосыпа исчезли, лицо утратило болезненный вид. Спокойный взгляд бирюзовых глаз следил за ней.
-Харуно Сакура? – наконец прервал тишину Гаара. – Меня предупредили о вас, но где же Нара Шикамару?
- Казекаге-сама, - Гаара при этом поморщился. – Шикамару отлучился по делам.
Конечно же, девушка понимала, что «важные дела, порученные самим казекаге», просто предлог, чтобы провести время друг с другом.
-Я так понимаю, его «важным делом» является Темари? Но, скорее всего, это он является её «важным делом», недаром она так быстро покинула меня, как только узнала о двоих ниндзя из Конохи у главных ворот.
Сакура не знала, что ответить.
- Что Вы, просто у них дела… - попыталась защитить друзей Харуно.
Гаара понимающе ухмыльнулся, взглядом давая понять, что он отлично знает, что за дела у Шикамару с Темари, но сделает вид, что поверил её жалкому оправданию.
А затем он встал, и девушка отметила, что он ещё и ростом стал повыше. Если раньше она была чуть выше него, то теперь смотрела на него снизу вверх.
«Девятнадцать лет, а уже казекаге, – подумала Сакура, – вот и Наруто тоже хокаге станет».
Гаара вышел из-за стола и подошёл к ней.
- Ты, наверное, устала? – спросил он. - Давай я провожу тебя в твою комнату?
Харуно кивнула и последовала за Гаарой.

Пояснения:
* Готисоусама дэсита - Спасибо, было очень вкусно.

0

46

Глава 10. Этого не может быть.

Она до последнего надеялась, что он забудет про это или что он просто неудачно пошутил. Что он просто хотел показать ей своё превосходство. Но утром её разбудил стук в дверь. Открыв её, она увидела песчаного АНБУ, который сказал ей, чтобы она собиралась, так как позже за ней придёт Сам Кадзекаге.
Она шипела, матюгалась, нервничала, металась из угла в угол по комнате, но ослушаться не решилась. Всё-таки тот случай на кухне глубоко отпечатался в её памяти. Не стоит вновь испытывать судьбу.
Впрочем, особо собирать-то ей было нечего. Всё её барахло умещалось в небольшой рюкзачок.

Ровно в полдень в дверь опять постучали. На пороге стоял мрачный Гаара и казалось, будто это она его принуждает к совместному житью.
Только она открыла рот, чтобы высказать ему всё то, что она думает по поводу такого наглого использования затуманивающих разум техник, как он пальцами провёл по свои губам, молча приказывая ей заткнуться, а потом выдернул из её рук рюкзачок и пошёл к выходу из гостиницы.
Покрывая отборным матом всех представителей клана Собаку но, Сакура закрыла дверь, чуть было не продырявив замок ключом, и спустившись вслед за Кадзекаге, швырнула ключ в храпящего мужика, который должен был охранять посетителей гостиницы. Тот, захрюкав, разлепил свинячьи глазки и, завидев Кадзекаге, закудахтал, соскочил со стула и вытянулся по струнке. А Гаара не обратил на него ровным счётом никакого внимания и вышел из гостиницы. Наконец поравнявшись с ним, она недовольно заворчала:
- Это тебя должно волновать обслуживание гостей твоей страны…
- А кто сказал, что это меня не волнует? – вяло поинтересовался он. – Сегодня же он будет уволен…
- Жестоко… - протянула Сакура. – Но, может, лучше дать ему второй шанс? Всё-таки у него наверняка есть семья, дети…
- Это меня не волнует. Он спал на рабочем месте. И чего это ты заступаться за него решила? Сама же вроде бы только что жаловалась! – Он сверкнул в её сторону глазами.
- Не делай так. – Она поморщилась. Гаара усмехнулся.
- И ещё… - она сделала паузу. – Это не честно! Ты использовал запретную технику! Сама бы я ни за что не согласилась! – возмущённо воскликнула она.
- Ты разгромила архив с очень важными документами. – Он поморщился, припоминая состояние архива. – Так что теперь отказаться ты тем более не сможешь.
- Это почему же?
- Потому что, наверное, лучше жить у меня, чем в обезьяннике…
- Ты не посмеешь! – воскликнула она.
- А ты хочешь проверить? – Он усмехнулся. – Я имею на это полное право. Документы были действительно важны…
- Тогда в чём заключается спор? – сдалась девушка.
- Мне интересно, сможешь ли ты хотя бы месяц протянуть в компании моих родственничков. – Гаара усмехнулся. – Да и сходить с ума в одиночку как-то не интересно…
- Они же не… - Сакура остановилась.
- Да-да, они намного хуже Наруто. Да и воображение у них побуйнее и извращённее будет… - Он обернулся. – Чего встала? Идём, давай!
- Не пойду! Лучше в обезьянник! – заявила девушка и сложила руки на груди. – Мне хватило Темари, которая ушла и не вернулась! Это же!.. Это!.. – Она опять не нашла слов, чтобы описать ту дрянь, в которую вляпалась из-за блондинки.
- Да, именно. – Он кивнул. – А теперь шевелись.
- Я же сказала, что никуда не пойду!
Гаара пожал плечами и пошёл вперёд, оставив девушку стоять с открытым ртом.
- Вот скотина… - процедила она сквозь зубы и помчалась за исчезающим в толпе Кадзекаге.
Она смогла догнать его только тогда, когда он остановился около своего дома.
- Чего встал? – недовольно спросила она. Гаара ухмыльнулся и, распахнув дверь, склонился в небольшом поклоне, приглашая её войти первой.
- Добро пожаловать, мисс Харуно.
Фыркнув, девушка гордо прошествовала внутрь.
В прихожей было темно, но Кадзекаге быстро это исправил, щелкнув выключателем. Сакура вздрогнула. Эта обстановка казалась даже интимной, и девушка еле сдерживалась, чтобы не передёрнуть плечами. Она поморщилась.

И почему это она должна париться с его родственничками, когда уже сделала всю работу?

- Я сделала всю работу... – вдруг сказала она. Кадзекаге, уже шедший на кухню, обернулся.
- И?
- Как я объясню свою задержку? Месяц – это не пара дней, которые можно не заметить. Месяц – это долго… - она опустила взгляд. Гаара закатил глаза.

И зачем ему это нужно? Глупая девчонка. Почему именно она?!

- Я могу объяснить.
- Но…
- Хватит! – рыкнул он. Она вздрогнула.

Нельзя его бесить. Нельзя его бояться. Нельзя…
Почему она сразу так легко сдалась? Ведь могла же она… сбежать? И эти его странные вспышки гнева. Вроде только что он был спокоен как удав, а сейчас от него так и пышет недоброжелательностью и гневом.

Она непроизвольно скользнула взглядом к окну, которое был открыто нараспашку, и как ни странно Кадзекаге понял…
- Неужели я настолько противен тебе? – спокойно спросил он. Вся аура бешенства вмиг испарилась.
- С… с чего ты взял?! – испуганно взвизгнула она.
- Готов поклясться, что ты сейчас думаешь, как бы сбежать от меня… - он сделал паузу, ожидая, что она начнёт протестовать, чего к его удивлению не случилось. Сакура просто опустила голову. Тогда он продолжил. – Ты не сможешь уйти из страны Ветра. Да и из самой Сунны сбежать тебе будет очень проблематично. На всех постах предупреждены о тебе. К тому же за тобой постоянно наблюдают... – оповестил он её.
- Но так не честно! – воскликнула девушка и обиженно надулась. – Ты не имеешь права держать меня здесь! Я посол! Мирный посол!
- А я – Кадзекаге, и прошу, не забывай об этом. И пока мне будет казаться нужным держать тебя здесь, то так оно и будет.
Сакура сжала губы в тонкую полоску.

Перехитрить и сбежать…. Да, сбежать…

- Ничего у тебя не выйдет… - спокойно сказал он, увидев, что она вновь скользит взглядом в сторону открытого окна. Сакура фыркнула.

Провести его. Одурачить. Заставить поверить в то, чего нет, и слинять! Да! Так она и поступит.

Девушка ликующе хмыкнула, но, поймав на себе заинтересованный взгляд, попыталась сделать расстроенное лицо.

Он не должен догадаться. Ни в коем случае! Ведь Гаара не всепрощающий и сводящий к нулю все её шалости Наруто…

- Идём на кухню... – позвал Кадзекаге. Она последовала за ним. – Что будешь. Чай, кофе?
- Кофе... – кинула она. Гаара усмехнулся и со стуком поставил перед ней чашку.
- Кофе нет, есть только чай.
- Тогда зачем спрашивал? – возмущённо спросила она.
- А вдруг бы ты угадала? – он ухмыльнулся и отхлебнул из своей чашки.

Входная дверь хлопнула.
- Есть кто живой? – задорно спросили из прихожей. Никто не ответил. Гаара из принципа, а Сакура из-за того, что от странного приветствия подавилась чаем и сейчас пыталась откашляться.
- Подними левую руку вверх! – опять заорали из прихожей и через секунду в кухню залетел немного потрёпанный Канкуро. Сакура же всё пыталась откашляться.
- Блин, говорю же, левую руку подними вверх! – опять скомандовал братец Кадзекаге. Немного помедлив, Сакура всё же сделала то, о чём говорил Канкуро, и кашель тут же прекратился. Девушка удивлённо уставилась на довольного шатена.
- Это как? – хрипло спросила она.
- А так. Когда ты левую руку поднимаешь, то мышцы автоматически сокращаются. Вот и всё. Поэтому когда подавилась, нужно поднять левую руку вверх. А для левши - правую. – Объяснил ей Канкуро и, включив воду, стал мыть руки.
- Но я – медик, не знаю об этом, откуда об этом знаешь ты? – удивлённо спросила девушка.
- Он же кукловод… - напомнил её Гаара. – Он должен знать анатомию человека на отлично.
- А я медик и на отлично, по-твоему, знать её не должна? – возмутилась Сакура. Кадзекаге пожал плечами.
Канкуро выключил воду.
- Скажем так, это моё маленькое открытие. – Он ухмыльнулся. – А что ты здесь делаешь, Сакура?
- Живёт. – За неё ответил Гаара.
- То есть? – не понял шатен.
- Она здесь живёт. – Повторил Кадзекаге и, поманив девушку за собой, вышел из кухни. Сакура, понурив голову, поплелась за ним. Канкуро удивлённо посмотрел вслед её и рюкзаку, парящему на песчаной подушке чуть впереди девушки.
- Не понял… - пробормотал он и побежал за ней. Гаара уже поднялся на второй этаж.
Поравнявшись с девушкой, кукловод удивлённо спросил:
- То есть как, живёшь?
- А вот так. Живу и всё тут. И это не моё решение. – Проворчала она.
- Сакура! – позвал её Гаара, и Харуно поторопилась подняться.
- Это твоя комната. – Он открыл дверь.
- А… а где мои…
- Там… - Гаара указал рукой на пуф, который стоял у двуспальной кровати.
- А-а… - протянула девушка.

Канкуро стоял на лестнице и пытался переварить полученную информацию. Пока получалось плохо…

Сакура… Гаара… Сакура и Гаара…. Сакура живёт у них в доме… Песок Гаары, таскающий чужие рюкзаки… Вежливый Гаара… Странная Сакура… Сакура и Гаара…

Эти два имени никак не хотели вставать рядом… Получалось как-то коряво, ломано… Невозможно…
Канкуро хрюкнул, представив улыбающихся Гаару и Сакуру, держащихся за руки.

А может медику Конохи угрожает смертельная опасность? Вот его братишка и взял её под свою опеку…

Он мотнул головой. Ничто из того, о чём он сейчас думал, не подходило под земную логику. Так же, как если бы ему сказали, что Кадзекаге тайно занимается балетом, а Темари перекрасилась в брюнетку и ушла в монастырь!

Ему не хотят объяснять? Это что, секретно?! Какая-то там девка будет жить в их доме, а он даже не будет знать почему?!

Его пальцы сжались в кулаки и, громко топая, Канкуро помчался наверх. Ворвавшись в комнату, дверь которой была не заперта, он, видимо, прервал их разговор, потому что девушка стояла с открытым ртом.
- Так, я не понял!.. – начал он. Сакура закатила глаза. Кадзекаге тяжело вздохнул, еле сдерживаясь, чтобы не начать массировать виски.
- Теперь-то ты понимаешь? – тихо, почти шепотом спросил он. Харуно, не сводя с Канкуро взгляда, заторможено кивнула и пробурчала:
- Я уже сомневаюсь, что выдержу месяц…
Гаара усмехнулся.
- На неё охотятся… что ли… - Рвение докопаться до истины под хмурым взглядом Кадзекаге слишком быстро испарялось, и Канкуро пошёл на попятную.

Да какая вообще разница? Живёт и живёт! Не баржа же! Много места не займёт… Тем более по сравнению с Темари, это ангел во плоти… Да и долго с ними она всё равно не протянет…

- А-а… - он махнул рукой, – Добро пожаловать… - и удалился, тихо прикрыв за собой дверь.
Сакура перевела удивлённый взгляд на абсолютно спокойного Кадзекаге. Каменное выражение лица, расслабленная поза… Вот только взгляд такой… жгучий… что выдержать его долго просто невозможно.
Она отвела взгляд.

Ну, он же должен хотя бы чувствовать, что ситуация накаляется. Неужели ему настолько всё равно, что он даже не испытывает никакого неудобства?

В конце то концов, это просто невоспитанно!

А он всё разглядывал её.

И что же в ней такого?

Гаара нахмурился.

- Что? – спросила Сакура.
- Ничего. – Он ухмыльнулся. И медленно, шурша длинной мантией, вышел из комнаты, напоследок кинув: - Удачи. – И закрыл за собой дверь.

Она осталась одна. Он ушёл, а ощущение неудобства никуда не делось. Казалось, к нему ещё прибавилось ещё что-то более неприятное…
Девушка поморщилась.

Не стоит на этом зацикливаться. Аура здесь такая…

~ * ~

У него было ещё много дел. Нужно будет разобрать ещё кучу бумаг, а он думает только о ней…

Гаара тряхнул головой.

Что за ерунда?! Это уже начинает раздражать!

Договора, всякая ересь, ещё до кучи пятьдесят любовных писем, которые он, не задумываясь, отправил в мусорное ведро, письмо из Конохи, какая-то… Стоп! Письмо из Конохи?

Он удивлённо уставился на белый конверт адресованный ему.

Почему не свитком?

Вскрыв его, он достал оттуда аккуратно сложенный лист.

Не Наруто. Определённо не Наруто.

Развернув лист, его взгляд заскользил по строчкам. Чем дальше он читал, тем больше становилась туча над его головой.

Нет! Только не сейчас! Нет-нет-нет-нет…

Он не верил собственным глазам. Этого просто не может быть! Нет-нет-нет… Коноха не может быть повержена! Ведь только вчера ему пришло письмо от Узумаки… А он… он не может быть мёртв… Нет-нет-нет! Гнусное враньё! И если к этому причастны его родственнички, то он убьёт их! Это уже перебор!

В злости смял листок, но уже прицелившись, чтобы запустить его в ведро, передумал и оставил на своём столе.

Этого не может быть… Ублюдки, да как они посмели!..

- Юмико! – гаркнул он. В его кабинет тут же забежала его секретарша.
- Что, Кадзекаге-сама? – залепетала она.
- Канкуро и Темари ко мне. – Приказал он. – Быстро!
Женщина тут же вылетела из кабинета.

Канкуро пришёл раньше, так как искать его не было нужды, он до сих пор находился дома. Но Гаара решил подождать, когда все его родственнички будут в сборе и только тогда устраивать разнос.
Темари пришла пятью минутами позже. И на лице у неё было настолько чётко написано, что она не понимает, зачем они могли понадобиться своему братцу, что он даже засомневался в её причастности, но вовремя вспомнил, какая она великолепная актриса.

- Я слушаю.

Темари и Канкуро вытянулись по струнке, настолько был холоден и грозен голос Кадзекаге.
Первой осмелилась заговорить Темари.
- Я не понимаю о чём ты… – мягко сказала она.
- Вы часто выкидываете всякие штучки, - тихо начал он. – Но, видимо, мне не стоило закрывать на них глаза, потому что вы фигеете! Это уже перебор, дорогие мои! - рыкнул он и швырнул в сестру смятый лист, та его ловко поймала и, расправив, стала читать. Её брови встретились на переносице.
Канкуро решил заглянуть, что же так не понравилось его сестре, и тут же побледнев, отвёл взгляд.
- Гаара, это ты уже перебарщиваешь со своей подозрительностью! – взъелась она, пиля своего брата гневным взглядом. – Да, я не спорю, мы не самые спокойные и умные родственники, да и нормальными нас не назовёшь, но даже для нас это слишком! И ты это прекрасно знаешь!
Гаара опустил голову и зарылся руками в волосах.
- Ох, лучше бы это были вы… - прошептал он.
- Что ты собираешься теперь делать? – решил спросить Канкуро.
- Не знаю… Я не знаю…
- Прекрати! – воскликнула Темари. – Прекрати киснуть!
- Киснуть? – Плечи Кадзекаге затряслись. – Я, по-твоему, кисну!? – Он поднял на неё бешеный взгляд.
- Думай! Думай, что теперь делать! – воскликнула она.
- Темари, ты не черта не понимаешь… – Он тяжело вздохнул и откинулся на спинку кресла.
- Гаара, не забывайся... – недовольно проворчал Канкуро. – Хоть ты и Кадзекаге, но всё-таки мы твои старшие брат и сестра.
- Свободны. – Сказал Гаара и повернулся к окну.
Канкуро сжал кулаки.

Совершенно неуправляем. Иногда ему казалось, что Гааре попросту плевать на них. Всё равно.

- Идём. – Темари дёрнула его за рукав. – Идём.
Стиснув зубы, Канкуро всё же смог пересилить себя и развернувшись на пятках, быстро вышел за сестрой из кабинета, напоследок громко хлопнув дверью.
- Мне не плевать… - прошептал Гаара и опять схватился за голову. – Мне не плевать…

Он не верит. Он не верит в этот бред. Но если они не причастны к этому, то…

Он тихо зарычал.

Нет-нет-нет… Он должен сам убедиться в этом. Увидеть собственными глазами. Увидеть эту разруху. Увидеть его… труп… Даже если это всего лишь уловка, чтобы выманить его из Суны, он не сможет сидеть на месте.

- Юмико! – опять заорал он. Секретарша тут же появилась в его кабинете.
- Оповести отряд номер три и двенадцать, что завтра они выходят на задание… в Коноху… - хрипло сказал он.
- Кадзекаге-сама, вы с ними? – тихо спросила женщина. Он перевёл на неё тяжёлый взгляд.
- Да…
Поклонившись, Юмико оставила его в одиночестве.

Чёрт-чёрт-чёрт! Как же он сможет сказать это Ей? Чёрт!

Гаара резко встал и, накинув на плечи мантию, вышел из кабинета.

Он не сможет скрыть от неё это. Это будет слишком подло по отношению к ней, тем более, если она вдруг соберётся возвращаться и так и не найдёт куда…

Сакура встретила его в прихожей. В её руке был лист. Но она не плакала. Наоборот, была спокойна как никогда. Он ещё никогда не видел её настолько спокойной… Настолько неживой…

- Ты знаешь? – его голос не дрогнул, его лицо не изменилось. Как будто ему всё равно.
- Да… - она не отвела взгляд, как делала это обычно. Она смотрела ему в глаза, но ему казалось, что она не видит его.
- Ты веришь? – Он повесил мантию на вешалку, так и не сводя с неё испытующего взгляда.
- Нет. – Уверенно ответила она. – Я иду с тобой.

Она удивила его…

- Откуда ты знаешь? – удивлённо спросил он.
- Я знаю… Ты ведь тоже не веришь… - Сакура улыбнулась кончиками губ. – Ты же уйдёшь завтра же?
Гаара кивнул.
- Я с тобой…
Он глубоко вздохнул и, обогнув её, побрёл в зал. Она пошла следом за ним. Гаара сел на диван и опёрся руками о колени. Сакура села рядом и, облокотившись на спинку, закрыла глаза.

Только бы не разреветься…

Сакура открыла глаза и покосилась на Кадзекаге. Тот смотрел в стену, но был явно не здесь. Тяжело вздохнув, Сакура опять закрыла глаза.

- Ты веришь… - внезапно услышала она. – Ты веришь в меня?
Он повернулся к ней.
- Не знаю… Наверное… - она смутилась и отвела взгляд.
Он усмехнулся.

«Наверное».

Дальше говорить не хотелось. И тишина их более чем устраивала.

Гаара думал о многом. Впредь до тактики, которой они буду следовать. Он вспоминал каждую строчку письма, полученного им. Думал о Сакуре. Почему он не сопротивлялся, когда она сказала, что пойдёт с ним? Это глупо и безответственно! Ведь Наруто просил его! А толку? Она бы послушалась его и осталась? Ну, конечно! Скорее Сунна лишилась бы своего Кадзекаге, чем Сакура согласилась остаться. Точнее, она бы и убила его, только заикнись он об этом. И убила бы очень болезненным способом…

Внезапно он почувствовал тяжесть чужого тела и перевел недоуменный взгляд на розоволосую голову, устроившуюся на его плече.

Что это? Спит?

Он повёл плечом. Голова Сакуры соскользнула с его плеча и медленно сползла на его колени. Громко причмокнув губами, девушка повернулась и уткнулась носом в его живот.

Признаться, в такой ситуации он был впервые. Что будет правильнее: оставить её так или отнести в комнату?
Наверное, второе, но первое было куда приятнее. Тем более она могла проснуться, а ему больше нравилась спящая Сакура, чем Сакура, которая не выспалась…

Улыбнувшись собственным мыслям, он откинулся на спинку дивана и вскоре задремал.

~ * ~

Тупая боль по всему телу.

Откуда она? Где я? Кто я?

Повертев головой по сторонам и так ничего и не увидев, он побежал.
Свечи. Много свечей. И одна за другой гаснут…

- Кысь, кысь, кысь…

Опять. Он нахмурился и остановился. Прищурившись, он смог разглядеть безобразный силуэт впереди. Ни на что не похожий.

Что это? Кто это? Где это?

Нечто замерло, а потом стало быстро приближаться, туша вокруг себя свечи.

- Убирайся! – закричал он, но с места не сдвинулся. Его затрясло, от взявшегося из ниоткуда, гнева.

Кто ты? Что ты? Где ты?

- Кысь, кысь, кысь… - захрипело Нечто и, сделав два по-кошачьи элегантных прыжка, оказалось рядом с ним.
Он отступил. Не потому что ему стало страшно, ему было безумно противно… От Этого воняет кровью… разложившемся мясом… Да так, что на его затылке зашевелились волосы, а глаза заслезились.

- Кысь, кысь, кысь… - захрипело старческим голосом Нечто.
- Убирайся! – громко повторил он.
- Может, ты захочешь, чтобы и я убрался? – загрохотал чей-то до безумия знакомый голос.
Зашуршал песок и он, увидев два жёлтых глаза светящимися в кромешной тьме, шарахнулся в сторону.
Заржав, песчаный демон появился во всей своей красе, подмяв под себя и потушив добрую тысячу свечей.
- Шукаку… - одними губами прошептал он и бросился прочь. Нет, сейчас он слишком слаб, чтобы сражаться с ним…

Кысь довольно хрюкнула и резво запрыгала по рельефному телу Шукаку. Пытаясь отмахнуться от назойливой мухи, демон снёс ещё добрую тысячу свечей и заорал, когда Кысь укусила его за палец и побежала вверх по руке.

Он остановился и с удивлением стал смотреть на странное сражение. Оказывается, он не так далеко убежал… Точнее ни на дюйм не сдвинулся с места. Но тогда откуда же усталость и одышка от бега?

Кысь запрыгнула Шукаку на нос и дунула. Демон сморщился от зловонного дыхания и зашипел, поняв, что стал рассыпаться.

Он надеялся сегодня повеселиться…

- Я вернусь… Ты знаешь… - на последок прошуршал он и исчез, рассыпавшись горой песка, которая вспыхнув, превратилась в море воска.

Кысь сморщила свою отвратительную морду, от чего стала ещё страшнее, и бухнулась на задницу. А он стоял, не решаясь подойти. Нечто, поймав его взгляд на себе, хитро сощурилась и поманила его к себе безобразным пальцем.
- Кысь, кысь, кысь…
Он сделал к ней неуверенный шаг. Шаг был маленьким, но он приблизился к этому странному существу чуть ли не наполовину пути, что был между ними.
- Ты… ты помогла мне… - ему почему-то захотелось назвать Это в женском роде.
Кысь возбуждённо захрюкала и опять поманила его. Он опять шагнул к ней, но уже более уверенно. Шаг опять оказался огромным, чуть ли не три метра, от этого у него даже закружилась голова. Будто когда его ноги отрывались от поверхности, земля сама прокручивалась под ним, приближая к Кыси.
Кысь подвинулась к нему на заднице, и их пальцы уже должны были соприкоснуться, когда он почувствовал какой-то дискомфорт и услышал крик:

- Наруто!

Гаара распахнул глаза и удивлённо уставился на вжавшуюся в него Сакуру. Девушка так сильно обняла его за талию, что ему даже стало больно.
- Наруто… - прошептала девушка и немного ослабила хватку.
Гаара глубоко вздохнул и запрокинул голову на спинку дивана. Спать уже не хотелось, но и вставать тоже… Он не помнил, что ему снилось, но почему-то было ощущение какой-то незаконченности.

Было так приятно чувствовать чужое тепло. Так хорошо…

Сакура обняла его, вжалась, будто хотела раствориться в нём.

Он нужен ей? Хотя бы сейчас? Нужен? Да, нет?

Он попытался заглянуть ей в лицо, но было слишком темно, да и она уткнулась носом в его живот, и её волосы скрыли лицо совсем.
Её розовые волосы… Розовые…

Он ухмыльнулся.

Гаара запустил в её волосы пальцы и стал аккуратно перебирать пряди. Немного жестковатые, но приятные…
Девушка поморщилась и накрыла своей ладошкой его ладонь. Гаара замер.

Что делать? Оставить? Нет, наверное, это не правильно? Или нет? Почему, чёрт возьми, он не знает?!

Он медленно высунул свою ладонь из под её. Девушка недовольно засопела и рукой стала искать утерянное тепло. Она сперва наткнулась на его ремень, но тот был холоден, и Сакура опустила руку ниже…

Гаара зажмурился.

Вот теперь точно нужно отнести её в свою комнату или хотя бы убрать её руку оттуда…

Кадзекаге осторожно взял её за запястье и потянул его вверх, но, видимо, Харуно не хотела расставаться с найденным теплом и поэтому вцепилась, не давая ему убрать свою руку.

Гаара занервничал.

Нужно что-то придумать. Нужно что-то…

Он нахмурился.

А зачем?

И нагло ухмыльнувшись, развалился на диване.

Не он же её руками управлял, в конце-то концов!

А Темари с Канкуро, из пальцев которого шли невидимые нити чакры, сидели под дверью и тихо умирали со смеху, припоминая всё то, что бы они хотели получить за молчанье…

Долбясь туда, где нет никого,
Мы ищем тех, кто нас поймёт.
И мчась туда, где пусто всё,
Мы натыкаемся на Лёд.
Ты, Лёд, скажи нам: где же все?
И мы отстанем и уйдём,
И не растопим, не побьём твой водяной хрусталь…
Но Лёд молчит, и мы боимся,
Что и он от нас уйдёт.
И заревём мы и помчимся
Всё туда же, всё вперёд…

Глава 11. День недоумения.

Когда Гаара проснулся, то, к своему огромнейшему удивлению, обнаружил у себя на коленях спящую Сакуру. Девушка в своём забытье выглядела довольно-таки мило и невинно, если не вдаваться в подробности, а точнее, не вспоминать вчерашнее…

Стрелка часов показывала без пяти пять, а на кухне уже бренчала посуда, от звяканья которой он и проснулся. Зная своих родственничков, которые никогда и ни за что не вставали раньше восьми утра, и то, если только на них хорошенько наорать, то он посчитал правильным, что к ним забрались воры. Логическая цепочка лениво ползла дальше, приведя его к выводам: либо воры не местные, либо идиоты.

Гаара осторожно выполз из-под Сакуры и неторопливым шагом, стараясь как можно меньше шуметь, направился на кухню.

Он уже прокрутил в голове тысячу техник, которые можно было бы опробовать на ворах, пока дошёл до места назначения. Но к его огромнейшему изумлению он обнаружил там своих подвыпивших и часто икающих родственничков. Кадзекаге так и застыл в проходе. Темари с Канкуро его не замечали…
Икнув, его братец дрожащей рукой поднял чашечку с саке и, пробормотав что-то невнятное, попытался чокнуться с такой же дрожащей чашечкой блондинки, но промахнулся, и саке выплеснулось его сестрице на грудь. Гаара сморщился, готовясь к буре, которая последовала через несколько секунд после происшествия…
Темари пьяно загоготала.
Убедившись, что девушка не злиться, Канкуро тоже захихикал. Даже в таком невменяемом состоянии инстинкт самосохранения у Собаку Но не отключался. А Гаара застыл с открытым в изумлении ртом.
Всё так же гогоча, Темари мотнуло в сторону и содержимое уже её чашечки выплеснулось девушке на грудь. Канкуро ткнул в неё пальцем и заржал в голос.

На немой вопрос Кадзекгае: «Сколько же они выпили?», Гаара нашёл ответ в виде двух бутылок на столе, одна из которых была наполовину пуста, трёх под столом и одной прямо у своих ног.

Видимо, начинали они ещё в коридоре…

- Как же в вас столько влезает… - наконец, привлёк к себе внимание Кадзекаге и пошёл к брату с сестрой. Те уставились на него косящими глазами.
- Га… га… - попыталась сказать его имя Темари, что у неё так и не получилось. На её лице отразился долгий и мучительный процесс раздумий, который через секунду превратился в туповатую улыбку от уха до уха. Гаара тяжело вздохнул и шагнул к сестре.

- Га-га-га! – взвизгнула она, когда Кадзекаге подхватив её подмышки, стал вытаскивать из-за стола.
Девушка стала брыкаться, а Канкуро смотрел на разворачивающуюся перед ним картину с ненормальным для него пофигизмом.
- Темари, прекрати! – зашипел Гаара, когда его сестрица повторно попыталась выколоть ему глаза. Естественно, блондинка его не послушала и попыталась повторить своё злодеяние и таки изувечить Кадзекаге, но Гаара, ловко поймав её руку, вывернул. Оставалось только гадать, как в таком состоянии его сестрице умудряется почти попасть в цель. Парень перевёл взгляд на Канкуро, который был не в лучшем состоянии. Ведь его тоже тащить придётся.
Матюгнувшись, Гаара опустил девушку на пол. Та расплылась в довольной улыбке и облокотилась о его ноги спиной.
- И чего это вы решили напиться? – язвительно поинтересовался Кадзекаге. Естественно, ответа не последовало.
Гаара фыркнул и, подняв руку, зашевелил пальцами. Тут же на кухню через окна стал залетать песок и, подхватив его брата с сестрой, разнёс их по своим комнатам.
- Тем лучше… - пробормотал Каге. – Не придётся уговаривать остаться в деревне…
Гаара огляделся. Его взгляд остановился на пузырьке, стоявшем на подоконнике. Кивнув, будто соглашаясь сам с собой, парень подошёл к холодильнику и, достав с него ручку и лист - он всегда оставлял их там - стал писать письмо, которому его родственничкам придётся следовать.
Кадзекаге подошёл к окну и взял с подоконника пузырёк, тот был липким, и приклеил бумагу на него, так как послание было не очень большим, как раз было удобно прочесть то, что там было написано.

Через два часа они уже должны быть у ворот. Следовало разбудить Сакуру, чем он и занялся. Пока парень будил девушку, он узнал о себе очень много нового… Но стоило ему только заикнуться о том, что тогда в Коноху он отправится без неё, как Сакура тут же проснулась и помчалась умываться.
Не сказать, что он был недоволен этим, но некоторое разочарование и даже обида всё равно присутствовали. Он-то думал, что эта фурия устроит грандиозный концерт, а кроме: «Да пошёл ты!..» и «Да знаешь, кто ты?!..», он так ничего и не услышал.

Уже через пять минут перед ним стояла бодрая Харуно, готовая к действиям… И как только девушка узнала сколько времени, она тут же решила проверить эту самую готовность к действиям на Кадзекаге.

- Да какого хрена ты разбудил меня в такую рань?! В кои-то веки я могла нормально поспать! – визжала девушка, не переставая запускать в него всё, что только попадалось под руку.
- Так значит, тебе понравилось спать со мной? – неудачно пошутил Гаара. Лицо девушки покрылось красными пятнами. Атака лампами, статуэтками и горшками с цветами резко прекратилась.
- Что ты сказал? – сощурившись, прошипела девушка.
Пожалуй, вот он и добился своего концерта, чему был неимоверно рад.

С появлением в его жизни этой Мегеры, он стал чаще улыбаться… Гораздо чаще…

- Что слышала… - небрежно бросил он и взмахом руки приказал песку расставить все пойманные вещи по местам.
- Да я…
Он перебил её специально, чтобы разозлить ещё больше.
- Что?
- Да я твои лупалки тебе на задницу натяну, и моргать заставлю! – завизжала она и бросилась на опешившего от такой угрозы Кадзекаге.

Они катались по полу, сперва рыча и матюгаясь, а потом кто-то из них первый начал хихикать и, вероятнее всего, это был Гаара, так как Сакура не могла позволить себе такой роскоши, ведь она кусала его. Парень щекотал её, чтобы она отцепилась, наконец, от его руки, вот только девушка только сильнее сжимала челюсть, потому что ей тоже безумно хотелось расхохотаться.

Кто бы мог подумать, что их перепалка выльется во что-либо подобное…

- Что здесь… - услышали они, и так и не отцепляясь друг от друга, вывернули шеи под невообразимым углом, уставившись в проход зала.
Вцепившись в дверной косяк, там стояла Матсури. Лицо шатенки было бледным.
Парень с девушкой резко оттолкнули друг друга, и, на ходу поправляя одежду, встали. Кадзекаге прокашлялся, привлекая к себе внимание неожиданной гостьи, которая до сих пор стеклянными глазами смотрела на то место, где застала их. Девушка медленно перевела на него затравленный взгляд.
- Я… я… я-я… - попыталась заговорить она. – Я… я просто… просто хотела… - она замолчала, так и не закончив. Гаара и Сакура тоже молчали.
Матсури глубоко вздохнула.
- Я просто хотела пойти вместе с вами, Кадзекаге-сама… В смысле, из дома… с вами… - уже более уверенно сказала она.
- А-а… Ну, ладно… Просто ты немного рановато… - неуверенно ответил Гаара.

Эта девушка всегда ставила его в тупик. Он не знал, как правильно с ней общаться, ведь Гаара был не туп и прекрасно понимал, какого общения она от него желает. Но, к сожалению, взаимностью ответить не мог. Она не привлекала его как девушка, да и другом её назвать он тоже не мог, так же как и ученицей, ведь она ненамного младше его самого.

Он просто не понимал её…

- Я же знаю, что вы всегда рано встаёте … - тихо сказала девушка, но всё же они услышали это. Сакура отвела взгляд.

Это та ситуация, в которую она меньше всего хотела бы попасть…

Гаара удивлённо уставился на Матсури.

Да, и правда… Она всегда, если им было по пути, заходила за ним…

Если Гаара не до конца понимал всей тонкости и трепетности отношения этой девушки к себе, то Сакура это прекрасно понимала и осознавала… Поэтому она и пыталась не смотреть на Матсури. Она не знает эту девушку настолько, чтобы предсказать её реакцию…

- Я… я тогда пойду? – неуверенно спросила шатенка.
- Куда? – недоуменно поинтересовался Гаара.

Если она пришла сюда, чтобы идти с ним, тогда зачем уходить?

- Туда… - пискнула девушка и, еле отцепив одеревеневшие пальцы от дверного косяка, резко развернулась на пятках и скрылась.
Они услышали, как тихо захлопнулась входная дверь…

Кадзекаге перевёл на Сакуру взгляд и невольно вздрогнул. Харуно явно была недовольна. Очень недовольна…Но она не смотрела на него.

- Она… - хрипло начала девушка и прокашлялась. – Она твоя девушка?
- Нет. – Он удивлённо захлопал глазами.

Зачем ей спрашивать это, если она прекрасно знает ответ? Да и вообще, с чего это ей этим интересоваться?!

- Подруга, да? – опять спросила Сакура.
Гаара нахмурился.
- Нет.
- Тогда… почему? – она, наконец, посмотрела на него.
- Что - «почему»? – язвительно поинтересовался он.

Что она хочет от него? Зачем она вообще пристала к нему с этими дурацкими, не имеющими смысла вопросами?!

- Почему она пришла за тобой, если она тебе даже не подруга?! – вспылила девушка.
- Она всегда заходит за мной, и что с того? – огрызнулся парень.
- Понятно… - вдруг спокойно сказала она. Гаара цокнул языком.

Как же его это всё достало…

- Собирайся, скоро выходим… - кинул он и пошёл к лестнице.

~ * ~

Ох, как же ей сейчас хотелось сдохнуть. Наверное, ей впервые в жизни так хотелось распрощаться с этой самой жизнью…

Замычав, Темари попыталась перевернуться на живот, но от этого движения ей показалось, что её мозг проткнуло тысяча раскаленных спиц, да и рвотные позывы стали только сильнее…

Это состояние сестрица Кадзекаге даже в случае потери памяти, - которая, похоже, у неё и была, так как девушка, как ни старалась, а вспомнить хотя бы что-то так и не смогла - не могла бы забыть…

Интересно, в честь чего она так напилась?

Темари сморщилась от ужасной головной боли и, ещё раз попытавшись перевернуться, чертыхнулась: у неё ещё и правую ногу свело… Шипя как самая свирепая гадюка, девушка попыталась размять ногу и, в судороге дернувшись, грохнулась на пол. Послышался протяжный стон.

- Гаара, убью… - заскулила девушка. – Козёл, специально же такие высокие диваны поставил…

Когда Темари, опираясь о диван, уже почти встала, её ноги вдруг разъехались, и девушка опять грохнулась на пол, не слабо приложившись лбом о боковушку дивана. Всё это вкупе с дикой головной болью и до сих пор ноющей отлежанной ногой было хуже самой ужасной пытки, к тому же, когда она стукнулась лбом об боковушку, она прикусила язык. Все непечатные слова, которые сестрица Кадзекаге только знала, кончились, так как даже вместе они не могли описать всё то дерьмо положения, в котором она оказалась. Так что ей оставалось только тихо скулить, уповая на свою жуткую судьбу…

Скрипнула дверь.

Темари попыталась приподняться, чтобы разглядеть того, кто пришёл по её голову и, увидев привалившегося к дверному косяку Канкуро и смотрящего на неё немного косящими глазами, она готова было взвыть ещё громче. Помять услужливо показала тот момент, когда они чокались… Девушка зажмурилась.

Позорище…

- Чего встал там, помоги! – приказным тоном сказала Темари.

Канкуро улыбнулся немного кривоватой улыбкой и, под недоумевающим взглядом сестры, стал сползать на пол. Встав на четвереньки, парень медленно и шатаясь из стороны в сторону, пополз к сестре. Темари же просто хлопала огромными глазищами, так как такого никак не ожидала…

Когда Канкуро был рядом с ней, он протянул сестре руку. Взявшись за неё и опираясь на спину брата, Темари вновь попыталась встать. Канкуро последовал её примеру.

Держась друг за друга, и перевешивая в случае падения, они кое-как дошли до лестницы. Дальше было легче. Брат с сестрой просто скатились вниз на заднице. Шипя сквозь сжатые зубы и потирая пятую точку, они поползли на кухню.

- Дотянешься? – хрипло спросила Темари, взглядом указывая на бутылочку, стоящую на подоконнике. Усмехнувшись, Канкуро, у которого вестибулярный аппарат был куда лучше, чем у сестры, встал на колени и, без происшествий достав бутылочку, попытался откупорить пробку.
- А это точно то? – поинтересовалась девушка и уже тише добавила. – А то нам ведь на работу ещё …
Канкуро пробормотал что-то нечленораздельное и, поднеся бутылочку к глазам, попытался прочесть то, что было написано на бумажке.
Иероглифы смазывались, никак не желая складываться в нормальные слова, и он так и не смог понять своим пьяным мозгом, что, собственно, там вообще написано.
Темари смиренно терпела, но и её терпение не вечно, так что выдернула бутылочку из мягких рук брата и попыталась сама прочесть…
- Ка… Канкуро и Те… и Темари… - смогла она разобрать и нахмурилась. В голове прояснилось, и она уже не таким заплетающимся языком продолжила… – Но, скорее всего, Темари… - она поморщилась. Желание читать дальше пропало. Но куда деваться ведь уже понятно, чьими стараниями это оказалось здесь… - Раз ты это читаешь, то меня уже нет в Суне. Я отбыл на неопределённое количество времени, ты знаешь куда, ты знаешь, зачем и почему. Так же ты знаешь, что это значит…Сакура со мной. - Последнее предложение она уже прошипела сквозь зубы.
- Вот неблагодарная скотина! – Вдруг воскликнул Канкуро, заставив Темари вздрогнуть. – Опять нас не взял!
Темари посмотрела на брата недовольным взглядом, а тот будто не замечая его, спросил:
- Ну, и кто на это раз будет Кадзекаге-самой? Уж точно не я… - Он ухмыльнулся и скосил на сестру глаза, так как шея категорически отказывалась двигаться и, наткнувшись на свирепый взгляд сестры, добавил:
- Я в прошлый раз был…
Темари тяжело вздохнула и покачала в миг отрезвевшей от такой «весёлой» новости головой.
- И надо же нам было на радостях так напиться…

~ * ~

Она уже давно потеряла счёт времени, а эти пески всё не заканчивались…
Всего два цвета: голубой и бежевый, от них уже тошнило. Она сохла, задыхалась в этом однотонном ужасе. Изнемогала…
Почему-то, пока они были в Суне, так плохо ей не было. Наверное, потому что у неё не было свободного времени, чтобы до вывёртывания наружу кишков налюбоваться пустыней?

- Ты в порядке? – услышала Сакура и перевела затравленный взгляд на абсолютно спокойного Кадзекаге.
- Да… Только… - она запнулась. – А-а… Забудь…
Гаара безразлично пожал плечами и обогнал её, вновь встав во главе группы из восьми человек.
Сакура сдула с лица выбившуюся прядь волос и недовольно фыркнула.
- Индюк! – сквозь зубы выдала она и, неожиданно услышав одобрительный смешок, перевела взгляд в сторону.
- Это точно… - Улыбнулась ей кареглазая блондинка, отдалённо напоминающая Цунаде, и поравнялась с ней. Сакура уставилась на неё удивлённым взглядом.
- Я – Сен из клана Ко, а ты ведь Сакура Харуно из страны Огня, верно? – поинтересовалась девушка.
- Ну, да… Приятно познакомится, Сен…
Блондинка доброжелательно улыбнулась.
- А ты не знаешь случайно, почему Матсури сегодня такая? – вдруг спросила блондинка.
Сакура нахмурилась.

Какая – «такая»?

Харуно перевела взгляд на спину опережающей их на пару-тройку метров Матсури и задумчиво мотнула головой.
- Не знаешь?.. Жаль… - вздохнула блондинка. Но в интонации новой знакомой Сакура не обнаружила и толики сожаления.

Сплетница? Возможно…

- Хотя я, наверное, и сама знаю! – неожиданно весело воскликнула Сен и выдала на распев: - Ведь наша непробиваемая сегодня пришла без своего ненаглядного Кадзкеаге-самы…
- Зачем ты так говоришь?! – вспылила Сакура и одарила девушку возмущённым взглядом.

Зачем она ей это говорит?

Сен пожала плечами.
- Наверное, потому что это правда…

И на кой чёрт Ей сдалась эта Её правда?!

Харуно фыркнула и ускорила бег, оставив позади уж слишком довольную её реакцией сплетницу или не сплетницу…
Она потом с этим разберётся, на сухие мозги не очень-то думается.

А Матсури и правда была какой-то подавленной…

~ * ~

- Ну, давай! Гаара никогда не опаздывает на работу, и ты это прекрасно знаешь! – Темари нависла над развалившемся на диване братом.
- А я-то тут при чём? Твоя очередь! – заявил Канкуро, накрыв голову мохнатой подушкой.
- Страх потерял?! – рыкнула блондинка и пнула диван, но поделать с неверным братом всё равно ничего не могла. Ведь он был прав, на этот раз её очередь…
Заметив, что сестрица поубавила пыла, Канкуро выглянул из-под подушки.
- Не боись, сестрёнка, я буду рядом! – язвительно кинул брат и опять спрятал голову под подушку, а Темари с трудом удалось сдержать себя, чтобы не пнуть этот дурацкий, всегда раздражающий её, диван снова, но на этот раз уже с применением чакры. Удерживал её лишь тот факт, что при этом злодеянии Канкуро абсолютно точно пострадает, а он ей и правда пока нужен…

Шипя сквозь зубы разнообразные ругательства, Темари стала складывать печати, но, видимо, её непутёвому братцу опять что-то не понравилось, так как он остановил её самым наглым и неуважительным к её персоне способом – запустил в неё той самой, мохнатой подушкой.
- Ну, что тебе? – недовольно проворчала девушка. Сил на истерики больше не было, последние два часа они только и делали, что орали друг на друга, да дрались.
- Переоденься. – Приказал Канкуро и приподнялся на локтях. – Этой технике нужен постоянный контроль. Ладно, два-три часа, но тебе же весь день нужно!..
- Я что-то не поняла… Ты сомневаешься в моих способностях?! – заверещала блондинка и уже была готова наброситься на брата, когда получила ответ.
- Я – кукловод, тогда не смог удержать контроль… - раздраженно сказал Канкуро. – Наверное, легче следить только за телом, ты его чувствуешь хотя бы, чем ещё и за одеждой.
Скрипя зубами и в бессилии сжимая кулаки, Темари не могла не признать, что парень-то дело говорит.
- Хорошо… - тяжело вздохнув, согласилась она.
Улыбнувшись во весь рот, Канкуро соскочил с дивана и помчался на второй этаж в покои Кадзекаге. Восстановив душевное спокойствие, девушка последовала за ним.
Когда она уже зашла в комнату младшего из братьев, Канкуро уже стоял с вещами Гаары на руках, мантией Кадзекаге на плечах и шляпой на голове.
- А ты не офигел? – гаркнула она, и резким движением, так, чтобы сделать как можно неприятнее или даже больнее, содрала шляпу с головы брата. Но Канкуро на это не обратил ровным счётом никакого внимания, вручил всё шмотьё сестре и, сделав ей ручкой, удалился из комнаты, оставив Темари мысленно расчленять всех причастных к тому, что будет через несколько минут… Особенно, конечно, она усердствовала над братьями.

Припомнив как ей было весело тогда, когда «Кадзекаге» был Канкуро, ей стало ещё хуже…

Но деваться было некуда и, шумно выдохнув, Темари стала стягивать с себя верхнюю одежду и надевать на себя вещи Гаары.
Со штанами проблем не было, правда, когда она натягивала их на бёдра, те как-то подозрительно затрещали. А вот с футболкой и плащом дела обстояли намного хуже…
Бюст у сестрицы Кадзекаге был не маленький, а Гаара не любил широкие вещи, так что вся одежда у него была «по фигуре».
Шипя и матюгаясь, уже который раз за это утро, Темари всё же смогла натянуть футболку, но при этом ей пришлось снять бинты, держащие грудь.
Ткань противно трещала при каждом движении. Блондинка раздражалась всё больше, а этот дурацкий плащ, с доброй сотней всяких примочек и застёжек, всё никак не застёгивался.

Ох, как жаль, что в резиденции сидит так много умных и одаренных людей, иначе можно было бы обойтись лишь «хенге»…

Плюнув на это неблагодарное дело, потому что ей так и не удалось застегнуть ни одного ремешка, Темари оставила плащ распахнутым. Накинув на плечи мантию Каге, и надев на голову шляпу, она вышла из комнаты, мысленно приготовившись к язвительным комментариям, которых, к её огромнейшему удивлению, так и не последовало.
На лице Канкуро чёрным по белому было написано, что он хотел бы посмеяться, но, увы, всё настолько плачевно, что уже не над чем…
- Что, так плохо? – уныло поинтересовалась девушка.
- Ннн… да… - только и смог выдавить кукловод.
- Блин, я сейчас задохнусь… - горько пожаловалась Темари и попыталась оттянуть ворот майки, не удалось, только ткань опять затрещала…
- Ох, Гаара-Гаара… Когда ж ты вырастешь то… - обратилась она к потолку и, переведя самый грустный взгляд на который была только способна на брата, умоляюще спросила:
- Может, всё-таки ты, а?
Канкуро проигнорировал её вопрос.
- Давай уже!.. Опоздаем ведь! – сказал он, не смотря на сестру - попасться на её уловку с грустными глазками, как в прошлый раз, ему не очень-то хотелось - и, развернувшись, направился вниз по лестнице.
Темари обречённо вздохнула, сложила печати, и уже через секунду на её месте стоял более чем недовольный Гаара.
Ковыляя и расставляя слишком широко ноги, ”Гаара” спустился вниз по лестнице. Канкуро элегантно раскрыл дверь и склонился в шуточном поклоне. Фыркнув, Темари кое-как вышла на улицу.
- Чёрт, нужно усовершенствовать это дзюцу… - прошипела Темари. Канкуро усмехнулся.
- Вряд ли нам что-нибудь удастся… - задумчиво изрёк Канкуро, смерив её изучающим взглядом, и захлопнул за собой дверь. – И, да… Не забывай, хоть внешне и кажется, что ты - наш хрупкий и немощный со взглядом людоеда знающего толк в мясе братец… Но ты же, наверное, поняла – это только иллюзия. Одежда тебе по-прежнему жмёт и если кто вздумает тебя ”полапать”, то нащупает в пространстве вокруг тебя не совсем то, что видит. Поняла?
- Поняла! Не тупая. – Огрызнулась Темари и сделала несколько шагов.
- Ноги вместе сдвинь и не горбаться, а то, как будто в штаны наложила… - прокомментировал её походку Канкуро. Стиснув зубы, девушка решила последовать совету брата, выпрямилась и сдвинула ноги вместе. За этими действиями последовал треск. Там, где бёдра, на месте карманов, штаны разошлись по швам. Хорошо хоть мантия Каге скрывала всё это безобразие, но вполне была возможность, что одежда просто порвётся надвое и свалиться с, на вид хилого тела.
- Ну, ёлы-палы! – всплеснул шатен руками. – Что там опять?
- Кажется, штаны порвались… - прошептала Темари.
Канкуро нагнулся и отодвинул полы мантии и смог лицезреть весьма не весёлую в их положении картину.
- Чёрт! – выругался он. – Что-то делать – времени нет. Так что я прикреплю к твоей одежде нити чакры, и буду держать её… - немного подумав, он добавил. – Если что…
- Давай уже… - хмуро приказала девушка.

Наконец, закончив со своими махинациями, они пошли по улице.
- Ты должна сделать так, чтобы я весь день был рядом… - тихо сказал Канкуро.
- Блин, ты реально считаешь, что я такая тупая?! - взъелась блондинка. Нынешний порядок дел её более чем не устраивал.
- Нет, я просто напомнил… - приторно сладким голоском ответил ей брат, и Темари как никогда захотелось ударить его по голове чем-нибудь тяжёлым.

Отсутствие любимого веера не внушало большего энтузиазма, а только злило, так что девушка была вся на нервах.

- Всего бы этого не было, если бы ты только согласился идти сам! – процедила она сквозь зубы. – И всё бы было нормально…
- Нормально? – зашипел шатен. – Да ни черта ничего ”нормально” бы не было! Будто ты не помнишь…
- Ну и что… - Темари передёрнула плечами, от чего одежда опять затрещала. Девушка зыркнула на брата злым взглядом, тот поморщился.
- Что там опять порвалось? – обречённо поинтересовалась она.
- Пока ничего, но если ты и дальше будешь двигать плечами и так глубоко дышать то, майка разойдётся по швам.- Предупредил он её.
- Великолепно! Просто великолепно!

~ * ~

Сакура ликовала.

Там, впереди, зелень!

Уже сейчас кактусы и верблюжьи колючки стали встречаться гораздо чаще, не то, что пару часов назад…Тогда вообще ничего не было. Один песок и чистейшее, кажущееся даже каким-то мёртвым и ненастоящим небо. Абсолютная пустыня, пугающая своей пустотой и сухостью.

А там, впереди, жизнь! Жизнь, которой она уже так давно не видела. Настоящая, живая жизнь, готовая встретить их с распростертыми объятьями.

И она их встретила…

Уже темнело, когда они, наконец, ступили на нейтральные земли. До границы страны Огня оставалось ещё около полудня пути в таком же бешеном темпе, что и до этого. Было решено остановиться на ночлег, так как если в пустыне можно без особых проблем передвигаться и ночью, так даже удобнее, то по лесу в ночью не пойдёшь…
Место было не самое лучшее, маленькая полянка, окружённая непролазным кольцом вековых деревьев, если на них вдруг нападут, сориентироваться откуда, будет очень сложно, но дальше идти было бы подобно самоубийству. Тем более им требовался отдых.

Большая часть команды сразу же легли спать. За часового, как ни странно, осталась Матсури.

Сакуре не хотелось спать, по крайней мере, прямо сейчас, а сидеть в одиночестве было слишком утомительно. Сен и Гаара ещё не спали, но общаться со сплетницей, как окрестила блондинку про себя Харуно, и тем более с Кадзекаге ей не хотелось. Был ещё один парень, который не спал, но с ним нужно было знакомиться, поэтому для общения был выбран их сегодняшний часовой.

Матсури сидела, оперившись спиной на огромный ствол необъятного дуба. Больше не раздумывая ни секунды, Сакура подошла к дереву и бухнулась рядом с девушкой.
Ей было всё равно, что Матсури даже не поздоровалась с ней и не глядела в её сторону, она просто болтала о том, как ей хорошо в лесу и как она долго ждала подобного момента…
Её не смущал даже тот факт, что девушка отвернулась от неё, показывая этим, что не желает её, как слышать, так и видеть.

- Что ты пристала?! – наконец, не выдержала шатенка и вперила в Харуно злобный взгляд.
- Я? – Сакура опешила.

И правда, с чего это она взяла, что ей сдалась вся эта бестолковая болтовня? Или она просто хотела замять случившееся недавно?

- Да просто… - Сакура отвела взгляд.
- Раз просто то, отвали! – заявила Матсури.

К этому времени все уже спали. Так что свидетелей этой мини-ссоры не было…

- Но, я думала… что… - Почему-то ей вдруг стало очень неудобно и стыдно. Но Сакура попыталась скорее взять себя в руки.

Нечего нюни распускать перед этой нахалкой!

Хоть она и понимала, из-за чего Матсури так ощетинилась на неё, но всё же давать унижать себя, чтобы кому-то там ей не очень знакомому стало легче, было слишком противно, да и гордость уже точила клыки…

- Что ты там думала?! – взъелась Матсури.
- Что мы сможем с тобой подружиться! Но, видимо, я ошибалась. – Гордо заявила девушка и уже собиралась встать и уйти, когда её схватили за локоть и резко дёрнули обратно.
Харуно уже набрала в лёгкие побольше воздуха, чтобы высказать всё то, что она думает про такое неуважение к своей персоне, когда повернула голову и встретилась со стеклянным взглядом глаз Матсури.

У них здесь у всех так быстро меняется настроение?

Лечиться вам надо, ребята… Лечиться…

- Ты любишь его? – задала песчаная совершенно неожиданный вопрос.
Сакура замерла. Казалось, что-то в груди оборвалось… Улетело в левую пятку и запульсировало там с бешеной скоростью.
- Ты. Любишь. Его? – разделяя и растягивая слова, повторила девушка.
Сакура закусила нижнюю губу.

Что ответить? Как это… «любишь»? И главное, кого? Его?

- Кого? – выдавила она из себя, надеясь, что шатенка отпустит её, чего не произошло.
- Ты прекрасно знаешь о ком я! – прошипела она. И вдруг земля вздрогнула.
Глаза Матсури тут же обрели эмоции и она, вскочив с места, завизжала:

- Подъём!

Команда тут же вскочила. Сонные, беспомощные и до ужаса напуганные… Им даже не дали секунды, чтобы сориентироваться, успеть защититься…

Из кустов полетели остро заточенные палки. Не успевший продрать глаза шиноби, поймал две таких и скорчился в жутких судорогах на земле. Сакура кинулась к нему. Остальные заняли оборонительные позиции и стали отбивать летящие со всех сторон «стрелы». Земля опять вздрогнула, на этот раз тряхнуло сильнее.

Раны парня были не серьёзные, одна палка вошла не глубоко, а вторая прошлась вскользь, оставив лишь царапину. Вот только стрелы были отравлены, и шиноби так и умер у неё на руках от разрыва сердца.

«Быстро действующий растительный яд, при попадании в кровь вызывает жуткие боли…» - вспомнила девушка. – «Но это яд не убивает, а просто выводит из строя… Должно быть, у него было больное сердце…» - закончила она свои размышления.

Нападавшие всё не показывались. Только остро заточенные палки летели отовсюду.
Их опять тряхнуло, и толи ей показалось, толи и правда, что земля под ними поднялась… Вскоре её догадка подтвердилась. По земле поползли трещины, а они даже не могли никуда уйти. Оставалось только ждать…

То, что на её коленях лежит мёртвое тело, не прибавляло энтузиазма. Да и, вообще, от состояния, в котором она сейчас прибывала, хотелось удавиться.

Ну почему у неё не может быть всё как у людей?

Гаара послал песок в кусты, но вытащить оттуда кого-то или хотя бы что-то так и не смог.
Вдруг всё замерло. Тишина была рушима только их тяжёлым дыханием и тихим треском земли.
Из-под земли раздался рык.

И Это сработало на уровне рефлексов. Самозащита…

Сакура вскочила, размахнулась и со всей дури ударила кулаком по земле. Рука вспыхнула ужасной болью, девушка поднесла её к глазам. Удивление быстро переросло в шок.

Она не направила чакру в руку! Но это невозможно! Невозможно, что её тело вдруг забыло о таком привычном… О таком обычном и простом…

Рык повторился, земля под ними затрещала громче, трещины стали становиться шире.

Когда же она попыталась залечить повреждённую кисть, у неё опять ничего не вышло. Сакура стала искать взглядом Кадзекаге. Нашла она его быстро, тот стоял довольно-таки близко, чтобы она смогла увидеть, как он бестолково машет руками, призывая рассыпавшийся подле него песок. Гаара был сосредоточен, ничто в нём не выдавало паники. Все движения были чёткими и мягкими. Он усердно повторял одно и то же движение уже в пятый раз, но ничего, абсолютно ничего не происходило!
Кадзекаге опустил руки, признавая своё поражение.
Её взгляд пробежался по остальным членам команды. Все были растеряны, а у Сен, кажется, сейчас начнётся истерика. Матсури с надеждой поглядывала на Кадзекаге. Двое парней до сих пор пытались воспроизвести свои техники, остальные, видимо, уже отчаялись…

На этот раз тряхнуло с такой силой, что они еле смогли удержаться на ногах. Всё замерло на несколько секунд, показавшиеся им вечностью, и рядом с Сен из-под земли вырвалась пара щупалец… Девушка побелела от ужаса.

Сакура услышала гортанный вскрик, тут же обернулась на него и замерла. Во все стороны брызнула кровь…

Или не кровь? Что это за бордовая жидкость?

Одного из их команды, того, что прикрывал её со спины, разорвала напополам прямо на её глазах…

Звуки отключились. Всё замедлилось и ей даже показалось, что она смогла прочесть по уже мёртвым губам одно единственное слово…

«По-мо-ги-те…»

Из этого ужасного состояния, когда мир вертится вокруг тебя, и ты не знаешь, что с этим делать, её вывела смачная пощёчина, которую, как оказалось, дал ей Кадзекаге.
Не дожидаясь, когда она очнётся до конца, он схватил её за руку и потащил прочь.

Она слышала крики, треск, похожий на звук ломающихся костей, слышала животный рык у себя за спиной…По её лицу беспощадно хлестали ветки, а Гаара так сильно сжал её кисть, что ей даже казалось, что он просто раздробил ей кости, а они всё бежали… Бежали просто, как обычные люди, не обладающие навыками шиноби…

Ну, конечно! Как она могла забыть? Ведь чакры то нет… Нет её!

Её встряхнули.

- Да очнись ты! – гаркнул ей в лицо Кадзекаге. Харуно быстро заморгала.
- Что?..
- Ничего! – рыкнул он и, прижав девушку к широкому стволу, накрыл её собой.
- Тсс… - зашипел он ей на ухо.
В другой ситуации, если бы он так сделал, она бы покраснела до кончиков ушей и оттолкнула его, а потом бы устроила бои без правил, но не сейчас…
Послышался треск, и она, выглянув из-за его плеча, смогла увидеть, как из щели в земле вылезли щупальца как у осьминога и стали прощупывать всю округу. Их было пять.
Одна из них поползла в их сторону, и Сакура еле смогла сдержать в себе крик, когда щупальца поползла по спине Гаары. Тот сжал зубы и прикрыл глаза. Вскоре к ней подключилась вторая и буквально погладила девушку по щеке. Она больше не могла сдерживаться и, уже набрав в лёгкие побольше воздуха, была готова заорать во всю мощь, когда Гаара понял её намерения и впился в её губы, тем самым, сводя так и не увидевший этот свет крик, на нет.
Сакура задохнулась и попыталась вырваться, но Кадзекаге навалился на неё всем весом и впечатал в ствол дерева. А дальше она и не сопротивлялась, потому что нашла самый лучший способ избавиться от всего этого - просто вырубилась…

И крик пустоты погиб во мраке…

Маразм крепчал,
Извилины сдались.
А мы то думали,
Что всё это нормально…
И может быть,
Если б мы смотрели вокруг,
Мы б поняли болезнь свою до конца…

И где же есть,
А где же нет
Болезнь «тараканы в голове»?
А может это всего лишь бред,
Больной глав моей…

0

47

Глава 12. Проклятый бог глубины.

- Кысь… - зашипели ей на ухо.

Всё тело болело и отказывалось слушаться.

- Кысь, кысь, кысь… - опять зашипели ей на ухо, раздражая шею прикосновениями колючей шерсти.

Она всё же заставила себя открыть глаза, и ей на секунду показалось, что она ослепла - так сильно резануло глаза от слепящего света. Когда же зрение, наконец, пришло в норму, она с удивлением поняла, что смотрит в чистое голубое небо.
Поморщившись от головной боли, она села и осмотрелась.

Вокруг был зелёный луг, которому, казалось, нет конца. Трава была сочно-зелёной, ровной и ухоженной, как будто её чуть ли не каждый день заботливо подстригали и поливали. А она была одета в балахон, напоминающий больничную пижаму. Он был настолько бел, что будто сам светился.

- Кысь, кысь… - опять зашипели у неё за спиной. Она резко обернулась и, встретившись взглядом уже с таким знакомым чудовищем, грустно улыбнулась.

- Опять ты… - выдохнула она.

Нечто растянуло свои тонкие губы в безобразной ухмылке, обнажив ряд острых зубов и, помогая себе передними лапами, пододвинулось к ней на заднице.

- Почему ты не даёшь мне нормально поспать? – тихо поинтересовалась она, никак не ожидая ответа. Ведь Оно кроме своего пресловутого «Кысь» никогда ничего не говорило, и надеяться, что оно вдруг ответит сейчас, было бы просто глупо. Но, к её удивлению, Нечто заговорило голосом её матери…

- Потому что так нужно, дитя моё…

Она вскочила, шарахнулась в сторону и, споткнувшись на ровном месте, упала навзничь, тут же села, с ужасом в глазах уставившись на чудовище, заговорившее голосом её матери.

- М…ма… мама?! – взвизгнула она, а Нечто захохотало. Громко, заливисто и по-доброму, так, как умел смеяться только Наруто…

- Как легко можно ввести людей в заблуждение, верно, Сакура-чан? – голосом Узумаки поинтересовалось Оно.

Она сжала зубы.

Этому ещё и весело?! Она - предмет Его насмешек?! Больше она не позволит провести себя так легко.

- Что ты, чёрт тебя подери!? – в негодовании зашипела она и опять поднялась, взирая на чудовище сверху вниз.
- Я? – Казалось, Кысь подавилась собственной слюной, и уже голосом Какаши-сенсея сказало:
- Я – это я.
- Я знаю, что ты – это ты! Я спрашивала, кто ты этому миру? – неожиданно спокойно даже для себя поинтересовалась она. – Человек? Вряд ли…
- Челоф-фек? – Этот голос она не могла не узнать, хоть и слышала давно… Орочимару… Это был именно его голос. Она поёжилась. – Как ты даже на секунду могла себе вообразить, что я – челоф-фек? – намеренно картавя слово, ехидно поинтересовалось Нечто.
Она проигнорировала вопрос и задала свой.
- Так ты ответишь мне или нет?!
- Нет. – Голосом Саске ответило Нечто и до безумия по-учиховски усмехнулось.
- Почему?! – закричала она.

Призраки прошлого никогда не доводили да хорошей жизни. Даже белые и пушистые призраки не могли принести ничего, кроме беды или смирительной рубашки и места в дурдоме.

Нервы были на пределе, до истерики оставалась рукой подать, а Это ещё и издевалось.

Ну, зачем, почему именно это слово Оно сказалось голосом Саске? Неужели о ней знают так много?

- Потому что не знаю, кто я. Знаю только то, что я – это я. Я даже не знаю кто ты. Только ты – это ты. – Поучительным голосом Цунаде заявило чудовище.
- Тогда какого чёрта ты снишься мне?! – опять закричала она.

Уродливую морду перекосило в гримасе какой-то странной задумчивости. Наконец, тяжело вздохнув, Нечто опять заговорило.

- Я тебе не снюсь…

У неё задергалось левое веко.

Да что здесь происходит?!

- Я тебе просто привиделась… - закончило Нечто.

Она мотнула головой.

- Не советовала бы тебе долго молчать… Лучше б задавала вопросы, деточка. У тебя осталось совсем мало времени.
Она перевела на чудовище взгляд.
- У тебя есть имя? – Первое, что пришло в голову, спросила она.
- Да… - Она уговорила себя больше не пытаться узнавать голоса.

Неужели из Этого каждое слово придётся вытягивать?

- И какое же?

- Кысь…

Ей ужасно захотелось найти стену и побиться об неё головой. Раскрошить об неё череп. Добраться до мозга и, достав его, попрыгать на нём. Растоптать. Уничтожить.

Гениально! Просто верх самой Эйнштейности! Ну, надо же! Кысь! Её зовут Кысь! Или его?

- А… а какая твоя принадлежность к полам? – смущаясь, поинтересовалась она.
Кысь весело хрюкнуло.
- Впервые вижу душу, которая спрашивает у меня не будущее и даже не совета, а мою принадлежность… Что, Сила Молодости разыгралась? – Этот голос она не могла проигнорировать и поэтому недовольно поморщилась. Гай-сенсей хоть и был не плохим шиноби, но лично она его всегда считала идиотом. – Да будет тебе известно! Я – она!

- Что ты там говорила про будущее?
- Ничего…
- Ты сказала, что знаешь будущее! – вспылила она.
- Я не говорила, что знаю будущее… - опять голосом Пятой Хокаге заговорила Кысь.
- Да, блин, что у меня с будущим?!
- Ммм… - протянуло Кысь и прикрыла глаза. – Нормально всё… - пофигистическим голосом Шикамару заверила она.
- И что там нормального? – Она недоверчиво прищурилась.

Кто её знает, может у этого Незнамо-Чего-И-Откуда-Взявшегося ”нормально” - это все умерли… Особенно, если вспомнить кое-какие подробности её пребывания здесь…

Господи, он же поцеловал её! А она вела себя как полная дура! Она чуть не выдала их! А если что-то всё-таки случилось?

Вынырнув из своих раздумий, она застала Кысь за не очень приятным занятиям. Та, тихо урча и высоко задрав заднюю лапу в розовом сапоге, будто кошка, вылизывала собственную промежность.

Скривившись, она всё же решилась задать волнующий её вопрос.

- Что с Кадзекаге? Он… он жив?

Кысь на секунду замерла. Медленно опустила ногу и вперилась в неё пристальным взглядом.
- Мне нет дела до ваших челоф-фечиских должностей… Имя! – зашипела она, будто змея.
- Гаара! Собаку но Гаара! Что с ним?!
- А-а… Ничего особенного… - Кысь с противным хрустом размяла лапы. - Знаешь, то, что ты грохнулась в обморок, ему очень даже помогло. У него то страхов, как таковых, уже нет. Осталось только то, что нужно бояться, и то, чего не нужно… Даже если он говорит, что ему страшно, а самого его при этом трясёт, то это не страх - это всего лишь инстинкт. А ты, мелкая девчонка, буквально выткана из них. Ведь тебе не приходилось общаться с самим Демоном… - Она на секунду замолчала. - Сейчас он тащит твоё тело в страну Огня. Но ему следует поторопиться. Шеша преследует его по пятам. Если он не успеет заступить на Огненную Землю, то - всё… - Кысь причмокнула губами и развела лапами.
- А кто такой Шеша? Это то чудовище, да? – неуверенно спросила она.
- Задавай правильные вопросы. – Кысь поморщилась. – Я не знаю, то это чудовище или нет, но отвечу кто он такой. Шеша – это проклятый бог глубины.
- Бог глубины? Не ври мне! Нет такого Бога! – возмущённо воскликнула она.

Ведь она была уверена, что такого Бога и правда нет. Она знает Библию наизусть!

- Ты же не глупая девочка… - снисходительным тоном, копируя Шизуне, заговорила Кысь. – Я не сказала, что он – Бог. Я сказала, что он - проклятый бог, а это значит, кто он?
- Демон… - охрипшим голосом выдохнула она.
- Умница!
- А… - опять хотела спросить она, но Кысь её перебила.
- А теперь тебе пора…

~ * ~

Сердце бешено колотилось в груди.

Когда же он так в последний раз боялся? Никогда… Он ещё никогда так не боялся. Даже тогда, осознавая, что умрёт, тогда, когда из него извлекали Шукаку, не было такого бешеного, панического страха.

Мышцы ныли, ведь ему приходилось ещё тащить на себе Харуно. Нервы были расшатаны и ему казалось, что ещё чуть-чуть и он, плюнув на всё, прибьёт прямо здесь хнычущую Матсури…

Из их команды выжило ровно половина. Четыре человека… По крайней мере, больше никого они не встретили. А это чудовище будто играло с ними. Просто гоняло. Забавлялось их животным страхом.

Тогда, ему чудом удалось уйти и он был даже счастлив, что Сакура вырубилась, потому что он знал точно, не сорвись она тогда, она бы сорвалась чуть позже, а хорошего в этом мало.

Они уже отчаялись. Они до сих пор не чувствовали своей силы. Своей чакры.

- Ка… Кадзекаге-сама… - позвала Матсури. – Я… я больше не могу… Не могу…
Он резко остановился. Бедная девушка чуть не врезалась в него.
- Я тоже… - услышал он хриплый голос Хиге. – Давайте… давайте немного… немного передохнём…
Гаара резко обернулся.
- Оно вот-вот нас догонит, а вы предлагаете отдых… Не уж-то жить так надоело? – язвительно поинтересовался он.
- А с чего вы взяли, что добравшись до границы страны Огня, мы спасёмся, учитывая тот факт, из-за которого мы туда идём? – в таком же тоне поинтересовался Хиге. – Не уж -то какой-то там незримый заборчик остановит Это?

Гаара глубоко вздохнул.

Он не знал.

А ведь они могут привести это чудовище за собой, и тогда от страны Огня вряд ли вообще что-нибудь останется. Ведь чакра просто исчезла. Испарилась. А он не мог поднять и песчинки.
Но что-то в нём упрямо твердило, что это единственный шанс на спасение…

- Хорошо… - согласился он.
Признаться, он и сам еле держался на ногах.

Положив Сакуру на землю, он уселся под толстым деревом. Рядом сели Матсури и Хиге. Парень сразу же стал осматривать рану на своём предплечье. Девушка безуспешно пыталась сдержать душащие её рыдания.

Сейчас, когда они остановились и их мозг был не занят – бежать и как бы не споткнуться – они стали понимать всю плачевность ситуации, в которой очутились.

Их нет… Доброй половины их команды, просто нет…

Сакура застонала. Гаара тут же наклонился к ней. Девушка зашевелилась и, медленно открыв глаза, тут же резко села, едва не врезавшись лбом в лоб Кадзекаге.
- Где… где мы? – она завертела головой по сторонам.
- В лесу. – Едко заметила Матсури.

Почему он так трясётся над ней?!

Девушка, конечно же, понимала, что потеряй сознание она, то Гаара поступил точно так же, но изнутри её всё равно ела гнилая зависть и безнадёжно глупая, беспочвенная обида.

Лучше б она сдохла.

- Это я и без тебя поняла. – В таком же тоне ответила Харуно и перевела взгляд на Кадзекаге. – Так мы оторвались?
Тот в ответ мотнул головой.
- Тогда какого же хрена вы тут расселись?! – От возмущения девушка даже вскочила на ноги. Голова тут же закружилась, заставив её привалиться плечом к стволу дерева.
- Это ты одна у нас тут принцесса, ездишь верхом! – зашипела Матсури. – А мы, знаешь ли, устали!
Сакура свирепо сверкнула глазами, но говорить ничего не стала, прекрасно понимая, что этот разговор всё равно ни во что полезное не выльется и если и не перейдёт в мат то, от ядовитого злорадства всё в радиусе километра точно взорвётся.
Девушка села обратно и, подтянув ноги к груди, обняла их.

- Вот знать бы, что эта за тварь… - сквозь зубы зашипел Хиге. Он уже осмотрел своё предплечье и результатами осмотра был не очень доволен.
Вытащить занозу, что там застряла, без чакры было невозможно. По крайней мере, если бы они и попытались, то повредилась бы мышца, а в этом приятного мало…

Сакура только сейчас обратила на него внимание.

Хиге был не очень симпатичным шатеном, с масляными, казалось, месяц не мытыми волосами. Он был до безобразия худ и в росте не перегонял её саму. Единственное, что в нём привлекало, так это его глаза… Но не тем, что они были до безумия красивы…
Его глаза были тёмно-коричневыми, без зрачков, обрамлённые черными и до безобразия длинными, как у коровы, ресницами.

- Это… это Шеша… Проклятый бог глубины… - сказала она и все удивлённо уставились на неё.

Сакура нахмурилась.

Она не помнила, откуда это знает. Более того, она могла поклясться, что тогда, когда это чудовище только напало на них, она и понятия не имела, что это за тварь. Но разбираться с этим не было времени. Если она это знает то, значит, так надо. Да и тем более это им только на руку.

- Откуда ты знаешь? – наконец, спросил Кадзекаге.
- Из достоверных источников… - недовольно протянула она и, немного подумав, обескуражено добавила: - Которые сказали, что ноги в руки и мотать от этого чёртового бога как можно дальше….
Девушка замотала головой.

Какие-то обрывки странного разговора. Она не помнила своего собеседника! Она не помнила даже то, где это происходило! Только слова…

Гаара нахмурился.

Он понял, что она не выдаст эти самые ”достоверные источники”. В принципе, это её дело, эта информация пошла им только во благо. Теперь они хоть знают, Кто на них напал. Он надеялся, что знают… Ведь не могло же быть, что Харуно просто сошла с ума?

«Хотя…» - он задумался, припоминая предшествующий её обмороку концерт, который ему всё же удалось дать так и не начать немного необычным способом…

Но других вариантов не было. Так что он решил, что байка про ”проклятого бога” сойдёт.

- Шеша значит… - протянул он, будто пробуя имя демона на вкус.
Земля вдруг задрожала. Гаара матюгнулся.

Явился на зов, как верный зверёк, мать его!

- Ну, что тебе неймётся-то?! – взвизгнула Матсури и вскочила на ноги.
Шиноби стали отходить от дерева, потому что его замотало.

- А эти твои, достоверные источники, случаем не говорили, как с ним справится или хотя бы почему его прокляли? – громко спросил Кадзекаге у Сакуры.
- Нет, не говорили… - хмуро ответила она.

Почему-то ей казалось, что в том, что она не обладает нужной информацией, виновата именно она.

Земля затрещала.

- Дежа-вю… - побледневшими губами прошептала Матсури. Сакура перевела на неё обеспокоенный взгляд. Почему-то сейчас ей так страшно, как в прошлый раз не было.

Не было того ужасного ощущения, будто из тела с каждым новым выдохом вываливаются органы. Не было той слабости и дрожи в коленях. Не было той бешеной паники и ощущения безысходности.

Да, было страшно, но этот страх был далёк от слепого ужаса, затуманивающего разум.

Из образовавшихся трещин опять стали выползать щупальца. Они приняли правильное решение, отойти от дерева, так как его закачало ещё сильнее и оно, на секунду замерев, стало падать.

Сакура и Матсури еле смогли отпрыгнуть. Ветки полоснули их по лицу и рукам, оставив красные следы царапин, но это было куда лучше, чем быть раздавленным весом векового древа.

- Не двигайтесь!.. – громко приказал Гаара.
Все замерли, не решаясь даже слишком громко дышать.

Щупальца на мгновение остановились, но потом ещё с большим усердием стали ощупывать округу. Одна из них находилась в опасной близости к Хиге. Парень сделал маленький шажок от неё, земля под ним затрещала…
Щупальца вздрогнули и, обратившись в его сторону, поползли.

- Не смей… - зашипел Кадзекаге. Хиге сглотнул, но с места не сдвинулся.

Почему? Почему так страшно? Ведь ещё пять минут назад он был уверен, что не будет этого панического страха! Он даже почти убедил себя, что испугался тогда лишь потому, что это было неожиданно…

Щупальца опять замерли, бестолково шаря по земле.

Сакура и Матсури стояли рядом. Их не разделяло и метра. Земля под их ногами уже давно покрылась сеточкой, а это могло означать только…

- О, не-ет… - выдохнула Харуно, прежде чем левая нога Матсури провалилась под землю по щиколотку и видимо опоры там не нашла...
Сакура схватила перепуганную девушку за руку.
- Т… Т-там ничего нет… - зашептала шатенка.
- Естественно, там ничего нет! – зашипела Харуно. – Эти штуки не просто так же передвигаются.

Земля под ними стала оседать, а щупальца поползли в их сторону. Но у них пока был выбор…

Если они попытаются спастись, не провалившись под землю – неминуемая смерть. Щупальца были уже слишком близко. Если же рискнут и попытаются пройти по туннелям, то есть маленький шанс, что им удастся выжить…

Смерть или призрачная надежда?

Они не смотрели на Гаару, который уже был готов кинуться к ним, они не смотрели на белого, как снег Хиге, они не смотрели на приближающиеся к ним щупальца, они смотрели друг другу в глаза...

Щупальца были уже почти в трёх метрах от них, когда Гаара сорвался с места и помчался к ним, а Сакура топнула по земле и та осколками рассыпалась, увлекая их вниз…

~ * ~

От запаха бумаги её уже тошнило.

Как он может так жить, изо дня в день, находясь в этом душном кабинете с горой бесполезной макулатуры?! Это же просто издевательство!

Хорошо хоть Канкуро остался с ней, одна бы она точно сошла с ума. Парень сидел напротив неё и, высунув язык, не менее умело, чем она сама, подделывал подпись своего младшего братишки.
В голове, что у первой, что у второго, крутилось только одно слово.

«Ненавижу… Ненавижу-ненавижу-ненавижу!..»

Темари в обличие Гаары поставила жирную точку и, с хлопком захлопнув папку, раздражённо швырнула её на край стола.

- Всё! Я больше не могу! – Она стала разминать кисть.
- А я-то думал, когда же это произойдёт… - вяло протянул Канкуро, продолжая водить карандашом по листу.
- Какая же он всё-таки неблагодарная скотина! Этот сволочизм у него в крови! – в сердцах воскликнула девушка, опуская тот факт, что ”сволочизм” в крови не только у Кадзекаге… - Спорим, даже ”Спасибо” не скажет…
- Естественно, не скажет… - Всё так же не переставая что-то писать, протянул кукловод. – Он просто не успеет… Ты ему сотрясение мозга устроишь быстрее, чем он скажет ”упс”.

Девушка обиженно фыркнула. Но опровергнуть сказанное братом не могла, так как она как раз об этом думала…

- Чёрт, его нет всего лишь два дня, а я уже скучаю… Чёртова Коноха, и надо было ей сейчас погореть, именно тогда, когда роботы завались?! – Девушка собрала лежащие рядом бумаги и потрясла перед лицом Канкуро. Парень промолчал, всё так же резво гоняя карандаш по листку.
Темари поморщилась.
- Да что ты там пишешь?! – недовольно спросила она.
- Ничего…
Темари фыркнула и резко выдернула лист из рук брата.
- Эй! – он попытался отобрать его, но, понюхав кулак сестры, быстро передумал. Темари пробежалась глазами по листку и сморщилась.
- Что это? – девушка брезгливо взяла лист за уголок двумя пальцами.
- Ничего особенного… - буркнул брат.
- Это ты написал? – изогнув губы в презрительной ухмылке, поинтересовалась она.
- Ну, я и что?! – зашипел Канкуро.
Девушка брезгливо сунула ему лист и отряхнула руки.
- Фу-у… Ну и пошлость… Что, в жизни свои эротические фантазии осуществить не удалось, пробуешь на бумаге? – ехидно поинтересовалась она. – Я даже не буду спрашивать, кто тебя надоумил…

Канкуро фыркнул и бережно сложил лист и ещё парочку лежащих рядом, убрав все в карман.

- Стоп! – гаркнула блондинка. – То есть ты, вместо того, чтобы помогать мне, всякую пошлятину писал?!
- Ну-у… - Канкуро потупил взгляд.
- Я тебя убью… - устало выдохнула Темари и откинулась на кресле. – Господи, Гаара, когда ты вернёшься, я вручу тебе золотую медаль…

~ * ~

- Какого чёрта ты вцепилась в меня?! – визжала Матсури.
- А что мне, по-твоему, лучше было сдохнуть? Это был единственный выход! – зашипела на неё Сакура.
- Лучше б ты сдохла… - скрипнув зубами, выдала Матсури и тут же, испугавшись собственных слов, приложила ладошку ко рту и сделала шаг назад.
- Вот как, значит… - одними губами прошептала Харуно и, повернувшись к шатенке спиной, пошла вперёд по туннелю.
- Стой! – Матсури сделала неуверенный шаг за уходящей девушкой.
Ориентироваться приходилось на звуки, так как туннель, по которому они сюда попали, завалило, а источников света не было.
Шаги становились всё тише. Матсури запаниковала.
- Да стой же ты! Подожди! – девушка побежала вперёд. – Я не хотела!.. Подожди!
Шаги вдруг стихли и перепуганная Матсури со всего размаха врезалась в спину Сакуры.
Харуно молчала.
- Прости… Я… я была не права… Я не хочу… чтобы ты… ты… - шатенка глубоко вздохнула.
- Сдохла! – За неё закончила шиноби Конохи.
- Я же извинилась! – воскликнула девушка. – Чего тебе ещё надо?!
Послышался смешок.
- Ничего. Мне ничего от тебя не надо. И… говори по тише… Пожалуйста…А то я уже чувствую вибрацию… Не хватало ещё, что бы Шеша нас засёк… - безразлично сказала Сакура и пошла вперёд. Матсури последовала за ней.

В темноте было идти страшновато, поэтому, когда впереди появился свет, они побежали.

Это оказалось подземное озеро. Оно было чистым, словно слеза, и светилось изнутри светло-голубым цветом. Берег был каменный, поэтому пока они шли к озеру, перерезали себе всю обувь и ноги, но это того стоило.

От счастья, переполнявшего их, они не сразу заметили несколько щупалец, притаившихся в тени. А когда заметили, было уже поздно…

- Сакура! – Матсури, увидев движение за спиной ”подруги”, дёрнула её на себя, таким образом, спасая Харуно от верной гибели.
- Чёрт! – Девушки встали спина к спине и, достав кунаи, затаились. Чакра до сих пор не чувствовалась…

Щупалец было три, они все шли из одного отверстия, других туннелей не наблюдалось, что давало им шанс выжить.

Они набросились все вместе, словно по команде, выстреливая ядовитыми шипами. Перекувырнувшись, Сакура полоснула кунаем первую попавшуюся щупальцу, из ранки брызнула слизкая голубая жидкость, в то время как Матсури разделалась со второй. Третья же была толстой, и особого вреда кунаи нанести ей не могли.
Нужно было попасть в самый конец, где находились нервные окончания, а это было не так-то легко, так как шипов там было больше всего…
Вдруг та щупальца, с которой уже разделалась Матсури, дёрнулась и хлынула Сакуру по ноге, девушка рухнула наземь, извиваясь в агонии.

Боль была невыносимой, казалось, в голове что-то взрывалось, а глаза вылизали из орбит. Лодыжка, на которой сжалась щупальца, горела огнём.

Так просто умереть в каком-то там туннеле, под землёй… Даже не сражаясь как шиноби… Умереть как простой человек не имеющий понятия о чакре… Столько лет учиться, столько раз избегать смерти, чтобы вот так умереть?!

Сакура сжала зубы и попыталась дотянуться до куная выпавшего из её рук.

Всё произошло настолько быстро, что времени на раздумья просто не было.

Щупальца развернулась в сторону Харуно и резким рывком кинулась на неё, попутно выстреливая ядовитыми шипами. Матсури рванула туда и заслонила собой Сакуру, когда шиноби Конохи, не видя ничего перед собой от боли, выставила вперёд таки нашаренный кунай.
Противный звук разрываемой плоти. В лицо брызнуло что-то слизкое… Запахло кровью…

На Сакуру что-то навалилось. Щупальца, держащая её за ногу, ослабла.
Девушка с трудом разлепила глаза и замерла, в миг забыв, как дышать.

- Нет… - Харуно выползла из под навалившуюся на неё Матсури и встряхнула бесчувственное тело девушки за плечи.

Кунай, который она выставила вперёд, поразил чудовище, а вот шипы, которые торчали из тела шатенки, предназначались ей…

- Нет-нет-нет… - она замотала головой и ещё раз встряхнула девушку. Матсури разлепила глаза и усталым взглядом посмотрела на рыдающую на её груди девушку.

Увидев, что она ещё жива, Сакура стала судорожно вытирать слёзы и, схватив шип, торчащий из живота шиноби Суны, хотела вытащить его, но была остановлена тихим голосом Матсури.

- Не надо… - Она усмехнулась, - Ты же медик, Сакура, и, наверное, уже поняла, что мне долго не протянуть… Я даже боли уже не чувствую…

Харуно затрясло.

- За… Зачем? Зачем ты это сделала? – всхлипывая, тихо спросила она.

Матсури зажмурилась, будто в блаженстве.

- Ты должна спастись… Слышишь? Ты обязана! Я, как никак, жизнь за тебя отдала. Ты должна спастись… - жарко зашептала она. – Просто обязана…

- Почему?! – Сакура сжала зубы и, схватив распластавшуюся перед ней девушку за грудки, приподняла её. - Ты же ненавидела меня… Почему ты?.. ты…
Матсури открыла глаза и посмотрела на Харуно так, будто собиралась сказать ей самую сокровенную тайну, подняла слабую руку и поманила девушку пальцем. Сакура нагнулась.
- Наверное, потому что я люблю Его… – прошептала Матсури ей на ухо и, вздрогнув, обмякла.

Пустые глаза безжизненно смотрели куда-то ввысь, не замечая, что потолок здесь не так уж высок. Они смотрели куда-то настолько далеко, что невольно становилось страшно, что кто-то может видеть столь далёкие вещи, недостижимые взгляду простого человека…

Мы рождаемся все для того,
Чтобы в очередь смертную встать.
И не смей никогда! Ни за что!
Эту очередь обгонять…
Глава 13. Сделка.

Он как зачарованный смотрел на то место, где буквально секунду назад исчезла та, которой он дорожил. Та, которую он так и не смог понять…

Внутри что-то оборвалось и, ухнув вниз, разбилось вдребезги.

Зачем? Зачем она это сделала?! Ведь он бы успел! Обязательно успел бы!..

Нет, не успел… Он не смог бы спасти их, даже если бы чакра была при нём… Но так не хотелось верить в это. Так не хотелось признавать собственную слабость… Было так больно даже допустить это, просто подумать, что, возможно, тренируйся он лучше, то смог бы спасти…

Отчаянье заполнило его, безжалостно сшибая железную, годами взращиваемую им волю… Порабощая разум…

За какие-то секунды Кадзекаге не то, что стал старше, - он состарился.

Плечи устало поникли от огромного груза, до этого гордо находящегося на них. Глаза потухли, а лицо перекосило так, что Хиге, замерший рядом, еле удержал себя, чтобы не отшатнуться от него…

Что-то тёмное и ужасное поднялось из глубин сознания, да так и осталось, заменяя ясный разум…

В глазах Кадзекаге вспыхнуло бешенство. Усталое бешенство…

Хиге с ужасом понял, что у него от страха затряслись коленки, а ладони вдруг вспотели.

Казалось, Гаара готов наброситься на эти чёртовы конечности проклятого бога с кулаками. Наброситься и разорвать их в клочья. Сожрать их и не подавиться…

Гаара оскалился и тихо зашипел. Щупальца, до этого бестолково шарившие по округе, вздрогнули и обратились в их сторону. Хиге нахмурился и потянулся к сюрикенам, закреплённым у него в специальных карманах на ногах.

Неуловимым движением Кадзекаге достал пару кунаев и, швырнув один из них вперёд, попал в одну из щупалец. Но той было будто всё равно, она только ускорилась, и он еле успел увернуться, пригнувшись и проскользнув под ней, попутно всадив второй кунай по самую рукоять в слизкую плоть снизу.

Уничтожить! Стереть с лица земли!..

Ненавидеть…

На этот раз добиться результата он смог. Щупальца вздрогнула и её немного занесло, тем самым чуть не сбив с ног Хиге, но вскоре она уже двигалась в его сторону.

Шатен тоже достал оружие. Он всегда отдавал предпочтение сюрикенам, чем прочим железкам. Сюрикены были не большие: в раскрытом виде - с ладонь.

Раскрываясь, метал противно лязгнул. В свете восходящего солнца, сумевшего пробиться сквозь пышную листву, тускло сверкнули запачканные с множеством зазубрин и острые, словно бритва, лезвия.

Хиге сгорбился, широко расставил ноги, и завёл одну руку с сюрикеном за спину, вторую же выставил вперёд, готовясь к нападению, которого, к его огромнейшему удивлению, не последовало. Щупальца настолько увлеклись резвым Кадзекаге, что про него, видимо, позабыли совсем.
Шатен сплюнул на землю и, глубоко вздохнув, понёсся на помощь Гааре. Достигнув его, затанцевал…
Движения были плавными и, казалось, будто он скользил по земной поверхности.

Хиге опять тяжело вздохнул, когда-таки смог поймать взгляд Кадзекаге. Он был до сих пор затуманен бешенством, но так же там он смог увидеть и азарт. Гаара кивнул ему, давая немой приказ.

Атаковать!

Присев, Хиге подпрыгнул, но прыжок без задействования внутренних резервов оказался не достаточным, чтобы достигнуть своей цели и, ругаясь последними словами, шатену пришлось резко упасть на землю, так как одна щупальца заметила его и, отвлёкшись от первой игрушки, рванула в его сторону и точно бы разрубила пополам, не успей он уклониться.
Перекувырнувшись через подоспевшую вторую щупальцу, он, выставив лезвие вперёд, почти дотянулся до одной из них, но та успела увернуться.

Сюрикены приятно холодили кожу, но орудовать ими без чакры было весьма проблематично. Они были будто мертвы. Не танцевали свой смертельный танец так, как прежде. Были безразличны к этому миру…

Гаара отскочил назад, ближе к деревьям и, достав ядовитые сенбоны, так любовно когда-то распиханные по его карманам Темари, за что он был ей сейчас безмерно благодарен. Взяв их на манер когтей, швырнул в одну из щупалец. К его удивлению, три из четырёх попали – он не был мастером в этом деле, точнее, вообще не уделял сенбонам и минимума своего времени. Но особого урона оружие не нанесло. Возможно, яд уже стёрся, что мало вероятно, а может, этому чудовищу было всё равно – яд или не яд, что энтузиазма не внушало.
Увернувшись от выплюнутых в его сторону шипов, он бросил беглый взгляд в сторону взмокшего от пота Хиге.

Дела у парня продвигались неважно. Он, не смотря на свою ненормальную худобу, в отличие от Кадзекаге был тяжёл на ногу, поэтому теперь основная часть атак шипами приходилась именно на него. Благо, лезвия сюрикенов были широкими и позволяли их отбивать без особых проблем. Да к тому же, раненая до этого рука была вялой, и при каждом резком движении парень болезненно морщился. Щепку он, видимо, уже вытащил, так как Кадзекаге её не заметил.

Гаара подпрыгнул и, приземлившись как можно тише, застыл на месте. Щупальца тут же потеряли его из виду.

Кадзекаге ухмыльнулся.

Кажется, он нашёл слабое место этого чёртового бога глубины.

Поймав взгляд Хиге, он ткнул пальцем в сторону одного из деревьев и сам помчался к нему. Парень последовал его примеру.

Кто бы мог подумать, что забраться на дерево без чакры будет столь проблематично?

Пока они залезли на самый низкий сук, Кадзекаге успел десять раз проклясть зелёных собратьев и дать себе клятву, что когда вернётся домой, обязательно займётся тренировкой лазанья по деревьям без помощи чакры, и плевать, что о нём подумают!
Да и ещё эти чёртовы щупальца, будто догадавшись, что к чему, стали бить по всем деревьям, плеваться своими ядовитыми шипами во все стороны.

Но ведь ничто не может быть хорошо и гладко, не так ли? Так и сейчас – фортуна подвела…

Гаара не успел увернуться от новой порции шипов, и три из них угодили ему в грудь и левое плечо.

Тело взорвалось от дикой боли. Он чуть было не свалился с ветки, на которую они с Хиге кое-как вскарабкались. Парень успел его подхватить и сразу же принялся вытаскивать из него шипы, за этим делом сам проворонил новую партию, успев только ”прибить” их одежду к стволу сюрикеном. Но, в отличие от Кадзекаге, у Хиге не было плаща, он был в простом обмундировании, поэтому, не долго думая, воткнул другое лезвие себе и без того пострадавшее плечо.

Щупальца заметно притихли.

Боль была воистину ужасна, и Гаара прокусил насквозь губу, чтобы ни единого звука не вырвалось из его уст. Хиге где-то рядом тихо скулил. Видимо, и ему досталось. Но сейчас Кадзекаге был даже рад такому раскладу дел. Из-за боли разум прояснился, и он не без презрения к себе стал понимать, что поступил как последний идиот.
Ладно бы он был один, но он поддался эмоциям при своём подчинённом и более того, подверг доверенную ему жизнь смерти. Поступил до ужаса опрометчиво и глупо.

Они могли погибнуть!

Перед глазами до сих пор была белая темнота, а тело словно резали раскалёнными ножами прямо изнутри, но казалось, что боль стала немного терпимее, конечно, возможно, что он просто уже привык, но всё же…

Странно, но почему он до сих пор жив? Ведь яд уже проник в кровь… Да и Хиге рядом тоже не казался мёртвым, даже очень наоборот, его трясло как в лихорадке, а дыхание было шумным и сбивчивым, но всё же, оно ведь было…

Гаара попытался пошевелиться.

Бесполезно…

Боль вспыхнула с новой силой. На этот раз стон он удержать не смог. Но его перестало волновать, услышит его Бог глубины или нет, когда его тело стало съезжать с ветки. Гаара стал судорожно сжимать и разжимать пальцы, бестолково царапая кору дерева стремясь удержаться на месте, когда его плащ вдруг натянулся, тем самым не давая ему упасть.

Наверное, он зацепился за что-то, что не могло не радовать.

Хиге рядом заскулил громче.

- Не… не двигайся… пожалуйста… пожалуйста… не двигайся… - зашептал он охрипшим голосом. Гаара послушно прекратил все свои попытки сесть в прежнее положение.

Видимо, Хиге что-то сделал, что не дало им упасть, но при движении одного доставляет боль другому?

Хиге попытался сесть так, чтобы боль стала хоть немного терпимее, но особых результатов добиться не смог. Оставалось только сжимать до скрежета зубы и зажмуриваться при каждом новом болевом всплеске.

Сознание упрямо ускользало от него, не смотря на все усилия Кадзекаге удержаться в реальности.

Было слишком больно… Слишком…

Сердце…

Гаара чуть не задохнулся от неожиданного приступа. Было такое ощущение, будто сердце грубо сдавили тисками, раскалёнными тисками. Он настолько резко выдохнул, что ему на секунду показалось, что рёбра проломились внутрь.
Одеревеневшими пальцами он смял ткань плаща на груди и закашлялся, захлёбываясь вновь ворвавшимся в лёгкие воздухом.

Белизна перед глазами стала отступать… меркнуть…темнеть… И ему показалось, что он вдруг полетел вниз… Возможно, Хиге не смог удержать его…

Глухой удар и… темнота…

~ * * * ~

Темари в обличье Гаары ходила взад-вперёд по кабинету своего брата. Непонятное беспокойство не оставляло её.
Канкуро сидел в кресле Кадзекаге и, сложив ноги на столе, подкидывал в воздух по очереди орешки и ловил их ртом. Чаще - неудачно… Под креслом уже была небольшая кучка тех самым орехов.

- Прекрати! - наконец, не выдержала Темари.
Канкуро недовольно фыркнул, но всё же прекратил. Злить сестру не хотелось, она и так была раздражена больше, чем обычно.

Фурия.

- И убери ноги со стола!
- Ты что мне, мамаша?! – огрызнулся он, но ноги так же убрал.
- Нет, но это не помешает мне отлупить тебя! – пригрозила сестрица и возобновила свои похождения.
- Слушай, ну что ты нервничаешь, а? Ну, какой идиот нападёт на Гаару? О нём до сих пор ходят далеко не радужные слухи. Я как-то в одной забегаловке подслушал байки про него, так мне самому страшно стало! Оказывается, о нашем братишке так много правды знают! Никогда бы не подумал! Даже почти не приукрашивая рассказывали! Подумай сама, что тогда думают о нашем пушистике за границей? Да что там за границей! Даже в соседнем поселении! Рты, они такие! В одном конце города пукнул, в другом скажут, что насрал! Так что, нечего… - он поморщился.
- Нет, я уверена - что-то случилось, я чувствую! Понимаешь? Чувствую! – Темари остановилась и затравлено посмотрела на развалившегося в кресле Каге брата. Это выглядело довольно-таки забавно, учитывая тот факт, что блондинка была до сих пор в облике своего младшего брата. Канкуро криво ухмыльнулся.

Когда ещё представится возможность посмотреть на такое выражение лица братишки?

Кукловод хотел что-то сказать и уже открыл рот, когда в дверь вдруг постучали. Канкуро вскочил с кресла и отвернулся к окну так, чтобы можно было видеть вошедшего, но при этом не обращать на себя слишком много внимания.

- Войдите! – недовольно гаркнула Темари. Дверь тут же открылась, и в кабинет Кадзекаге вплыла тонюсенькая девица в светлом кимоно с неимоверно наглым взглядом светло-серых глаз.
Светлая бровь Темари непроизвольно выгнулась, её примеру последовала и иллюзия Кадзекаге.
- Здравствуйте, Кадзекаге-сама… - кокетливо хлопая длинными ресницами, слащаво пропела девица.
- Здравствуйте… - пытаясь подражать Гааре, поздоровалась Темари. – Зачем пожаловали?
Девица прикусила пухлую губу и стала накручивать на указательный палец длинную серебристую прядку.
- Ну, зачем же так… на ”вы”?.. – наигранно обиженным голосом поинтересовалась девица. Её, похоже, даже не смущало присутствие Канкуро. Скорее всего, будь тут хоть сбор всех Каге, она вела бы себя так же.
Кукловод хихикнул, умело замаскировав это под кашель.

Темари опешила.

И что теперь делать? Знает её Гаара? Не знает? Вот незадача…

- Так зачем пожалова… - блондинка запнулась, - …ла…
- Ну, как же? – девушка опять надулась. – Я думала, мы погуляем… - она недвусмысленно пробежалась по замаскированной Темари взглядом.
Блондинка еле удержала себя, чтобы не передёрнуть плечами от отвращения.
- У меня много работы… Не сегодня… - холодно бросила она, не заботясь о маскировке.
- Ну, как же так? – девица всплеснула руками и направилась к Темари.
Сестрица Кадзекаге несказанно напряглась. Нельзя было позволить этой… дотронуться до себя. Но ситуацию спас, сам не желая и более того, даже не задумываясь об этом, Канкуро.
Заглядевшись на плавно виляющую из стороны в сторону задницу неожиданной гостьи, кукловод так сильно налёг на подоконник в напряжении, что умудрился сломать его по полам.

- Ой… - пискнул Канкуро и отшатнулся от пострадавшего подоконника. Тот с грохотом обвалился на пол.
Вмиг позабыв о виляющей заднице, парень вперил взгляд в пол и зашаркал ножкой.
- Канкуро… - старательно пытаясь превратить облегчение в голосе хотя бы в подобие гнева, хрипло выдохнула Темари.
Девица удивлённо хлопала глазами. Но, скорее всего, она только играла дурочку, на самом деле прекрасно понимая, кто причина пострадавшего подоконника.

Различить облегчение в голосе Темари брат не смог и испугавшись, что его сейчас прилюдно выпорют – такого, конечно же, не случилось бы, он бы просто не дал, но всё же, даже мысль о том, что сестрица может произнести эту угрозу вслух, наводила на него ужас – стал лихорадочно искать оправдание. Такового, к его огромнейшему сожалению, пока не нашлось…

- А-а… это не я… он до этого… был… того… вот… - по-детски залепетал Канкуро, всё ещё шаркая ножкой.
- Не могла бы ты покинуть нас? – растянув губы в сдержанно улыбке, поинтересовалась Темари у девицы и, чтобы уж наверняка, повернувшись к Канкуро, оскалилась. Кукловод вздрогнул, но когда увидел, что левый уголок губ Темари сейчас не виден гостье - так и норовит подняться вверх, мгновенно успокоился, а потом принялся играть в игру сестры с особым рвением и даже под конец, когда девиц уже была у двери и обернулась ,чтобы страстно попрощаться, умудрился пустить слезу.

- Чёртовы аристократы! Гаара свяжет свою жизнь с одной из таких… - Темари замолчала, подбирая слова, описывающее всю её неприязнь к таким девицам, как эта, но так ничего и не нашла. - Только через мой труп!
- И ты думаешь, ему это будет очень трудно?.. – не удержал себя от усмешки Канкуро.
- А ты… - Темари хищно сощурилась. Кукловод поёжился. Тон, в котором начала говорить про него сестрица, не предвещал ничего хорошего. Но вдруг она усмехнулась и весело добавила:
- Жопой нюхаешь цветы!
Канкуро удивлённо уставился на сестру. Она никогда ещё не позвала себе такой вольности в словах.
Темари устало отмахнулась на него и, опустившись в кресло для гостей, опустила голову на руки.
- Господи, да я была готова поклясться, что она могла изнасиловать меня прямо здесь… - блондинка с трудом сглотнула.
- Страшная женщина…
Канкуро гоготнул.
- Ага, но зад у неё классный…

~ * * * ~

- Я дам тебе небывалую силу, только впусти меня… - хриплый голос, от которого бросало в дрожь, эхом разносился по огромному каменному залу. Ближе к стенам лежал непонятно откуда взявшийся здесь песок. Из одинокого, но большого окна падал лунный свет.

- Мне не нужна твоя сила! Мне и своей хватает! Понял?! Оставь меня! – закричал он.
- Ты не понимаешь, от чего отказываешься, глупый мальчишка! – заревел тот же голос.
- Этому глупому мальчишке хватило мозгов, чтобы стать одним из Каге! Мне не нужны не ты, не твоя сила! Убирайся!

До этого тихо лежащий песок зашелестел и буквально вздыбился, как обиженная кошка.

- Ты глуп! – взвыл голос. – Хочешь спихнуть всё то, что успел натворить за тринадцать лет на меня?! Так у тебя ничего не получится!
- Убирайся! – Он до боли сжал кулаки.
Шукаку хрипло рассмеялся.

- И ты думаешь, что одного твоего слова будет достаточно, чтобы я ушёл? – он вдруг замолк, а потом совсем тихо, но не настолько, чтобы Гаара не смог услышать его сказал:
- А знаешь… она ведь ещё жива…

Он застыл.

Жива! Она жива!

- А спасти её сам ты не сможешь… - будто издеваясь, зашелестел демон. – Соглашайся!
- Зачем?.. Зачем ты хочешь вернуться ко мне?! – хрипло выкрикнул он.
Шукаку молчал, и когда он уже стал думать, что тот так и не ответит, вдруг заговорил.

- Здесь все хотят обратно… - голос демона дрогнул, что не укрылось от Гаары. Парень насторожился.
- А что у вас там?

Несколько секунд была тишина, а потом он чуть не оглох от жуткого хохота Шукаку.

- Что-о?! Ты хочешь знать какого нам?! – демон опять истошно заржал. – А я тебе скажу! Каждый божий день мы испытываем на себе все муки ада, сидя в темноте, взаперти, прикованные каждый к своему тотему, чувствуя, как медленно, но верно из нас вытягивают нашу силу… Упыри! А нам остаётся только мечтать о том, как мы разрываем их в клочья раз за разом! Представлять вкус их крови во рту! Кьюби – дурак! Он самый сильный и, к сожалению, самый озлобленный из нас. А ты знаешь, что происходит с озлобленным существом?..
Гаара качнул головой, не совсем понимая, что именно у него хотят узнать.
- Он тухнет! Превращается в ни на что не способное дерьмо, из которого можно лепить всё, что тебе только вздумается! Рикудо был не дурак, и разум десятихвостого распределил умно. Ты, наверное, уже догадался как? – Шукаку замолчал, ожидая ответа.
- Да… - Гаара сглотнул. – Самый слабый – самый умный…
Демон опять заржал.
- Ве-ерно! – протянул он. – Самый сильный – самый тупой!
- Но это ничего не меняет! Я не хочу возвращать тебя!
Вмиг хорошее настроение Шукаку испарилось. Демон зашипел.
- Ах ты, дрянной мальчишка! Неужто ты совсем не понимаешь, что я тебе предлагаю?!
- И что же ты мне предлагаешь такого, что я не могу отказаться?! – взвился он.
- Силу! Великую и непобедимую мощь! Власть, в конце концов! А ты – глупец! Как ты не понимаешь?! – зашипел демон. Песок вновь вздыбился, но тут же опал.
- Я же сказал: не нужна мне твоя сила! И о какой власти ты говоришь? Держать всех в страхе? Нет уж, спасибо! Надержался! – выкрикнул он.
- Ты так ничего и не понял… - обречённо вздохнув, сказал Шукаку. – Нас здесь семеро… Понимаешь? Семеро! И каждый из нас готов отдать последнее, что у нас осталось, лишь бы выбраться из этой дыры! Мы сотрём Учиха Мадару с лица Земли! Раздерём этого проклятого бога глубины в клочья! Уничтожим всех Акацук! Только помоги нам выбраться отсюда…

Гаара опешил от такой впечатляющей речи демона. От реальной просьбы помочь от тех, кто, в принципе, не могли просить о помощи…

Неужели всё настолько плохо? Ведь демоны… ДЕМОНЫ просят его о мощи! При чём, даже никак не маскируя свою просьбу. Конечно, да, неуклюже, грубо, с принуждением, но всё же они просят о помощи!

- Но почему именно я? – неуверенно поинтересовался он.

Шукаку опять заржал. Но сейчас Гаара смог уловить в его гоготе истерические нотки. Видно, демон уже отчаялся, или просто он уже так достал его своей тупостью, о которой тот напоминал ему так часто?

Демона до сих пор не было видно. Признаться, разговаривать с тем, кого даже не видишь было очень странно… Хотя, ему ли говорить о странности?

- А кто, по-твоему, ещё сможет нам помочь? Кого ещё можно об этом просить? Кьюби? О, не-ет! Этот ублюдок даже не может одолеть какого-то несносного мальчишку, он даже не смог заслужить его доверие, куда уж там!.. – При упоминание Наруто в таком тоне, Гаара нахмурился. – Кто же у нас есть ещё? Ах, да, точно! Малыш Хачиби! Но, видишь ли, нашего осьминога вполне устаревает так называемая ”дружба” со своим стукнутым на голову рифмоплётом! Да и вряд ли братишка полезет на рожон за теми, кого он считаем сумасшедшими… - немного расстроено сказал Шукаку. – Он всегда был другим. Не умным – не тупым, не добрым – не злым… Он сразу не признал нас и ушёл в горы, - демон презрительно фыркнул. – ”налаживать контакты с непонятными существами”, как он выразился тогда и попался самым первым. А больше никого нет. Из выживших джинчурики, тех, с кем мы можем держать связь, остался ты один. И даже если нас разделить, эта связь никуда не исчезнет, она никогда не утратит своей силы. Тем более мы с тобой так долго были обоюдны во мнениях… - он буквально почувствовал, как демон оскалился. – Ну, так что?

Гаара задумался.

- Если я тебя правильно понял, то в меня вселишься не ты один?.. Я прав?
- Прав…
- Нет, это слишком! – воскликнул Кадзекаге и замотал в знак протеста головой. – Я с тобой-то еле справлялся, а тут целых семь! Я не согласен! Да к тому же, я понятия не имею, где вы находитесь!
- Все согласны вести себя покладисто… - язвительно заверил его Шукаку и продолжил уже в деловом тоне. – Мы даже согласны заключить с тобой непреложный обет. А знать, где мы, тебе не обязательно, мы можем вселиться в тебя прямо сейчас. Мы долго копили силы в середине своей камеры, там Учиха не мог добраться до неё – слишком глубоко.
- Непреложный обет? Что это?
- Это похоже на ранее запечатывающую меня в тебе печать. Ты записываешь все свои требования на бумаге, орошаешь её своей кровью, мы читаем на неё клятву Демона и с помощью не хитрых печатей Правды совершается ритуал закрепления. В итоге, мы не можем нарушать правила пребывания в тебе…
- Звучит пошло… - Гаара поморщился.
- Выбирать тебе, – пропустив мимо ушей замечание бывшего джинчурики, сказал Шукаку и, выдержав эффектную паузу, добавил: - Если что, твоя девчонка может скоро сдохнуть… Шеша почти добрался до неё, а она слишком подавлена… - он фыркнул. – Вторая девчонка отправилась на тот свет, а она льёт по ней слёзы, когда бежать надо. Привязанности мешают.
Гаара не слушал его. Гораздо важнее сейчас было всё хорошенько обдумать…

- Почему ты только сейчас попросил меня о помощи, а раньше пытался завладеть моим разумом?
- Раньше ты был неприкосновенен. Ты бы отказался. Сейчас же у тебя есть стимул… Я уже говорил: привязанности мешают, – демон победно усмехнулся.
Гаара осел на пол и вцепился в волосы.

Что делать? Как с этим жить? А возможно ли с этим жить?

- А если я не переживу ваш… переезд… - хрипло поинтересовался он.
- Скажу одно: нам это не выгодно… - ворчливо ответил демон. Его сомнения уже начали ему надоедать.
- Значит, я обязан выжить? – он обвёл усталым взглядом зал, в котором находился.
- Мы приложим к этому все усилия… С твоим телом не должно ничего случится, главное, чтобы ты не сошёл с ума…
- Но чакра же не действует! – воскликнул он и пылающим взглядом уставился вперёд.
Шукаку хрипло усмехнулся.
- А кто сказал, что нам нужна чакра? Мы созданы природой, стихии нам в помощь. Ну, и что ты решил?! – нетерпеливо поинтересовался демон.
- Я…
- Она погибнет…
- Откуда ты это знаешь?! – огрызнулся он.
- Мы знаем гораздо больше, чем кто-либо на этом свете.
Гаара усмехнулся.

Кто бы сомневался…

- Вот как… - он замолчал.

Вдохнуть. Выдохнуть. Прикрыть глаза, наслаждаясь темнотой и покоем. Набраться смелости, чтобы сказать два таких простых и одновременно таких ужасных для него слова…

- Я… - голос дрогнул. – Я согласен…

Король Вселенной склонен думать:
Земля лишь пастбище для быдла.
Но если ж будешь в это верить,
То ты и есть земной баран…

Взгляни в глаза Смерти и может быть, она сжалится и отправит тебя в самый гуманный отдел Ада.

0

48

Глава 14. Победа?

Было страшно настолько, что на неопределённое время она превратилась в немощный овощ, который даже не сможет повернуться к солнцу. Из этого оцепенения её вывел треск, в тишине показавшийся громче раската майского грома.

Сакура вздрогнула и подняла голову. Так и есть. Два щупальца медленно выползали из пока что узкой трещины.

Харуно прекрасно понимала, что нужно бежать, и чем быстрее, тем лучше, но не могла сдвинуться с места. Тело отказывалось слушаться. Позже девушка с ужасом поняла, что не может разжать пальцы, клещами вцепившихся в одежду Матсури. Она их даже не чувствовала.

Щупальца уже пробили себе путь и стали ощупывать территорию, медленно, но верно подбираясь к ней.

Сакуре не хотелось умирать. Не хотелось умирать почти так же сильно, как и просто двигаться.

Просто сидеть и ни о чём не думать. Молчать. Чахнуть… Но не умирать и не действовать.

Она стала дёргать плечами, пыталась отползти от Матсури, но руки, начиная от локтя, онемели и просто не слушались. Были будто парализованы.

Сакура старалась делать всё как можно осторожнее, чтобы не привлекать к себе внимания, и пока это у неё получалось. Большую роль играло журчание воды…

Стоп!

Девушка стала рассматривать маленькое подземное озеро.

Вода не цвела и не стояла на месте, а это могло значить только одно, что где-то совсем близко, над ними, есть озеро или река.

Щупальца пока ползали только по стенам, значит, у неё есть шанс добраться до воды, но там поймать её будет гораздо легче.

Она не может дальше бездействовать. Рано или поздно её всё равно обнаружат. Тем более через минут пять пещера будет под завязку забита щупальцами. А бежать можно либо сейчас, – пока их мало, – либо никогда.

Сакура огляделась. Озеро начиналось примерно в пяти метрах от неё. Сильной вибрации от её шагов быть не должно, так как это всё же камни, хотя песок был бы куда лучше, но это всё мелочи – главное, не шуметь.

Пальцы до сих пор не слушались, но отцепиться от одежды мёртвой девушки она всё же смогла. Не разгибаясь и таща за собой тело Матсури, Харуно поползла к озеру.

Камни резали ладони, впивались в коленки и пытались сделать всё, чтобы она не смогла добраться до спасительной воды, но девушка упрямо продолжала ползти. Щупальца, видимо, пока не замечали её, так как продолжали шарить по стенам.

Стараясь делать всё как можно тише, Сакура стала заползать в воду, волоча за собой Матсури.
В воде руки стали отходить, и она даже смогла пару раз, не без усилий, сжать и разжать пальцы.

Пока Харуно разминала конечности, в пещере успели появится ещё три щупальца. Но девушка не обращала на это внимания. К ней постепенно стал возвращаться боевой дух.

Она обязательно выживет! Просто обязана! За неё отдали жизнь! Она, в конце концов, хочет попасть домой!

Девушка всеми силами старалась отогнать мысли, что дома, скорее всего, у неё больше нет… Они вряд ли смогли бы сейчас ей помочь.

Оглядевшись, Сакура нырнула и, убедившись, что была права на счёт широкого источника, вынырнула. Видимо, всплеск воды был слишком громким, потому что щупальца уже ползли к воде.

Медленно. Уверенно.

Невыносимо…

Тело Мастури упрямо всплывало, не желая следовать за Сакурой. Щупальца уже были под водой и она понимала, что это её единственный шанс. Последний.

- Прости… - Сакура поправила мокрую прядку каштановых волос и стала испытующе рассматривать бледное, отливающее голубизной лицо девушки.

Масури молчала. Ей уже было всё равно…

Не зная длины туннеля, не зная того, куда он её приведёт, подгоняемая тихим шипением за спиной, она плыла в неизвестность...

И будь всё прахом, но она выживет. Обязательно выживет.

~ * ~

- Нужно отправить отряд! – Темари ударила кулаком по столу. Башня папок опасно накренилась, но блондинка, до сих пор находящаяся под личиной Кадзекаге, не обратила на это ровным счётом никакого внимания.

- И как ты это себе представляешь?! – зашипел Канкуро. – У меня зачесалась задница, и вдруг пришло озарение, что это не к добру?! Или, может быть, ты скажешь, что видишь вещие сны?! А может плюнуть и сразу пойти на ковёр с повинной, мол, Гаара слинял, а мы бедные-несчастные были заставлены нести службу?!

- Но я чувствую! К тому же, Гаара использовал мои сенбоны, и ты не можешь отрицать это! – Она порывисто встала с кресла и опять опустилась в него. – Канкуро, что-то произошло…

- Сам знаю! – огрызнулся брат и стал ходить по кабинету брата взад-вперёд, заламывая руки.

Сейчас было раннее утро. Они вскочили вместе, почти одновременно и, выбежав из комнат, столкнулись лбами. Разобравшись, поняли, что кошмар им приснился почти один и тот же, а это что-то да значило.

- Так, давай ещё раз, – строго начала Темари. – Что тебе приснилось?

Канкуро ответил без колебаний и, что было ещё более настораживающим, в его ответе не было ни грамма сарказма и издёвки, одна серьёзность и ещё что-то, что очень не понравилось блондинке.

Он боялся. По настоящему боялся. Не так, конечно, до трясучки, но всё же…

- Я видел Гаару, он был весь в крови. Тёмной, вонючей, липкой… Он говорил на непонятном языке. Складывал какие-то печати, которые я прежде никогда не видел. Они казались мне неправильными, отдалённо похожими на наши... Гендзюцу там даже простое хенге, но то палец немного неправильно ушёл, то звучало не так. Я даже сперва сказать ему об это хотел, руку ему на плечо ложу, мол, отвлекись брат, а она – фьють! – и сквозь него прошла. И ощущение такое, знаешь, будто в ледяную воду руку опустил. Я сразу же её отдернул. А потом перед Гаарой какой-то нечёткий, размытый силуэт стал появляться. Я, ясное дело, напугался и рванул прочь. А ни фига! Как стоял рядом с ним, так и остался стоять и, представь себе, даже отвернуться не могу. Смотреть только. Потом силуэт стал чётче и, в общем, я понял, что это песчаный демон, Однохвостый! А дальше такой кошмар начался! Ещё шесть теней за его спиной и все проявляются. Рычат и тянут лапы вперёд, а Гаара навстречу им идёт и продолжает под нос что-то бубнить, да печати складывать. Я опять попытался до него дотронуться, да только опять не смог, та же фигня. А он уже к Однохвостому подошёл и перестал печати складывать, только губами что-то шепчет. Однохвостый ему лапу протягивает и ухмыляется. Я попытался Гаару собой заслонить, только то же самое, что и с братишкой случилось, сквозь меня прошла его лапища, а мне так холодно стало, что я даже с места сдвинуться не смог. Смотрю, а Однохвостый, оказывается, не просто так к Гааре лапу тянул, а него там какой-то лист непонятный – с одной стороны посмотришь, одного цвета; с другой - другого. Каракули на нём какие-то, вроде древний язык. Но ты же знаешь, я в этом не разбираюсь… В общем, Гаара кровь на этот пергамент пустил и всё, что там было написано, стало его кровью. Мне, в общем, хреново стало и всё смазалось и исчезло. Сознание что ли потерял, не знаю… В общем, чувствую, мне лицо кто-то лижет, глаза открываю, и вижу морду, страшную такую! И как заору. Она реально страшная была! – Будто оправдываясь за свою слабость, добавил он. – Это чудище отпрыгнуло от меня и на задницу уселось. Представляешь, на лапах сапоги розовые, а дальше я даже описывать не берусь! Такое ощущение, будто от всего, что только можно по куску оторвали и туда приделали, да так небрежно, что просто невозможно… - Он поморщился. – Так я немного осмелел и спросил Это, что такое. А Оно как заржёт! Я чуть не оглох! И… проснулся… - он замолк, но потом, подняв взгляд на сестру, спросил:
- А ты?
- Я же говорила… Почти то же самое… Но я, в отличии от тебя смогла понять язык, на котором говорил Гаара… Это был язык мёртвых и заблудших душ. Хоть я его и не знаю, но готова поклясться, что это был именно он. Я слышала его лишь раз, а забыть его просто невозможно, – Темари сложила руки на груди.
- Но почему даже после того, как их разъединили, Однохвостый не оставляет его?
- Не знаю… Возможно, дело в том, что связь просто нельзя разорвать, пока один из них не уйдёт в Другой Мир. Ведь Гаара единственный выживший джинчурики после извлечения биджу. Это не изучено и поэтому информации совсем нет… – ответила Темари.
Канкуро чертыхнулся. Блондинка поморщилась, но ничего не сказала.
- Чёрт! Неужели мы ничего не можем? – воскликнул шатен и врезал кулаком в стену. Темари проследила взглядом за трещинкой, образовавшейся после его удара, и тяжело вздохнула.
- Давай я пойду за ним, а ты пока поиграешь в Кадзекаге? – вдруг предложила она.
Канкуро перевёл на неё удивлённый взгляд, и тут же стал серьёзным.
- Ну, уж нет! – воскликнул он. – Чтобы он мне потом голову открутил?! Любишь ты меня, сестрёнка! За ним пойду я! Моё исчезновение легче будет объяснить… - он весело хмыкнул.
Темари сощурилась. Её глаза вспыхнули.
- И что ты здесь делаешь? – возмущённо поинтересовалась она.
Канкуро ухмыльнулся.
- Ставлю в известность начальство, что я ушёл в недельный запой! – брякнул он и с хлопком испарился.
- Болван! – крикнула ему вслед Темари и довольно развалилась в кресле. Примерно на такой исход она и рассчитывала.

~ * ~

Руки сами складывали доселе не ведомые ему печати.

Вот она! Сила связи с древними богами! С демонами!

Клеймящая печать вкупе с непреложным обетом – гремучая смесь. Как бы не рванула… внутри него…

- Не волнуйся. Я же уже говорил, что твоя смерть для нас не желательна… – зашелестел Шукаку.

Не желательна. Его смерть для них не желательна! То есть как, она просто не желательна?!

Он еле сдержал себя, чтобы не нахамить демону. Только понимание того, что в случае обрыва дзюцу, всё придётся начинать заново, смогло остановить его.

К чёрту всё! Он делает это не ради себя! Или нет?

От перенапряжения перед глазами всё плыло, но всё же он смог различить ещё шесть теней, пока не чётких, за спиной уже почти осязаемого Шукаку.

Демон протянул ему свою лапищу, на которой лежал исписанный под завязку крупным почерком пергамент. Гаара сложил последнюю печать и, бормоча себе под нос все ведомые ему молитвы и оберегающие от ума демонов слова, заглянул в него и понял, что беспокоился не зря. Перед глазами всё поплыло, разум помутился, и ему на мгновение показалось, что он никакой не Кадзекаге, а всего лишь бабочка. Маленькая, с бархатными крыльями, живущая всего пару дней бабочка… И ничто его не интересует, кроме цветов.

Он зажмурился и мотнул головой, отгоняя наваждение, и опять уставился в пергамент. На этот раз разум сохранить удалось легче.

«Мы - демоны Десяти Стихий, Пяти Миров и Шести Путей, пришедшие из Единого вне на Землю Твою, на Дом Твой Родной. Те, кто Одно, те, кто неполны и недостаточно умны для Вечности, клянёмся силой своей, духом своим, тело дрянным, что, прибывая в Тебе, будем разумны и ум Твой, разум, тело будем ставить выше своего. Не будем лезть в Думы Твои без Слова Твоего.

Мы, Семь из Девяти, клянёмся служить Тебе по Добру, по Злу и без остатка».

Дальше шли какие-то закорючки, которые как он ни старался, а понять не смог и поднял на Однохвостого хмурый взгляд.

Поняв, из-за чего прошлый и будущий джинчурики так уставился на него, демон усмехнулся и поспешил пояснить.

- Это наши настоящие имена, написанные на загробном языке. Проще говоря – подписи. Ты не сможешь их прочесть, мы сделали это специально, – Гаара нахмурился ещё больше. Шукаку фыркнул. – Человек в лучшем случае может прожить век, а мы живем вечность. Сечёшь? Если человек будет знать наши имена, то Чаша Равновесия не то что перевесится в одну сторону, она просто переломится, так как мы создания стихий, а стихии не могут быть злыми или добрыми. Они просто есть.
- Ну и что? Какое это имеет отношение к вашим именам? – резко спросил Кадзекаге.
- Ну, ты же умный мальчик! – засюсюкал демон. – Не коси под дурочка, тебе это не идёт! – различив в глазах Гаары непонимание, Шукаку обречённо вздохнул и пояснил уже более доходчиво: - Тот, кто знает имя демона, имеет над ним вечную власть. Что тогда тебе может стоить попросить у Вечности лет, эдак, сто-двести? А потом ещё тысячу и ещё с миллиардик годиков?
- Я не понимаю… – Гаара замотал головой.
- А что тут понимать-то? Смерть не терпит неповиновения! А мы – демоны, вечные! Смерть о нас не знает. Нас нет в её тетради. Мы будем существовать даже тогда, когда вы, люди, наконец, уничтожите весь этот чёртов Мир! А мы просто перейдём на другой уровень или в другую Вселенную, как сделал до этого наше Целое – Дзюби! Нас нельзя убить и умереть мы не можем, а это значит, что существование наше не ограничено, а даты нашего испускания духа – если он у нас, конечно, вообще есть – просто нет! Дзюби был намного старше этого Мира и создал нас вовсе не Рикудо, он всего лишь, так сказать, разделил пирог на девять частей и заточил тело, так называемого Десятихвостого на Луне, но это не значит, что мы не можем вновь собраться воедино. Мы очень даже можем. В любую секунду. Мы просто не хотим. Ведь для этого нужно согласие всех, да и жизнь раздельно нас больше устраивает. А теперь ближе к делу! У любого существа можно отобрать годы жизни и присвоить себе, так же как и силу. Та же чакра и то, что с нами делает Мадара. Зачастую, согласия существа необязательно. Теперь-то ты понимаешь?
Гаара задумался.
- Кажется, да… - он вздохнул.
- И что ты понял? – испытующе спросил демон.
- Если человек будет знать имена демонов, то он будет иметь над ними власть. Если он будет иметь над ними власть, то сможет просить у демонов всё, что угодно… Человек может попросить дать себе года вашей жизни, то есть продлить свою жизнь, а так как жизнь у вас не ограничена, то жизнь человека тоже будет неограниченна. То же самое с силой… - послушно сказал Гаара.
- Да! – Шукаку кивнул. – И тогда Равновесие просто разнесёт и в мире воцарит Хаос!
- А разве вам это не на руку? – недоверчиво спросил Кадзекаге.
- Нам? – демон усмехнулся. – Я что, так похож на умалишенного? Неужто ты думаешь, что мы самые сильные демоны? Да из Хаоса придут такие Демоны, что мама дорогая! Мы вам покажемся ручными котятами по сравнению с ними! Так что не мели чушь!
Гаара поморщился. Думать о том, что может прятаться в Хаосе, ему не хотелось.
Морда демона скривилась в одобрительной усмешке.
- Я рад, что мы друг друга поняли.
- А я-то как рад… - буркнул парень под нос.
Шукаку, если и слышал, то не подал вида. Видимо, ему просто надоело играть в учительницу истории Потустороннего Мира.

- Ну-с... – протянул Кадзекаге, после того как удостоверился, что документ действителен. – Добро пожаловать. – Надкусил до крови большой палец. Одна большая капля упала на пергамент.

Сперва ничего не происходило, но потом красная капля вдруг разрослась до огромных размеров и поползла к буквам, а те с жадностью стали впитывать её в себя. Вскоре написана клятва была его кровью.
Тени, до этого ненавязчиво маячившие за спиной Шукаку резко преобразились, разрослись и стали чёткими.
Они были чуть выше самого Гаары, и было сложно поверить, что это грозные демоны, имена которых боятся даже произнести.

Пергамент вдруг потемнел, края его обуглились, а середина стала почти чёрной. Шукаку стало раздувать и казалось, ещё чуть-чуть и он просто лопнет. Демон засуетился. Отпрянул и, разбежавшись, прыгнул на него. Гаара зажмурился, ожидая удара. Но удара, к его удивлению, не последовало.

Легкий толчок. Грудь стало покалывать.

Гаара удивлённо распахнул глаза и в ужасе застыл, позабыв как дышать.

На него мчалась огромная чёрная кошка с горящими, разноцветными глазами. Её третий глаз на лбу, чем-то похожий на шаринган Учих, вращался. Кошка прыгнула и как по маслу, будто так и должно было быть, вошла в его грудь.

Гаара вздрогнул. Если после вселения в него Шукаку, он чувствовал лёгкое покалывание, то теперь его стало тошнить. Хотя, возможно, это было от страха.

«Хорошо хоть в штаны не обделался!» – придя в себя, с раздражением подумал он.

Теперь к нему мчалась огромная трёххвостая черепаха, серо-фиолетового цвета. С звуком, отдалённо похожим на «Гы!», она тоже исчезла в нём.

Гаара недоуменно потрогал свою грудь. Секундой позже его скрутило с ужасной резью в животе.

Рвотные позывы стали ещё сильнее. Горло першило, глаза слезились, лёгкие не желали работать. Кадзекаге рухнул на колени и прикрыл рот ладонью. Больше держать это в себе было просто невозможно, иначе он потеряет сознание, чего сейчас делать было нельзя.

Желчь, оцарапав горло, вышла изо рта. Тут же образовался противный привкус рвоты. Но стало лучше.

Гаара, тяжело дыша, поднял голову и увидел перед собой гориллу. Парень сморщился и попытался встать, но у него ничего не вышло.

Хрюкнув, горилла дотронулась до его плеча и засветившись, рассыпалась миллиардом сверкающих звёзд.

Он стиснул зубы. Было такое ощущение, что внутри его головы кто-то усиленно бьёт кувалдой его черепную коробку. Когда он вцепился в волосы, ему даже показалось, что в том или ином месте вздуваются шишки. Эта боль была настолько велика, что он не смог даже закричать, чтобы хоть как-то облегчить её. Только тихо дёргался в конвульсиях на холодном полу.

Остальная часть вселения была в тумане, а так, как он сомневался, что это могло бы стать его самыми любимыми воспоминаниями, он был и рад этому. Память оставила только дикую боль и хоровод теней вокруг, завывающих что-то настолько заунывное, что хотелось умереть не столько от боли, сколько от их песен…

~ * ~

Прямо в ухо кто-то противно ныл. Это ужасно-громкое нытьё уже было нельзя выносить, поэтому он раздраженно открыл глаза, точнее, попытался…
Веки поднимать отказывались, и Гааре невольно вспомнилась сказка-страшилка, когда-то подслушанная им. Древняя бабуся, у который даже язык от старости еле поворачивался, рассказывала своему внуку сказку и, так получилось, что Гаара сидел прямо на их крыше и всё прекрасно слышал. Потом он ещё много раз приходил в это время и слушал странные сказки старушки, но самая первая запомнилась ему ярче всех. Одна фраза из это сказки очень хорошо отпечаталась в его памяти и именно её ему сейчас хотело произнести.

«Поднимите мне веки!»

Но губы тоже отказывались слушаться. А язык, как ему показалось, он вообще проглотил или откусил…

Этот вой в самое ухо уже начал ему надоедать, и Гаара повторно попытался отодвинуться. Опять же – ничего не вышло.

- Ка… Кадзекаге…. сама…. Что… что с вами? – всхлипывая, спросил знакомый голос.

Гаара почувствовал, как левый уголок его губ, помимо его воли поднялся. Уж слишком комичной была ситуация.

Хиге, сам еле живой, интересуется его состоянием, у того, кого выжить шансов в тысячу раз больше.

Ему вдруг так захотелось съехидничать, а потом самому же поржать по этому поводу, что потом он даже задумался: а не сошёл ли он с ума?

А что, вполне возможно. Учитывая тот факт, что он стал джинчурики в седьмой степени. Тут не только свихнуться, тут вообще живым остаться было бы сложно.

От мысли о биджу его бы передёрнуло, если бы тело, конечно, не находилось в столь плачевном состоянии.

”Ишь ты, какой бяка! Чем это тебе слофф «биджу» не нравится? Не мы так назыфалися, это вы, челоффеки, нас так назыфаль!” – раздался у него в голове противный, шипящий голос.

Гаара, не имея другого выбора, мысленно сморщился.

”Чаго морщишься? Чаго дуешься? Али не угодила щ-щем?” – опять зашипел голос.

На заднем плане кто-то басисто хихикнул, а до Кадзекаге, наконец, дошло, с кем он имеет дело…
Нормально пообщаться с биджу так не удастся, поэтому он заставил себя отключится от внешнего мира и погрузится в себя.
Это оказалось так привычно, что он даже невольно удавился.

Неужели он скучал?

Долго плутать по коридорам собственного сознания не пришлось. Почти сразу же он наткнулся на хрустальную, светящуюся дверь, с разнообразными резными рисунками.

Олени, сцепившись рогами и топча белыми, как и они сами копытами траву, сражались. У оленя, что казался темнее, левый бок рассекала длинная рана, из неё текла серебряная кровь. Рядом было огромное раскидистое дерево, корни которого змеями ползли по земле. Павлин важно восседал на одном из ветвей этого дерева и, склонив голову, наблюдал за схваткой сохатых. За деревом, хорошо спрятанный от оленей, готовился к прыжку огромный тигр. Он уже наметил свою жертву… После схватки олени наверняка устанут, и поймать одного из них будет намного легче. Маленькая мышь, находящаяся от дуэлянтов довольно далеко, но не настолько далеко, чтобы не видеть как оленей, так и притаившегося тигра, отстранено грызла травинку. Ей было всё равно, кто из рогатых победит. Ей было всё равно, кого сожрёт огромный тигр. Главное, чтобы её не трогали и дали спокойно догрызть эту необычайно вкусную и лакомую травинку.

Остановившись около двери, он вздохнул, набираясь решимости.

- Ну, что фсталь, как ни родной? Пр-р-реглашения ждешь? А зряль! Зряль! Ни дош-шдёшься! – зашипели с той стороны.
- Некомата, заткнись! Дай мальчику обдумать всё как положено! – раздраженно заявил глухой голос.

Гаара глубоко вздохнул и толкнул дверь.

В отличие от тусклых затхлых туннелей, по которым он до этого бродил, здесь было необычайно ярко, и он зажмурился.
Когда его глаза более-менее привыкли к свету, а разноцветные пятна перестали прыгать перед глазами, он увидел огромную поляну, на которой и находились сами биджу.
Они были не такими огромными, какими были в жизни. Но всё же превосходили его по размерам примерно раз в пять. Чего только стоила огромная чёрная кошка с разноцветными глазами, голова которой была почти в половину его туловища. Она смотрела на него свысока. Её разноцветные глаза странно блестели. Третий глаз на лбу был закрыт, чему Кадзекаге был неимоверно рад. Чуть поодаль от кошки развалился Шукаку. По выражению его морды было легко понять, что сложившаяся ситуация его откровенно забавляла.
Слева от Песчаного демона был огромный дуб, по нему то ли воя, то ли тявкая, прыгала, цепляясь по очереди четырьмя хвостами, огромная горилла.
Дальше было озеро и в нём плескались два диковинных зверя. Каких именно он разобрать не смог. Там было и от черепахи, и от лошади, и от дельфина. Заметив его, как он выяснил позже Треххвостый и Пятихвостый, поспешили вылезти на сушу и подойти поближе.
Около скалы с дверью, из которой он вышел, лежал огромный сине-зелёный жук-носорог, раскинув во все стороны свои похожие на крылья хвосты.
Но, не смотря на то, что все биджу были чудаковаты, и у каждого было что рассматривать, больше всего его внимание привлекла огромная кошка с разноцветными глазами. Её правый жёлтый глаз был грозным и непроницаемый с вертикальным зрачком, немного раскосый, что было странно для кошки, а левый - зелёный, был так наивно распахнут, и зрачок у него был намного круглее, что казалось, что это самая добрая киса в мире, неспособная обидеть и мухи.
Взгляд, против воли так и стремился к ним, к этим необычным глазам. Таким чарующим…

Заметив его косой восхищённый взгляд, Некомата хмыкнула.

- Смотри, косоглазие так заработаешь! – как-то слишком довольно сказала она.
Хвосты Семихвостой вдруг дрогнули, но глаз она не открыла.

Гаара решил благоразумно промолчать. Спорить с ручным зверьком Бога Смерти желания у него не было, поэтому он, проигнорировал замечание Двухвостой, обратился ко всем.

- Думаю, нам есть о чём поговорить… - сказал он и обвёл всех демонов взглядом.

Шукаку прикрыл пасть лапой скрывая то ли зевок, то ли смех. Семихвостая вдруг оживилась и открыла таки один чёрный, похожий на огромную бусину, глаз. Было непонятно, куда она смотрит, так как у неё не было ни белка, ни радужки со зрачком. Лишь чёрная, блестящая бусина.

- И о чём же ты хочешь с нами поговорить? – после непродолжительной паузы поинтересовался Гоби, Пятихвостый конь-дельфин. Выглядел он необычнее всех остальных, но при этом как-то умудрялся сохранять серьёзность и, смотря на него, было совсем не смешно. Да и голос этого странного существа был бархатный и приятный.

Разноцветные глаза Двухвостой возбуждённо вспыхнули. Её морду перекосило в противной ухмылке. Видимо, этого вопроса она ожидала…

- Я хочу знать: что дальше? – уверенно спросил он.
Кошка презрительно фыркнула.
- А нищаго не будеть! Без нас сдохнеш-ш-шь! Проподёш-ш-шь! Челоффек!
Дальше шипеть Двухвостой не дал Шукаку.
- Некомата, прекрати! Он нас, как-никак, спас…

Гаара мысленно отметил, что почему-то Двухвостую остальные биджу по имени не называют.

Кошка вдруг, широко разинув пасть, заржала.

- Хочешь знать, почему? – перестав гоготать, поинтересовалась она.
Гаара удивлённо уставился на неё.

Значит, его мысли для них не секрет?

Не дожидаясь его ответа, Двухвостая ответила:
- Моё имя лучше не произносить. А то потом проблем не оберёшься… - она противно ухмыльнулась.
- Понятно… - Гаара сглотнул.
Некомата странно влияла на него. Было и страшно и почему-то приятно от того, что страшно…

- Человек, нам не нужно промывать мозги. Мы знаем всё ещё получше твоего... – вдруг подала голос Семихвостая.

Гаара повернулся к ней, но Ситиби, видимо, решила, что изъяснилась достаточно доходчиво, так как уже лежала, не подавая никаких признаков жизни.

Шукаку весело хрюкнул, тем самым привлекая к своей персоне всеобщее внимание. Поняв, что раз уж все смотрят на него, то нужно хотя бы что-то сказать, он, пожевав губами, заговорил:
- Да-а… - протянул Песчаный демон. – Ситиби права. Договор был принят, печать сложена, - непреложный обет пришёл в действие. Объяснять тебе что-либо ещё не вижу смысла. Скажу только одно: голова с недельку поболит, да и пучить наверно будет… - он тихо гоготнул, – А так… постараемся не шуметь… - деловито закончил он.

Гаара, поняв, что большего от биджу добиться всё равно не сможет, кивнул и развернувшись пошёл обратно.
За спиной недовольно фыркнула Некомата.

- Ишь, ты, какой смелый! – заворчала она. – Посмотрим, какой ты будешь смелый, когда увидишь… - она усмехнулась.

Оборачиваться Кадзекаге не решился, потому что сомневался, что тогда сможет не свихнуться…

~ * ~

На этот раз пробуждение было более-менее терпимым. Хотя веки так и не желали открываться, а тело ломило от боли, он хотя бы чувствовал его.

Вокруг витал запах палёного мяса и свежей крови.

Сжав зубы, чтобы сдержать стоны боли, Гаара открыл глаза и опешил.

Прямо перед ним лежало огромное чудище… Свежее поджаренное чудище…

Бог глубины лежал перед ним, конвульсивно содрогаясь, раскинув во все стороны свои многочисленные щупальца, некоторые до сих пор не вышедшие из под земли и смотрел на него своим единственным испещренным полопавшимися сосудами глазом. Сам он больше походил на огромную медузу. Он был прозрачен, и можно было видеть, как бьётся его сердце, а чуть ниже работает желудок. Огромная пасть, как безобразный шрам рассекал его почти наполовину. Три ряда острых, как бритва зубов были видны за прозрачной оболочкой зуб. Из огромных, похожих на дыры, ран поднимался дым. Траву заляпало что-то голубое.
В общем-то, тело бога глубины больше походило на желе, только щупальца, чем дальше отходили от тела, тем меньше были прозрачными.
Гаара стоял перед ним на коленях и тяжело дышал. На его лице была уже запёкшаяся кровь, и было непонятно, то ли он просто голову разбил, то ли на нём кожи нет.

Кадзекаге услышал шаги и медленно, стараясь не делать лишних движений, обернулся.
К нему, закрывая руками рваную рану на правой ноге, хромал Хиге. Вся правая сторона его тела была в крови и, похоже, почти не действовала. Поравнявшись с Кадзекаге он, скривившись от боли, плюхнулся рядом. Трава под ним тут же окрасилась в алый цвет.
Немного помолчав, Хиге заговорил:
- Знаете, я не буду спрашивать, что вы сделали, и как так получилось… - начал он, - Но, чёрт возьми, я до сих пор не могу в это поверить!

Гаара перевёл на него усталый взгляд.
- Как?
- Что – как?
- Как это получилось? – не отставал Кадзекаге.
Хиге безразлично пожал плечами, не переставая рассматривать лежащее перед ними чудовище.
- Да ничего я не видел… - он немного пожевал губами, будто думая: говорить или же нет? – и всё же продолжил: - Вы с дерева стали падать, я вас удержать не смог… А в полу метре от земли вы вдруг зависли над ней. – Он тяжело вздохнул и прикрыл глаза. – А потом пошло-поехало… Я всё не очень хорошо видел, так как-то дерево, на котором был, сшибли почти сразу… - Он провёл пальцем по ране на ноге. – Я только что выбрался. Видел только вспышки яркие и выл, кажется, кто-то…
Гаара нахмурился. Он прекрасно понимал, что Хиге врет ему и, скорее всего, видел всё очень даже хорошо. Тем более шатен постоянно отводил взгляд.

Поняв, что его раскусили, Хиге вдруг покраснел и неожиданно затороторил уже без прошлого безразличия, а горячо, выкрикивая слова и от возбуждения глотая согласные.

- Ты… ты этого дьявола из под земли вытащил! Понимаешь? Просто взял и вытащил!

Гаара облизал пересохшие губы.

- Я не помню…

- Как?! Как ты не можешь помнить?! – воскликнул Хиге.

Кадзекаге бросил на него мимолётный взгляд и опять уставился на бога глубины.

Дернувшись последний раз, чудовище замерло, его единственный глаз закатился.

- Что именно я сделал? – Его голос был резок, а сам он вдруг вытянулся, и даже смотреть на него было страшно. Кончики губ опустились, глаза превратились в щёлки, а взгляд стал колючим.

Хиге замялся. Ему вдруг стало неуютно.

- Мне показалось, что вы просто влили в него свою чакру и она сожгла его изнутри. Но тогда её количество должно было быть просто огромным… - пытаясь держать себя в руках, сказал он. – Вы, конечно, не думайте, вы Кадзекаге и всё такое… но даже для вас такое количество чакры… слишком много… Это же нужно было настолько перенасытить эту тварь! Она же чакрой питается! Это я понял ещё тогда, когда мы не смогли применить и простое хенге. Оно питается чакрой на огромных расстояниях, радиус его волн просто колоссален, он выпил из нас всё, а вы умудрились не просто его перенасытить, вы сожгли его! Я… я даже не уверен, смог бы сделать такое один из биджу…

Гаара поморщился. Упоминание о демонах не было не замечено. Да и он, кажется, начал понимать, почему Семихвостая не обращала на него никакого внимания… Да и последняя фраза Некоматы разъясняет всё.

- Возможно… возможно… - неопределённо пробурчал он и сразу же обратился мысленно. – ”Как и главное, зачем вы это сделали?!”

Кто-то противно хихикнул, ответ последовал незамедлительно.

”Ну, должны же мы были как-то защитить твоё тело?” - поинтересовался Шукаку.

Гаара фыркнул.

”Это нарушает условия договора!”

”Нет, иначе я с тобой так не разговаривал бы…” – хихикнул демон.

Кадзекаге прикрыл глаза и глубоко вздохнул. Нужно было успокоится. Ведь теперь ещё неизвестно к чему может привести его срыв.

Теперь… Когда он не один…

Карета подана.
Все гости в сборе.
Они все проданы
За миллиарды.
А мы все заняты,
А мы не наняты
И да плевали мы,
Что быть войне…

Усы завитые будто бараны…
А мы все битые,
Как наркоманы.
Давно не бритые,
Давно не мытые,
Давно не люди мы,
А лишь навоз…

0

49

Название: Одиночество
Автор: Shinigami Kira
Бета: нет
Жанр: сонгфик, как всегда, POV Гаары
Пейринг: Гаара/Сакура
Рейтинг: PG
Фэндом: Наруто
Статус: закончен
Дисклаймер: не мое, все персонажи принадлежат их законному создателю, а я только поиграться взяла ^^
Предупреждения: в тексте использован текст песни Stigmata «Одиночество»
От автора: знаю, я долго не писала. Но моя блудная муза вновь объявилась и стукнула меня по голове. Так что ловите очередной сонгфик от меня. Ждю критику и не очень критику ^^

Что такое на самом деле одиночество? Думаю, вы тут же скажите мне, что одиночество – это когда ты один, когда ты никому не нужен, когда рядом нет никого... Может быть. Но на самом деле все совсем не так, как вы думаете. Одиночество – это единственное оружие на свете, которое может убить любого, даже такого как я. Одиночество – это пламя, которое пожирает вас изнутри, выжигая все человеческое, убивая и разрушая при этом. Это страшно, но есть только одна защита против этого смертоносного оружия – любовь.

В этом мире каждый хочет быть влюблён,
Каждый хочет счастлив быть,
Быть от одиночества спасён.
Я могу быть неправ,
Я хочу просто быть.
Но лишь одиночество учит нас любить.

Я никогда не знал, что такое любовь. Хотя нет, до шести лет я думал, что мой отец, мой брат и сестра, мой дядя любили меня. Так же мне говорили, что женщина, которую я мог бы называть своей мамой, тоже любила меня всем сердцем, что она навсегда осталась рядом со мной, чтобы защищать. Я ни в чем не нуждался, меня все оберегали и делали все, что я хотел. Я думал, что это и есть любовь… но случилось то, что в корне изменило всю мою жизнь. Изменило меня.

Не оставляйте меня одного!..

Я больше не хочу быть один…

Я всегда чувствую боль.… Эта боль не уходит и, может, не уйдет никогда. Есть только одна вещь, которая может остановить эту боль – любовь.

Убив единственного человека, который показал мне, что в мире есть любовь, я убил себя. Я стал «Демоном, который любит только себя». Ха. Это, наверное, судьба. Я стал тем, кем являлся на самом деле.

Любить только себя.… Сражаться только за себя.… Я один!

Я думал, что после того, как я осознаю себя, найду тот смысл в жизни, та боль перестанет меня преследовать. Но я ошибся. Чем больше я убивал, тем сильнее она становилась. Даже голос Шукаку перестал меня так сильно мучить по сравнению с той пугающей пустотой в груди. Я не понимал, чего же мне так не хватает, пока.… Пока я не встретил Ее.

Я смотрю в отражение витрин,
Молодость горящих глаз среди понурых спин.
В этой пустоте жизненных тонов
Яркой краской нас выделит любовь.

Я помню тот испуганный огонек в глубине ее красивых зеленых глаз. Она просто до безумия меня боялась, но старалась не показать своего страха перед товарищами и, прежде всего, перед этим Учихой. Ведь она считала, что любит его, и старалась не показывать ему свою слабость. Глупо. Зачем идти на такие жертвы ради человека, если он не чувствует к тебе ничего? Только потому, что он что-то значит для тебя? И это что-то и есть любовь? Это не имеет никакого смысла, потому что эти жертвы бессмысленны.
Я ничего не понимал. Не понимал, зачем идти на все ради другого. Не понимал, почему она кинулась защищать этого слабого Учиху, все равно зная, что я могу легко убить ее. Почему тот светловолосый паренек был готов отдать свою жизнь лишь бы защитить близких ему людей. Это ведь бессмысленно!
Только потом, вернувшись назад в свое Селение, я понял, что это и была та самая любовь, про которую мне говорил Яшамару.

...Это забота и преданность, которые испытываешь к дорогим тебе людям. Вот что такое любовь.
Любовь.

Я принял ее существование, но я так и не понял, почему я не могу ее испытывать? Почему я не могу любить? Ведь даже та слабая розоволосая девчонка любила… При воспоминании о ней, мое, казалось бы, ледяное сердце внезапно стало биться сильнее. Что это?

Я смотрю в отражение витрин,
Молодость горящих глаз среди понурых спин.
В этой пустоте жизненных тонов
Яркой краской нас выделит любовь.

С тех пор воспоминания о ней повсюду преследовали меня. Я не мог ни на секунду забыть о ней. Это превратилось в какую-то манию, я мечтал о ней все дни и ночи напролет. Мечтал, зная, что она никогда не ответит мне тем же. Я понял, что безоглядно, совершенно неожиданно, безумно… влюбился.
Когда из Конохи пришла весть о том, что Учиха сбежал из Селения вместе со звуковиками, мое сердце радостно забилось, хотя внешне ничего не говорило, что я чувствую на самом деле. Он бросил ее, и теперь она возненавидит его, забудет свою глупую привязанность к Учихе, и я смогу сказать ей о своих чувствах. Как же я ошибался тогда! Такому как я не позволено мечтать о любви…

Боги предали тебя
И отравленной росой
Пустое тело омывали,
Заглушая голос твой.
Расступился океан,
И затоплен с головой
В своих несбыточных желаньях
Тонул безудержный покой.

Это было больно видеть ее слезы. Но я ничем себя не выдавал, оставаясь тем же страшным монстром, каким был. Хотя нет. Теперь, только теперь, все заметили, что я изменился. Но не она. Она все также молча страдала по Учихе. Мне было больно, но я молчал. Это было ее выбором, и не мне ее судить.
Боги, как же мне больно! Я думал, что моя старая боль ушла, стоило только в моем холодном сердце воцариться любви к ней, но нет. Она вернулась и стала еще сильнее от осознания, что я навсегда обречен быть один. Так же как и она, но от этого мне не легче. Я не хочу, чтобы она страдала, как и я. Не хочу, но ничего не могу с собой поделать. Я один. Навсегда.

Ну где же ты? Я жду тебя, поверь.
Я с нетерпеньем жду, что скрипнет дверь.
И ты войдешь: мне нужен только ты.
Всё что нужно мне, все мои мечты.

Когда Акатцуки пришли за мной, мне было все равно. Я думал только о том, чтобы Селение, которое я поклялся защищать, не пострадало. Нет, конечно, в глубине души я еще волновался о ней, но тоска, поселившаяся во мне, притупилась со временем. И даже боль ушла спустя некоторое время. Осталась только пустота, тоска и тревога за Селение.
Все же я выполнил свою задачу. Я спас родное Селение, уведя врагов. И что, что нужно отдать жизнь за него? Мне все равно, потому что хотя бы умру я не зря. Последнее, что я помню – это голоса, которые что-то обсуждали и самая ужасная боль, которую я когда-либо испытывал. А потом наступила тишина и покой. Я ничего не чувствовал. Я умер.
Странно, но я не так представлял себе загробную жизнь. И я совсем не ждал услышать ее голос, зовущий, умоляющий меня вернуться назад… к ней. Нет, этого не может быть. Это всего лишь игра моего воспаленного подсознания, страстно жаждущего ее любви. Нет, это все иллюзия… Но какая приятная…

Ну где же ты? Я жду тебя, поверь.
Я с нетерпеньем жду, что скрипнет дверь.
И ты войдешь: мне нужен только ты.
Всё что нужно мне, все мои мечты.

Внезапно, я вновь обрел способность чувствовать. И первое, что я почувствовал - это чьи-то слезы, падающие мне на лицо. Я непроизвольно сморщился и открыл глаза. Яркий свет с силой ударил по глазам, но я, стерпев боль, осмотрелся по сторонам. Я лежал на земле, а моя голова покоилась на ее коленях. Присмотревшись, я понял, что она плакала с закрытыми глазами, что-то шепча побелевшими губами. Рядом на земле сидел Наруто и мои брат с сестрой. Почему-то они плакали вместе с ней, но меня это не волновало. Я видел только ее слезы, которые мне отчаянно хотелось стереть….
-Ты плачешь?- вопрос сорвался с губ против моей воли. Рука машинально потянулась к ее лицу, чтобы стереть слезы и заставить улыбнуться.

Она резко открыла свои зеленые глаза и, не веря, посмотрела на меня. Ее рука, до этого лежащая на моей груди, нежно и очень осторожно дотронулась до моего лица. Я удивленно посмотрел на нее, но мне было так приятно ощущать ее прикосновения….

-Гаара… Ты вернулся…Я…Я думала, что потеряла тебя…

Ее слова яркой молнией вспыхнули в моем мозгу. Она… боялась меня потерять?..

Я изменюсь,
Станешь ты сильней.
Отступит грусть,
Прочь с души моей.
Много огней,
Много речей
Без тебя, мой свет...
Я отвернусь,
Ты уйдешь...
Скажешь мне "нет".

-Ты…

Нам не дали договорить. Наруто, вскочив, тут же ринулся мне помогать подняться, а она так и осталась сидеть на холодной земле, не поднимая взгляда. Темари и Канкуро бросились меня обнимать, радуясь моему возвращению, люди из моего Селения радовались вместе с ними, но мне было не до них. Конечно, приятно видеть их радость, но… Я видел только ее…
По прибытии в Суну, меня сразу отправили в госпиталь на обследование, хотя я и утверждал, что со мной все в порядке. Потом пришлось заниматься накопившимися за время моего отсутствия делами. Я был все время чем-то занят, а гостям из Конохи в скором времени нужно было уходить. Но я не мог упустить ее сейчас, не узнав всей правды и не сказав ей ничего. Нет, только не сейчас.

Боги предали тебя
И отравленной росой
Пустое тело обливали,
Заглушая голос твой.
Расступился океан,
И затоплен с головой
В своих несбыточных желаньях
Твой безудержный покой.

Это случилось во время вечеринки, устроенной Темари в честь моего воскрешения и отбытия на следующий день коноховцев в родное Селение. Я, быстро устав от большого скопления людей и не найдя там ее, ушел на крышу, чтобы отдохнуть в тишине.… Но там меня ждал сюрприз.… Там сидела она, и она ждала меня.
Как только я появился на крыше, она повернулась ко мне, и на ее лице расцвела улыбка, красивей которой я никогда не видел. У меня захватило дыхание, но я быстро справился с собой.

-Что ты тут делаешь?- я старался говорить мягко, но все равно получилось как-то резко.

-Жду тебя. Ты ведь хотел поговорить, я права?- она, казалось бы, ничего не заметила, продолжая улыбаться, глядя на меня.

-Ты права.

Наступила тишина, прерываемая лишь нашим тихим дыханием и теплым ветерком, свободно гуляющим по крыше.

-Наверное, наша встреча была предрешена… - Она говорила тихо, как бы для себя, но я слышал каждое ее слово. - Как и ее исход. Мне говорили правду, утверждая, что я никогда на самом деле не любила Саске. Но я не верила в это…до того момента, как не встретила тебя и не увидела боль и одиночество в твоих глазах. Все мое существо потянулось к тебе, но я все еще боялась. Ты пугал меня, но я не могла не перестать о тебе думать. Когда Саске бросил нас, я плакала, но скорее не по нему, а по ушедшему прошлому. Я хотела, чтобы он вернулся, но все мои мечты были о тебе. Я хотела поехать в Суну и сказать все, что я чувствую, но я боялась, что ты… - ее голос прервался, но спустя мгновение вновь набрал силу, - что ты скажешь мне «нет». Я больше всего боялась отказа. И я молчала, ничего тебе не говоря. Узнав о нападении на Суну, мое сердце было готово разбиться от страха за тебя. Как удачно, что Хокаге дала нам с Наруто задание спасти тебя! Ведь это было единственное, чего я желала в тот момент. Увидев тебя на земле и не услышав твоего сердца, я просто замерла на месте, боясь поверить в то, что тебя нет больше. Но Чие-баа-сама спасла тебя, отдав свою жизнь. Но я не верила в то, что ей удалось. Ты был… как мертвый: твое сердце не билось целую минуту после смерти Чие-баа-сама, ты был холодным и не реагировал на внешние раздражители…Я испугалась. Но ты вернулся, и сейчас ты со мной. Мне осталось сказать лишь одно… Я…
-Не надо больше слов, Сакура, - мои пальцы нежно погладили ее губы. – Они будут только лишними сейчас… Иди ко мне…
Наверное, я до сих пор не верю, что и я могу любить и быть любимым. Но спустя десять лет, обнимая жену и целуя сына, я понимаю, чего мне так не хватало в прошлом… любви.

В этом мире каждый хочет быть влюблён,
Каждый хочет счастлив быть,
Быть от одиночества спасён.
Я могу быть неправ,
Я хочу просто быть.
Но лишь одиночество учит нас любить.

Конец.

0

50

меня покорил фанфик "Как и почему" http://druzia.0pk.ru/uploads/0002/25/06/8550-2.gif

0

51

Жалко, что некоторые фанфики не закончены. Не хорошо, братцы!! http://s43.radikal.ru/i102/0910/54/a01d0dcf9a86.gif

0


Вы здесь » [Аниме это жизнь] » По Наруто » Сакура и Гаара <


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC