[Аниме это жизнь]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [Аниме это жизнь] » По Наруто » Осторожно!!!! Хентай!!!! )))))


Осторожно!!!! Хентай!!!! )))))

Сообщений 1 страница 20 из 29

1

......

0

2

Ты шла по Конохе, после очередного блестяще выполненного задания. «Чёрт! Как бесит-то. Я элитный джонин Конохи, из главной ветви клана Хьюго, А какой-то {censored} обходит меня! Убила бы нахрен! Хоть бы кто заметил, что у меня все миссии, даже самые сложные, успешно выполнены. Ни одного провала. Нет! Всё Неджи, да Неджи. Он даже не из главной ветви!»
Ты дошла до своего дома, где тебя уже поджидал какой-то шиноби.
- Дарума-сан. Глава клана Хьюго ожидает вас.
Ты проследовала за посланцем. И к вящему своему неудовольствию, во дворе дома главы ты увидела его. Неджи Хьюго спокойно стоял в углу внутреннего двора.
- Здравствуй Дарума - обратился к тебе главный, - прости, что вызвал сразу после миссии, но дело срочное. – дальше босс объяснил в чём суть. - Ты отправляешься на задание вместе с Неджи. Вы два самых одарённых талантами Хьюго. И больше людей нам отправлять просто нельзя.
- Я с ним в команде?! – возмутилась ты, - Не равняйте меня с этим...
Неджи лишь спокойно посмотрел на тебя и продолжил хранить молчание.
- Дарума! – оборвал тебя босс. – Клан меняет свою политику. Смирись. Не обсуждается. Отправка немедленно.
- Есть. – С раздражением сказала ты.
Задание было успешно выполнено. Но обратный путь в деревню занял много времени.
Вы с Неджи остановились на очередной привал. Ты сидела та толстой ветке одного из деревьев, Неджи внизу у костра. Так прошло много времени. Ты решила леч спать и спустилась
- Дарума-сан. Вы чем-то обеспокоены? У вас уже много дней плохое настроение. – Сказал Неджи.
Ты некоторое время молчала, раздумывая, что ответить. И сухо сказала.
- Не твоё дело.
- Дарума-сан. Я интересуюсь не для себя. Если с вами что-то не в порядке, то выполнение миссии может оказаться под угрозой
- Дурак! Наша миссия уже выполнена.
- Но риск нападения вражеских шиноби ещё остаётся.
- Чем я обеспокоена?! Да тем, что вынуждена находиться рядом с таким мусором, как ты! – Из твоих глаз, совершенно против воли, брызнули слёзы. – Я, Ты... – Ты запнулась, не зная, что сказать. Тебя охватило смятение. Всю жизнь тебя раздражало, что всё признание достаётся Неджи, хотя ты практически не уступаешь ему в силе. Ты привыкла его ненавидеть. Всю миссию между вами было негласное соперничество. Но что-то изменилось в твоём отношении к нему. Ты ловила себя на мысли, что часто смотришь на него с какой-то теплотой. Тебя это сильно тревожило. Ведь ты так привыкла его ненавидеть. А теперь. А теперь ты не знала, что и делать. Неджи встал и начал приближаться к тебе. Ты беспомощно упала на колени. Такой беспомощной ты ещё не чувствовала себя не перед одним человеком.
Неджи опустился рядом с тобой, и тихонько обнял тебя за плечи.
- Дарума-сан. Я знаю, что вы меня ненавидите, но я не могу ответить вам тем же.
- Нет... Нет, я больше не ненавижу тебя...
Ты повернулась к нему. Тебя охватила такая слабость, что ты не могла больше ничего делать, кроме как смотреть в его светлые лаза.
Он обнял тебя. И ты уткнулась лицом в его плечо.
- Дарума-сан... прошептал Неджи.
Ты подняла голову, и ваши губы соприкоснулись. Неджи легко, едва весомо касался твоих губ. «Такая слабость. Почему? Почему я чувствую. Я же ненавидела его... Неужели... Неужели я люблю его? А он?». Но все сомнения были отметены его поцелуем. Ты ослабла и легла. Неджи опустился рядом с тобой. Как нежно он смотрел на тебя. Твоё дыхание участилось. Он вновь поцеловал тебя. Но уже более уверенно. Ты задрожала всем телом от волнения и восторга. И обняла его. Ты словно проваливалась куда-то. В глубины, в самые глубины наслаждения. Поцелуи Неджи становились всё настойчивее. Его руки гладили твоё тело. Ты чуть приоткрыла рот, и его язык, настойчивый и нежный, начал массировать твой. Ты отвечала. У тебя перехватило дыхание от ощущений. Всё твоё тело приятно напряглось. Неджи прерывисто дышал. Ты начала снимать с него рубаху, и твои руки ощутили накачанный торс. Неджи расстегнул молнию твоей куртки. Ты сняла её и отбросила в сторону. Теперь между вашими телами была лишь твоя тонкая майка. Неджи целовал твою шею. Его руки гладили тебя по голой спине под майкой. Ты запустила руку в его волосы. С них спала резинка, и они рассыпались мягкими волнами. Неджи плавно стянул с тебя майку, наконец-то ваши тела соприкоснулись. «Тело Неджи так близко к моему». Ваши тела соприкасались и чуть тёрлись друг о друга. Ты испытывала наслаждение, чувствуя каждым сантиметром своего тела его прикосновения, его поцелуи, чувствуя запах его тела. Неджи чуть опустился и начал целовать твою грудь. Лаская языком твои соски, он легонько покусывал их. Ты стонала и выгибалась от возбуждения. Продолжая ласкать твою грудь, Неджи начал стаскивать с тебя штаны. Ты, одобряя, гладила его спину и шею. Неджи снова лёг на тебя. И животом ты почувствовала его твёрдый челен. Твои ощущения сводили тебя с ума. Ты гладила его торс. Неджи взял твою руку и опустил её себе в штаны. Почувствовав его челен, ты, слегка обхватив его, начала поглаживать и чуть сжимать в руке. Неджи выгнулся и хрипло застонал. Его ресницы трепетали от желания. Ты вынула руку и развязала ремень его штанов. Неджи сбросил их с себя и снял с тебя бриджи. Он целовал твоё тело. Шею, плечи, грудь, живот, потом он добрался до твоей киски. Проведя руками по твоим стройным ногам, Неджи стал ласкать твой клитор языком. Твоё тело выгнулось в порыве наслаждения. Неджи запустил в тебя язык, и ласкал им тебя из нутрии. Твой стон перешёл в приглушённый крик. Твоё изнеможение доставляло удовольствие Неджи. Он покорил тебя, но тебе было уже всё равно. Каждая клеточка твоего тела бесстыдно требовала продолжения. Неджи больше уже не мог терпеть, он желал тебя больше всего на свете, причём уже довольно давно. Он слегка приподнялся и вошёл в тебя. Ты застонала и привлекла его к себе. Он начал плавно двигаться. Ты положила ноги на него. Неджи хрипло дышал и целовал твою шею и губы. Он всё входил и выходил из тебя. Ты испытывала самое сильное наслаждение в жизни. «Он здесь. Он со мной. Он владеет мной. Неджи...» Он, наконец, кончил. Сперма потекла горячими струйками. В этот момент ты испытала оргазм. Неджи чуть погодя вышел из тебя. Он лёг на спину. А ты привстала, прикоснулась ещё раз к его губам, и ласково посмотрев в его глаза, легла к Неджи на грудь.
Правду говорят люди: «От ненависти до любви один шаг»
Примечание автора: «Daruma» яп. – кукла, используемая для исполнения желаний.

0

3

Ты: Я не хочу никуда ехать!!! Это обязательно?
Отец: Да! Не спорь! Мы так давно готовились к этой свадьбе! Жених ждёт тебя. Это очень выгодная сделка.
Ты: Но я не люблю его, я даже не видела его!!!
Отец: Вот и познакомитесь, а любовь - это дурь молодых глупых людей.
Ты: Нет! Она существует....существует...
Как бы ни было, но на следующий день вы отправились в путь. Ты не могла поверить, что отец хочет выдать тебя за сына своего друга.
Какой-то странный шум отвлёк тебя от своих мыслей. Последнее, что ты помнишь, это красные глаза перед собой. А потом темнота...
Ты очнулась в просторной пещере. Рядом с тобой горел костёр, и четыре тёмные фигуры сидели около него.Ты попыталась приподняться, но дикая головная боль заставила тебя опуститься. Ты тихо застонала.Люди, сидящие у костра, обернулись. Один из них резко сорвался с места и понёсся к тебе и воплем...
?: УРАААААА!!!!! Проснулась!!!!!!! Теперь будем играть!!!!!!!!!!!!!­
?: Тоби! Заткнись!
Тоби: Но Дейдара - семпай!!!
?: Слушай, что говорят...
Тоби:Сасори -но-данна!!! И вы туда же!!! А вы, Итачи-кун! Что скажете?
Итачи:...
Сасори:Ладно, Дей, Итачи, мы оставляем вас с пленницей. Встретимся в убежище после выполнения миссии.
Тоби: ПОКА!
После того как они ушли, к тебе подошёл Дей. Он присел и посмотрел тебе в глаза.
Дей: А она хорошенькая, не так ли, Итачи?
Итачи:...
Дей: Молчите...ну и плевать...я вот с ней поговорю.
Ты: кто вы такие!? И что вам от меня надо?
Дей: Как мило... Мы - убийцы. Вон видишь того. Если меня не будет рядом с тобой, то он тебя пркончит, даже глазом не моргнёт. Тебя нам поручили выкрасть для женишка твоего.
Ты: Но мы и так к нему ехали.
Дей: А так ему за тебя платить не придётся. Ну, по крайней мере, меньше, видимо...
Ты: Отпустите меня!
Дей: Нуу....милая. Итачи! Слышал, чего она хочет?
Тут ты не выдержала и заплакала.
Дей:Милая моя. Чего плачешь? Вы же любите друг друга.
Ты: Я его не люблю!!!! Я даже не знаю его...
Дей: Не повезло....хотя всё равно.
Вы шли уже неделю, если не больше. Вы остановились в небольшой пещере около деревни. Ты часто разговаривала с Деем, точнее отбивалась от его приставаний. Но твоё внимание больше занимал Итачи. Ты заметила, что он часто смотрит в твою сторону. А когда ваши глаза встречались, то вы оба с возбуждённой резкостью пытались изобразить, что заняты каким-то очень важным делом.
Итачи всегда был спокоен, хладнокровен...молчалив, но в то же время в его глазах чувствовалась огромная сила и восхищающая мощь. Он ничего тебе не говорил, только следил за тобой. Дей пугал тебя, что
стоит тебе отвернуться, как он налетит на тебя и убьёт на месте. Но ты чувствовала, это не так.
Дей: Последний день остался....завтра мы отдадим тебя ему. Жаль тебя, он ведь тиран...погубит тебя...
Ты: Не смей жалеть меня!
У тебя сдавали нервы. Дей разозлился за такие дерзкие слова.
Дей: Я в жизни никого не жалел!!! И тебя не собираюсь!!!
Сказав это, он связал тебе руки и потащил на улицу. Там он перекинул верёвку через верхнюю ветку так, что твои руки оказались поднятыми вверх. Он хотел поцеловать тебя, но ты отвернулась от него.
Дей: Глупая девка!
Ты стояла одна...яркое испепеляющее солнце сводило тебя с ума....вдруг ты увидела Дея, он вышел из пещеры и направился в сторону леса. Увидев тебя, он послал тебе воздушный поцелуй. Ты закрыла глаза...
... духота.... пекло...палящее безжалостное солнце...ты начала медленно терять сознание, как вдруг почувствовала, что кто-то заслонил тебя от солнца. Ты открыла глаза. Это оказался Итачи. Ты, испугавшись, что он тебя сейчас убьёт, попыталась подняться на ноги
и отстраниться от него, но ноги тебя подвели, и ты без сил повисла на руках связанных верёвкой. Итачи молчал... Вдруг ты почувствовала, что Итачи развязывает верёвку. Чтобы сделать это он подошёл к тебе вплотную. Ты почувствовала его тепло....у тебя закружилась голова, и ты начала падать...Итачи подхватил тебя и аккуратно понёс в тень...там он положил тебя к себе на колени и напоил водой...ты пришла в себя. Лёжа на его коленях, ты чувствовала такое спокойствие, безопасность, комфорт...от него веяло покоем, силой, мудростью, мощью...ты заснула... Спустя час, Итачи разбудил тебя тем, что провёл рукой по твоему лицу.
Итачи: Он скоро придёт...
Ты: Я поняла. Конечно.
Ты приподнялась, чтобы Итачи смог подняться. После он опять тебя привязал и направился в пещеру.
Ты: Итачи-сан...
Он остановился не поворачиваясь к тебе.
Ты: Спасибо...
Он продолжил идти, если бы ты могла видеть его лицо, то ты заметила бы его лёгкую улыбку.
Тут из кустов вышел Дей. Он подошёл к тебе. Оглядел....
Дей: А ты выносливая....что ж....-с этими словами он зашёл в печеру.
Вечером Дей отвязал тебя. Ты настолько обессилила, что упала на колени.
Дей: Теперь будешь передомной на коленях стоять. Он присел к тебе, поднял твою голову за подбородок и опять хотел поцеловать. Ты отвернулась. Он засмеялся. Схватил тебя и потащил в пещеру.
Вечером Дей ушёл, чтобы договориться обо всём и встретить вас завтра утром у заказчика.
Ночью ты проснулась от жуткого удара грома. На улице шёл ливень,и не просто ливень, это была буря. Сильный ураганный ветер ломал деревья и поднимал их в небо.Удары молний рассекали чёрное грозовое небо.
Но никакая погода не помешает тебе убежать. Ты тихо встала, прошла около своего охранника и выбежала из пещеры. Тут же сильный ветер и дождь ударили тебе в лицо, но ты всё бежала. Вдруг перед тобой возникла фигура человека, ты не успела остановиться и налетела на него. Это оказался Итачи. Его глаза были красные, как кровь.
Он смотрел на тебя суровым, холодным взглядом. Ты оттолкнулась от него и попыталась убежать. Вдруг молния ударила в дерево, и оно начало падать прямо на тебя, ты поняла, что это конец, но вдруг пара
крепких мужских рук нежно обхватила тебя за талию. Ты подняла глаза и увидела, что ты опять в пещере. В ней горит огонь. Рядом стоял Итачи. Его взгляд по -прежнему был сердитым и пугающим. Ты попыталась отойти от него, но он, вынув кунай, направился к тебе. Ты пятилась до тех пор, пока за спиной у тебя не оказалась стена. Он подошёл к тебе вплотную и преставил кунай к горлу. Ты лишь пыталась оттолкнуть его, но он был намного сильнее тебя.
Ты: Нет! Не надо! Стой!
Он:...
Ты: Ты хочешь убить меня...
Он: Замолчи...
Ты посмотрела в его глаза, но теперь ты не видела в них угрозы или злости, скорее ты видела в них нечто другое, непонятное. Итачи приблизился к тебе. Ты почувствовала, что готова ему покориться,
его силе, его власти, его бархатному голосу...ты чувствовала как сильно тебя к нему тянет.... Итачи тоже потянулся к тебе, он убрал оружие и.... отпустил тебя... Ты легла на своё место и попыталась уснуть, но это было бесполезно. Пол ночи ты лежала без сна. Вдруг ты почувствовала что кто-то ложится рядом с тобой. Его рука аккуратно обхватила тебя, он приблизился к тебе, ты чувствовала его горячее дыхание. Ты повернулась к нему. Итачи смотрел на тебя. Он приподнялся и поцеловал тебя, нежно, но страстно. Его язык был тёплым и нежным. Он лёг на тебя, его осторожность сменилась страстью, желанием. Ты чувствовала, что на тебе не подросток, а настоящий мужчина. Его опытные руки возбуждали твоё тело,
они словно знал все твои точки. Его тело горело и жаждало тебя. Итачи прерывисто дышал. Он целовал твою шею, затем он опустился к твоей груди. Он умело сжимал её руками, пока его язык опускался
всё ниже и ниже.Потом он поднял подол твоего платья. Но ты остановила его, но он всё ж оставил руку под подолом и пальцем начал дразнить твой клитор. Ты выгнулась и застонала. Итачи смотрел на тебя, его рот был приоткрыт, он слегка улыбался, он наслаждался твоими стонами. Ты быстро возбудилась. И вот он растегнул штаны. Поцеловал тебя, в это время он раздвинул твои ноги и...
начал входить в тебя. Ты закричала. Его член оказался очень большим, ведь Итачи был старше тебя. Ты стянула майку на его спине. Боль....ты кричала, Итачи входил всё глубже и глубже...
Боль становилась нестерпимой. Итачи видел это и решил не мучить тебя и выйти. Но только он начал выходить, как ты его прижала к себе и не позволила ему этого сделать. Он посмотрел на тебя.
Ты поцеловала его. Он оторвался от твоих губ и прошептал тебе на ушко...
Он: тогда потерпи...ты готова?..
Ты поцеловала его в шею....Итачи продолжил...Чтобы смягчить боль он всё время целовал твои губы. На этот раз он крепко обхватил тебя руками и резко вошёл в тебя по самые яйца. Ты закричала.
Ты так стянула его майку, что она не выдержала и порвалась, и ты случайно поцарапала спину Итачи, но это лишь больше его возбудило. Он крепко прижал тебя и терпеливо ждал конца боли. Наконец она прошла, и ты осознанно ощутила, что он в тебе, ты даже могла ощутить его член,проведя рукой по животу. Ты дотронулась до него. Итачи застонал и возбуждённо посмотрел на тебя, ты надавила чуть сильнее,
Итачи постарался подавить стон, после чего он чуть вышел, а потом опять вошёл в тебя,ты застонала, но потом ты нажала ещё сильнее. Итачи опять застонал, но уже громче. Он начал входить и выходить из тебя чуть приподнимаясь, а потом снова прижимаясь всем телом к тебе.......всё быстрее и быстрее...ты кричала всё громче, Итачи стонал....................................................................и вот последний рывок и Итачи кончил.... Потом он медленно вышел из тебя и вы начали целоваться. Он тяжело дышал.....Он крепко прижал тебя к себе....
На утро:
Ты проснулась от того, что яркое солнце светило тебе прямо в глаза. Ты прищурилась и улыбнулась. Рядом с тобой сидел Итачи. Он сидел к тебе спиной. Маленький солнечный зайчик плясал на его голых плечах.
Тут он обернулся к тебе лицом. Ты посмотрела в его глаза. Ты почувствовала, что очень хочешь быть с ним и больше ни с кем, кроме него. Он поднялся и подошёл к тебе. После он опустился рядом с тобой. Ты прилегла на его колени. Вдруг тебе стало страшно. А если он сейчас уйдёт? Если не любит? Если будет делать вид, что ничего не было? А я...я его...люблю. Тут Итачи прервал твои мысли тем, что провёл рукой по твоим волосам. Ты приподнялась и посмотрела на него. Он спокойно смотрел тебе в глаза. Ты*ну же, скажи, что я нужна тебе,
прошу, скажи* Он провёл рукой по твоей щеке.
Он: Собирайся, нам нужно идти, если мы не хотим опоздать.
Ты чуть не расплакалась. Но виду не подала.
Ты: Сейчас собирусь.
Вы вышли из укрытия. Повсюду были лужи. Порыв свежего воздуха ударил тебе в лицо. Он словно выдувал все гнетущие тебя мысли. Ты глубоко вздохнула. Тут ты почувствовала, что кто-то взял тебя за руку. Ты
открыла глаза и увидела Итачи. Было видно, что он любовался тобой. После нескольких минут ходьбы ты убедилась, что вы идёте не в ту сторону.
Ты: Мы, кажется, заблудились..
Итачи: нет....
Ты: Я уверена, что мы идём не в ту сторону...
Он: Это зависит от того, куда ты хочешь прийти...
Ты: А куда мы идём?
Он: В организацию...
Ты: Как?!
Он: Неужели ты решила, что я тебя отдам?..- и он спокойно посмотрел на тебя.
Ты: Я....думала, ч..
Ты не успела договорить, потому что Итачи подошёл к тебе так близко, что ты могла чувствовать биение его сердца.
Он: У меня хватит сил защитить тебя от любого. Я не хочу, чтобы ты
становилась частью организации, ты погубишь себя. Это порочный круг, из него не найти выхода, но кажется, я нашёл свой шанс на счастье. Если ты согласна-скажи...
Ты: Кажется, это шанс для нас обоих...
Тут Итачи поцеловал тебя. У тебя закружилась голова от счастья. Во всём теле была такая лёгкость, словно за спиной выросли крылья. Тебе было так спокойно в его объятиях. Вы были счастливы...

0

4

Подробнее: Ты стоишь, прикованная к стене, в каком-то помещении, скорее всего, пещере. Это ж надо было так попасться! Во всем виновата твоя притупленная бдительность - все-таки была на вечеринке у старой подруги.
Вы там пили... ох, много чего там пили! В том числе и вино, подаренное подруге каким-то ее воздыхателем, как она сказала. В этом-то вине все и дело... в него было подмешано снотворное не имеющее вкуса, цвета и запаха, блокирующие все силы любого человека, попробовавшего его.
И вот ты расплачиваешься за свою беспечность. Ибо в сочетании с количеством алкоголя снотворное не просто сделало свое черное дело, но и вырубило тебя - ты не помнишь, чем закончился вечер, так что сейчас остается только ждать - рано или поздно оно выветривается, сила к тебе вернется ,и ты освободишься. И ой, что ты тогда сделаешь с этим "воздыхателем"!
За стеной послышались шаги, и в пещеру вошел мужчина в черном плаще с красными облачками.Ты хотела было высказать ему все, что о нем думаешь, но он слегка шевельнул рукой, и у тебя пропал голос. Совсем непонятно, зачем я ему, без своих сил и голоса?
- Наконец-то ты моя... - он подошел поближе.
Легким движением пальцев он задрал твое платье, немедленно положил руки тебе на бедра и начал гладить лобок большими пальцами. Ты попыталась дернуться, но он, видимо, раздевая тебя, еще и обездвижил. Он опустился перед тобой на колени, его руки все убыстряли темп, а ты внезапно почувствовала стыд и отчаяние - как же все оказалось просто, немного отравленного вина в нужное время ,в нужном месте, и он может смотреть на тебя и трогать тебя везде... Слезы бессилия навернулись тебе на глаза, когда он слегка раздвинул твои бедра и скользнул ладонью меж них, выискивая клитор.
И внезапно ты почувствовала, что... тебе это нравится! Как буд-то угадав твои ощущения, он ослабил твои оковы и начал целовать тебя прямо между твоих раздвинутых ножек, он языком прошелся по краю твоих губок и еле заметными прикосновениями начал лизать твой клитор, возбуждавшийся все сильнее. Он ласкал тебя языком, раздвигая все уголочки твоей плоти... Он покусывал твои складочки, и его горячие ладони все сильнее сжимали твои бедра...
Он запустил правую руку тебе в лоно, он нашел вход в тебя и долго-долго вылизывал его, поглаживал пальцами, упивался твоими соками, потому что, несмотря ни на что, ты наслаждалась его умелыми ласками... А он все дальше погружал тебя в страсть, и вот, когда он одновременно двигал пальчиками в твоем влагалище и лизал твой клитор, ты не выдержала и изогнулась в сладкой судороге оргазма, а он тут же прильнул к твоему входу и ты чувствовала ,как при каждом твоем страстном биении он впивается в тебя, прижимается к тебе губами... и это только усиливало твой оргазм...
Ты закрыла глаза, а когда смогла их открыть, то увидела, что стоишь уже у стены в своей спальне...

0

5

День медленно подходил к концу.Лик солнца багровел и окрашивал небо в нежно-красные тона. Тонкие неподвижные перистые облака сияли в его лучах. Небесная палитра отражалась в тихих и спокойных водах широкой реки, поверхность которой была гладкой, словно стекло. Противоположная закату сторона неба плавно перетекала от светло-голубого до тёмно-синего цвета. Там ночь уже неотступно устанавливала свои владения.
На отвесном берегу бархатным ковром росла короткая мягкая изумрудно-зелёная травка. Массивный, похожий на плиту серый валун был наполовину зарыт в землю.На нем сидела ты, широкие рукава и подол светло-жёлтого платья чуть колыхались на ветру, длинные волосы свободно ниспадали на плечи. Печальный взор глаз был устремлён вдаль, за реку, на разгорающиеся краски заката. Ровное дыхание иногда прерывалось короткими всхлипываниями. По щекам текли слёзы, капая на платье.Ты не пыталась утереть их руками. Каждый вечер ты уходила из своей деревни, сопровождаяемая сочувственными взглядами соседей, выходила на берег реки, садилась на камень и тихо смотрела вдаль, словно ожидая что-то увидеть,сидела подолгу, до полной темноты, возвращаясь домой с заплаканным лицом. Родственники поначалу пытались было утешить тебя, однако поняв безрезультатность усилий, перестали вмешиваться. Днями ты бродила с отсутствующим взглядом, лишь изредка отвечая на вопросы других людей и снова погружаясь в себя. Тяжёлая печаль поселилась глубоко в твоем сердце...
И сегодня, как и все предыдущие 3 года,ты снова пришла на свой старый камень, тот самый камень, на котором очень давно сидела вместе с Ним, в Его объятиях, когда вы вместе смотрели на закат. Пришла, чтобы тихо, вдали от шумного люда, созерцать закат и погрузиться во тьму вместе с природой. Ты слушала пение птиц, шелест листьев на ветру, едва различимый плеск воды внизу под обрывом. Ты снова ждала Его, как и все последние десять лет. Надежда не угасла ещё в сердце, но с каждым днём её становилось всё меньше и меньше, она иссякала, вытесняясь скорбью, оставляющей лишь болезненные давние воспоминания.И тут ты услышала голос. Голос, который различила бы среди миллиардов других. Голос, который ты не слышала вот уже 3 года.
- "Твое имя" ,- кричал Он, подбегая к тебе.
Ты отказывалась верить своим глазам. Это мираж, вызвванный переживанием, думала ты. Это не может быть Он, твой единственный.
Но Он не знал твоих мыслей, Он просто подбежал, упал на колени и крепко прижал тебя к себе.
- Ты... вернулся... - прошептала ты.
- Вернулся, родная, - ответил Он, разомкнул объятия и взглянул тебе в глаза.
Вы всматривались друг в друга, взявшись за руки.
- Три долгих года... - шептала ты, - долгих года разлуки...
- Три года... - тихо проговорил он, - но теперь я рядом.
Он гладил тебя по щеке, а ты улыбалась и плакала.
Ты взялась за его плечи и закрыв глаза прильнула к его губам в долгом горько-сладком поцелуе, где смешались скорбь и радость. Он прижал тебя к себе, поглаживая твое стройное тело. Его руки скользили по твоей спине, по плечам, опускались на талию, проходили по бёдрам.Ты сбросила с него дорожный плащ, раскинув на траве. Он опустил тебя на эту подстилку, уложил на бок и прилёг рядом.
Вы лежали в тесных объятиях, одаряя друг друга россыпью поцелуев в губы, щёки, шею. Ты таяла в его руках, страстно ласкающих Твое тело, в тебе разгоралось желание. Твои руки расстёгивали его одежду и отбрасывали прочь. В ответ Он стягивал с тебя платье. Наконец ваши обнажённые горячие тела соприкоснулись кожей. Ты поглаживала его рельефный торс, Он ласкал твои мягкие груди. Ваши сердца забились быстро-быстро, дыхание стало тяжелым и частым.
Он приподнялся, переложил тебя на спину и, нависнув сверху, плавно вошёл в тебя. Тихий сладостный стон вырвался из твоих губ. Твое упругое тело выгибалось и двигалось Ему навстречу, ноги обхватили его тело, прижимая к себе и заставляя Его проникать в тебя глубже. Движения ускорялись, тела наполнялись живым огнём, восхитительный зной рассеивал все мысли и туманил голову. Истомлённым голосом ты издавала страстные постанывания.
Тяжёлая сладкая нега разливалась по всему твоему телу, мышцы сокращались, вас захватывал протяжённый оргазм.Порыв оргазма истощил силы. Тяжело дыша вы разлеглись на плаще, глядя в небо.
Солнце закатилось за горизонт, небо темнело, зияя глубокой синевой и лишь у самого заката оставалась тонкая красноватая полоса света. Ночь пришла и сюда.Разлука терзала ваши сердца три года. Три года испытаний, ожиданий, разочарований. Три года горя и печали. Но сегодня вы наконец встретились.

0

6

Ты очнулась от обморока, и поняла, что не можешь пошевелить даже пальцем руки. Всё тело жутко ломила острая боль, а глаза застилала белёсая пелена. Вдруг до твоего лба дотронулась чья-то рука. Кто-то проверил твой пульс, и подняв тебя на руки, куда-то понёс. Почувствовав спокойствие и нежность в руках незнакомца, ты позволила себе вновь потерять сознание.
Ты открыла глаза, но сильная резь в них заставила тебя вновь опустить веки. Твой взгляд, наконец прояснился. Ты оглядела незнакомую комнату и кровать, на которой ты лежала. Вдруг твой взгляд наткнулся на очень красивого парня. Если б ты почему-то не знала, что это именно парень, то обязательно решила бы, что это девушка.
Он был голубоглаз. С длинными чёрными волосами, забранными в шишку на затылке, только две чёрные пряди оставались по бокам. Его глаза, цвета прозрачного весеннего льда с нежностью смотрели на тебя. А уголки губ растягивались в лёгкой улыбке. Он был очень красив, и хорошо сложён.
Внезапно твою голову пронзил ряд воспоминаний... Этот парень... Его дзюцу... Ледяные зеркала вокруг тебя... И острые ледяные иглы, вонзающиеся в тебя, и режущие твоё тело... Ты вдруг осознала, что причина, по которой ты сейчас в постели - это он! Это твой бой с НИМ! Напугавшись, ты сделала попытку сбежать, но резко сев на кровати ты согнулась пополам от боли пронзавшей твой живот. Ты подняла с себя простынь, покрывавшую тебя. И обнаружила своё нагое тело и перебинтованные раны. С глубокого пореза на животе сквозь бинты заструилась кровь. Парень встал с табурета, стоящего подле кровати, чтоб уложить тебя на место и сделать перевязку. Но твой испуганный взгляд остановил его. Он стал двигаться более плавно. И ласково улыбаясь, сказал тебе:
- Не бойся, расслабься и ляг. Я сменю твои повязки. Тебе нельзя перенапрягаться.
Ты покорилась и легла, а что ещё оставалось. Ведь ты до сих пор не могла толком сладить со своим телом. Парень начал отгибать край простыни, чтоб добраться до твоей раны. Ты сильно засмущалась и покраснела, когда открылась твоя грудь. Ты вся трепетала от сушения. Но парень, казалось, ни сколько не смутился. Он даже не обратил внимания на твоё нагое тело. Лишь сказал:
-Расслабься. Если ты будешь так напряжена, то кровь не остановится.
Он сменил повязку, дал выпить тебе какой-то отвар. Ты почувствовала лёгкость во всём теле и плавно погрузилась в сон. А парень вышел из комнаты и закрыл за собой дверь.
Ты проснулась от громких голосов, доносившихся из за двери.
-Но господин Забуза, я не мог бросить её умирать!
-Хаку, не сходи с ума! У тебя был вполне ясный заказ - убрать её. Что будет, если узнают, что она жива?
-Я скажу, что когда уходил с поля сражения, то был убеждён, что она мертва.
-И ты думаешь это оправдание?!
-Мне всё равно господин Забуза. Я защищу её.
-Хаку, я тебя не узнаю, ты впервые провалил заказ и перечишь мне. Впрочем, поступай как знаешь, но вся ответственность за происшедшее будет лежать на тебе.
Так прошло три недели. Хаку всё время ухаживал за тобой, и не отходил ни на шаг. Вы находились в небольшом особняке, построенном в Японском стиле. Этот особняк находился на берегу моря. И когда ты пошла на поправку, вы с Хаку часто гуляли по каменистому утреннему пляжу. Вам очень нравился влажный неторопливый рассвет в этих местах. Забуза приезжал и снова уезжал на миссии. Ворчал на Хаку, игнорировал тебя, но в общем был благодушно настроен.
Вы говорили о многом, но ты не скоро осмелилась спросить у Хаку то, что тревожило тебя больше всего.
Ты: - Послушай Хаку, почему всё же после нашей битвы ты спас меня, и всё это время ухаживал за мной. Ведь тебе было приказано убить меня.
Он пронзительным, изучающим и немного отрешённым взглядом посмотрел прямо тебе в глаза, а потом перевёл взгляд на бледно-жёлтое, только что народившееся солнце. Иней, покрывавший его лицо и одежду, засверкал множеством красочных бликов, под лучами восходящего солнца. В молчании прошло нисколько минут. Вдруг Хаку заговорил тихим, но чётким голосом:
-Ты ещё не поняла? (взглянув тебе в глаза) Я люблю тебя.
Всё твоё тело и разум онемели от этой новости. Ты стояла как вкопанная, и не могла пошевелиться. Тогда Хаку приблизился к тебе. Нежно, но настойчиво обнял за талию, и привлёк тебя к себе. Ваши тела соприкоснулись, и ты почувствовала на своих губах трепетные и нежные поцелуи Хаку. Ты всё ещё стояла без движения с открытыми глазами. Но поцелуи Хаку становились всё настойчивей, и ты, влекомая порывом, поддалась ему. Твоё тело словно обмякло, но тут же напряглось снова - это было приятное напряжение. Весь холодный утренний пляж, словно заискрился для тебя миллионами разноцветных огоньков. Твои ресницы покрылись инеем. Хаку стал нежно целовать и покусывать твою шею от мочки уха до оголённых плеч, с которых спал платок. Внезапно ты испугалась близости с Хаку, испугалась своих чувств и влекущего тебя к нему порыва.
Ты внезапно оттолкнула его от себя.
Ты: - Прости... Прости, пожалуйста.
Он только и успел вымолвить
-Почему...­
Ты сорвалась и быстро побежала к особняку. Поднявшись наверх, ты заперлась у себя в комнате и плакала... плакала. Ты совсем не понимала, что происходит с тобой, с твоим разумом, с твоим телом. В Академии Деревни Скрытого Тумана ты никогда не слышала о любви или близости. Ведь из тебя растили безжалостную машину для убийства, без эмоций и собственного мнения. Но всё как, то неуловимо изменилось после твоей встречи с Хаку. А теперь непонимание этих перемен стали пугать тебя.
Через некоторое время ты успокоилась. Уже начинало смеркаться. Хаку так и не пришёл к тебе. Ты забеспокоилась, что могла обидеть его. Но твой врожденный характер не позволил тебе вот так вот сидеть и реветь. Ты решила пойти к Хаку и с его помощью понять всё то, что с тобой творилось.
Ты постучалась в дверь, и не услышав ответа решила войти. Хаку лежал на своей кровати глядя в потолок и явно не заметил твоего появления. Ты робко подошла к его постели, присела сбоку и взяла в руки его ладонь. Она как всегда была холодной, но тебе почему-то это даже нравилось. Переборов смущение ты сказала:
-Прости. Сегодня утром я не хотела обидеть тебя.
Его взгляд упал на тебя, но в его глазах ты не увидела ничего, кроме ожидания, и ты продолжила:
-Я просто не понимаю, что происходит со мной. Почему когда ты рядом моё сердце бьётся чаше, вот как сейчас. (Ты приложила его руку к своей груди) Почему сознание и зрение тускнеет, когда ты прикасаешься ко мне? Почему меня так тянет к тебе. Я не понимаю этого. Я не знаю плохо это или хорошо.
Хаку приподнялся на руках, сел и посмотрел на тебя прежним нежным взглядом.
Он: - Прости меня и ты. Я должен был понять это. Я думал ты не любишь меня, и решил не навязывать тебе чего либо.
Ты: - Нет я люблю.... Люблю!
Он улыбнулся ещё шире.
Он: - Любовь - это прекрасное чувство, это ХОРОШО.
Он придвинулся и обнял тебя сзади за плечи. Ты вновь трепетала.
Он: - Раньше я чувствовал привязанность только к одному человеку. Забуза-сан очень дорог мне. Он впервые придал смысл моей жизни. Но теперь я встретил тебя.
Он придвинулся и продолжил нежно и возбуждающе шептать тебе на ушко:
-Без тебя моё существование перестанет быть нужным даже мне самому.
Его губы были уже у самой твоей шеи.
Он: - Я буду защищать тебя. Ты самое ценное, что у меня есть. Теперь... ты моя...
Он распустил твои волосы. Они мягкой копной упали на твои плечи. Хаку протянул руку и убрал волосы с твоего лица. Теперь ты больше не чувствовала тревоги. Тебе было хорошо с ним и спокойно. Всё для тебя теперь прояснилось. Ты готова была отдаться ему каждой клеточкой своего тела.
Он плавно положил тебя на кровать. Его губы вновь слились с твоими в страстном поцелуе. Волна возбуждения прокатилась по твоему телу. Ты приоткрыла рот и его горячий трепетный язык стал массировать твой. Он начал требовательно посасывать твою нижнюю губу. Внизу твоего живота стало очень тепло и ты намокла. Он начал порывисто целовать твою шею. Его дыхание стало тяжёлым. Хаку оголил твои плечи. Вдруг ты осознала, насколько чужда тебе сейчас твоя одежда. Он видимо подумал о том же и начал развязывать твоё кимоно. Слой за слоем все одежды были сняты. Он сбросил с себя халат. И его идеальный, накачанный торс коснулся твоей трепещущей груди. Хаку вдавил тебя в мягкие перины кровати. Ты почувствовала, как его челен упёрся тебе в живот. Было безумно приятно своим телом чувствовать, как он хочет тебя. Ты наслаждалась его прикосновениями, его ласками, его поцелуями. В комнате внезапно стало холодно. А стёкла покрылись инеем. И это в тёплый августовский вечер?
-Не волнуйся. Это из за меня происходит. - Шептал Хаку.
Но тебе было всё равно. Ты покрывала поцелуями его лицо, его шею, его торс. Он стонал от возбуждения и сжимал твои ягодицы и грудь всё сильнее. Он спустился чуть ниже и начал требовательно посасывать твои соски, обводить их овалы своим языком. Твоё тело выгнулось в неудержимом порыве возбуждения. Тогда он ввёл в тебя свой мизинец и начал работать им внутри тебя. Ты изнемогала от желания отдаться ему целиком, слиться с ним. Он больше не мог сдерживаться. Он хотел владеть тобой. Оторвавшись от твоей груди, он спросил:
- Это твой первый раз. Я прав?
Ты смущённо кивнула головой.
Ничего. Будет немного больно, но ты ведь потерпишь?
Ты снова кивнула. Тогда он стянул с себя штаны. Раздвинул твои ноги. Ты инстинктивно чуть согнула их в коленях. Хаку лёг на тебя и начал тереться членом о твою киску. Ты стонала прерывисто дыша. И твой стон всё усиливался. Ты хотела скорее вобрать его в себя. Хаку начал медленно вводить свой челен в тебя. Твой стон перешёл в крик. Но Хаку закрыл твой рот своим поцелуем. И когда его член уже на половину был в тебе. Он резко вошёл до конца. Нестерпимая острая боль поразила всё твоё тело. Но Хаку подождал, когда тебе станет хорошо и начал медленно вводить и выводить из тебя свой член. Ты застонала и выгнулась. Он давил собой на твой живот, и от этого вы оба ещё сильнее чувствовали друг друга. Хаку начал увеличивать темп. Ты стонала всё громче. По твоему телу словно пробежал мощный электрический заряд. В этот момент он кончил. Его сперма, вливаясь в тебя, давала тебе неописуемое наслаждение. Немного помедлив, Хаку вышел из тебя и тяжело дыша, привлёк твоё обмякшее тело к себе в объятия. Он шептал тебе на ушко слова любви.
За окном снова начинался холодный рассвет. Такой же, как и всегда. Но любовь уже пришла в этот мир.
С тех пор все задания вы выполняли вместе. И ваша "Связь" была нерушима...

0

7

Ты шла по пустынным коридорам резиденции Казекаге. Усталость от долгого и изнурительного пути давала о себе знать. Ты мечтала о том, как примешь душ и ляжешь спать. Провожавшие тебя джонины остановились. Ты постучалась в дверь и, услышав приглашение, вошла.
- Добрый вечер Казекаге-сама. Вызывали?
Ты оглядела комнату.
- А, добрый вечер Темари Канкуро.
- Здравствуй Юми, - сказал Гаара. – Рад тебя видеть… Вижу ты устала, так что перейдём сразу к делу. Ты знаешь, что в последнее время. Все скрытые селения укрепляют свою защиту, опасаясь нападения одной организации – Акацуки.
- Да, я знаю про них.
- Так вот, я вызвал наиболее одарённых членов твоего клана в деревню. Именно по этой причине. Думаю это всё. Миссии я распределю завтра. Теперь можешь быть свободна. Канкуро покажет твою комнату.
Гаара ни разу за всё время ни поднял на тебя глаз. Тебя это насторожило и сильно обидело. Всё же после стольких лет разлуки ты ожидала более тёплого приёма. Ты развернулась, и вы с Канкуро вышли из кабинета.
- Гаара, ты, что так сурово? – спросила Темари, - это же всё-таки Юми. Ты ведь обидел её {censored}.
Гаара поднял на сестру печальный взгляд.
- Я просто не знаю, что ей сказать…
Канкуро провожал тебя до комнаты, отведённой тебе в резиденции Казекаге.
- Юми, Ты чего так редко навещаешь селение?!
- Ну, ты же помнишь…
- А, да, да. Кажется что-то о слишком сильной связи тела с Водной природой чакры у шиноби в твоём клане. Не можете долгое время находиться далеко от воды.
- Так что я здесь ненадолго, сам понимаешь.
- Да, жаль. А вот и комната. Ну ладно, до завтра!
Попрощавшись с Канкуро, ты зашла в комнату. Раздевшись, ты вошла в душ. Упруги струи воды барабанили по твоей коже. Такое наслаждение, после долгого тяжёлого пути, вот так стоять под душем, когда вода струится по твоему нагому телу. Вымывшись, ты легла спать. И тебя практически сразу сморил тяжёлый сон.
Тебе снилось прошлое.
…Ты встречаешь маленького мальчика, которого все боялись, ненавидели и избегали…Он был так несчастен…Вы подружились… Два ребёнка, которые очень привязаны друг к другу…Но неожиданная разлука…Так больно…так невыносимо больно…И опять жизнь во тьме…Верните…Верните мне его…
- Гаара!
Ты резко проснулась, и поняла, что причиной тому был шорох наполнявший комнату.
Лёгкий шок охватил тебя. Это песок наполнял твою комнату. Он менял формы. Небольшие вихри и волны перетекали и разбивались друг о друга. Песок словно звал тебя куда-то.
Тогда ты встала с кровати, надела, на лёгкую ночнушку, накидку, и пошла вслед за песком. А он всё звал и манил за собой.
Песок развеялся у одной из дверей. Ты вошла. Конечно, там стоял Гаара.
- Гаара… Что… - вымолвила ты.
Гаара стоял у окна и по-прежнему не смотрел на тебя.
- Я хотел… ну… в общем я хотел извиниться.
- Извиниться? За что? – недоумевала ты.
Гаара повернулся, и ты впервые увидела его глаза. В них было столько печали и одиночества. Гаара направился к тебе. Ты не могла двинуться с места, такая буря чувств разыгралась у тебя в душе. Только когда Гаара подошёл достаточно близко. Ты попятилась и спиной почувствовала стену. А Гаара был уже так близко к тебе, что между вашими губами оставалось каких-то пара сантиметров. Твоё сознание померкло. Все мысли разом вылетели из головы. Он был так близко. Столько лет разлуки, а сейчас он обнимал тебя. Всё это так быстро. Губы Гаары прикоснулись к твоим. А ты была не в силах сопротивляться. Его влажные горячие поцелуи становились всё настойчивее. Он сбросил с тебя накидку. И покрыл страстными поцелуями твою шею и твои плечи. Ты порывисто отвечала ему. Невозможно было сопротивляться Гааре, да тебе уже и не хотелось. Руки Гаары проникли под коротенькую ночнушку и гладили твоё тело. Тебе стало нестерпимо жарко. Ты изнывала от желания. Но Гаара неожиданно отстранился от тебя. В его взгляде читалась растерянность. Он попятился и сел на кровать, обхватив голову руками.
- Прости. Я сам не знаю, что творю.
Ты с недоумением подошла и села подле него на колени. Взглянув ему в глаза, ты спросила:
- Что с тобой твориться. Расскажи мне всё.
Гаара поднял на тебя взгляд и сказал тихим голосом.
- Я запутался. Теперь мои мечты исполнены. Моё существование, впервые за всю мою жизнь, необходимо другим людям. Я так этого желал, но я по-прежнему несчастлив. Почему... Почему ты тогда бросила меня?
- Но Гаара... Гаара. Я не могла не уехать. Меня забрали против воли. Но даже если б я осталась в Суне, то я умерла бы. Забудь. Забудь про всё. Сегодня я с тобой. Позволь мне сделать тебя счастливым.
Гаара встал с кровати и, подняв тебя с колен, привлёк к себе. Ты поднялась. Он обнял тебя. Ты положила голову ему на плечё. Он сказал:
- Я понял. Всё это время я хотел знать, что моё существование необходимо тебе.
Ты прошептала ему на ушко:
- Я люблю тебя Гаара. А теперь... Возьми меня.
Гаара с силой привлёк твоё тело к своему, и с необузданной страстью поцеловал тебя. Он сбросил с себя накидку. И вы легли на кровать. Не отрывая губ, он сорвал с тебя лёгкую ночнушку. Тебя привела в восторг такая дикая, необузданная страсть Гаары. Ты почувствовала, насколько сильно он хочет тебя. Твои глаза были закрыты. Ты словно летела куда-то. Твоё тело чувствовало каждое прикосновение, каждый поцелуй Гаары. И жадно откликалось на них. Всё для вас перестало существовать в этом мире, кроме ваших ласк, и сладких поцелуев. Было только иступлённое желание. Каждая клеточка твоего тела требовала большего, требовала продолжения. Горячие, влажные и такие сладкие поцелуи Гаары покрывали твои губы, твою шею, твои плечи. Его руки ласкали тебя повсюду, проводя по стройным ногам и ягодицам, ласкали твои отвердевшие соски. Гаара наслаждался твоим телом. Его рука опустилась ниже, и Гаара стал дразнить твой клитор. Ты застонала от охватившего тебя сильнейшего возбуждения. Тогда он ввёл в тебя два пальца и начал ласкать тебя ими изнутри. Ваши тела чуть тёрлись друг о друга. Ты легонько укусила его за шею. Тело Гаары выгнулось от удовольствия. Ты продолжала целовать и покусывать его шею. Гаара приглушённо застонал. Он начал целовать тебя всё ниже и ниже. Плечи, грудь, живот, и наконец, добрался до твоей киски. Он ласкал языком твой клитор, наслаждаясь твоим вкусом. Он всунул в тебя язык. Ты выгнулась и застонала ещё сильнее. Он чувствовал, как ты трепещешь. Твои руки комкали податливые простыни. Гаара больше не мог ждать. Он приподнялся, раздвинул тебе ноги и вошёл в тебя, сразу и до конца. Твой стон перешёл в приглушённый крик, такое наслаждение доставляло тебе его тело. Гаара вошёл в тебя ещё раз и ещё и ещё. Он раз за разом вводил и выводил из тебя свой член. А ты всё сильнее поддавалась ему, входя в темп. Он опустился, и твоя грудь вновь коснулась его торса. Ты слышала и чувствовала его тяжёлое дыхание. Гаара ускорился. Ты заскоблила руками по его спине. Ты стонала в порыве страсти. Ты уже испытала оргазм, а он всё продолжал. Наконец он кончил. Ты почувствовала, как его сперма втекает в твоё тело. Он вышел из тебя и нежно поцеловал. Остаток ночи вы провели вместе.
Ты возвращалась с миссии в селение своего клана. Тебя сопровождала Темари. Вы болтали о многом. Неожиданно она сказала:
- Юми, ты не заметила, как изменился Гаара, с твоим приходом. Мне кажется, он счастлив. Впервые счастлив за всю свою жизнь. И с тех пор как стал Казекаге.
«Гаара. Ты счастлив... Верно, ты счастлив... Твоё счастье поддерживает и меня. Мою жизнь теперь питает любовь. Ты освободил меня от проклятия моего клана. Теперь я буду с тобой... Да, навсегда».
- Ну что, до селения остался всего час пути. Ты говорила, что пробудишь там несколько дней, а потом назад, в Суну. Теперь ты будешь жить рядом с нами. Как здорово! – радостно сказала Темари.
Ты только улыбнулась в ответ.

0

8

http://dimitraservice.info/uploads/0002/25/06/8550-2.gif прикольно!

0

9

Сразу говорю, автор - не я, а кто-то более талантливый! хи-х)

... Получу... Даже таким... Безумным путём...- меж поцелуев бормотал Саске. Тебя охватила паника. Ты задёргалась, но, учитывая его явное приемущество в таком положении, это было бесполезно.
- Саске... Нет! Перестань!
- Дура...- его рука переместилась с твоей шеи на грудь и сильно сжала. Даже сквозь ткань кофты и лифчика ты чувствовала жажду в его прикосновении.
- Мне невыносима мысль... Что ты ради Итачи, прикрывая свою любовь тем, что тебе нельзя вмешиваться в наш мир, не желаешь давать мне уроки кендзюцу...- Саске тяжело дышал.
- Ты параноик!- в гневе рявкнула ты, удивляясь, что гнев в тебе способен находиться даже в таком положении,- Не в Итачи дело! Я не прикрываюсь!
- Ложь!- в тон тебе рявкнул Саске и тут же укусил тебя за плечо до крови, одновременно зализывая боль,- Я знаю то, что очевидно... Ты его любишь... Ты плюёшь на меня ради него... Я этого не потерплю!
- Псих! До тебя бесполезно докрикиваться!
- Сама виновата!
Ты непонимающе уставилась на его гневное лицо. Он устало прислонился лбом к твоему лбу.
- Не надо было всегда быть спокойной... Ты не должна была улыбаться мне... Той улыбкой, в которой нет ни грамма фальши...
- Саске...
- Заткнись... Я влюбился, как последний кретин,- с невыносимой болью в голосе почти прошептал Учиха,- Как последний идиот... В тебя влюбился, дура... Я всё говорил о кендзюцу... Но на самом деле...- его взгляд метнулся к твоему поражённому лицу,- На самом деле мне нужна ты...
Наступила тишина, нарушаемая лишь его тяжелым дыханием.
- Саске...
Он ждал. Ему стоило больших усилий не отвести взгляд.
- Я не могу... Я изменила твой внутренний мир... Что-то ещё менять подавно нельзя...
- Я сам хочу себя изменить!- с этим полным боли криком Саске чуть ли не разорвал твою кофту и припал губами к ключицам. Ты вновь ощутила затягивающий страх. Но каким-то чудом часть сознания оставалась ясной, благодаря чему тебе удалось как-то вырваться. Ты пулей сиганула в коридор, к своей катане. В тайдзюцу он намного сильнее тебя. Когда с катаной в руке ты развернулась к подлетевшему Саске в полной боевой готовности, его скорость тебя поразила. Он мгновенно выбил оружие из твоей руки и зажал тебя в угол прямо в коридоре.
- Нет... Ты не должна сопротивляться...
- Прекрати! Ты не знаешь, что делаешь!
- Я люблю тебя!
- Саске...
- Люблю тебя,- с придыханием повторил он, резко подхватив твою ногу под колено и заведя себе за пояс. Ты хотела ещё что-то сказать, но его губы этого не позволили. Его руки бесстыдно исследовали твоё тело, язык творил что-то невообразимое. Ты сдалась... Перестав сопротивляться, ты медленно стянула с него рубашку и развязала канат на поясе. Поглаживая его по спине, тебе удалось утихомирить его рвение и страсть.
- Я счастлив...- тихо произнёс он, отстраняясь, и, взяв тебя на руки, перенёс в гостинную на тот самый несчастный диван. Вскоре вы, уже обнажённые, доставляли друг другу больше удовольствия. Его руки не знали покоя. Ладони жали и мяли грудь, губы покрывали влажными поцелуями шею. Ты выгибалась и стонала, когда он уже тёрся о тебя своим достоинством. Саске нравилось дразнить тебя. Он, горячо прикасаясь губами к твоим губам, щёкам и шее, удерживал тебя за бёдра, не давая вырваться из этой сладкой муки, и уже входил в тебя, не доходя до грани девственности. Этим он пробуждал в тебе желание, ещё большую жажду. Учиха слишком плотно прижимал тебя к дивану, не давая больше выгибаться. Дрожь сотрясала тело от нетерпения. Только увидев твой молящий взгляд, он одним толчком полностью вошёл в тебя. Тут он, неожиданно даже для самого себя, кончил. Ты вскрикнула. По идее, конечно, должно быть стыдно. Так быстро. Однако одно ощущение жара внутри вновь сделало его твёрдым. Учиха начал двигаться. Ты издала стон. Боль была уже не такой невыносимой из-за его медленных, нежных движений. Ты забыла обо всём, кроме него, кроме его плоти, двигающейся в тебе. Саске прижимался всем телом, полностью сливаясь с тобой, и отстранялся, заставляя себя и тебя хотеть большего. Медленными движениями он вынудил тебя двигаться с ним в одном темпе. Он чуть ускорялся и тут же переставал. Ему было хорошо. Он будто пил тебя медленными глотками, растягивая удовольствие. Двигаясь глубоко и нежно, он сделал тебя очень чувствительной даже к случайным прикосновениям. Саске долго наслаждался твоими сладкими стонами, рождая их изредко резкими толчками. Ты подчинялась ему, отдаваясь полностью и получая наслаждение, приятное до дрожи; выгиналась ему навстречу, обостряя его ощущения, заставляя двигаться быстрее. Саске постепенно переставал быть нежным. Ты ощущала, как напрягаются его мышцы, почти физически чувствовала его нарастающее желание. Хватало лишь его взгляда, затуманенного похотью и жаждой, которую сможешь утолить лишь ты. Тебе было очень приятно чувствовать его горячее тело. Ты не знала, что он почувствовал, когда ты чуть улыбнулась. Внезапно он впился в твои губы, начав грубые, резкие и очень быстрые движения внутри тебя. Ты застонала, ощущая, как он входит глубже. Твои стоны он заглушал поцелуем. Ты чувствовала, как он улыбается сквозь поцелуй, как прерывисто обжигает твоё лицо сбивчивым дыханием. Каждое его движение, страстные выдохи, беспорядочные поцелуи сводили тебя с ума. Внезапно его руки поймали твои и прижали к подушке по обе стороны от твоей головы. Толчки стали медленнее, но намного сильнее, грубее. Он заставлял тебя кричать, как ты никогда не кричала. Он кончал. Его стоны слились с твоими криками, кружа голову. Никогда прежде никто не был к тебе настолко близко. Ты сжала бёдра, помогая ему до конца войти в тебя. Последний резкий толчок. Он будто весь выплеснулся и замер, судорожно сжимая твои запястья. Его частое, глубокое дыхание грело тебя. Учиха нежно коснулся пальцами твоих губ, усталым взглядом глядя в твои глаза. Тела расслабились. Он вышел из тебя, откинувшись на спину, крепко прижав к себе и укрыв вас пледом, лежавшем на стуле рядом с диваном. Некоторое время дыхание не приходило в норму. Мысли о том, что ты, возможно, изменила не только Саске, но и этот мир, не давали тебе покоя. Найдя в себе силы, ты села, вплетя пальцы в волосы. Странные приятные ощущения внизу живота. Ты глубоко вдохнула и выдохнула, стараясь не обращать на них внимания. Внезапно ты ощутила тёплые руки на спине.
- Что-то не так?
Ты не ответила. Ты попыталась сопротивляться его манящему, тёплому тону. Саске сел следом за тобой, обняв за плечи, положил подбородок на твоё плечо. Ты почувствовала довольный выдох.
- Жалеешь?
Ни слова. Губы Учихи коснулись уха.
- Пожалуйста, ответь. Ты сводишь меня с ума своим молчанием.
- Что я должна ответить? Я не знаю... Зачем ты со мной это сделал?
- Я люблю тебя.
Ты вздрогнула. Саске, отметив скользящим поцелуем твою руку, прильнул к плечу. Его ласки расслабили тебя. Но мысли не угомонились.
- Ты никогда не была такой красивой, как сейчас.
- Нельзя было... Я во всём виновата...
- Брось... Я теперь тебя никуда не отпущу. Ты - хранительница моего клана.
- Ты не понимаешь. Нельзя. С этим очень строго. Твоё признание меня просто обезоружило. Мне никогда никто такого не говорил... Ну, говорили, но это было давно. Я должна была сопротивляться...
Вдруг Учиха неожиданно резко повернул тебя к себе за подбородок.
- Ты ничего никому не должна. Ни своему миру, ни этому. Я готов всё принять на себя.
- Как же ты не понимаешь... Тебя кроме... Кроме твоей любви ничего не волнует... Но есть обязанности, о которых нельзя забывать.
Неожиданно ты почувствовала, как его ладонь гладит внутреннюю сторону бедра, поднимаясь чуть выше.
- Я сделаю тебе кое-что приятное... И ты забудешь...
- Нет... Саске, не надо...- ты громко выдохнула, почувствовав его пальцы, ласкающие тебя внутри,- Ты... Ты невменяем...
Он усмехнулся, углубляя движения.
- Я довольно ненасытен... Не думай о своих делах в другом мире... Или придётся сливаться с тобой, пока ты не забудешь всё на свете...
- Прекрати... Не говори этого...
Но твоё тело говорило противоположное. Пытаясь как-то конролировать себя, ты сжала бёдра и остановила его руку.
- Прекрати.
Он стал серьёзным. Он сверлил тебя хмурым взглядом, ничего больше не предпринимая.
- Мне тяжело видеть тебя такой,- его взгляд чуть смягчился,- Ты страдаешь от собственного упрямства...
- Не будь я такой, ты бы разве любил?
Он усмехнулся.
- Нет. Но всему есть предел.
Ты с мольбой взглянула на него.
- Думаешь, я не хочу забить на всё, кроме тебя?
Саске нежно коснулся губами твоего плеча.
- Я не могу... Прости меня...
- Хватит уже. Не желаю слушать. Ты не сомневаешься в нас, разве должно быть что-то ещё? Я люблю тебя, это всё, что я знаю.
Тут ты ощутила его ладонь ниже спины, что заставило тебя резко выпрямиться и с укоризной посмотреть на Учиху. В его глазах плясали игривые искры.
- Учиха, если у тебя есть совесть, ты этого не сделаешь.
- Моя совесть тут не при чём. Она всегда молчит, если я смотрю на тебя.
Ты раздражённо фыркнула и ладонью закрыла ему глаза.
- Значит, не смотри.
- Не могу,- он нежно отстранил твою руку и поцеловал тебя. Как будто робко, что-то выпрашивая. Ты не могла не ответить. Поняв это, Саске начал поглаживать твоё тело, уплотняя прикосновения на груди и бёдрах. В поцелуе он поднялся на колени, вынудил тебя встать так же. Отстранившись, он медленно развернул тебя спиной к себе.
- Саске...
- Не бойся. Я обещаю, тебе будет хорошо.
- Извращенец...
Он лишь улыбнулся, поставив твои руки на подлокотник дивана. Крепко приобняв тебя за талию он начал входить в твой задний проход. Ты сжала обивку и зажмурилась. Тебе казалось, что в этот раз плоть Учихи больше. Ты попыталась сжаться, но он вдруг рукой выгнул твою спину, входя глубже.
- Так будет легче...- шепнул он. Твои руки напряглись от сильного сжимания обивки дивана, однако ты поддалась. Пытаясь не обращать внимания на собственную боль, ты подалась чуть вперёд и немного расслабилась, позволяя ему полностью войти. Саске замер, поглаживая твою спину. Ему до скрежета зубовного хотелось продолжить, но он терпеливо ждал, когда твоя боль немного утихнет.
- Вот так... Молодец...- он пытался ускорить это ласковыми словами. Вдруг он двинулся. Ты выдохнула, тихо застонав. Саске начал медленно двигаться, выходя лишь на чуть-чуть, давая тебе привыкнуть. Его рука удерживала тебя за талию. Другая опиралась о подлокотник для равновесия. Через несколько минут его движения в тебе приносили одно лишь блаженство. Ты ощущала его любовь всем телом и душой. Саске стал быстрее, переместив ладонь с талии на твою грудь. Он склонился к тебе и принялся оставлять засосы на твоей шее. Тяжёлое дыхание опаляло плечо, вынуждая тебя содрогаться. Он сжал грудь и тут же услышал твой стон. Ты опять почувствовала его горячие губы, впившиеся в шею. В полустоне ты сама не заметила, как выдохнула его имя. Казалось, его это просто завело. Его толчки тут же стали требовательными. Некоторое время спустя он уже почти полностью входил и выходил. На телах выступил пот, но тебе казалось, что вы оба готовы продолжать до полного истощения. По крайней мере хотелось... На его счёт ты оказалась права. Вскоре ты кончила, но он продолжал мучить тебя. Ещё некоторое время он приближал себя к самому пику блаженства, входя в тебя очень сильными рывками. Чтобы не издавать крики, ещё больше заводившие его, ты прикусила губу до крови. Когда ты ощутила, что он уже близок к концу, выгнула спину, полностью подавшись вперёд. Он, воспользовавшись этим, вцепился в твои плечи и полностью всадил в твой задний проход свой член. Ты простонала громче. Его толчки стали яростнее. Воздуха стало катострофически не хватать. Казалось, ты надорвала голос от криков. Но одно лишь желание заставляло тебя помогать ему двигаться внутри: подарить любимому удовольствие. Тут он замер. Ты почувствовала в себе ещё больше жара. Он влился в тебя полностью. Его семя было так обильно, что всё ты принять в себя была не в силах и какая-то часть вылилась наружу. Твои руки дрожали от пережитых ощущений. Ты почувствовала, как Саске устало склонился к тебе, не выходя из тебя. Его чуть слышный всхлип, и ты ощутила ещё одну струю внутри себя. Понежась ещё несколько секунд, он, наконец, вышел. Ты, истощённая, упала на подушку, всё ещё пытаясь привести дыхание в норму. Ты почувствовала, как Учиха присел рядом, укрыв тебя полностью и себя по пояс. Его пальцы бережно убрали пряди волос с твоего лица. Ты увидела его нежную улыбку.
- Я сейчас немного отдохну и...
- Опять?!- из-за недавних криков твой голос действительно охрип, поэтому вкупе с до крайности изумлённым видом он вызвал у Учихи снисходительный смешок.
- Нет,- он всё не мог убрать ладонь с твоей щеки,- Отнесу тебя в душ и вымою. Отдохнёшь.
- Спасибо... А ты?
- В семье "спасибо" не говорят. Я буду рядом с тобой, пока ты спишь.
- Саске...
- Хм?
- Значит, ты решил, что мы - семья?
- Ну, знаешь ли, если через девять месяцев появится сюрприз, жутко похожий на меня, у народа будут вопросы. А так их не будет.
Ты несколько секунд молчала. После чего, с неизвестно откуда взявшимися силами, резко села и чуть не залепила ему пощёчину. Он со счастливой улыбкой остановил твою руку и нежно поцеловал.
- Учиха! Какого чёрта?! Почему ты не предохраняешься?!
Он засмеялся. Его смех ты слышала впервые. Он оказался таким искренним, ласковым, что злиться сразу расхотелось.
- Ты смешно дуешься,- весело сообщил он. Ты обижено фыркнула.
- Ты любишь меня?- неожиданно спросил Учиха. Ты покосилась на него взглядом в стиле "ты дурак, или притворяешься".
- Догадался спросить,- ты глубоко вздохнула,- Люблю... Любила, когда была в своём мире.
- А... А Итачи?- решился спросить Саске, задержав дыхание от волнения. Ты некоторое время размышляла.
- Итачи меня бы никогда не полюбил. Мне... Мне достаточно было твоего взгляда, когда ты мне признался... Я подумала, что меня никто так больше не будет любить... Я не должна всю жизнь страдать из-за того, кто меня не любит, и попытаться понять... Тебя... Так я подумала.
Ты подняла взгляд на Саске. Он взвешивал каждое слово.
- Ты мне не веришь?
- Твои чувства... Какие-то странные. Кажется, я должен быть счастливым, но... Я думаю, ты до сих пор его любишь. Более того, это ещё не всё, что тебя тревожит.
Ты несколько секунд смотрела на него. И не выдержала. Убито кивнула и отвела взгляд.
- Прости меня... Я всё ещё что-то чувствую к нему и... Так и не избавилась от чувства долга перед этим миром и своим.
Учиха нежно погладил тебя по голове.
- Ничего. Я не отпущу тебя никуда. И ты забудешь моего брата. Ведь сможешь?
- Да...
- Кстати, о том, что уже забыто. В душ пора.
Он подхватил тебя на руки. Ты усмехнулась ему в шею.
- Думай об Орочимару...
Учиху передёрнуло. Он остановился и пристально посмотрел на тебя.
- Это ещё зачем?
- Чтобы в душе ты опять не начал домогаться.
Он фыркнул.
- Импотентом меня хочешь сделать?
- Ну ладно. Думай о...
- Не говори,- перебил Учиха,- Ещё хуже сделаешь.
Ты усмехнулась и позволила ему омыть твоё тело от девственной крови.
***
Ты стояла на балконе, оперевшись локтями о перила, и смотрела на ночное небо. Ох уж эти бесконечные звёзды... Раньше ты с тоской смотрела на них, но не теперь. При мысли о твоей нынешней жизни внутри то всё схватывало, то вновь успокаивалось.
- Ты так безмятежна. Я доволен.
Муж. Ну, почти. Через месяц он уже им будет. Он опёрся руками о перила, тем самым прижавшись к тебе сзади и положив подбородок на твоё плечо. Вот то, что, наверное, останется навсегда, потому что ты любишь его - ты каждый раз чувствуешь волнение перед его любовью... Дыхание стало чуть сбивчивым. Ты ощутила, как твоё сердце то ускоряется, то вновь бьётся спокойно.
- Хм... Ты до сих пор волнуешься, когда я намекаю тебе...
- Когда только ты не намекаешь,- фыркнула ты, отводя взгляд. Он усмехается и целует шею, ближе к ушку, вызывая у тебя дрожь.
- Тебе же это нравится...
- Вай-вай... С такими темпами я забеременнею раньше, чем мы поженимся.
- Ну и что?
- Как "что"?- ты возмущённо дёрнула плечом. Но он не отстал. Лишь тут же перешёл к другому плечу. Ты ощущаешь, как он прижимается к тебе всем телом, чувствуешь предвкушение в лёгких подрагиваниях.
- Саске...
- Ммм...- он лишь прижимается губами к шее, заставляя взволнованно дышать. Тут его губы коснулись твоего уха.
- Мне так нравится твоя нерешительность... Когда ты краснеешь, я завожусь...
- Значит, мне нужно намазаться белилами.
- Не язви.
Саске за плечи развернул тебя к себе.
- Бяка ненасытная,- ты надулась,- Не могу я тебе сопротивляться.
Он ухмыльнулся, сжав твои предплечья и требовательно поцеловав в губы. Ты резко вдохнула от неожиданности. Получилось, что ты случайно углубила поцелуй, запечатав его вкус на губах. Он усмехался прямо через поцелуй. Ты ощутила, как он приперает тебя к перилам балкона. Кое-как оторвавшись, ты с неким укором посмотрела на него.
- Хочешь меня с балкона выкинуть?
- Хм? Блин, умеешь испортить момент...
- Я его восстановлю в нашей спальне.
- Может, в ванной? Или на кухне?
- Дурак. Тебе всегда всего мало.
- Пфе... А тебе достаточно одной постели.
- Ты хочешь меня, или нет?
Саске выгнул бровь.
- Что за вопросы? Хочу, чёрт возьми!
- Тогда пошли в спальню, и не вякай.
Он вдруг резко ткнулся носом в твою шею.
- Совсем не весело,- он выдохнул. Тебе стало его жалко. Ты чуть усмехнулась и, подняв его лицо к себе за подбородок и положив ладонь на его шею, ты нежно коснулась носом его носа, тут же игриво отпрянув.
- Обещаю, потом сделаем, как ты хочешь. Просто я получаю больше удовольствия на мягком. А когда я кайфую, я теряю совесть.
Он усмехнулся доброй, совершенно беззлобной усмешкой.
- Люблю тебя.
Ты вздрогнула. Когда-то давно... Эти же слова... Но ты видишь, он готов повторять их вечно.
- Саске...
Прервав не родившуюся фразу поцелуем, он подхватил тебя на руки и понёс в спальню.
Сплетённые пальцы... В резких, отчаянных движениях бились тела... Тебе хотелось вырваться из его объятий, но он не давал, продолжая удовлетворять желания своего тела всё жёсче... Ты терпела каждый раз... Доводила его до конца, всё же чувствуя наслаждение вместе с ним... Его губы шептали твоё имя... Его плоть сильнее ударяла в тебя... Чувствуя его ненасытность, твоё тело возбуждалось раньше, чем ты могла это осознать... Ноги обхватывали его, прижимая плотнее, заставляя двигаться, выходя лишь на чуть-чуть... Даже ночи не хватило... Лишь ранним утром Саске без сил откинулся на спину, по привычке крепко прижав тебя к себе. Сердце бешено билось. Тебе нравилось слышать его. Ощущать его прямо под собой. Ты устало поцеловала его в шею и, некоторое время поводив рукой по его груди, уснула. Так происходит всегда. Саске машинально водил рукой по твоей спине, думая о чём-то маловажном. Ему нравилось чувствовать тяжесть твоей головы на своей груди, ощущать пряди волос меж пальцев. Он был счастлив. Он вспоминал, как когда-то давно чуть не потерял тебя, с какими усилиями удерживал рядом с собой. Вспоминал, какую лёгкость чувствовал, когда понял, что ты останешься... И ваш первый раз, когда всё и началось...
Его мысли:"На диване *неслышный смех, отчего грудь чуть подрагивает*... Хех, надо повторить..."
Он нежно поцеловал тебя в лоб и постепенно уснул с безмятежной улыбкой. Такова жизнь с любимым человеком... Время такое быстрое, когда так хочется его остановить... Но никто не р асстраивается... Люди живут, не осознавая счастья в полную меру, но оберегая бесценные чувства, поэтому и не теряют само счастье...

0

10

настю-шка
Может займёшься этой темой? :DDD

0

11

Автор: melanyone
Бета: Givs
Название: Сладкая месть
Статус: закончен
Жанр: Романтика
Персонажи: Саске, Сакура, Карин, Ино и парочка своих
Пейринг: Саске/Сакура, Саске/Карин (мельком)
Рейтинг: NC -17, R
Размещение: ТОЛЬКО С РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРА!!! (связь с автором: melanyone@mail.ru)
От автора: Это творение писалось специально для моей беточке Гивс и моего любимого критика и просто великолепного автора Варвары777.
Дисклеймер: о великий Масаси Кисимото.

Сладкая месть.Часть 1

Теплый летний вечер. Ярко красное солнце, что уже почти спряталось за горизонтом, уступая дорогу ночному светилу, окрашивало небосвод в свои кровавые оттенки. На улице слышалось громкое пение птиц. Возле открытого окна на втором этаже с кружкой горячего кофе в руках сидела девушка и о чем-то размышляла. Ветер нежно трепал ее волосы цвета вишни. Ее изумрудные глаза были устремлены куда-то вдаль.
Вот уже целый год прошел с момента его возвращения. А их с ним отношения стали только хуже. Нет, поначалу все было даже очень хорошо. Они начали встречаться, даже провели несколько ночей вместе. Он сделал ее женщиной. Хотя сам до этого имел огромный опыт общения с противоположным полом. Чего только стоит его напарница по команде «Така» Карин… От воспоминаний об этой особе Харуно невольно передернуло. Эта рыжая бестия доводила ее до белого каления своими выходками и вечными приставаниями к ее Саске. Ее Саске… Раньше она и вправду думала, что он ее, пока не узнала, что он на самом деле лживая, бессовестная скотина, которая так и норовит залезть под первую же попавшуюся юбку. Видимо, желание возродить свой клан у него теперь на первом месте, ведь предыдущую свою цель он выполнил. Только вот он что-то уж слишком увлекся процессом. А узнала обо всем этом Сакура весьма банальным способом. Как-то раз, в один из таких же летних вечеров, как этот, она и ее подруга детства Ино спокойно гуляли по парку и обсуждали новое увлечение Яманако. Вдруг, где-то слева от себя они услышали весьма неоднозначные стоны. Каково же было их удивление, когда они, повернув головы в сторону источника шума, увидели Саске, бесцеремонно лапающего какую-то брюнетку, при этом целуя ее взасос. Видимо, он почувствовал на себе чужой взгляд и, оторвавшись от своей пассии, повернулся лицом к застывшим в изумлении от увиденного девушкам. Встретившись взглядом с розововолосой, он слегка улыбнулся ей краем губ и опять вернулся к своему занятию. В тот вечер Харуно изрядно напилась. Правда, подруга ее не бросила, то есть наутро похмелье у них было у обеих одинаковым.
После этого случая Сакура с Учихой практически не общались. Она старалась избегать его. Но и тут судьба сыграла с ней злую шутку. Дело в том, что этот хренов мститель начал встречаться с Карин, которая по приказу Пятой теперь работала в той же больнице, что и Харуно. Одним словом, розововолосой пришлось созерцать эту парочку каждый день, отчего жизнь ей казалась просто таки дерьмовой. Но, слава богам, он и ее в скором времени отшил. После этого отношения между Сакурой и этой бестией стали хуже некуда. Но в результате проведения профилактической беседы с ними Хокаге, они стали мирно сосуществовать, лишь изредка обмениваясь всякими колкостями в адрес друг друга, и то, чтобы Пятая этого не заметила, а то новой лекции с ее стороны не избежать. В этом обе девушки были солидарны: ни одной из них не хотелось идти на ковер к Цунаде.
Пребывая в размышлениях, Сакура даже не заметила, как ее кофе остыл. Рабочий день уже давно закончился, но идти домой как-то не хотелось. Кроме того, она прекрасно знала, что Карин все еще в больнице, а лишний раз сталкиваться с этой особой у нее желания не было. Девушка медленно сползла с подоконника. Поставив чашку с не выпитым кофе на стол, она направилась к шкафу, что находился возле дверей, чтобы сменить свое рабочее одеяние на повседневную одежду. Когда с переодеванием было покончено, девушка подошла к окну и закрыла его, дабы ночью ветер не разбросал важные документы по всему кабинету, после чего благополучно покинула помещение, предусмотрительно закрыв его на ключ. И вот, она уже спускалась по лестнице, ведущей в холл больницы, к главному выходу из здания. Видимо, удача таки покинула Сакуру, поскольку, только очутившись в приемном зале, она тут же столкнулась с человеком, которого желала видеть чуть ли не в последнюю очередь. И этим некто оказалась, к ее великому огорчению, Карин.
- Эй, смотри, куда прешься! – крикнула на виновника столкновения красноволосая.
«Это явно не мой день», - пронеслось уже не впервые за последнее время в розововолосой голове, но вслух она сказала:
- Извини, я спешу, - Харуно искренне надеялась, что извинившись, она сможет разрядить обстановку и как можно скорее избавиться от компании этой особы.
Но ее надеждам не суждено было сбыться.
- Неужто так на свидание торопишься, что готова ради этого даже человека с ног сбить, дабы успеть? – съехидничала Карин, а потом, поправив свои очки, добавила. - Хотя понятия «Харуно» и «Свидания» – абсолютно несовместимы, – и на последней фразе громко рассмеялась.
Сакура еле сдержала себя, чтоб не заехать этой особе своим фирменным цунадовским ударом, которым она неоднократно отправляла на больничную койку Наруто и не только его. «Спокойно, спокойно…Только не поддавайся на ее провокации…Она этого не стоит…» - старалась мысленно успокоить себя куноичи. Карин, видимо, заметила, что сумела задеть Харуно за живое, поэтому решила добить ее окончательно:
- Как Саске вообще мог встречаться с таким пугалом, как ты? Наверно, он это делал из жалости, ведь ты когда-то с ним в одной команде была…
От жестокой расправы Карин спас только сильный грохот, исходивший от сестринского пункта, что находился в приемном зале. Девушки, ведомые своим любопытством, направились к источнику шума. Подойдя ближе, перед ними открылась ошеломляющая картина: Саске лежал на столе с какой-то медсестричкой и беззастенчиво лапал ее, при этом целуясь с ней в засос. «Де-жа-вю», - пронеслось в голове розововолосой. И тут ее взор пал на разбросанные по всему полу папки с медицинскими заключениями больных и прочую документацию. «Теперь понятно, откуда взялся этот шум», - пришла к умозаключению Харуно. Как ни странно, но обе куноичи синхронно развернулись на 180 градусов и молча (!) направились к выходу из здания. Ни одной из них не хотелось унижаться в присутствии соперницы, устраивая никому не нужные сцены ревности, тем более что таким способом они могли разозлить Саске, а от него можно было ожидать чего угодно. Поэтому они просто решили удалиться, дабы не созерцать любовные утехи тех двоих. Но, выйдя на улицу, случилось то, чего никто себе и в страшном сне не мог представить.
- Харуно, а ты бы не хотела пойти чего-нибудь выпить? – каким-то пустым голосом произнесла Карин.
Услышав вопрос, Сакура резко остановилась и с недоумением посмотрела на невольного собеседника. Она уже было подумала, что у нее начались слуховые галлюцинации, а, значит, она окончательно сошла с ума, но все же решила переспросить:
- Ты это ко мне? – недоверчиво спросила розововолосая.
Карин тоже остановилась и, посмотрев на Харуно, ответила:
- А ты здесь еще кого-нибудь видишь, кроме той парочки? Но, думаю, им мое предложение не будет интересно…
На мгновение обе девушки умолкли, вспоминая увиденное ранее в больнице. Зеленые изумруды встретились с ярко-красными рубинами, и Сакура увидела в них то, чего никогда не замечала в этой стервозной особе, а именно тоску и боль, которую она неоднократно наблюдала, смотря на себя в зеркало.
- Пошли…

Двумя часами позже.
Тускло освещенное помещение. В воздухе ощущался тяжелый запах выкуренных сигарет и перегара. Повсюду царил шум и гам, но двух куноичи, что расположились в дальнем правом углу помещения такая обстановка, кажись, ни капли не смущала. Судя по виду девушек, а так же по количеству пустых бутылок саке, они обе были уже изрядно пьяны…
– Да как он смеет пренебрегать мной! – стукнув пустой рюмкой об стол, крикнула Карин. Видимо, спиртное изрядно ударило ей в голову, поскольку жаловаться на свою горькую судьбу, тем более своей сопернице (а она считала Сакуру своей злейшей соперницей), было просто невообразимым. Что уже говорить о том, чтобы обсуждать с ней поведение Учихи Саске по отношению к женской половине Конохи, большая часть которой, по мнению девушек, уже побывала в его постели. Но, как говорится, общие проблемы делают друзьями даже заклятых врагов. – Кто дал ему право так относиться ко мне? – продолжала неистовствовать красноволосая. – Да за мной парни толпами ходят! Стоит мне их пальчиком поманить – и они тут как тут!
Сакура, до этого смотревшая куда-то в точку на полу, подняла свой мутный взор на собеседницу и с сарказмом ответила:
- Только вот что-то он на твой зов никак не откликнется…
Карин, которой впервые за вечер, а, возможно, и за всю ее сознательную жизнь, нечего было возразить. Поэтому она просто фыркнула и отвернулась, наблюдая, как за соседним столиком проходят разборки, видимо, связанные с тем, что собутыльники не смогли поделить выпивку. «И как Цунаде-сама здесь может проводить свое свободное время? Тут же полный беспредел…» - пронеслось в голове у Харуно пока она созерцала драку, точнее, как выразился один из зачинщиков переделки, как проходит «наказание за непослушание». «Наказание…» - эхом пронеслось в голове розововолосой. Два изумруда ярко заблестели. То ли это выпитое спиртное так подействовало на девушку, то ли это результат каких-то умозаключений, связанных с увиденной дракой, но, тем не менее, Сакура улыбнулась и, посмотрев на Карин, выдала следующее:
- Скажи, а ты готова забыть на некоторое время наши разногласия и поработать в паре?
Красноволосая, которая все еще наблюдала за перепалкой собутыльников, с непониманием посмотрела на Харуно:
- Что ты имеешь в виду? – заплетающимся языком промолвила девушка.
Сакура прищурила глазки и с какой-то хищной ухмылкой начала разъяснять собеседнице суть ее вопроса:
- А тебе разве не надоело такое его отношение к себе? Лично меня он уже достал своими выходками! Мне осточертело постоянно созерцать его любовные утехи на виду у всех!!! – и розововолосая ударила кулаком по столу, да так, что тот прогнулся, и в том месте, куда пришелся удар, поползла паутина из трещин.
- И что ты предлагаешь? – в голосе Карин прозвучали нотки заинтересованности.
Зелёные глаза недобро блеснули:
- Мы его накажем! Накажем за все, что он с нами сделал! За всю ту боль, что он нам причинил! За все те слезы, что мы пролили по его вине! Он нам за все ответит! – и в подтверждении своих слов она взяла пустую рюмку и, сжав ее в руке, раздавила, как будто та была сделана не из прочного закаленного стекла, а всего лишь из обыкновенной бумаги.
На такие пламенные речи собеседницы красноволосая лишь фыркнула и отвернулась:
- Ну и как ты это собираешься сделать? Он намного сильнее. У нас против него нет ни шанса…
- Ты права, - ответила Харуно. - В бою нам против него и пяти минут не продержатся. Поэтому мы не будем атаковать его в открытую, а ударим в его самое слабое место.
- И какое же? – красные рубины пытливо смотрели на собеседницу.
- Мы ударим по его самолюбию. Саске слишком самоуверен. Учиха никогда не признавал в женщинах достойных противников. Он видел в нас лишь слабых и безвольных существ, которые были пригодны лишь для развлечений и домашней работы. Поэтому, когда он поймет, что ситуация вышла из-под его контроля, и у него больше нет власти над нами, а наоборот, это мы его контролируем - это будет мощнейший удар по его самолюбию. Он будет унижен теми, кого презирает. И это будет означать нашу с тобой победу, – на последней фразе Сакура улыбнулась. – Ну, так что, ты мне поможешь? – она выжидающе посмотрела на возможную сообщницу.
Несколько мгновений Карин смотрела в одну точку, видимо, обдумывая все «За» и «Против» этой безумной затеи, но потом на ее лице появилась дьявольская ухмылка, и она выдала свой вердикт:
- Саске уже давно заслуживает, чтобы его проучили, и я с радостью приму участие в этом, – и, поправив очки, добавила. - Я надеюсь, что ты уже разработала план действий по воплощению нашей «Сладкой мести»?
Ответом ей была довольная улыбка на лице розововолосой.

После того судьбоносного разговора прошло около недели. За это время девушки не то, чтобы стали лучшими подругами, но стали больше понимать друг друга, и перепалки между ними прекратились. Кроме того, их начали часто видеть вместе, что раньше было просто невообразимым. И такое их поведение не могло не насторожить одну блондинистую особу, которая по совместительству также являлась лучшей подругой розововолосой куноичи. И вот она, наконец, устала от недомолвок со стороны Харуно и, будучи серьезно настроена на откровенный разговор с последней, направлялась в кабинет к заместителю главврача Главной Коноховской больницы, то есть к Сакуре. Но, находясь уже возле двери, она остановилась, поскольку услышала весьма занятную беседу двух куноичи, в которых она узнала свою подругу детства, что, в принципе, было нормальным, ведь та была на своем рабочем месте, и, к своему величайшему ужасу, Карин! Тут самообладание у Яманако дало трещину, и она практически вихрем влетела в помещение.
- Кто-нибудь объяснит мне, что тут происходит? – крикнула с порога визитер.
Сакура преспокойно посмотрела на нежданного гостя и, сложив пальцы в манере Цунаде, ответила:
- Здравствуй, Ино. Может, перед тем, как требовать ответа, ты зайдешь в кабинет и закроешь за собой дверь, или так и будешь стоять в пороге и выкрикивать, привлекая внимание персонала больницы? – тон, каким это было сказано, немного умерил пыл блондинки, и она послушно вошла в помещение, закрыв за собой дверь.
- Присаживайся, – так же спокойно сказала розововолосая, указывая на свободный стул рядом с Карин. – Так что ты хотела узнать?
Яманако все еще продолжала стоять возле двери:
- Что тут происходит? И почему ты общаешься с этой… – Ино запнулась, не зная, как назвать присутствующую помимо нее и Харуно особу.
- И тебе не хворать! – поправляя очки, поприветствовала новоприбывшую Карин.
Яманако испепеляюще посмотрела на красноволосую, а затем перевела свой взор на подругу:
- Сакура, я жду!
Харуно улыбнулась уголками губ.
- Ино, успокойся. Я сейчас тебе все объясню. Но сначала, может, ты все-таки присядешь? Разговор-то будет долгим, а стоять на твоих шпильках будет весьма неудобно и утомительно…

Через час в кабинете заместителя главврача снова было всего две девушки. Сакура сидела за своим столом и медленно попивала зеленый чай.
- Ты в ней точно уверена? – подала голос Карин.
Харуно спокойно поставила чашку с недопитым чаем на стол:
- Не беспокойся, Ино нас не подведет. Кроме того, ее способности идеально подходят для выполнения этого задания.
Красноволосая лишь хмыкнула. Она не очень верила, что Яманако справится с поставленной перед ней задачей, но все же, когда Сакура предложила ее кандидатуру, перечить не стала. Как-никак, та является лучшей подругой Харуно, и она явно больше знает о способностях блондинки, нежели сама Карин.

0

12

Сладкая месть. Часть 2

Подвальное помещение больницы. Тускло освещенный коридор. Вокруг ни души. Лишь стук каблучков выдавал присутствие постороннего. Шаги быстрые, но размеренные. И лишь голубые глаза, в которых время от времени проскакивали искорки недовольства, выявляли истинное состояние их обладателя. «Да как я могла вообще согласиться на всю эту авантюру!» - негодовала Ино, а это была, несомненно, она. – «Нет, я, конечно, понимаю, что он заслуживает, чтобы его проучили. Но то, что задумали эти двое – это просто безумие! Да и меня во всю эту канитель втянули…» Вот такие не веселые мысли витали в ее блондинистой головке, пока она направлялась в лабораторию по «заданию» Сакуры. А вот и нужная дверь. Яманако остановилась и, глубоко вздохнув, постучала. После краткого «войдите» блондинка легонько открыла дверь и решительно прошла внутрь.
- О, Ино, здравствуй! Давно не виделись! – поприветствовала зашедшую дежурная по лаборатории.
Это была девушка лет двадцати, весьма приятной внешности. Не высокая, но в то же время с прекрасной фигурой, все прелести которой были подчеркнуты простеньким платьицем голубого цвета с довольно таки большим декольте и босоножками на тон темнее, нежели само одеяние. Длинные каштановые волосы были собраны в причудливую прическу на голове, чтобы не мешать своей хозяйке при работе с разными реактивами. Медовые глаза внимательно изучали незваного гостя.
- Привет, Кира! – Яманако ослепительно улыбнулась собеседнице.
Они с этой девушкой познакомились два года назад на ежегодной цветочной выставке. Затем разговорились, и выяснилось, что у них много общего, в том числе и увлечение медициной. Как оказалась, Кира работает в Главной Коноховской больнице заведующей лабораторией по разработке и внедрению медикаментозных средств для шиноби. Именно на их знакомстве и решила сыграть Сакура, посылая сюда Ино.
- Так что же тебя привело в мои «хоромы»? Раньше ты никогда ко мне не заходила? Тебе что-то нужно от меня? – шатенка внимательно посмотрела на гостью.
- Нет. То есть не совсем… - Яманако немного стушевала от такой прямолинейности подруги. – Просто я заходила к Харуно Сакуре, ну, ты помнишь, я тебе о ней рассказывала, – увидев утвердительный кивок со стороны собеседницы, она продолжила свой рассказ. - У меня тут свидание намечается, а пойти не в чем. Я хотела попросить ее помочь мне подобрать какой-нибудь сногсшибательный наряд, чтоб поразить Сая, но она сказала, что слишком занята сейчас. Ты же сама знаешь, как Цунаде-сама умеет загрузить работой. Вот я и подумала, что ты мне сможешь помочь в таком деликатном деле. У тебя ведь практически идеальный вкус… - и блондинка с надеждой посмотрела на Киру.
Некоторое время медовые глаза внимательно изучали Яманако, но через несколько мгновений на лице девушки появилась непринужденная улыбка, вслед за которой последовал ответ:
- Хорошо, Ино. Я тебе помогу.
Блондинка вздохнула с облегчением. Она ей поверила. Осталось совсем малость: захватить сознание Киры и под ее личиной проникнуть в лабораторию для того, чтобы украсть один из образцов экспериментальной сыворотки, с помощью которой можно подавить чакру в человеке на несколько дней. «Ну, лобастая. Да после всего этого ты мне по гроб жизни должна будешь…» Из раздумий Ино вывел голос собеседницы:
- А когда ты планируешь поход по магазинам?
- А? Завтра, где-то около полудня. Ты не возражаешь?
- Нет, – последовал лаконичный ответ.
«Так, Ино, соберись! Пора браться за работу!» - с этими мыслями блондинка внимательно посмотрела на заведующую лабораторией. Кира, видя, что Яманако все еще не желает покидать ее кабинета, решила спросить, в чем дело:
- Ты еще что-то хотела?
Вместо ответа блондинка ничего не смогла придумать, как просто грохнуться в обморок. «Будет синяк», - пронеслось в голове Яманако после того, как она приземлилась на холодный кафель, которым были покрыты пол и стены лаборатории. Кира резко вскочила со своего стула, на котором до этого сидела, подбежала к своей подруге, которая, по ее мнению, находилась в бессознательном состоянии, и начала приводить ее в норму. В результате нескольких пощечин (П/А: *с сочувствием* бедная Ино…), ей удалось «разбудить» Яманако, которая уже после первого удара по щеке мысленно проклинала и Сакуру с ее затеей, и сообщницу Харуно - Карин, и даже Саске, из-за которого, собственно, и заварилась вся эта каша. Ну, вернемся к событиям в комнате. Ино медленно открыла глаза и затуманенным взором посмотрела на свою «спасительницу».
- Где я? – задала феноменальный вопрос Яманако. (П/А: Да, Ино можно смело давать «Оскара» за самую лучшую роль жертвы!!! *бета бегает по комнате с помпонами из целлофановых пакетов и скандирует: Ино! Ино! Ино!*)
- Т-ты у меня в лаборатории, - испуганным голосом ответила Кира. – Тебе стало плохо, и ты потеряла сознание. Можешь встать?
Получив утвердительный кивок, Кира помогла подруге встать и усадила ее в свое кресло. Затем развернулась спиной к «больной» и направилась к шкафу, где стоял графин с водой.
«Пора», - пронеслось в голове блондинки, и она, сложив несложную печать, произнесла шепотом название техники. – Нимпо. Перенос разума.

Через четверть часа. Тот же тускло освещенный коридор и размеренные шаги блондинки. Ино медленно шла по направлению к выходу из больницы. Правой рукой она поглаживала карман своего платья, будто в очередной раз удостоверяясь, что ее «миссия» прошла успешно. «Ну, лобастая, с тебя причитается…» - Яманако улыбнулась своим мыслям. Ведь только что она сумела доказать, что является истинной куноичи, которая не остановится ни перед чем для достижения своей цели. Осталось только передать сыворотку Карин, и ее работа на этом окончена.

Красноволосая куноичи уже полчаса находилась в цветочном магазине, принадлежащем семье Яманако, и делала вид, что усердно выбирает букет в подарок. На все попытки продавца помочь она категорически отказывала, мотивируя это тем, что и сама может справиться. «Ну, где же ее носит?!» - негодовала Карин. – «Еще пятнадцать минут в этом дурдоме, и я навсегда возненавижу цветы!» Видимо, ее мольбы были услышаны, и через несколько мгновений зазвенел колокольчик на входной двери. На пороге магазина стояла Ино и улыбалась. Она приветливо поздоровалась с продавцом и, осмотрев помещение магазина, наткнулась взглядом на недовольную посетительницу. Быстренько пройдя несколько метров, разделяющих ее и красноволосую, блондинка лучезарно улыбнулась и спросила:
- Вам помочь? – получив утвердительный кивок, Ино повернулась к продавцу - Иди, отдохни! Я здесь и сама разберусь!
Девушка за прилавком благодарно улыбнулась и скрылась в подсобном помещении. После того, как дверь за ней закрылась, Яманако мгновенно посерьезнела.
- Ты где так долго шляешься?! Мне пришлось тут полчаса торчать и делать вид, что я хочу купить цветы! – тихо, но в тоже время с очевидной неприязнью, произнесла Карин.
- Если тебе что-то не нравилось, могла и сама сходить за сывороткой! – голубые глаза недобро сверкнули.
- Так ты принесла? – красные рубины выжидающе посмотрели на блондинку.
Ино улыбнулась:
- А то! – рука моментально потянулась в карман и выудила из него маленький шприц, наполненный какой-то непонятной жидкостью розового цвета. Яманако протянула сыворотку собеседнице. – Вот, держи.
Карин быстро схватила шприц и направилась к выходу из магазина. Вдруг ее окликнула девушка:
- Постой!
- Ну что еще? – с раздражением спросила красноволосая.
Блондинка быстро схватила готовый букет из белых лилий и протянула ничего не понимающей посетительнице:
- Зачем это? Мне не нужны цветы.
Яманако нахмурилась:
- Ты должна их взять! Иначе кто-нибудь может что-то заподозрить. Из цветочного магазина Яманако еще ни один покупатель не вышел с пустыми руками! Не нужно привлекать к себе лишнее внимание. Просто возьми букет и иди куда планировала.
Карин лишь фыркнула, но цветы взяла. Быстро скрывшись за дверьми магазина, она направилась в больницу, где ее уже ждала Сакура.

В кабинете заместителя главврача было как всегда спокойно. Рабочий день уже закончился, и все, что осталось сделать Харуно, так это дождаться Карин, чем она, собственно, и занималась, сидя на подоконнике возле открытого окна с привычной чашкой остывающего кофе. Послышались приближающиеся шаги в коридоре, затем тихий стук и звук открывающейся двери. Сакура продолжала сидеть на подоконнике спиной к гостью.
- Все в порядке. Ампула с сывороткой у меня, – тихий, спокойный голос. – Как ты и предполагала, Яманако справилась с поставленной перед ней задачей.
Харуно улыбнулась и плавно сползла с подоконника. Затем подошла к своему столу и присела на его краешек, при этом внимательно посмотрев на вошедшую:
- Я в ней ни капли не сомневалась… А как насчет тебя? Все готово?
- Да. Я подготовила ту комнату, как ты и просила. Никто ничего не заподозрил.
- Это хорошо, – Сакура медленно отпила из кружки ароматного кофе.
- А у тебя как дела? – задала волнующий ее вопрос Карин. – Тебе удалось убедить Хокаге перенести ежеквартальный медосмотр?
Харуно поставила чашку с недопитым кофе на стол:
- Да, я все сделала. Мне удалось убедить Цунаде-саму в необходимости перенести этот обязательный медосмотр на завтра, мотивируя это тем, что скоро начнется подготовки к экзамену на чунина, работы будет слишком много, и мы можем не справится с такой нагрузкой. Кроме того, я уже предупредила всех шиноби, которые должны явиться на этот медосмотр, в том числе и Саске…
- Его лично предупреждала? – попыталась съехидничать Карин.
- Нет. Я попросила Наруто ему передать.
Красноволосая лишь фыркнула:
- Ты уверена, что он с этим справится? Он же идиот!
Зеленые изумруды недобро блеснули:
- Не смей оскорблять Наруто! Возможно, Узумаки шумный и немного странный, да и не очень смышленый, но он хороший друг и всегда придет на помощь в трудную минуту! Я ему полностью доверяю! И я уверена, что он все передаст Саске! – и шепотом, чтоб никто, кроме нее этого не услышал. – Я на это очень надеюсь…
- Ладно-ладно, не кипятись. Я все поняла, – отступилась Карин. – Так, значит, завтра?
- Да… - тихо, но в тоже время уверенно сказала розововолосая.
Она привстала со своего места и подошла к окну.
- Ну, тогда я пошла. Нужно еще подготовиться к завтрашнему дню, – красноволосая хищно улыбнулась. «Саске-кун, завтра ты будешь моим…» И с этой мыслью девушка скрылась за дверью.
Сакура даже не заметила, как осталась в кабинете одна. Она продолжала всматриваться в вечернюю небесную гладь, на которой уже начали местами появляться одинокие звезды. «Завтра», - эхом пронеслось в голове. - «Завтра я смогу тебе отомстить… за все…». Девушка медленно вдохнула полной грудью воздух и, закрыв окно, пошла собираться домой. Ей нужно хорошенько отдохнуть, ведь завтра ее ждет тяжелый день… «Завтра…»

0

13

Сладкая месть. Часть 3

Ночь для Сакуры прошла не так уж хорошо, как бы этого девушке хотелось. Заснула она лишь после полуночи, да и сон был каким-то неспокойным. Но, тем не менее, уже утро, и ей пора собираться на работу. День сегодня обещает быть интересным… С этими мыслями девушка быстро привела себя в порядок и направилась на кухню, чтоб позавтракать, а потом - в больницу.
Уже на подходе к своему кабинету Харуно окликнула Карин:
- Хорошо выспалась? Готова к сегодняшнему дню?
Розововолосая медленно развернулась и встретилась глазами с красными рубинами, излучающими уверенность и превосходство.
- Да, а ты?
Красноволосая хищно улыбнулась:
- О, я готова, как никогда. Кстати, когда он должен прийти? – задала волнующий ее вопрос Карин.
- Все шиноби должны подойти около полудня, так что будь неподалеку. Мне понадобится твоя помощь.
- Не переживай, я буду рядом…
На этом их милая беседа закончилась, и каждая отправилась по своим делам…

Время пролетело незаметно. И вот уже первый шиноби сидел в ожидании медосмотра. Сакура убедила медперсонал в необходимости ее личного присутствия на этой процедуре. Карин не возражала, ведь если Харуно за время медосмотров устанет, в чем красноволосая не сомневалась, Саске достанется ей намного раньше, чем планировалось изначально… И вот дверь кабинета открылась, и в помещение легкой уверенной походкой вошёл ничего не подозревавший будущий «трофей». От него так и веяло надменностью и превосходством, а в холодных глазах читалось презрение и… интерес?
Розововолосая стояла возле столика с медпрепаратами спиной к входу в кабинет. Поэтому когда после привычного «войдите» вместо приветствия она услышала обыкновенный смешок, то сразу поняла, что у нее за пациент. Харуно внутренне напряглась, но быстро взяла себя в руки и, развернувшись лицом к Учихе, спокойно указала ему на кушетку. Видимо, он ожидал немножко другой реакции от врача, поэтому у него появилось желание немного проучить несносную девчонку, которая смеет его игнорировать. В черных, как безлунная ночь глазах вспыхнул огонек азарта и чего-то еще.
- С каких пор заместитель главврача лично проводит медосмотр? – с ноткой презрения спросил Саске.
- Много работы. Вот и решила помочь... – ровным и спокойным голосом произнесла Сакура, а затем добавила. – Сними, пожалуйста, свою рубашку, мне нужно провести медосмотр.
Ответом ей был лишь смешок. Брюнет подошел вплотную к девушке так, что она могла ощущать жар его тела. От такой его близости мысли куноичи стали путаться, в глазах помутилось, а ноги категорически отказывались держать тело в вертикальном положении.
- А ты мне разве не поможешь раздеться? Раньше ты с удовольствием это делала… - опять этот смешок.
Эта фраза подействовала на Сакуру, как ушат холодной воды. Разум и тело вновь подчинялись своей хозяйке, а в глазах вспыхнул огонь ярости и презрения к стоящей перед ней особе. Мысленно приказав себе успокоиться, девушка лукаво улыбнулась и выдала следующее:
- Учиха, если ты не в состоянии сам раздеться, я могу попросить кого-то из медперсонала помочь тебе с этим. Ну, так что, ты нуждаешься в помощи или нет? (*бета: Джиллет – лучше для мужчины нет!*)
Глаза брюнета вспыхнули яростью. Он резко развернулся и направился к кушетке, попутно оголяя свой торс. «Ты мне еще ответишь за это, Сакура. Я заставлю тебя заплатить за каждое колкое слово в мой адрес, слетевшее с твоего острого язычка. Посметь сказать, что Я, Учиха Саске, нуждаюсь в чьей-то помощи?!! Ты играешь с огнем, Сакура», - и в уме брюнета уже начал созревать коварный план мести этой несносной девчонке, позволившей вести себя в его присутствии таким неподобающим образом. (П/А: Нет, ну не может этот Учиха без мести жить! Чуть что – так сразу «Я отомщу»…Но это не на долго…*автор потирает ручки в предвкушении предстоящих событий*; *бета лупает глазами, повторяя жест автора*)
Сакура замерла при виде его оголенного торса. Зелёные глаза изучали каждый миллиметр его тела. «А я уже даже забыла, какой он красивый… Какие у него сильные руки, крепкие мышцы, которыми он так искусно играет… какая шея… губы, которые так и манят поцеловать его… бездонные глаза… Стоп! Он на меня смотрит! Он смотрит на меня, когда я его рассматриваю!!! И ухмыляется!!! Так, Сакура, не забывай, для чего все это делается! Ты должна собраться! Вперед!»
Саске, ощутив на себе чужой взгляд, развернулся и встретился глазами с Харуно в то время, когда она внимательно его рассматривала. Когда их взоры встретились, брюнет просто не мог не ухмыльнутся, ведь такая ее реакция на его оголенный торс говорила о том, что она все еще в его власти. «Так значит, ты все еще ко мне неравнодушна, да, Сакура? Ну, что ж, это будет интересно…»
Розововолосая встрепенулась и спокойно подошла к Учихе:
- Приляг, пожалуйста, мне нужно тебя осмотреть, - и, не дожидаясь очередной колкой фразочки, легонько надавила руками ему на грудь, укладывая его на кушетку.
Как ни странно, но брюнет не сопротивлялся. Сакуре это было на руку. Она быстро достала из кармана шприц с розовой жидкостью и, прежде чем Саске смог как-то отреагировать, вколола ему содержимое. Потомок великого клана моментально провалился в небытие. Последнее, что он увидел - улыбка на лице розоволосой, а затем – тьма…

Пробуждение Саске было отнюдь не из приятных. Голова гудела, а во всем теле чувствовалась необычайная слабость, и, что пугало его больше всего, он абсолютно не ощущал свою чакру. Парень медленно открыл глаза и осмотрел помещение, в котором находился. Судя по виду, он все еще был в больнице, в какой-то палате. Белый потолок и того же цвета стены. Тусклый свет от одной лампочки скудно освещал комнату. Окна были зашторены, создавая эффект полумрака. Шкаф в углу, тумбочка возле кровати, да и сама кровать – не богатый перечень мебели в этом помещение явно подтверждал догадку брюнета. Он попытался пошевелиться, но не смог. Руки как будто были прикованы. Учиха поднял голову и, к своему большому удивлению, обнаружил, что так оно и было. Обе его руки были зафиксированы над головой при помощи каких-то прочных ремней, полностью обездвиживая их (*бета с трудом подобрала слюни, представив эту картину*). Тихий и до боли знакомый голос, доносящийся из неосвещенного угла комнаты, отвлек брюнета от раздумий:
- Ты уже проснулся?
Саске повернул голову к источнику шума и напряг зрение.
- Сакура? – в его голосе явно читалось искреннее удивление, но парень быстро взял себя в руки и уже твердым и не терпящим возражения тоном продолжил. - Где я, и что я здесь делаю?
На лице девушки промелькнула едва заметная улыбка. Она медленно встала с кресла, на котором дожидалась пробуждения парня, и вышла на свет так, чтобы он смог ее рассмотреть. На ней было надето ярко-красное платье на бретельках немного выше колена и с распоркой справа. На оголенной шее красовалась подвеска в виде лепестка сакуры. Волосы были собраны в своеобразную прическу и закреплены с помощью двух палочек, больше походящих на два сенбона. Легкий вечерний макияж и ослепительная улыбка довершали образ. В руках у девушки брюнет заметил пару босоножек на шпильке в тон платью. Видимо, Харуно не привыкла ходить в такой обувке, вот и решила снять ее, пока не проснется парень, а потом просто забыла одеть. Но, по мнению молодого человека, босые ноги не портили образ девушка, а наоборот, делали ее более нежной и какой-то беззащитной.
Увидев куноичи, сердце Саске начало биться вдвое чаще. Несмотря на чувство слабости, по телу разлилось приятное тепло, вызывая жгучее желание прикоснутся к ее бархатной кожи и ощутить вкус ее таких сладких и манящих губ. Но когда брюнет попытался осуществить свои замыслы, его остановили крепкие веревки, с помощью которых он был полностью обездвижен. На эти жалкие попытки высвободится, розововолосая громко и заливисто рассмеялась, чем вызвала просто таки испепеляющий взгляд черных ониксов.
- Даже не пытайся освободиться, – ровный и спокойный голос. - Эта палата… – она обвела рукой помещение. - …предназначена именно для того, чтобы удерживать вражеских шиноби. Так что все твои попытки смешны и нелепы. Тебе не удастся развязать ремни, удерживающие тебя, особенно в твоем теперешнем состоянии… - снова смех.
Сакуру явно забавляла вся эта ситуация. Теперь не он, грозный потомок когда-то великого клана, владеет ситуацией, а она, хрупкая девушка, куноичи Деревни, скрытой в Листве, отвергнутая и презираемая им. Теперь он в ее власти, а не наоборот. И он за все ответит. Уж она-то об этом позаботится…
- Что ты имеешь в виду? – напускная властность.
Но она-то знает, что сейчас Саске не опаснее, чем маленький дворовой котенок, загнанный в тупик стаей бешеных кошек. Он попался в их так тщательно спланированную ловушку, и, пока им не надоест с ним играть, свободы ему не видать, как своих ушей. А вот над тем, что будет потом, после того, как они его отпустят, Сакура не задумывалась, точнее ей было на это попросту наплевать. Сейчас для нее главным являлось все происходящее в данный момент, в этой самой комнате, а все остальное – недостойно ее внимания. Харуно наконец поняла, что такое месть. Она уже ощутила ее пьянящий сладостный вкус и отступать не намеревалась.
- А ты все еще не заметил? – мнимое удивление. Конечно, он все заметил, просто хочет убедиться в своих догадках. Как же это на него похоже… - Я полностью блокировала твою чакру, – розововолосая внимательно следила за каждым изменением в его мимике. – Теперь ты не можешь использовать даже самые примитивные техники, включая твой знаменитый шаринган, – снова на лице у девушки появилась довольная улыбка.
В глазах у Саске горел огонь ярости. Если бы он мог, то испепелил бы эту выскочку, посмевшую так унизить его, да и при этом насмехаться над его беспомощностью в сию же секунду. Он не простит ей такое поведение и обязательно отомстит самым жестоким образом. Вот только выберется отсюда, и тогда она заплатит за все. Он заставит ее заплатить за каждое ядовитое слово, слетевшее с ее таких красивых и желанных уст, за каждую насмешку в его сторону. Она ответит за каждую минуту его унижения и беспомощности в присутствии этой особы. И он от своих намерений не отступится, не будь он Учиха Саске.
Поведение парня умиляло Харуно, а то выражение на его лице придавало ей еще больше сил, чтобы довести свою задумку до конца. Девушка медленно нагнулась, ставя босоножки, до того находившиеся у нее в руках, на пол, при этом открывая вид на шикарную грудь, так удачно подчеркнутую фасоном ее платья. Саске инстинктивно подался вперед, чтобы рассмотреть прелести розоволосой (melanyone: *фыркает* кабель хренов; *бета махнула на автора рукой: Это же Учиха, мать, ты что-то другое от него ждала?*; melanyone: В принципе, нет*). Сакура выпрямилась и улыбнулась. Ее правая рука потянулась к бретельке на платье, которая незамедлительно сползла по плечу. Затем и вторая… И вот, платье, бесшумно скользя по телу куноичи, оказалось на полу. Теперь девушка стояла посреди комнаты, одетая в кружевную комбинацию красного цвета, идеально подчеркивающую все прелести. Дыхание парня стало прерывистым. А простыня, которой он был накрыт, немного приподнялась в районе паха (*бета в обмороке*; *автор в отчаянье трясет бету за плече, стараясь привести ее в чувства* Эй, ты чего? Все интересное только начинается…*).
- Скажи, Саске, как ты считаешь, я красивая? – куноичи медленно провела руками по изгибам своего тела, внимательно наблюдя за его реакцией.
Сейчас брюнет походил на голодного волка, перед которым показали кусок сочного мяса, дразня его, не давая к нему приблизиться. И Сакура могла поклясться, что в этот момент она заметила у него слюни (*труп беты истерично заржал*).
Розововолосая медленно изысканной кошачьей походкой приблизилась к парню и запрыгнула на него верхом. Затем нагнулась таким образом, что ее лицо было на одном уровне с его, и тихо прошептала ему на ушко:
- Ну, так как? Я красивая?
- Да… - томным голосом ответил Учиха, вызвав довольную улыбку девушки. – Развяжи меня… – таким же тоном попросил Саске.
Харуно немного отстранилась от него, а затем тишину в комнате разрезал звук пощечины. В черных ониксах вспыхнула ярость.
- Не смей мне перечить! – властным тоном сказала куноичи, но парню, похоже, эти игра начинала нравиться.
А затем поцелуй. Требовательный, страстный, умопомрачительный. Сакура резко прервала его, при этом прокусив нижнюю губу брюнета до крови. Сегодня она отплатит ему болью за всю ту боль, что он причинил ей. Это ее решение. Девушка прошлась языком по раненой губе, слизывая кровь, пробуя ее на вкус. И снова пощечина. В глазах Саске читалось непонимание.
- А это за все то, что мне пришлось пережить по твоей вине, – разъяснила свой поступок Харуно. И опять поцелуй. Сегодня она будет с ним делать все, что захочет. Теперь он в ее власти, и она насладится этим ощущением его беспомощности сполна. Дорожка из поцелуев от подбородка, затем по шее к накаченной груди. Она немного поиграла с его сосками и, продолжая ласкать его торс руками, спустилась к его животу. Медленно провела языком по очертанию пупка. Наградой ей был сдавленный стон, слетевший с уст парня. Сакура снова улыбнулась. Она немного отстранилась от парня и с помощью несложных движений освободила свою пышную грудь от кружевной материи. Ненужная вещица полетела в сторону платья, то есть на пол. Затем села поудобнее на Саске немного выше его талии и, приблизив к нему свою грудь таким образом, чтобы она оказалась на уровне его лица, в приказном тоне сказала:
- Соси. Я хочу, чтобы ты доставил мне удовольствие…
И он повиновался (*стук челюсти об пол*). Ему безумно нравилось то, что с ним делала эта девчонка. Ее поведение одновременно злило его, порождая желание задушить, убить ее голыми руками за такую дерзость, и в тоже время он ощущал такое удовольствие, которое он не получал ни с одной женщиной доселе. Тот огонь страсти, что сумела развести в его душе эта строптивая девка, невозможно было описать словами. Она заставила его подчиниться ей. Нет, не так. Она заставила его желать повиновения, желать стать ее рабом и выполнять любую ее прихоть. Что же она с ним делает? Как он мог допустить такое?
Сакура вздрогнула, когда влажный язык дотронулся до разгоряченной нежной кожи ее груди. Саске немного поиграл с набухшим соском и несильно прикусил его зубами. В этой игре он не желал пасти задних и с удовольствием принял в ней участие. Громкий стон слетел с уст розововолосой. Парень улыбнулся. Даже в таком положении, будучи прикованным к постели, он все равно найдет способ, чтобы игра шла по его правилам, и он обязательно выйдет победителем в этой схватке.
Саске нежно очертил языком контур ореола, а затем начал посасывать за сосок, как младенец, чем приносил неописуемое удовольствие девушке. Позволив брюнету поиграть с одной ее грудью, Харуно немного отстранилась, но лишь для того, чтобы поменять немножко позицию и подставить под ласки парня вторую грудь. Насладившись сполна, Сакура снова прильнула к его губам. На этот раз поцелуй вышел намного мягче, нежели предыдущий. Девушка рывком стянула с парня простынь, которой он был накрыт, и бросила ее на пол. Медленно спустилась к ногам брюнета и начала расстегивать штаны. У обоих в глазах горело желание. Быстро расправившись со шнурком, поддерживающим его брюки, розововолосая практически сорвала их с парня и отбросила в сторону. Ту же участь познало и нижнее белье Саске. Теперь перед куноичи на кровати лежал обнаженный Учиха, а покачивающийся от каждого вздоха брюнета отросток (*бета упала в истерическом припадке*) последнего из клана указывал на то, что парень не против продолжить их маленькую игру. Сакура встала на ноги и медленно, практически танцуя под какую-то только ей известную мелодию, избавилась от последнего препятствия в виде своего нижнего белья. Она вновь оседлала парня и страстным поцелуем впилась в его губы. Харуно чувствовала его желание и то, как он вздыхал каждый раз, когда девушка немного покачивая бедрами из стороны в сторону, терлась своей киской об его достоинство, тем самым дразня его. Но она так просто не сдавалась. Она заставит его умолять о сексе и не позволит кончить до тех пор, пока сама не решит, что пора. Харуно улыбнулась своим мыслям. Немного отстранившись от парня, девушка провела ногтями по его обнаженной груди, оставляя красные следы на коже. Саске еле сдержал себя, чтобы не закричать от таких ласк. Затем Сакура провела языком по только что причиненным ее ранам, слизывая уже проступившую в некоторых местах алую кровь. Ее прикосновения были нежными и легкими, практически невесомыми. Брюнет застонал от удовольствия. Розововолосая отлично умела дозировать боль и наслаждение. Девушка медленно проложила дорожку из поцелуев от груди парня к его животу, а затем спустилась немного ниже и дотронулась кончиком языка к головке его члена, чем вызвала сдавленный стон партнера. Розововолосая немного приподняла голову, чтобы понаблюдать за реакцией Учихи, но затем снова взялась за работу. Она провела языком от основания члена к его головке, затем, немного поиграв с ней языком, захватила достоинство ртом, полностью поглотив его. Сакура посасывала отросток последнего из рода Учиха, то ускоряя темп, то замедляя его. А когда чувствовала, что партнер на пределе, немного покусывала его, чем отдаляла приближающийся конец их игры. От таких ласк Саске больше не мог сдерживать стоны. Он с силой сжал ремни, не дающие ему возможности прикоснутся к телу куноичи, пытаясь хоть как-то заглушить те эмоции, что рвались наружу при каждом ее прикосновении. Он откровенно сходил с ума оттого, что полностью потерял контроль над ситуацией, и теперь все зависит не от его желания, а от того, чего хочет эта чертовка. Но в тоже время он всем своим естеством не желал, чтобы эта сладкая пытка заканчивалась. Потому что, как бы он ни хотел этого не признавать, но с этой девушкой ему по-настоящему хорошо.
Сакура отстранилась от парня, чем вызвала его недовольный вздох, и улыбнулась. Затем приблизилась к его губам и поцеловала. В этот раз страстно и требовательно, но в тоже время нежно и чувственно.
- Развяжи меня… - снова последовала просьба, когда поцелуй закончился. – Пожалуйста, я не сбегу… - не сдавался парень. – Я просто хочу дотронуться до тебя и подарить тебе столько же удовольствия, что и ты мне… - томный голос.
Но предыдущее предложение, точнее та его часть, где Саске ПОПРОСИЛ ее, убедили девушку в правдивости его слов. И вот, она потянулась к ремням на запястьях парня. Сначала одна рука, затем вторая… Почувствовав свободу, брюнет словно озверел. Он яростно впился в губы Сакуры страстным поцелуем, будто изголодавшийся зверь, только что поймавший свою добычу. Затем, не прерывая поцелуя, одним быстрым движением перевернул девушку на спину и резко вошел в нее. Харуно попыталась отстраниться, но парень придавил ее своим телом, не давая ни малейшей возможности ускользнуть от его возмездия. Теперь его черед устанавливать правила игры, чем он непременно воспользуется. Саске начал медленно двигаться внутри девушки, с каждым новым рывком увеличивая темп. Он нежно ласкал ее грудь, иногда с силой сдавливая ее, будто показывая, что он тоже умеет приносить как удовольствие, так и боль. Брюнет взял одну руку Сакуры и, подняв ее у нее над головой, попытался закрепить ее с помощью тех же ремней, которыми он до недавнего времени был обездвижен. Но куноичи, поняв намеренья партнера, резко освободилась от его хватки и не без помощи чакры отбросила его от себя, при этом Учиха оказался на полу в двух метрах от кровати. Затем она резко вскочила с постели и в считанные секунды оказалась возле ошарашенного таким поведением девушки парня и, надавив ногой ему на грудь, придавила его к холодному кафелю.
- Знай свое место! – властный тон. Она не позволит своей «игрушке» делать то, что ей вздумается.
Саске ухмыльнулся. Да, определенно в этой чертовке что-то есть. Странно, что он раньше не замечал ее сильного и волевого характера, иначе их отношения могли бы развиваться совсем по-другому… Но как бы хороша она ни была, он не позволит ей так с собой поступать. Учиха резко схватил Харуно за ту ногу, которой она ему давила на грудь, и одним движением перебросил ее через себя таким образом, что теперь уже нос Харуно оказался в нескольких сантиметрах от пола. Воспользовавшись ситуацией, брюнет придавил ее к кафелю своим телом.
- Ты тоже… - мерзкий смешок. Парень медленно провел рукой по изгибам тела куноичи. – Знаешь, Сакура, - в голосе чувствовались нотки превосходства. - Даже без чакры я могу сделать с тобой все, что захочу… - и в подтверждение своих слов он провел рукой по внутренней части бедра девушки, отводя его немножко в сторону, пытаясь в такой позиции завладеть ею, тем самым унизив ее.
Розововолосая стиснула зубы. В ее груди вспыхнул такой огонь ненависти и презрения к этому человеку, что она со всей силы ударила обидчика локтем в бок, и парень опять, пролетев несколько метров в сторону, приземлился на пол, даже не успев толком сгруппироваться при падении. Затем оба любовника моментально вскочили на ноги и с яростью посмотрели друг на друга. Со стороны эти двое походили на разъяренных тигров, дерущихся за главенство в стае, хотя, в принципе, так оно и было. Рывок навстречу друг другу. Сакура пыталась вновь бросить Саске на кровать и там уже обездвижить его с помощью ремней, но брюнет оказался проворнее. Он резко схватил куноичи за локоть и швырнул ее к стене, при этом Харуно больно ударилась затылком. Перед глазами у нее все поплыло. Парень практически мгновенно сократил расстояние между ними и придавил все еще не пришедшую в себя девушку своим телом к стене, перекрывая все пути к отступлению.
- Я выиграл… - прошептал он на ушко Сакуре.
Затем схватил ее за бедра и, немного приподняв, резко вошел в нее. Хруно вскрикнула, но, быстро опомнившись, обвила ногами его талию и сильно сдавила тело парня. Брюнет взвыл от боли. Если бы давление было немножко больше, то несколько ребер точно были бы сломаны…
- Не совсем… - тихо сказала куноичи.
Ее глаза изучали уверенность и силу, будто крича, что это не он ее трахает, а она ему это позволяет. Таким образом, она показывала ему, что власть все еще у нее в руках, а он лишь пляшет под ее дудку, выполняя ее прихоть.
И поцелуй. Дикий, необузданный и несдержанный, с практически звериной яростью. Каждый будто пытался показать в этом поцелуе свое превосходство, что именно он, а не другой, владеет ситуацией…
Саске начал резко и грубо двигаться внутри партнерши, стараясь проникать в нее как можно глубже. Он с силой сжимал ее ягодицы, не давая ей ни малейшего шанса на сопротивление. Сакура не отставала от него, то царапая его спину до крови, то оставляя следы от укусов на его плече. Комнату заполнили крики боли и стоны удовольствия. Еще немного, еще чуть-чуть, и они достигнут своего пика. Рывок, еще один, и Сакура ощутила, как теплая жидкость разлилась у нее внутри.
Все еще находясь внутри девушки, парень притянул ее к себе поближе, и вместе с ней на руках двинулся к кровати. Затем он, все еще не отпуская ее из своих объятий, аккуратно приляг на постель, стараясь не придавить ее своим весом. Сакура ослабила хватку лишь тогда, когда почувствовала опору под собой. Саске медленно вышел из нее и лег рядом, притягивая поближе к себе куноичи. Любовники лежали на кровати потные и смертельно уставшие, но весьма довольные друг другом. Они могли смело утверждать, что так хорошо им не было еще никогда…
Прошло несколько минут с тех пор, как они закончили первый раунд своей игры. Учиха лежал на спине, а Сакура расположилась у него на груди, медленно водя пальчиком по царапинам, оставленным ею же в порывах страсти. «Пора», - пронеслось в голове девушки. Она медленно приподнялась с груди парня и вновь оседлала его верхом. Брюнет улыбнулся:
- Что, уже хочешь продолжения? – спросил он с ноткой сарказма.
Харуно лучезарно улыбнулась ему. Затем взяла одну его руку и, подняв ее над головой парня, зафиксировала с помощью ремней. Потом ту же операцию проделала с его второй рукой. Учиха не сопротивлялся. Наоборот, ему это начинало нравиться все больше и больше. Но тут случилось то, чего он явно не ожидал. После того, как парень снова был обездвижен, Сакура медленно слезла с него и пошла одеваться. Саске с непониманием и досадой наблюдал за действиями куноичи.
- Что ты делаешь? – тихим, но в то же время строгим голосом спросил брюнет.
Девушка, не отрываясь от своего занятия, спокойно ему ответила:
- Как что? Разве не видно? Я одеваюсь.
Такой ответ явно не устраивал последнего из рода Учих.
- Это я вижу, – более раздраженным тоном произнес Саске. - Но зачем? Я думал, что ты хочешь продолжить нашу маленькую игру…
Харуно уже почти закончила с одеванием. Платье снова красовалось на фигуре девушки, а босоножки вновь были на прелестных ножках хозяйки. Единственное, что смущало Сакуру, так это то, что она никак не могла найти свое ожерелье в виде лепестка цветущей вишни.
- Нет, я уже получила все то, зачем пришла, – спокойно ответила розововолосая, а потом так, будто невзначай, добавила. - Слушай, а ты не видел моей подвески? Она мне очень дорога…
Девушка еще хотела что-то сказать, но крик Учихи ее остановил:
- Да плевал я на твою побрякушку!!! Развяжи меня немедленно!!! – потребовал парень.
На такое заявление куноичи лишь улыбнулась и, медленно подойдя к двери, открыла ее. Саске хотел было еще что-то выкрикнуть в адрес девушки, как на пороге комнаты увидел ухмыляющуюся Карин.
- ТЫ?! – проорал брюнет. – Что ты тут забыла?! Мне кто-нибудь объяснит, что тут происходит?!!
Но девушки не обращали абсолютно никакого внимания на вопящего пленника, которым сейчас для них и являлся Саске. Красноволосая медленно подняла с пола две палочки, которыми были скреплены ранее волосы Сакуры, и, протянув их ей, спросила:
- Так вы уже закончили?
- Да, – кратко ответила Харуно, беря палочки у девушки. – Теперь он полностью твой. Делай с ним все, что пожелаешь, – и на этой фразе Сакура направилась к зеркалу, что висело возле дверей, чтоб поправить макияж и прическу.
В это же время Карин подошла к кровати, на которой все еще лежал Саске и с непониманием наблюдал за действиями двух куноичи. Пройдясь рукой по еще свежим царапинам, оставленным розововолосой на его груди, девушка хищно улыбнулась:
- О, да я вижу, что вы неплохо провели время, – затем ухмыльнулась еще шире и добавила. – Не ожидала от тебя, Сакура, что ты любишь грубости…
Ее монолог был прерван Учихой:
- Убери от меня свои руки, иначе я их тебе пообламываю! – грозно прошипел парень.
Красноволосая лишь улыбнулась на такое заявление.
- Возможно, Саске, но потом… - спокойно ответила Карин. – На протяжении еще двух дней ты полностью будешь в моей власти…
На мгновение на лице парня появилось искреннее удивление, а затем в его глазах вспыхнул огонь ненависти и презрения. Проследив за изменением в выражение лица брюнета, Карин повернулась к Сакуре и спросила:
- Так ты ему не рассказала?
Харуно, которая уже практически закончила возиться со своей прической, повернулась лицом к собеседнице:
- Нет. Сама ему все расскажешь… - равнодушно ответила она.
- Что я должен знать? – Присоединился к диалогу сообщниц Саске.
- Ничего особенного, – ответила Карин. – Просто Сакура вколола тебе сыворотку, блокирующую способность вырабатывать и использовать чакру…
- Ну, это я уже понял, – парень выжидающе посмотрел на рассказчика.
- И эта сыворотка будет действовать на протяжении трех дней, – продолжила свой рассказ куноичи. – И следующие 48 часов ты будешь находиться в моем распоряжение. Таков был наш уговор с Сакурой. Странно, правда. Я думала, что мы поделим все время, пока ты будешь под нашей властью, пополам, но она категорически отказалась, – красноволосая показала пальцем в сторону Харуно, которая так и продолжала заниматься своей прической, не участвуя в диалоге тех двоих. – Взамен она попросила лишь несколько часов с тобой, но пожелала быть первой. А я и не возражала. Мне больше достанется, – на последней фразе Карин посмотрела на Учиху и хищно облизнулась, предвкушая то удовольствие, которая она планирует получить от этого парня на протяжении оставшихся двух дней.
Саске внимательно всматривался в стоящую возле зеркала девушку, пытаясь понять, правда ли то, что ему сейчас рассказывает эта стервозная особа, что сидит рядом, или нет. Но чем больше он наблюдал за действиями розововолосой, тем больше понимал, в какой ситуации он оказался. И в его груди внезапно вспыхнул такой огонь ненависти к этим двум девушкам, что он готов был разорвать их на части в сию же минуту. Но, в то же время он отчаянно хотел вновь испытать все то, что было между ним и Сакурой. Столь противоречивые желания к одному человеку его пугали. И он понял лишь одно – эта девушка, Харуно Сакура, обязательно будет его. Она будет принадлежать только ему и никому другому. Он так решил, значит, так оно и будет… (*бета в капле: офигеть, только Учиха, находясь в положении пленника, без чакры, без сил, может думать о таком в данный момент…* melanyone: Ну, он же знает, что такое положение вещей ненадолго, вот и планирует свои будущие действия…*)
Карин сначала посмотрела на Саске, а затем перевела свой взгляд на розововолосую куноичи, которая как раз закончила возиться с прической и внимательно осматривала себя в зеркале в поисках каких-то изъянов в своем внешнем виде. Не найдя таковых, она весело улыбнулась своему отражению.
- Сакура, тебе, разве, не пора? – спросила сообщницу Карин. – Если не поторопишься, то можешь опоздать на свидание…
Саске внутренне напрягся. Эта розововолосая девка не только использовала его в постели, а еще и собирается идти после всего этого на свидание с каким-то ублюдком! Да как она смеет! Она принадлежит только ему! (П/А: *фыркает* Тоже мне собственник нашелся…) И если он узнает, что кто-то помимо него посмел к ней прикоснуться, то этот человек умрет весьма страшной и мучительной смертью. Уж об этом Саске позаботится… Пребывая в размышлениях, брюнет не заметил, как Харуно молча направилась к выходу из помещения. Он опомнился, когда она уже, будучи возле двери, обернулась и пожелала оставшимся двум прекрасно провести время. И в этот момент в ее глазах отчетливо читалось тоска и… удовлетворение? Затем она быстренько прошмыгнула в коридор, закрыв за собой дверь…

Длинный светлый коридор. Тишина, разрушаемая лишь размерным стуком каблуков по гладкой кафельной поверхности. Девушка с розовыми волосами шла спокойно и уверено вперед, не оборачиваясь назад на свое, хоть и недавнее, но прошлое. В глазах читалась усталость, но в тоже время они излучали силу и энергию. Да! Она это сделала! Она смогла разорвать оковы безответной любви и вкусить запретного плода, именуемого местью. Сакуре, наконец, удалось вылечиться от этой, казалось бы, неизлечимой болезни по имени Учиха Саске. Она смогла, если не убить любовь к этому ужасному человеку, то хотя бы похоронить ее настолько глубоко в своем сердце, чтобы та со временем сама канула во тьме, и больше никогда не выходила наружу, причиняя тем самым девушке неимоверную боль. Сакура сейчас чувствовала себя словно птица, открывшая клювом замок на своей клетке и обретшая долгожданную свободу. Она смело расправила свои крылья и полетела навстречу своему будущему. И неважно, сколько ей предначертано судьбой еще пробыть в этом мире, но она уверена на все сто процентов, что с сегодняшнего дня ее жизнь кардинально изменится, и больше не будет походить на убогое существование. Как ни странно, но именно Саске заставил ее снова ощутить вкус жизни. Именно этот человек, который отверг ее, приговорив тем самым к существованию в одиночестве безответной любви, подарил ей силу вновь обрести саму себя…
- Знаешь, Саске, а ты оказался прав. Месть и правда сладка на вкус… - прошептала девушка себе под нос и с улыбкой на устах продолжила свой путь с надеждой на светлое будущее…

0

14

Название­: Попроси у облаков.
Автор: DeRzZzKaYa
Бета: нет
Фандом: Наруто
Пейринг: Мичи/Мадара
Жанр: Романтика, Драма, Трагедия

                                                                        Глава 1
: Я проснулась от какого-то шума. Голова раскалывалась. Попробовала пошевелить руками. Не получается. Они были связаны. Вспомнив события минувших дней, меня словно окатили ведром ледяной воды. В наш дом врываются люди в черных плащах с красными облаками, была долгая битва…Родителей убили. Последнее, что я помню, мой истошный крик:
- Мама, папа…
И все.
- Очнулась, наконец-то.
От неожиданности я вздрогнула и стала озираться по сторонам. Мои глаза наткнулись на высокого мускулистого парня с длинными черными волосами. Его глаза горели огнем…Шаринган? Но кто это? Внезапно я вспомнила тихий разговор родителей. Они говорили о человеке, который может прийти за мной. Мне тогда не спалось, и я решила пойти на кухню, а там сидели мама с папой. Услышав то, о чем они говорили, мне стало не по себе. Я отчаянно пыталась вспомнить имя мужчины, представлявшего для нас опасность. Хм, точно, Мадара Учиха…тот самый. Я злобно посмотрела на него и спросила:
- Что тебе нужно от меня?
В ответ я увидела ухмылку. Мадара вдруг направился к двери и вышел. Дверь негромко хлопнула.
Сволочь. Я медленно обводила взглядом комнату. Она больше походила на какую-то пещеру. Вещей и мебели практически не было. Наверное, здесь держали пленников. Что теперь делать? Этот Мадара внушал мне страх. Я недоумевала над ним и его действиями. Ничего не сказав, ушел. Не отвечает на мои вопросы…
Не знаю, долго ли я сидела так и размышляла. Неожиданно я услышала шаги. Зашел Мадара.
- Тебя, наверное, мучает вопрос, зачем я тебя сюда притащил?- надменно спросил он, шагая туда сюда по комнате.
- Можно и так сказать. Да хватит уже маячить перед носом!- раздраженно сказала я.
Он остановился и посмотрел на меня горящими от злобы глазами. Внезапно он подлетел ко мне и вжал в стену, обжигая лицо своим дыханием, смотря мне прямо в глаза.
- Если хочешь остаться в живых, лучше заткнись,- гневно прошептал Мадара.
Я фыркнула.
- А что мне терять? Убей. Давай же, чего ждешь? Мне все равно. Очевидно, освобождения от вас не дождаться, а перспектива остаться здесь меня не прельщает, - я смело смотрела в глаза этому самоуверенному мужчине, который вдруг окинул меня удивленным взглядом. В его глазах было что-то еще.…Не могу разглядеть. Что-то вроде…уважения? Впрочем, не важно.
Мы продолжали молчать. Я отвернулась от него и смотрела в пол, стараясь не замечать его присутствия. На руках начали развязываться веревки. Я невольно вздохнула.
- Блефуешь?- наконец спросил он.
- Думай, что хочешь. Разговаривать с тобой я не собираюсь. Уходи. Возвращайся, когда у тебя ко мне будет что-то помимо угроз и ненавистных взглядов.
- Непростая ты штучка. Но ничего, я найду способ сбить с тебя спесь, - усмехнулся Учиха и направился к двери.
- Желаю удачи, - насмешливо и гордо сказала я.
Он снова повернулся и окинул меня уничтожающим взглядом. Я ядовито улыбнулась. Он разозлился сильнее, ударив кулаком по стене, от чего та чуть не развалилась. Хлопнув дверью так, что она едва не слетела с петель, он удалился.
Психопат. Я невесело усмехнулась. Мне удалось убедить его в том, что мне не страшно. Хотя не самом деле это было не так. Немного повздыхав о потере родителей, я уснула.
Меня разбудил гром. Я проснулась посреди ночи. За окном раздавались раскаты грома и треск молнии. Я чувствовала чье-то присутствие.
- Выходи, зачем прячешься?- я была уверена, что это Мадара и не ошиблась. В темноте я увидела очертания мощного силуэта. Горящие красным огнем глаза смотрели прямо на меня.
- Чего ты хочешь? Не мешай мне хотя бы спать! Выметайся, - грубо бросила я ему. Меня клонило в сон, но я нашла в себе силы взглянуть ему в глаза фальшивым взглядом, в котором было бесстрашие и надменность.
Послыша­лся вздох.
- Я думал, ты будешь не такой дерзкой хотя бы ночью.
- Не надо много думать, если тебе не дано, - тихо прошептала я себе под нос.
- Что ты сказала?- незамедлительно подал голос Мадара.
- Не важно, я повторяю вопрос: что тебе нужно? Я хочу спать!
- Поговорить пришел.
- А до утра подождать никак нельзя?!- во мне закипала злость. Вот урод.
- Нет.
- Я бы с удовольствием тебя послушала, если бы мне было не все равно.
- Не думаю, что тебе все равно. Это интересно, поверь.
- Ладно, раз уж ты меня разбудил говори, зачем ты сюда меня притащил?- спросила я.
- Ты кое-что должна нам. Точнее, мне.
Внезапно мне стало смешно.
- Что же я должна ТЕБЕ? Если денег, мог бы попросить у родителей, - ехидно сказала я.
- Нет, не денег. ТЫ узнаешь потом. Я пришел сказать, что не отпущу тебя еще очень долго. А сбежать даже не пытайся, все равно не сможешь.
- Ты дурак, или прикидываешься, Мадара? Ты приперся посреди ночи, разбудил меня, чтобы сказать, что я тебе что-то должна, но ты не скажешь, что?!
При всем моем бедственном положении я откровенно смеялась над ним.
- Это не единственная причина. Пришел на тебя полюбоваться. Ты еще милее, когда спишь.
- Что-то новенькое,- сдавленно сказала я, сдерживая смех.
Вдруг он тоже улыбнулся. Это было подобие улыбки. Уголки его рта чуть взлетели вверх, а взгляд смягчился. Это немного меня смутило, и надменное выражение сползло с лица. Почему он так смотрит на меня?
- Спокойной ночи, - Мадара поспешил к двери и вышел, плотно закрыв ее за собой.
- И тебе, - тихо сказала я и обратно легла на подушку.

0

15

Глава 2
Отчаяние. Это угнетало меня. Я совершенно не понимала, что мне делать. Сердце. Оно горело огнем, билось в агонии. Лишь сейчас я осознала то, что мне действительно конец. Бледное лицо, не выражающее со стороны никаких эмоций. Но внутри все бушевало, разгораясь сильнее. А по щеке спускалась одинокая слеза, отражение моих чувств. В ней было все, что я сейчас испытывала. Одна. Вторая. Не замечала, что они скатываются на подушку. Просто лежала, а они оставляли мокрые дорожки на щеках.

В следующую ночь я никак не могла уснуть. Мадары не было весь день, лишь какой-то рыжий парень приносил еду. На мои вопросы не отвечал. Тишина. Тишина такая, что резало слух. Так и с ума можно сойти.…Да. Кричать и молить о пощаде - не самый лучший выход. Буду просто сидеть, ждать конца. Решила спеть себе колыбельную. Голос тихо звучал, разрезая тишину и подрагивая.
Попроси у облаков….подарить нам белых снов. Ночь плывет, и мы за ней. В мир таинственных огней…
Я затихла. Вдруг разбужу кого-нибудь?
- Хорошо поешь.
Я вздрогнула от неожиданности. Рядом со мной стоял Мадара.
- Откуда ты взялся?
- Секрет, - ухмыльнулся мужчина. Вдруг он резко приблизился ко мне, заставляя тело дрожать от теплого дыхания. Мне было холодно. Лишь его дыхание согревало. Я не понимала, что он делает.
Мадара придвинулся еще ближе, расстояние между нашими губами катастрофически уменьшалось.
Загляни­ ты в сердечко мне, и скажи «Уходи» зиме…
Он нежно коснулся губами моих, проводя рукой по щеке.
Ветер воет, а ты грей меня, небо стонет, а у нас весна.

Все было как в тумане. Я на минуту перестала дышать. Потом, сообразив, что я творю, резко отвернула голову и опустила вниз. Послышалась усмешка.
- Уходи, пожалуйста.
Вздох. Еще одна усмешка, но уже не такая ехидная.
- Ты меня с ума сводишь…Хорошо. Ухожу.
Он исчез, растворившись в комнате, где мне стало жарко. Он согрел меня. Руки немного дрожали. Что я наделала? Казалось, он как-то меня околдовал. Меня ужасно влекло в его сильные объятия, хотелось раствориться в поцелуе, почувствовать вкус его губ и их мягкость. Я потрясла головой, словно стараясь отделаться от дурацкого наваждения.
Разгони ты тоску во мне,
Неспокойно у меня в душе.

Опять эта песня. Теперь буду всю ночь напевать ее…Я глубоко вздохнула, закрыв глаза. Почему, почему он меня привлекает? Я легла на подушку, расслабившись. Вскоре я провалилась в мир сна, забыв о проблемах. Но ненадолго.
Я проснулась от прикосновений к лицу. Они были нежными, почти неощутимыми. Я открыла глаза. Это был Мадара.
- Снова домогаешься и не даешь мне спать? Что тебе нужно?- недовольно сказала я, смотря на него.
Он резко примкнул к моему лицу своим, отчего у меня забилось сердце. И опять эта песня…
Попроси у облаков…
Я попыталась заткнуть внутренний голос. Задышала чаще и спросила его:
- Что ты делаешь?
Мадара нежно коснулся губами моего лица.
- Сам не знаю. Я же сказал, что ты сводишь меня с ума. Как наваждение. Я одержим тобой…- как в бреду зашептал он, пытаясь обнять.
Хотела откликнуться, обнять в ответ. Но это неправильно. Он преступник, а я пленница. Что вообще происходит?
Я резко отстранилась и вскочила, отходя к стене. Он с молниеносной скоростью оказался рядом со мной и прижал к стене. Взял руки в свои и тоже прижал к стене, сжимая запястья. Было немного больно. Мадара смотрел мне в глаза. Я отвернулась, опустив голову, и прошептала:
- Отпусти. Пожалуйста,…Мне больно.
- Не могу.
Все крепче сжимал мои руки. Внутри все переворачивалось. Он так близко. Вот он, передо мной. Я подняла голову и медленно взглянула на него. Глаз уже не отвести. Мир закружился вокруг нас, я видела только его, его глаза…Комната плыла перед о мной, я видела только его…Мысли о нем.
Где-то в глубине себя на меня орал здравый смысл, что это неправильно и ужасно. Что я его заложница. Медленно, боясь вздохнуть, я потянулась к его губам. Когда наши губы прикоснулись друг к другу, я словно провалилась в невесомость. Я не чувствовала своего тела. Только жар его губ, только он, он…он…
И снова та песня сопровождала наш поцелуй. Она звучала у меня в голове. Я испытывала какие-то непонятные чувства. И от этого слезинка скатилась по щеке. Мадара оторвался от моих губ, собирая губами мои слезы.
- Не плачь. Я не обижу, - еле слышный шепот растворился в темноте, отдаваясь легким эхом.
- Это не…не правильно!- с трудом сказала я, продолжая подставлять свое лицо поцелуям.
- Лицемерка, - ласково и тихо сказал он мне на ухо, - Ты же хочешь этого…
Хватка на запястьях ослабла. Первой мыслью было дать ему звонкую пощечину. Но душа и тело хотели его, ощутить его еще ближе. Голова кружилась, я тонула в поцелуе. Мои руки обвили его шею, касаясь волос.
Эти ощущения…и он…больше ничего не существовало. Что он делал со мной? Почему я так нуждаюсь в нем? Я отстранилась от его губ. Судорожный вздох от нехватки воздуха.
Губы Учихи медленно, нежно исследовали шею, плечи, руки. От переполняющих меня чувств я невольно ухватилась за него, стараясь устоять на ногах. Его руки все крепче обнимали меня. Мы стали двигаться спиной к моей кровати. Он медленно положил меня на кровать, целуя каждый миллиметр тела. Я потянулась к его рубашке, стянула ее. Перед глазами было красивое тело, накаченное и мускулистое. Я тихонько прикоснулась к шее, спуская руку вниз. Мадара снял мое платье, медленно расстегнул лифчик и снял свои штаны. Лег на меня. Поцелуи становились все увереннее. Мы все больше отдавались в руки страсти. Рука Учихи гладила мою грудь, а губы целовали шею, оставляя маленькие розоватые засосы. Я понимала, что отступать некуда. Все крепче прижималась к нему. Поцелуи все чаще, все страстнее. Атмосфера накалилась до такой степени, что на телах выступил пот. Я чувствовала его разгоряченное тело своим, гладила его по широкой спине, наслаждалась его ласками. Тело дрожало. Мы горели, охваченные одним пламенем. Я тонула в его глазах, растворялась в нежном взгляде. Хотела быть еще ближе, умоляюще смотрела на Мадару, прося о главном. Но он лишь еле заметно улыбался, продолжая возбуждать меня еще сильнее. Он снял с меня последнюю вещь, отделявшую его от желаемого. Его пальцы проникли в меня, начали двигаться. Я выгнулась, закрывая глаза. Стон. Он не останавливался. Я уже не могла терпеть, он сводил меня с ума этим. Тело выгибалось навстречу ему, а он целовал его, его руки не знали покоя. Мадара вынул пальцы и поцеловал меня в губы, лаская языком, как бы отвлекая от чего-то. В следующий миг я почувствовала боль и вцепилась ногтями в спину Мадары. Я негромко вскрикнула, боль как будто разрывала меня изнутри. Вскрикнула немного громче.
- Шш, скоро все пройдет,- нежно сказал Мадара, наклоняясь к моему уху, кусая его мочку. Я немного отвлеклась на это, и боль постепенно оставила мое тело.
Теперь я ясно чувствовала его в себе, взгляд, затуманенный болью и страстью, прояснился. Я надавила на живот ладошкой, проводя по нему. Учиха тихо застонал и начал медленно двигаться, постепенно увеличивая темп. Он все нарастал. Чувство, что он во мне, заводило еще больше. Мы стонали в один голос. Мне казалось, от удовольствия я потеряю сознание. Мне было все равно, что будет завтра, что мы едва знакомы, что я только что потеряла невинность. Мадара действительно свел меня с ума, и мне было без разницы, каким образом. Я просто отдавалась ему, вся и без остатка, а он отдавался мне. Я старалась не думать о том, что будет потом…Лишь подчинялась ему, а он делал со мной что-то невообразимое. Даже ночи не хватало для того, чтобы мы насладились друг другом. Страсть, похоть, удовольствие и желание- все это читалось в наших глазах. Его рука нашла мою, пальцы переплелись. Движения все ускорялись, сердце чуть ли не вырывалось из груди, а голос уже охрип от громких криков. Пульс зашкаливал. Каждое его движение во мне отдавалось приливом новой порции удовольствия, он забирал меня всю, а я - его. Я шептала его имя, свободной рукой сжимая простынь. Тело двигалось в одном ритме с ним.
Лишь под утро мы достигли вершины наслаждения. Я громко вскрикнула, получая неописуемое наслаждение, поток чувств обрушился на меня. Мадара вжал меня в постель, войдя еще глубже, а я прижала его себе, закрывая глаза. Он тихо всхлипнул, и теплая сперма разлилась во мне, согревая все внутри. Тела расслабились, напряжение ушло, Мадара лег рядом со мной, а я легла рядом, положа свою ладошку ему на грудь. Он обнял меня и я провалилась в беззаботный сон.

0

16

Глава 3

Я проснулась одна. Рядом с кроватью стоял кофе и кое-что из еды. Я попробовала кофе. Горячий. Значит, он ушел недавно. С тяжелым сердцем я встала и медленно оделась, спрашивая себя:
- А чего ты ждала, идиотка? Он же просто тебя использовал.
На душе было погано. В задумчивости я поела и села, прислонившись спиной к стене, снова погрузившись в раздумья. Ночь была замечательной. Но я прекрасно понимала, что продолжения не будет, и все равно поддалась искушению. Внезапно я усмехнулась. Какая же я дура.…Теперь он просто меня убьет. Ну и пусть, чего я еще могу ждать от преступника. Тем более, от Мадары. Как мне теперь себя вести с ним? Странно, мне больно. Никогда бы не подумала. Какие у меня к нему чувства? Надо разобраться в себе и понять, что делать дальше.
- Доброе утро, - снова. Снова он появился неожиданно, напугав меня. Я не подала виду.
- И тебе,- медленно произнесла, не глядя в его сторону.
- Вставай, пошли со мной.
Я насторожилась.
- Куда это?
- Ты с этого дня - член моей организации, Акацуки.
Я была в шоке. Снова стало смешно.
- А остальные девушки тоже {censored} с тобой, чтобы попасть сюда?- я ухмыльнулась, вставая. По-прежнему не смотрела на него, иначе отвернуться уже бы не было сил. Да и я боялась взглянуть ему в глаза.
Мадара промолчал. Лишь фыркнул. Наконец, он ответил.
- Нет. Здесь только одна девушка,- серьезно сказал он,- ну, теперь уже две.
Я ничего не сказала, только последовала за ним из комнаты.
- С кем я буду жить?- спросила я, стараясь поспеть за ним.
- Угадай,- его голос стал тише и мягче.
С ним, что ли? Оох, какого черта?
- Хорошо, только я требую отдельную кровать, - холодно сказала я. Мадара резко остановился и развернулся, и я с размаху врезалась ему в грудь. Казалось, он даже этого не заметил. Его черные глаза пристально смотрели на меня. Я лишь на секунду задержала свои глаза на его лице, а потом вновь опустила.
- А этого у меня в комнате не предусмотрено, - почти шепотом сказал он, касаясь моей щеки своей рукой. Я стояла, как вкопанная. Даже не пыталась отодвинуться. Стояла, как завороженная, поддаваясь его властной и сильной руке.
Он убрал руку и продолжил идти, а я стояла на месте. Он оглянулся через плечо и с улыбкой спросил:
- Ты идешь?
Его голос вывел меня из ступора, я, встрепенувшись, последовала за ним.
Миновав целый лабиринт разных коридоров, мы добрались до его комнаты. Он открыл передо мной дверь, запуская меня вперед. Я медленно вошла и остановилась на середине комнаты, рассматривая ее. Интерьер был выполнен в темно-бордовых тонах, комната уставлена массивной мебелью из покрытого лаком дерева. Шторы золотого цвета сверкали и переливались в лучах солнца, светящего в окно. Я невольно зажмурилась от яркого света, ведь в той комнате окон не было вообще, поэтому мои глаза привыкли к полумраку. Особое внимание привлекала огромная двуспальная кровать, стоящая в углу комнаты рядом с окном. Комната была прекрасной.
- Ну как? Нравится? Располагайся, - лидер стоял за моей спиной.
- Сначала ты объяснишь мне причину столь великодушного одолжения.
Он молчал.
- Ладно. Тогда скажи, зачем я вообще в организации? Зачем я нужна вам?
Снова молчал. Я раздраженно вздохнула, и он подал голос.
- Ты нужна мне, а не остальным.
На такой ответ у меня не было слов.
- Почему ты молчишь?- спросил он, подходя все ближе.
Я отошла к окну и отвернулась.
- Я не знаю, что сказать. Все так…странно. Что дальше будет со мной?
Мадара снова молчал. Как меня бесит это молчание,…Конечно, я знала, что уйти не смогу, но решила его немного испугать. Я сделала злое лицо и твердой походкой направилась к двери.
- Ты куда? Все равно не уйдешь!
- Конечно, нет. Потеряюсь в лабиринтах, забьюсь в дальний угол, и ты никогда меня не найдешь!- высокомерно произнесла я и открыла дверь, собираясь выйти.
- Ты нужна мне для одного очень важного дела!
- Это я уже поняла, - ухмыльнувшись, сказала я, останавливаясь.
- Точнее, твоя сила.
Я язвительно рассмеялась.
- Это невозможно, мою силу нельзя отобрать!
- Правильно, поэтому есть только один способ.
Я насторожилась, пытаясь понять, к чему он клонит.
- Что ты имеешь в виду?
- Ты родишь мне ребенка,- тихо сказал Мадара.
Я опешила. Мне не послышалось? Какой к черту ребенок…
- Ублюдок,- чуть слышно сказала я, но в этом единственном слове было столько боли и ненависти, что я увидела, как на лице Учихи отразилось отчаяние. Я не стала показывать ему свою слабость, не стала лить слезы и орать. Хотя мое сердце рвалось на части.
- Послушай,- начал Мадара, но я оборвала его на полуслове.
- Заткнись, или отправь меня туда, где я была, или уйди отсюда,- медленно сказала я. Я чувствовала, что сейчас готова его убить. Но, непонятно почему, не стала этого делать.
- Дай объяснить,- снова начал он.
Мои глаза загорелись огнем ярости, а в руке появилась молния, которая начала проходить сквозь мое тело.
-Лучше уйди,- спокойно предупредила я.
- Я не хочу тебя убивать, Мичи,- он впервые назвал меня по имени, и его голос отразился эхом в моем сердце, но я нашла в себе силы ответить.
- Я тоже.
Мы долго буравили друг друга серьезным взглядом, после чего в его глазах появился Шаринган.
Я улыбнулась и тут же отвела глаза.
- Мадара, твоя сила не подействует на меня. Может, не в моих силах отсюда уйти, но тебя убить я смогу, и защититься тоже.
В одно мгновенье он оказался рядом со мной, прижав к стене.
- Неужели?- он грубо схватил меня за лицо, пытаясь заставить посмотреть ему в глаза.
- Представь себе,- я разозлилась.
В следующий миг Мадара отлетел к противоположной стене, а я подавила молнию на руке.
- Я тебя предупредила.
Его глаза отражали злость.
- Я могу применить на тебе не только силу шарингана, ты забыла? Я один из самых сильных шиноби в мире.
Я фыркнула.
- Какой слог из слова У-БИ-РАЙ-СЯ,- я медленно и четко повторила слово, глядя на него,- тебе непонятен?
- Ты выгоняешь меня из собственной комнаты? Кто ты такая, чтобы мне указывать?- раздраженно сказал Мадара, повысив голос.
- Да, я выгоняю тебя. Ты все равно меня не убьешь, я тебе нужна! А если я себя убью, это очень сильно подорвет твои планы, да?- нахально спросила я, прохаживаясь по комнате. Конечно, покончить с жизнью я не собиралась (хотя первая мысль была именно такой), просто блефовала.
Он издал звук, похожий на рычание, сложил печать и испарился. Я осталась одна. Теперь можно не скрывать чувств. Я пребывала в глубочайшем шоке. Очень тихо я дошла до кровати, легла и прижалась к стене. Как теперь жить? За меня все решили. Ребенок,…какой ребенок? Зачем все это? Почему я? Я ненавидела Мадару. Я постоянно прислушивалась, чтобы не пропустить его возвращения. Он не должен видеть меня такой. Пусть думает, что я наглая, расчетливая и дерзкая.
Я снова плакала. Черт, как меня бесит, когда я беспомощна. Что мне делать дальше? Он же убьет, когда я рожу ему ребенка. Я села на кровати, пытаясь успокоить себя. Слезы шли и шли, не останавливаясь. Послышался какой-то шорох. Я вздрогнула. Рядом с кроватью возник Мадара.
- Может, ты пустишь меня, женушка? Я спать хочу!- ехидно сказал он, но вот он увидел слезы,- что с тобой.
Его рука коснулась моей щеки. Я резко дернулась от него.
- Пошел ты.
- Не сопротивляйся, все равно уже ничего не изменить,- с каким- то сожалением сказал он, снова протягивая руку ко мне.
Я вскочила с кровати и, как безумная, пятилась от него назад, руки дрожали.
- Не подходи…ко мне,- с придыханием заговорила я, но он продолжал подходить ко мне, подняв руки над головой, будто защищаясь.
Вдруг сознание помутнело, словно в меня вселился какой-то бес. Не веря самой себе, что я это делаю, истошно заорала:
- Не подходи, я тебя ненавижу! Ты мне всю жизнь испортил, урод! Тебе сильных мало? Трахни другую, пусть она тебе родит!
Меня трясло. Мадара встал, как вкопанный, смотря на меня.
- Успокойся.
Рассудок прояснился и я, обессилев, съехала по стене, на которую облокотилась ранее.
- Лучше бы ты меня убил,- обессилено прошептала я.
Учиха вздохнул, но подойти не решился.
- У меня есть цель. Чтобы ее осуществить, мне нужна огромная сила. Я ей обладаю, но этого далеко недостаточно! Ты очень сильна, а наш ребенок…Подумай сама! Он станет самым сильным шиноби на планете, с его помощью мы сможем…
- Заткнись,- резко оборвала его я,- можешь обсуждать свои поганые делишки с кем-нибудь другим, мне это неинтересно!
- Но я же не сделал тебе ничего плохого!- воскликнул Мадара.
От этих слов мне стало тошно, и, неизвестно откуда появившиеся силы заставили меня громко рассмеяться.
- Ты? Ничего не сделал мне?- с ноткой безумия в голос спросила я,- Да ты мне жизнь сломал, ты лишил меня будущего, ты обрек меня на жалкое существование! Лучше бы я умерла!
Мадара снова молчал.
- Что, правда глаза режет? Что ты молчишь постоянно!- продолжала распинаться я,- Да помимо меня есть куча сильнейших девушек, почему, почему Я? Что плохого я сделала кому-то…
Я умолкла. Сердце бешено билось, а удары гулким эхом отдавались в висках. Силы оставляли меня. Я медленно сползла по стене, голова кружилась…

0

17

Глава 4
*месяц*
Проснувшись, я огляделась вокруг. Его не было. Опять. Он всегда куда-то уходил, и это меня жутко бесило. Ведь я хотела, чтобы он был рядом.…Сама не понимаю, зачем. Я ведь никогда не признаюсь ему в том, что влюбилась, как последняя идиотка. Он думает, я его ненавижу. Хотя и это тоже правда. Я ненавижу Мадару, но в то же время люблю так сильно, что осознание этого сжимает мое сердце, рвет на клочки и со всей силы швыряет на землю. Это все творилось во мне, а внешне этого никто и никогда не заметит. Лишь слеза, одинокая прозрачная слезинка, временами все же срывавшаяся с печальных глаз, была отражением моих истинных чувств. Я медленно встала и подошла к окну, раскрыла его. Холодный осенний воздух ворвался в спальню, остужая мой разум. Я поежилась, обхватывая себя руками. Тошнота. В который раз…Как же достало. Мне постоянно хочется есть, а потом меня тошнит. Мои чувства меняются со скоростью света, я то весела, то в следующий миг уже плачу. Я чувствую себя ужасно…
Внезапно совершенно идиотский вопрос ворвался в сознание. Любит ли меня Мадара? Я резко оборвала свои мысли. Зачем мне это? Мне все равно. И тут же противный внутренний голос пищит: «Не пытайся убежать от чувств, ты должна раскрыться ему, он должен знать».
- Ничего он не должен знать!- раздраженно сказала я самой себе. В то же мгновенье за моей спиной возник Мадара. Злость начала закипать во мне, и я возмущенно вскрикнула:
- Сколько раз я должна тебе повторять: НИКОГДА НЕ ПОЯВЛЯЙСЯ ТАКИМ ОБРАЗОМ, ты меня пугаешь!!!!!
Сразу стало легче. Оказывается, надо наорать на кого-нибудь, чтобы успокоиться. Ответ последовал незамедлительно.
- А ты пугаешь меня, когда начинаешь на всех орать,- спокойно сказал Мадара.
Я фыркнула.
- А мне все равно,- бросила я и скрылась за дверью ванной.
- Постой,- крикнул он и придержал рукой дверь.
- Ой, ну что еще?- как всегда - маска безразличия. Он не должен ни о чем догадаться.
- Мне надоело, что ты ведешь себя со мной так нагло!- с нарастающим раздражением произнес Учиха.
- Давай не сейчас, меня тошнит,- я попыталась закрыть дверь, однако у меня даже не получилось сдвинуть ее с места, на что тот усмехнулся и продолжил тираду.
- Даже сейчас ты отмахиваешься от меня, словно я - надоедливая муха!
Я рассмеялась, а его лицо все больше вытягивалось.
- Именно так ты ведешь себя в данный момент, Мадара,- сказала я.
Он быстро залетел в ванную, прижав меня к стене и сдавив горло рукой.
- Я тебя когда-нибудь убью…
- Сомневаюсь,- прохрипела я,- Отпусти, мне больно! И ему тоже!- гневно добавила я, положив руку на живот.
Его рука медленно сползла с моего горла, и я судорожно сглотнула воздух ртом.
- Прости,- тихо прошептал он и вышел, закрыв за собой дверь.
Я никогда не понимала его поведения. То он намеревался убить меня, то в его глазах возникает боль и отчаяние, и он уходит.
Поэтому я уже не пытаюсь понять, кто такой на самом деле Мадара Учиха.

*2,5 месяца*
- Что с тобой? Ты в порядке? Может, Сасори позвать?- встревожено взглянул Мадара на меня, глядя на бледное лицо. Он попытался взять меня на руки, чтобы донести до кровати. Но даже в таком состоянии я сумела бросить на него уничтожающий взгляд.
- Не трогай нас,- прошипела я, отходя.
Незамедлител­ьно последовал его вздох.
- Это и мой ребенок тоже, Мичи.
- Ну и что?- я с трудом пыталась дойти до кровати, ковыляя и опираясь на стены.
Мадара подошел ко мне и подхватил на руки, донеся до кровати.
- Молчи, хватит вести себя, как капризный ребенок.
- Я тебя ненавижу…- в который раз произнесла я, укрываясь одеялом.
В ответ последовала горькая усмешка.
- Я заслужил это. Но…- он замолчал на минуту, собираясь с мыслями,- я влюбился в тебя.
Я приподнялась на локте и внимательно посмотрела на него.
- Хватит, Мадара, мы оба прекрасно знаем, что я тебе нужна для осуществления твоей цели.
- Да, я тоже так считал, но так привязался к тебе, я сам не понимаю, что со мной происходит. Я хочу быть с тобой…
- Ты и так со мной, - усмехнулась я.
- Я в другом смысле. Хочу, чтобы ты осталась со мной сама. Знаешь, раньше в моих планах было убить тебя после рождения ребенка.
- Как мило,- фыркнула я,- Лучше умолкни, я не хочу слушать тебя.
- Я не договорил,- повысил голос Учиха,- я не стану этого делать. Я хочу, чтобы мы жили вместе. Хочу стать твоим…мужем.
Я не ослышалась? Он что, совсем больной. На такое заявление я даже не знала, как отреагировать. Он выжидающе смотрел на меня.
- Ты понимаешь, что испортил мне жизнь? Я могла сейчас выйти замуж за того, кого люблю, а мои родители были бы со мной. А ты меня лишил ВСЕГО. Я вообще не уверена, что буду когда-нибудь счастлива. Ясно?
Я встала с кровати. Приступ прошел. Уже собиралась выйти из комнаты, как он подошел ко мне, упал на колени, уткнувшись лицом в живот и обняв меня.
- Прости, если можешь…Я сам не ожидал, что влюблюсь в тебя. Думаешь, мне сейчас легко?- шептал Учиха.
Я молчала, не зная, что сказать. Снова. Лишь дрожащими руками гладила его по голове. Где-то глубоко-глубоко в душе стало теплеть, словно после зимы наступала теплая весна.

*4,2 месяца*
- У тебя будет мальчик, поздравляю,- сказал Сасори, убирая всякие трубочки и присоски от моего живота.
Я улыбнулась.
- Спасибо, Сасори. Я могу идти?
- Да, только не забудь вечером выпить лекарство - он улыбнулся мне в ответ.
- Пока.
- До встречи.
Я вышла из его комнаты, поглаживая немного увеличившийся животик. Есть не хотела вообще, как ни странно. Обычно, все бывает наоборот. За это Сасори ругал меня. Но все же я решила сходить на кухню.
Из холодильника я взяла яблоко и пакет сока. На кухне возник Мадара. От неожиданности все упало на пол из моих рук. Я попыталась наклониться, но у меня закружилась голова.
- Я помогу,- тихий, бархатный и такой любимый голос. Мадара подошел и поднял еду.
- Спасибо.
Я натянуто, робко улыбнулась. Прошло 4 месяца, а я так и не знала, как мне с ним себя вести. Я старалась не встречаться с ним взглядом. Если это произойдет, я уже не отведу глаз. Черные, как ночь, глаза заставят меня кануть в бездну, и весь мир как будто начнет кружиться…и снова только он, он…
Я потрясла головой, прогоняя эти воспоминания.
- Ты до сих пор избегаешь меня. Почему?- он подошел ближе, я могла чувствовать его тяжелое дыхание над головой. Я развернулась, не поднимая лица. Мой взгляд уперся в его грудь. На минуту я забыла, как дышать…Он рядом. Сейчас и здесь, со мной. Впервые я не отпрянула от него, а продолжала стоять рядом.
- Потому что…- во рту пересохло, в горле встал комок,- я…мне нужно идти. Извини.
Я поспешно вылетела из кухни, прихватив сок и яблоко. Быстрым шагом я дошла до комнаты и захлопнула за собой дверь. А смысл? Он сейчас же сюда переместиться. В глазах начало жечь. Что со мной? Я обессилено упала на кровать, смотря в потолок. По щеке слеза. Я отвернулась к стене и тихо плакала, пока не погрузилась в сон.

0

18

Глава 5
*6,5 месяцев*
Я лежала на кровати, поглаживая прилично увеличившийся живот, как вдруг дверь распахнулась, в комнату забежал незнакомец и уже хотел метнуть в меня кунай, но я опередила его, сложила печать и кинула сгусток молнии в него. Тот упал замертво.
- Мичи, приготовься,- в комнату влетел Мадара. Я испугалась.
- К чему? Мадара! Что за чертовщина тут…- договорить я не успела, на пороге появился шиноби и кинулся на меня. В моей руке появилась молния, и я ударила ему прямо в сердце. Мужчина упал на пол. Учиха облегченно вздохнул и вышвырнул тела за дверь, захлопнув ее.
- Теперь потрудись объяснить мне, что это было,- я поставила руки на пояс и гневно смотрела на него.
Мадара вздохнул. Черт, за 6 месяцев меня его вздохи постоянные изрядно достали. Но я промолчала, иначе опять обидится. Но молчание затягивалось, и я решила его поторопить.
- Не зли беременную девушку! Мадара!- я немного повысила голос, держась за живот.
- Хорошо…хм…- я впервые видела его таким встревоженным, и мое напряжение стало возрастать,- в общем, они за тобой приходили,- осторожно ответил он и внимательно посмотрел на меня.
Я опешила.
- А что им нужно от меня?- и тут же осеклась, посмотрев на живот,- Нет,…только не это…
- Именно так, им нужен наш ребенок. Его сила.
Я расстроилась и спросила:
- Что теперь делать?
- Я не знаю, Мичи. Мы все усилили защиту логова, и если нападения продолжатся, нам придется покинуть это место и жить в другом до родов.
Я посмотрела на него, как на идиота.
- А ты в курсе, что мне трудновато ходить? Меня тошнит до сих пор и болит голова!- раздраженно произнесла я.
- Я знаю, но не забывай, кто твой…- на этом слове он замялся,- кто отец твоего ребенка. Я - Мадара Учиха, со мной ты в полной безопасности, уж поверь, и идти тебе не придется, я перенесу тебя, моя усовершенствованная­­ техника перемещения позволит мне сделать это.
- Говоришь, я в безопасности? Ничего, что мне Сасори запретил пользоваться силой, так как она отнимает много сил и чакры, а ты только что заставил меня это сделать! Если бы я была в безопасности, ты бы устранил его, не позволив мне использовать мои техники.
- Это был крайний случай, я не успел его остановить.…Прости меня,- в его глазах было искреннее раскаяние, и я лукаво улыбнулась.
- Ладно, я и не обижалась, это был отличный шанс потренироваться, а то я, наверное, уже потеряла навыки.
В его глазах заискрилась радость. Но губы все так же были сомкнуты и бесчувственны. Эта неопределенность и страх все еще висели между нами в воздухе.
Повисло угнетающее молчание. Неожиданно меня затошнило, а виски сдавило с огромной силой. Я чувствовала, как бледнею. Мадара кинулся ко мне.
- Мичи, что с тобой?- встревоженно спросил он,- Я позову…хотя нет, я тебя отнесу к Сасори.
Я ничего не успела сказать, как он подхватил меня на руки и понес к Сасори.
- Ну что ж, так я и думал.
Мы оба уставились на Сасори.
- Всее из-за того, что ты используешь свою силу! А тебе этого делать нельзя! Я уже говорил вам,- Сасори укоризненно смотрел на нас, переводя взгляд с меня на Учиху.
- Но они могли меня убить, а Мадара не успел бы ничего сделать!- воскликнула я.
Сасори вздохнул.
- Ладно, выпей это лекарство и отправляйся спать. Мадара-сама, проследите за тем, чтобы она хорошенько отдохнула, ясно?
- Я понял. Идти сможешь?- он обратился ко мне. Я кивнула, и мы ушли в нашу комнату, где я заснула крепким сном.

*8,5 месяцев*
Я очнулась от боли в запястьях. Попробовала пошевелить. Они были связаны. Я начала озираться по сторонам. Судя по всему, я находилась в лесу, потому что в окно деревянного дома можно было увидеть деревья, стоявшие повсюду. Солнце почти не проникало через густые и раскидистые ветки деревьев.
- А вот и наша мамочка проснулась! Какая радость, хотя можно и без тебя обойтись.
Напротив меня стоял мужчина лет 40.Я ухмыльнулась.
- Смотря, что ты имеешь в виду. Если ты решил изнасиловать беременную девушку, еще и без моего участия, то это по меньшей мере хамство и извращенство!
- До меня дошли слухи о твоем мерзком характере. Ну, ничего, тебе недолго осталось.
Веселое настроение потихоньку оставляло меня, уступая место тревожности и страху.
- Что тебе нужно, кто ты такой? И где я?
- Ну ну ну, успокойся, как много вопросов!- ехидно сказал он, подходя ближе.
- Ты даже не представляешь, с кем связался,- угрожающе процедила я, постепенно приходя в бешенство от такой наглости.
- Представляю, поэтому и решился на этот шаг. С твоим ребенком , точнее, с его силой я смогу победить и тебя, и Мадару,- сказал незнакомец и злорадно рассмеялся, от чего у меня по телу пробежали мурашки. Передернуло от омерзения. Я ненавистно смотрела на него.
- А, так тебе моя сила нужна? Подавись,- за время нашего разговора я смогла освободить руки и бросила в него шаром из молнии. Мужчина отлетел к стене.
- Сучка,- прохрипел он и кому-то крикнул,- свяжите ее снова!
Я никого не увидела, но кто-то с силой сдавил запястья и связал их опять.
- Как тебе мои невидимые друзья?- с усмешкой сказал он.
Я лишь метнула на него злобный взгляд.
- Я получу эту силу любым путем, а ты будешь молить меня о пощаде!
Я скривилась.
- Размечтался.
Неожида­нно он достал кунай из-за спины и метнул мне в ногу. «Невидимые друзья» не дали мне сдвинуться с места, поэтому кунай угодил прямо в цель. Мой крик эхом раздался в небольшом домике.
- Я буду мучить тебя, а когда ты будешь полумертва, я заберу твои силы! Никто меня не остановит!- с некой одержимостью сказал мужчина и достал еще один кунай.
Я мысленно звала Мадару. Где же он? А вдруг с ним что-то.…Нет, не может быть. Он не по зубам этим {censored}. Одна надежда на него. Веревки были крепкими, развязать их я не могла. Вдруг я почувствовала легкий толчок в области живота. Мой малыш пинался. Глаза заслезились. Мой маленький…неужели я не увижу его, и мне суждено здесь погибнуть? Еще один толчок. От умиления слезы хлынули из глаз и покатились по щекам. Обидчик заулыбался.
- Оо, такая сильная, и плачет? Что же случилось?- с издевкой спросил он.
- Заткнись!!!- заорала я. То ли от боли во всем теле, то ли от отчаяния.
- Успокойся, тебе нельзя волноваться!- продолжал он.
Следующий кунай прилетел мне в руку, а сзади кто- то воткнул мне его в спину.
Боль прошла по моему телу, словно электрический заряд. Я слабела с каждой секундой, мои глаза закрывались.
- Жаль, я думал, мы еще поиграем,- это было последнее, что я услышала. Боль сковала тело, и я без чувств сползла на пол, сомневаясь, что когда-нибудь очнусь…

0

19

Глава 6-последняя
*от лица Мадары*.
Я искал Мичи, метался по всем комнатам, и орал, как одержимый на всех, кто попадался. Я поднял на уши всю организацию. Всех. Тревога за нее. Раньше я ненавидел себя за то, что влюбился в нее. Эта девушка сводила меня с ума, когда я ее видел, словно становился другим человеком. Как будто я не сильнейший шиноби, а какая-то тряпка. Поначалу бесило. Сильно злился. На себя и на нее. В основном, на себя. Ведь она не виновата…Если бы она знала, знала, как сильно я ее люблю. И ребенка. Я уже сомневался в своем плане. Навязчивая идея остаться с ней и ребенком, ведя нормальную жизнь, все чаще врывалась в сознание. Я сопротивлялся, а теперь не могу. Это все, что я хочу. За свое счастье я буду бороться.
- Мадара-сама,- в комнату зашел Итачи.
Я устало вздохнул.
- Что?
- Мы сумели выследить противника, они в лесу, это не очень далеко.
Внутри все затряслось от нетерпения. Я боялся за нее.
- Ему тоже нужен ребенок Мичи, и очень скоро она умрет,- в своей обычной манере сказал Итачи.
Я сделал глубокий вдох, стараясь успокоиться. Сжал руки в кулаки до судорог.
- Спасибо, Итачи. Можешь идти, но прежде расскажи мне о местоположении Мичи, и что из себя представляет враг.
- Хорошо,- ответил Итачи и ввел меня в курс дела.

- Удачи,- промолвил Итачи и удалился.
Я сложил печать и переместился к небольшому деревянному домику, скрытому под тенью огромных деревьев. Внезапно меня охватил страх. Что мне суждено увидеть?
Долго не раздумывая, я выбил дверь и зашел в комнату. То, что я увидел, повергло меня в шок.
Она лежала вся в крови на полу, а над ней стоял какой-то мужчина.
- Надо же, кто пожаловал! Мадара Учиха собственной персоной…Какая неожиданность!- язвительно произнес мужчина.
Злость заволокла мое сознание. От злости и бешенства я почти ничего не видел.
- {censored}. Ты пожалеешь. Неужели ты думаешь, что останешься безнаказанным, что я тебя не найду?- с трудом процедил я сквозь сжатые зубы.
Закрыл один глаз.
- Аматерасу.
Звенящую тишину прорезал крик мужчины. Я усмехнулся.
- Ты такой дурак. Надо было думать, прежде чем отбирать что-то у того, кто в миллион раз сильнее тебя.
Изба загорелась, черное пламя охватывало ее. Я быстро подбежал к Мичи, подхватил на руки и выбежал из дома, который почти сразу взорвался.
Снова сложил печать и оказался в организации. В комнату забежали члены организации. Меня охватывала паника и отчаяние. Мичи была вся в крови. Я заорал на Сасори. Конечно, я не хотел, просто должен был помочь ей, и поскорее.
- БЫСТРЕЕ! Она умирает!
Сасори в ужасе уставила на истекающую кровью девушку.
- Чего ты стоишь, ДЕЙСТВУЙ!
Обстановка­ накалялась, Сасори побежал к двери, крикнув мне:
- За мной.
Я немедленно последовал за ним, стараясь держать себя в руках. Я еще никогда не чувствовал такого страха. Страха потерять ее. Ведь она стала мне по-настоящему дорога.
Я осторожно положил ее на кушетку, стоящую в кабинете Сасори. Странно, я не знал, что у него есть лаборатория. Ну да ладно, потом разберемся. Сейчас важнее всего было спасти Мичи.
- Она почти не дышит, я сделаю все, что в моих силах. А ты должен немедленно уйти,- он серьезно посмотрел на меня. Внутри похолодело.
- Зачем?
- Потому что я буду спасать ее, я буду помогать ей рожать ребенка. Иначе оба погибнут.
Мои глаза расширились от изумления.
- Ты сошел с ума? Какие роды? Она полужива! Вдруг это погубит ее?
- Выхода нет. Придется.
Я не знал, что сказать.
- Мы тратим время зря, уходи! Я спасу ее,- твердым голосом заявил Сасори, выпроваживая меня за дверь.
Я подчинился ему, ноги как будто стали ватными. Тело отказывалось меня слушать.
- Я буду рядом. Зови, если что,- как в тумане я услышал свой голос, полный боли и страха.
- Хорошо.
Дверь захлопнулась, и я осел на пол, погрузившись глубоко в свои мысли. Я ждал. Ожидание…как я ненавижу эту неизвестность, ненавижу ждать! Коротать время здесь, когда она при смерти. Но я доверял Сасори. Он знает, что делает.
Я вспоминал каждую секунду, каждое мгновение, проведенное с ней. Ее голос звенел в моей голове, сводя с ума. Я не могу ее потерять. Совершенно случайно в сознание ворвалась песня, которую она пела в ту ночь, когда мы стали намного ближе, чем я ожидал. День, когда я понял, что не смогу ее отпустить. Колыбельная…Ее нежный голос чаровал меня, окутывая и чаруя и так плохо соображающую голову. Попроси у облаков…Дальше слов я не помнил, лишь звенящие и мягкие звуки. Я просто любовался ею, воспроизводя у себя в голове одну лишь мелодию.
Она должна выжить. Быть со мной. Я не отпущу ее. Никогда.

*от лица Мичи*
Я открыла глаза. Комната, точнее, кабинет, где я находилась, плыл перед глазами. Я приготовилась к жуткой боли, но…Ничего. Совсем. Только душевная боль. И тут до меня дошло. Обезболивающее. Должно быть, Сасори вколол его слишком много, потому как у меня было такое ощущение, словно если бы мне на ногу упал шлакоблок, я даже ничего бы не почувствовала.
Я попробовала что-то сказать, язык еле ворочался во рту, и поэтому получилось тихий звук, отдаленно напоминавший имя.
- Сасори…
Я пыталась позвать его. Он стоял спиной ко мне, рассматривая что-то.
Он повернулся ко мне, встревоженно всматриваясь в мое лицо.
- Как ты себя чувствуешь?
- Плохо. Зачем столько обезболивающего?- я попыталась сделать голос нормальным.
- Если бы я не вколол тебе большой дозы, ты бы сейчас умирала от боли. Все твое тело в синяках, ранах.
Я вздохнула. Даже не почувствовала, как воздух прошел в легкие. Словно все было заморожено.
Вдруг я остановилась взглядом на животе. Плоский. Я испугалась:
- Где ребенок? Что с ним? Тот подонок забрал его?!
Сасори улыбнулся.
- Нет, с ним все хорошо. Он спит.
Медик отвернулся, подошел к кушетке и поднес ко мне крошечное создание, чуть слышно сопящее. От умиления на глаза наворачивались слезы.
- Он чудо,- Сасори бережно передавая его мне.
Я подняла трясущиеся руки и аккуратно взяла моего сына. Его веки затрепетали, и он открыл глазки.
- Господи, какой он красивый.
Темные волосы (я уже знала, что когда он повзрослеет, волосы будут черными, как у Мадары), светло-голубые, как небо, глаза, обрамленные длинными темными ресницами, которые изящно загибались. Глаза были моими…
Малыш смотрел на меня и вдруг заулыбался, отчего его глаза заискрились. Они были такими прозрачными, что я смогла разглядеть еле заметное мое отражение в них.
Идиллию прервал робкий стук в дверь. Внутри все замерло (даже несмотря на огромную дозу обезболивающего).
- Войдите, - негромко сказал Сасори, прежде чем я успела что-то сказать.
В комнату зашел Мадара. Но передо мной сейчас был не легендарный Учиха, надменный и властный, беспощадный мужчина, а…отец. Отец своего ребенка и, как ни странно, походил на мужа, который ждал свою жену из род дома. Даже не ожидала, что такой холоднокровный, сильный, рассудительный шиноби может быть вот таким, каким я сейчас его увидела перед собой. Под глазами залегли темные круги, в руках букет цветов и еще что-то. Не могу разглядеть. Встретившись с ним взглядом, я словно канула в забытье, заворожено смотря на него, понимала, как я соскучилась.
Мадара долго и пристально вглядывался в мое лицо, а потом облегченно вздохнул.
- Как же я рад, что все в порядке.
Я склонила голову набок и прищурилась от яркого солнца, заливавшего лабораторию Сасори. Странно, ведь во всей организации практически нигде не было окон. Только мрак и тусклый свет от факелов, которые висели на стенах.
- Спасибо, что спас меня.
Мадара хмыкнул с некой присущей ему язвительностью
- А как иначе?
Но когда он увидел того, кто лежал на моих руках, его взгляд изменился. Быстрыми шагами он оказался рядом с моей кроватью и осторожно взял малыша из моих рук.
- Он такой красивый…
Уж совсем нежно прошептал Мадара. Он не переставал меня удивлять.
- Весь в родителей,- подал голос Сасори.
Я улыбнулась и опустила голову. Внезапно я вспомнила, что обещал сделать Мадара, когда я рожу ему ребенка. Проклиная себя за прямолинейный характер, я задала ему вопрос в лоб, даже не успев сформулировать его в более мягкой форме.
- Ну, и когда же ты собираешься меня убить?
Оба парня уставились на меня, как на сумасшедшую.
- Что вы так смотрите? Ты же сам говорил,- на полном серьезе сказала я.
Лицо Мадары приобрело недоброе выражение.
- Сасори, не мог бы ты нас оставить ненадолго?
Проворчав­ что-то о том, что не намерен покидать свою же лабораторию, он все же повиновался приказу и вышел за дверь. Мы остались одни.
- Какого же ты обо мне мнения.…Неужели ты думаешь, что после всего, что мы пережили, я смогу тебя убить? Да я и не хочу. Если бы хотел, попросил бы Сасори сделать это сразу после рождения ребенка.
Мне почему-то стало смешно.
- Такое великодушие,- голос дрогнул, несмотря на ту жестокость, что в нем прозвучала.
- Почему ты такая? Почему не доверяешь мне?- в его же голосе было отчаяние, смятение и боль.
Я ничего не ответила, взглядом заставляя его продолжить.
- Я действительно хотел использовать тебя для осуществления плана, но ты мне понравилась, и даже очень. Я со временем стал замечать, как мне не хватает тебя, как ты нужна мне! Я не могу без тебя, понимаешь? Когда я потерял тебя, когда ты исчезла, я просто сходил с ума. Потеряв, я понял, что люблю…тебя…пожалуйс­­та, поверь мне.
Я ведь ощущала то же самое. Но что ответить, я даже не знала. Вдруг…резкая боль заставила содрогнуться мое тело. Боль, жжение распространялось по телу. Видимо, обезболивающее перестало действовать. Я почувствовала все раны на моем теле. Они болели, кровоточили, и тело рвалось на части. Но не так, как сердце. Ему было хуже всего.…Вся обида, боль и ненависть обрушились на сердце. Все, что я испытала за эти 9 месяцев…все. Слеза покатилась по щеке, сердце колотилось в бешеном ритме, тело нестерпимо болело. Даже самые маленькие синяки приносили огромную боль. Я посмотрела на свои руки. Все в ссадинах и синяках.
- Что с тобой?- положив ребенка на кровать, стоящую неподалеку от моей, он подошел ко мне.
- Обезболивающее…пере­­стало действовать,- еле-еле прохрипела я.
Его руки нежно обняли меня, прижимая к себе и как бы защищая. Пальцы коснулись спины, и я всхлипнула от боли, которая пронзила тело там, где он меня касался.
- Прости,- тихий шепот Мадары был словно панацея. От его нежного и любимого, успокаивающего голоса, мне стало чуть легче,- Ты, наверное, никогда меня не простишь. Я такой дурак.
Я попыталась улыбнуться.
- Нет, я никогда не обижалась на тебя. Ты - человек, изменивший всю мою жизнь,- впервые за эти месяцы я была с ним откровенна, сняв, наконец-то, маску.
Мадара поднял свои глаза, полные надежды. Я решилась сказать то, что чувствовала очень долго.
- Я тоже люблю тебя, Мадара.
Сказав это, я почувствовала необыкновенную легкость. Как будто груз, лежавший на сердце и тянувший его ко дну, вдруг растворился.
Эти слова изменили нашу жизнь. Что бы с нами не произойдет, я знаю, что мы справимся с любым испытанием. Ведь мы теперь вместе…


Загляни ты в сердечко мне
И скажи "уходи" зиме
Ветер воет, а ты грей меня
Небо стонет, а у нас весна

Попроси у облаков
Подарить нам белых снов
Ночь плывет и мы за ней
В мир таинственных огней

Разгони ты тоску во мне
Неспокойно у меня в душе

Попроси у облаков
Подарить нам белых снов
Ночь плывет и мы за ней
В мир таинственных огней

0

20

: Итачи медленно приподнялся с кровати и посмотрел на тебя. В его глазах ты увидела что-то новое, странное, пугающее. Какую-то искру. В его глазах был…голод, нужда, желание. Ты никогда не видела такого взгляда. Он напоминал взгляд хищника, охотящегося за своей жертвой. Этот взгляд поверг тебя в ступор. Ноги онемели, кровь прилила к голове, во рту всё пересохло. Итачи просто смотрел на тебя этим взглядом, от которого тебе было страшно и сначала не двигался… Резко, с грубой силой, ты была крепко прижата к стене. Ты не поняла что происходит. Оби твои руки были подняты над твоей головой. Их крепко сжимала его сильная рука. Другая рука расположилась на твоём бедре. Ты открыла глаза и была вынуждена смотреть в алый шаринган. В нём до сих пор, даже с новой силой, присутствовал этот взгляд, словно жаждущий чего-то. Лицо Итачи было катастрофически близко к твоему. Жар как всегда исходил от его тела, прижимающего тебя грубо к стене. Пульс начал ускоряться, а тело задрожало. Ты не знала чего ожидать, чего бояться. Что он сделает дальше – наверно убьёт. Чувство беспомощности, будучи во власти этого непредсказуемого мужчины, полностью охватило тебя. Не зная, что будет дальше и просто ожидая того, что придёт, ты зажмурилась и приготовилась к возможной смерти…Но внезапно ты почувствовала что-то обжигающее на своих губах Сначала ты просто ничего не поняла. Голова сама собой начала кружиться а колени начали пошатываться. Что-то горячее дотронулось до твоих губ. Когда до тебя дошло что это, всё тело охватило огромнейшее удивление и паника. Итачи целовал тебя. Его горячие губы грубо и жадно касались твоих. По телу начал разноситься жар и неописуемое удовольствие. Поцелуй был грубым, требовательным и страстным. Никто тебя в жизни так не целовал.Он пробуждал в тебе желание ответить, но ты держалась. Губы Итачи были мягкими, но они со всей силой впивались в твои. Они разжигали костёр внутри тебя, от чего ты просто не знала, что делать. Его рука медленно поднялась с твоего бедра и плотно расположилась на твоём затылке, притягивая к себе твою голову. Ты всё ещё не смела приоткрыть глаза из-за охватившей тебя паники. Собравшись с силами, которых почти не было, ты раскрыла свои глаза и мгновенно утонула в кровавой бездне шарингана. Итачи всё это время не закрывал глаза, а смотрел на тебя, с удовольствием наблюдая за твоей реакцией. В его глазах по-прежнему это желание, это жажда. Этот хищный и голодный взгляд посылал лёгкие покалывания по твоей спине. Ты не выдержала его взгляда и вновь закрыла глаза. Он же целовал тебя ещё крепче, ещё сильнее, казалось оставляя своими губами синяки на твоих. Ты почувствовала, как язык Итачи проскользнул по твоей нижней губе, как будто обжигая её дотла. Стало ещё жарче и сердце забилось с ещё более устрашающей силой. От ощущения ты не смогла сдержать лёгкий всхлип, доносившийся из твоего горла. Воспользовавшись моментом, язык Итачи сразу же проскользнул в твой рот, наполняя его огненно горячими ощущениями. Рука брюнета ещё крепче обхватила твою голову, прижимая к себе и углубляя поцелуй. Его язык исследовал твой рот, не пропуская ни сантиметра. Он скользил по твоим зубам, по нёбу, он заполнил собой всё пространство. Тебя никто прежде не целовал по-французски. Чувство, как язык Итачи двигается в твоём рту, просто сводило с ума, затуманивало рассудок, будило странное желание. То, как его язык подавляющее касался твоего, просто убивало в тебе все мысли о сопротивлении. Тебе как никогда хотелось ответить на поцелуй, ты просто сгорала от этого желания. Итачи продолжала жадно поглощать твой рот своим, но ему нужно было получить ответ, даже если он заставит тебя. Он прижал своей рукой твои запястья так крепко и больно, что казалось он сейчас сломает их. Ты немного дёрнулась, но ничего не сделала. Ты не ответишь – не важно, что. Итачи прикусил твою губу так сильно, что ты невольно всхлипнула. К чёрту всё это! Ты этого хочешь и позволишь желанию овладеть тобой. Это всего лишь поцелуй…ничего больше. Ты ответила на поцелуй. Итачи притянул твою голову ещё ближе, углубляя ваш жаркий поцелуй до невозможного. Ваши языки слились в жарком, грешном танце, борясь за преобладание друг над другом. Они переплетались и скользили, заставляя каждого из вас хотеть всё больше и больше. Итачи, разумеется, выиграл эту борьбу за власть между вашими языками, полностью подчиняя тебя себе. Ты сгорала от этих ощущений, ты никогда не испытывала ничего приятнее. Он всё продолжал безжалостно и пылко тебя целовать, а его язык не останавливался изучать твой рот. Тебе стало нечем дышать. Нужен был глоток чистого воздуха. Казалось лёгкие перестали работать. Но воздуха не было. Был только он. Он и его огненно страстный поцелуй. Итачи ни разу не закрыл глаза, крепко сжимая твои руки и поддерживая затылок, безжалостно и жадно целуя тебя. Он словно пожирал твои губы, как будто хотел получить всё, подчинить всё своей воле. По твоему телу пробежали мурашки и разливался вулканический жар. Где-то внизу живота было ещё жарче. Тебе срочно нужен был воздух… И вот, наконец Итачи оторвался своими палящими губами от твоих исцелованных губ и наклонил голову в сторону твоей шеи. Ты моментально стала глотать воздух, который был необходим. Однако это не помогало. Тело продолжало судорожно трястись, раскаляясь от знойного и удушливого жара, поглотившего его. Горячее дыхание Итачи скользило по твоей шее, затем поднялось к . {censored} губы едва касались его. Хриплым и низким голосом прошептал он тебе на ухо твое имя. Казалось, сердце остановилось, и кровь в венах застыла. Он назвал тебя по имени… в первый раз. То, как он произносил его, оставляло тебя не способной что-либо думать. Тебе хотелось вновь услышать это. Он произносил его с желанием, с вожделением, с похотью. Возбуждение, паника, страх… Всё это охватило твой разум. Его голос гипнотизировал тебя. Голова начала кружиться с новой силой, а ноги больше не ощущали пола. Язык Итачи коснулся твоей ушной раковины, задевая все нервные окончания на своём пути. Он скользнул низ до мочки уха. Ты вздрогнула. Сначала немного посасывая мочку уха, он страстно прикусил её, посылая электрический разряд по твоему телу. Его дыхание обжигало тебя, а раскалённые губы касались уха. Затем его губы опустились к твой шеи, страстно и безжалостно целуя её. Они не пропускали не миллиметра твоей кожи, продолжая покрывая её знойными поцелуями. Итачи оставлял болезненные засосы и укусы на твоей шее, делая светло-кранные отметены. Он страстно посасывал кожу твоей шеи, проводя по ней языком, от чего твоё тело становилось немым. Он укусил тебя так сильно, что выступила ярко-алая струя крови. Итачи слизал её своим горячим языком, немного нежно целуя укушенную точку. Тебе нужно было схватиться за него, но ты не мола. Ты ничего не могла. Всё силы уходили на сдерживание стона, который так и пытался высвободиться из твоих приоткрытых от удовольствия губ. Итачи грубо откинул твою голову в сторону, прижав к стене, что позволяло ему получить больше доступа к твоей шее и освободить свою руку. Пока он пытал своими сладкими издевательствами твою шею, его свободная рука начала спускаться по твоему плечу, затем вниз по руке. Когда она расположила на твоём бедре, то вновь начала двигаться вверх, достигая груди. Прикосновения его руки были грубыми, жёсткими и немного болезненными. Не капли нежности в его действиях не было. Возможно, именно эта грубость и резкость пробуждала в тебе это всепоглощающее, неудержимое желание. Рука Итачи сжала твою грудь, и ты всхлипнула и глубоко вдохнула. Ты не должна была произвести стон, так как это бы показало твои истинные желания. Итачи прикусил зубами твою кожу в сотый раз, и вновь волна мурашек прошла по телу. Его язык коснулся точки пульса. Казалось, что ты сейчас взлетишь от наслаждения.… «Итачи….» Больше не было сил, и не вольно его имя вырвалось с твоих губ. Оно было произнесёно так же впервые, но с таким наслаждением и в то же время с мольбой. Услышав своё имя из твоих уст, Итачи резко развернул твою голову и поймал твои губы в ещё более страстный, ещё более глубокий поцелуй. Ты сразу же ответила, и ваши языки сплелись друг с другом. Как же он хотел, чтобы ты вновь произнесла его имя. Как же он желал взять тебя сейчас и подчинить себе, как же он вожделел тебя… Воздуха вновь стало мало, а сердце казалось, выпрыгнет из груди. Итачи начал посыпать поцелуями твоё лицо: щеки, нос, глаза, виски… Каждый сантиметр был подвластен его губам. Они спустились к краешку твоих губ, затем к подбородку, в конце вновь расположились на твоей шее. Одна его рука по-прежнему сжимала твои запястья, а другая теребила пряди твоих волос. Его пальцы запускались всё глубже в твои длинные локоны. Его глаза по-прежнему были открыты, когда твои наоборот были закрытыми. Он контролировал тебя во всех смыслах: твои движения, реакции, чувства. Всё. Ты была полностью беспомощна, полностью беззащитна. Где-то там, твой внутренний голос, голос разума, пытался достучаться до тебя. Он приходил к осознанию, что это неправильно, что нужно остановиться – то есть остановить его. Нужно найти в себе на это силы. Повиноваться страсти — не дело разумных. Пусть его губы сводят с ума, прикосновения охлаждают и в одно время кипятят твою кровь, а его язык пробуждает в тебе желание, ты должна положить этому конец. «Итачи…я…ямэ…ямэттэ­­*…онегай...ямэттэ,о­с­тановись» слабым, молящим голосом произнесла ты. Но Итачи не слышал тебе, точнее не слушал. Он продолжал оставлять влажные поцелуи и болезненные укусы на твоей шее. «Ит...Итааа...чи…ям­­эттэ…прошу….» всё более жалобней просила ты, так как выбраться и оттолкнуть Учиху возможности не было. Твои мольбы и бесконечная мантра слова “ямэттэ”, доносящаяся с твоих сладких губ, заставляли Итачи желать тебя ещё сильнее, с новой яростной силой. Чем больше ты сопротивлялась, тем сильнее становилась его хватка и болезненнее поцелуи, которыми он неустанно покрывал твою шею. Затем он уже перешёл к твоему плечу, немного опустив бритель твоего нижнего топа. Он немного прикусил нежную кожу на твоём плече, оставляя очередную отметину. Если Итачи чего-то хотел, то он всегда это получал. И ты, увы, не исключение. Тебя охватил страх и паника. Да, ты безусловно хотела этого, ты хотела его. Но это было неправильно. Это - слабость, которую ты не могла допустить. Это – ловушка, в которую ты попалась. Это – сладкий кошмар, из которого нет выхода. Ты попыталась дёрнуться, но Итачи ещё сильнее прижал тебя к стенке, придавливая своим горячим телом. Его колено расположилось между твоих ног. Ты была в ловушке. Всё что ты могла – умолять его, но это было бесполезно, даже наоборот. «Онегай….Итачи…» задыхаясь вымолвила ты. Отчаяние явно слышалось в твоём голосе. Итачи оторвался от твоего плеча и схватил тебя за подбородок, резко разворачивая к себе лицом. Ты открыла свои глаза и уставилась в тёмно-чёрные. Они были затуманены похотью и желанием и хищно взирали на тебя, как на жертву. Его глаза словно раздевали твою душу. Ты поняла, что уже ничего не сможешь сделать. Ни выбраться, ни молить о пощаде. Сейчас этот человек сделает с тобой то, что захочешь. И ты беспомощно поддашься ему, зная, что это неправильно и твой разум это отвергает. Ты поддашься просто потому, что у тебя нет выбора. Ты тряслась, не то от удовольствия, не то от страха. Итачи окинул тебя похотливым взором. Нет, он не потерял контроль, он полностью под контролем. Владей страстями, иначе страсти овладеют тобою – Итачи это прекрасно понимал. Если бы он знал, что ты до тошноты не хочешь этого, то он бы остановился. Но в твоих глазах он видел желание, пусть вперемешку с паникой, страхом и сомнением, но оно там было, и было в большей степени. Он отчётливо видел, как твоё тело полностью хочет этого, но разум сопротивляется. Он понимал это, так как сам испытывал то же самое. Но тормозить было некуда. Он хотел тебя. Ты была словно наваждение. Он должен был быть тем избранным, кто получит тебя. Испробует то, что не дано испробовать другим. И только он… Он страстно поцеловал тебя, давая тебе ещё раз понять, что тебе не выбраться. Что теперь ты в его власти и он повелевает и твоим телом, и твоим разумом. Твоя голова закружилась, и тело затряслось, когда сильная рука Итачи начала вновь блуждать по твоему изящному телу, грубо щупая каждую часть. Он словно хотел забрать каждый кусочек тебя. Он жадно пожирал твои губы своими, заполняя свои рот твоим сладким вкусом. Его язык боролся с твоим за доминирование, и Итачи всегда побеждал. Он углублял ваш знойный поцелуй до невозможности. Ты отвечала ему, выплёскивая всю эту страсть, всё это желание, накопившееся в тебе. И сейчас уже было не важно, что это неправильно и что твой разум не совсем хочет этого, но твоё тело хочет. И он хочет. А если Учиха Итачи чего-то хочет, то он это получает. Ты почувствуешь, что же такое физическая близость и эта нелепая страсть, которая затуманивает рассудок. Ты почувствуешь хотя бы что-то за шестнадцать лет своей жизни…Итачи словно почувствовал, о чём ты сейчас думала, и медленно отпустил твои руки. Его теперь свободная рука расположилась на твоей спине и проводила по ней быстрыми движениями. Его другая рука грубо поглаживала твоё бедро, заставляя что-то внизу живота словно сжиматься. Твои руки наконец нашли ту поддержку, что так долго жаждали. Они обвились вокруг шеи брюнета, что сделало вас ещё ближе. Итачи переключился с твоих губ на шею. Ты немного откинула голову назад, еле-еле сдерживая стон. Язык Итачи скользил по твоей шее, обжигая её. Его руки поглаживали твою спину и тело, прижимая тебя как можно крепче к себе. Ты почувствовала что-то твёрдое между своих ног. Осознав в чём дело, по телу пробежала невольная дрожь. Итачи дразнил тебя, прикусывая мочку твоего уха. Ты не смогла больше сдерживать стон, который невольно соскользнул c твоих губ. Услышав его, Итачи ощутил прилив какого-то нового, затуманивающего все остальные мысли чувства. Сомнений у него не было. Ты будешь принадлежать ему сегодня ночью, и ты ничего не сможешь сделать. Он грубо схватил тебя и с силой повалил на кровать. Ты почувствовала, как твоя спина была жестко прижата к матрасу, словно вдавливаясь в него. Итачи сел на тебя и жадно и грубо впился в твои губы. Ты инстинктивно обвила свои руки вокруг его шеи, а кончики твоих пальцев касались его смолянистых волос. Ты вся дрожала - то ли от нетерпения, от ли от . {censored} Итачи так сильно прижималось к твоему, что дышать было тяжело. Ты простонала ещё один раз от этих сладких пыток. Итачи продолжал целовать тебя, а другой рукой начал нащупывать молнию на твоём топе. Его нетерпение было так велико, что он просто одним резким движением разорвал твой топ и отбросил его в сторону. Ты осталась лишь в одном лифчике. Он смотрел на тебя голодным взглядом, от чего по телу пробежала очередная дрожь. Ты невольно запустила свои руки ему под майку. Его тело было таким горячим. От твоего прикосновения мышцы Учихи немного напряглись. Ты ощущала его рельефный торс под своими ладонями, судорожно перебирая пальцами по его животу. Ты попыталась снять с него майку, но Учиха тебя опередил и сделал это сам. То, что ты увидела, повергло твой возбуждённый разум в шок. Ты знала, что у него должна быть хорошая фигура, но не до такой степени идеальная же! Ты водила пальцами по его сильным плечам, накаченным рукам. Кончики пальцев дотронулись до его АНБУ татуировки, затем переместились на грудь. Она была идеальна. Ты чувствовала каждый кубик его пресса, проводя по животу блуждающими руками. Пока твои руки ласкали его горячую, обнажённую грудь, Итачи ловко избавил тебя от лифчика и шорт. Он наклонился и в очередной раз грубо поцеловал тебя. Когда ваши обнажённые, охваченные страстью тела соприкоснулись, в животе вновь запорхали бабочки. Прикосновения его торса о твою грудь заставили пульс Учихи зашкалить. Его желание было неизмеримым. Он оторвался от своих губ и похотливо посмотрел на твоё тело, после чего на твоё лицо. Его чёрные как ночь глаза топили тебя. Твои руки потянулись к его резинке и сняли её. Ты сразу запустила пальцы в эти иссиня-чёрные, шёлковые волосы. Ты ощущала каждый волосок, каждую прядь между пальцев. Они заблудились в бездне его волос. Его испепеляющее губы спускались вниз по твоей шее, покусывая и посасывая нежную кожу. Они спустились до твоей ключицы. Твоё дыхание было учащённым, а сердцебиение бешеным. Итачи спустился своим языком до ложбинки между грудей. Он начал покрывать грубыми и жаждущими поцелуями твою грудь, а другую он безжалостно массировал рукой. Казалось, что он оставит на ней синяки, но тебе это нравилось. Это ощущение грубости, жёсткости, насильственности. Язык Итачи коснулся твоего набухшего от возбуждения соска. Волоски на твоей шее встали дыбом, а колени напряглись. Внизу живота появилось странное чувство. Какой-то жар, какая-то дрожь. Учиха прикусил твой сосок, и ты крепко схватилась за его волосы, немного потягивая их. Его обжигающий язык проводил круговые движения по твоему соску, затем скользил по остальной груди, оставляя влажные дорожки. От наслаждения ты вновь не сдержала стон и откинула голову назад от удовольствия. Ты тяжело дышала, а тело билось в судорогах от наслаждения. То, что этот всевластный человек делал с тобой было самым лучшим, что ты когда-либо испытывала. Рот Итачи переключился на твою другую грудь, пока его рука поглаживала твоё бедро, а другая ловко стягивала твои трусики. Ты продолжала путать своим дрожащие пальцы в его волосах. Казалось это иллюзия – ты не знала, реально это или нет. Ты словно была одурманена, опьянена этим человеком. Ты хотела его всего, целиком и только для себя. Он был нужен тебе как воздух, как вода, как жизнь. Ты отдалась его непредсказуемости, жестокости и опасности. Он действовал так, словно ты - его собственность, словно ты будешь делать то, что он хочет, а он в свою очередь сделает с тобой всё, что захочет сам. И это было так. Ты принадлежала ему, была в его власти. Ты не могла сейчас ничего, а он мог всё. Всё что он хочет, всё, чего он желает. Ты была – его. Ты почувствовала, как его чёрные волосы начали щекотать твою шею, плечи, грудь. Итачи спускался всё ниже и ниже. Его язык скользил по твоему животу, каждым касаниям обжигая его. Он проскользнул в твой пупок. Внизу твоего живота появилось ощущение, как будто что-то вырывается наружу. Ты простонала, громче на этот раз. Итачи приподнял голову и своими непроглядно-чёрными ­­глазами оглядел тебя. На твоём лице отражалось удовольствие, наслаждение. Он ухмыльнулся и вновь начал целовать твой живот, опускаясь всё ниже и ниже. Его волосы скользили следом за ним по твоему возбуждённому телу. Итачи дошёл до низа твоего живота и немного отодвинул твои ноги. Его руки крепко обхватили твои бёдра. Вдруг ты почувствовала что-то горячее внутри себя. Тело задрожало, а мышцы напряглись. Твоя спина выгнулась, а бёдра пытались сжаться, но Итачи крепко держал их. Его язык двигался внутри самой тебя, принося невероятные ощущения. Ты еле дышала. Твои руки теребили его волосы. Голова кружилась, а пульс выстукивал бешенным ритм. Язык Итачи входил в тебя всё глубже и глубже, заставляя тебе издать очередной стон, который так нравилось слушать Учихе. Он оторвался от низа твоего живота и начал подниматься вверх, покусывая и целуя твою кожу. Он дошёл до груди, потом шеи и наконец губ, неустанного целуя каждую клеточку твоего тела. Ты обняла его за шею, а он страстно целовал тебя, забирая последней воздух. Одна его рука расположилась на твоей щеке, а другая спускалась вниз. Ты почувствовала её у своего входа и всхлипнула, но тот всхлип растворился в поцелуе. Его палец резким движением вошёл в тебя и начал двигаться в быстром и резком темпе. Он задевал каждый нерв внутри тебя, посылая импульсы удовольствия через твоё тело. Всё твои стоны заглушал Итачи, безжалостно целуя тебя. Глаза он по-прежнему не закрывал. И даже сейчас, даже в момент минутной слабости, даже будучи затуманенным и опьянённым страстью, он держал всё под контролем. Властвует над страстями не тот, кто совсем воздерживается от них, а тот, кто пользуется ими, кто управляет ими, то есть направляет их туда, куда нужно и полезно. Итачи мог управлять чем угодно. Казалось, всё подвластно этому могущественному мужчине. Его второй палец проскользнул вовнутрь даже глубже, от удовольствия ты схватила простынь и крепко сжимала её, а в другой руке сжимала прядь его эбеновых волос. Итачи продолжал мучить тебя, издеваться над тобой, дразнить тебя. Ему это приносило несказанное удовольствие. То, как ты дрожала от каждого его касания, то, как тяжело дышала от его поцелуев, то, как стонала от его действий. Он смог приручить и управлять такой сильной, холодной и равнодушной девушкой как ты. Он контролировал тебя, обладал тобой, властвовал над тобой. И ты ничего не сможешь сделать, кроме как поддаться его безжалостной воле. Действия Итачи заставили тебя хотеть большего, чем то, что ты уже получила. Ты хотела почувствовать его во всех смыслах этого слова. Ты хотела ощутить каждую крупинку, каждую клеточку его тела. Ты хотела получить всего его, и отдать ему себя целиком и полностью. Пусть неправильно, пусть страшно, пусть это всего лишь секс, но тебе это было необходимо. Страсть поглотила тебя с головой. Тебя тянуло в омут желания и похоти. Человек, который внешне казался тебе идеальным, каждым свои действием пробуждал в тебе желание. Он нужен мне…сейчас. Пусть это неправильно и глупо, но…я не могу иначе…Сейчас..он…то­­лько…он. Итачи продолжать двигать своей рукой, приводя тебя в сумасшедшее состояние. Теперь он целовал твою шею не в силах остановиться. Чем больше он целовал тебя, тем больше ему хотелось сделать это ещё. И не только это… Как же я долго этого желал…Как же долго я этого ждал… Как же я хотел тебя…Ми…ко…ми Мысли в его голове были затуманенными. Пульс зашкалил, а желание всё нарастало. Он был больше не в силах терпеть. Он вынул свои пальцы из тебя и продолжал истязать своими губами твою шею, ключицу, грудь. Твоя рука уже побелела, от вечного сжимания простыни. Ты жадно глотала воздух, пока была такая возможность. Учиха тем временем избавился от своей остальной одежды и после был раздет. Он приподнялся к тебе и убийственно посмотрел на тебя, затем беспощадно поцеловал. Ты растаяла в поцелуе и обвила свои руки вокруг его шеи. Он прижал тебя к себе ещё крепче…Резкая режущая боль пронзила низ твоего живота. Ты попыталась выкрикнуть от боли, но Итачи заглушил твой вопль глубоким поцелуем. Он вошёл в тебя одним резким и глубоким толчком, да так сильно, что слёзы невольно полились из глаз. Ты никогда раньше не плакала, но это даже и плачем не назвать – просто глаза слезились сами собой. Как бы ты не терпела эту пронзительную боль внутри себя, глаза сами собой слезились, изливаясь солёными каплями. Итачи одной рукой вытер твою слезу, а другой поддерживал тебя за бедро. Тебе было очень больно. Такой боли ты раньше не испытывала. Итачи начал двигаться внутри тебя, глубоко и резко. Ты схватилась руками за его сильную спину и впилась в неё ногтями. Итачи было больно, но ему это нравилось. Он целовал тебя, заглушая все стоны, издаваемые тобой. Он не был нежен. Ничуть. Наоборот. Он был беспощаден. Он не жалел тебя. От боли ты начала задыхаться, царапая его спину до крови. Затем ты обвила свои ноги вокруг его талии и прижалась к нему ещё сильней. Он начал входить всё глубже и глубже, с каждым толчком ускоряя темп. Боль постепенно начала уходить и сменилась новыми чувствами, странными ощущениями. Ты чувствовала, как плоть Итачи движется в тебе, и ты получала неописуемое блаженство. Ты позабыла о той боли. Она сменилась удовольствием. Итачи оторвался от твоих губ и посмотрел на тебя. На лице он увидел какое-то несказанное удовлетворение. Ты смотрела в его чёрные как оникс глаза. Ты тонула в их пустоте. Они были словно тьма. Стоит посмотреть в них, и ты уже навек поглощена их чернотой. Его чёрные волосы свисали вниз, словно занавес, прикрывая тебе свет. Ты видела лишь его лицо, волосы и глаза. Как же они пленили тебя, эти глаза. Они были немного затуманены похотью, но они всё же оставались пустыми, не единой эмоции не отражалось в них. Итачи всё смотрел на тебя. Он погладил тебя по щеке и вновь поцеловал, ускоряя темп. Теперь его движения внутри тебя были жёсткими, резкими, быстрыми и очень глубокими. Ты начала двигаться в такт его толчкам. С каждым толчком он словно толкал тебя в пропасть наслаждения. Ты никогда не чувствовала этого. Как было приятно ощущать его внутри себя, ощущать само его естество, саму его сущность. И именно его. Только его. Тебе не нужен сейчас был никто и ничто, кроме него. Тебе не хотелось, чтобы он отстранялся от тебя, не хотелось, чтоб отпускал. Хотелось, чтоб он так вечно крепко прижимал тебя к себе. Ты продолжала двигаться в ритме с ним, а он всё углублял и ускорял толчки, вжимаясь бёдрами в твоё тело. Итачи еле дышал. Сердцебиение слышалось в ушах, пульс вибрировал по всему телу. Как же ему сейчас было хорошо. Он наконец закрыл свои глаза и потянулся своей рукой к твоей. Он крепко сжал её в своей руке, ваши пальцы скрестились друг с другом. Вы не отрывались друг от друга губами и продолжали двигаться, постепенно падая в пропасть, в эту бездну неизведанного ранее удовольствия. Итачи лежал сверху, прижимаясь к тебе как можно крепче, обхватив твоё бедро. Твоя незанятая им рука продолжала царапать его сильную спину. Воздуха было мало. Его язык в твоём рте просто не давал тебе к нему доступа. Было страшно душно. Воздух был тесен, света почти не было, только полумрак. Вдали слышались раскаты грома. Тебе казалось что всё – это конец. Что когда ты дойдёшь до своего пика, то больше не проснёшься. Весь этот жар, вся эта страсть, всё это блаженство… Что они делают с тобой? Ты на гране срыва. Ты поддалась удовольствию, продала душу дьяволу и позволила эмоциям взять верх. Не слабость ли это? Да, он если это цена за неё, то ты готова расплачиваться вечно. Всё что угодно, лишь бы только он был с тобой, лишь бы только не отрывал своих губ. Вы двигались всё интенсивнее и приближались всё ближе к краю. Ваши горячие, поглощённые страстью тела прижимались друг к другу. Вы каждой клеточкой своего тела чувствовали друг друга. Вы растворялись друг в друге. Вы были словно единым целым. Словно ваши тела были созданы друг для друга. Вам так было комфортно, когда вы соединялись, когда были так плотно друг к другу прижаты. Не хотелось отпускать друг друга. Вы отдавали друг другу всё и получали всё это взамен. Весь мир был лишним, только вы двое и больше ничего. Только ваши сплетённые воедино тела, только ваши сомкнутые друг с другом губы и сплетённые в руках пальцы. Это близость, которая порождена вашей страстью, накопившейся за всё это время одиночества. И вот ты почувствовала это невероятное ощущение, охватившее тебя. Ощущение выше всего, что ты знала когда-либо. Сердце забилось, голова закружилось, пульс зашкалил и дыхание словно прекратилось. Рука ещё сильнее сжалась в руке Итачи. Он оторвался от твоих губ и вцепился зубами в твою шею. Ты немедля испустила стон, нет, крик. Ногти впились в его спину, а ноги сжались вокруг его талии. Внизу живота всё горело и это необъяснимое чувство ударило в голову. Итачи еле слышно, хрипло всхлипнул, кусая твою шею. Вы оба достигли своего пика страсти, той неизведанной вершины. Ваши тела расслабились. Итачи страстно поцеловал тебя, затем отстранился и лёг на спину, обхватив тебя за талию и крепко прижима к своей груди. Ты слышала его учащённое дыхание и бешенный стук сердца. Ты и сама еле дышала, а тело по-прежнему дрожало. Ты прижималась к нему, вдыхая его манящий и теперь уже такой знакомый запах. Итачи накрыл вас одеялом. Ваши обнажённые и уставшие тела прижаты друг к другу. В его крепких объятиях и от изнурительного удовольствия, ты закрыла глаза и погрузилась в сон. Итачи провел рукой по твоим волосами и любовался твоей красотой ещё минут пять. В голову лезли мысли, что всё было не правильно. Он всегда предпочитал бесстрастность мудрости безрассудству страстей. Но страсть изгоняет разум, ей бесполезно противиться, как грозе. Итачи решил подумать об этом завтра и закрыл свои глаза… Вот куда привело вас сдерживание и подавление эмоций и желаний - к их неизбежному выходу. Страсть породила эту связь, страсть поглотила вас. Она была силой, который вы не могли сопротивляться. Возможно, даже не хотели. Как известно, страсть ослепляет даже самые уравновешенные умы

0


Вы здесь » [Аниме это жизнь] » По Наруто » Осторожно!!!! Хентай!!!! )))))


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC